Церковный календарь
Новости


2018-08-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 3-я (1991)
2018-08-16 / russportal
Н. Д. Кузнецовъ. Основанія, приводимыя для учрежденія Патріаршества (1918)
2018-08-15 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 2-я (1991)
2018-08-15 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 41-е (15 ноября 1917 г.)
2018-08-14 / russportal
Свт. Іоаннъ, архіеп. Шанхайскій. Единообразіе въ богослуженіи (1994)
2018-08-14 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 40-е (14 ноября 1917 г.)
2018-08-12 / russportal
Обращеніе свт. Іоанна обще-приходскому годовому собранію (1994)
2018-08-12 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 39-е (13 ноября 1917 г.)
2018-08-11 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 1-я (1991)
2018-08-11 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 82-е (12 февраля 1918 г.)
2018-08-10 / russportal
Митр. Анастасій (Грибановскій). Рѣчь при гробѣ митр. Антонія (1936)
2018-08-10 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 81-е (10 февраля 1918 г.)
2018-08-09 / russportal
Свт. Іоаннъ Шанхайскій. Слово къ Санъ Францисской паствѣ (1994)
2018-08-09 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 80-е (9 февраля 1918 г.)
2018-08-08 / russportal
2-й Всезаруб. Соборъ 1938 г. Докладъ графа П. М. Граббе (1939)
2018-08-08 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 77-е (5 февраля 1918 г.)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - пятница, 17 августа 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 5.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Митр. Антоній (Храповицкій) († 1936 г.)

Блаженнѣйшій Антоній (въ мірѣ Алексѣй Павловичъ Храповицкій) (1863-1936), митр. Кіевскій и Галицкій, церковный и общественный дѣятель, богословъ и духовный писатель, основоположникъ и первый Первоіерархъ Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ). Родился 17 (30) марта 1863 г. въ имѣніи Ватагино Новгородской губ., въ дворянской семьѣ. Окончилъ С.-Петербургскую Духовную Академію и въ томъ же году постригся въ монашество (1885). Ректоръ Духовныхъ Академій — Московской (1890-1894) и Казанской (1894-1900). Епископъ Чебоксарскій (1897-1900), Уфимскій (1900-1902), Волынскій (1902-1914), архіеп. Харьковскій (1914-1917). Будучи убѣжденнымъ монархистомъ, вл. Антоній всячески содѣйствовалъ упроченію и распространенію православно-монархическихъ идей въ Россіи. Послѣ Февральскаго переворота 1917 г. въ періодъ «разгула демократіи» былъ устраненъ съ каѳедры и уволенъ на покой въ Валаамскій монастырь. На Помѣстномъ Соборѣ 1917-1918 гг. былъ въ числѣ трехъ главныхъ кандидатовъ на патріаршую каѳедру. Митрополитъ Кіевскій и Галицкій (1917). Предсѣдатель Высшаго Временнаго Церковнаго Управленія Юга Россіи (1919). Покинулъ Россію въ 1920 г. съ послѣдними частями Бѣлой Арміи. Возглавлялъ Русскую Православную Церковь Заграницей (1921-1936). Въ трудныхъ условіяхъ эмиграціи сумѣлъ сохранить единство Русскаго Православія зарубежомъ, вѣрность его церковнымъ канонамъ и православно-монархической идеѣ. За годы первоіераршества митр. Антонія РПЦЗ приняла, кромѣ прочихъ, слѣдующія важныя рѣшенія: были отвергнуты «обновленчество», новый стиль, политика подчиненія церковной власти безбожникамъ, анаѳематствованы спиритизмъ, теосоѳія, масонство и «софіанство». Скончался митр. Антоній 28 іюля (10 августа) 1936 г. въ Бѣлградѣ. Его отпѣваніе совершилъ сербскій патр. Варнава. Значеніе церковной дѣятельности митр. Антонія велико не только для Русской, но и для всей Христовой Каѳолической Церкви. Это былъ поистинѣ архипастырь вселенскаго масштаба.

Сочиненія митр. Антонія (Храповицкаго)

Жизнеописаніе и творенія блаж. Антонія, митр. Кіевскаго и Галицкаго († 1936 г.)
Томъ 15-й: «Слова, бесѣды и рѣчи». («О жизни по внутреннему человѣку»).
Посмертное изданіе съ предисловіемъ Архіепископа Никона (Рклицкаго).

г) Слова и рѣчи надгробныя.
Слово при погребеніи проф. С.-Петербургскаго Университета О. Ѳ. Миллера
[1].

«Зряще мя нынѣ, безгласна и бездыханна, восплачите, братіе и друзи».

Безгласнымъ встрѣчаемъ мы, братіе, того, кого привыкли встрѣчать гласящимъ во всѣхъ лучшихъ собраніяхъ русскихъ людей. Донынѣ мы, сбираясь вмѣстѣ, не знали случая, чтобы Орестъ Ѳеодоровичъ не утѣшилъ насъ вдохновенною рѣчью, а теперь, когда мы собрались именно ради него, уста его замкнуты предъ нами и замкнуты навсегда.

О чемъ же будемъ мы говорить предъ гробомъ твоимъ, умолкнувшій учитель, если не о твоемъ ученіи, о тѣхъ отличительныхъ его чертахъ, которыми ты выдѣлялся изъ ряда товарищей по оружію? Пусть же это надгробное напоминаніе о твоей дѣятельности явится для насъ вмѣсто твоей прощальной рѣчи къ ученикамъ и почитателямъ. Ты вѣренъ былъ до смерти тому слову, съ котораго началъ свою общественную дѣятельноеть измлада и вотъ на этой-то вѣрности твоей жизни прежде всего должны мы остановить свое вниманіе.

Конечно, всякій общественный ораторъ, профессоръ и публицистъ вѣритъ въ то ученіе, котораго является представителемъ, и говоритъ обществу о томъ, въ чемъ самъ убѣжденъ, такъ что убѣжденность есть свойство большинства руководителей общественной мысли. Но насколько велика разница между подобною убѣжденностью и тою, которую имѣлъ почившій, на это указываетъ намъ тотъ фактъ, что едва-ли только не Орестъ Ѳеодоровичъ съ немногими другими могъ не подчинять своихъ убѣжденій вліянію исторической минуты и небоязненно и непоколебимо пронести свое знамя чрезъ три послѣднихъ десятилѣтія, изъ которыхъ каждое воздвигало своихъ божествъ, свои литературныя моды, увлекая всѣхъ за ними и мысль руководителей общества, которая, такимъ образомъ, думая управлять жизнью, на самомъ дѣлѣ рабски ей подчиняется. Дѣйствительно, кто не знаетъ характера литературы шестидесятыхъ годовъ? Какъ смѣло тогда сыпались обличенія противъ существующихъ обычаевъ; какъ настойчиво люди призывались къ служенію интересамъ меньшей братіи; могло казаться, что мысль стала совершенно выше жизни и поведетъ ее путемъ науки къ истинѣ. Но еще тогда же лучшіе люди, и между ними Орестъ Ѳеодоровичъ, дерзновенно указывали обществу на то, что современное направленіе есть плодъ не одного только знанія и человѣколюбія, но и матеріализма житейскаго, что оно совершенно упустило изъ виду самые важнѣйшіе запросы жизни, запросы религіозные и нравственные, что нашъ народъ, о которомъ, повидимому, всего болѣе заботились современники, никогда не удовлетворится вещественнымъ благополучіемъ, но алчетъ хлѣба духовнаго, жаждетъ истины религіозной. Именно въ это неблагопріятное время выступилъ Орестъ Ѳеодоровичъ съ ученымъ трудомъ о древнихъ религіозно-бытовыхъ поэтическихъ идеалахъ нашего народа и непостыдно исповѣдывалъ ихъ высшее, чѣмъ экономическія реформы, значеніе. Въ средѣ самой враждебной для такихъ идей, онъ не стыдился открыто признавать себя послѣдователемъ забытыхъ обществомъ христіанскихъ вѣрованій народа и, подобно Никодиму, призывалъ книжниковъ къ безпристрастію, но, конечно, подобно тому-же Никодиму и слугамъ архіерейскимъ, получалъ отвѣтъ: и ты не изъ Галлилеи-ли? увѣровалъ-ли въ Него кто изъ книжниковъ или изъ фарисеевъ? но этотъ народъ невѣжда, проклятъ онъ. Орестъ Ѳеодоровичъ, однако, остался твердъ въ своей вѣрѣ, а поколебались самоувѣренные отрицатели, поколебались тогда, когда увидѣли, что вдохновленная ими молодежь съ одной стороны уподобляется прежнему чиновничеству и сама уже становится темой для обличительной литературы, — съ другой стороны, желая оставаться вѣрною внушеннымъ ей правиламъ, разрѣшаетъ свои планы о народномъ благоденствіи въ устройство преступныхъ шаекъ, въ крамолу, въ рядъ нечеловѣческихъ преступленій. Но приходитъ конецъ и этому движенію. Восточная война вдохновила всѣхъ патріотизмомъ настолько, что ему поддались самые дотолѣ холодные космополиты и общество объединяется въ пламенной любви къ отечеству и престолу. Но, увы, время показало съ достаточною убѣдительностью, насколько и это направленіе литературы и жизни было случайно и поверхностно. Когда послѣ окончанія войны одинъ лучшій русскій человѣкъ началъ издавать въ Москвѣ печатный органъ, имѣвшій цѣлью разъяснять и поддерживать то направленіе, что овладѣло было всѣми въ періодъ войны, то та же литература обрушилась на него съ грязными ругательствами и подлогами, и чернила его, какъ только могла. И опять-же не иной кто, какъ Орестъ Ѳеодоровичъ Миллеръ, одинъ изъ немногихъ, остался вѣренъ своему направленію религіозному и патріотическому. Съ самоотверженіемъ христіанина и русскаго человѣка взялъ онъ на себя неблагодарную роль не защитника только, но прямо ученика этого оклеветываемаго московскаго литератора и призывалъ юношество проникнуться его ученіемъ и заботиться о бытовомъ сближеніи съ простымъ народомъ во имя христіанской правды и пользы отечества. Въ эти годы исторія съ такими неопровержимыми доказательствами подтвердила гибельность противорелигіознаго и противонароднаго направленія науки и общества, что оно ко времени смерти московскаго учителя хотя поздно, но единодушно прославило его память и исповѣдало правоту его ученія. Но этотъ поворотъ повлекъ насъ такъ далеко, что мы признали единомысленнымъ усошпему другое литературное направленіе въ Москвѣ, въ коемъ, правда, хотя давалось мѣсто и религіи, и народности, но гдѣ начала эти являлись служебными для начала государственнаго объединенія. И вотъ опять не кто иной, но Орестъ Ѳеодоровичъ, не возражая противъ этого направленія по существу, однако, считалъ долгомъ предостерегать общество, что одно дѣло — царство Божіе, царство небесное, а другое — царство земное, которое отъ міра, что первое имѣетъ цѣль въ себѣ самомъ и не должно приниматься, какъ служебное для второго.

Итакъ, лишь слово Ореста Ѳеодоровича оставалось вѣрнымъ себѣ среди измѣнчивости прочихъ литературныхъ направленій, и эта вѣрность обусловливается вѣрностью того премірнаго Слова, Которое не бываетъ да и нѣтъ, но всегда — да. Не время и не мѣсто говорить здѣсь о томъ, чтó переносить приходилось усопшему за свою вѣрность и чего лишаться, остановимся на той мысли, что только слово христіанской религіи есть слово неизмѣнное, что лишь тѣ убѣжденія могутъ торжествовать надъ интересами минуты, которыя основаны на истинахъ Евангелія, что только христіанинъ можетъ не преклоняться предъ Ваалами сего міра, предъ Ваалами моды и минутныхъ увлеченій, но оставаться всегда и всюду тѣмъ же.

Второю отличительною чертою ученія усопшаго профессора является та жизненная проникновенность своими вѣрованіями, которая придавала идеальную окраску не только всѣмъ его рѣчамъ, но и всѣмъ поступкамъ. Правда, большинство литераторовъ не относится къ своимъ теоріямъ совершенно внѣшнимъ образомъ, а старается слѣдовать имъ и въ дѣятельности; но въ Орестѣ Ѳеодоровичѣ Миллерѣ положительно не различалась жизнь отъ ученія. Онъ равно былъ учителемъ и на каѳедрѣ общественнаго зала, и въ университетской аудиторіи, и дома, и въ церкви, и на улицѣ. Говорилъ ли онъ, или молчалъ, всякій могъ заранѣе знать, какъ отнесется Орестъ Ѳеодоровичъ къ каждому проявленію общественной или личной жизни, что онъ похвалитъ, что осудитъ, чему порадуется и о чемъ будетъ грустить. Онъ былъ учителемъ жизни въ общественныхъ рѣчахъ и лекціяхъ, но былъ имъ и въ уединенной бесѣдѣ со студентомъ, пришедшимъ къ нему облегчить душу, былъ имъ и въ дѣлахъ помощи нуждающемуся юношеству, когда не только раздавалъ свои послѣднія деньги, но и закладывалъ свое платье, чтобы достать ихъ для неимущихъ. Онъ былъ учителемъ, когда въ качествѣ чтеца на клиросѣ давалъ собою образецъ любви къ Церкви, когда въ бесѣдахъ и въ жизни отстаивалъ подвигъ дѣвства передъ легкомысленными собесѣдниками. Для него не существовало разницы между теоріей и практикой; онъ не хотѣлъ признать, какъ большинство, двѣ противоположныя стороны жизни — чистовую и черновую, и только въ первой быть представителемъ просвѣщенія, а во второй — себялюбія; онъ зналъ, что христіанскія истины, имъ проповѣдуемыя, не суть теорія, но «духъ и жизнь» (Іоан. VI, 63), а потому и ученіе его стало его жизнью. Говорить ли здѣсь о томъ, что только то ученіе, которое служитъ выраженіемъ жизни, можетъ вліять на самую жизнь? Конечно, ни мысли, ни самое имя Миллера не гремѣли въ газетахъ и книгахъ, какъ мысли и имена людей, ловящихъ интересъ минуты; конечно, онъ, не гоняясь за моднымъ научнымъ аппаратомъ, не могъ внушать своими лекціями такого преклоненія предъ ихъ ученостью, какъ другіе: но кто изъ этихъ другихъ имѣетъ основаніе надѣяться, что слова его пойдутъ далѣе словъ же, далѣе печатныхъ и устныхъ разговоровъ, что они повліяютъ на жизнь, побудятъ юношей къ самоотверженному подвигу или удержатъ отъ грязнаго паденія? За то могъ надѣяться и зналъ Орестъ Миллеръ, что не разъ и не два воспоминаніе о немъ давало силы тому или иному изъ его слушателей или слушательницъ, можетъ быть, гдѣ-нибудь въ далекой глуши возстать за правду и человѣколюбіе, удержать свои руки отъ жестокости или взятки, по одному лишь напоминанію о томъ, что тамъ, въ Петербургѣ, есть старый профессоръ, который скажетъ, что это худо, что надо быть милостивымъ и честнымъ.

Итакъ, вѣрность себѣ, свобода отъ давленій исторической минуты, затѣмъ, жизненность и дѣйственность на жизнь — вотъ тѣ свойства, которыми отличается дѣятельность усопшаго, которыя сообщались ей отъ жизни христіанской, служившей всегда руководительницей для мыслей и словъ и дѣлъ почившаго. Эта-же христіанская жизнь, какъ жизнь, торжествующая надъ ограниченіями мѣста и времени, сообщаетъ и своему послѣдователю ту вѣчность, то продолженіе жизни, которая торжествуетъ надъ смертью плоти, какъ сказалъ Господь: «аминь, аминь, глаголю вамъ, яко слушаяй словесе Моего и вѣруяй въ Пославшаго Мя имать животъ вѣчный».

Дѣйствительно, чему и умирать въ немъ? Умираетъ богатство, умираетъ знатность, умираетъ семья. Но ни богатства, ни знатности, ни семьи не имѣлъ усопшій: отъ всего этого онъ отказался ради служенія ближнимъ. Что-же онъ имѣлъ? — Имѣлъ благоговѣніе предъ Богомъ, любовь ко Христу, любовь къ людямъ, попеченіе о ихъ спасеніи, ревность о добродѣтели, но для этихъ чувствъ нѣтъ смерти, ибо они выше времени. Одно тѣло его разрушится, а то содержаніе жизни, какое онъ имѣлъ, не умираетъ, но вмѣстѣ съ душой его восходитъ на небо. Да, не умираетъ духъ Ореста Ѳеодоровича, онъ нынѣ живой между нами, какъ живъ Господь, имъ возлюбленный. Не объ его смерти должны мы печалиться, не объ его жизни спрашивать, но спрашивать о самихъ себѣ: мы, живые, стоящіе предъ лежащимъ мертвымъ тѣломъ его, мы живы-ли на самомъ дѣлѣ? Ты, предстоящее здѣсь юношество, надежда Россіи, ты живешь-ли? ты имѣешь-ли въ себѣ дыханіе жизни? ты знаешь-ли и любишь-ли то, что не исчерпывается интересомъ минуты? ты можешь-ли жить, а не говорить только началами правды, человѣколюбія и вѣры? ты проникаешься-ли ими настолько, чтобы потомъ насаждать ихъ въ народѣ, о служеніи которому ты любишь говорить? Если да, если духъ Ореста Ѳеодоровича, скажу лучше — Духъ Христа, — который онъ передавалъ тебѣ, дѣйствительно въ тебя вселяется, то и жизнь усопшаго, кромѣ своего вѣчнаго царствованія на небѣ, продолжится и здѣсь на землѣ. Тогда будетъ онъ жить въ тѣхъ русскихъ дѣятеляхъ, которые, по памяти о немъ, возвысятся надъ жизнью стихій и моды и дѣятельно, самою жизнью, начнутъ служить народному просвѣщенію, которые перестанутъ быть опричниками русскаго народа, не будутъ въ его священныхъ собраніяхъ, подобно ворамъ, жаться къ стѣнкѣ и стыдиться осѣнить себя крестомъ Христа и исповѣдать Его имя, какъ это теперь дѣлается у насъ: но будутъ съ христіанскимъ народомъ едино и соединятъ въ себѣ его евангельскую вѣру съ началами научнаго просвѣщенія и, такимъ образомъ, поведутъ Россію къ совершенствованію, къ истинѣ и добродѣтели. Тогда возрадуется духъ усопшаго страдальца сего міра и получитъ въ этой радости заслуженный вѣнецъ отъ Страдальца Божественнаго, во имя Котораго онъ жилъ на землѣ. Аминь.

Примѣчаніе:
[1] Въ первый разъ было напечатано въ журналѣ «Славянскія Извѣстія» 1889 г., № 24.

Источникъ: Митрополитъ Антоній. Слова, бесѣды и рѣчи. (О жизни по внутреннему человѣку). — Посмертное изданіе съ предисловіемъ Архіепископа Никона (Рклицкаго). — Нью Іоркъ: Printing Shop St. Iov of Pochaev Holy Trinity Monastery, Jordanville, 1968. — С. 352-357. [«Жизнеописаніе и творенія Блаженнѣйшаго Антонія, Митрополита Кіевскаго и Галицкаго», Томъ 15-й.]

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.