Церковный календарь
Новости


2018-08-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 3-я (1991)
2018-08-16 / russportal
Н. Д. Кузнецовъ. Основанія, приводимыя для учрежденія Патріаршества (1918)
2018-08-15 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 2-я (1991)
2018-08-15 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 41-е (15 ноября 1917 г.)
2018-08-14 / russportal
Свт. Іоаннъ, архіеп. Шанхайскій. Единообразіе въ богослуженіи (1994)
2018-08-14 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 40-е (14 ноября 1917 г.)
2018-08-12 / russportal
Обращеніе свт. Іоанна обще-приходскому годовому собранію (1994)
2018-08-12 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 39-е (13 ноября 1917 г.)
2018-08-11 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 1-я (1991)
2018-08-11 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 82-е (12 февраля 1918 г.)
2018-08-10 / russportal
Митр. Анастасій (Грибановскій). Рѣчь при гробѣ митр. Антонія (1936)
2018-08-10 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 81-е (10 февраля 1918 г.)
2018-08-09 / russportal
Свт. Іоаннъ Шанхайскій. Слово къ Санъ Францисской паствѣ (1994)
2018-08-09 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 80-е (9 февраля 1918 г.)
2018-08-08 / russportal
2-й Всезаруб. Соборъ 1938 г. Докладъ графа П. М. Граббе (1939)
2018-08-08 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 77-е (5 февраля 1918 г.)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - пятница, 17 августа 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 6.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Митр. Антоній (Храповицкій) († 1936 г.)

Блаженнѣйшій Антоній (въ мірѣ Алексѣй Павловичъ Храповицкій) (1863-1936), митр. Кіевскій и Галицкій, церковный и общественный дѣятель, богословъ и духовный писатель, основоположникъ и первый Первоіерархъ Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ). Родился 17 (30) марта 1863 г. въ имѣніи Ватагино Новгородской губ., въ дворянской семьѣ. Окончилъ С.-Петербургскую Духовную Академію и въ томъ же году постригся въ монашество (1885). Ректоръ Духовныхъ Академій — Московской (1890-1894) и Казанской (1894-1900). Епископъ Чебоксарскій (1897-1900), Уфимскій (1900-1902), Волынскій (1902-1914), архіеп. Харьковскій (1914-1917). Будучи убѣжденнымъ монархистомъ, вл. Антоній всячески содѣйствовалъ упроченію и распространенію православно-монархическихъ идей въ Россіи. Послѣ Февральскаго переворота 1917 г. въ періодъ «разгула демократіи» былъ устраненъ съ каѳедры и уволенъ на покой въ Валаамскій монастырь. На Помѣстномъ Соборѣ 1917-1918 гг. былъ въ числѣ трехъ главныхъ кандидатовъ на патріаршую каѳедру. Митрополитъ Кіевскій и Галицкій (1917). Предсѣдатель Высшаго Временнаго Церковнаго Управленія Юга Россіи (1919). Покинулъ Россію въ 1920 г. съ послѣдними частями Бѣлой Арміи. Возглавлялъ Русскую Православную Церковь Заграницей (1921-1936). Въ трудныхъ условіяхъ эмиграціи сумѣлъ сохранить единство Русскаго Православія зарубежомъ, вѣрность его церковнымъ канонамъ и православно-монархической идеѣ. За годы первоіераршества митр. Антонія РПЦЗ приняла, кромѣ прочихъ, слѣдующія важныя рѣшенія: были отвергнуты «обновленчество», новый стиль, политика подчиненія церковной власти безбожникамъ, анаѳематствованы спиритизмъ, теосоѳія, масонство и «софіанство». Скончался митр. Антоній 28 іюля (10 августа) 1936 г. въ Бѣлградѣ. Его отпѣваніе совершилъ сербскій патр. Варнава. Значеніе церковной дѣятельности митр. Антонія велико не только для Русской, но и для всей Христовой Каѳолической Церкви. Это былъ поистинѣ архипастырь вселенскаго масштаба.

Сочиненія митр. Антонія (Храповицкаго)

Жизнеописаніе и творенія блаж. Антонія, митр. Кіевскаго и Галицкаго († 1936 г.)
Томъ 15-й: «Слова, бесѣды и рѣчи». («О жизни по внутреннему человѣку»).
Посмертное изданіе съ предисловіемъ Архіепископа Никона (Рклицкаго).

б) Слова воспитанникамъ духовной школы.
Слово на Покровъ Пресвятыя Богородицы
[1].

Съ какими мыслями и чувствами, возлюбленные, должны мы проводить сей священный день нашего храмового праздника? Конечно, прежде всего, съ тѣми, которыя приличествуютъ каждому христіанскому празднику, но, кромѣ того, и съ нѣкоторымъ особеннымъ настроеніемъ соотвѣтственно нарочитому значенію прихода академической церкви.

Когда Господь съ горы Синайской призывалъ народъ Свой оставить Египетское нечестіе и чрезъ исполненіе заповѣдей Его приближаться къ грядущему искупленію и возвращенію райскаго блаженства въ вѣчномъ единеніи съ міромъ небеснымъ: тогда Онъ повелѣлъ посвящать Себѣ седьмый день недѣли и нѣкоторые установленные дни года, чтобы хотя въ эти краткіе сроки, хотя отчасти переживать то святое настроеніе близости къ Богу, которое бываетъ доступно человѣку въ молитвѣ при освобожденіи отъ суеты дѣлъ, принижающихъ его духъ и прилѣпляющихъ его къ земной персти. Въ эти дни бѣдный, осуетившійся народъ воспоминалъ то блаженное время, когда міръ сей, еще свободный отъ плачевныхъ послѣдствій его произвольнаго паденія, во всей своей богозданной красотѣ предстоялъ всевидящему оку Творца своего, почившаго отъ дѣлъ творенія въ день седьмый и увидѣвшаго «вся елика сотвори, и се добра зѣло» (Быт. I, 31). Въ эти святые дни седьмые, когда богатые и бѣдные, рабы и свободные одинаково покоились отъ суеты дѣлъ своихъ и любовь Божія открывалась въ святыхъ дѣлахъ взаимнаго прощенія, благотворенія, гостепріимства и общихъ молитвъ, у людей прояснялась совѣсть и они, сравнивая дни посвященные Богу съ обычными днями нужды и взаимной борьбы за наживу, проникались самоукореніемъ и жаждой лучшей, обѣщанной въ будущемъ, жизни въ истинномъ и непрерывномъ субботствѣ, въ полной близости къ Господу, которую предвозвѣщалъ законъ и пророки.

Обѣщанія ихъ исполнились. Христова страсть и воскресеніе возвратили вѣрующихъ къ тѣснѣйшему общенію съ Господомъ, но путь къ сему общенію намъ указанъ въ подвигѣ и борьбѣ, въ крестоношеніи по образу Подвигоположника. Посему уже не суббота и новомѣсячіе, но Его спасительное воскресеніе и прочія чудотворныя дѣянія Его и Его святыхъ послѣдователей служатъ къ нашему духовному просвѣщенію, утѣшенію и ободренію. Святая Церковь въ умилительныхъ пѣснопѣніяхъ, молитвахъ и священнодѣйствіяхъ научаетъ насъ въ эти дни переноситься къ стопамъ Господа, жившаго на землѣ между людьми; къ дѣламъ и подвигамъ Его угодниковъ, побѣдившихъ міръ вѣрою и любовію и къ явленіямъ Пречистой Матери Его, защищавшимъ людей отъ погибели и паденій.

Добрые богомольные христіане издревле услаждали души свои этими священными воспоминаніями. Годичный кругъ былъ для нихъ какъ бы свѣтящимся церковнымъ небомъ, сіяющимъ звѣздами радостныхъ празднествъ. Не только въ эти священные дни отрѣшались они отъ заботъ земной жизни и молитвою очищались отъ своихъ прегрѣшеній, но и дни труда и будничныхъ занятій своихъ святили или воспоминаніями праздника прошедшаго или ожиданіемъ грядущаго, постоянно повторяя пріуроченныя къ нимъ молитвы и пѣснопѣнія. Послѣднія для нихъ были, да и теперь остаются для истинно вѣрующихъ, какъ бы небеснымъ окликомъ, какъ бы постоянно повторяющимся призывомъ отрѣшаться отъ суеты страстей и грѣховнаго нечувствія и возноситься духомъ къ Богу и друзьямъ Его, къ святости евангельской жизни.

Особенное, исключительное значеніе имѣетъ для добраго христіанскаго братства праздникъ престольный. Это есть тезоименитый день той или иной мѣстной церкви, воинствующей подъ знаменемъ святого угодника Божія или воспоминаемаго событія милости Божіей. Въ день праздника своего каждый приходъ торжествуетъ свое избранничество въ стадо Божіе не по заслугамъ своимъ, но единственно по милосердію Господню предназначенное; благодаритъ Создателя о дѣлахъ благодати Его, явленныхъ въ мимошедшемъ лѣтѣ приходской жизни и оказываетъ гостепріимную любовь ближнимъ своимъ, а бѣднымъ поставляетъ трапезы.

Теперь, возлюбленные, спросимъ сами себя, проникнуты ли мы, братіе святаго храма сего, тѣми возвышенными чувствами общенія съ Богомъ и небесами во дни торжествъ св. Церкви и наипаче въ престольный праздникъ нашего академическаго прихода, тѣми чувствами пламеннаго благодаренія и умиленной молитвы, которыми богатъ предстоящій здѣсь православный народъ нашъ, столь возлюбившій нашу Церковь за тѣ немногія крупицы духовнаго хлѣба, которыя здѣсь подаются ему «отъ трапезы господей своихъ» (Матѳ. XV, 27), или напротивъ, многіе изъ насъ съ тою-же безразсудною неблагодарностью отвергаются званія Божія, какъ нѣкогда неразумные іудеи, и являются въ очахъ Христовыхъ столь-же скудными вѣрою въ сравненіи съ предстоящими здѣсь смиренными простецами, какъ тотъ-же Израиль въ сравненіи съ вѣрующей женой хананейской? Поистинѣ, воспоминая высокое назначеніе наше и нашу малодушную разсѣяиность должно сказать то-же, что древній пророкъ отъ лица своего народа: «Тебѣ, Господи, есть правда, намъ же стыдѣніе лица» (Дан. IX, 7).

А между тѣмъ, какой высокій источникъ духовной радости открывался бы намъ въ день праздника нашего христіанскаго братства, еслибы мы стояли на высотѣ сего призванія — быть свѣтомъ міру и солью земли! Ибо всѣмъ извѣстно, что Русская Церковь и богословская наука только въ четырехъ Академіяхъ почерпаетъ своихъ высшихъ служителей и на нихъ взираетъ, какъ на надежду своего процвѣтанія. Посему, когда совершается праздникъ Академіи и молитва Церкви сливаетъ во едино имена ея прежнихъ и нынѣшнихъ питомцевъ, не должно-ли имъ проникаться тѣми-же одушевленными славословіями, какъ нѣкогда братство Апостоловъ, собиравшихся во святой градъ на день Пятидесятницы? Но «Тебѣ, Господи, есть правда, намъ же стыдѣніе лица». Ибо въ то время, какъ на сегодняшнемъ торжественномъ актѣ будетъ читаться отчетъ о внѣшней жизни Академіи, наши Ангелы Хранители предъ лицемъ долготерпѣнія Божія читаютъ невѣдомыя никому страницы, исписанныя отчетомъ о нашей внутренней жизни, объ ея постепенномъ очищеніи и одушевленіи или напротивъ — ожесточеніи и паденіи. Какихъ страницъ будетъ болѣе въ этихъ страшныхъ книгахъ?...

Впрочемъ, не будемъ болѣе омрачать радости радующихся достойно, ни умножать печали унывающихъ, но спросимъ ихъ: на какую цѣну мѣняютъ послѣднія сокровища служенія Христовой Церкви? какія блага міра сего удаляютъ ихъ сердца отъ одушевленной молитвы и общенія съ Господомъ? «Почто ты, человѣче, Меня оставилъ? — говоритъ къ нимъ Христосъ, — почто Возлюбившаго тебя отвратился? Почто присталъ къ врагу Моему? Вмѣсто любви платишь ненавистью, вмѣсто Меня любишь грѣхъ!... Но что же ты нашелъ во Мнѣ достойное отвращенія?» (Изъ Твор. свят. Тихона).

Всмотримся, однако, въ истинную цѣнность тѣхъ приманокъ, которыя овладѣваютъ легкомысленными юношами и увидимъ, сколь жестоко обманутыми оказываются всѣ погнавшіеся за ними. Разумѣемъ здѣсь, конечно, не грубые пороки и страсти, не лѣнивую и вялую праздность, ибо такія печальныя явленія, если и встрѣчаются въ чьей-либо жизни, то развѣ въ качествѣ ненавистныхъ паденій, сопровождаемыхъ разъѣдающимъ стыдомъ, тяжкими укорами совѣсти и сильнымъ противоборствомъ воли. Существуютъ болѣе тонкія обольщенія, удаляющія отъ Бога и Церкви юношей, не съумѣвшихъ проникнуть въ ихъ истинную сущность, тѣ обольщенія, при которыхъ неразумная юность покидаетъ свое призваніе въ ложной надеждѣ найти еще что-то лучшее, благороднѣйшее и полезнѣйшее, нежели служеніе вѣрѣ Христовой. Какъ ни странно такое нелѣпое стремленіе, но кто не встрѣчалъ его въ юномъ обществѣ? Куда же влекутъ они своихъ послѣдователей? Обыкновенно либо къ познанію, либо къ общественной дѣятельности.

Искусительный голосъ говоритъ питомцу духовной науки: сбрось съ себя путы богословія, гдѣ всѣ вопросы предрѣшены раньше твоего изслѣдованія, гдѣ нѣтъ мѣста для широкаго размаха мысли и свободнаго изслѣдованія дѣйствительности. Предоставь старикамъ рыться въ славянскихъ и греческихъ книгахъ, а ты ухватись за послѣднія слова мысли независимой; оставь длинныя богослуженія и уединенную молитву, изучай лучше видимую природу и тогда встанешь въ ряды передовыхъ людей, дающихъ себѣ сознательный отчетъ въ каждомъ усвоенномъ убѣжденіи.

Многіе прислушиваются къ сему искусительному голосу и не спрашиваютъ себя, не требуетъ ли тотъ самый разумъ, котораго одного хотятъ они слушать, чтобы прежде рѣшительнаго приговора надъ пренебрегаемой вѣрой и Церковью, вникнуть въ ея ученіе, оцѣнить тѣ доводы, коими она себя защищаетъ противъ отрицанія. Такъ неразумны оказываются эти жалкіе искатели разумности, такъ слѣпо довѣрчивы къ учителямъ отрицанія являются тѣ, которые отказались отъ разумной провѣрки церковнаго ученія! Не разумъ и не наука похищаютъ отъ Церкви жертвы невѣрія, а нетерпѣливая погоня за произволомъ, то самое горделивое исканіе своеволія, которое вооружаетъ своихъ послѣдователей и противъ достойнѣйшихъ иногда родителей по плоти и противъ общей духовной матери нашей Церкви, лишь бы испытать свои силы помимо всякой посторонней помощи.

Какая участь ожидаетъ этихъ сыновъ противленія? Быть можетъ они въ самомъ дѣлѣ построятъ себѣ широкое, прочное и самостоятельное міровоззрѣніе, въ которомъ всякая истина найдетъ соотвѣтствующее мѣсто и всякая сторона жизни — разумное освѣщеніе? Быть можетъ широта всесторонней образованности не хуже св. вѣры облагородитъ ихъ поведеніе и направитъ внутреннюю жизнь духа къ человѣколюбію и чистотѣ? Увы, какъ далекими отъ такихъ успѣховъ оказываются погнавшіеся за ними измѣнники Церкви! Большинство ихъ, только слегка прикоснувшись перстами къ независимой наукѣ, бросаютъ и ее, отдавшись погонѣ за житейскими выгодами, и вспоминаютъ о самомъ существованіи какихъ-либо наукъ только тогда, когда имъ понадобится оправдывать свое отступленіе отъ живого общенія съ Церковью. Но обратимся къ тѣмъ, очень немногимъ хулителямъ послѣдней, которые до конца жизни остаются при книгахъ: и здѣсь мы не увидимъ ничего привлекательнаго. Въ лучшемъ случаѣ отступникъ духовной школы втягивается въ какую нибудь ученую или литературную партію съ опредѣленнымъ направленіемъ, болѣе или менѣе равнодушнымъ или враждебнымъ вѣрѣ, но, конечно, еще болѣе враждебными тому разуму и безпристрастному, свободному изслѣдованію истины, за которымъ гнался неразумный юноша, заранѣе рѣшившій, что его можно найти вездѣ, кромѣ Церкви. Теперь-же онъ предался своей односторонности и отупѣлъ настолько, что не можетъ даже и понять, до какой степени онъ плачевно обманутъ жизнью, обманутъ самъ собою! Зато посторонній наблюдатель ясно видитъ, что нѣтъ въ ученыхъ партіяхъ ни стройнаго міровоззрѣнія, ни широкой образованности, ни даже сознанія, чего ради стоятъ они за свое, кромѣ развѣ привычки, да ожесточеннаго самолюбія и неосмысленнаго недоброжелательства къ вѣрѣ. Кто видалъ этихъ упорныхъ партизановъ разнообразныхъ ложно-ученыхъ партій, на всѣ запросы критики отвѣчающихъ бранью или насмѣшкой, или грубымъ искаженіемъ и затѣмъ осмѣяніемъ истинъ Откровенія, — тотъ согласится, что истинная широта міровоззрѣнія, совершенно свободная отъ какой-либо нужды замалчивать или искажать дѣйствительность, возможна только для сознательно вѣрующаго христіанина. Онъ пойметъ тогда, почему философы христіанскіе съ такимъ величавымъ спокойствіемъ и полною невозмутимостью духа не только не стараются закрывать глазъ предъ твореніями своихъ противниковъ, но чѣмъ большее количество ихъ усвояютъ, тѣмъ сильнѣе одушевляются преданностью христіанскимъ убѣжденіямъ. Съ живою любознательностью выслушиваютъ они ученія отрицателей и отвѣчаютъ на нихъ, тогда какъ послѣдніе затыкаютъ уши, чтобы не слышать защитниковъ вѣры.

Итакъ, кто отвергается вѣры, ища разума и упорствуетъ въ своемъ противленіи, тотъ вмѣсто разума отдается въ руки безумія, т. е. тупого коснѣнія въ односторонней партіи, часто не переживающей своихъ злополучныхъ послѣдователей.

Но есть и другой искуситель слабыхъ душъ, тѣхъ именно. которыя, не имѣя собственной твердой воли, думаютъ найти ее въ одномъ непослушаніи. Они говорятъ: тяжко быть вѣрнымъ сыномъ Церкви. Она меня стѣсняетъ, сковываетъ все мое поведеніе многочисленными постановленіями своей дисциплины. Поступивъ въ ряды ея служителей, я окончательно порабощу ей весь свой бытъ: и въ одеждѣ, и въ пищѣ, и въ самыхъ движеніяхъ и въ словахъ, — все буду я обязанъ одного избѣгать, къ другому стремиться, никогда не выходя изъ подъ этого ига. «Ибо все заповѣдь на заповѣдь, заповѣдь на заповѣдь, правило на правило» (Ис. XXVIII, 10). А между тѣмъ, тутъ же около меня жизнь бьетъ ключомъ въ своихъ разнородныхъ проявленіяхъ, изъ коихъ ко многимъ даже приблизиться не дозволяютъ служителю Церкви. Выйду изъ подъ ея крылъ, оставлю храмъ, посты и говѣнія, поступлю на гражданскую службу и тамъ узнаю жизнь во всемъ ея широкомъ разнообразіи и свободѣ и буду безъ всякихъ условныхъ стѣсненій служить добру и развивать всѣ прирождениыя мнѣ способности и силы.

Послѣдуемъ и за этимъ искателемъ. Можетъ быть онъ достигъ сравнительно высокаго положенія въ государствѣ, быть можетъ обогатилъ себя и обезпечилъ своихъ дѣтей средствами. Но достигъ ли чего желалъ, освобождая себя отъ руководительнаго вліянія Церкви? Достигъ ли свободы и полноты развитія личности? Стяжалъ ли широкое вліяніе на общественную жизнь и много ли принесъ общей пользы? Увы, всѣ ожиданія обмануты. Вмѣсто ига благого и легкаго бремени, вмѣсто условій церковнаго быта, проникнутаго одною разумною цѣлью постояннаго одухотворенія, — онъ наложилъ на себя узы свѣтскости, узы изолгавшагося бездушнаго и холодно-вѣжливаго европеизма, подгоняющаго всѣхъ людей подъ одну мѣрку такъ-называемаго интеллигента, не имѣющаго права, а затѣмъ уже и способности, ни съ кѣмъ и никогда подѣлиться своими искренними чувствами, противъ воли искусственно холоднаго даже съ своей женой и дѣтьми и такимъ образомъ всюду вносящаго духъ канцеляріи или гостиной; духъ — мертвящій собою всякую жизнь и лишающій всякой радости искателей культурнаго наслажденія. Не широкое вліяніе на жизнь, но узкую стезю какого-либо департамента они познали, да и въ частныхъ своихъ отношеніяхъ чувствуютъ себя одинокими. Да, не свободу нашли они, но рабство безчисленнымъ свѣтскимъ предразсудкамъ и суевѣріямъ. Что если-бъ хотя половину своихъ постоянныхъ безцѣльныхъ самоограниченій приложили бы эти люди къ образованію своей жизни по духу Церкви, къ подавленію гнѣва и чувственности, къ изученію слова Божія и добрымъ дѣламъ! Тутъ бы они нашли ту широту истинной духовной свободы и мощнаго вліянія на жизнь, каковыхъ достигали подвижники истиннаго благочестія, какъ св. Златоустъ или Тихонъ Задонскій.

Но откроются ли когда-нибудь очи, ослѣпленныя отъ дней юности? открываются скоро для того, чтобы познать свое заблужденіе, но рѣдко, рѣдко сохраняется у отпадшаго настолько нравственныхъ силъ, чтобы, увидѣвъ себя прилѣпившимся къ жестокимъ гражданамъ чуждой страны и ядущимъ пищу свиней, вспомнить объ оставленномъ отеческомъ богатствѣ и возставъ идти въ родной домъ съ покаянною исповѣдью.

А посему, возлюбленные братья, пока вы, еще здѣсь подъ кровомъ небеснаго Отца и Матери Божіей, не отвергайтесь его ни ради служенія страстямъ, ни ради обольстительныхъ искушеній, подобныхъ тѣмъ, которыя мы обличили. Спросите прежде себя, не гораздо ли лучше найдете вы здѣсь въ Божественномъ ученіи и въ жизни Церкви все то доброе, чѣмъ хочетъ хвалиться обманчивая жизнь міра. Не бойтесь того скромнаго и какъ бы уединеннаго положенія, которое отведено дѣятелямъ Церкви въ этой видимой внѣшней жизни. «Тотъ, Кто въ васъ, больше того, кто въ мірѣ» (1 Іоан. IV, 4), и блестящая внѣшность послѣдняго, его шумная и разнообразная жизнь, столь прельстительно бросающаяся въ глаза, есть не иное что, какъ повапленный гробъ, исполненный костей и всякой нечистоты (Матѳ. XXIII, 27).

Напротивъ, наша жизнь въ пріискреннемъ единеніи съ Церковью необъятна по широтѣ и безконечна по времени. Въ живомъ чувствѣ, въ порывахъ вѣрующей молитвы и въ разумномъ усвоеніи Священнаго Писанія служитель и сынъ Церкви, хотя бы уединенный отъ другихъ по тѣлу, сознаетъ себя сожителемъ святыхъ и приснымъ Богу (Ефес. II, 19), сознаетъ себя служителемъ Его промысла, соработникомъ у Бога (1 Кор. III, 9), исполненнымъ всякаго богатства духовнаго и сильнымъ, чтобы нести немощи безсильныхъ (Рим. XV, 1). Таково, братіе, да будетъ ваше всегдашнее духовное настроеніе, чуждое зависти къ міру, но исполненное къ нему христіанскаго состраданія. Если будете держаться сихъ завѣтовъ, то собираясь во святый храмъ въ день торжества нашего церковнаго братства, будете преисполняться того высокаго духовнаго настроенія, которое приличествуетъ избраннымъ служителямъ Христовымъ, представшимъ Ему въ общей молитвѣ другъ за друга. Тогда со всею очевидностью постигнете нашъ неразрывный союзъ съ небомъ и въ живомъ чувствѣ взаимной христіанской любви будете ощущать незримое присутствіе среди насъ Пастыреначальника — Христа, сказавшаго: «аминь глаголю вамъ, яко аще два отъ васъ совѣщаета на земли о всякой вещи, ея-же аще просита, будетъ има отъ Отца Моего, Иже на небесѣхъ» (Матѳ. XVIII, 19).

Тогда, если не чувственными очами, подобно святому Андрею, то очами умными узрите Матерь Божію, распростершую надъ нами днесь омофоръ Свой, покрывающую насъ покровомъ Своего заступленія и окружаемую сонмомъ всѣхъ святыхъ Ангеловъ и святыхъ человѣковъ, отъ небесныхъ круговъ молитвенно споспѣшествующихъ намъ въ великомъ и святѣйшемъ дѣлѣ — строеніи тѣла Христова. Въ сей вѣрѣ и въ семъ общеніи да укрѣпляетъ васъ Его всесильная благодать, всегда немощная — врачующая и оскудѣвающая — восполняюшая. Аминь.

Примѣчаніе:
[1] Произнесено въ 1894 г. въ церкви Московской Духовной Академіи. Въ первый разъ было напечатано въ журналѣ «Богословскій Вѣстникъ» 1894 г., ноябрь.

Источникъ: Митрополитъ Антоній. Слова, бесѣды и рѣчи. (О жизни по внутреннему человѣку). — Посмертное изданіе съ предисловіемъ Архіепископа Никона (Рклицкаго). — Нью Іоркъ: Printing Shop St. Iov of Pochaev Holy Trinity Monastery, Jordanville, 1968. — С. 266-273. [«Жизнеописаніе и творенія Блаженнѣйшаго Антонія, Митрополита Кіевскаго и Галицкаго», Томъ 15-й.]

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.