Церковный календарь
Новости


2018-08-15 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 2-я (1991)
2018-08-15 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 41-е (15 ноября 1917 г.)
2018-08-14 / russportal
Свт. Іоаннъ, архіеп. Шанхайскій. Единообразіе въ богослуженіи (1994)
2018-08-14 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 40-е (14 ноября 1917 г.)
2018-08-12 / russportal
Обращеніе свт. Іоанна обще-приходскому годовому собранію (1994)
2018-08-12 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 39-е (13 ноября 1917 г.)
2018-08-11 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 1-я (1991)
2018-08-11 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 82-е (12 февраля 1918 г.)
2018-08-10 / russportal
Митр. Анастасій (Грибановскій). Рѣчь при гробѣ митр. Антонія (1936)
2018-08-10 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 81-е (10 февраля 1918 г.)
2018-08-09 / russportal
Свт. Іоаннъ Шанхайскій. Слово къ Санъ Францисской паствѣ (1994)
2018-08-09 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 80-е (9 февраля 1918 г.)
2018-08-08 / russportal
2-й Всезаруб. Соборъ 1938 г. Докладъ графа П. М. Граббе (1939)
2018-08-08 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 77-е (5 февраля 1918 г.)
2018-08-07 / russportal
Свт. Іоаннъ. "Взойдите на гору и несите дерева и стройте храмъ" (1994)
2018-08-07 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 76-е (3 февраля 1918 г.)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 15 августа 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.

Духовные писатели Русскаго Зарубежья

Монахиня Варвара (Суханова) († 1972 г.).

Монахиня Варвара (въ мірѣ Вѣра Суханова) († 1972), духовная писательница, вѣрное чадо РПЦЗ. Родилась въ 1896 г. въ купеческой семьѣ. Во время Первой міровой и Гражданской войнъ служила сестрой милосердія. Съ послѣдними частями Бѣлой Арміи оставила Россію. Работала учительницей въ русской гимназіи въ Панчевѣ (Сербія). Въ 1929 г. поступила послушницей въ Лѣснинскую женскую обитель въ Хопово (Сербія). Несла самыя разныя послушанія: была клиросной, занималась съ дѣтьми Хоповскаго пріюта, писала иконы. Въ 1932 г. была пострижена въ монашество. Въ 1950 г. вмѣстѣ съ другими сестрами обители переселилась изъ Югославіи во Францію. Мать Варвара много писала. Ея статьи и разсказы появлялись еще въ «Православной Карпатской Руси» (впослѣдствіи «Православная Русь») и въ приложеніи «Дѣтство во Христѣ», когда Братство преп. Іова Почаевскаго находилось еще на Карпатахъ, во Владиміровой. Составила около четырехсотъ «Житій святыхъ для дѣтскаго и юношескаго возраста», которыя подъ иниціалами «М. В.» (Монахиня Варвара) вначалѣ публиковались въ журналѣ «Православная жизнь», а затѣмъ отдѣльными выпусками издавались въ Свято-Троицкомъ монастырѣ въ Джорданвиллѣ (всего было напечатано двадцать такихъ сборниковъ). М. Варвара мирно скончалась послѣ продолжительной болѣзни 27 ноября (10 декабря) 1972 г. въ Лѣснинскомъ монастырѣ (Провемонъ, Франція).

Сочиненія мон. Варвары (Сухановой)

М. В.
Житія святыхъ, переложенныя для дѣтскаго и юношескаго возраста.
Выпускъ одиннадцатый. [1965 г.]

Житіе преподобныхъ отцевъ Симеона, Христа ради юродиваго, и Іоанна, спостника его.
Память 21-го іюня.

Благочестивые юноши провели праздникъ во Іерусалимѣ, побывали во всѣхъ святыхъ мѣстахъ, и вотъ снова они на той же дорогѣ. Но теперь, съ каждымъ шагомъ они отдаляются отъ святаго города, гдѣ проводили сладостные часы въ умилительной молитвѣ. Вдали показались монастыри, расположенные около Іордана.

Знаешь, кто живетъ въ этихъ обителяхъ? — спросилъ Іоаннъ своего друга.

Кто-же?

Ангелы Божіи.

А мы можемъ-ли на нихъ посмотрѣть?

Если захотимъ жить какъ они, то будемъ ихъ лицезрѣть и наслаждаться бесѣдою съ ними.

Тутъ оба друга, точно сговорившись, спрыгнули съ коней. Передавъ ихъ рабамъ, они сказали: «Поѣзжайте тихонько передъ нами», а сами, слѣдуя издали за рабами, начали серьезно бесѣду. Вотъ подошли они къ распутью, — одна дорога лежала въ Сирію, на ихъ родину, къ обычной жизни, другая — къ Іордану, гдѣ виднѣлись издали Божіи обители.

Этотъ путь ведетъ въ жизнь, — сказалъ Симеонъ, указывая на дорогу къ монастырямъ, — а этотъ къ смерти.. Помолимся куда намъ идти.

Оба друга преклонили колѣна и стали усердно молиться. Бросили жребій. Выборъ палъ на путь къ обителямъ. Друзья поцѣловались лобзаніемъ святымъ и направились по Іорданской дорогѣ. Въ какую обитель идти? И рѣшили: гдѣ найдутъ ворота открытыми. И подошли они къ обители св. Герасима преподобнаго. А въ тотъ день игуменъ этой обители, Никонъ, видѣлъ во снѣ Господа, Который ему сказалъ: «Встань, открой двери ограды, пусть войдутъ сюда овцы мои». Пошелъ старецъ, открылъ ворота, а самъ сѣлъ подлѣ нихъ. Увидѣлъ двухъ овечекъ Господнихъ — Симеона и Іоанна. Любезно принялъ ихъ Никонъ, угостилъ, насытилъ и духовною бесѣдою. Узнавъ объ ихъ желаніи принять постригъ, онъ указалъ имъ, какъ трудно имъ будетъ перейти на жизнь полную лишеній, поста, работы — послѣ ихъ богатства и нѣги. Но, горя Божественною любовью, юноши упрашивали старца, скорѣе ихъ постричь: Господь поможетъ на ихъ тяжеломъ новомъ пути. И старецъ на другой день удостоилъ друзей перваго пострига. Изъ очей Іоанна градомъ текли слезы. Симеонъ его толкалъ и просилъ не плакать: онъ думалъ, что Іоаннъ горюетъ о своей молодой супругѣ и о старомъ отцѣ. А Іоаннъ проливалъ слезы отъ любви къ своему Спасителю. Въ грядущее воскресенье Никонъ рѣшилъ своихъ новыхъ послушниковъ облечь въ великій ангельскій образъ. Передъ постригомъ онъ показалъ имъ монаха, недѣлю тому назадъ принявшаго великую схиму. Взглянули братья и лица ихъ просіяли: они упали къ ногамъ Никона и стали умолять его постричь и ихъ какъ можно скорѣе. Когда монахъ ушелъ, игуменъ спросилъ ихъ, что они особеннаго замѣтили только что.

Мы увидѣли на его головѣ пресвѣтлый вѣнецъ, сіяніе исходило отъ монаха и лики свѣтолѣпные со свѣчами окружали его и сладко пѣли, — отвѣтили чистые сердцемъ юные друзья.

И вы по благодати Божіей послѣ пострига получите такіе же свѣтлые вѣнцы и такую же славу, — сказалъ игуменъ.

Дѣйствительно, послѣ пострига друзья увидѣли другъ на другѣ вѣнцы сіяющіе, а въ темнотѣ съ удивленіемъ замѣчали, что лица ихъ свѣтятся. Отъ радости друзья не могли ни ѣсть, ни пить. Исполненные любви ко Господу, они возжелали въ тишинѣ, въ уединеніи молиться Богу. Рѣшили уйти въ пустыню, тайно, ночью. Но вѣдь врата на ночь запираются?

Симеонъ сказалъ:

Кто открылъ намъ двери днемъ, Тотъ откроетъ и ночью.

Наступила ночь. И видитъ игуменъ Никонъ во снѣ свѣтолѣпнаго человѣка, который открываетъ ворота и говоритъ: «Выходите, овцы Христовы, на пастбище свое». Проснулся. Поторопился къ воротамъ: нашелъ ихъ открытыми! Онъ догадался, что врата отверзлись таинственно для Симеона и Іоанна. Сѣлъ онъ возлѣ воротъ печальный, что его обитель лишилась двухъ святыхъ душъ. Вдругъ послышались шаги, и онъ увидѣлъ Симеона и Іоанна, направляющихся изъ келліи своей къ воротамъ. Передъ ними шли прекрасные юноши неземные, неся въ рукахъ горящія свѣчи, ярко освѣщающія ночной мракъ. Симеонъ и Іоаннъ не видѣли юношей. Господь закрылъ для нихъ небесное видѣніе, чтобы они не возгордились. У воротъ они замѣтили отца игумена и поняли, что Господь его извѣстилъ объ ихъ уходѣ. У всѣхъ троихъ показались на глазахъ слезы духовной радости. Симеонъ при прощаніи отвелъ въ сторону игумена и просилъ его особенно молиться за его друга, чтобы Господь помогъ ему въ его разлукѣ съ молодой прекрасной женой и съ любимымъ отцомъ. Также и Іоаннъ, послѣ друга своего, тайно сталъ просить игумена помолиться за Симеона, который оставилъ старую мать и о которой, конечно, по человѣчески печалится, любя ее и жалѣя. Игуменъ подивился высокой любви друзей, забывающихъ себя ради другого. Онъ ихъ перекрестилъ и отпустилъ съ миромъ. Вышли друзья изъ обители, молясь Богу, чтобы Онъ указалъ имъ мѣсто спасенія. Загорѣлась Божья заря. Передъ ихъ глазами открылась необъятная пустыня.

Что намъ дѣлать, куда идти? — невольно вырвался вопросъ изъ устъ Іоанна.

Пойдемъ вправо, все правое — хорошо.

Долго шли иноки. Наконецъ, показалась сіяющая синяя полоса воды — то было Мертвое море. Они пришли къ тому мѣсту, гдѣ въ море втекаетъ рѣка Іорданъ. Мѣсто было красивое. Они замѣтили келлію. Тамъ жилъ старецъ, который нѣсколько дней тому назадъ умеръ. Въ его келлейкѣ они нашли посуду. Возлѣ келліи находился садъ и огородъ, плодами котораго питался старецъ. Рабы Божіи поблагодарили Бога. Такъ поселились они въ пустынѣ.

Конечно, были у нихъ и свои печали. По временамъ тосковали, скорбѣли они о своихъ родныхъ. Но Господь облегчалъ ихъ печаль. Черезъ два года Симеонъ видитъ во снѣ, что входитъ въ домъ своей матери и говоритъ ей: «Не печалься! Іоаннъ, другъ мой, и я, слава Богу здоровы. Мы живемъ въ царской палатѣ. Носимъ на головахъ вѣнцы, дарованные намъ Владыкою. Царь украсилъ насъ прекрасными одеждами, передай и отцу Іоанна, чтобы онъ не тужилъ о сынѣ своемъ». Этотъ сонъ повторялся много разъ. И Іоанну во снѣ кто-то Пресвѣтлый явился и сказалъ: «Я утѣшилъ твоего отца, а жену твою скоро возьму въ Мое царство». Іоаннъ и Симеонъ повѣдали другъ другу о видѣніяхъ и возвеселились о Господѣ.

Однажды сидѣлъ блаженный Симеонъ и размышлялъ о Богѣ. Вдругъ онъ видитъ себя во мгновеніе ока перенесеннымъ въ свое отечество. Очутился онъ въ своемъ родномъ городѣ Эдессѣ, вошелъ въ домъ свой, посѣтилъ болящую мать и спросилъ ее: «Какъ ты, о мать, поживаешь?» — «Мнѣ хорошо, дитя мое», — отвѣтила больная. «Иди къ Царю» — продолжалъ онъ, «я вымолю у Него для тебя на небѣ прекрасное мѣсто упокоенія; когда Онъ захочетъ, и я приду къ тебѣ». Послѣ видѣнія Симеонъ понялъ, что Господь сподобилъ его увидѣть умирающую мать свою, побѣжалъ къ Іоанну, который жилъ отъ него въ разстояніи брошеннаго камня, и сталъ просить, чтобы другъ его усердно помолился о его матери. Черезъ нѣкоторое время и Іоаннъ не во снѣ, а на яву, увидѣлъ жену свою, сидящую въ своемъ домѣ. Вдругъ къ ней подходитъ мать Симеона беретъ ее за руку и говоритъ: «Встань, сестра моя, пойдемъ со мной въ красивый домъ, который далъ мнѣ Царь, Которому служитъ твой мужъ и мой сынъ. Облекись въ чистыя одежды, а старыя сбрось». И тотчасъ его юная жена въ прекрасныхъ, сіяющихъ одеждахъ ушла съ матерью Симеона. Понялъ Іоаннъ, что и жена его умерла и находится въ Божьемъ раю. Восхвалилъ онъ Милосерднаго Господа.

Время шло. Не замѣтили друзья, какъ прожили они въ пустынѣ 29 лѣтъ.

Однажды Симеонъ сказалъ Іоанну. — По волѣ Божіей я долженъ уйти изъ пустыни и послужить людямъ.

Іоаннъ далеко проводилъ Симеона и печальный вернулся въ пустыню.

Симеонъ отправился во святой градъ Іерусалимъ, поклонился тамъ Животворящему Кресту и Гробу Господню. Тамъ началъ онъ подвигъ юродства, чтобы скрыть свою близость ко Господу. И сколько чудесъ сотворилъ угодникъ Божій! Бѣсовъ изгонялъ, предсказывалъ будущее, больныхъ исцѣлялъ, отъ внезапной смерти спасалъ, невѣрующихъ приводилъ къ вѣрѣ, лютыхъ грѣшниковъ направлялъ на путь покаянія... Сіялъ святостью, а передъ людьми казался безумнымъ. Изъ Іерусалима онъ пошелъ въ городъ Эмессійскій, тамъ въ мусорной кучѣ онъ увидѣлъ дохлую собаку. Онъ привязалъ ее къ своему поясу за ногу и поволокъ пса по всѣмъ улицамъ города. Дѣти надъ нимъ насмѣхались и кричали: «Монахъ юродивый», бросали въ него камнями, били палками.

Однажды утромъ въ воскресенье пришелъ онъ въ церковь, неся за пазухой орѣхи. Прежде всего онъ сталъ гасить свѣчи, когда же его хотѣли прогнать, онъ вскочилъ на амвонъ и оттуда началъ бросать въ женщинъ орѣхи, и его едва могли удалить изъ церкви. Онъ побѣжалъ мимо базара и по дорогѣ сталъ опрокидывать столы, на которыхъ былъ разложенъ хлѣбъ для продажи. Булочники его избили до полусмерти. Одинъ человѣкъ по имени Фускарій — продавщикъ чечевицы и другихъ съѣстныхъ товаровъ — еретикъ, пожалѣлъ Симеона и сказалъ: «Что ты старичекъ скитаешься, продавай мнѣ крупу, бобы, чечевицу». Святой согласился, сѣлъ за лотокъ Фускарія. А когда тотъ ушелъ — сталъ раздавать нищимъ всѣ съѣстные товары и самъ сталъ съ ними ѣсть, т. к. уже цѣлую недѣлю былъ безъ пищи. Пришелъ Фускарій, увидѣлъ, что на лоткѣ уже нѣтъ ни одной крупинки, а въ ящикѣ ни одной монеты, схватилъ за бороду юродиваго и сталъ его жестоко бить, такъ что у несчастнаго всю бороду вырвалъ, и выгналъ его изъ дома своего. Симеонъ смиренно сѣлъ возлѣ его воротъ. Черезъ часъ жена Фускаріева попросила горящихъ углей, чтобы покадить ладаномъ въ своемъ домѣ. Симеонъ быстро вскочилъ, подошелъ къ печкѣ и, не найдя совка, руками выгребъ жаръ и принесъ своей госпожѣ. Увидѣвъ святаго съ полными руками горящихъ углей, она закричала:

Что ты дѣлаешь? Ты же опалишь себѣ руки?

Рабъ Божій спокойно высыпалъ жаръ въ свою одежду и сказалъ:

Если ты не хочешь, чтобы я кадилъ руками, то я буду кадить одеждою.

Онъ положилъ ладанъ въ свою одежду и курилъ ѳиміамомъ, пока уголь не погасъ. Ни руки у него не обожглись, ни одежда его не сгорѣла. Съ этого момента стали Фускарій и жена его почитать чудотворца, оставили свою ересь и стали православными. Святой же скрылся изъ ихъ дома.

Однажды одинъ корчмарь захватилъ его въ свою корчму и приказалъ работать въ ней. Былъ онъ жестокимъ, немилосерднымъ человѣкомъ, заставлялъ святаго много работать, а кормилъ мало, по жадности. Однажды, въ комнату, гдѣ стояло вино вползла змѣя, напилась изъ сосуда, пустила въ вино ядъ и уползла. Юродивый въ это время скакалъ и плясалъ подъ звуки тимпана. Когда онъ вошелъ въ комнату, то надъ сосудомъ увидѣлъ написанное невѣдомою рукою слово: «Смерть». Старецъ понялъ, что вино отравлено, взялъ палку и разбилъ сосудъ. Вино ралилось. Входитъ корчмарь, видитъ, что старецъ разбилъ сосудъ. Избилъ онъ его и выгналъ вонъ.

На слѣдующее утро св. Симеонъ опять явился въ корчемницу. Приползла змѣя и начала пить вино изъ другого сосуда. Корчмарь замѣтилъ гада, схватилъ дубинку и хотѣлъ убить змѣю, нопромахнулся — ударилъ въ сосудъ, который разбился вдребезги, и вино разлилось. Святой старецъ, никѣмъ незамѣченный, наблюдалъ эту картину. Когда корчмарь разбилъ сосудъ, онъ воскликнулъ: — Не одинъ я, безумный, разбиваю сосуды, и ты дѣлаешь, какъ и я.

Понялъ корчмарь, что онъ напрасно вчера избилъ старца который хотѣлъ спасти людей отъ отравленія. Злой человѣкъ покаялся. Съ этихъ поръ сталъ онъ почитать святаго старца, но блаженный всегда убѣгалъ отъ почета и славы.

Предвидѣлъ святой и будущее. Такъ, передъ землетрясеніемъ унесъ онъ изъ школы бичъ, сплетенный изъ ремней, которымъ наказывали учениковъ, и началъ съ нимъ носиться по всему городу. Онъ билъ имъ колонны домовъ, приговаривая: «Говорю тебѣ — стой крѣпко». А другимъ колоннамъ приказывалъ: «А ты, ни стой, ни падай». И что же случилось? Во время страшнаго землетрясенія всѣ колонны сохранились, которымъ святоя приказалъ стоять, а которымъ говорилъ: «ни стой, ни падай» — треснули пополамъ и только наклонились. Множество же колоннъ рухнуло и зданіе обвалилось. И люди поняли, что смѣшной Симеонъ, носившійся съ бичемъ по городу — великій пророкъ.

Передъ заразною болѣзнью, которая скосила множество дѣтей, блаженный сталъ заходить во всѣ училища. Нѣкоторыхъ мальчиковъ онъ обнималъ, цѣловалъ и, улыбаясь, говорилъ имъ съ любовью: «Иди, мое доброе дитя, иди, мой прекрасный». А учителямъ говорилъ, указывая на дѣтей, которыхъ онъ цѣловалъг «А ты, братъ, ради Бога, не бей этихъ дѣтей, которыхъ я цѣлую: ихъ ожидаетъ далекій путь». Учителя только сердились, и частенько отъ нихъ доставалось блаженному. Взявши бичъ, они его просто выгоняли ударами изъ школы. А когда распространилась заразная болѣзнь — ни одинъ изъ мальчиковъ не остался живымъ, которыхъ цѣловалъ святой: онъ предвидѣлъ, что прекрасныя души невинныхъ дѣтей возьметъ къ себѣ Господь.

Одинъ еврей, ненавидѣвшій Господа нашего Іисуса Христа, невольно увѣровалъ въ Спасителя молитвами святаго. Однажды онъ увидѣлъ, какъ старецъ умывался, а съ нимъ рядомъ стояли сіяющіе Ангелы Божіи и съ нимъ разговаривали, какъ со своимъ другомъ. Удивился темный, мрачный человѣкъ. Сразу его душа озарилась. Онъ понялъ, какъ великъ Тотъ, Котораго онъ ненавидитъ и Который посылаетъ Ангеловъ къ своему рабу. Еврей собирался разсказать всему городу о своемъ видѣніи, но святой явился ему во снѣ и строго запретилъ открывать эту тайну. Еврей все же на слѣдующее утро пошелъ на базаръ, но только онъ открылъ ротъ, чтобы разсказать о святомъ, какъ тотъ самъ откуда-то появился, перекрестилъ еврею ротъ, и онъ сейчасъ же онѣмѣлъ, а святой отскочилъ отъ него и сталъ прыгать среди народа. Святой явился ему потомъ во снѣ и сказалъ: «Крестись — или останешься нѣмымъ». Еврей принялъ святое крещеніе и выйдя изъ купели, заговорилъ, прославляя Господа нашего Іисуса Христа. Вмѣстѣ съ нимъ и его домашніе всѣ крестились.

У преподобнаго былъ другъ въ городѣ, діаконъ Іоаннъ, который очень почиталъ и любилъ юродиваго. Божіимъ попущеніемъ случилось съ діакономъ несчастье: одни злодѣи ночью убили человѣка, а трупъ его подбросили во дворъ къ діакону. Утромъ люди нашли мертвеца у невиннаго діакона. Князь города велѣлъ его схватить. Его осудили, какъ убійцу, такъ какъ никто не могъ его защитить. Несчастнаго дьякона должны были повѣсить и повели уже на мѣсто казни. А онъ шелъ и молился, чтобы Господь помогъ ему молитвами угодника Своего Симеона. И Богъ внялъ его мольбѣ. Какой-то человѣкъ, по Божьему внушенію, явился къ Симеону и говоритъ ему: «Юродивый, твой благодѣтель осужденъ на смерть. Ты умрешь съ голоду, если онъ погибнетъ. Никто о тебѣ не станетъ заботиться». И разсказалъ ему, какъ во дворѣ діакона нашли трупъ человѣка и какъ его осудили на смертную казнь. Святой ушелъ въ уединенное мѣсто и началъ усердно молиться о спасеніи своего благодѣтеля. Тотчасъ же были найдены убійцы, и судья послалъ конныхъ, чтобы остановить смертную казнь. Діакона едва успѣли освободить отъ петли. Тотъ поспѣшилъ не домой, а на то мѣсто, гдѣ святой обыкновенно молился. Уже издали онъ видѣлъ его воздѣтыя руки къ небу и замѣтилъ со страхомъ и трепетомъ, какъ изъ устъ его выходятъ два пламенныхъ меча, а вокругъ него — огненный кругъ! Діаконъ застылъ на мѣстѣ и не смѣлъ двинуться впередъ отъ ужаса. Святой, кончивъ молитву, оглянулся, увидѣлъ діакона и сказалъ ему:

Что, братъ Іоаннъ, едва вѣдь ты не испилъ смертную чашу! Ну, иди благодари Избавителя-Бога. А ты знаешь за что ты былъ наказанъ? Къ тебѣ пришли два нищихъ, и у тебя было, что имъ подать, а ты отказалъ. Будь же милосерднымъ въ слѣдующій разъ.

Такъ помогъ святой діакону Іоанну.

А что же сдѣлалось съ его старымъ другомъ, тоже Іоанномъ, въ безлюдной пустынѣ? Симеонъ получилъ отъ него извѣстіе вотъ какимъ образомъ:

Нѣсколько гражданъ Емессійскаго города, въ которомъ юродствовалъ Симеонъ, пошли въ Іерусалимъ, чтобы провести тамъ Святую Пасху. Одинъ изъ паломниковъ отдѣлился отъ нихъ и направился въ пустыню посѣтить святыхъ отцовъ. Онъ обходилъ келліи пустынножителей, подавая имъ милостыню. Встрѣтилъ онъ на берегу Мертваго моря святаго Іоанна, поклонился преподобному, просилъ у него святыхъ молитвъ. А тотъ ему говоритъ:

Въ твоемъ же городѣ живетъ великій угодникъ Божій Симеонъ, что же ты отъ меня, грѣшнаго, ничтожнаго, просишь молитвъ?

Онъ пригласилъ благочестиваго человѣка къ себѣ въ келлію. Тутъ они имѣли необычайную трапезу. Теплые, словно только что испеченные хлѣбы, самые бѣлые, самые прекрасные, свѣжая рыба и хорошее вино! Они пообѣдали и возблагодарили Бога. Послѣ трапезы преподобный Іоаннъ взялъ три просфоры, также посланныя отъ Бога, и далъ этому человѣку со словами: «Передай эти просфоры брату моему Симеону и скажи ему: моли Бога о братѣ твоемъ Іоаннѣ».

Посѣтителя св. Іоанна, у входа въ городъ Емессійскій, встрѣтилъ самъ юродивый Симеонъ словами: «Здоровъ-ли мой братъ Іоаннъ? Не съѣлъ-ли ты тѣ три просфоры, которыя онъ послалъ мнѣ?» Старецъ пригласилъ его въ свою бѣдную, убогую «хлѣвину», т. е. коморку, — представилъ ему точно такую же трапезу, какъ и преподобный Іоаннъ въ глубокой пустынѣ...

Однажды преподобный семь дней ничего не ѣлъ: постился ради Господа, а въ воскресенье взялъ длинную колбасу, перекинулъ ее на плечо, какъ орарь діаконскій, въ лѣвой рукѣ держалъ сосудъ съ горчицей, шелъ такъ на посмѣяніе всему народу и ѣлъ колбасу, обмакивая ее въ горчицу. А подходившимъ къ нему людямъ, которые потѣшались надъ нимъ, мазалъ губы горчицей. Вотъ подходитъ къ нему одинъ крестьянинъ съ бѣльмомъ на одномъ глазѣ. Преподобный вдругъ горчицею помазалъ ему глаза. Закричалъ крестьянинъ отъ боли.

Иди вымой глаза сокомъ чеснока и уксусомъ, и исцѣлишься, — сказалъ святой. Но тотъ не послушался, а пошелъ по разнымъ врачамъ и еще хуже сталъ видѣть. Наконецъ, онъ сказалъ себѣ: «Пускай выскочатъ мои глаза, но я сдѣлаю такъ, какъ мнѣ повелѣлъ этотъ юродивый старикъ». Крестьянинъ вымылъ глаза уксусомъ и чеснокомъ — и мгновенно исцѣлился! Однажды, на пути его встрѣтилъ св. Симеонъ и строго сказалъ ему:

Смотри, не кради больше козъ у твоего сосѣда, а то тебя опять Господь накажетъ.

Однажды старецъ, съ нищей братіей, подошелъ къ стеклянно-плавильной печкѣ одного жида, который мастерски выдувалъ разные сосуды. Сказалъ юродивый друзьямъ своимъ, нищимъ:

Хотите посмѣяться?

Нищіе съ любопытствомъ смотрѣли на блаженнаго. Жидъ выдулъ одинъ сосудъ, святой издали правой рукой перекрестилъ склянку — и тотчасъ она звонко лопнула. Жидъ принялся за вторую — и другая разлетѣлась на части отъ крестнаго знаменія, и третья, и четвертая, и такъ до семи было испорчено. Нищіе весело хохотали. Жидъ обозлился, взялъ горячую головню, да принялся ею обжигать и бить юродиваго. Блаженный отскочилъ отъ него и издали закричалъ:

О, Манзеръ, пока ты не перекрестишься — всѣ твои склянки будутъ лопаться.

Жидъ усердно принялся за дѣло, но одинъ за другимъ разлетѣлись у него тринадцать сосудовъ. Нехотя, съ трудомъ, наконецъ, жидъ перекрестился — и тотчасъ же перестали портиться его склянки! Позналъ жидъ силу креста святаго, пошелъ въ церковь, принялъ крещеніе и сдѣлался усерднымъ христіаниномъ. Многихъ людей спасъ блаженный, привелъ къ вѣрѣ, къ покаянію.

У преподобнаго была лачужка, бѣдная «хлѣвина». Въ ней ничего не было кромѣ вязанки виноградныхъ прутьевъ. Въ этой «хлѣвинѣ» проводилъ онъ ночи въ неустанныхъ молитвахъ, орошая землю слезами. А съ разсвѣтомъ сплеталъ себѣ вѣнокъ изъ масличныхъ вѣтокъ или изъ травы, надѣвалъ на голову и, съ вѣткою въ рукѣ, ходилъ по городу и вопилъ: «Торжество побѣдителю Царю и граду Его». За два дня до своей блаженной кончины, пришелъ онъ къ своему другу — діакону Іоанну и сказалъ:

Сегодня я былъ у моего друга Іоанна въ пустынѣ. У него на головѣ вѣнецъ пресвѣтлый видѣлъ, на которомъ было написано: «Вѣнецъ терпѣнія пустыннаго», потомъ Нѣкто славный, свѣтлый, сказалъ мнѣ: «Иди, юродивый, иди, ты получишь не одинъ, но многіе вѣнцы за спасеніе душъ человѣческихъ». Сказалъ такъ преподобный и со вздохомъ продолжалъ: — И за что мнѣ вѣнцы и награды? Я вѣдь ничего хорошаго не сдѣлалъ, и, если спасетъ меня Господь, то только по великой милости. А ты, братъ мой, смотри: жалѣй нищихъ, подавай имъ, что можешь. Особенно же люби монаховъ: они многими скорбями очищаютъ душу свою. Люби и простыхъ поселянъ, живущихъ въ простотѣ сердца. Когда они приходятъ изъ деревни въ храмъ Божій для причастія, то я вижу какъ сіяютъ, словно золото, ихъ безхитростныя добрыя души. Среди нихъ есть великіе святые, о которыхъ никто и не знаетъ. Братъ мой, и тебя скоро призоветъ Господь. Повторяю тебѣ: будь милосерднымъ, слѣди за душою своею, что-бы тебѣ безпрепятственно пройти мытарства, которыхъ и я, грѣшный, трепещу. Въ этотъ грозный часъ особенно помогаютъ намъ дѣла милосердія. И не гнѣвайся ни на кого, когда приступаешь къ Божественной службѣ.

Долго еще поучалъ блаженный своего друга и благодѣтеля и, наконецъ, кончилъ словами: «Черезъ два дня приходи ко мнѣ». Послѣ ухода діакона, святой затворился въ своей хлѣвинѣ и ждалъ смертнаго часа. Одинъ Господь и Ангелы были при его кончинѣ.

Черезъ два дня нищіе замѣтили, что Симеонъ нигдѣ не появляется въ городѣ: «Не заболѣлъ-ли юродивый?» — говорили они. Открыли дверь его хлѣвины и нашли его лежащимъ мертвымъ подъ вязанкою лозъ. «Юродствовалъ при жизни и по смерти юродствуетъ, — легъ не на прутья, а подъ нихъ». Нищіе взязи его святыя мощи и безъ омовенія понесли на кладбище, гдѣ погребаютъ бездомныхъ странниковъ. Свѣчи не горѣли, пѣнія не было, ладанъ не курился. Многострадальное тѣло преподобнаго проносили мимо дома жида — дѣлателя склянокъ, новокрещенаго. Онъ вдругъ услышалъ дивное небесное пѣніе. Съ любопытствомъ выглянулъ изъ оконца и увидѣлъ двухъ нищихъ, которые несли тѣло св. Симеона. Понялъ новокрещеный, что погребальныя пѣснопѣнія воспѣваютъ невидимые Ангелы Божіи. Въ воздухѣ разливалось неизреченное благоуханіе. И воскликнулъ новый христіанинъ: «Блаженъ, блаженъ ты, Симеонъ! Тебѣ поютъ пѣсни надгробныя сами Ангелы Божіи и благоухаютъ райскими кадилами». Новокрещеный выбѣжалъ изъ дома и сталъ помогать нищимъ нести тѣло юродиваго. Онъ своими руками похоронилъ его между могилами нищихъ и странниковъ и всѣмъ сталъ разсказывать, какъ онъ слышалъ пѣніе Ангеловъ и обонялъ благоуханіе небесное.

Діаконъ же Іоаннъ черезъ два дня пришелъ въ хлѣвину друга своего и, не найдя въ ней его, сталъ вездѣ спрашивать о немъ. Вскорѣ онъ узналъ, что блаженный уже отошелъ ко Господу и погребенъ. Горько заплакалъ діаконъ, поспѣшилъ на его могилу, чтобы взять его тѣло и похоронить на почетномъ мѣстѣ. Но когда открыли гробъ, то, къ великому удивленію присутствующихъ, не нашли тѣла святаго. По Божьему велѣнію его мощи унесли Ангелы въ невѣдомое мѣсто. Тогда всѣ жители города Емессійскаго словно отъ сна воспрянули. Стали вспоминать всѣ дивныя великія чудеса, которыя творилъ угодникъ Божій, всю многострадальную жизнь его. И познали, что юродивый былъ мудрѣйшимъ человѣкомъ.

Вскорѣ послѣ кончины блаженнаго Симеона отошелъ ко Господу и другъ его Іоаннъ въ пустынѣ Іорданской, Встрѣтились друзья у престола Всевышняго.

Симеонъ разсказалъ діакону Іоанну всю жизнь свою и своего друга отшельника. Діаконъ передалъ его разсказъ св. Леонтію — епископу Неаполя Кипрскаго. Послѣдній записалъ на пользу чтущихъ и слушающихъ во славу Христа Бога нашего, со Отцемъ и Святымъ Духомъ славимаго, нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ. Аминь.

Источникъ: М. В. Житія святыхъ, переложенныя для дѣтскаго и юношескаго возраста. Выпускъ одиннадцатый. [1965 г.] — Jordanville: Тѵпографія преп. Іова Почаевскаго. Свято-Троицкій монастырь, 1965. — С. 37-47.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.