Церковный календарь
Новости


2018-10-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). По поводу обращенія МП къ Зарубежной Церкви (1992)
2018-10-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Ново-мученичество въ Русской Правосл. Церкви (1992)
2018-10-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Каноническое положеніе РПЦЗ (1992)
2018-10-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Письмо въ редакцію Вѣстника РХД (1992)
2018-10-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отрицаніе вмѣсто утвержденія (1992)
2018-10-14 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Протоколъ 103-й (14 марта 1918 г.)
2018-10-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 5-я (1922)
2018-10-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 4-я (1922)
2018-10-13 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Пятьдесятъ лѣтъ жизни Зарубежной Церкви (1992)
2018-10-13 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Измѣна Православію путемъ календаря (1992)
2018-10-12 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Тайна беззаконія въ дѣйствіи (1992)
2018-10-12 / russportal
Опредѣленіе Архіер. Собора РПЦЗ отъ 13/26 октября 1953 г. (1992)
2018-10-11 / russportal
Преп. Ѳеодоръ Студитъ. Письмо къ Григорію мірянину (1908)
2018-10-11 / russportal
Преп. Ѳеодоръ Студитъ. Письмо къ Василію патрицію (1908)
2018-10-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 3-я (1922)
2018-10-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 2-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - пятница, 19 октября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Митр. Антоній (Храповицкій) († 1936 г.)

Блаженнѣйшій Антоній (въ мірѣ Алексѣй Павловичъ Храповицкій) (1863-1936), митр. Кіевскій и Галицкій, церковный и общественный дѣятель, богословъ и духовный писатель, основоположникъ и первый Первоіерархъ Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ). Родился 17 (30) марта 1863 г. въ имѣніи Ватагино Новгородской губ., въ дворянской семьѣ. Окончилъ С.-Петербургскую Духовную Академію и въ томъ же году постригся въ монашество (1885). Ректоръ Духовныхъ Академій — Московской (1890-1894) и Казанской (1894-1900). Епископъ Чебоксарскій (1897-1900), Уфимскій (1900-1902), Волынскій (1902-1914), архіеп. Харьковскій (1914-1917). Будучи убѣжденнымъ монархистомъ, вл. Антоній всячески содѣйствовалъ упроченію и распространенію православно-монархическихъ идей въ Россіи. Послѣ Февральскаго переворота 1917 г. въ періодъ «разгула демократіи» былъ устраненъ съ каѳедры и уволенъ на покой въ Валаамскій монастырь. На Помѣстномъ Соборѣ 1917-1918 гг. былъ въ числѣ трехъ главныхъ кандидатовъ на патріаршую каѳедру. Митрополитъ Кіевскій и Галицкій (1917). Предсѣдатель Высшаго Временнаго Церковнаго Управленія Юга Россіи (1919). Покинулъ Россію въ 1920 г. съ послѣдними частями Бѣлой Арміи. Возглавлялъ Русскую Православную Церковь Заграницей (1921-1936). Въ трудныхъ условіяхъ эмиграціи сумѣлъ сохранить единство Русскаго Православія зарубежомъ, вѣрность его церковнымъ канонамъ и православно-монархической идеѣ. За годы первоіераршества митр. Антонія РПЦЗ приняла, кромѣ прочихъ, слѣдующія важныя рѣшенія: были отвергнуты «обновленчество», новый стиль, политика подчиненія церковной власти безбожникамъ, анаѳематствованы спиритизмъ, теосоѳія, масонство и «софіанство». Скончался митр. Антоній 28 іюля (10 августа) 1936 г. въ Бѣлградѣ. Его отпѣваніе совершилъ сербскій патр. Варнава. Значеніе церковной дѣятельности митр. Антонія велико не только для Русской, но и для всей Христовой Каѳолической Церкви. Это былъ поистинѣ архипастырь вселенскаго масштаба.

Сочиненія митр. Антонія (Храповицкаго)

Жизнеописаніе и творенія блаж. Антонія, митр. Кіевскаго и Галицкаго († 1936 г.)
Томъ 15-й: «Слова, бесѣды и рѣчи». («О жизни по внутреннему человѣку»).
Посмертное изданіе съ предисловіемъ Архіепископа Никона (Рклицкаго).

г) Слова и рѣчи надгробныя.
Слово при поминовеніи дѣятелей Братства преп. Сергія
[1].

Прежде чѣмъ окончить молитвенное поминовеніе по дорогимъ намъ покойникамъ, подѣлимся тѣми чувствами и мыслями, которыя въ сей торжественно-печальный часъ въ большей или меньшей степени раздѣляются всѣми нами.

Утѣшительно бываетъ для насъ принимать участіе въ тѣхъ молитвенныхъ священнодѣйствіяхъ, которыми дорогая всѣмъ намъ академія освящаетъ различныя отрасли своей жизни, соединяясь въ стѣнахъ сего святого храма, какъ тѣсно сплоченное духовное братство. Утѣшительно и нынѣшнее собраніе, когда къ нашему братству присоединяются отцы и братіе, учившіеся въ Академіи прежде, но по-прежнему сохраняющіе къ ней сыновнюю любовь. Но какъ все на землѣ несовершенно, такъ и наше сердечное утѣшеніе взаимной любви и вѣры омрачается мыслью о разлукѣ и смерти, которая и собрала насъ нынѣ въ этотъ святой храмъ. Нѣтъ между нами тѣхъ, кого такъ любила Академія, нѣтъ многихъ и изъ тѣхъ, коимъ Господь вложилъ мысль объ учрежденіи благословеннаго Сергіевскаго Братства. Каждый годъ умножается число поминаемыхъ, каждый годъ къ нимъ прибавляется по нѣскольку поминавшихъ ихъ, молившихся за нихъ. Нынѣшній годъ особенно скорбный въ этомъ отношеніи: среди прочихъ дорогихъ покойниковъ нашихъ молитвъ проситъ и самъ незабвенный предсѣдатель Братства, всегда подававшій всѣмъ столь назидательный примѣръ смиренной и пламенной молитвы. Такъ онъ былъ дорогъ для насъ, что мы, глубоко потрясенные его кончиною, съ печалью разстались и съ днями его молитвеннаго поминовенія, находя отраду въ этомъ духовномъ общеніи съ почившимъ. Правда, высшая ступень духовной жизни не знаетъ скорби объ умершихъ, не боится смерти, остерегаясь только грѣха: но намъ, связаннымъ узами житейскихъ попеченій, для полноты общенія съ любимыми людьми, хотѣлось бы видѣть ихъ лица и слышать ихъ голосъ. Когда же неизбѣжная смерть отрываетъ изъ нашего Братства и изъ Академіи лучшихъ дѣятелей, то не только исполняетъ скорбію сердца наши, но и самихъ насъ устрашаетъ угрозами предстоящаго всѣмъ намъ тлѣнія и даже лишаетъ одушевленной преданности обшему дѣлу, по мысли о скоро преходящемъ теченіи жизни.

Но, возлюбленные отцы и братіе, не поддадимся до конца «печали міра сего» (2 Кор. VII, 10) и отъ самой смерти, предстоящей нынѣ нашему мысленному взору, научимся, какъ бороться съ нею, какъ бороться со страхомъ смерти и скорбью безвозвратной разлуки.

Любовь и молитва — вотъ два начала жизни, для которыхъ смерть не страшна, для которыхъ ея не существуетъ. Живы въ сердцахъ нашихъ тѣ, которые своею любовью заставляли полюбить себя, которыхъ любовь сильна въ нашихъ воспоминаніяхъ настолько, что при каждомъ обращеніи къ нимъ духовные образы этихъ людей вновь пробуждаютъ души наши къ высокимъ настроеніямъ, побуждаютъ насъ къ истинной жизни духовной, умягчаютъ сердца, возвышаютъ голосъ совѣсти. О такихъ людяхъ и молитва наша теплѣе и усерднѣе, такъ что на нихъ оправдываются евангельскія слова о томъ, какъ много грѣховъ прощается любящему много; ибо молитва вѣры и любви очищаетъ грѣхи усопшихъ. Но неужели тѣ изъ умершихъ, въ коихъ было меньше любви, остаются безъ всякой надежды? О, нѣтъ! Другое начало, созидающее вѣчную жизнь, всегда торжествуя надъ смертью, не оставляетъ безъ плода рабовъ неключимыхъ. Начало это есть молитва, которая всегда будетъ возноситься отъ грѣшной земли къ небу, какъ умилостивительный ѳиміамъ, ибо доколѣ пребываетъ Вселенская Церковь, не оскудѣютъ въ ней и такіе Христолюбцы, которые найдутъ въ своихъ сердцахъ довольно сострадательной любви, чтобы облечь въ нее всякое произносимое въ поминаніяхъ имя, независимо отъ заслугъ усопшаго, и вознести о немъ молитву не устами только, но отъ полноты вѣрующаго сердца. Такъ въ грѣховной тьмѣ жизни земнородныхъ во вѣки сохранится свѣтлый лучъ молитвы, пробуждающій къ жизни все, на что онъ устремляется. Любовь вызываетъ молитву, и молитва питаетъ собою любовь, рождаетъ жизнь и оба эти начала — любовь и молитва — торжествуютъ надъ смертью. Вооружимся-же, возлюбленные отцы и братіе, противъ скорби смерти любовію и молитвой; не противъ смерти тѣлесной только, но и противъ двухъ еще другихъ родовъ смерти, о которыхъ нашему молитвенному собранію особенно благовременно подумать нынѣ.

Тѣлесная смерть близкихъ горька намъ, потому-что она есть разлука съ ними по плоти, въ значительной степени лишающая возможности насъ слабыхъ и маловѣрныхъ сохранять и духовное общеніе съ близкими, взаимно назидая другъ друга (1 Сол. V, 11), обмѣниваясь внѣшними обнаруженіями любви. Но вѣдь почти такое-же значеніе имѣетъ и другое неизбѣжное зло жизни, называемое разлукой. А разлука предстоитъ намъ чрезъ нѣсколько недѣль: Академію покидаетъ ея старшій курсъ и со многими изъ покидающихъ насъ мы не увидимся никогда. Окончатся для нихъ навсегда часы молитвенныхъ и ученыхъ собраній, часы дружескихъ бесѣдъ, искренняго обмѣна чувствъ и мыслей. Всему этому прекраснѣйшему содержанію общей жизни приближается неизбѣжный конецъ — какъ бы смерть. Только взаимная любовь и молитва другъ за друга могутъ торжествовать надъ нею, могутъ не на словахъ только, не въ пышныхъ фразахъ, но «дѣломъ и истиною» (1 Іоан. III, 18) сохранить невидимое общеніе душъ, охранять въ разлукѣ то содержаніе жизни, какое вливала въ нихъ Академія. Охранять его нужно и для того въ особенности, чтобы спасти насъ отъ другой смерти, смерти лютѣйшей, смерти страшной и неумолимой, которой грозная коса виситъ надъ каждымъ изъ сыновъ Адама, то съ особенною лютостью заносится надъ вступающими въ жизнь питомцами школы, носителями юношескихъ, высокихъ, но не подкрѣпленныхъ опытомъ, стремленій и надеждъ. Разумѣю смерть нравственную; разумѣю отверженіе высшаго Божественнаго знанія и то постепенное, но безвозвратное погруженіе души въ самолюбивую и чувственную тину плотской жизни, отъ котораго избавить насъ можетъ опять лишь любовь и молитва. Увы, сколь немногіе питомцы всякихъ школъ сохраняютъ въ своемъ дальнѣйшемъ существованіи хотя нѣкоторыя, сколько нибудь существенныя, черты высшей жизни! сколь многіе, напротивъ, всю жизнь свою посвящаютъ исключительно грѣховному себялюбію, совершенно забывая обо всемъ томъ, что было дорого въ юные годы. Скрывать-ли отъ себя ту печальную участь друзей, оставляющихъ нынѣ нашу Академію, что во взорахъ и на лицахъ многихъ изъ нихъ Ангелъ Хранитель скоро-скоро не отыщетъ слѣдовъ нравственнаго и религіознаго одушевленія, но дряхлѣя и стеня будетъ находить печати страстей и душевнаго одебелѣнія. О злая смерть души! о печальный жребій нашъ, жребій изгнанниковъ рая! Ни богословская ученость, ни общественное высокое призваніе — ничто не можетъ отвратить твоей поражающей десницы! Но и здѣсь сострадательная любовь и пламенная молитва отгоняетъ искусителя отъ слабой души. Разумѣете-ли вы, юные братіе, незамѣнимую для васъ силу этихъ надежныхъ кормчихъ ири опасномъ исхожденіи въ открытое житейсксе море, воздвизаемое напастей бурею? Къ сожалѣнію, едва-ли разумѣете, ибо разумѣніе это дается обыкновенно горькимъ опытомъ, убѣждающимъ человѣка въ его нравственномъ безсиліи и ничтожествѣ, тѣмъ опытомъ, который даетъ себя чувствовать въ жизни самостоятельной. Да, конечно, вниманіе многихъ изъ васъ, при вступленіи въ жизнь, обращено не на себя, духовный взоръ вашъ не видитъ ужаснаго облика страшной душевной смерти, витающей надъ человѣкомъ; другія картины привлекаютъ быть можетъ ваши умы и сердца — шумъ общественной жизни, водоворотъ борьбы различныхъ направленій, послѣднее слово журнальнаго и книжнаго рынка, — всѣ тѣ области жизни, гдѣ раздаются громкія слова и замѣтно сильное, хотя бы и минутное возбужденіе. Но возлюбленные мои: тамъ-то и видно преимущественное царство смерти, тамъ всякому возстающему началу полагается быстрый конецъ, тамъ бытіе нетвердое, вѣчно исчезающее, вѣчно смѣняющееся другимъ и, по большей части, безсодержательное.

«Не молю, да возьмеши ихъ отъ міра, но да соблюдеши ихъ отъ непріязни» (Іоан. XVII, 15); вступайте въ сей жизненный водоворотъ, боритесь, гдѣ и противъ кого нужно, но знайте, что только тѣ изъ васъ внесутъ туда добро и свѣтъ, чье жизненное содержаніе не будетъ исчерпываться, какъ у большинства людей свѣтскихъ, шумными интересами текущей минуты, борьбы партій и разныхъ послѣднихъ словъ, — но будетъ почерпать источники жизненнаго обновленія въ мірѣ внутреннемъ и въ Богѣ. Разумѣю тѣхъ, кто будетъ заботиться о своемъ внутреннемъ человѣкѣ, кто будетъ возгрѣвать въ себѣ любовь и молитву. Только тотъ будетъ въ Вавилонѣ какъ Даніилъ, въ столицѣ какъ Златоустъ, въ Египтѣ какъ Моѵсей, и какъ Павелъ въ Ефесѣ и въ Римѣ. Безъ любви и молитвы нѣтъ жизни: любовь и молитва нужны не для неба только, но для того, чтобы и землю дѣлать землею Господней, чтобы и другимъ приносить благо, а не зло подъ видомъ блага. И если нынѣ ваши неотягченныя еще горькимъ опытомъ сердца не могутъ принять печальныхъ предвѣщаній нелицемѣрной любви, то вспомните о сихъ прощальныхъ словахъ во дни паденій, во дни разочарованій и унынія, которыми такъ богата наша жизнь. Вспоминайте тогда молодые годы сравнительной чистоты и искренней дружбы, вспоминайте наши молитвенныя собранія и эти сугубо священныя панихиды. Вспоминайте усопшихъ наставниковъ нашихъ, умѣвшихъ любить и молиться, и того незабвеннаго нашего недавняго покойника, который любилъ такъ глубоко и молился такъ пламенно и постоянно. Въ семъ намѣреніи заключимъ сегодняшнее наше поминовеніе близкихъ нашему сердцу усопшихъ и вознесемъ къ престолу Всевышняго послѣднее молитвенное возглашеніе о нихъ съ любовью и надеждой. Аминь.

Примѣчаніе:
[1] Произнесено на панихидѣ 4 мая 1893 г. въ церкви Московской Духовной Академіи. Въ первый разъ было напечатано въ журналѣ «Богословскій Вѣстникъ» 1893 г., августъ.

Источникъ: Митрополитъ Антоній. Слова, бесѣды и рѣчи. (О жизни по внутреннему человѣку). — Посмертное изданіе съ предисловіемъ Архіепископа Никона (Рклицкаго). — Нью Іоркъ: Printing Shop St. Iov of Pochaev Holy Trinity Monastery, Jordanville, 1968. — С. 371-375. [«Жизнеописаніе и творенія Блаженнѣйшаго Антонія, Митрополита Кіевскаго и Галицкаго», Томъ 15-й.]

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.