Церковный календарь
Новости


2018-09-23 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Римъ и Халкидонскій Соборъ (1970)
2018-09-23 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 65-е (9 декабря 1917 г.)
2018-09-22 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Святые Отцы на Вселенскихъ Соборахъ (1970)
2018-09-22 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 64-е (8 декабря 1917 г.)
2018-09-21 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Русская Зарубежная Церковь въ кривомъ зеркалѣ (1970)
2018-09-21 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 63-е (8 декабря 1917 г.)
2018-09-20 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Фантастическая исторія (1970)
2018-09-20 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 62-е (7 декабря 1917 г.)
2018-09-19 / russportal
Предсоборное Присутствіе 1906 г. Отдѣла I-го Журналъ №3 (18 марта 1906 г.)
2018-09-19 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 61-е (7 декабря 1917 г.)
2018-09-18 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Святая Русь въ исторіи Россіи (1970)
2018-09-18 / russportal
Предсоборное Присутствіе 1906 г. Отдѣла I-го Журналъ №2 (16 марта 1906 г.)
2018-09-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Кончина и погребеніе Блаж. Митр. Антонія (1970)
2018-09-17 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 60-е (5 декабря 1917 г.)
2018-09-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Какъ Митр. Антоній создалъ Зарубежную Церковь (1970)
2018-09-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Митрополитъ Антоній какъ учитель пастырства (1970)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - понедѣльникъ, 24 сентября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Митр. Антоній (Храповицкій) († 1936 г.)

Блаженнѣйшій Антоній (въ мірѣ Алексѣй Павловичъ Храповицкій) (1863-1936), митр. Кіевскій и Галицкій, церковный и общественный дѣятель, богословъ и духовный писатель, основоположникъ и первый Первоіерархъ Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ). Родился 17 (30) марта 1863 г. въ имѣніи Ватагино Новгородской губ., въ дворянской семьѣ. Окончилъ С.-Петербургскую Духовную Академію и въ томъ же году постригся въ монашество (1885). Ректоръ Духовныхъ Академій — Московской (1890-1894) и Казанской (1894-1900). Епископъ Чебоксарскій (1897-1900), Уфимскій (1900-1902), Волынскій (1902-1914), архіеп. Харьковскій (1914-1917). Будучи убѣжденнымъ монархистомъ, вл. Антоній всячески содѣйствовалъ упроченію и распространенію православно-монархическихъ идей въ Россіи. Послѣ Февральскаго переворота 1917 г. въ періодъ «разгула демократіи» былъ устраненъ съ каѳедры и уволенъ на покой въ Валаамскій монастырь. На Помѣстномъ Соборѣ 1917-1918 гг. былъ въ числѣ трехъ главныхъ кандидатовъ на патріаршую каѳедру. Митрополитъ Кіевскій и Галицкій (1917). Предсѣдатель Высшаго Временнаго Церковнаго Управленія Юга Россіи (1919). Покинулъ Россію въ 1920 г. съ послѣдними частями Бѣлой Арміи. Возглавлялъ Русскую Православную Церковь Заграницей (1921-1936). Въ трудныхъ условіяхъ эмиграціи сумѣлъ сохранить единство Русскаго Православія зарубежомъ, вѣрность его церковнымъ канонамъ и православно-монархической идеѣ. За годы первоіераршества митр. Антонія РПЦЗ приняла, кромѣ прочихъ, слѣдующія важныя рѣшенія: были отвергнуты «обновленчество», новый стиль, политика подчиненія церковной власти безбожникамъ, анаѳематствованы спиритизмъ, теосоѳія, масонство и «софіанство». Скончался митр. Антоній 28 іюля (10 августа) 1936 г. въ Бѣлградѣ. Его отпѣваніе совершилъ сербскій патр. Варнава. Значеніе церковной дѣятельности митр. Антонія велико не только для Русской, но и для всей Христовой Каѳолической Церкви. Это былъ поистинѣ архипастырь вселенскаго масштаба.

Сочиненія митр. Антонія (Храповицкаго)

Жизнеописаніе и творенія блаж. Антонія, митр. Кіевскаго и Галицкаго († 1936 г.)
Составлены и изданы Архіепископомъ Никономъ (Рклицкимъ) (1956-1971 г.г.).

Томъ 9-й:
Мысли и сужденія о Русскомъ народѣ, объ Евразійствѣ, о Братствѣ Русской Правды. А. С. Пушкинъ. Ѳ. М. Достоевскій. Царская власть и Св. Православіе. Христолюбивое Русское Воинство. Русcкой молодежи.

VIII. Христолюбивое русское воинство.
8. О книгѣ А. А. Керсновскаго «Исторія Русской Арміи»
[1].

Въ 1933-1938 годахъ нами была издана въ Бѣлградѣ «Исторія Русской Арміи» въ 4-хъ томахъ, написанная нашимъ высокоталантливымъ сотрудникомъ А. А. Керсновскимъ. Послѣ выхода въ свѣтъ 1-го и 2-го томовъ владыка Антоній сначала написалъ отзывъ о 1-мъ томѣ и затѣмъ послѣ прочтенія 2-го тома написалъ «Открытое письмо» автору этихъ книгъ. Въ 1936-мъ году, незадолго до своей кончины, владыка Антоній написалъ вновь «Открытое письмо» А. А. Керсновскому, подготовлявшему въ это время къ печати свое другое капитальное произведеніе «Подвиги», въ которомъ онъ собралъ описаніе наиболѣе замѣчательныхъ подвиговъ, совершенныхъ на протяженіи всей Русской исторіи. Къ большому сожалѣнію эта цѣннѣйшая рукопись погибла во время 2-ой Міровой войны. Авторъ же ея скончался въ Парижѣ въ первые годы той же войны.

*     *     *

«Трудную задачу взялъ на себя молодой авторъ, впрочемъ уже доказавшій свое отличное пониманіе русскихъ народныхъ интересовъ, которые онъ оцѣнивалъ реально и практично, не поддаваясь своимъ непосредственнымъ симпатіямъ къ тому или иному укладу русской жизни, которая въ описываемый періодъ своей исторіи подвергалась такой рѣшительной пертурбаціи, какой она не испытала ни въ раннѣйшій, ни въ позднѣйшій періодъ.

Въ этомъ достаточно убѣдиться, взглянувъ на картинки, изображающія въ разныя эпохи русскаго солдата, украшеннаго то бабьей косой съ пудрою, то женскими башмаками, то какъ бы желѣзными батфортами и лосинами. Всѣ эти униформы были столько же антинаціональны, сколько не удобны для какого бы то ни было дѣла.

Мнѣ пришлось увидѣть эти формы въ дѣтствѣ въ 70-хъ годахъ, уже значительно подогнанныя подъ современные вкусы, но все-таки сохранившія въ нѣкоторыхъ отношеніяхъ нечеловѣческія стѣсненія «разсудку вопреки, наперекоръ стихіямъ».

Въ соотвѣтствіи съ униформами военное командованіе старалось коверкать и духъ русскаго воина, наполняя его, то нѣмецкимъ Вильгельмовскимъ содержаніемъ, то французской фронтовитостью.

И не напрасно русскій деревенскій народъ за оба эти столѣтія былъ склоненъ видѣть въ военномъ человѣкѣ не столько своего соотечественника и защитника, сколько представителя чужеземнаго войска, говорившаго терминами, совершенно чуждыми народному языку, каковыми въ значительной степени эти термины остались до настоящаго времени, какъ и самая униформа военныхъ людей и вся ихъ терминологія.

Только въ области православной религіи военные люди, несмотря на всѣ эти введенныя начальствомъ уродства, остались болѣе близкими къ русскому мужику и къ русскому барину. А военное дѣло, въ которомъ человѣкъ стоитъ лицомъ къ лицу передъ смертью или увѣчьемъ, сближало, какъ бы поневолѣ, барина-офицера съ простолюдиномъ-солдатомъ, и нужду такого нравственнаго оближенія постепенно поняли лучшіе изъ нашихъ прославленныхъ полководцевъ, при чемъ большинство послѣднихъ научились такой мудрости постепенно, а меньшинство ихъ внесло ее въ армію съ самого начала, какъ напримѣръ Суворовъ и Котляревскій, за что и были обожаеми подчиненными, отпечатлѣвшими на своемъ характерѣ ихъ нравственный обликъ. Подобныхъ полководцевъ наши низшіе чины считали всегда своими, — званіе съ большимъ трудомъ и черезъ долгое время заслуживаемое нашими интеллигентами.

Высокоталантливый Грибоѣдовъ устами Чацкаго выражалъ молитвенное пожеланіе: «чтобъ добрый умный нашъ народъ, хотя бъ по языку насъ не считалъ за нѣмцевъ».

Очень талантливо описывалъ встрѣчи и столкновенія русскихъ почвенныхъ людей съ иностранцами Л. Н. Толстой въ «Войнѣ и Мирѣ», а еще раньше хотя кратко, но сильно А. С. Пушкинъ въ «Борисѣ Годуновѣ».

Нѣмецкіе плѣнные и вообще нѣмецкіе воины кричатъ «Hосh» въ честь своего Императора, а русскіе съ благодушной насмѣшкой покрикиваютъ «заохали, собаки»; не менѣе характерна сцена, изображающая французскаго плѣннаго распѣвающаго кантату въ честь Генриха IV, котораго передразниваетъ русскій солдатикъ къ общему восторгу своихъ сотоварищей.

Самоотверженные подвиги и воинская удаль русскихъ солдатъ сквозь уродство, которому ихъ подвергала иностранная и неправославная культура, сохранили свой героическій духъ безъ всякой гордости и злорадства и благодаря этому вышли побѣдителями изъ того отчаяннаго положенія, въ которое повергла ихъ Отечественная война.

Нашъ авторъ, кромѣ чисто техническихъ военныхъ познаній, при всемъ объктивизмѣ изложенія своей исторіи, достаточно ясно показалъ, какія бѣды внесли въ жизнъ Русской Арміи наше чужебѣсіе и непониманіе русской культуры и русскаго духа и насколько послѣдній крѣпко овладѣлъ сердцами русскихъ воиновъ и ассимилировалъ съ нимъ и самыхъ иностранцевъ — французовъ и нашу офранцуженную интеллигенцію. Въ послѣднемъ отношеніи особенно проникновенно изображена Л. Толстымъ встрѣча Пьера Безухова съ типичнымъ французикомъ, которому онъ спасъ жизнь. Эту противоположность ясно поняли наши полководцы побѣдители и потому при наличности военныхъ талантовъ могли вдохнуть въ сердца нашихъ воиновъ, прежде мало заинтересованныхъ франко-русскими военными отношеніями, тотъ неодолимый патріотизмъ, который замѣнилъ имъ и военную ученость, и прочія качества ума и образованія, столь необходимыя въ томъ грандіозномъ военномъ дѣлѣ, коего они были руководителями.

Книга г. Керсновскаго обнимаетъ періодъ отъ 1700 до 1814 года и слѣдуетъ за Русской Арміей по пятамъ ея неоднократнаго переселенія съ одного фронта на другой. Она вскользь касается и иностранныхъ политическихъ событій и при всей своей дѣловитости, которая временами поневолѣ бываетъ сухою, является настолько интересной для читателя, даже штатскаго, что онъ не безъ труда отрывается отъ повѣствованія автора и съ нетерпѣніемъ опять хватается за его книгу, не безъ сожалѣнія оставляя ее, когда онъ дочиталъ то, что ему нужно для своей цѣли, т. е. для выяcненія предмета.

Что же говоритъ авторъ о высшихъ начальникахъ нашей Арміи о русскихъ Государяхъ?

Не замалчивая ихъ роковыхъ ошибокъ, начиная съ Петра I-го, онъ указываетъ на благодѣтельное значеніе русскаго самодержавія къ военному дѣлу, въ которомъ болѣе чѣмъ гдѣ-либо необходимо послушаніе, которое ограждало нѣсколько разъ нашу армію отъ отчаянія и измѣны пока она хранила такіое послушаніе. Сообразно съ этимъ она не дала развалиться русскому царству, когда во главѣ послѣдняго стояли столь несимпатичные для русскаго сердца нѣмцы и нѣмки, а, напротивъ, сама она, т. е. армія, дѣлала послѣднихъ наполовину русскими и получала отъ нихъ чисто патріотическія руководственныя указанія. Указанія эти были особенно характерны при Елизаветѣ, Екатеринѣ II, которая вдохновляла нашихъ героевъ-полководцевъ Румянцева и Суворова.

Однако, тѣ изъ полководцевъ [2], которые получили наибольшее вліяніе въ государствѣ, оказались безсознательно, или даже сознательно, на подобіе одного изъ Карамазовскихъ героевъ, выражавшаго сожалѣніе о томъ, что въ 12 году русскіе побѣдили французовъ, хотя «было бы лучше, если бы умная французская нація побѣдила глупую націю русскую».

Послѣдняя революція вмѣсто французской націи выдвинула націю еврейскую въ составѣ ея худшихъ элементовъ — форменныхъ атеистовъ и тѣмъ загубила наше несчастное [3] зова?

Но автору «Исторіи Русской Арміи» низкій благодарный поклонъ за то, что онъ открылъ читателямъ глаза на ихъ Родину, переносящую теперь самыя тяжкія муки рожденія».

Примѣчанія:
[1] «Ц. В.» №368, 1933 г.
       Антонъ Антоновичъ Керсновскій родился 23 іюня 1907 года въ Бессарабіи и скончался въ Парижѣ отъ туберкулеза 24 іюня 1944 г., проживъ всего лишь 37 лѣтъ. Его отецъ былъ судебнымъ слѣдователемъ Одесской Судебной Палаты. Мальчикомъ А. А. Керсновскій принялъ участіе въ Добровольческой Арміи, былъ раненъ и затѣмъ оказался въ Вѣнѣ, гдѣ онъ окончилъ Королевскую Дипломатическую Академію, въ которой познакомился съ лучшей Европейской молодежью, о чемъ онъ однажды писалъ: «Я зналъ многихъ офицеровъ Королевской Англійской Арміи и Флота, журналистовъ «глобъ тротеровъ», молодыхъ посольскихъ секретарей и атташе, изъ которыхъ нѣкоторые были моими товарищами по Вѣнской Консульской Академіи, куда они были командированы для учебнаго стажа на континентѣ». Изъ Вѣны А. А. Керсновскій переѣхалъ въ Парижъ, гдѣ поступилъ въ Сенъ-Сирскую Военную Школу и тамъ изучилъ постановку военнаго дѣла въ главнѣйшихъ арміяхъ міра и военную литературу на главнѣйшихъ языкахъ.
       Однако А. А. Керсновскій не сдѣлался блестящамъ «русскимъ иностраницемъ», а горячо любя свою родину Россію, въ иностранныхъ библіотекахъ изучилъ Россію и Русскую Армію и своей замѣчательной интуиціей постигъ ея духъ. А. А. Керсновскій сдѣлался высоко просвѣщеннымъ пламеннымъ апологетомъ исторической Русской Арміи и національнаго русскаго военнаго искусства, какъ одного изъ наиболѣе яркихъ проявленій русскаго духа. Въ своихъ статьяхъ и затѣмъ книгахъ онъ черезъ разсмотрѣніе русскихъ военно-историческихъ событій сталъ пѣвцомъ русской славы и русскихъ подвиговъ и горѣлъ любовью къ Россіи. Съ 1933 г. по 1938 г. нами были изданы четыре тома «Исторіи Русской Арміи» А. А. Керсновскаго. По признанію нашихъ военныхъ авторитетовъ это произведеніе должно быть названо геніальнымъ.
       Къ большому сожалѣнію русская эмиграція, въ лицѣ ея руководящихъ круговъ, не поняла и не оцѣнила этого исключительнаго человѣка. Онъ жилъ въ Парижѣ въ большой нуждѣ, занимаясь разноской французскихъ газетъ, а по ночамъ писалъ свои произведенія. Большія русскія газеты лже-либеральнаго направленія не были созвучны его дарованіямъ и вотъ онъ въ такимъ непосильномъ трудѣ нажилъ себѣ туберкулезъ, отъ котораго и скончался въ концѣ второй Міровой войны, успѣвъ написать только незначительную часть изъ намѣченнаго имъ плана большихъ работъ, посвященныхъ Россіи и Русской Арміи.
       Для харатеристики обще-россійскаго значенія трудовъ нашего незабвеннаго сотрудника А. А. Керсновскаго, котораго кстати сказать, намъ не пришлось никогда лично видѣть, приводимъ здѣсь нашу статью, которую мы написали по поводу выхода въ свѣтъ 3-го тома «Исторіи Русской Арміи» въ 1936 году. Теперь же скажемъ, что мы убѣждены въ томъ, что къ автору «Исторіи Русской Арміи» приложими тѣ слова, которыя Достоевскій сказалъ о Пушкинѣ, что онъ есть «явленіе чрезвычайное и можетъ быть единственное явленіе русскаго духа и пророческое».

Исторія Русской Арміи.

       «Томъ 3-й «Исторіи Русской Арміи» А. А. Керсновскаго вышелъ, наконецъ, въ свѣтъ. Подобно тому, какъ сама исторія Русской Арміи многострадальна и сложна, такъ подобно этому и описаніе этой исторіи и изданіе ея оказалось связаннымъ съ большими трудностями и препятствіями, преодолѣвать которыя пришлось, какъ автору, такъ и издателю. Мы пишемъ объ этомъ для того, чтобы объяснить причину задержки выхода въ свѣтъ книги на нѣсколько мѣсяцевъ и вмѣстѣ съ тѣмъ благодаримъ, какъ терпѣливыхъ подписчиковъ за ихъ ожиданіе, такъ равно и за поддержку «Фонда Исторіи Русской Арміи».
       Въ т. III описаны событія русской военной жизни, происшедшія царствованіе Императора Александра III и Императора Николая II, кончая 1915-ымъ годомъ. Книга начинается XIII главой — Закатъ Петровской Имперіи. Далѣе идетъ характеристика Русской Арміи конца XIX и начала XX вѣка. Ванновскій, Драгомировъ, Куропаткинъ. Затѣмъ слѣдуетъ эпоха Императора Николая Александровича Китайская война 1900 года. Война съ Японіей 1904-1905 г.г. и первая смута. Періодъ между двухъ войнъ 1905-1915 г.г. Великій Князь Николай Николаевичъ и ген. Сухомлиновъ, Эволюція нашего плана войны. Міровая война, изъ которой въ этомъ томѣ описаны 1914 и 1915 г.г. 1916 и 1917 г.г. оставлены для т. IV.
       Одно перечисленій заглавій говоритъ насколько интересные и важные вопросы трактуются въ этой книгѣ.
       Предоставляемъ военнымъ спеціалистамъ критиковатъ этотъ трудъ. Мы же отмѣтимъ его обще-національное значеніе. «Исторіи Русской Арміи» предназначена не для одного лишь круга военныхъ спеціалистовъ, но для всѣхъ интересующихся жизнью Россіи, одной изъ главныхъ стержней которой является ея Армія. Невозможно сколько-нибудь понимать Россію, не зная ея арміи.
       Однимъ изъ пороковъ нашей прежней жизни была обособленность такихъ первѣйшихъ основъ Россійскаго государства, какъ Церковь и армія отъ жизни остальнаго общества — въ Церковь обращались, лишь когда нужно было хоронить, а въ армію — когда отбывать воинскую повинность, въ остальномъ — общество не знало ихъ, не понимало, чуждалось и искало для себя иныхъ основъ бытія. Между тѣмъ невозможно существованіе Россіи, если Русская Армія не будетъ для нашего общества родной и близкой, если русское общество не будетъ интересоваться ея жизнью и бытомъ, какъ своей собственной жизнью. Предметомъ военныхъ спеціалистовъ должны быть спеціальные пріемы управленія арміей. Общество можетъ не знать тактики, баллистики, военно-техническихъ наукъ, но общество не можетъ не знать своихъ самоотверженныхъ героевъ, не можетъ не интересоваться ихъ подвигами, ихъ боевыми дѣлами, причинамя ихъ успѣховъ и неудачъ. Если общество ко всему этому будетъ относиться съ пренебреженіемъ, то и сама Армія начнетъ увядать, ея героическій духъ принизится, а на посты героевъ придутъ вѣдомственные чиновники съ казенной душой.
       Намъ думается, что для будущаго Русской Арміи хорошимъ предзнаменованіемъ служитъ то, что русское общество выдвинуло изъ своей среды такой необычайный талантъ, какъ автора «Исторіи Русской Арміи», который прежде всего горячо полюбилъ нашу Армію и ея славную исторію и изучалъ ее въ лучахъ своей любви, поэтому только и могъ онъ написать свой изумительный трудъ, врядъ ли доступный въ наше время даже для искушенныхъ военныхъ спеціалистовъ, такъ свободно, однако вылившійся изъ подъ пера нашего автора.
       Нѣкоторые ихъ читателей т.т. 1 и 2 «И. Р. А.» отказываются вѣрить тому, что ихъ авторомъ можетъ быть одно лицо и при томъ непрошедшее всей страды военной службы. Они говорятъ, что такой трудъ могъ бы быть составленъ только коллективнымъ трудомъ многихъ спеціалистовъ. И дѣйствительно, если бы дѣло это поставить вѣдомственно и формально, то такъ и нужно было бы, однако любовь къ предмету изслѣдованія, личный талантъ и самоотверженный трудъ дѣлаютъ чудеса.
       Повторяемъ, что мы не предвосхищаемъ напередъ критики и открываемъ для нее наши страницы, но оставляя и за собой право критики, мы должны сказать, что этотъ трудъ восполнилъ пробѣлъ, бывшій до сего времени между нашимъ обществомъ и арміей съ одной стороны, а съ другой, что его отличительной особенностью сравнительно съ подобными военными изслѣдованіями является то, что изложеніе военныхъ событій въ немъ соединено съ тонкимъ пониманіемъ русской политической жизни, чего всегда не достовало нашимъ военнымъ писателямъ и вождямъ.
       Нашъ почившій Владыка Митрополитъ Антоній два года тому назадъ, прочтя т. II «Исторіи Русской Арміи», по собственной иниціативѣ пожелалъ написать открытое письмо автору книги А. А. Керсновскому, въ которомъ нашъ Владыка между прочимъ писалъ слѣдующее:
       «...Ваша книжка, кромѣ чувства яркаго удовольствія, пробуждаетъ въ читателѣ еще и глубокую благодарность лично Вамъ какъ автору этой полезной и многосодержательной книги, такъ какъ Ваша книга, расширяя кругозоръ читателя на русскую исторію и въ частности исторію военную, укрѣпляетъ въ немъ уваженіе къ своему Отечеству и убѣжденіе въ его превосходствѣ надъ другими государствами Европы, какъ носительницы высокого историческаго идеализма, весьма отчетливо выясняя правильные шаги государственной дѣятельности одной эпохи и глубокую ошибочностъ другой. Большое Вамъ спасибо... Чѣмъ шире будетъ слава Вашего творенія, тѣмъ большую отраду оно вселитъ въ русскія сердца и головы».
       Таковъ былъ т. II-ой «Исторіи Русской Арміи». Пусть военные спеціалисты и остальные читатели вынесутъ свой приговоръ о т. III».
[2] Здѣсь владыка Антоній разумѣетъ русскихъ военачальниковъ, принимавшихъ участіе въ февральской революціи 1917 года.
[3] Здѣсь, по-видимому, недостаетъ строки. (Прим. — А. К.)

Источникъ: Архіепископъ Никонъ (Рклицкій). Жизнеописаніе блаженнѣйшаго Антонія, митрополита Кіевскаго и Галицкаго. Томъ IX: Мысли и сужденія о Русскомъ народѣ, объ Евразійствѣ, о Братствѣ Русской Правды. А. С. Пушкинъ. Ѳ. М. Достоевскій. Царская власть и Св. Православіе. Христолюбивое Русское Воинство. Русcкой молодежи. — Нью Іоркъ: Изданіе Сѣверо-Американской и Канадской епархіи, 1962. — С. 302-308.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.