Церковный календарь
Новости


2018-08-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 3-я (1991)
2018-08-16 / russportal
Н. Д. Кузнецовъ. Основанія, приводимыя для учрежденія Патріаршества (1918)
2018-08-15 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 2-я (1991)
2018-08-15 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 41-е (15 ноября 1917 г.)
2018-08-14 / russportal
Свт. Іоаннъ, архіеп. Шанхайскій. Единообразіе въ богослуженіи (1994)
2018-08-14 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 40-е (14 ноября 1917 г.)
2018-08-12 / russportal
Обращеніе свт. Іоанна обще-приходскому годовому собранію (1994)
2018-08-12 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 39-е (13 ноября 1917 г.)
2018-08-11 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 1-я (1991)
2018-08-11 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 82-е (12 февраля 1918 г.)
2018-08-10 / russportal
Митр. Анастасій (Грибановскій). Рѣчь при гробѣ митр. Антонія (1936)
2018-08-10 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 81-е (10 февраля 1918 г.)
2018-08-09 / russportal
Свт. Іоаннъ Шанхайскій. Слово къ Санъ Францисской паствѣ (1994)
2018-08-09 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 80-е (9 февраля 1918 г.)
2018-08-08 / russportal
2-й Всезаруб. Соборъ 1938 г. Докладъ графа П. М. Граббе (1939)
2018-08-08 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 77-е (5 февраля 1918 г.)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - пятница, 17 августа 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 7.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Митр. Антоній (Храповицкій) († 1936 г.)

Блаженнѣйшій Антоній (въ мірѣ Алексѣй Павловичъ Храповицкій) (1863-1936), митр. Кіевскій и Галицкій, церковный и общественный дѣятель, богословъ и духовный писатель, основоположникъ и первый Первоіерархъ Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ). Родился 17 (30) марта 1863 г. въ имѣніи Ватагино Новгородской губ., въ дворянской семьѣ. Окончилъ С.-Петербургскую Духовную Академію и въ томъ же году постригся въ монашество (1885). Ректоръ Духовныхъ Академій — Московской (1890-1894) и Казанской (1894-1900). Епископъ Чебоксарскій (1897-1900), Уфимскій (1900-1902), Волынскій (1902-1914), архіеп. Харьковскій (1914-1917). Будучи убѣжденнымъ монархистомъ, вл. Антоній всячески содѣйствовалъ упроченію и распространенію православно-монархическихъ идей въ Россіи. Послѣ Февральскаго переворота 1917 г. въ періодъ «разгула демократіи» былъ устраненъ съ каѳедры и уволенъ на покой въ Валаамскій монастырь. На Помѣстномъ Соборѣ 1917-1918 гг. былъ въ числѣ трехъ главныхъ кандидатовъ на патріаршую каѳедру. Митрополитъ Кіевскій и Галицкій (1917). Предсѣдатель Высшаго Временнаго Церковнаго Управленія Юга Россіи (1919). Покинулъ Россію въ 1920 г. съ послѣдними частями Бѣлой Арміи. Возглавлялъ Русскую Православную Церковь Заграницей (1921-1936). Въ трудныхъ условіяхъ эмиграціи сумѣлъ сохранить единство Русскаго Православія зарубежомъ, вѣрность его церковнымъ канонамъ и православно-монархической идеѣ. За годы первоіераршества митр. Антонія РПЦЗ приняла, кромѣ прочихъ, слѣдующія важныя рѣшенія: были отвергнуты «обновленчество», новый стиль, политика подчиненія церковной власти безбожникамъ, анаѳематствованы спиритизмъ, теосоѳія, масонство и «софіанство». Скончался митр. Антоній 28 іюля (10 августа) 1936 г. въ Бѣлградѣ. Его отпѣваніе совершилъ сербскій патр. Варнава. Значеніе церковной дѣятельности митр. Антонія велико не только для Русской, но и для всей Христовой Каѳолической Церкви. Это былъ поистинѣ архипастырь вселенскаго масштаба.

Сочиненія митр. Антонія (Храповицкаго)

Жизнеописаніе и творенія блаж. Антонія, митр. Кіевскаго и Галицкаго († 1936 г.)
Томъ 15-й: «Слова, бесѣды и рѣчи». («О жизни по внутреннему человѣку»).
Посмертное изданіе съ предисловіемъ Архіепископа Никона (Рклицкаго).

в) Слова на постриженіе въ монашество и на посвященіе епископовъ.
Рѣчь при врученіи жезла архимандриту Ѳаддею, инспектору Уфимской Духовной Семинаріи.

Возлюбленнѣйшій отецъ архимандритъ Ѳаддей!

Мнѣ предстоитъ вручить тебѣ послѣднее богослужебное украшеніе твоего сана — архимандритскій жезлъ. Ты знаешь, что различныя украшенія іереевъ и іерарховъ были усвоены имъ римскими императорами по подобію украшеній военачальническихъ и царскихъ, но смиренные пастыри и архипастыри, тяготясь такими знаками отличія, истолковали ихъ значеніе въ совершенно иномъ, духовномъ смыслѣ: украшенія военачальническія они приняли какъ знаменія борьбы съ врагомъ и искусителемъ, а роскошные царскіе долматики, головныя повязки и государственные гербы подъ ногами своими истолковали въ смыслѣ духовнаго возношенія, въ смыслѣ нищенскаго рубища и терноваго вѣнца. Исполняя глаголъ Христовъ: большій изъ васъ да будетъ вамъ слуга, они оправдывали своею жизнію подобныя значенія одеждъ, ибо на высотѣ святительскихъ престоловъ они не умаляли своего монастырскаго правила, своихъ поклоновъ и постовъ, но умножали сіи подвижническіе труды множествомъ пастырскихъ трудовъ и скорбей. Кто не слышалъ о рубищахъ Василія Великаго, о постѣ Св. Іоанна Златоуста, о бдѣніяхъ Григорія Богослова? Но зачѣмъ говорить о древности. И въ настоящее время властные настоятели Аѳонскихъ обителей предупреждаютъ братію свою въ подвигахъ умерщвленія тѣла и во множествѣ трудовъ, такъ что поистинѣ не на груди своей только имѣютъ они изображеніе креста, но неизмѣнно носятъ его тяжесть на раменахъ своихъ, а на главахъ своихъ вѣнецъ терновый.

Приложимо ли сіе къ подвигу жизни, такъ называемаго, ученаго монашества? Конечно приложимо, ибо въ рядахъ ихъ стоятъ такіе великіе свѣтильники Церкви, какъ Димитрій Ростовскій, Тихонъ Задонскій, Иннокентій и многіе другіе, которые ничѣмъ не умалены въ Царствіи небесномъ предъ прочими святыми.

Итакъ, еслибы согласно ложнымъ и несправедливымъ словамъ враговъ ученаго монашества, послѣднее имѣло бы свое начало лишь за 200 лѣтъ тому назадъ и не было бы продолженіемъ подвиговъ древнихъ великихъ пустынножителей, то и въ такомъ случаѣ путь сей пребывалъ бы неукорнымъ и несомнительнымъ, ибо если Господь сподобитъ насъ хотя малой части того воздаянія, которое имѣютъ вышепоименованные святые, то и сіе превосходитъ самыя смѣлыя притязанія.

Впрочемъ, согласимся съ тѣмъ, что въ настоящее время немногіе изъ насъ, носящихъ златой вѣнецъ, могутъ называть его вѣнцомъ терновымъ. Но еслибы мы и не согласились признать сіе, то меньше погрѣшили бы противъ истины, чѣмъ тѣ, которые злорадно издѣваются надъ подобнымъ значеніемъ сихъ украшеній, чѣмъ тѣ, которые такъ запальчиво говорятъ объ архіерейской роскоши, объ ихъ брилліантахъ, золотыхъ и бархатныхъ одеждахъ, дворцахъ, пирахъ и каретахъ. Тѣ, кто ближе стоятъ къ быту современныхъ архипастырей, хорошо знаютъ, что всѣ наши брилліанты фальшивые, а мишурное золото и шелкъ нашихъ одеждъ гораздо дешевле хорошаго штатскаго мундира и что въ своемъ домашнемъ обиходѣ іерархи несравненно скромнѣе живутъ, чѣмъ прочія лица ихъ ранга.

Однако снова повторяю, что конечно не всѣ мы и менѣе всѣхъ я, говорящій тебѣ это, могу похвалиться, что возлагаю на себя терновый вѣнецъ. За то такъ же искренно, съ такою же правдою могу сказать, что на тебя сегодня я возложилъ поистинѣ вѣнецъ терновый. Буду говорить объ этомъ дальше, не опасаясь возмутить твоего смиренія, ибо слова мои предлагаются не для прославленія тебя, а для назиданія вручаемыхъ твоему надзору питомцевъ. — Поистинѣ ты можешь сказать о своемъ отношеніи къ жизни то, что говорилъ пророкъ Іеремія: «Ты, Господи, знаешь, что не сидѣлъ я въ собраніи смѣющихся и не веселился: подъ тяготѣющею рукою Твоею я сидѣлъ одиноко» (Іер, XV, 17).

Эти слова прочиталъ я на твоемъ лицѣ еще въ то время, когда встрѣтилъ тебя впервые девятнадцатилѣтнимъ юношей, вступающимъ въ число моихъ студентовъ Московской академіи. Среди сотни молодыхъ лицъ, явившихся вмѣстѣ съ тобой, изъ которыхъ одни носили на себѣ отпечатокъ беззаботной веселости, другія печать ученической любознательности или юношеской задумчивости, а нѣкоторыя — увы! — и порочныхъ страстей, твое лицо запечатлѣлось сразу въ моей памяти, ибо оно поразило бы всякаго соединеніемъ младенческой чистоты во взорѣ съ нѣкоторою почти дряхлостію кожи отъ безпощаднаго подвига труда и поста. Эти подвиги ты умножилъ, поступивъ въ академію, а сверхъ того прилагалъ къ нимъ еще одинъ, отчасти облегчающій прочіе, а отчасти еще болѣе утруждающій душу. Удаляясь отъ праздныхъ бесѣдъ и шумнаго товарищескаго общенія, ты однако духомъ своимъ не только не былъ чуждъ своимъ ближнимъ, но, напротивъ, любилъ ихъ такъ, какъ это свойственно душѣ, очищающей себя отъ себялюбія и чувственности и потому не тѣсно вмѣщающей скорби, сомнѣнія, борьбу и паденіе своихъ ближнихъ.

Наконецъ, окончились долгіе дни твоего ученія и ты заявляешь о твоемъ желаніи быть монахомъ, отречься отъ міра, которому ты никогда не принадлежалъ, отречься отъ молодости, въ которой ты не зналъ не только порочныхъ наслажденій, но и невинныхъ веселій — той беззаботной радости этого возраста, которую многіе считаютъ лучшимъ украшеніемъ человѣческой жизни. Въ это время я былъ далеко отъ Московской академіи, и ты вступилъ въ монашескую дружину сиротою, началъ проходить этотъ новый подвигъ одинокимъ среди чужихъ тебѣ людей. Тебя назначаютъ учителемъ въ одну семинарію, а чрезъ годъ въ другую — инспекторомъ; ты усугубляешь и подвигъ личнаго совершенствованія, и подвигъ любви къ врученнымъ тебѣ питомцамъ, ибо теперь ты взираешь на тотъ и другой, какъ на данныя тебѣ святыя послушанія, съ которыми ты связанъ постригальными обѣтами.

Но ты не встрѣтилъ сочувствія своимъ свѣтлымъ, благороднымъ начинаніямъ. Взамѣнъ благодарности встрѣчалъ ты отъ своихъ сотрудниковъ, пользовавшихся твоею безотвѣтностью, издѣвательства и оскорбленія, и вотъ тебя присылаютъ къ намъ снова въ смиренномъ званіи учителя. И что-же? Ни одного слова ропота или осужденія не сошло съ твоихъ устъ. Но можетъ быть ты былъ обильно награждаемъ любовью товарищей, учениковъ и воспитанниковъ? Правда, съ этой стороны, повидимому, тебѣ оставалось ожидать только радости. Но не вполнѣ было такъ на дѣлѣ. Объ одномъ подобномъ тебѣ молодомъ монахѣ, сперва студентѣ, потомъ педагогѣ и наконецъ епископѣ Филиппѣ, недавно умершемъ, — такъ выражался одинъ его товарищъ: «я могъ бы обидѣть всякаго, но не Филиппа, потому что боюсь его: онъ Богу нажалуется».

Но не у всѣхъ однако такая благородная душа, какъ у этого товарища. Есть другой грустный примѣръ, подходящій къ такому же типу. Онъ относится къ одному изъ самыхъ великихъ пастырей XIX вѣка, обладавшему духомъ всеобъемлющей любви, которая не знала границъ ни сословныхъ, ни народныхъ, ни даже вѣроисповѣдныхъ, но всѣхъ привлекала ко Христу, какъ любовь Павла, и обратила къ Нему десятки тысячъ язычниковъ Алтайскихъ. Ты понимаешь, что я говорю объ ученомъ и святомъ архимандритѣ Макаріи. Но знаешь-ли ты, что когда этотъ любящій пастырь былъ ректоромъ Костромской семинаріи, то неблагодарные ученики пытались проломить ему голову брошеннымъ камнемъ. На немъ исполнилась участь древняго пророка, описанная нашимъ поэтомъ: «провозглашать я сталъ любви и правды чистыя ученье: въ меня всѣ ближніе мои бросали бѣшено каменья».

Какъ объяснить подобные случаи? Увы, они повторяются постоянно, и ихъ понималъ даже такой не расположенный къ аскетизму писатель, какъ Тургеневъ. Онъ говоритъ устами одного героя, что вполнѣ честный, вполнѣ правдивый человѣкъ не можетъ быть никогда всеобщимъ кумиромъ молодежи, что для этого непремѣнно нужно къ добрымъ качествамъ ума и сердца примѣшивать нѣкоторую долю лжи, ложнаго очарованья или лести.

Если поэтому приходится иногда встрѣчать враждебныя отношенія даже къ просто честному человѣку, то какъ ихъ избѣжать со стороны легкомысленнаго юношества истинному христіанскому подвижнику, не желающему быть человѣкоугодникомъ, но напротивъ повторять съ апостоломъ Павломъ: «вѣренъ-же Богъ, яко слово наше еще къ вамъ не бысть ей и ни, ибо Сынъ Божій Іисусъ Христосъ, Иже у васъ нами проповѣданный мною и Силуаномъ и Тимоѳеемъ, не бысть ей и ни, но въ Немъ Самомъ ей бысть: елика бо обѣтованія Божія въ Томъ ей и въ Томъ аминь: Богу къ славѣ нами» (2 Кор. I, 18-20).

Еще ветхозавѣтный мудрецъ сказалъ: «какъ блудница ненавидитъ непорочную дѣву, такъ грѣшникъ ненавидитъ пути праведнаго».

Конечно, и прежніе твои питомцы, и теперешніе не могутъ быть названы грѣшниками въ преимущественномъ смыслѣ этого слова. Напротивъ, молодость менѣе исполнена лжи, чѣмъ зрѣлый возрастъ и скорѣе можетъ оцѣнить чистоту сердца. Но въ людяхъ есть нѣчто демоническое, сатанинское и по временамъ оно возстаетъ противъ тѣхъ, кто является въ ихъ сознаніи, какъ вторая совѣсть, какъ обличеніе ихъ внутреннихъ помысловъ. А когда подобное настроеніе охватываетъ цѣлое молодое общество, неумѣющее оглянуться на себя и провѣрить свои увлеченія, то за него остается только молиться и плакать. Та должность, которая снова вручается тебѣ, имѣетъ, по преимуществу, такое назначеніе: быть живою совѣстью для питомцевъ духовнаго вертограда. Вотъ почему я и сказалъ тебѣ, что съ нею на тебя возлагается терновый вѣнецъ, хотя, конечно, со стороны твоихъ руководителей и начальниковъ тебѣ оказаны будутъ полное довѣріе и содѣйствіе. Какія же утѣшенія предложить тебѣ въ предстоящихъ или бывшихъ у тебя скорбяхъ? Говорить-ли о томъ, что Самъ Богъ отмщаетъ, и очень скоро, тѣмъ, кто считаетъ себя въ школѣ всегда правымъ и оказываетъ грубое непослушаніе своимъ руководителямъ? Поистинѣ жалки бываютъ первые шаги самостоятельной жизни такихъ юношей. Смѣло выступаютъ на поприще пастырское или педагогическое съ гордо поднятой вверхъ головой, думая, что жизнь есть продолженіе все той же семинаріи, гдѣ уже за правду не придется страдать. Но они скоро узнаютъ, что для человѣка смѣлаго и притязательнаго жизнь является осинымъ гнѣздомъ, въ которомъ его жалятъ со всѣхъ сторонъ. Такъ, напримѣръ, молодой священникъ, попадающій въ чуждую ему крестьянскую среду, окруженный наглыми міроѣдами, развратными помѣщиками и гордыми земскими чинами, безнаказанно оскорбляемый и нравственно одинокій, не видящій вокругъ себя никакого сочувствія, начинаетъ вспоминать о томъ, сколько самой нѣжной любви и участія предлагалось ему въ семинаріи и какъ грубо онъ все это отвергалъ. Отъ стыда и раскаянія онъ теперь грызетъ землю, кусаетъ себѣ пальцы и говоритъ съ поэтомъ: «и съ отвращеніемъ читая жизнь мою, я трепещу и проклинаю, и горько жалуюсь, и горько слезы лью, но строкъ печальныхъ не смываю».

Впрочемъ, мало утѣшатъ тебя подобныя явленія, ибо вѣдь ты ищешь не для себя справедливости отъ жизни, а спасенія душъ, ввѣренныхъ тебѣ, и желаешь говорить вмѣстѣ съ Павломъ: «я не ищу вашего, а васъ». Быть можетъ, болѣе утѣшитъ тебя и подобныхъ тебѣ сознаніе о томъ, что, лишаясь иногда взаимности, ты раздѣляешь жребій этого величайшаго человѣка, который, не желая дѣйствовать на учениковъ своихъ авторитетомъ своего званія, но только истиною ученія и примѣромъ жизни, говорилъ: «Чрезвычайно любя васъ, я менѣе любимъ вами» (2 Кор. XII, 15). «Вы терпите, когда кто васъ порабощаетъ, когда кто объѣдаетъ, когда кто обираетъ, когда кто превозносится, когда кто бьетъ васъ въ лицо. Къ стыду говорю, что на это у насъ недоставало силъ» (2 Кор. XI, 20-21). Или это болѣе опечалитъ, чѣмъ обрадуетъ твою любвеобильную душу, и хочешь ты лучше повторять другія слова того же удивительнаго мужа: «я желалъ бы самъ быть отлученъ отъ Христа за братьевъ моихъ» (Рим. IX, 3). Но въ такомъ случаѣ знай, или лучше вспомни, что юношеская жестоковыйность и неблагодарность есть явленіе временное, даже кратковременное. Наступаетъ для нихъ время собственнаго жизненнаго опыта, и тогда добрые примѣры и мудрые совѣты воспитателей приносятъ свой плодъ сторицею: это ты знаешь по собственной своей дѣятельности; вѣдь бывшіе ученики твои нынѣ приходскіе священники, студенты академіи, даже студенты университетовъ, даже тѣ, которые колеблются въ вѣрѣ подъ вліяніемъ невѣрующей среды, обращаются къ тебѣ, какъ къ неизмѣнному другу, отцу и совѣтнику въ затруднительныхъ случаяхъ своей жизни. Также поступаютъ даже тѣ молодые люди, которые были твоими учениками лишь въ продолженіе мѣсяца въ качествѣ слушателей учительскихъ курсовъ, на которыхъ ты любилъ трудиться съ такимъ же усердіемъ и самоотверженіемъ, какъ трудился въ трехъ духовныхъ семинаріяхъ. Плоды трудовъ своихъ могъ созерцать и названный уже покойный святитель Филиппъ, который часто встрѣчалъ скорби отъ учащихся, но пользовался единодушнымъ уваженіемъ и благодарной привязанностью своихъ бывшихъ питомцевъ по мѣрѣ того, какъ они приходили въ возрастъ. Итакъ, прими сей пастырскій жезлъ и терновый вѣнецъ со свѣтлой надеждой, а не со скорбію. Скорбя о настоящемъ, утѣшайся будущимъ.

Но можетъ быть Господь изрекаетъ о тебѣ нѣчто еще лучшее; быть можетъ сей вѣнецъ явится тебѣ вѣнцемъ побѣднымъ, увѣнчивающимъ тебя за прежнія скорби и полагающимъ для нихъ конецъ; быть можетъ дальнѣйшее твое воспитательское поприще будетъ исполнено радостей, и питомцы твои встрѣтятъ тебя почтительнымъ послушаніемъ; быть можетъ поймутъ они, что при тебѣ, ихъ старшемъ руководителѣ, имъ остается только жить и радоваться и усовершаться премудростью и возрастомъ. Ибо, поистинѣ, что можетъ быть прекраснѣе, отраднѣе для сердца, какъ дружное товарищество, сознательно и свободно повинующееся любящимъ воспитателямъ и убѣжденнымъ, усерднымъ преподавателямъ. Тогда трудовая, общая жизнь ихъ обращается въ вѣчный праздникъ и учебная обитель становится для всѣхъ дороже родного дома. И все это такъ близко, такъ возможно именно здѣсь въ средѣ духовной, которая одна только изъ всѣхъ просвѣщенныхъ сословій сохранила необходимыя для того свойства русскаго смиренномудрія, цѣломудрія, трудолюбія и сердечной простоты.

Быть можетъ все это будетъ осуществляться въ твоемъ дальнѣйшемъ жребіи, и многострадальному Іову возвратятся его потерянныя дѣти, и надъ тобою въ духовномъ смыслѣ сбудется то, что сказано о древнемъ страдальцѣ: «Родишася же ему сынове седьмь, и дщери три. И нарече первую убо, День; вторую же Кассію; третью те Амалѳеевъ рогъ. И не обрѣтошася подобнѣ въ лѣпотѣ дщеремъ Іовлевымъ въ поднебеснѣй» (Іов. XLIII, 13-14).

Съ такимъ молитвеннымъ пожеланіемъ вручаю тебѣ сей пастырскій жезлъ и призываю благословеніе и помощь Господню на новый жребій твоего служенія.

Источникъ: Митрополитъ Антоній. Слова, бесѣды и рѣчи. (О жизни по внутреннему человѣку). — Посмертное изданіе съ предисловіемъ Архіепископа Никона (Рклицкаго). — Нью Іоркъ: Printing Shop St. Iov of Pochaev Holy Trinity Monastery, Jordanville, 1968. — С. 337-342. [«Жизнеописаніе и творенія Блаженнѣйшаго Антонія, Митрополита Кіевскаго и Галицкаго», Томъ 15-й.]

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.