Церковный календарь
Новости


2018-08-20 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 7-я (1991)
2018-08-20 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 46-е (20 ноября 1917 г.)
2018-08-19 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 6-я (1991)
2018-08-19 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 45-е (18 ноября 1917 г.)
2018-08-18 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 5-я (1991)
2018-08-18 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 44-е (17 ноября 1917 г.)
2018-08-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 4-я (1991)
2018-08-17 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 42-е (16 ноября 1917 г.)
2018-08-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 3-я (1991)
2018-08-16 / russportal
Н. Д. Кузнецовъ. Основанія, приводимыя для учрежденія Патріаршества (1918)
2018-08-15 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 2-я (1991)
2018-08-15 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 41-е (15 ноября 1917 г.)
2018-08-14 / russportal
Свт. Іоаннъ, архіеп. Шанхайскій. Единообразіе въ богослуженіи (1994)
2018-08-14 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 40-е (14 ноября 1917 г.)
2018-08-12 / russportal
Обращеніе свт. Іоанна обще-приходскому годовому собранію (1994)
2018-08-12 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 39-е (13 ноября 1917 г.)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 21 августа 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 8.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Митр. Антоній (Храповицкій) († 1936 г.)

Блаженнѣйшій Антоній (въ мірѣ Алексѣй Павловичъ Храповицкій) (1863-1936), митр. Кіевскій и Галицкій, церковный и общественный дѣятель, богословъ и духовный писатель, основоположникъ и первый Первоіерархъ Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ). Родился 17 (30) марта 1863 г. въ имѣніи Ватагино Новгородской губ., въ дворянской семьѣ. Окончилъ С.-Петербургскую Духовную Академію и въ томъ же году постригся въ монашество (1885). Ректоръ Духовныхъ Академій — Московской (1890-1894) и Казанской (1894-1900). Епископъ Чебоксарскій (1897-1900), Уфимскій (1900-1902), Волынскій (1902-1914), архіеп. Харьковскій (1914-1917). Будучи убѣжденнымъ монархистомъ, вл. Антоній всячески содѣйствовалъ упроченію и распространенію православно-монархическихъ идей въ Россіи. Послѣ Февральскаго переворота 1917 г. въ періодъ «разгула демократіи» былъ устраненъ съ каѳедры и уволенъ на покой въ Валаамскій монастырь. На Помѣстномъ Соборѣ 1917-1918 гг. былъ въ числѣ трехъ главныхъ кандидатовъ на патріаршую каѳедру. Митрополитъ Кіевскій и Галицкій (1917). Предсѣдатель Высшаго Временнаго Церковнаго Управленія Юга Россіи (1919). Покинулъ Россію въ 1920 г. съ послѣдними частями Бѣлой Арміи. Возглавлялъ Русскую Православную Церковь Заграницей (1921-1936). Въ трудныхъ условіяхъ эмиграціи сумѣлъ сохранить единство Русскаго Православія зарубежомъ, вѣрность его церковнымъ канонамъ и православно-монархической идеѣ. За годы первоіераршества митр. Антонія РПЦЗ приняла, кромѣ прочихъ, слѣдующія важныя рѣшенія: были отвергнуты «обновленчество», новый стиль, политика подчиненія церковной власти безбожникамъ, анаѳематствованы спиритизмъ, теосоѳія, масонство и «софіанство». Скончался митр. Антоній 28 іюля (10 августа) 1936 г. въ Бѣлградѣ. Его отпѣваніе совершилъ сербскій патр. Варнава. Значеніе церковной дѣятельности митр. Антонія велико не только для Русской, но и для всей Христовой Каѳолической Церкви. Это былъ поистинѣ архипастырь вселенскаго масштаба.

Сочиненія митр. Антонія (Храповицкаго)

Жизнеописаніе и творенія блаж. Антонія, митр. Кіевскаго и Галицкаго († 1936 г.)
Томъ 15-й: «Слова, бесѣды и рѣчи». («О жизни по внутреннему человѣку»).
Посмертное изданіе съ предисловіемъ Архіепископа Никона (Рклицкаго).

б) Слова воспитанникамъ духовной школы.
Слово къ студентамъ С.-Петербургской Духовной Академіи
[1].

Когда благоустроенная семья соединяется въ родномъ домѣ на общемъ праздникѣ и наслаждается дружеcкой бесѣдой вокругъ обильной трапезы, и если въ это время лютая мятель завываетъ на дворѣ, и мерзлые хлопья снѣга стучатъ въ окна: то не обратится-ли мысль празднующихъ собесѣдниковъ отъ своего радостнаго торжества къ положенію тѣхъ, которые въ это время блуждаютъ на трескучемъ морозѣ въ полѣ по занесеннымъ дорогамъ, съ трудомъ, а то и совершенно тщетно, отыскивая пути, тщетно ожидая, что кто-либо выйдетъ изъ села избавить ихъ отъ совершенной погибели въ снѣжной пустынѣ?

Нынѣ, братіе, Академія наша, собравшаяся въ нашъ родной храмъ праздновать годовой день своего рожденія, объединенная христіанскимъ просвѣщеніемъ и взаимною любовью, подобна той семьѣ, пирующей въ непогоду. Окинемъ-же и мы мысленнымъ взоромъ внѣшнюю намъ общественную жизнь, на полѣ которой свирѣпствуютъ всякія невзгоды. Въ этотъ день, когда общее торжество окрыляетъ духъ каждаго, отрѣшаетъ его отъ мелочныхъ своекорыстныхъ заботъ минуты и расширяетъ сердца наши взаимнымъ объединяющимъ ихъ сочувствіемъ, въ эти священныя минуты, когда мы готовимся заключить наше благодарственное богослуженіе: — подумаемъ о разнаго рода путникахъ, погибающихъ въ духовномъ заблужденіи и холодѣ. Кто эти путники? О, ихъ много, очень много! Это, во-первыхъ, ближайшее къ намъ по внѣшнему положенію учащееся юношество свѣтское, почти вовсе лишенное религіозно-нравственнаго руководства, блуждающее безплодно и нерѣдко безнадежно по распутіямъ разныхъ вѣчно смѣняющихся обманчивыхъ направленій мысли и жизни. Свѣтское юношество, съ четырнадцати лѣтъ подпадающее разврату, съ шестнадцати лѣтъ скептицизму, съ двадцати лѣтъ практическому пессимизму въ смыслѣ подрыва вѣры въ общія правила честности и человѣколюбія — это тѣ несчастные, которые, ища истины и тщетно стараясь ее найти, съ отчаянія бросаются въ крамольническія шайки и губятъ себя и другихъ, или, терзаясь отсутствіемъ вѣры и руководителей къ ней, рѣшаются покончить съ собственною жизнью. Это одни путники. Другіе — ихъ-же слѣпые вожди, различные общественные дѣятели — педагоги и публицисты, лишенные всякихъ твердыхъ принциповъ, аффективно вѣрующіе или, не вѣря, проповѣдующіе какія-либо фантастическія теоріи, имѣющія перевернуть міръ; а на самомъ дѣлѣ столь легковѣсная, что въ нихъ чрезъ нѣсколько лѣтъ разувѣряются и сами проповѣдники, послѣ чего и мѣняютъ одну теорію на другую, пока не доходятъ до безысходнаго пессимизма и вмѣстѣ съ послѣднимъ словомъ отрицательной европейской философіи объявляютъ жизнь безсмысленнымъ коловращеніемъ, проклинаютъ всѣ свои прежнія знамена и съ саркастическимъ мучительнымъ ожесточеніемъ сходятъ въ могилу, окружаемые недоумѣнною печалью своихъ умныхъ почитателей. Это второй родъ путниковъ жизни. Третій родъ — это тѣ руководители общества, которые, забывъ свои обязанности о самоотверженномъ служеніи государству, заковываютъ подчиненныя имъ области народной жизни въ рамки мертвой казенщины, обнимая свое сердце жаждой денегъ и отличій. Они не признаютъ себя блуждающими по сугробамъ, увѣрены, что идутъ по прямому пути, но на самомъ дѣлѣ удаляются отъ теплыхъ жилищъ и влекутъ за собою въ погибель все имъ подчиненное. Обращаемся къ религіозной жизни общества: вотъ одна его часть, соблазняемая событіями церковнаго формализма, отожествляетъ съ ними самое православіе, созидаетъ фантастическія духовныя церкви, не удовлетворяясь ими, бросается отъ заблужденія къ заблужденію, пока не остановится на скептицизмѣ, на бѣшеномъ піитизмѣ; вотъ другая часть, не видѣвшая ничего, кромѣ церковнаго церемоніала, полагаетъ въ немъ всю религію, во имя ея отказываетъ въ любви и участіи всѣмъ мыслящимъ иначе, а потому и сама черствѣетъ сердцемъ и погрязаетъ въ страстяхъ. Обратимся мы къ народу: тамъ насъ встрѣтитъ фанатикъ-раскольникъ, съ пѣной у рта проклинающій Церковь, безумный хлыстъ, возсозидающій культъ Афродиты, упрямый штундистъ, высокомѣрно считающій свое тупое упорство за высшую духовную религію. А православные? вотъ они: вотъ цѣлыя деревни, погибающія въ позорной болѣзни, вотъ толпы молодыхъ и стариковъ, избивающія евреевъ по городамъ, вотъ и другіе, потерявшіе по фабрикамъ и трактирамъ все, что далъ имъ родной домъ. Но гдѣ перечислить всѣ главнѣйшіе виды блужданій общества и народа? Имъ нѣтъ конца, нѣтъ числа! Уже не говоримъ о нашихъ единовѣрныхъ братіяхъ, о единокровныхъ нашихъ ренегатахъ истинной вѣры, не говоримъ объ иновѣрцахъ и инородцахъ, которые вѣдь тоже наши братья, которымъ «проповѣдывать Евангеліе» тоже повелѣлъ Господь.

Да, разнообразны, печальны блужданія людей, велики ихъ житейскія скорби, тяжки ихъ пороки и преступленія. Собираясь здѣсь вокругъ свѣта Божественной истины, мы съ трудомъ можемъ проникнуть взоромъ въ ту мрачную тьму, въ тотъ духовный морозъ и гладъ, въ который брошены наши близкіе и дальніе о Христѣ братья. Много причинъ этихъ бѣдствій, раздирающихъ міръ, много мечей проливаютъ кровь по лицу земли: посмотрите, сколько въ этой жизненной мятели заблудшихъ и замерзшихъ не потому, чтобы отвергали помощь провожатаго, но потому, только потому, что никто не хотѣлъ имъ указать дороги. Не мы, но мірская литература показала, что въ самомъ ужасномъ нравствственномъ состояніи можно встрѣтить высокія, благородныя души, искавшія свѣта, но не получившія, а потому и погибшія. И въ страшныхъ подземельныхъ каторжныхъ шахтахъ, и въ мрачныхъ тюрьмахъ, и въ притонахъ гибельнаго разврата и пьянства, и на всѣхъ перекресткахъ жизни встрѣчаются эти блѣдныя, измученныя лица съ вѣчнымъ вопросомъ на исхудаломъ лицѣ, съ воспаленными отъ духовной и тѣлесной муки глазами, съ вопросомъ о томъ, да неужели-же никто, ни добродѣтельный и ученый мужъ не выведетъ его на путь истинный? И тысячами погибаютъ они, тысячами замерзаютъ, заведенные въ даль гудящею мятелью зимней ночи... О, братіе, неужели могутъ, зная это, спокойно сидѣть въ горницѣ тѣ, кого Богъ держалъ въ эту ночь въ родномъ домѣ, не будутъ ли они виновны въ смерти тѣхъ, которые погибаютъ не по собственной злобѣ, а п. ч. никто ихъ не наставилъ изъ тѣхъ, кому заповѣдано учить людей. «Каинъ, гдѣ братъ твой?» — вопросъ, котораго слышаніе страшно, который не можетъ быть обращенъ къ каждому изъ насъ, но къ намъ въ цѣломъ, какъ носителямъ разумѣнія истины, носителямъ (настоящимъ и будущимъ) даровъ благодати, этотъ роковой вопросъ имѣетъ свое отношеніе. Кровь брата твоего вопіетъ отъ земли на небо! кровь всѣхъ впадшихъ въ невѣріе по нашему небреженію и безучастной сухости, по неспособности раскрыть жизненную силу христіанства; кровь отпадшихъ по скудости церковнаго учительства въ разныя ереси, кровь идейныхъ самоубійцъ, кровь отчаявшихся искателей истины. Выйдемъ же изъ нашего теплаго покоя, со свѣтильникомъ вѣры, добродѣтели и просвѣщенія въ ненастную тьму заблужденій нашихъ братьевъ! выйдемъ изъ нашей внутренней замкнутости на распутія жизни, научимся созывать путниковъ понятною имъ рѣчью, т. е. постараемся объ усвоеніи и приведеніи къ христіанскому идеалу всего того, чѣмъ живутъ наши братья. А для этого надо, во-первыхъ, понять внутреннюю жизнь простого народа, полюбить то, что ему дорого, заговорить его мужицкою рѣчью и усвоить его искренность. Надо, во-вторыхъ, изучать и понять всѣ тѣ духовныя нужды, которыя сказываются въ жизни общественной, усвоить способы воздѣйствованія на нихъ, съумѣть популяризировать нашу христіанскую науку, создать общественную и народную современную христіанскую литературу и беллетристику; дать руку общенія тѣмъ изъ членовъ мірскаго общества, которые вліяютъ на него въ благопріятномъ для христіанства смыслѣ, а главное, въ душѣ своей, въ своемъ отношеніи къ ближнимъ быть согрѣтымъ духомъ христіанской безкорыстной любви и сердечнаго участія къ спасенію каждаго. И если мы начнемъ собирать въ нашъ родной домъ вѣры и любви всѣхъ блуждающихъ во тьмѣ и холодѣ жизни, если хотя не сами увидимъ приведенными къ намъ всѣ господствующія направленія, но изъ начатой дѣятельности будемъ имѣть возможность предчувствовать зорю того будущаго нѣкогда священнаго дня, когда и поклонники «духовнаго» христіанства, и искатели свободы и равенства, и преклоняющіеся предъ разумомъ и наукой, и проповѣдники космополитизма, и поборники патріотизма: однимъ словомъ всѣ, кто живетъ не ради одного себялюбія, поймутъ, что все, что есть добраго въ ихъ идеалѣ, имѣется здѣсь у насъ въ источникахъ Божественной истины, и придутъ къ намъ, если говорю, будемъ дѣятельно приближать это время, мало по малу обнимая нашимъ свѣтомъ различные идеалы, или пути жизни: тогда, о какъ счастливо будемъ мы праздновать годовщины нашихъ разсадниковъ христіанскаго просвѣщенія, и съ какимъ твердымъ упованіемъ будемъ мы тогда всѣ силы свои посвящать на воспитаніе своего сознанія и своего сердца къ нашей великой цѣли, состоящей въ томъ, чтобы на всѣхъ добрыхъ въ этомъ мірѣ осуществились слова Христовы: «и будетъ едино стадо и единъ Пастырь.

Примѣчаніе:
[1] Произнесено въ церкви С.-Петербургской Духовной Академіи въ день годичнаго акта 17 февраля 1888 г.

Источникъ: Митрополитъ Антоній. Слова, бесѣды и рѣчи. (О жизни по внутреннему человѣку). — Посмертное изданіе съ предисловіемъ Архіепископа Никона (Рклицкаго). — Нью Іоркъ: Printing Shop St. Iov of Pochaev Holy Trinity Monastery, Jordanville, 1968. — С. 251-255. [«Жизнеописаніе и творенія Блаженнѣйшаго Антонія, Митрополита Кіевскаго и Галицкаго», Томъ 15-й.]

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.