Церковный календарь
Новости


2018-12-14 / russportal
Свт. Зинонъ Веронскій. На слова: "егда предастъ (Христосъ) царство Богу и Отцу" (1838)
2018-12-14 / russportal
Краткое свѣдѣніе о жизни св. священномуч. Зинона, еп. Веронскаго (1838)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 2-я (1849)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 1-я (1849)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 126-й (1899)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 125-й (1899)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Православное Догмат. Богословіе митр. Макарія (1976)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Свт. Тихонъ Задонскій, еп. Воронежскій (1976)
2018-12-10 / russportal
Лактанцій. Книга о смерти гонителей Христовой Церкви (1833)
2018-12-10 / russportal
Евсевій, еп. Кесарійскій. Книга о палестинскихъ мученикахъ (1849)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Истинное христіанство есть несеніе креста (1975)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Сознаемъ ли мы себя православными? (1975)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, какъ душѣ обрѣсти Бога (1895)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, что не должно соблазнять ближняго (1895)
2018-12-07 / russportal
Тихонія Африканца Книга о семи правилахъ для нахожд. смысла Св. Писанія (1891)
2018-12-07 / russportal
Архим. Антоній. О правилахъ Тихонія и ихъ значеніи для совр. экзегетики (1891)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - суббота, 15 декабря 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 8.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Митр. Антоній (Храповицкій) († 1936 г.)

Блаженнѣйшій Антоній (въ мірѣ Алексѣй Павловичъ Храповицкій) (1863-1936), митр. Кіевскій и Галицкій, церковный и общественный дѣятель, богословъ и духовный писатель, основоположникъ и первый Первоіерархъ Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ). Родился 17 (30) марта 1863 г. въ имѣніи Ватагино Новгородской губ., въ дворянской семьѣ. Окончилъ С.-Петербургскую Духовную Академію и въ томъ же году постригся въ монашество (1885). Ректоръ Духовныхъ Академій — Московской (1890-1894) и Казанской (1894-1900). Епископъ Чебоксарскій (1897-1900), Уфимскій (1900-1902), Волынскій (1902-1914), архіеп. Харьковскій (1914-1917). Будучи убѣжденнымъ монархистомъ, вл. Антоній всячески содѣйствовалъ упроченію и распространенію православно-монархическихъ идей въ Россіи. Послѣ Февральскаго переворота 1917 г. въ періодъ «разгула демократіи» былъ устраненъ съ каѳедры и уволенъ на покой въ Валаамскій монастырь. На Помѣстномъ Соборѣ 1917-1918 гг. былъ въ числѣ трехъ главныхъ кандидатовъ на патріаршую каѳедру. Митрополитъ Кіевскій и Галицкій (1917). Предсѣдатель Высшаго Временнаго Церковнаго Управленія Юга Россіи (1919). Покинулъ Россію въ 1920 г. съ послѣдними частями Бѣлой Арміи. Возглавлялъ Русскую Православную Церковь Заграницей (1921-1936). Въ трудныхъ условіяхъ эмиграціи сумѣлъ сохранить единство Русскаго Православія зарубежомъ, вѣрность его церковнымъ канонамъ и православно-монархической идеѣ. За годы первоіераршества митр. Антонія РПЦЗ приняла, кромѣ прочихъ, слѣдующія важныя рѣшенія: были отвергнуты «обновленчество», новый стиль, политика подчиненія церковной власти безбожникамъ, анаѳематствованы спиритизмъ, теосоѳія, масонство и «софіанство». Скончался митр. Антоній 28 іюля (10 августа) 1936 г. въ Бѣлградѣ. Его отпѣваніе совершилъ сербскій патр. Варнава. Значеніе церковной дѣятельности митр. Антонія велико не только для Русской, но и для всей Христовой Каѳолической Церкви. Это былъ поистинѣ архипастырь вселенскаго масштаба.

Сочиненія митр. Антонія (Храповицкаго)

Жизнеописаніе и творенія блаж. Антонія, митр. Кіевскаго и Галицкаго († 1936 г.)
Составлены и изданы Архіепископомъ Никономъ (Рклицкимъ) (1956-1971 г.г.).

Томъ 9-й:
Мысли и сужденія о Русскомъ народѣ, объ Евразійствѣ, о Братствѣ Русской Правды. А. С. Пушкинъ. Ѳ. М. Достоевскій. Царская власть и Св. Православіе. Христолюбивое Русское Воинство. Русcкой молодежи.

V. О Ѳ. М. Достоевскомъ.
8. Опроверженіе Достоевскимъ возраженій противъ Евангелія
[1].

Пора спросить самого Достоевскаго, что онъ особенно цѣнитъ въ своихъ произведеніяхъ, — какую идею и въ частности философскую, онъ въ нихъ отмѣчаетъ. Объ этомъ мои болѣе усердные читатели должны знать, но къ сожалѣнію на такой вопросъ до послѣдняго почти времени никто не брался отвѣчать. Да и я самъ отвѣтилъ на него какъ бы вскользь, въ своей книжкѣ о Достоевскомъ (Словарь е. t. с.), подавленный огромнымъ матеріаломъ идейнаго содержанія его твореній. Именно я упоминалъ о такихъ его словахъ, которыя привожу теперь по памяти.

Мерзавцы упрекали меня за простонародную мужицкую вѣру, а того не понимаютъ, что вѣра моя прошла черезъ огонь такихъ возраженій противъ нея, до которыхъ не додумалась вся современная Европа. Первое возраженіе — сравнительно малая распространенность христіанскихъ истинъ, ихъ сравнительная непопулярность, а также то обстоятельство, что сила общественная дѣйствуетъ все по-прежнему эгоистическимъ мотивомъ, какъ бы игнорируя тѣ разъясненія и указанія, которыя даны намъ въ ученіи Евангелія. Напротивъ ученія политическія и моральныя направляются по прежнему языческому руслу, не желая считаться съ Евангеліемъ и вообще съ ученіемъ Спасителя.

Вотъ это и составляетъ предметъ перваго возраженія, высказаннаго Великимъ Инквизиторомъ противъ Евангелія, возраженія повтореннаго и опровергнутаго нашимъ писателемъ.

Второе возраженіе — наличность въ мірѣ тяжкихъ страданій и при томъ незаслуженныхъ, страданій невинныхъ младенцевъ.

Первое возраженіе составляетъ содержаніе «Бунта Ивана Карамазова», а второе, — его разсказа о смерти Ильюшечки и прочихъ повѣствованій изъ жизни дѣтей, изъ послѣднихъ можно заключить, что такъ называемая дѣтская невинность — вещь весьма условная, что злое начало вкрадывается въ дѣтскую душу вмѣстѣ съ пробужденіемъ сознанія, хотя на первыхъ порахъ земной жизни добрыхъ началъ въ дѣтскомъ сердцѣ несравненно больше, чѣмъ злыхъ.

А что касается сѣтованій героевъ повѣстей Достоевскаго о слишкомъ узкомъ якобы вліяніи Евангельскихъ идей на общественную жизнь, т. е. о томъ, что христіанство не удалось и остается достояніемъ только немногихъ нравственныхъ героевъ, то здѣсь справедливо лишь указано на послѣднее обстоятельство: нравственныхъ героевъ дѣйствитель на землѣ немного, но именно черезъ нихъ Евангельскія идеи широко разливаются по поверхности человѣческихъ сердецъ. Ихъ немного этихъ героевъ, но куда бы они не появились, вездѣ происходитъ религіозно-нравственное броженіе, послѣдствіемъ котораго является раскаяніе однихъ, мучительная борьба въ сердцахъ другихъ и нравственная смерть, а то и прямое самоубійство третьихъ, нежелающихъ исправиться и немогущихъ оставаться носителями этой борьбы. Таковы типы Ставрогина, Смердякова, Кириллова и вообще всѣхъ немалочисленныхъ самоубійцъ, выведенныхъ на страницахъ повѣстей Достоевскаго. Послѣдній прямо заявляетъ, что отвѣтомъ на оба радикальныхъ возраженій противъ христіанства служитъ весь его романъ «Братья Карамазовы».

Критика не бралась кажется ни разу пояснить читателямъ, въ чемъ заключается его опроверженіе обоихъ возраженій противъ Евангельскаго ученія, но мы категорически убѣждены въ томъ, что иного объясненія названныхъ опроверженій и быть не можетъ. Кратко формулируя ихъ, должно установить такъ — невинныхъ страданій среди людей нѣтъ, а Христова вѣра и Евангельскіе идеалы всепобѣдительнымъ потокомъ наполняютъ жизнь и преодолѣваютъ встрѣчающіяся препятствія, но обыкновенно не непосредственно черезъ своихъ первоначальныхъ проповѣдниковъ, а черезъ ихъ учениковъ и послѣдователей.

Таковы были Алеша Карамазовъ, а впослѣдствіи Коля Красоткинъ и еще раньше, и въ высшей степени, старецъ Зосима (бывшій прежде офицеромъ), а косвенно многіе другіе герои Достоевскаго, не исключая женщинъ вродѣ Сони Мармеладовой, далѣе подруги Ставрогина и другихъ. Къ числу ихъ относятся менѣе отчетливо начертанные типы, напримѣръ, мать главнаго героя «Подростка», а также свѣтлые, хотя и недорисованные типы, «Бѣдныхъ людей» и вообще второстепенныхъ положительныхъ героевъ и героинь, которые являлись главными симпатіями автора, какъ проповѣдника, правда осторожнаго, но нерѣдко возвращающагося къ своей излюбленной идеѣ христіанскаго смиренномудрія. Кто лишенъ послѣдняго, тотъ является не учителемъ, а мучителемъ своихъ друзей, какъ напримѣръ, тотъ ростовщикъ, влюбленный въ свою жертву, но своей гордостью доведшій ее до самоубійства.

Въ этомъ смыслъ основного вопроса, который усвоенъ авторомъ для всѣхъ поборниковъ добра и правды: «взять ли силою или смиренною любовію»; надо отвѣчать: «возьму смиренною любовію».

Отсюда выводъ общаго характера — разницы между общественными добродѣтелями и добродѣтелями личными не существуетъ, но усвоенная добродѣтель, даже независимо отъ рѣшенія ея носителя, вырывается изъ его внутренняго міра, какъ свѣтлый свѣтильникъ и привлекаетъ къ себѣ окружающихъ, какъ сказалъ Господь объ отшельникѣ Іоаннѣ Крестителѣ: «Онъ былъ свѣтильникъ горящій и свѣтящій, а вы хотѣли малое время порадоваться при свѣтѣ его» (Іоан. 5, 35).

Замѣтимъ кстати, что слова эти были сказаны о суровомъ отшельникѣ, обличителѣ, котораго популярность была, однако, такъ сильна, что авторизовала другого высшаго учителя Іисуса Христа, неоднократно ссылавшагося на указаніе Своего Предтечи.

Искренніе почитателя Достоевскаго должны были бы прежде всего узнать, какія заслути передъ человѣчеетвомъ онъ самъ себѣ приписываетъ, но въ ихъ многочисленныхъ изданіяхъ сочиненій нашего автора и въ ихъ статьяхъ о немъ, намъ не удалось найти даже намѣченной задачу разгадки его идеаловъ: послѣдніе просто обходились и разборъ ихъ замѣнялся обсужденіемъ вопросовъ весьма второстепенныхъ, а расписаться въ своей неспособности проникнуть въ глубину помянутыхъ идеаловъ, о! для этого у нашихъ публицистовъ и критиковъ не хватало — ни глубокомыслія, ни честности.

Вообще, если Достоевскій на Пушкинскомъ юбилеѣ справедливо закончилъ свою вдохновенную рѣчь словами, что Пушкинъ оставилъ намъ послѣ своей смерти загадку о значеніи своего творчества, — то Достоевскій такихъ загадокъ оставилъ намъ по нѣсколько въ каждой своей повѣсти.

Искренніе читатели его произведеній усваивали себѣ хотя нѣкоторую часть его идеаловъ и даже проникались его энтузіазмомъ, но выразить причины своихъ восторговъ они не умѣли главнымъ образомъ по двумъ причинамъ. Во-первыхъ самая рѣчь свѣтскихъ людей такъ бѣдна терминами, опредѣляющими духовную жизнь человѣка, что обычный читатель, хотя и чувствуетъ высоту и трогательный характеръ авторскихъ идей, но чтобы повторить ихъ, не находитъ соотвѣтствующихъ выраженій. Другая причина того, что главные принципы великаго писателя остаются невыясненными, заключаются въ антипатичности ихъ для поверхностныхъ и шаблонныхъ мыслителей, которые чувствуютъ себя неудовлетворенными пока не обнаружатъ пресловутаго «оппозиціоннаго элемента» въ своемъ твореніи. Намъ извѣстно, что многіе редакторы наиболѣе распространенныхъ журналовъ и газетъ отказывались иногда печатать прекрасныя по ихъ же отзыву произведенія пера только потому, что не находили въ нихъ «оппозиціоннаго элемента».

Примѣчаніе:
[1] «Ц. В.» № 282, 1932 г.

Источникъ: Архіепископъ Никонъ (Рклицкій). Жизнеописаніе блаженнѣйшаго Антонія, митрополита Кіевскаго и Галицкаго. Томъ IX: Мысли и сужденія о Русскомъ народѣ, объ Евразійствѣ, о Братствѣ Русской Правды. А. С. Пушкинъ. Ѳ. М. Достоевскій. Царская власть и Св. Православіе. Христолюбивое Русское Воинство. Русcкой молодежи. — Нью Іоркъ: Изданіе Сѣверо-Американской и Канадской епархіи, 1962. — С. 191-194.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.