Церковный календарь
Новости


2018-10-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Каноническое положеніе РПЦЗ (1992)
2018-10-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Письмо въ редакцію Вѣстника РХД (1992)
2018-10-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отрицаніе вмѣсто утвержденія (1992)
2018-10-14 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Протоколъ 103-й (14 марта 1918 г.)
2018-10-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 5-я (1922)
2018-10-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 4-я (1922)
2018-10-13 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Пятьдесятъ лѣтъ жизни Зарубежной Церкви (1992)
2018-10-13 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Измѣна Православію путемъ календаря (1992)
2018-10-12 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Тайна беззаконія въ дѣйствіи (1992)
2018-10-12 / russportal
Опредѣленіе Архіер. Собора РПЦЗ отъ 13/26 октября 1953 г. (1992)
2018-10-11 / russportal
Преп. Ѳеодоръ Студитъ. Письмо къ Григорію мірянину (1908)
2018-10-11 / russportal
Преп. Ѳеодоръ Студитъ. Письмо къ Василію патрицію (1908)
2018-10-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 3-я (1922)
2018-10-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 2-я (1922)
2018-10-11 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). О постановленіяхъ II Ватиканскаго собора (1992)
2018-10-11 / russportal
Епископъ Григорій (Граббе). Докладъ о положеніи экуменизма (1992)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 17 октября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 18.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Митр. Антоній (Храповицкій) († 1936 г.)

Блаженнѣйшій Антоній (въ мірѣ Алексѣй Павловичъ Храповицкій) (1863-1936), митр. Кіевскій и Галицкій, церковный и общественный дѣятель, богословъ и духовный писатель, основоположникъ и первый Первоіерархъ Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ). Родился 17 (30) марта 1863 г. въ имѣніи Ватагино Новгородской губ., въ дворянской семьѣ. Окончилъ С.-Петербургскую Духовную Академію и въ томъ же году постригся въ монашество (1885). Ректоръ Духовныхъ Академій — Московской (1890-1894) и Казанской (1894-1900). Епископъ Чебоксарскій (1897-1900), Уфимскій (1900-1902), Волынскій (1902-1914), архіеп. Харьковскій (1914-1917). Будучи убѣжденнымъ монархистомъ, вл. Антоній всячески содѣйствовалъ упроченію и распространенію православно-монархическихъ идей въ Россіи. Послѣ Февральскаго переворота 1917 г. въ періодъ «разгула демократіи» былъ устраненъ съ каѳедры и уволенъ на покой въ Валаамскій монастырь. На Помѣстномъ Соборѣ 1917-1918 гг. былъ въ числѣ трехъ главныхъ кандидатовъ на патріаршую каѳедру. Митрополитъ Кіевскій и Галицкій (1917). Предсѣдатель Высшаго Временнаго Церковнаго Управленія Юга Россіи (1919). Покинулъ Россію въ 1920 г. съ послѣдними частями Бѣлой Арміи. Возглавлялъ Русскую Православную Церковь Заграницей (1921-1936). Въ трудныхъ условіяхъ эмиграціи сумѣлъ сохранить единство Русскаго Православія зарубежомъ, вѣрность его церковнымъ канонамъ и православно-монархической идеѣ. За годы первоіераршества митр. Антонія РПЦЗ приняла, кромѣ прочихъ, слѣдующія важныя рѣшенія: были отвергнуты «обновленчество», новый стиль, политика подчиненія церковной власти безбожникамъ, анаѳематствованы спиритизмъ, теосоѳія, масонство и «софіанство». Скончался митр. Антоній 28 іюля (10 августа) 1936 г. въ Бѣлградѣ. Его отпѣваніе совершилъ сербскій патр. Варнава. Значеніе церковной дѣятельности митр. Антонія велико не только для Русской, но и для всей Христовой Каѳолической Церкви. Это былъ поистинѣ архипастырь вселенскаго масштаба.

Сочиненія митр. Антонія (Храповицкаго)

Жизнеописаніе и творенія блаж. Антонія, митр. Кіевскаго и Галицкаго († 1936 г.)
Составлены и изданы Архіепископомъ Никономъ (Рклицкимъ) (1956-1971 г.г.).

Томъ 9-й:
Мысли и сужденія о Русскомъ народѣ, объ Евразійствѣ, о Братствѣ Русской Правды. А. С. Пушкинъ. Ѳ. М. Достоевскій. Царская власть и Св. Православіе. Христолюбивое Русское Воинство. Русcкой молодежи.

II. Объ Евразійствѣ.
2. Евразійство въ его зарожденіи и теперь.

Однако, по мѣрѣ развитіи Евразійскаго движенія евразійцы все болѣе и болѣе увлекались тѣми процессами, которые происходили въ самой Россіи, порабощенной коммунистической властью и сами, будучи теоретиками и неопытными политическими дѣятелями, подпадали подъ вліяніе идей о яко бы національномъ возрожденіи русскаго народа, подъ властью большевиковъ, которыя распространяли сами большевики, для достиженія своихъ революціонныхъ цѣлей и закрѣпленія своей власти надъ русскимъ народомъ. Этотъ процессъ въ концѣ концовъ привелъ къ крушенію евразійства, какъ организованнаго общественно-политическаго и научнаго движенія, послѣ котораго остались лишь весьма цѣнныя идеи и довольно богатая литература, которая ждетъ своей дальнѣйшей разработки и примѣненія въ русской жизни при болѣе благопріятныхъ для этого условіяхъ.

Внимательно присматриваясь къ евразійскому движенію, владыка Антоній приблизительно черезъ годъ послѣ своей первой статьи написалъ вторую статью объ Евразійствѣ [1].

*     *     *

Нѣсколько лѣтъ тому назадъ группа молодыхъ ученыхъ съ богатою для ихъ возраста эрудиціей въ различныхъ областяхъ знанія и съ самыхъ благороднымъ пріемомъ писательства взялись за огромное дѣло. Они рѣшили освободить русское образованное общество отъ двухвѣковыхъ предразудковъ, на которые сѣтовалъ еще Грибоѣдовскій Чацкій и первые славянофилы, включая сюда и великаго Достоевскаго. Это отрицательная негативная сторона евразійскихъ устремленій и дѣятельности. А что-же они противопоставляютъ западничеству положительнаго?

Во-первыхъ, они требуютъ обоснованія всей русской культуры на Православной Церкви и введенія въ Церковь, конечно, свободно и постепенно, всѣхъ отраслей жизни на русской территоріи, включая сюда и теперешнихъ магометанъ и язычниковъ. Это, конечно, очень хорошо, хотя и мудрено исполнить: за послѣдніе годы мы болѣе знаемъ случаевъ отпаденія исконныхъ православныхъ христіанъ въ бывшей Россіи въ магометанство и іудейство нежели обратныхъ явленій.

Однако, такими благими надеждами и стремленіями вождѣленія евразійцевъ не исчерпываются: они проэктируютъ и политическіе и экономическіе и другіе способы въ подмогу философскимъ и религіознымъ перспективамъ. Какіе же именно? вотъ тутъ читатель натыкается на бомбу, которая того и гляди разорвется передъ его носомъ и разорветъ его самого. Съ перваго взгляда можно подумать, что рѣчь идетъ не болѣе не менѣе, какъ о сотрудничествѣ съ большевиками.

Если бы мы имѣли дѣло съ совсѣмъ юными мечтателями теоретиками, то конечно, за это негодовать нельзя, а можно только смѣяться, но передъ нами, хотя и молодые, но уже зрѣлые писатели профессоры и притомъ мыслящіе себя реальными политиками...

Естественно, что подобные проэктъ вызвалъ взрывъ негодованія не только въ отзывахъ типичныхъ господъ кадетовъ, которые ничему не научились со времени Писарева, Тургенева и Михайловскаго, но и въ сознаніи искреннихъ людей, которые навѣрно всей душой сочувствуютъ православнымъ идеямъ евразійцевъ, таковъ, напримѣръ, Н. Е. Марковъ, читавшій докладъ въ Парижѣ съ критикой евразійства за его якобы симпатіи къ большевизму. Тогда я перемолчалъ, но былъ очень опечаленъ: теперь вижу, что уважаемый докладчикъ былъ правъ, но только условно.

Послѣднее ограниченіе я, повторяю и теперь, хотя извѣстныя, чисто внѣшнія симпатіи къ большевицкой революціи и къ большевизму въ нѣкоторыхъ евразійскихъ статьяхь начали выражаться совершенно открыто, тогда какъ въ началѣ своей литературной дѣятельности евразійцы давали о себѣ понятіе, какъ объ охранителяхъ Церкви и отечества, даже болѣе — какъ о болѣе патріотическихъ мыслителяхъ, чѣмъ правительственные элементы русскаго общества, которые были ими справедливо укоряемы за оторванность отъ народа и Церкви, словомъ за западничество.

Н. Е. Марковъ въ своемъ Парижскомъ докладѣ предсказывалъ сближеніе евразійцевъ съ большевиками и въ извѣстной мѣрѣ оказался правъ. Впрочемъ, повидимому, сами евразійцы вовсе не желаютъ признать себя смѣнившими свои знамена или вѣхи: они по-прежнему ставятъ во главу государственнаго строительства, во главу народной жизни, принципъ церкви, какъ главный стволъ россійской культуры, и, видимо, надѣются пріобщить къ нему и большевиковъ, и восточно-россійскихъ инородцевъ магометанъ и язычниковъ.

Конечно, все это не невозможно, но эту идею можно держать только, какъ далекій маякъ своего длиннаго пути, и невозможно забывать, что въ своемъ настоящемъ положеніи большевики и революція, какъ февральская, такъ и октябрьская, главное устремленіе своей вражды и бѣшенной злобы направляли и направляютъ именно противъ Христовой вѣры и Церкви, причемъ руководители ихъ, т. е. теперь большевиковъ, являются, конечно, іудеи. Они готовы даже съ царскимъ абсолютизмомъ мириться лишь бы онъ не былъ церковнымъ. Такъ они уважаютъ Петра Перваго и говорятъ: «онъ нашъ».

Посему возстановить нормальную жизнь Россіи съ помощью большевиковъ, не значитъ-ли поручить волкамъ стеречь и пасти овецъ? Это такъ ирраціонально, такъ грустно читать друзьямъ евразійства, въ числѣ которыхъ я всегда состоялъ и состою, что приходится волей, неволей упереться въ одно изъ двухъ предположеній. Первое, которое имъ будетъ противопоставлено со всѣхъ сторонъ и съ которымъ я безусловно не согласенъ, есть предположеніе о тайномъ подчиненіи евразійцевъ большевикамъ прежде всего на почвѣ денежной, а второе, которому я пламенно желалъ бы вѣрить, — это тайное — встрѣчное движеніе большевизма, или вѣрнѣе русскихъ народныхъ массъ, къ евразійству, соединенное съ раскаяніемъ въ своихъ злодѣяніяхъ и съ отреченіемъ отъ богоборчества и гоненія служителей Божіихъ.

Въ послѣднемъ случаѣ я привѣтствую ихъ евразійскій починъ, тѣмъ болѣе, что онъ соединенъ съ ихъ положительной программой, т. е. съ требованіемъ духовнаго общенія съ Азіей и съ проживающими въ Россіи инородцами.

Я вполнѣ присоединяюсь къ ихъ мысли, которая многимъ писателямъ покажется парадоксальною о томъ, что нравственные и религіозные идеалы магометанъ и язычниковъ Азіи во многихъ отношеніяхъ ближе къ русскимъ, т. е. къ чисто христіанскимъ, чѣмъ латинство и протестанство. Еще ближе къ намъ, чѣмъ европейцы, по своимъ религіознымъ воззрѣніямъ и религіозной жизни, давно отлученные отъ Церкви еретики Ближняго Востока и Юга армяно-григоріане, сирійцы несторіане и евтихіане, копты и абиссинцы, отвергавшіеся нами съ непростительнымъ безучастіемъ.

Преимущественная близость ихъ, а равно и ортодоксальныхъ іудеевъ, магометанъ и сосѣдей язычниковъ, къ православному христіанству заключается въ томъ, что они всѣ взираютъ на религію, какъ на самоотверженный подвигъ, какъ на аскетизмъ, тогда, какъ западные наши сосѣди только въ самое послѣднее время отстаютъ отъ чисто утилитарнаго отношенія къ религіи.

Они берутъ отъ Христова ученія и требуютъ отъ своей паствы почти только то, что совмѣстимо съ установившимся современнымъ строемъ жизни, чувственнымъ, горделивымъ и самолюбивымъ, тогда какъ восточные еретики, а въ значительной степени и магометане индусы озабочены тѣмъ, какъ должно измѣнять, и переламывать нашу жизнь для того, чтобы она согласовалась съ требованіями религіи. Католики успокоили свою совѣсть тѣмъ, что они во главу своей общественной жизни поставили служителя религіи, но перелицевали и его и самую религію на свѣтскій ладъ, а протестанты заглушаютъ свою совѣсть ученіемъ о спасительной вѣрѣ, т. е. теоретической убѣжденности, которой впрочемъ тоже не имѣютъ.

Евразійцы не выражаютъ вполнѣ опредѣленно только что высказанныхъ здѣсь мыслей, но столь симпатичный наклонъ ихъ воззрѣній на еретическій Западъ именно таковъ, — вообще въ области религіознаго мышленія, въ области богословской и моральной, они приводятъ читателя въ восхищеніе. Особенно восхитительна ихъ смѣлость, ихъ нравственное мужество въ противопоставленіи своихъ христіанскихъ убѣжденій громадѣ европейскихъ и петербургскихъ предразсудковъ. Смѣлость эта, какъ плодъ преизливающейся убѣжденности, даетъ высокую нравственную цѣнность 1) ихъ настроенію, 2) ихъ научной образованности и 3) ихъ умственнымъ талантамъ.

Я желалъ бы вѣрить и вѣрю, что ихъ надежда превратить враговъ Христовыхъ въ Его служителей, Савловъ превратить въ Павловъ, не имѣетъ иныхъ внутреннихъ основаній, кромѣ этого энтузіазма, или, какъ они выражаются, паѳоса. Древніе отцы Церкви въ Египтѣ и Палестинѣ имѣли обычай чтить только что начинающихъ иноковъ земнымъ поклономъ, просить ихъ молитвъ за себя, полагать ихъ руки себѣ на глаза и т. п. и тѣмъ побуждали ихъ воспламеняться ревностью о стяжаніи дѣйствительныхъ добродѣтелей. Евразійцы берутся за нѣчто большее: они примѣняютъ такой способъ даже къ невѣрующимъ: помоги имъ Господь! Возможно, что они въ этомъ ошибутся, но ихъ искренности я вполнѣ вѣрю.

Примѣчаніе:
[1] «Русскій Военный Вѣстникъ» 25 дек. 26/7 янв. 27 г., ном. 74.

Источникъ: Архіепископъ Никонъ (Рклицкій). Жизнеописаніе блаженнѣйшаго Антонія, митрополита Кіевскаго и Галицкаго. Томъ IX: Мысли и сужденія о Русскомъ народѣ, объ Евразійствѣ, о Братствѣ Русской Правды. А. С. Пушкинъ. Ѳ. М. Достоевскій. Царская власть и Св. Православіе. Христолюбивое Русское Воинство. Русcкой молодежи. — Нью Іоркъ: Изданіе Сѣверо-Американской и Канадской епархіи, 1962. — С. 131-135.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.