Церковный календарь
Новости


2018-08-18 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 5-я (1991)
2018-08-18 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 44-е (17 ноября 1917 г.)
2018-08-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 4-я (1991)
2018-08-17 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 42-е (16 ноября 1917 г.)
2018-08-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 3-я (1991)
2018-08-16 / russportal
Н. Д. Кузнецовъ. Основанія, приводимыя для учрежденія Патріаршества (1918)
2018-08-15 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 2-я (1991)
2018-08-15 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 41-е (15 ноября 1917 г.)
2018-08-14 / russportal
Свт. Іоаннъ, архіеп. Шанхайскій. Единообразіе въ богослуженіи (1994)
2018-08-14 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 40-е (14 ноября 1917 г.)
2018-08-12 / russportal
Обращеніе свт. Іоанна обще-приходскому годовому собранію (1994)
2018-08-12 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 39-е (13 ноября 1917 г.)
2018-08-11 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 1-я (1991)
2018-08-11 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 82-е (12 февраля 1918 г.)
2018-08-10 / russportal
Митр. Анастасій (Грибановскій). Рѣчь при гробѣ митр. Антонія (1936)
2018-08-10 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 81-е (10 февраля 1918 г.)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - воскресенiе, 19 августа 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Митр. Антоній (Храповицкій) († 1936 г.)

Блаженнѣйшій Антоній (въ мірѣ Алексѣй Павловичъ Храповицкій) (1863-1936), митр. Кіевскій и Галицкій, церковный и общественный дѣятель, богословъ и духовный писатель, основоположникъ и первый Первоіерархъ Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ). Родился 17 (30) марта 1863 г. въ имѣніи Ватагино Новгородской губ., въ дворянской семьѣ. Окончилъ С.-Петербургскую Духовную Академію и въ томъ же году постригся въ монашество (1885). Ректоръ Духовныхъ Академій — Московской (1890-1894) и Казанской (1894-1900). Епископъ Чебоксарскій (1897-1900), Уфимскій (1900-1902), Волынскій (1902-1914), архіеп. Харьковскій (1914-1917). Будучи убѣжденнымъ монархистомъ, вл. Антоній всячески содѣйствовалъ упроченію и распространенію православно-монархическихъ идей въ Россіи. Послѣ Февральскаго переворота 1917 г. въ періодъ «разгула демократіи» былъ устраненъ съ каѳедры и уволенъ на покой въ Валаамскій монастырь. На Помѣстномъ Соборѣ 1917-1918 гг. былъ въ числѣ трехъ главныхъ кандидатовъ на патріаршую каѳедру. Митрополитъ Кіевскій и Галицкій (1917). Предсѣдатель Высшаго Временнаго Церковнаго Управленія Юга Россіи (1919). Покинулъ Россію въ 1920 г. съ послѣдними частями Бѣлой Арміи. Возглавлялъ Русскую Православную Церковь Заграницей (1921-1936). Въ трудныхъ условіяхъ эмиграціи сумѣлъ сохранить единство Русскаго Православія зарубежомъ, вѣрность его церковнымъ канонамъ и православно-монархической идеѣ. За годы первоіераршества митр. Антонія РПЦЗ приняла, кромѣ прочихъ, слѣдующія важныя рѣшенія: были отвергнуты «обновленчество», новый стиль, политика подчиненія церковной власти безбожникамъ, анаѳематствованы спиритизмъ, теосоѳія, масонство и «софіанство». Скончался митр. Антоній 28 іюля (10 августа) 1936 г. въ Бѣлградѣ. Его отпѣваніе совершилъ сербскій патр. Варнава. Значеніе церковной дѣятельности митр. Антонія велико не только для Русской, но и для всей Христовой Каѳолической Церкви. Это былъ поистинѣ архипастырь вселенскаго масштаба.

Сочиненія митр. Антонія (Храповицкаго)

Жизнеописаніе и творенія блаж. Антонія, митр. Кіевскаго и Галицкаго († 1936 г.)
Составлены и изданы Архіепископомъ Никономъ (Рклицкимъ) (1956-1971 г.г.).

Томъ 9-й:
Мысли и сужденія о Русскомъ народѣ, объ Евразійствѣ, о Братствѣ Русской Правды. А. С. Пушкинъ. Ѳ. М. Достоевскій. Царская власть и Св. Православіе. Христолюбивое Русское Воинство. Русcкой молодежи.

V. О Ѳ. М. Достоевскомъ.
13. О старцахъ по Достоевскому.

Достоевскій ознакомилъ русскую читающую публику съ тѣмъ, чтó такое монастырское старчество и старцы, о которыхъ онъ пишетъ, уже не обинуясь, краткій, но обстоятельный докладъ.

Старчество, такъ пишетъ онъ, современно по своему происхожденію съ восточнымъ православнымъ монашествомъ, но въ Россіи оно появилось только около 100 лѣтъ тому назадъ, хотя еще раньше въ чинъ постриженія помѣщалась особенная краткая молитва на врученіе новопостриженнаго брата старцу, къ которому настоятель обращается съ такими словами: «се вручаю тебѣ предъ Богомъ сего новоначальнаго, его же во страсѣ Божіи и во всѣхъ добродѣтеляхъ жити поучай, блюдый опасно да не нерадѣнія ради твоего, погибнетъ душа его: имати бо отвѣтъ дати Богу о немъ въ день судный», новопостриженному же настоятель говоритъ такъ: «ты же, яко Христовѣ во всемъ повинуйся старцу и во всемъ терпѣливъ буди, смиренъ же, послушливъ, кротокъ и молчаливъ и обрящеши благодать передъ Богомъ и спасешися».

Въ большинствѣ монастырей эти слова остаются только словами и отношенія новаго монаха къ старцу становятся такими же, почти формальными, какъ и отношенія кресткика къ крестному отцу.

Однако, знаемъ мы всѣ и тѣ монастыри, въ которыхъ это врученіе старцу имѣетъ полную силу и новоначальный монахъ, даже послушникъ, принимаетъ ихъ буквально и почитаетъ надъ собой власть старца выше всякой власти, согласно преданію древнихъ обителей, дающему примѣры такого безусловнаго послушанія старцу, что всякое его слово выполняется ученикомъ безъ всякаго сомнѣнія и колебанія. Преданіе говоритъ, напримѣръ, что одинъ старецъ повелѣлъ своему ученику взять и принести къ нему нѣкую вещь, брошенную въ море. Тотъ, не усумнившись пошелъ прямо въ воду и она не поглотила его и превратилась какъ бы въ стеклянный полъ и послушливый ученикъ, проходя по водѣ, какъ по суху, исполнилъ данное ему порученіе въ точности.

Въ Россіи духъ старчества возстановленъ былъ въ нѣкоторыхъ монастыряхъ въ царствованіе Екатерины II, когда монашество гнали и преслѣдовали.

Въ то время явитася одинъ геніальный старецъ игуменъ Паисій Величковскій, принужденный нѣсколько разъ перемѣнить монастыри, въ которыхъ онъ спасался, пока не водворился въ Румыніи въ Новонямицкой Лаврѣ, гдѣ онъ и скончался въ началѣ 19 вѣка.

Онъ воспиталъ цѣлую группу своихъ учениковъ и единомышленниковъ, которые эти правила старчества, т. е. безусловнаго послушанія старцу, наряду съ обязательнымъ изученіемъ Святоотеческихъ твореній и Священнаго Писанія преподавали своимъ ученикамъ; а эти, по мѣрѣ ослабленія гоненій на монастыри и монашество, передали помянутыя правила и самый духъ монашества черезъ своихъ учениковъ въ вѣкоторые русскіе монастыри, до того времени съ трудомъ влачившіе свое существованіе, а послѣ благодѣтельнаго вліянія этихъ, такъ называемыхъ молдавскихъ старцевъ (хотя они были русскіе люди), процвѣтшіе теперь обиліемъ братства, какъ духовнымъ, такъ и хозяйственнымъ.

Къ помянутымъ монастырямъ, возродившимъ русское монашество, должно причислить слѣдующіе, — безусловно лучшія русскія обители: Саровскую пустынь (Тамбовской губерніи), Валаамъ, Глинскую пустынь, (Курской губерніи), Бѣлобережскую пустынь (Орловской губерніи), Св. Горы (Харьковской губерніи), а впереди всѣхъ Оптину пустынь (Калужской губерніи) и нѣкоторыя другія обители, изъ коихъ однѣ были преобразованы по неписанному уставу Паисія Величковскаго во всемъ своемъ быту, а другія прославились однимъ или нѣсколькими подвижниками того же духа и подвига, но не распространили послѣдняго на все устройство монастыря. Перечислять мы ихъ не будемъ, ибо современные читатели потеряли изъ своей памяти эти второго рода монастыри и изъ нашего очерка усвоятъ себѣ только рядъ именъ.

Конечно, Карамазовскій старецъ Зосима имѣлъ въ виду именно эти, духовно возрожденные монастыри, возродившіе самое монашество для Россіи, когда говорилъ, что изъ монастыря выйдетъ спасеніе Русской земли. Замѣчательно, что не знаменитыя обители, прославленныя находившимися въ нихъ святынями, — чудотворными иконами и нетлѣнными мощами угодниковъ, а убогія и сперва мало людныя, на ладанъ дышавшія и мало извѣстныя обители были призваны Промысломъ Божіимъ къ духовному и внѣшнему возрожденію русскаго монашества.

Впрочемъ Божій Промыселъ обычно направляетъ свою десницу такъ, что спасеніе Его получается оттуда, гдѣ люди его не ожидали. Такъ родиною предковъ Христа Спасителя явился скромный малый Виѳлеемъ, а въ самомъ Виѳлеемѣ прославился младшій сынъ Іессея, пастушекъ Давидъ, о которомъ отецъ его вспомнилъ только по настоянію пришедшаго къ нему пророка Самуила. Подобныхъ же примѣровъ по Священной исторіи и по исторіи церковной можно насчитать многія сотни: Господь показываетъ людямъ, что не по ихъ расчетамъ, а по Своей волѣ Онъ посылаетъ Свои милости на землю.

Возвращаясь къ очерку возрожденія монастырей въ Россіи, укажемъ на то, что, если они не были въ чести у земныхъ властей, а недѣдко и у властей церковныхъ, то православный народъ всѣхъ сословій съ замѣчательной чуткостью, отзывался на ихъ призывъ къ духовному просвѣщенію, не книжному, а благодатному, и монастырскіе старцы безъ помощи телеграфа и даже желѣзныхъ дорогъ становились извѣстными всѣмъ вѣрующимъ, которые все умножающуюся толпой и при томъ по преимуществу пѣшою, протаптывали дороги къ этимъ новопрославленнымъ святымъ мѣстамъ.

Въ эту толпу богомольцевъ, конныхъ и пѣшихъ, вступали нерѣдко и представители и литературы и науки, широко распространявшія свѣдѣнія о Божіихъ подвижникахъ и учителяхъ вѣры и благочестія. Во главѣ ихъ бывали и крупные таланты и вельможи, покидавшіе за воротами обители свою важность и всякую надменность.

Вотъ все это движеніе, которое въ послѣднее время воспроизвелъ знаменитый Нестеровъ на своей картинѣ Св. Русь, изображаетъ Достоевскій въ «Бр. Карамазовыхъ».

Здѣсь у него и «вѣрующія бабы» и помѣщикъ-нигилистъ, уже близкій къ покаянію, и исковерканный, оторванный отъ народа дворовый человѣкъ; наконецъ, здѣсь появляются и монахи прежней формаціи съ недоброжелательствомъ взирающіе на «это новшество», т. е. на введеніе старчества.

Самъ Достоевскій изучалъ всѣ эти явленія церковной жизни черезъ личное ознакомленіе съ бытомъ возрожденнаго старцами монашества; изучалъ онъ его настолько усердно и добросовѣстно, что рѣшился раскрыть этотъ бытъ только въ періодъ полнаго расцвѣта своего вліянія на русскіе умы и сердцá, лѣтъ за пять до своей кончины, а до того времени хранилъ свои записи у себя въ столѣ, такъ что часть изъ нихъ появилась въ печати только послѣ его смерти и при томъ въ заграничномъ изданіи на нѣмецкомъ языкѣ.

Замѣчательно, что именно этотъ философскій народъ, т. е. нѣмцы-лютеране, явились лучшими оцѣнщиками изобразителя русскаго монашества, чѣмъ литераторы русскіе, запуганные нашими нигилистами и полунигилистами, у которыхъ суетный страхъ передъ тѣмъ, «чтó будетъ говорить княгиня Марія Алексѣевна» сковалъ уста и приклеилъ пальцы къ перу такъ, что они писали для своихъ соотечественниковъ обо всемъ кромѣ того, что было «едино на потребу».

Совсѣмъ другое непониманіе или нежеланіе понять нашего великаго писателя обнаружили нѣкоторые крайне правые элементы нашей литературы въ родѣ Константина Леонтьева, называвшаго міровоззрѣніе Достоевскаго «розовымъ христіанствомъ».

Впрочемъ въ томъ и другомъ нежеланіи цѣнить нашу литературную драгоцѣнность сказалось крѣпостническое верхоглядство нашихъ литераторовъ-господъ, обусловленное прежде всего лѣностью избалованныхъ барычей, нежелавшихъ научно провѣрить свои вѣковые предразсудки.

Отдѣльно стоитъ отъ нихъ нашъ талантливый диллетантъ, но нравственно разстроенный В. С. Соловьевъ, сперва безусловно благоговѣвшій передъ Достоевскимъ и написавшій о немъ самые цѣнные очерки подъ заглавіемъ: «Три рѣчи въ память Достоевскаго», а потомъ поклонившійся золотому тельцу, чтобы избавиться отъ разоренія, причиненнаго ему нетрезвою жизнью.

Читатель съ полнымъ правомъ можетъ поставить мнѣ упрекъ за то, что я, обѣщавъ писать о старцахъ и старчествѣ, уклонился опять въ сторону литературы свѣтской и свѣтскихъ литераторовъ, но я допустилъ это не потому, что послѣдніе меня интересовали болѣе чѣмъ старчество, а потому, что я сомнѣваюсь въ должномъ вниманіи читателей къ намѣченной темѣ, а болѣе усерднымъ изъ нихъ рекомендую опять же взяться за «Братьевъ Карамазовыхъ» и еще разъ перечитать то, что пишетъ въ нихъ о старчествѣ самъ Достоевскій.

Къ сожалѣнію не могу вспомнить въ точности его выраженій, но сущность послѣднихъ въ томъ, что старецъ совершенно сливаетъ свою душу съ душами учениковъ.

Въ заключеніе этого очерка приведемъ слова изъ Пролога на 29 мая:

«Глаголаху старцы, яко подобаетъ коемуждо яже искренняго своего сотворити, якоже имать: якоже облачитися въ онъ плотію, и всего носити человѣка, и страдати съ нимъ о всемъ, и радоватися, и плакати: и просто рещи: быти съ нимъ яко туюжде плоть носити, и туюжде душу и яко о себѣ скорбѣти, аще когда прилучится ему печалъ. Тако писано есть: яко едино тѣло есмы о Христѣ. И многимъ вѣровавшимъ бѣ сердце и душа едина».

Вотъ такъ то относился старецъ Зосима къ своимъ ученикамъ, а потому его духовная природа переливалась въ душу и Алеши Карамазова и послушника Порфирія и втягивала ихъ, а отчасти всѣхъ встрѣчавшихся со старцемъ въ его духовную жизнь и нравственно возрождала.

Источникъ: Архіепископъ Никонъ (Рклицкій). Жизнеописаніе блаженнѣйшаго Антонія, митрополита Кіевскаго и Галицкаго. Томъ IX: Мысли и сужденія о Русскомъ народѣ, объ Евразійствѣ, о Братствѣ Русской Правды. А. С. Пушкинъ. Ѳ. М. Достоевскій. Царская власть и Св. Православіе. Христолюбивое Русское Воинство. Русcкой молодежи. — Нью Іоркъ: Изданіе Сѣверо-Американской и Канадской епархіи, 1962. — С. 207-211.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.