Церковный календарь
Новости


2018-08-18 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 5-я (1991)
2018-08-18 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 44-е (17 ноября 1917 г.)
2018-08-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 4-я (1991)
2018-08-17 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 42-е (16 ноября 1917 г.)
2018-08-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 3-я (1991)
2018-08-16 / russportal
Н. Д. Кузнецовъ. Основанія, приводимыя для учрежденія Патріаршества (1918)
2018-08-15 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 2-я (1991)
2018-08-15 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 41-е (15 ноября 1917 г.)
2018-08-14 / russportal
Свт. Іоаннъ, архіеп. Шанхайскій. Единообразіе въ богослуженіи (1994)
2018-08-14 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 40-е (14 ноября 1917 г.)
2018-08-12 / russportal
Обращеніе свт. Іоанна обще-приходскому годовому собранію (1994)
2018-08-12 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 39-е (13 ноября 1917 г.)
2018-08-11 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 1-я (1991)
2018-08-11 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 82-е (12 февраля 1918 г.)
2018-08-10 / russportal
Митр. Анастасій (Грибановскій). Рѣчь при гробѣ митр. Антонія (1936)
2018-08-10 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 81-е (10 февраля 1918 г.)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - воскресенiе, 19 августа 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Митр. Антоній (Храповицкій) († 1936 г.)

Блаженнѣйшій Антоній (въ мірѣ Алексѣй Павловичъ Храповицкій) (1863-1936), митр. Кіевскій и Галицкій, церковный и общественный дѣятель, богословъ и духовный писатель, основоположникъ и первый Первоіерархъ Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ). Родился 17 (30) марта 1863 г. въ имѣніи Ватагино Новгородской губ., въ дворянской семьѣ. Окончилъ С.-Петербургскую Духовную Академію и въ томъ же году постригся въ монашество (1885). Ректоръ Духовныхъ Академій — Московской (1890-1894) и Казанской (1894-1900). Епископъ Чебоксарскій (1897-1900), Уфимскій (1900-1902), Волынскій (1902-1914), архіеп. Харьковскій (1914-1917). Будучи убѣжденнымъ монархистомъ, вл. Антоній всячески содѣйствовалъ упроченію и распространенію православно-монархическихъ идей въ Россіи. Послѣ Февральскаго переворота 1917 г. въ періодъ «разгула демократіи» былъ устраненъ съ каѳедры и уволенъ на покой въ Валаамскій монастырь. На Помѣстномъ Соборѣ 1917-1918 гг. былъ въ числѣ трехъ главныхъ кандидатовъ на патріаршую каѳедру. Митрополитъ Кіевскій и Галицкій (1917). Предсѣдатель Высшаго Временнаго Церковнаго Управленія Юга Россіи (1919). Покинулъ Россію въ 1920 г. съ послѣдними частями Бѣлой Арміи. Возглавлялъ Русскую Православную Церковь Заграницей (1921-1936). Въ трудныхъ условіяхъ эмиграціи сумѣлъ сохранить единство Русскаго Православія зарубежомъ, вѣрность его церковнымъ канонамъ и православно-монархической идеѣ. За годы первоіераршества митр. Антонія РПЦЗ приняла, кромѣ прочихъ, слѣдующія важныя рѣшенія: были отвергнуты «обновленчество», новый стиль, политика подчиненія церковной власти безбожникамъ, анаѳематствованы спиритизмъ, теосоѳія, масонство и «софіанство». Скончался митр. Антоній 28 іюля (10 августа) 1936 г. въ Бѣлградѣ. Его отпѣваніе совершилъ сербскій патр. Варнава. Значеніе церковной дѣятельности митр. Антонія велико не только для Русской, но и для всей Христовой Каѳолической Церкви. Это былъ поистинѣ архипастырь вселенскаго масштаба.

Сочиненія митр. Антонія (Храповицкаго)

Жизнеописаніе и творенія блаж. Антонія, митр. Кіевскаго и Галицкаго († 1936 г.)
Составлены и изданы Архіепископомъ Никономъ (Рклицкимъ) (1956-1971 г.г.).

Томъ 9-й:
Мысли и сужденія о Русскомъ народѣ, объ Евразійствѣ, о Братствѣ Русской Правды. А. С. Пушкинъ. Ѳ. М. Достоевскій. Царская власть и Св. Православіе. Христолюбивое Русское Воинство. Русcкой молодежи.

V. О Ѳ. М. Достоевскомъ.
6. Плодотворность проповѣди добра по Достоевскому
[1].

Достоевскій былъ, вопреки заявленію его критиковъ, оптимистъ, непоколебимо вѣровавшій въ побѣдительную силу добра и плодотворность проповѣди послѣдняго.

Подъ проповѣдью, какъ уже сказано, мы разумѣемъ не прямое наставленіе, но раскрытіе того прагматизма, который на внутренней борьбѣ человѣка съ самимъ собой и съ окружающими его вліяніями обнаруживаетъ побѣду добра надъ зломъ.

При этомъ не должно думать, что нашъ авторъ считаетъ доброе начало всюду побѣждающимъ, какъ это дѣлалъ въ своихъ повѣстяхъ одинъ изъ главныхъ его почитателей, тоже писатель и довольно талантливый, но черезчуръ сентиментальный, Д. Григоровичъ.

Отношеніе къ возрождающему вліянію моральныхъ началъ у людей двоякое, потому что свобода воли не можетъ быть отрицаема, а потому наряду съ картинами нравственнаго вразумленія, покаянія и исправленія, у Достоевскаго встрѣчаются типы, упорствующіе въ своихъ порокахъ и заблужденіяхъ.

Какъ же они реагируютъ на проповѣдь нравственнаго возрожденія?

Одни борются противъ нея долго и только тогда уступаютъ, когда къ этой проповѣди присоединяется жизненная школа въ видѣ семейнаго или личнаго несчастья, разоренія или тяжкой болѣзни. Въ продолженіи такой внутренней борьбы люди допускаютъ самыя рѣзкія выходки, нерѣдко озлобляются и если такъ и останутся въ своемъ ожесточеніи, то кончаютъ помѣшательствомъ и нерѣдко самоубійствомъ. Самый характерный типъ такого озлобленнаго человѣка это Кирилловъ въ «Бѣсахъ», маніакъ своей борьбы съ религіознымъ чувствомъ, объявившій борьбу съ Господомъ Богомъ и при томъ семинаристъ.

Позволимъ себѣ сдѣлать маленькое отступленіе. Многіе писатели изъ духовнаго сословія не возлюбили Достоевскаго, какъ якобы недоброжелателя духовенства и духовной школы, каковымъ Достоевскій, конечно, не былъ, и если онъ изобразилъ нѣсколько весьма антипатичныхъ типовъ духовнаго сословія, то это были у него не священники и не монахи, а такъ называемое сѣрое духовенство, т. е. лица съ духовнымъ образованіемъ, но непожелавшіе принять духовнаго сана, а обратившіеся въ чиновниковъ-карьеристовъ, какъ водится съ самымъ лжелиберальнымъ флагомъ.

Таковъ былъ, кромѣ Кириллова, который былъ впрочемъ искреннимъ нигилистомъ, еще другой типъ, мало на него похожій, но очень характерный представитель этого самого «сѣраго духовенства» — Михаилъ Ракитинъ (въ «Братьяхъ Карамазовыхъ») давшій поводъ недоброжелателямъ автора обвинять его въ антипатіи къ духовной школѣ и къ сословному духовенству, впрочемъ такой типъ въ многочисленныхъ повѣстяхъ Достоевскаго, какъ вполнѣ обрисованный, является единственнымъ, чего не было бы, если бы антипатія автора касалась всего духовнаго сословія и духовной школы, о которой онъ ничего не говоритъ.

Справедливымъ остается только то, что положительные типы духовнаго званія у Достоевскаго берутся не изъ духовно-наслѣдственнаго сословія, а изъ міра монастырскаго, и типы эти иносословные, т. е. бывшіе военные, или юноши-гимназисты, какъ напримѣръ, Алеша Карамазовъ.

Остановившись на такомъ отступленіи отъ главной темы статьи, мы должны оговориться въ томъ смыслѣ, что остаемся глубокими почитателяма духовной школы, какъ безусловно самой лучшей въ Россіи, хотя далеко не чуждой глубокихъ нравственныхъ ранъ.

Кромѣ того нужно сказать, что великіе церковные авторитеты, даже тѣ, которые проходили не духовную школу, а военную или гражданскую и вообще стали выше всякихъ случайныхъ симпатій, относились къ первой съ полнымъ уваженіемъ и благодарили Бога, если они прошли, хотя бы часть этой школы.

Впрочемъ излюбленный Достоевскимъ и его послѣдователями Оптинскій старецъ о. Амвросій былъ студентомъ духовной семинаріи и сохранилъ къ ней самое сердечное отношеніе.

Не говоримъ уже о духовныхъ авторитетахъ, прошедшихъ полный курсъ духовной школы, какъ напримѣръ тотъ самый, созданный Достоевскимъ типъ на покойнаго епископа Тихона (Задонскаго), а равно и живые дѣйствительные воспитанники духовной школы, ставшіе впослѣдствіе народными нравственными трибунами, какъ о. Іоаннъ Кронштадтскій, при всякомъ удобномъ случаѣ восхвалялъ духовныя семинаріи и академіи и посѣшая ихъ, изливалъ самыя нѣжныя чувства къ ихъ питомцамъ.

Чтобы не отвлекаться еще дальше отъ нашей темы мы воздержимся здѣсь отъ подробной характеристики послѣднихъ, представляющихъ собой совершенно оригинальный типъ, а скажемъ только, что антипатичныя фигуры изъ ихъ среды, описанныя у Достоевскаго, хотя и характерны, но отнюдь не являются преобладающими въ духовной школѣ, а нѣкоторымъ уродливымъ явленіемъ, безъ какового не обходится ни одна среда.

Мы остановились на одномъ типѣ, который въ противовѣсъ Раскольникову, такъ и не подчинился возрождающему вліянію добраго начала и послѣ бурной борьбы съ самимъ собой наложилъ на себя руки.

Типъ этотъ не единственный у Достоевскаго: онъ же воспроизводится у него и въ другихъ литературныхъ герояхъ, хотя бывшихъ въ совершенно иныхъ условіяхъ жизни, чѣмъ Кирилловъ. Таковъ Свидригайловъ въ «Преступленіи и наказаніи», тоже умертвившій самого себя, а въ «Братьяхъ Карамазовыхъ» Смедряковъ, котораго загубили, т. е. лишили вѣры въ Бога и довели до самоубійства, высокообразованные сверстники, а именно Иванъ Карамазовъ. Самоубійствомъ же окончилъ свою земную жизнь и главный герой «Бѣсовъ» — Ставрогинъ, долго колебавшійся между вѣрой и невѣріемъ и въ концѣ жизни склонившійся въ сторону послѣдняго. Его-то и уговорилъ положительный герой той же повѣсти Шатовъ, покаявшійся атеистъ и революціонеръ, пойти на совѣтъ къ заштатному епископу Тихону, но не воспринявшій его увѣщаній.

Кстати сказать эта картина бесѣды заштатнаго Владыки съ нигилистомъ Ставрогинымъ не была введена авторомъ въ свой печатный романъ, но хранилась въ рукописи съ нѣкоторыми другими повѣствованіями, подвергшимися той же участи и нашедшими свое мѣсто въ печати благодаря участію оттуда, откуда всего менѣе можно было его ожидать, т. е. отъ нѣмцевъ.

Приходится опять сдѣлать отступленіе, благодаря которому мы имѣемъ возможность обобщить всѣ эти самоубійства героевъ Достоевскаго, описанія которыхъ вошли въ его сочиненія въ урѣзанномъ видѣ или не вошли вовсе.

Мы уже печатали о томъ сообщеніи, которое мы слышали отъ достопочтеннаго старца Ефрона (крещенаго еврея), сдѣлавшаго мнѣ послѣднее уже на смертномъ одрѣ. Онъ лично хорошо зналъ Достоевскаго и многихъ другихъ литераторовъ и раскрылъ мнѣ интимную сторону нѣкоторыхъ описанныхъ авторомъ событій, въ томъ числѣ и о причинѣ злобы Смердякова противъ своего отца Ѳедора Карамазова, чего авторъ не ввелъ въ печать по дружескому совѣту К. П. Подѣдоносцева и М. Н. Каткова. Возможно, что они же отсовѣтывали Достоевскому печатать о посѣщеніи Ставрогинымъ Епископа Тихона, но уже, конечно, по другимъ побужденіямъ, для меня пока неизвѣстнымъ, ибо въ бесѣдѣ покойнаго архіерея со Ставрогинымъ ничего, конечно, неприличнаго не было, что имѣло мѣсто въ отношеніяхъ Ѳеодора Карамазова со Смердяковымъ.

Все-таки тотъ фактъ, что эти драгоцѣнныя страницы романа появились въ печати первоначально въ нѣмецкомъ переводѣ долженъ заставить покраснѣть издателей русскихъ, отдавшихъ въ чужія руки такое драгоцѣнное литературное достояніе.

Впрочемъ такое постыдное явленіе далеко не единственное въ исторіи нашей литературы, вѣдь и извѣстная апологія величайшаго русскаго человѣка Патріарха Никона осталась ненапечатанной на русскомъ языкѣ, а появилась на англійскомъ языкѣ въ 6-томной исторіи Патріарха Никона, составленной англійскимъ богословомъ Пальмеромъ.

Но возвращаемся къ Достоевскому. Роковая участь его отрицательныхъ героевъ, приговорившихъ себя къ самоубійству, обусловливается въ повѣстяхъ Достоевскаго не только ихъ ложными взглядами, но и тяжкими преступленіями, въ которыхъ они не хотѣли покаяться по своей гордости, таковы и Свидригайловъ и Ставрогинъ, изнасиловавшій двухъ малолѣтнихъ и такимъ же оказался бы и Раскольниковъ, тоже убійца, если бы его не привела къ покаянію Соня Мармаладова, тоже грѣшница, но каявшаяся впродолженіи всей своей молодой жизни.

Такова схема жизненной драмы у героевъ Достоевскаго: или покаяніе и возвращеніе къ христіанскимъ началамъ, или ожесточеніе, невѣріе и самоубійсво. Эта схема господствуетъ въ большинствѣ его твореній и совершенно освобождаетъ автора отъ обвиненія его въ томъ, будто у него было «розовое христіанство», какъ писалъ неустановившійся до старости въ своихъ убѣжденіяхъ Константинъ Леонтьевъ, хотя и проведшій послѣдніе годы своей жизни въ чинѣ монашескомъ и отпѣтый мною въ Троицко-Сергіевской лаврѣ въ началѣ 90 годовъ.

Кстати сказать совершенно непонятно, почему К. Н. Леонтьевъ привлекъ къ себѣ вниманіе публицистовъ Парижской ИМКИ, вѣроятно, именно вслѣдствіе своей незаконченности и неопредѣленности, которою характеризуются названные современные «философы» разныхъ возрастовъ и положеній. Во всякомъ случаѣ участь Леонтьева разрѣшилась гораздо болѣе благопріятно и достойно, чѣмъ его почитателей.

Немногимъ судилъ Богъ возникнуть отъ колебаній молодости и даже преступленій въ ту высокую гармонію духа и въ то искреннее общеніе съ Церковью и русскимъ народомъ, котораго достигъ Достоевскій.

По его словамъ его духовное возрожденіе и нравственное общеніе съ вѣрующимъ народомъ началось на каторгѣ въ 60-ыхъ годахъ 19-го столѣтія и завершилось еще задолго до его кончины, выразившись въ своей совершенной формѣ въ его «Дневникѣ Писателя».

Примѣчаніе:
[1] «Ц. В.» № 275, 1932 г.

Источникъ: Архіепископъ Никонъ (Рклицкій). Жизнеописаніе блаженнѣйшаго Антонія, митрополита Кіевскаго и Галицкаго. Томъ IX: Мысли и сужденія о Русскомъ народѣ, объ Евразійствѣ, о Братствѣ Русской Правды. А. С. Пушкинъ. Ѳ. М. Достоевскій. Царская власть и Св. Православіе. Христолюбивое Русское Воинство. Русcкой молодежи. — Нью Іоркъ: Изданіе Сѣверо-Американской и Канадской епархіи, 1962. — С. 183-187.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.