Церковный календарь
Новости


2018-12-14 / russportal
Свт. Зинонъ Веронскій. На слова: "егда предастъ (Христосъ) царство Богу и Отцу" (1838)
2018-12-14 / russportal
Краткое свѣдѣніе о жизни св. священномуч. Зинона, еп. Веронскаго (1838)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 2-я (1849)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 1-я (1849)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 126-й (1899)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 125-й (1899)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Православное Догмат. Богословіе митр. Макарія (1976)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Свт. Тихонъ Задонскій, еп. Воронежскій (1976)
2018-12-10 / russportal
Лактанцій. Книга о смерти гонителей Христовой Церкви (1833)
2018-12-10 / russportal
Евсевій, еп. Кесарійскій. Книга о палестинскихъ мученикахъ (1849)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Истинное христіанство есть несеніе креста (1975)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Сознаемъ ли мы себя православными? (1975)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, какъ душѣ обрѣсти Бога (1895)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, что не должно соблазнять ближняго (1895)
2018-12-07 / russportal
Тихонія Африканца Книга о семи правилахъ для нахожд. смысла Св. Писанія (1891)
2018-12-07 / russportal
Архим. Антоній. О правилахъ Тихонія и ихъ значеніи для совр. экзегетики (1891)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - суббота, 15 декабря 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 15.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Митр. Антоній (Храповицкій) († 1936 г.)

Блаженнѣйшій Антоній (въ мірѣ Алексѣй Павловичъ Храповицкій) (1863-1936), митр. Кіевскій и Галицкій, церковный и общественный дѣятель, богословъ и духовный писатель, основоположникъ и первый Первоіерархъ Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ). Родился 17 (30) марта 1863 г. въ имѣніи Ватагино Новгородской губ., въ дворянской семьѣ. Окончилъ С.-Петербургскую Духовную Академію и въ томъ же году постригся въ монашество (1885). Ректоръ Духовныхъ Академій — Московской (1890-1894) и Казанской (1894-1900). Епископъ Чебоксарскій (1897-1900), Уфимскій (1900-1902), Волынскій (1902-1914), архіеп. Харьковскій (1914-1917). Будучи убѣжденнымъ монархистомъ, вл. Антоній всячески содѣйствовалъ упроченію и распространенію православно-монархическихъ идей въ Россіи. Послѣ Февральскаго переворота 1917 г. въ періодъ «разгула демократіи» былъ устраненъ съ каѳедры и уволенъ на покой въ Валаамскій монастырь. На Помѣстномъ Соборѣ 1917-1918 гг. былъ въ числѣ трехъ главныхъ кандидатовъ на патріаршую каѳедру. Митрополитъ Кіевскій и Галицкій (1917). Предсѣдатель Высшаго Временнаго Церковнаго Управленія Юга Россіи (1919). Покинулъ Россію въ 1920 г. съ послѣдними частями Бѣлой Арміи. Возглавлялъ Русскую Православную Церковь Заграницей (1921-1936). Въ трудныхъ условіяхъ эмиграціи сумѣлъ сохранить единство Русскаго Православія зарубежомъ, вѣрность его церковнымъ канонамъ и православно-монархической идеѣ. За годы первоіераршества митр. Антонія РПЦЗ приняла, кромѣ прочихъ, слѣдующія важныя рѣшенія: были отвергнуты «обновленчество», новый стиль, политика подчиненія церковной власти безбожникамъ, анаѳематствованы спиритизмъ, теосоѳія, масонство и «софіанство». Скончался митр. Антоній 28 іюля (10 августа) 1936 г. въ Бѣлградѣ. Его отпѣваніе совершилъ сербскій патр. Варнава. Значеніе церковной дѣятельности митр. Антонія велико не только для Русской, но и для всей Христовой Каѳолической Церкви. Это былъ поистинѣ архипастырь вселенскаго масштаба.

Сочиненія митр. Антонія (Храповицкаго)

Жизнеописаніе и творенія блаж. Антонія, митр. Кіевскаго и Галицкаго († 1936 г.)
Томъ 15-й: «Слова, бесѣды и рѣчи». («О жизни по внутреннему человѣку»).
Посмертное изданіе съ предисловіемъ Архіепископа Никона (Рклицкаго).

б) Слова воспитанникамъ духовной школы.
Слово въ день академическаго акта, къ студентамъ С.-Петербургской Академіи
[1].

Православные слушатели! Въ этотъ день, когда Академія встрѣчаетъ новый, нынѣ уже 78-й годъ своего существованія, мысль невольно оборачивается на прошлое. Припоминаются образы великихъ дѣятелей, вышедшихъ изъ-подъ священнаго крова этой мирной обители, ихъ плодотворная пастырская и ученая дѣятельность, приходитъ на мысль и другая скромная дѣятельность тружениковъ воспитанія духовнаго юношества, которые незамѣтно, тихо, какъ ревностные муравьи, строятъ великое зданіе религіозно-нравственнаго просвѣщенія отечества чрезъ своихъ питомцевъ, выходящихъ въ сельскіе пастыри. Окидываешь мысленнымъ взоромъ и ту пылкую работу, которая выпала на долю учившагося здѣсь столичнаго духовенства, трудящагося надъ сорною нивой, что называется образованнымъ обществомъ. — При всей разнородности этихъ дѣятелей, мы однако легко можемъ замѣтить ту, общую всѣмъ участь, что кто погонится за внѣшнимъ благополучіемъ, тотъ не достигаетъ внутренней удовлетворенности, а кто стремится жить по совѣсти, тому приходится отказаться отъ внѣшнихъ благъ. — Осуществляются, слѣдовательно, слова Спасителя: «никто не можетъ работать двумъ господамъ, или одного будетъ ненавидѣть, а другого любить — или одному усердствовать, а другому нерадѣть...».

И вотъ предъ всякимъ вступающимъ въ жизнь простираются два пути; а Міродержитель какъ-бы вновь говоритъ каждому: «предложихъ ти огнь и воду и на неже хощеши возложиши руку твою». — Конечно, братіе, всякій студентъ нашей Академіи всею душею стремится идти въ жизнь путемъ правды и самоотверженнаго служенія добру, но наблюденія надъ жизнію, надъ трудностями удержаться на этомъ пути, смущаютъ его умъ и поставляютъ вопросъ о самой разумности и законности благородныхъ стремленій его сердца. — Вѣдь не мы первые, не мы послѣдніе — нашептываетъ ему недремлющій никогда искуситель — всѣ юноши мечтаютъ о великомъ и всѣ въ жизни перестаютъ достигать его. — Насколько практическіе выводы изъ этого положенія гибельны для нравственной жизни, насколько они «угашаютъ духъ» и ослабляютъ волю — это понимаетъ каждый; но посмотримъ, нельзя-ли бороться съ ними на основаніи той-же самой посылки, изъ которой ихъ выводятъ. — Вѣдь, если всякой молодой душѣ свойственно мечтать и стремиться къ высокому, предначертывать себѣ жизнь, какъ подвигъ, а не какъ поприще для удовлетворенія себялюбивыхъ стремленій, то подобнаго рода настроеніе не есть прививное, нѣтъ, оно есть законное требованіе человѣческой природы, быть можетъ, откликъ того «дыханія жизни», которое вдохнулъ Творецъ въ человѣка. Мы смѣемся надъ дѣтьми, когда они не хотятъ вѣрить побѣдѣ злыхъ надъ добрыми, когда у нихъ представленіе о жизни слагается не потому, какъ бываетъ на дѣлѣ, а потому, какъ должно бы быть: но вѣдь и эта, не оправдываемая наблюденіемъ надъ жизнью, вѣра во всепобѣждающую силу добра — есть опять-же лишь естественное обнаруженіе или запросъ человѣческой природы, а слѣдовательно — она должна находить себѣ оправданіе въ дѣйствительности. — Поэтому будетъ вполнѣ законно спросить, кто болѣе достоенъ смѣха: дитя-ли, которое не вѣритъ въ возможность побѣды зла, или испытанный въ жизни мужъ, переставшій вѣрить въ жизненное значеніе добра? — «Если вы не обратитесь, и не будете, какъ дѣти, то не войдете въ Царство небесное», говорилъ Спаситель, уча подражать дѣтской вѣрѣ въ побѣду добра тѣхъ, чей жребій, братіе, выпадаетъ и намъ грѣшнымъ. И ученики Его сохранили эту вѣру, ею путеводились они въ непроглядной тьмѣ языческаго міра, ею жили, въ ней умирали отъ руки палачей; однако не только не отступили отъ ней подъ давленіемъ жизни, но, напротивъ, самую жизнь покорили этой вѣрѣ, создавъ христіанскую общину, утвержденную на началахъ самоотверженной любви ея членовъ ко всѣмъ людямъ. И тотъ, кто принялъ эту вѣру такимъ-же юношей, какими мы поступаемъ сюда, тотъ писалъ въ глубокой старости: «сія есть побѣда, побѣдившая міръ, вѣра наша».

Въ побѣду добра, въ самодовлѣемость нравственнаго начала вѣрили не только одушевленные ученики Христовы — апостолы, мученики, аскеты, не только религіозные энтузіасты, не желавшіе знаться съ дѣйствительностью, не только тѣ, которыхъ проповѣдь была «іудеемъ соблазнъ, эллиномъ-же безуміе»; нѣтъ, эту мысль провозгласилъ и великій представитель разума естественнаго; мало того — онъ положилъ ее въ основаніе всей философіи, всего человѣческаго знанія и дѣятельности. Онъ говорилъ, что, пока человѣкъ располагаетъ свой разумъ по законамъ теоретическаго познанія, пріобрѣтаемаго чрезъ внѣшній опытъ, до тѣхъ поръ онъ не можетъ познать сущности вещей, потому что предметы внѣшняго опыта не имѣютъ въ себѣ истиннаго значенія, но суть лишь явленія, которыхъ сущность остается непознаваема. Гдѣ-же истина вещей? Какъ она познается? Чрезъ наше нравственное сознаніе — отвѣчаетъ мыслитель — ее должно выводить изъ запросовъ нашей нравственной природы, вовсе не соображаясь съ видимой стороною міра и жизни. Отсюда получается предписаніе — опредѣлять свою дѣятельность не по внѣшнимъ, чрезъ внѣшнія чувства получаемымъ, удовольствіямъ и выгодамъ, не подъ давленіемъ внѣшняго, видимо господствующаго направленія, — но свободно — по указанію собственнаго нравственнаго сознанія или совѣсти. Итакъ, сама наука должна признать, что добрыя, идеальныя начала въ человѣкѣ имѣютъ творческое, самодовлѣющее значеніе, которое потому-то и цѣнно, что не нуждается ни въ какой поддержкѣ изъ области познаваемыхъ явленій, но напротивъ — само приводитъ человѣка къ предположенію лежащаго въ основѣ ихъ нравственнаго міропорядка, который по свидѣтельству того-же сознанія можетъ исходить только отъ личнаго Существа, поскольку нравственное начало не имѣетъ для насъ никакого значенія и смысла внѣ личности. А если такъ, то не смѣха достоенъ младенецъ, который не допускаетъ побѣды зла, не подлежитъ высокомѣрнымъ насмѣшкамъ и юноша-студентъ, который вѣритъ, что жизнь есть крестъ, даваемый человѣку Богомъ, не соблазнъ и не безуміе исповѣдуетъ христіанинъ вообще, если онъ вѣритъ, что надъ этимъ царствомъ мамоны есть другой высшій Царь Правды, изгоняющій князя міра сего, котораго власть есть лишь суета и обманъ, какъ царство отца лжи. — Да, не глумиться должно надъ христіанами за то, что они стараются быть просты, какъ дѣти, но — видѣть въ этомъ ихъ стремленіи мысль, къ которой съ необходимостью приходитъ человѣческое сознаніе чрезъ углубленіе въ сущность вещей. — Печально однако то, братіе, что убѣжденіе еще не ручается за исполненіе, за проведеніе въ жизнь того, въ чемъ бываешь убѣжденъ: легко быть философомъ въ сознаніи, но трудно — философомъ въ дѣятельности, много есть послѣдователей ученія о нравственной свободѣ, но кто изъ нихъ свободенъ отъ рабства грѣху или страстямъ? Такимъ образомъ, если внѣшняя наука и можетъ осмыслить нравственную, самоотверженную жизнь, то она все-же далеко не въ состояніи дать естественному «человѣку, тлѣющему въ похотѣхъ прелестныхъ», силы для исполненія своихъ благихъ намѣреній. Поэтому и нельзя удивляться паденію подъ бременемъ житейскихъ искушеній тѣхъ изъ вступающихъ въ жизнь, которые желаютъ опираться на одно сознаніе долга; виновны не столько они, сколько «живущій въ нихъ грѣхъ». — Но не въ такомъ душевномъ состояніи находимся мы, братіе. По неисчетной и ничѣмъ незаслуженной милости Господа, мы воспитаны въ православномъ христіанскомъ направленіи, которое даетъ для святой жизни именно то, чего не можетъ дать философія, т. е. она предлагаетъ какъ истинную дѣйствительность такое міровоззрѣніе, каковое есть лишь требованіе нравственнаго сознанія. Оно говоритъ намъ, что все, происходящее въ мірѣ помимо воли человѣка не есть дѣйствіе сочетанія слѣпыхъ силъ, но Домостроительство человѣческаго спасенія. Самого-же человѣка оно представляетъ не игралищемъ безсознательной природы, но союзникомъ Божественнаго Промысла; мало того — оно обѣщаетъ ему даровать «вся силы, яже къ животу и благочестію», чрезъ св. таинства. Но не будемъ разъяснять со всѣхъ сторонъ преимущества христіанства для нравственной жизни; посмотримъ на то изъ нихъ, какое намъ даетъ наше призваніе, какъ строителей Церкви, какъ представителей церковности.

Къ сожалѣнію послѣднее понятіе настолько слабо усвоено современнымъ сознаніемъ, что оно не только не служитъ вдохновляющимъ началомъ для дѣятельности, но напротивъ, представляется часто, какъ препятствіе къ духовной жизни, какъ собраніе формальныхъ предписаній, лишенныхъ нравственнаго значенія. Для избѣжанія такого печальнаго недоразумѣнія мы должны ставить точкой отправленія своихъ разсужденій объ этомъ предметѣ самый догматъ Церкви. Вѣровать въ Церковь, значитъ вѣровать, что искупленное Христомъ человѣчество есть единое живое тѣло, оживляемое Духомъ Святымъ чрезъ взаимную любовь ея сыновъ, подобно тому, какъ душа поддерживаетъ жизнь тѣла чрезъ взаимодѣйствіе его членовъ. Отсюда слѣдуетъ, что каждое дѣло любви одного сына Церкви: будь это молитва пустынножителя, или гражданскій подвигъ общественнаго дѣятеля, или втайнѣ преоборенная страсть, или ласковая улыбка младенцу — имѣетъ не личное только, но и общественное и даже общечеловѣческое значеніе. Тѣло Церкви созидается любовью и подвиги каждаго отдѣльнаго человѣка споспѣшествуютъ дѣлу Домостроительства.

Вотъ эта-то вѣра въ Церковь, въ совершаемое самимъ Творцемъ и Промыслителемъ міра дѣло общаго спасенія чрезъ взаимную любовь даетъ и намъ бодрость и силу для самоотверженнаго служенія добру. — Поэтому, братіе, будемъ проникаться идеей спасающей Церкви, будемъ самимъ духомъ жить въ Церкви, чтобы не ослабѣть въ борьбѣ съ искушеніями жизни, чтобы не пасть одинокимъ борцемъ, но сознавать себя членомъ побѣжденной рати, воинствующей противъ князя міра сего, «сожителями святыхъ и присными Богу». Внося эту идею, эту вѣру, въ жизнь, мы бы освѣтили ее себѣ такимъ свѣтомъ, который смѣло можно было бы противопоставить суетнымъ блесткамъ искушеній своекорыстія. Тогда-бы мы могли руководиться дѣтскою вѣрою въ побѣду добра не въ сознаніи только, но и въ жизни, и не подвергаться общей участи вступающихъ въ жизнь дѣятелей. — Мы бы могли презирать то, что называютъ умѣніемъ жить, мудрость «міра сего, которая есть безуміе предъ Господомъ», представилась бы намъ еще болѣе смѣшною и жалкою, чѣмъ представляются юношескіе идеалы житейскимъ мудрецамъ. — То, что послѣдніе называютъ жизнью, мы бы назвали смертью. Мы бы не знали другой жизни, кромѣ жизни въ Церкви для вѣчности, какъ дѣти мы-бы вѣрили, что всякія внѣшнія неудачи и пораженія имѣютъ лишь временный, призрачный характеръ, что, «блажени нищіи духомъ, яко ваше есть Царствіе небесное, блажени алчущіи нынѣ, яко насытитеся, блажени плачущіи нынѣ, яко возсмѣетеся; блажени будете, егда возненавидятъ васъ человѣцы, и егда разлучатъ вы и поносятъ, и пронесутъ имя ваше, яко зло, Сына Человѣческаго ради». Аминь.

Примѣчаніе:
[1] Назначено къ произнесенію 17 февраля 1886 г., но произнесено, кажется, не было.

Источникъ: Митрополитъ Антоній. Слова, бесѣды и рѣчи. (О жизни по внутреннему человѣку). — Посмертное изданіе съ предисловіемъ Архіепископа Никона (Рклицкаго). — Нью Іоркъ: Printing Shop St. Iov of Pochaev Holy Trinity Monastery, Jordanville, 1968. — С. 226-230. [«Жизнеописаніе и творенія Блаженнѣйшаго Антонія, Митрополита Кіевскаго и Галицкаго», Томъ 15-й.]

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.