Церковный календарь
Новости


2018-10-22 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Нѣтъ ничего дороже истины (1992)
2018-10-21 / russportal
Іером. Серафимъ (Роузъ). Православное Міровоззрѣніе (1990)
2018-10-21 / russportal
Іером. Серафимъ (Роузъ). Духъ послѣднихъ временъ (1991)
2018-10-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 7-я (1922)
2018-10-20 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 6-я (1922)
2018-10-20 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 108-й (1899)
2018-10-20 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 49-й (1899)
2018-10-20 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Что дѣлать малому стаду? (1992)
2018-10-20 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Догматизація Сергіанства (1992)
2018-10-20 / russportal
Іером. Серафимъ (Роузъ). "Харизмат. возрожденіе" какъ знаменіе времени (1991)
2018-10-19 / russportal
Іером. Серафимъ (Роузъ). НЛО въ свѣтѣ православной вѣры (1991)
2018-10-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). По поводу обращенія МП къ Зарубежной Церкви (1992)
2018-10-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Ново-мученичество въ Русской Правосл. Церкви (1992)
2018-10-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Каноническое положеніе РПЦЗ (1992)
2018-10-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Письмо въ редакцію Вѣстника РХД (1992)
2018-10-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отрицаніе вмѣсто утвержденія (1992)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - понедѣльникъ, 22 октября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 7.

Духовные писатели Русскаго Зарубежья

Монахиня Варвара (Суханова) († 1972 г.).

Монахиня Варвара (въ мірѣ Вѣра Суханова) († 1972), духовная писательница, вѣрное чадо РПЦЗ. Родилась въ 1896 г. въ купеческой семьѣ. Во время Первой міровой и Гражданской войнъ служила сестрой милосердія. Съ послѣдними частями Бѣлой Арміи оставила Россію. Работала учительницей въ русской гимназіи въ Панчевѣ (Сербія). Въ 1929 г. поступила послушницей въ Лѣснинскую женскую обитель въ Хопово (Сербія). Несла самыя разныя послушанія: была клиросной, занималась съ дѣтьми Хоповскаго пріюта, писала иконы. Въ 1932 г. была пострижена въ монашество. Въ 1950 г. вмѣстѣ съ другими сестрами обители переселилась изъ Югославіи во Францію. Мать Варвара много писала. Ея статьи и разсказы появлялись еще въ «Православной Карпатской Руси» (впослѣдствіи «Православная Русь») и въ приложеніи «Дѣтство во Христѣ», когда Братство преп. Іова Почаевскаго находилось еще на Карпатахъ, во Владиміровой. Составила около четырехсотъ «Житій святыхъ для дѣтскаго и юношескаго возраста», которыя подъ иниціалами «М. В.» (Монахиня Варвара) вначалѣ публиковались въ журналѣ «Православная жизнь», а затѣмъ отдѣльными выпусками издавались въ Свято-Троицкомъ монастырѣ въ Джорданвиллѣ (всего было напечатано двадцать такихъ сборниковъ). М. Варвара мирно скончалась послѣ продолжительной болѣзни 27 ноября (10 декабря) 1972 г. въ Лѣснинскомъ монастырѣ (Провемонъ, Франція).

Сочиненія мон. Варвары (Сухановой)

М. В.
Житія святыхъ, переложенныя для дѣтскаго и юношескаго возраста.
Выпускъ одиннадцатый. [1965 г.]

Житіе св. прав. отца нашего Іоанна Кронштадтскаго.
Память его 19 октября и 20 декабря.
Отошелъ ко Господу 20 декабря 1908 г.

Среди такой суровой природы, 19 октября 1829 года родился будущій свѣтильникъ Церкви Православной въ закопченой бревенчатой избушкѣ съ мутными, зеленоватыми стеклами въ маленькихъ окнахъ.

Отца, бѣднаго псаломщика звали Илія Сергіевъ. Человѣкъ онъ былъ благочестивый, богобоязненный, труженникъ большой. Мать звали Ѳеодорой Власьевной. Она была, какъ и ея мужъ, очень набожною женщиною, обремененною многочисленнымъ семействомъ, для котораго день и ночь безъ устали трудилась.

Святое дитя родилось едва живымъ. Спѣшили его окрестить. Батюшка назвалъ его Іоанномъ въ честь болгарскаго пустынно-жителя преподобнаго Іоанна Рыльскаго [2]. Послѣ святого таинства крещенія св. ребенокъ вдругъ окрѣпъ. Поняли Илія и Ѳеодора, что Господь далъ имъ дитя необычайное. Особенно полюбили они «милаго Ванюшу». Рано научился онъ молитвамъ. Отецъ совсѣмъ маленькимъ бралъ въ церковь и удивлялся, какъ св. дитя наслаждалось службами церковными. Крестьяне обратили вниманіе, что у псаломщика сынокъ блаженный, всегда кроткій, спокойный, послушный. Всею душой полюбили всѣ «Ванюшу» и почувствовали всѣ въ немъ избранника Божія. Стали приходить къ Ванюшѣ, чтобы онъ помолился за болящихъ, или прибѣгали къ нему въ какомъ-либо несчастьѣ.

Любилъ святой молиться въ храмѣ, дома, среди природы, въ ея божественной тишинѣ. Онъ любовался прекраснымъ Божіимъ небомъ. Полюбилъ онъ свои сѣверные лѣса, рѣчки, поля и луга съ благоуханными цвѣтами. Онъ восторгался твореньями Великаго Художника. Всей душой полюбилъ онъ своихъ односельчанъ. Видя ихъ бѣдность — думалъ: «Вотъ, выросту, буду имъ помогать!»

Когда святому Іоанну было шесть лѣтъ, явился ему въ горницѣ ангелъ. Св. дитя смутилось. Ангелъ повѣдалъ ему, что онъ его хранитель.

Однажды ребенокъ сильно заболѣлъ. Былъ Великій Постъ. Докторъ велѣлъ давать ребенку скоромную пищу. Но Ѳеодора Власьевна, надѣясь на помощь Божію, не исполнила докторскаго совѣта. И за ея крѣпкую вѣру св. дитя поправилось.

Грамотѣ маленькаго святого училъ отецъ. Плохо давалась ребенку грамота, очень плохо. Когда св. отроку исполнилось 9 лѣтъ, отецъ отдалъ его въ Приходское училище города Архангельска. Объ этомъ времени сохранили память суряне. «Молитвенный онъ у насъ былъ», говорили они потомъ. «Мальченкой еще, бывало, какъ въ школу идетъ, сапоги сниметъ, чтобы добытое отцовскими трудами не изнашивать, да такъ въ рукахъ и несетъ. И перво на перво къ храму зайдетъ. Станетъ у паперти на колѣна, да и молится. И ужъ послѣ молитвы только идетъ въ школу»...

Церковь святителя Николая въ Сурѣ была древняя, деревянная съ шатровымъ куполомъ, выстроенная еще въ XVII столѣтіи.

И въ школѣ плохо давалась наука прилежному св. отроку. И какъ же онъ горевалъ! «Напрасно отецъ тратитъ на мое ученіе послѣднія деньги!» — думалъ св. Іоаннъ. Онъ всѣмъ сердцемъ, всею душою устремлялся въ молитвѣ къ Господу, чтобы Онъ, Всемогущій, просвѣтилъ его разумъ. И вотъ, что разсказываетъ самъ святой праведный Іоаннъ:

— «Ночью я любилъ вставать на молитву... Всѣ спятъ... Тихо... Не страшно молиться, и молился я чаще всего о томъ, чтобы Богъ далъ мнѣ свѣтъ разума на утѣшеніе родителямъ. И вотъ, какъ сейчасъ помню, однажды былъ вечеръ, всѣ улеглись спать. Не спалось только мнѣ. Я по-прежнему ничего не могъ уразумѣть изъ пройденнаго, по-прежнему плохо читалъ, не понималъ и не запоминалъ ничего изъ разсказаннаго. Такая тоска на меня напала: я упалъ на колѣни и принялся горячо молиться. Не знаю, долго-ли я пробылъ въ такомъ положеніи, но вдругъ точно потрясло меня всего. У меня точно завѣса спала съ глазъ, какъ будто раскрылся умъ въ головѣ и мнѣ ясно представился учитель того дня, его урокъ. Я вспомнилъ даже о чемъ и что онъ говорилъ. И легко, радостно такъ стало на душѣ. Никогда не спалъ я такъ спокойно, какъ въ эту ночь. Чуть свѣтало, я вскочилъ съ постели, схватилъ книги и, — о счастье, — читаю гораздо легче, понимаю все, а то, что прочиталъ, не только все понялъ, но хоть сейчасъ и разсказать могу. Въ классѣ мнѣ сидѣлось уже не такъ, какъ раньше: все понималъ, все оставалось въ памяти. Далъ учитель задачу по ариѳметикѣ — рѣшилъ и учитель похвалилъ меня даже. Словомъ, въ короткое время я подвинулся настолько, что пересталъ быть послѣднимъ ученикомъ. Чѣмъ дальше, тѣмъ и лучше успѣвалъ я въ наукахъ и въ концѣ курса однимъ изъ первыхъ былъ переведенъ въ семинарію».

Съ самыхъ раннихъ лѣтъ св. отрокъ Іоаннъ полюбилъ Св. Евангеліе. «Могу сказать», писалъ самъ святой батюшка, «что Святое Евангеліе было спутникомъ моего дѣтства, моимъ наставникомъ, руководителемъ, съ которымъ я сроднился съ раннихъ лѣтъ».

Въ школѣ сторонился онъ шумныхъ игръ, шалостей, смѣха. Св. Іоаннъ любилъ бесѣдовать только съ Богомъ. Молитва была его утѣшеніемъ, радостію. Особенно святой усердно молился въ тиши ночной.

Когда онъ былъ въ семинаріи, его постигло большое горе: умеръ любимый отецъ. Добрый сынъ хотѣлъ оставить ученіе, чтобы поддержать мать, взявъ мѣсто діакона или псаломщика. Но благочестивая раба Божія Ѳеодора воспротивилась намѣренію сына. Она настояла на томъ, чтобы сынъ, послѣ окончанія семинаріи, поступилъ въ Петроградскую Духовную Академію.

За блестящіе успѣхи въ наукахъ, святой безплатно могъ тамъ учиться. Чтобы онъ могъ помогать матери, ему дали работу переписчика. Онъ получалъ 9 рублей въ мѣсяцъ и эти деньги отсылалъ домой.

Приведемъ картину святой его молодости, какъ она зарисована писателемъ Поселянинымъ:

— «Зданіе Петербурской Духовной Академіи. Вечерняя пора. Кто ушелъ въ городъ, кто къ знакомымъ. Кто погрузился въ мірскихъ писателей. Кое-гдѣ кучками студенты толкуютъ о важныхъ, цѣнныхъ, но все же земныхъ вопросахъ. А въ пустой аудиторіи надъ книгою бесѣдъ св. Іоанна Златоуста на св. ап. Павла, сидитъ студентъ Иванъ Сергіевъ. Не можетъ оторваться. Вдохновенныя толкованія вдохновенныхъ писаній плѣняютъ его. Живымъ восторгомъ переполнена грудь. Въ головѣ горятъ высокія, благодатныя думы, а сердце трепещетъ и бьется сладко, счастливо. И вотъ въ порывѣ восторга, въ увлеченіи духовнаго счастья, Сергіевъ вдругъ громко рукоплещетъ страницамъ вселенскаго учителя».

Юная душа благодатнаго Іоанна пламенѣла любовію къ Творцу. «Ты создалъ все, отъ послѣдней былинки, для меня!» — восклицаетъ онъ. Но больше всего изъ всѣхъ твореній Божіихъ святой возлюбилъ человѣка. Съ дѣтскихъ лѣтъ сострадалъ онъ страждущему человѣчеству...

Любилъ св. праведный Іоаннъ уединеніе. Въ свободное отъ занятій время любилъ гулять по тѣнистымъ аллеямъ Академическаго парка. Здѣсь задумалъ онъ уѣхать въ языческія страны для проповѣди вѣры православной, м. б., въ далекій Китай...

Однажды, незадолго до окончанія Академіи, св. юноша заснулъ послѣ прогулки и видитъ себя въ прекрасномъ соборѣ. Онъ — священникъ... Онъ служитъ въ этомъ дивномъ храмѣ Божественную Литургію... Въ радости проснулся святой и понялъ, что отъ Господа послано ему такое дивное видѣніе...

И сбылся вѣщій сонъ. Когда святой Іоаннъ окончилъ Духовную Академію, ему предложили должность священника въ Кронштадтскомъ соборѣ во имя св. ап. Андрея первозваннаго. Войдя въ него, онъ увидѣлъ себя въ знакомомъ храмѣ...

Кронштадтъ былъ морскою крѣпостію, которая преграждала входъ съ моря къ Петрограду. Этотъ городъ находится на островѣ Котлинѣ въ 25-ти верстахъ отъ устья рѣки Невы. Въ Кронштадтъ высылали изъ Петрограда бездомныхъ бродягъ, горькихъ пьяницъ, скитающихся безъ дѣла по столицѣ. Эти «безпризорные» жили возлѣ Кронштадта въ землянкахъ, бродили по городу, выпрашивали подаяніе и пьянствовали. Въ порту было много грузчиковъ, которые жили въ подвалахъ со своими семьями. Тамъ царила нищета, болѣзни, грязь. Для этихъ несчастныхъ возсіялъ яркій лучъ, въ лицѣ юнаго священника о. Іоанна. Исполнилось горячее его желаніе — помогать бѣднякамъ, спасать погибающихъ.

Для того, чтобы занять мѣсто священника святой долженъ былъ обвѣнчаться съ дочерью протоіерея Кронштадтскаго собора — скромною, кроткою Елизаветою Константиновною. Эта добрая, тихая женщина была для святого о. Іоанна только сестрою во Христѣ. Она трогательно заботилась о своемъ святомъ братѣ, почитала его какъ великаго праведника и была счастлива, что могла помогать ему въ его многотрудной жизни. Она тоже любила людей; забывая себя, заботилась о другихъ.

Святой праведный о. Іоаннъ, желая работать Единому Господу, жилъ, какъ самый строгій монахъ-подвижникъ: онъ молился по ночамъ, питался большею частію только фруктами и чаемъ. А если случалось быть ему у почитателей за трапезой, то едва прикасался къ кушаньямъ и напиткамъ.

Милосердіе о. Іоанна былъ неизреченно! Святой все свое жалованіе раздавалъ бѣднякамъ, посѣщалъ ихъ лачуги, подвалы, землянки. Особенно онъ любилъ и жалѣлъ дѣтей. Съ трогательной, смиренной простотой няньчилъ малютокъ, пока матери ихъ были заняты работою... Когда у святого не было денегъ, онъ снималъ съ себя сапоги, верхнюю одежду и полураздѣтымъ возвращался домой. Святой о. Іоаннъ уговаривалъ горькихъ пьяницъ перестать вести такую гибельную жизнь, молился о нихъ горячо. И Богъ слышалъ моленія Своего избранника: пьяницы дѣлались трезвыми, работящими людьми. Святой молился о болящихъ... И больные выздоравливали. Образованныхъ, но невѣрующихъ людей святой приводилъ къ Богу. Холодныхъ къ церкви примѣромъ своей истинной христіанской жизни и проповѣдями дѣлалъ любящими службы Божіи. Святой приводилъ къ покаянію нераскаянныхъ грѣшниковъ.

Чтобы помочь бѣднымъ безработнымъ людямъ, святой о. Іоаннъ устроилъ въ Кронштадтѣ «Домъ трудолюбія». Добрые богатые люди дали святому деньги для постройки большого зданія со всевозможными мастерскими для мущинъ и женщинъ, со школою и пріютомъ для дѣтей. Была тамъ, народная столовая, начлежный пріютъ, безплатная амбулаторія. Святой устроилъ и прекрасную дачу за городомъ для ребятишекъ. Въ домѣ была чудная церковь во имя св. великаго князя Александра Невскаго.

Очень любилъ святой дѣтей. Много времени онъ удѣлялъ преподаванію Закона Божія. Онъ училъ и въ гимназіи, и въ училищѣ и въ своемъ «Домѣ трудолюбія». А дѣтки всею душою устремлялись къ святому преподавателю. Уроки его были для нихъ праздникомъ. Дѣти жадно ловили каждое его слово. Они чувствовали, что не простой священникъ имъ разсказываетъ, а батюшка святой, исполненный благодати. Не было лѣнивыхъ учениковъ: всѣ старались учиться какъ можно лучше! Дѣти не замѣчали, какъ проходилъ урокъ Закона Божія, и жалѣли, когда онъ кончался.

Божественная любовь сіяла въ голубыхъ очахъ святого батюшки. На щекахъ игралъ легкій румянецъ одушевленія. Разсказывалъ св. о. Іоаннъ о Господѣ нашемъ Іисусѣ Христѣ такъ, словно видѣлъ Спаса нашего передъ глазами. Плакали вмѣстѣ со святымъ священникомъ ученики, когда онъ говорилъ имъ о страданіяхъ Богочеловѣка. На всю жизнь запоминались эти уроки.

Вотъ какъ разсказывалъ о святомъ учителѣ одинъ изъ учениковъ:

О. Іоаннъ на своихъ урокахъ спрашивалъ сначала тѣхъ, кто выражали желаніе отвѣчать, и надо было видѣть съ какимъ усердіемъ и выразительностью старались они. Батюшка ставилъ имъ высшій баллъ — «пять съ плюсомъ». Чувствовалъ себя какъ бы духовно преобразившимся ученикъ, заслужившій такую отмѣтку, сопровождавшуюся милостивымъ словомъ батюшки: «Спасибо тебѣ, доброе чадо!»

Вторую половину урока батюшка удѣлялъ чтенію житій святыхъ или Библіи (послѣдней особенно въ старшихъ классахъ).

— «Эти чтенія настолько насъ заинтересовывали и занимали, что мы просили обыкновенно книги эти съ собою на домъ, и отецъ Іоанъ всегда приносилъ съ собою въ запасъ много отдѣльныхъ житій, которыя сейчасъ же расхватывались. Мальчикъ бережно пряталъ такую книжку въ ранецъ, а вечеромъ, выучивъ свои уроки, онъ собиралъ своихъ домашнихъ и читалъ ее вслухъ».

Батюшка, я прочиталъ житіе св. мученицы Параскевы, говорилъ черезъ день или два мальчикъ, — дайте мнѣ теперь другую книгу!.

Послѣ такихъ уроковъ дѣти забывали о шалостяхъ и несли свѣтъ Христовъ своимъ домашнимъ, своимъ братьямъ и сестрамъ.

Входилъ въ классъ св. о. Іоаннъ весь сіяющій, словно небожитель. Онъ съ любовію обращается къ дѣтворѣ; весело, привѣтливо, ласково восклицаетъ:

Здраствуйте, любезныя дѣтки!

Здравствуйте, дѣти!

Здравствуйте, дѣтки!

Здравствуйте, дорогія, безцѣнныя дѣти Отца Небеснаго!

Да, для святого батюшки дѣти были «Цвѣты Христовы», по его выраженію.

Святой училъ дѣтей молитвѣ. Училъ просто и мудро — доступно для малыхъ дѣтей. Праведный учитель говорилъ своимъ ученикамъ:

Молитесь съ сердечнымъ вниманіемъ дома и въ классѣ. Молитва есть бесѣда дѣтей съ Отцемъ Небеснымъ.

Не опускайте въ Воскресенья и въ другіе праздники ходить въ храмъ Божій.

Помните, что Господь Іисусъ Христосъ и теперь съ вами всегда невидимо.

«Дѣти видѣли въ отцѣ Іоаннѣ истиннаго отца, добраго и строгаго, взыскательнаго, ласковаго. Всѣ встрѣчали въ школѣ его съ радостію. Гимназія вся, безъ различія національностей, ежедневно подходила къ нему подъ благословеніе. Къ нему прибѣгали ученики съ дѣтскими запросами и нуждами. Кажется, ни одинъ ученикъ не былъ способенъ солгать передъ нимъ или запираться во лжи! Съ какимъ усердіемъ ходили къ отцу Іоанну ежегодно исповѣдываться. Какъ чистосердечно раскрывали предъ нимъ свою душу!»

Ученики страдали, если св. батюшка былъ ими недоволенъ. Они старались загладить свои вины: только бы любимый батюшка простилъ ихъ и улыбнулся имъ своею доброю, свѣтлою улыбкою!

Но бывали случаи, когда св. отецъ Іоаннъ былъ очень строгъ. Совершенно не исправимыхъ учениковъ онъ, для общей пользы, совѣтовалъ удалить, чтобы они дурнымъ поведеніемъ и лѣностію не портили всего учебнаго заведенія, какъ портятъ сорныя растенія благоуханный красивый цвѣтникъ!

Училъ св. отецъ Іоаннъ своихъ учениковъ, чтобы они были послушны своимъ родителямъ. Самъ онъ давалъ примѣръ послушанія. Не только въ дѣтствѣ во всемъ повиновался онъ отцу и матери. Когда онъ былъ уже священникомъ, то произошло однажды слѣдующее:

Въ началѣ Великаго Поста, св. батюшка серьезно заболѣлъ, и сказали доктора ему, что для спасенія жизни, ему надо ѣсть скоромную пищу.

Хорошо, я согласенъ, но только я спрошу позволенія своей матери, — отвѣтилъ святой батюшка.

А гдѣ Ваша мать?

Въ Архангельской губерніи.

Напишите, какъ можно скорѣе!

Было послано письмо въ далекую сѣверную губернію. Прошла недѣля, другая. Больному все хуже. Наконецъ, получается письмо съ такимъ отвѣтомъ: «Посылаю благословеніе, но скоромной пищи вкушать Великимъ Постомъ не разрѣшаю ни въ какомъ случаѣ!»

Св. отецъ Іоаннъ былъ очень доволенъ такимъ отвѣтомъ своей благочестивой матери.

Неужели же вы не станете ѣсть мясное? — спрашивали врачи угодника Божія.

Конечно, не стану, — спокойно отвѣчалъ праведникъ.

Да вѣдь вы умрете!

Воля Божія. Неужели вы думаете, что я промѣняю на жизнь благословеніе матери, нарушивъ заповѣдь Господа: «чти отца твоего и матерь твою?»

И что же? Послушался матери святой сынъ — и выздоровѣлъ вскорѣ!

Приведемъ еще одинъ разсказъ о св. отцѣ Іоаннѣ, какъ преподавателѣ Закона Божія. Разсказчикъ былъ его ученикомъ въ трехъ младшихъ классахъ Кронштадтской гимназіи. Это прекрасное повѣствованіе полное трогательной любви къ праведному учителю.

«Еще весной, перейдя въ 1-й классъ, мы узнали, что законо-учителемъ у насъ будетъ отецъ Іоаннъ Сергіевъ. Съ большой радостію мы встрѣтили эту вѣсть.

Первый урокъ Закона Божія мы ждали съ нетерпѣніемъ.

Дежурный ученикъ выходилъ въ дверь класса и смотрѣлъ, когда въ длинномъ и широкомъ рекреаціонномъ залѣ появится отецъ Іоаннъ.

Идетъ! — громко шепнулъ, наконецъ, дежурный. Мы насторожились...

Въ дверяхъ класса показался батюшка въ темно-лиловой рясѣ съ наперснымъ крестомъ, блестѣвшимъ на груди...

О. Іоаннъ вошелъ въ классъ.

Необычайная доброта его лица и ласковая улыбка сразу располагала къ нему. Многіе изъ насъ сошли со своихъ мѣстъ и подошли подъ благословеніе, цѣлуя съ чувствомъ радости его руку.

Прошло уже много лѣтъ и теперь, какъ живое стоитъ передъ глазами его доброе, съ румянцемъ оживленія, лицо и такъ помнится его тонкая благословляющая рука...

Батюшка каждаго изъ насъ благословлялъ и ласково гладилъ по головѣ и щекамъ. И теперь какъ бы чувствуется тепло его ласкающей руки и слышится голосъ и помнятся его синіе, проникающіе въ душу, глаза...

На молитву, дѣти! — сказалъ онъ и повернулся къ иконѣ.

Дежурный прочиталъ молитву. Тутъ же вспомнились церковныя службы въ Андреевскомъ Соборѣ и его отчетливые и звучные возгласы въ молитвахъ, проникновенные, съ силой горячей вѣры... И здѣсь онъ тепло помолился и, неторопливо подойдя къ каѳедрѣ, сѣлъ на стулъ и раскрылъ журналъ... Внимательнымъ взоромъ оглядѣлъ онъ каждаго изъ насъ... И этотъ взглядъ въ то же время согрѣлъ насъ и обласкалъ.

Начался урокъ.

Ясно и съ сердечной убѣдительностію говорилъ онъ о важности для насъ, дѣтей, уроковъ Закона Божія, для сохраненія вѣры, чистоты сердца и влеченія къ молитвѣ.

Съ перваго же дня отецъ Іоаннъ внушилъ всѣмъ намъ серьезное отношеніе къ Закону Божію, и дома я всегда приготовленіе уроковъ начиналъ съ его предмета. И это осталось навсегда. Каждый разъ, когда подходилъ день его урока, нами овладѣвало тихое, радостное ожиданіе его прихода. Поученія батюшки дышали силой такой вѣры, что каждое его слово глубоко проникало въ душу. Его наставленія, полныя отеческой любви, принимались сразу, съ сердечной готовностію слѣдовать имъ. И мы наставлялись въ своихъ отношеніяхъ къ родителямъ, къ церкви, къ старшимъ лицамъ въ добрыхъ поступкахъ. Вся дѣтская жизнь освящалась праведнымъ батюшкою.

Объясненія уроковъ были понятны и ясны:

Когда еврейскій народъ почиталъ Бога, то жилъ счастливо, когда же отступилъ отъ Него, то потерпѣлъ всякія бѣды. То же случается со всякимъ народомъ, отступившимъ отъ Бога.

Однажды наше вниманіе было привлечено при входѣ въ классъ батюшки тѣмъ, что въ рукахъ онъ держалъ цѣлую стопку разноцвѣтныхъ книжекъ. Это оказались житія святыхъ, разъясненія праздниковъ, описаніе святыхъ мѣстъ и душеполезныя бесѣды. Каждый изъ насъ получилъ по книжкѣ.

Читайте, дѣти, внимательно, — говорилъ батюшка, — сколько въ этихъ книжкахъ благодати Божіей!

По прочтеніи всѣхъ книжекъ, приносилась другая стопка, и мы находили удовольствіе въ чтеніи этихъ книжекъ, въ которыхъ такъ все просто, съ такой вѣрой было разсказано.

Послѣ раздачи книгъ батюшка объяснялъ урокъ слѣдующаго дня и тогда, наконецъ, начиналъ спрашивать. Желающихъ отвѣчать урокъ обыкновенно было много. Учениковъ 5-6 стояло около его каѳедры и наперерывъ просились отвѣчать. Протягивались нетерпѣливыя руки и слышались умоляющіе возгласы: «Батюшка, позвольте мнѣ!» Тогда батюшка самъ назначалъ намъ очередь. Онъ внимательно выслушивалъ отвѣтъ, иногда поправляя, кивалъ одобрительно головой, говоря: «Хорошо, хорошо, такъ!» Потомъ гладилъ счастливца по головѣ и ставилъ полный баллъ. Счастливецъ, весь сіяющій, отходилъ, садился на свое мѣсто и, вынувъ житіе святыхъ, начиналъ читать.

Незнавшихъ урока не было. Было бы невыносимо стыдно получить неполный баллъ!

Помнится случай неподдѣльнаго горя и слезъ, когда кто-то получилъ 5 съ минусомъ! Мы начали утѣшать товарища. Причина его горя, кажется, была передана батюшки и онъ вызвалъ его въ слѣдующій разъ.

Во время уроковъ въ классѣ было тихо и порядокъ не нарушался. Счастливы и незабвенны дни этого общенія съ батюшкой. Чувствовалась общая тѣсно-связывающая всѣхъ взаимная близость и душевность. Еще болѣе незабвенны были уроки Закона Божія во 2-мъ классѣ, когда учили Новый Завѣтъ.

Объясняя жизнь Христа Спасителя, Его заповѣди и чудеса, о. Іоаннъ преисполнялся весь духовнымъ подъемомъ. Вдохновеннымъ взоромъ смотрѣлъ на насъ, слова его умиляли и несказанно трогали, согрѣвали той теплотой, которой была полна его душа. Румянецъ оживленія на лицѣ его становился ярче. Пламенная вѣра, дышавшая въ каждомъ его словѣ, и трепетная восторженность разсказа — передавались намъ. И такими недавними казались намъ жизнь Спасителя, Его проповѣдь и общеніе съ народомъ! Слезы выступали на глазахъ батюшки во время разсказа о крестныхъ страданіяхъ Спасителя. Грусть проникала въ наши сердца. Мы сидѣли потрясенные, притихшіе. А когда учили это и разсказывали, мы глубоко, по дѣтски, это переживали. И это осталось на всю жизнь! Вѣдь случилось страшное и великое: темныя силы думали восторжествовать, доведя до креста Богочеловѣка, не предполагая, что смерть будетъ попрана Свѣтлымъ Его Воскресеніемъ, и какъ же они посрамились!

Батюшкѣ задавали вопросы и онъ охотно отвѣчалъ. Случаи повседневной жизни такъ же будили нашу любознательность.

Батюшка бесѣдовалъ съ нами о нихъ и слова его настолько были убѣдительны и такъ трогали насъ, что мы сидѣли не шевелясь. Прошелъ еще годъ и мы въ 3-мъ классѣ. Начали учить устройство храма и церковную службу. Батюшка сталъ объяснять намъ значеніе церковнаго богослуженія, какъ общей молитвы Творцу. Онъ поянялъ намъ:

Въ храмѣ вы — предъ Лицомъ Божества! И это было намъ страшно и таинственно.

Стойте благоговѣйно въ храмѣ и внимайте всему, что тамъ поется и читается. Это трудно, но надо!

Ходите чаще въ церковь, дѣти!

Молитесь отъ всего сердца.

Молитва — вода живая, душа ею утоляетъ жажду свою!

Ты въ какую церковь ходишь? — послышался сзади чей-то тихій вопросъ.

Въ морской манежъ, — такъ же тихо отвѣтилъ Сережа П. Иногда мы сговаривались между собою и шли на церковную службу въ Андреевскій соборъ, и тамъ во время литургіи намъ казалось необычайными сила и теплота молитвъ нашего батюшки. Незамѣтно шла служба. Когда же открывались массивныя Царскія Врата, сквозь облако кадильнаго дыма такимъ чудно далекимъ въ алтарѣ казался намъ силуэтъ отца Іоанна, но въ то же время и близкимъ: въ дѣтское сердце проникало сознаніе, что на урокахъ онъ былъ съ нами! Чувство умиленія и намъ, дѣтямъ, было такъ понятно и знакомо...

Во время уроковъ нашего батюшки была всегда тишина и вниманіе. Мы ловили каждое его слово и не замѣчали ничего вокругъ.

Иногда батюшка приходилъ на урокъ усталый: видимо ночь была безъ сна отъ молитвы или посѣщенія больныхъ. Тогда онъ былъ молчаливъ, слушалъ отвѣты, борясь съ одолѣвающей дремотой.

Батюшка усталъ, молился, вѣрно, всю ночь, — шептали мы другъ другу.

Батюшка, я кончилъ, — говорилъ отвѣчавшій.

Отецъ Іоаннъ поднималъ на него свои усталые глаза, нагибался къ нему, гладилъ по головѣ, хвалилъ и тянулся съ перомъ къ журналу.

Безмятежно-радостны были уроки отца Іоанна, полные послушанія, восторженной дѣтской любви и боязни чѣмъ-либо огорчить дорогого батюшку.

О безконечной добротѣ его и участіи къ чужому горю, къ бѣднымъ, мы хорошо знали. Уже тогда между нами не разъ ходили слухи, что за А—ва, очень бѣднаго, батюшка заплатилъ за право ученья, такому то помогъ, а отецъ Н—ва поправился благодаря молитвѣ о. Іоанна.

Отецъ Іоаннъ никогда не пропускалъ мимо себя нищихъ, останавливался и подавалъ милостыню. У подъѣзда гимназіи всегда толпились нищіе — его любимыя чада. Выйдя изъ подъѣзда, прежде чѣмъ сѣсть въ сани, онъ подходилъ къ нимъ и каждому давалъ что-нибудь. А нищіе эти, ежась отъ холода, грѣли дыханіемъ руки на морозѣ! Когда же батюшка садился въ сани и отъѣзжалъ, они бѣжали за нимъ по снѣгу за своей поддержкой и отрадой. Мелькали часто босыя ноги въ опоркахъ. А батюшка обернувшись махалъ запретительно рукою. Бросались въ глаза больныя изможденныя лица и оборванное платье. Батюшка съ грустью опускалъ руку. Я видѣлъ не разъ, какъ о. Іоаннъ останавливался, что-то говорилъ нищимъ, увѣщевалъ и благословлялъ. Они дрожащими руками ловили его руку, что-бы поцѣловать ее, другіе грязной тряпкой утирали слезы. Это было еще въ то время, когда о. Іоаннъ могъ ходить одинъ безъ толпы, которая потомъ слѣдовала всюду за нимъ. Впослѣдствіи онъ могъ только ѣздить.

Когда наступали дни Великаго Поста, Андреевскій соборъ наполнялся говѣющими. Отецъ Іоаннъ исповѣдывалъ въ лѣвомъ придѣлѣ, и около его ширмъ толпилось столько желающихъ попасть къ нему на исповѣдь, что, казалось, очереди нельзя было дождаться. Въ придѣлѣ стояла тишина. Были здѣсь и скромно одѣтые прихожане, были и одѣтые въ дорогія шубы, въ военное лальто. Запомнился мнѣ и старый адмиралъ, скромно ожидавшій своей очереди. А изъ-за ширмъ слышался иногда заглушаемый платкомъ сдержанный плачъ, и оттуда торопливо выходилъ кто-либо съ просвѣтленнымъ лицомъ и блестящими отъ слезъ глазами. Это было въ началѣ 80-хъ годовъ. Уже и тогда приводили къ отцу Іоанну больныхъ. Однажды я видѣлъ, какъ несли на спинѣ больную дѣвушку къ отцу Іоанну. Число почитателей отца Іоанна все росло и ему труднѣе становилось послѣ службы выходить изъ собора.

Просьбы посѣтить больныхъ и страждущихъ на дому все увеличивались, и батюшкѣ не хватало времени на удовлетвореніе всѣхъ этихъ просьбъ. И часто на урокахъ мы видѣли батюшку очень утомленнымъ. Мы передавали другъ другу о томъ или другомъ исцѣленіи, совершившимся по молитвамъ батюшки.

Однажды урокъ по курсу Богослуженія былъ заданъ довольно трудный, но еще труднѣе къ этому дню были заданія по греческому и латинскому яз. И мы не приготовили Закона Божія.

Скажемъ батюшкѣ, что не знаемъ урока! Откажемся, — слышались тревожные голоса. Поднялся споръ, что батюшка не осудитъ, какъ бы ни отвѣтили.

Нѣтъ, мы всегда хорошо отвѣчали! Надо признаться! Споръ прекратился, такъ какъ въ дверяхъ показался отецъ Іоаннъ. Послѣ молитвы онъ сѣлъ за каѳедру и посмотрѣлъ на насъ. Онъ увидѣлъ, что мы сидимъ притихшіе и встревоженные. Никто, къ его удивленію, не шелъ къ каѳедрѣ для отвѣта. Батюшка насторожился и забезпокоился.

Ну, что же, идите отвѣчать!

Молчаніе... Мы пугливо пригнулись къ книжкамъ, съ серьезными, испуганными глазами.

Буровъ! Иди ты! — сказалъ отецъ Іоаннъ. Тотъ всталъ, но не трогался съ мѣста.

Не можешь отвѣчать? Урокъ-то училъ?

Училъ, батюшка, но плохо знаю. Много было уроковъ задано, особенно по греческому и латыни.

Тутъ сразу раздались со всѣхъ концовъ класса голоса:

Мы плохо знаемъ, учили латинскій и греческій! Не осталось времени! Я только успѣлъ прочитать, а этого мало!

Буровъ уже вытиралъ платкомъ слезы. Скоро раздались его всхлипыванія. И что же? Батюшка самъ расчувствовался. Онъ увидѣлъ сплошное горе отъ невыученнаго урока и той тяжести ученія, которая сопутствовала изученію древнихъ языковъ. Батюшка старался незамѣтно отереть свои слезы, но потомъ открыто вынулъ платокъ и утиралъ свои глаза. Онъ переживалъ съ нами наше горе.

Ну, хорошо, повторимъ этотъ урокъ къ слѣдующему разу! И онъ снова сталъ объяснять.

Тяжесть свалилась съ плечъ, мы вздохнули свободно и всѣ повеселѣли. Тутъ всталъ тотъ же Буровъ и пошелъ къ батюшкѣ съ книжкой. То была книжка о блаженной Ѳеодорѣ и ея хожденіи по мытарствамъ. Батюшка взялъ отъ Бурова эту книжку и сталъ говорить о загробной жизни человѣка. Мы слушали съ трепетомъ и той укрѣпляющей вѣрой въ отвѣтственность за грѣхи послѣ смерти, которыя осталась на всю жизнь.

Съ осени 1887 года отецъ Іоаннъ оставилъ службу въ Кронштадтской гимназіи, такъ какъ труды его по приходу были слишкомъ велики и сочетать ихъ съ дѣятельностію законоучителя онъ не могъ.

Да, мое дѣтское общеніе съ батюшкой Іоанномъ и встрѣчи въ юности, дали мнѣ столько свѣтлаго и незабываемаго, что память о немъ всегда живетъ и будетъ жить въ моей душѣ!»

Авторъ этихъ строкъ Н. В. Суровецкій назвалъ свое повѣствованіе о святомъ праведномъ Іоаннѣ «Пламень Огненный». Дѣйствительно, великій угодникъ Божій въ служеніи Богу, въ любви къ Творцу своему былъ «Пламень Огненный»!

А вотъ еще приведемъ разсказъ объ св. Іоаннѣ адмирала Д. В. Никитина — бывшаго его ученика.

«Въ гимназіи урокъ Закона Божія... Послѣ молитвы, за преподавательскій столикъ садится о. Іоаннъ. На щекахъ его играетъ румянецъ и онъ кажется моложавымъ, несмотря на пробивающуюся сѣдину въ бородѣ. Огнемъ, но огнемъ доброты и привѣтливости горятъ его свѣтло-голубые глаза. Этихъ глазъ не забудетъ никто, кто ихъ видѣлъ. Батюшка, не въ примѣръ прочимъ преподавателямъ говоритъ всѣмъ намъ «ты», и это «ты» звучитъ необыкновенно просто и естественно въ его устахъ. Обратись къ намъ такъ другой педагогъ — это показалось бы намъ грубымъ, даже оскорбительнымъ.

Двое моихъ одноклассниковъ начинаютъ играть въ «перышки» на его урокѣ.

Ничего, отецъ Иванъ добрый, да онъ и не замѣтитъ. Но батюшка замѣтилъ и тотчасъ же извлекъ обоихъ съ ихъ мѣстъ и попросту поставилъ на колѣни около своего столика. Одного «одесную», другого «ошую» себя.

Какъ сейчасъ вижу эту картину. Преподавательскій столикъ приходится какъ разъ на высотѣ глазъ стоящихъ на колѣняхъ и тѣ вытягивая, сколько возможно свои шеи, стараются разсмотрѣть, что батюшка пишетъ въ классномъ журналѣ.

Вотъ, ужъ я васъ! — говоритъ онъ имъ, стараясь казаться сердитымъ, но тѣ въ отвѣтъ только широко улыбаются, по глазамъ его видя, что это только такъ — одна угроза».

А вотъ еще воспоминанія брата Адмирала Никитина — капитана императорскаго флота — Андрея Владиміровича.

«Отецъ Іоаннъ Сергіевъ съ самаго своего прибытія въ городъ Кронштадтъ былъ дружески принятъ въ семьѣ моего дѣда — М. О. Бритнева. Я лично ребенкомъ часто видѣлъ нашего о. Іоанна (такъ мы называли его). Онъ былъ очень ласковъ съ нами, дѣтьми, и часто ласкалъ насъ, гладя рукою по головѣ.

Когда я былъ десяти лѣтъ и поступилъ въ 1-й классъ Кронштадтской гимназіи, отецъ Іоаннъ сразу меня узналъ и, экзаменуя, спросилъ:

Ну, Андрюша, скажи, что Богъ сотворилъ въ четвертый день?

Я правильно отвѣтилъ.

Отецъ Іоаннъ заставилъ меня прочитать «Богородицу» и когда я кончилъ молитву, то сказалъ: «Молодецъ», и поставилъ 5.

Два года я пробылъ въ гимназіи и оба эти года Отецъ Іоаннъ былъ нашимъ законоучителемъ. Въ этотъ періодъ времени (1885-86 гг.) отецъ Іоаннъ сталъ по всей Россіи извѣстенъ своею святостію, крѣпостію вѣры и силой своей молитвы предъ Богомъ, но страшно занятой и утомленный, онъ часто сталъ опаздывать на уроки и, сидя за каѳедрой, дремалъ. Все же уроки намъ задавались и о. Іоаннъ намъ вкратцѣ все объяснялъ съ присущимъ ему вдохновеніемъ и вѣрой. Спрашивалъ насъ очень рѣдко и меньше 4-хъ не ставилъ. Да и 4 ставилъ, когда отвѣчающій сморозитъ что либо неподходящее.

Въ Морскомъ Кадетскомъ Корпусѣ, будучи во 2-й ротѣ (1892 г.), я тяжело заболѣлъ брюшнымъ тифомъ. Меня положили въ особую палату лазарета вмѣстѣ съ кадетами Старкомъ и Ильяшевичемъ. Въ видѣ исключенія, моей матери разрѣшили быть все время въ нашей палатѣ и помогать сестрѣ милосердія, назначенной къ намъ отъ Покровской Общины.

Мое положеніе стало критическимъ, и я уже былъ почти безъ пульса. Въ это время отцу моему удалось отыскать отца Іоанна и упросить его посѣтить меня и помолиться.

Было позднее время, почти ночь, когда отецъ Іоаннъ вошелъ въ нашу палату, подошелъ къ моей койкѣ и сказалъ: «Андрюша»! Бывши послѣднее время безъ сознанія, я сразу пришелъ въ себя и узналъ «нашего» батюшку и улыбнулся ему. О. Іоаннъ жарко и громко помолился, я же въ полномъ сознаніи повторялъ молитву. По окончаніи молитвы отецъ Іоаннъ благословилъ меня, а моей матери сказалъ:

Поправится!

Съ этой ночи я быстро сталъ поправляться и вскорѣ былъ совсѣмъ здоровъ.

Много времени прошло съ тѣхъ поръ, но я никогда не забываю отца нашего Іоанна и молюсь за упокой его души, души святой!

Скоро, скоро мы уже услышимъ Акаѳистъ этому святому угоднику и чудотворцу Іоанну.

Святой отче Іоанне, моли Бога о насъ!»

А теперь, когда святой уже прославленъ и составлены ему и служба и акаѳистъ, вотъ какъ о немъ теперь написала Ксенія Александровна Винтеръ, бывшая сестра милосердія, проживающая въ Германіи [3].

«Семья моей тети, сестры отца моего, глубоко чтила Великаго Свѣтильника Земли Русской — святаго отца Іоанна Кронштадтскаго. Александра Ѳеодоровна Смурова, тетя моя, едва не лишилась своего супруга, отца шестерыхъ дѣтей, и только онъ, батюшка святой, его только молитвами былъ спасенъ отъ смерти ея любимый Степанъ Александровичъ — милый нашъ дядя Степа. Меня тогда еще и на свѣтѣ не было, или я была маленькая совсѣмъ — точно не знаю. Но я съ дѣтства много, много разъ слушала съ большимъ вниманіемъ разсказы взрослыхъ и тети Саши и моей мамы объ этомъ чудѣ. О немъ мнѣ повторяли и въ отроческихъ лѣтахъ и въ юности, и я его запомнила со всѣми подробностями.

Братья Смуровы были крупные Петроградскіе купцы подобно Елисеевымъ. Младшій изъ нихъ былъ женатъ на тетѣ Сашѣ. Жили дружно, богато. Однажды дядя Саша смертельно заболѣлъ. У него произошелъ заворотъ кишекъ. Лечили его тогдашніе знаменитости — ничто не помогало. Была уже рвота каломъ. И дядя былъ приговоренъ къ смерти. Тетя Саша телеграфно попросила святого отца Іоанна пріѣхать къ нимъ. Праведникъ сейчасъ же отозвался на ея просьбу. Онъ быстрыми шагами вошелъ въ комнату больного. Св. отецъ Іоаннъ сталъ служить молебенъ о выздоровленіи умирающаго. Святой положилъ руку на животъ дяди и настойчиво говорилъ:

Господи, Ты сотворилъ его отцомъ шестерыхъ дѣтей — такъ исцѣли же его теперь!

Мама мнѣ говорила, что обращеніе, просьба угодника Божія была какъ бы требованіемъ. Онъ ясно видѣлъ передъ собою Вѣчнаго, Великаго Врача. Всѣ присутствующіе были потрясены этимъ дерзновеніемъ. Послѣ молебна дядя Степа спокойно заснулъ. Черезъ нѣсколько часовъ приходятъ доктора. Они сдѣлали дядѣ сифонное промываніе кишечника. И въ первый разъ вода вышла окрашенной. До того времени вода возвращалась совершенно прозрачной. Врачи просто и ясно опредѣлили:

Больной умиралъ, а теперь онъ здоровъ. Произошло нѣчто выше нашихъ знаній!

Да, дивенъ Богъ во святыхъ Его!

Такъ просто и дерзновенно испросилъ здоровье умирающему дядѣ Сашѣ великій чудотворецъ Земли Русской!

Сама я очень хорошо помню св. отца Іоанна. Семьи обѣихъ сестеръ: моей мамы и тети Саши лѣтомъ жили на дачѣ близъ Петрограда на станціи Куоккала въ Финляндіи. Одниъ изъ заборовъ отдѣлялъ нашъ садъ отъ сада дачи священника Соболева. Послѣдній былъ въ близкомъ родствѣ съ праведнымъ св. отцомъ Іоанномъ Кронштадтскимъ. И у священника Соболева и въ нашихъ семьяхъ были взрослыя дѣти и, такъ сказать, «послѣдыши» — малыши. Всѣ маленькіе играли вмѣстѣ. А «взрослыя» дѣти дружили между собою. Иногда св. о. Іоаннъ посѣщалъ священника Соболева. Задолго до пріѣзда праведника, громадная толпа народа собиралась у воротъ, въ которыя онъ долженъ былъ въѣхать. Мы же, дѣти, окружали его внутри сада. Онъ нѣжно обнималъ, клалъ руку на головки. Я не могу передать, какъ намъ было радостно, какъ блаженно! Намъ, малышамъ, хотѣлось быть всегда, всегда съ ласковымъ, добрымъ, предобрымъ батюшкою. Помню какъ сейчасъ святого отца Іоанна. Вотъ онъ сидитъ въ креслѣ на крытомъ балконѣ Соболевской дачи. Тамъ собрались всѣ взрослые. Ждутъ обѣда. Малышей «выпроводили» въ другія комнаты. Но меня такъ и тянетъ, такъ и влечетъ къ этому ласковому русому батюшкѣ со свѣтлыми, пресвѣтлыми голубыми глазами! Я тихонько пробираюсь назадъ на балконъ, подхожу къ святому, прислоняюсь къ ручкѣ его кресла. Батюшка говоритъ о чемъ то взрослымъ. Я не понимаю его словъ. Святой не далъ взрослымъ меня отстранить, но съ любовію обнялъ, и прижалъ къ себѣ. О, какъ мнѣ было хорошо! Я никакъ не могла на него наглядѣться. Онъ былъ свѣтлый, свѣтлый словно ангелъ!

И вотъ сейчасъ, когда я пишу эти строки — я какъ живого вижу и чувствую святого батюшку. Вижу его сердечными глазами. Ни на портретахъ его, ни на его иконномъ изображеніи нельзя передать той благодати, которая исходила отъ этого великаго праведника. Я не могу передать словами. Безконечная любовь, безграничная доброта... Отдалъ всего себя на служеніе Богу и людямъ...

Когда я уже стала ходить въ гимназію — мы жили на Бассейной улицѣ — прямо противъ Іоанновской женской обители, которую устроилъ св. отецъ Іоаннъ. Мы ходили туда въ церковь. Неизгладимое впечатлѣніе осталось у меня отъ дивныхъ Великопостныхъ службъ. Чудесное пѣніе и чтеніе монахинь! Изъ оконъ нашей квартиры можно было наблюдать, съ какою любовію встрѣчали люди святого батюшку, когда онъ долженъ былъ посѣтить Іоанновскую обитель. Наша улица до Знаменской была запружена народомъ. Лошадей выпрягали изъ кареты угодника Божія, и люди сами ее везли! Вотъ какъ безгранично было преклоненіе народа передъ Великимъ Свѣтильникомъ Руси Святой!»

Св. отецъ Іоаннъ былъ необычайно милосерденъ. Многія, многія тысячи рублей раздавалъ онъ бѣднымъ. Праведникъ помогалъ людямъ неимущимъ и Господь давалъ ему черезъ добрыхъ людей большія деньги для его добрыхъ дѣлъ, для построенія церквей, монастырей. О щедрости святаго такъ пишетъ бывшій его ученикъ полковникъ Тимоѳеевъ (1887-1889 г.).

«Послѣ обѣдни, которую отслужилъ о. Іоаннъ въ Андреевскомъ соборѣ, на моихъ глазахъ произошелъ такой случай: подходимъ ко кресту, въ это время происходитъ какая то заминка впереди, и я вижу, что о. Іоаннъ наклонился и съ кѣмъ-то разговариваетъ. Оказывается, къ нему подошла дѣвочка лѣтъ 8-10 съ ребенкомъ на рукахъ, а около нея еще двое-трое дѣтей. Эта дѣвочка обратилась къ отцу Іоаину съ просьбой отслужить панихиду по только что скончавшейся сегодня матери всѣхъ этихъ дѣтей и просила помочь ей похоронить мать. Отецъ ихъ тоже недавно умеръ. Батюшка вынимаетъ изъ кармана конвертъ и, подавая дѣвочкѣ, говоритъ:

Вотъ тебѣ на похороны, я приду отслужить панихиду и провожу твою мать на кладбище.

Въ это время раздается довольно громкій голосъ, какой-то женщины:

Батюшка, да вѣдь въ конвертѣ двѣсти рублей!

Отецъ Іоаннъ посмотрѣлъ въ сторону говорившей и тихо сказалъ:

Эти деньги даны мнѣ, и я могу ими распоряжаться по своему усмотрѣнію. Сколько тамъ было, я не знаю, значитъ такова воля Господня.

И такихъ случаевъ было множество!

Нѣжно, трогательно любилъ дѣтей св. отецъ Іоаннъ. Особенно жалѣлъ больныхъ ребятокъ. Въ своемъ дневникѣ св. батюшка пишетъ, какъ онъ молился о болящихъ малюткахъ, о Павлѣ и Ольгѣ. Девять разъ навѣщалъ ихъ, просилъ Господа исцѣлить страждущихъ дѣтей. На девятый разъ приходитъ: Павелъ и Ольга совершенно здоровы и веселы!

Нельзя и перечислить сколькихъ дѣтокъ исцѣлилъ св. батюшка! Многія чудеса его, конечно, не записаны. Можно было бы написать большую книгу объ исцѣленіи маленькихъ, такъ горячо любимыхъ св. отцемъ Іоанномъ.

Слава о великомъ чудотворцѣ прошла по всей широкой, необозримой Матушкѣ-Россіи и перешла за ея границы и на западъ и на востокъ.

Сталъ святой получать многія письма изъ Западной Европы съ просьбами объ исцѣленіи болящихъ. Особенно трогательны письма иностранныхъ дѣтей съ просьбой исцѣлить ихъ болящихъ матерей. Одинъ шведскій мальчикъ просилъ о. Іоанна помолиться объ исцѣленіи его больной мамы, которая ему дороже всего на свѣтѣ. Другой девятилѣтній мальчикъ, тоже изъ Швеціи, писалъ: «Я черезъ газеты слышалъ, что вы умѣете лѣчить больныхъ молитвою, а потому прошу помочь мамѣ, потому что она заболѣла. Намъ очень скучно однимъ дома, маму увезли въ госпиталь, у нея умопомѣшательство».

Да, глубоко, нѣжно любилъ дѣтей св. батюшка, особенно больныхъ! Какъ сострадалъ онъ имъ!

Однажды, въ Кіевѣ, посѣтилъ онъ одинъ лазаретъ. Ему указали на дѣвочку, страдавшую тяжелымъ тифомъ, который осложнился еще большимъ нарывомъ позади уха. Дитя страдало неизреченно. Дѣвочкѣ вскрыли нарывъ. Святой батюшка, полный любви и состраданія къ больной малюткѣ быстро подошелъ къ ея кроваткѣ, всталъ на колѣни, припалъ къ лицу ребенка, сталъ осыпать ее поцѣлуями, какъ самый нѣжный, любящій отецъ, какъ мать родимая. Святой говорилъ малюткѣ:

Милое дитя, тебѣ не больно..., страдалица ты моя!

Въ палатѣ всѣ присутствующіе замолчали. Наступила полная тишина... Всѣ были тронуты до слезъ, умилялись и были поражены, какъ можно такъ искренно, такъ глубоко жалѣлъ чужого ребенка. Страдать за него всѣмъ сердцемъ, всею душою!

Да, у святаго батюшки всѣ дѣти были свои. Его цвѣты драгоцѣнные, любимые, за которыхъ онъ душу свою полагалъ!

Любя дѣтей, онъ, однако, старался исправлять ихъ, указывалъ на ихъ недостатки. Приведемъ разсказъ о св. прав. Іоаннѣ Константина Васильевича Рукавишникова, который былъ въ 90 годахъ прошлаго [XIX] столѣтія Московскимъ городскимъ головою:

«У насъ было подмосковное имѣніе, которое посѣщалъ о. Іоаннѣ. Въ одно изъ такихъ посѣщеній о. Іоаннъ служилъ, что именно, сейчасъ не припомню, литургію ли въ храмѣ или молебенъ въ школѣ, но дѣло въ томъ, что ученики школы прикладывались ко кресту. Среди дѣтей былъ одинъ мальчикъ чрезвычайно лѣнивый. Подходилъ ко кресту и онъ, и когда онъ еще не дошелъ до креста и до него было еще 3-4 мальчика, о. Іоаннъ вдругъ поднялъ крестъ и черезъ подходящихъ мальчиковъ протянулъ крестъ «лѣнивому» со словами: «а ты не лѣнись!» На мальчика это произвело такое впечатлѣніе, что онъ сталъ прилежнымъ ученикомъ и отлично учился».

Какъ великій молитвенникъ св. отецъ Іоаннъ любилъ уединеніе, тишину, а приходилось ему почти все время своего подвижнической жизни находиться среди людей. Когда онъ возвращался въ Кронштадтъ поздно вечеромъ на пароходѣ послѣ посѣщенія тяжело больныхъ — святой наслаждался покоемъ и уединенною молитвою. Онъ смиренно благодарилъ Небеснаго Врача, когда по Его святой волѣ онъ исцѣлялъ болящихъ и умирающихъ возвращалъ къ жизни. Любовь, серафимская любовь горѣла въ его чистомъ сердцѣ! Святой весь былъ объятъ любовію къ Богу и людямъ. Вотъ какъ описываетъ эти путешествія священникъ Іоаннъ Орнатскій въ 1911 году.

«На морѣ совершенная тишина. Ясное небо усѣяно миріадами звѣздъ. Много горя людского видѣлъ онъ днемъ, многихъ утѣшилъ, многимъ помогъ. Но безгранично горе людское. И думаетъ онъ, созерцая этотъ дивный порядокъ въ природѣ, послушной законамъ Творца. «О если бы и люди были такъ же послушны заповѣдямъ Господа Своего! О, если бы жили въ согласіи съ вѣчными, премудрыми и праведными законами Всеблагого Творца, не испытывали бы они такого горя, были бы блаженными и здѣсь и въ вѣчности!»

Среди такихъ размышленій батюшка вопіетъ къ Богу: «Господи, даруй намъ любить Тебя! Къ Тебѣ прилѣпляться, Тобою восхищаться, Тебя любить всѣмъ сердцемъ, всей душею!»

И святой именно всѣмъ сердцемъ, всею душою любилъ Господа, и за его любовь Всемогущій Творецъ міра далъ ему великій даръ творить безчисленныя чудеса!

Онъ былъ всегда радостенъ, въ душѣ его царила пресвѣтлая Пасха, вѣдь съ нимъ всегда былъ Спасъ нашъ и утѣшалъ, веселилъ его душу. И она отражалась на его безконечно добромъ лицѣ, въ сіяющихъ небеснымъ свѣтомъ голубыхъ глазахъ...

Почти каждое лѣто праведникъ ѣздилъ въ свое родное село Суру. Плывя на пороходѣ, онъ отдыхалъ отъ городского шума. Онъ созерцалъ сѣверную природу, любимую съ дѣтства, и прославлялъ Великаго Художника міра. Святой любовался тихими, свѣтлыми водами рѣкъ, зеленѣющими берегами, дремучими лѣсами, привольными лугами. Сѣверными бѣлыми ночами молился онъ и читалъ Святое Евангеліе. Молился за весь міръ — пламенно, словно небожитель.

Однажды великаго угодника сопровождалъ въ Суру его почитатель С. В. Животовскій. Онъ послѣ написалъ книгу объ этой поѣздкѣ. Вотъ какъ онъ описываетъ преклоненіе народа передъ Краснымъ Солнышкомъ Руси Святой:

Весь путь нашъ отъ Кириллова до Кубенскаго озера былъ какимъ-то тріумфальнымъ шествіемъ отца Іоанна. То, что происходило здѣсь — не поддается описанію.

Цѣлыя села отъ мала до велика высыпали навстрѣчу намъ и бѣжали по нѣсколько верстъ, падая на колѣни, простирая къ отцу Іоанну руки и крестясь...

Встрѣчалась по дорогѣ изгородь — и пестрая толпа не задумываясь, карабкалась, на нее, прыгала внизъ и снова бѣжала за пароходомъ до тѣхъ поръ, пока канатъ не кончался и не начиналось озеро, по которому уже бѣжать нельзя было. На одномъ шлюзѣ я обратилъ вниманіе на очень хорошенькую дѣвочку — лѣтъ двѣнадцати, которая уже пробѣжала верстъ восемь и теперь усердно просила дать ей крестикъ. Но здѣсь ей такъ и не удалось ничего дать, такъ какъ брошенные крестики и образки моментально подхватывались другими. Когда пароходъ, выйдя изъ шлюза, пошелъ по каналу, я опять увидѣлъ среди бѣжавшей толпы неутомимую дѣвочку. Сначала она сняла съ головы платочекъ, потомъ сняла и кофточку, такъ какъ было очень жарко. Подъ конецъ я видѣлъ ее уже бѣгущей съ развивающимися по воздуху длинными волосами въ одной рубашенкѣ. Весь гардеробъ свой она несла на рукѣ. Я попросилъ рулевого подойти ближе къ берегу и, улучивъ удобную минуту, удачно бросилъ неутомимой дѣвочкѣ карточку отца Іоанна. Она под хватила ее и, прижавъ къ груди, все-таки продолжала бѣжать, пока не началосъ маленькое озеро...

Долго стоитъ о. Іоаннъ на верхней палубѣ парохода и благословляетъ провожающихъ его...

Великій угодникъ Божій — «Солнышко красное Руси Святой», любя свое родное село, разукрасилъ его. Издали можно было подумать, что это уѣздный городъ.

Вотъ высится чудный величественный храмъ въ честь святителя Николая, виднѣется обновленная церковь деревянная, которая кажется только что выстроенной, та церковь, гдѣ маленькій святой Іоаннъ возносилъ къ Господу свои первыя, дѣтскія молитвы. Изъ за храма виднѣется часовня, очень красивая, построенная святымъ батюшкой на могилкѣ своего отца — благочестиваго труженика. Стоятъ два хорошихъ каменныхъ дома. Въ одномъ — школа для дѣтей, а въ другомъ лавка монастырская. Вонъ на солнцѣ блестятъ, сіяютъ золотые кресты новой женской обители. Тамъ уже 120 молодыхъ подвижницъ, которыя спасаются въ этомъ суровомъ сѣверномъ краю. Большая часть сестеръ этой молодой обители собралась со всѣхъ сторонъ широкой Матушки Руси. Не побоялись юныя дѣвушки дикаго сѣвера съ короткимъ лѣтомъ, съ жестокою зимою...

Въ Сурѣ въ царскія времена можно было посѣтить избу, гдѣ родился святой батюшка, гдѣ провелъ свое дѣтство. Изба, конечно, была деревянная, сдѣланная изъ бревенъ. Тусклый, зеленоватый свѣтъ проникалъ изъ маленькихъ окошекъ. Въ одной комнатѣ висѣло множество иконъ. Вотъ огромный портретъ святого пастыря. Смотритъ съ любовію со стѣны прославленный на весь міръ Божій угодникъ. Во второй комнатѣ, въ деревянномъ ящикѣ хранился тотъ ручной жерновъ, на которомъ молола хлѣбныя зерны трудолюбивая Ѳеодора Власьевна — мать святаго батюшки.

По дорогѣ въ родное село св. о. Іоаннъ исцѣлялъ больныхъ и два раза по его дерзновенной молитвѣ въ засуху пошелъ дождь. Вотъ какъ послѣднее чудо описано въ книгѣ его почитателя Сурскаго.

«Во время проѣзда на родину на лошадяхъ, отца Іоанна просили помолиться о ниспосланіи дождя, такъ какъ была великая засуха. О. Іоаннъ сталъ служить молебенъ. Только онъ успѣлъ кончить молебенъ, какъ полилъ такой ливень, что присутствующіе едва успѣли укрыться по избамъ.

Однажды о. Іоаннъ, прибывъ въ церковь одного села, удивился, что храмъ почти пустой. Онъ спросилъ старосту о причинѣ отсутствія народа. Ему отвѣтили, что горятъ лѣса отъ засухи и всѣ на пожарѣ. Тогда о. Іоаннъ говоритъ:

Такъ давайте же молиться Господу о ниспосланіи дождя, — и сталъ служить.

Когда о. Іоаннъ, окончивъ службу, выходилъ изъ храма, то дождь уже шелъ». Такъ великому угоднику Божію повиновались силы природы!

Когда св. о. Іоаннъ ѣздилъ лѣтомъ по Волгѣ, то и здѣсь лишался должнаго отдыха, т. к. жители приволжскихъ городовъ жаждали увидѣть любимаго св. пастыря, получить отъ него благословеніе. Люди Божіи умоляли его посѣтить ихъ, побывать у больныхъ, выслушать ихъ горести, просили совѣта въ затруднительныхъ положеніяхъ жизни. И святому приходилось покидать тишину великой русской рѣки и останавливаться въ различныхъ приволжскихъ городахъ. И другіе многіе русскіе города посѣщалъ святой по просьбѣ ихъ жителей. Святорусскіе люди вездѣ встрѣчали его съ необычайнымъ воодушевленіемъ, съ радостію великаю.

Архіепископъ Несторъ Петропавловскій и Камчатскій въ 1933 году въ Бѣлградѣ (Югославія) на торжественномъ собраніи въ залѣ Бѣлградскаго университета въ день ангела св. о. Іоанна (19 октября) съ большою любовію къ великому чудотворцу вспоминалъ его пріѣздъ въ городъ Вятку, гдѣ жилъ въ дѣтствѣ владыка. Будучи еще мальчикомъ и слыша отъ благочестивыхъ родителей разсказъ о великихъ чудесахъ Божіихъ, являемыхъ въ наши дни черезъ св. отца Іоанна, Владыка, въ простотѣ дѣтской души, молился Господу, чтобы ему сподобиться когда-нибудь увидать великаго чудотворца. Лѣтъ 30 тому назадъ мать его была тяжко больна, лежала въ безсознательномъ состояніи и была приговорена врачами къ неминуемой смерти. Случайно въ это время въ родной городъ Владыки, въ Вятку, пріѣхалъ св. о. Іоаннъ. Мальчикъ Коля, такъ звали Владыку, выпросилъ у полицмейстера пропускъ въ домъ, гдѣ остановился св. о. Іоаннъ и, пробравшись къ нему, разсказалъ ему о своемъ безысходномъ горѣ — о безнадежной болѣзни матери, просилъ помолиться о ея выздоровленіи. Св. о. Іоаннъ обѣщалъ и Коля всюду слѣдовалъ за св. о. Іоанномъ, пользуясь пропускомъ полицмейстера. На другой день Коля видитъ, что по ихъ улицѣ движется цѣлая вереница экипажей. Поравнявшись съ ихъ домомъ, первый экипажъ, а за нимъ и остальные остановились. Сидѣвшій въ первомъ изъ нихъ о. Іоаннъ спросилъ:

Гдѣ тутъ живетъ мальчикъ Коля, у котораго мама больна?

Св. о. Іоаннъ вошелъ въ домъ, отслужилъ молебенъ объ исцѣленіи болящей, затѣмъ прошелъ къ ея постели, положилъ ей руку на голову и сказалъ:

Будетъ здорова!

Послѣ отъѣзда св. о. Іоанна, больная сѣла и сказала домашнимъ, чтобы всѣ удалились и оставили ее одну. Послѣ этого она совершенно выздоровѣла и живетъ вотъ уже 30 лѣтъ послѣ исцѣленія!

Въ другомъ домѣ мальчикъ Коля видѣлъ, какъ послѣ молебна объ исцѣленіи больного мальчика, который не могъ ходить, св. о. Іоаннъ подошелъ къ нему и сказалъ:

Ну, пойдемъ!

Мальчикъ всталъ и пошелъ со св. отцемъ Іоанномъ, приложился ко кресту и св. Евангелію и сталъ ходить!

Чудо это произвело потрясающее впечатлѣніе на присутствующихъ, и отецъ Коли плакалъ отъ радости!

Конечно, великій чудотворецъ, какъ человѣкъ, очень уставалъ отъ народа и только Единый Господь укрѣплялъ его, утѣшалъ, изливалъ щедро благодать Свою на избранника Своего. Святой былъ всегда веселъ, спокоенъ, привѣтливъ, сіялъ Пасхальной радостію, которая дается рѣдкимъ даже и святымъ людямъ. Взрослые, юные, дѣтки обступали св. батюшку. Матери протягивали къ нему своихъ крохотныхъ младенцевъ, прося ихъ благословить. Св. батюшка нѣжно ласкалъ крошекъ, гладилъ ихъ по головкамъ. Изнемогая отъ усталости святой бодрилъ себя молитвою. Тѣломъ среди людей, онъ душой былъ съ Богомъ.

Жизнь его была многотрудна!

Конечно, врагу рода человѣческаго была ненавистна его святая жизнь. Сатана черезъ злыхъ людей, невѣровавшихъ въ Бога, нападалъ на праведника со всею своею яростію! Злые люди клеветали на святого, писали о немъ явную неправду, возстанавливали народъ противъ святого пастыря. Много, много потерпѣлъ великій чудотворецъ отъ нападеній вражескихъ черезъ негодныхъ людей. Но кроткій святой только молился за враговъ своихъ, какъ молился нашъ Божественный Учитель. Царица Небесная, видя страданія избранника Сына Своего, однажды явилась ему въ тонкомъ снѣ и возрадовала неизреченно его святую душу. Объ явленіи Пречистой свидѣтельствовалъ самъ св. о. Іоаннъ. Въ книгѣ его поученій читаемъ: «На 15-е августа 1898 года, въ день Успенія Богоматери, я имѣлъ счастіе въ первый разъ видѣть во снѣ явственно лицомъ къ лицу Царицу Небесную и слышать Ея сладчайшій, блаженный, ободрительный гласъ: «Милѣйшія вы чада Отца Небеснаго». — Тогда какъ я, сознавая свое окаянство, взиралъ на Пречистый ликъ Ея съ трепетомъ и съ мыслію: не отринетъ ли меня отъ Себя съ гнѣвомъ Царица Небесная! О, ликъ пресвятой и преблагій! О, очи голубыя и голубиныя, добрыя, смиренныя, спокойныя, величественныя, небесныя, Божественныя! Не забуду я васъ, дивныя очи!

Минуту продолжалось это явленіе. Потомъ Она ушла отъ меня неторопливо, перешагнула за небольшой оврагъ и — скрылась. Я видѣлъ сзади шествіе Небесной Посѣтительницы. Сначала я видѣлъ Ее какъ бы на иконѣ, ясно, — а потомъ Она отдалилась отъ нея, сошла и подвигалась въ путь... Съ вечера я писалъ проповѣдь на день Успенія и легъ поздно, въ два часа ночи. За всенощной я читалъ съ великимъ умиленіемъ акаѳистъ иконѣ Успенію Богоматери въ Успенской церкви».

Нѣкоторымъ благочестивымъ людямъ при жизни св. отца Іоанна было открыто, что его душа ярко сіяетъ свѣтомъ небеснымъ. Приведемъ разсказъ капитана второго ранга Степана Павловича Бурачка, который, когда И. К. Сурскій писалъ книгу о св. отцѣ Іоаннѣ Кронштадтскомъ, прислалъ автору свое свидѣтельство о дивномъ сонномъ видѣніи, въ которомъ родителю капитана было открыто, что великій пастырь — святой, избранникъ Божій.

«Мой покойный отецъ Павелъ Степановичъ Бурачекъ, — Вице-Адмиралъ въ отставкѣ, разсказалъ мнѣ слѣдующій случай: Будучи молодымъ офицеромъ я имѣлъ обыкновеніе ходилъ къ раннимъ обѣднямъ, которыя служилъ отецъ Іоаннъ, и часто становился на клиросъ, читалъ и пѣлъ за псаломщика. Но одинъ разъ полѣнился встать, къ обѣднѣ не пошелъ и заснулъ опять, и во снѣ увидѣлъ, что на мое мѣсто, гдѣ я обыкновенно стоялъ въ церкви — на клиросъ пришелъ о. Іоаннъ, сталъ читать и по мѣрѣ чтенія вокругъ него сталъ разгораться огонь и, наконецъ, весь онъ сталъ окруженнымъ огненнымъ сіяніемъ! Каково же было мое удивленіе, когда при первой же встрѣчѣ, о. Іоаннъ обратился ко мнѣ со словами:

Ну, что же ты, Павелъ, не пришелъ къ обѣднѣ, а я за тебя почиталъ, помолился. Нѣтъ, ты еще не понимаешь, не чувствуешь этихъ благодатныхъ словъ молитвы, вѣдь, когда ихъ читаешь, то весь, какъ въ огнѣ горишь!

Пораженный этимъ, мой отецъ воскликнулъ:

Батюшка, а я вѣдь васъ въ это время въ огнѣ и видѣлъ!

Степанъ Павловичъ дальше пишетъ: «Батюшка о. Іоаннъ былъ большой другъ моихъ покойныхъ отца и матушки Юліи Аполлоновны. Всѣхъ насъ восемь человѣкъ дѣтей онъ крестилъ, какъ священникъ, а нѣкоторымъ былъ и крестнымъ отцомъ. Приходя къ намъ, онъ всегда ласкалъ и благословлялъ насъ, разговаривалъ съ нами и во время чаепитія давалъ каждому изъ насъ по ложечкѣ очень сладкаго чаю, что мы любили».

Святой пастырь потерпѣлъ и тѣлесныя страданія отъ враговъ своихъ. Вотъ какъ объ этомъ свидѣтельствуетъ Александра Александровна Анкирова:

«Я жила съ мужемъ въ Архангельскѣ, гдѣ мы имѣли пять домовъ. Жили мы по Приморской улицѣ въ домѣ № 29. О. Іоаннъ, когда пріѣзжалъ на родину, то всегда бывалъ у насъ.

Послѣ 1905 года и манифеста о свободѣ совѣсти, или какъ въ народѣ его называли «о свободѣ быть безъ совѣсти», о. Іоаннъ опть пріѣхалъ къ намъ. Увидѣвъ на стѣнѣ портретъ Льва Толстого, онъ спросилъ:

Зачѣмъ ты повѣсила его портретъ?

Я отвѣтила, что это повѣсила моя дочь.

О. Іоаннъ говоритъ мнѣ тогда:

Сними сейчасъ же этотъ портретъ антихриста и порви его.

Я такъ и сдѣлала.

Затѣмъ, когда мы стали разговаривать съ о. Іоанномъ, онъ говоритъ мнѣ:

Говори громче, потому что я плохо слышу съ тѣхъ поръ, какъ меня студентъ ударилъ въ Андреевскомъ соборѣ по щекѣ.

Продолжая рѣчь, отецъ Іоаннъ разсказалъ мнѣ подробности этого случая такъ:

Однажды, когда я служилъ обѣдню въ Андреевскомъ соборѣ и вышелъ изъ царскихъ вратъ съ чашей, то увидѣлъ студента, который закуривалъ папиросу отъ лампады передъ иконой Спасителя. Я сказалъ ему: «Что ты дѣлаешь?» Студентъ, не отвѣчая, ударилъ меня по щекѣ, да такъ сильно, что Святые Дары расплескались на каменный помостъ. Я перекрестился, подставилъ ему другую щеку и сказалъ: «Ударь еще разъ!» Но народъ схватилъ студента. Камни съ помоста были потомъ вынуты и брошены въ море».

А вотъ еще приведемъ свидѣтельство инокини Евфросиніи Туляковой.

«Въ Петербургѣ на Тимоѳеевской улицѣ жила молочница Надежда, у которой я брала молоко. Мужъ у нея былъ пьяница и она часто его за это била. Ей посовѣтовали обратиться къ о. Іоанну Кронштадтскому, что она и исполнила. Отецъ Іоаннъ исцѣлилъ ея мужа отъ пьянства. Надежда такъ обрадовалась, что сдала своему мужу все хозяйство и всей душой стала служить дорогому батюшкѣ и часто сопровождала его въ каретѣ къ больнымъ. Однажды ее упросили богатые люди привезти батюшку къ тяжело больному. Надежда стала просить батюшку туда поѣхать, но батюшка отвѣтилъ:

На закланіе меня повезешь?

Надежда испугалась этихъ словъ, но ничего не поняла. Въ каретѣ еще были двѣ женщины, которыя оберегали батюшку. Въ дорогѣ батюшка еще два раза повторилъ: — На закланіе меня везете, — а потомъ сказалъ: — Господи, да будетъ воля Твоя!

Пріѣхали мы въ очень богатый домъ. Въ столовой былъ сервированъ столъ и поставлены всевозможныя закуски. Батюшка спрашиваетъ:

А гдѣ больной?

Ему показываютъ на комнату рядомъ и приглашаютъ войти, а когда мы захотѣли за нимъ войти, насъ быстро отстранили и щелкнулъ замокъ. Мы всѣ забезпокоились. Слышалась за дверью возня. Двѣ изъ насъ стали стучать въ дверь, а третья побѣжала за кучеромъ, который былъ богатырской силы. Кучеръ вбѣжалъ и со всей силы плечомъ ударилъ въ дверь и сломалъ замокъ. Намъ представилась такая картина: батюшка лежалъ поперекъ кровати, на немъ была подушки, а на нихъ сидѣли три изувѣра. На полу была кровь. Кучеръ сбросилъ изувѣровъ, взялъ на руки батюшку и отнесъ въ карету. Мы не знали, что тамъ были изувѣры. Они сдѣлали порѣзы на тѣлѣ батюшки. Мы всѣ обливались слезами и просили у батюшки прощенія. Когда батюшка пришелъ въ себя, то строго запретилъ кому-либо говорить объ этомъ. На другой день въ газетахъ было объявлено, что батюшка боленъ. Вотъ все, что мнѣ по секрету передала Надежда. Простите».

Съ тѣхъ поръ св. отецъ Іоаннъ сталъ хворать, окончательно не поправился и тяжко страдалъ до самой кончины. Такъ Господь сподобилъ св. о. Іоанна и мученичества за Христа, Котораго онъ возлюбилъ съ самыхъ нѣжныхъ лѣтъ всею душою, всѣмъ сердцемъ!

За три года до своего блаженнаго отшествія ко Господу, великій чудотворецъ сталъ тяжело болѣть. Святой стойко переносилъ тѣлесныя страданія. Онъ напрягалъ всѣ силы, чтобы совершать Божественныя службы въ Андреевскомъ соборѣ. Болѣзнь все усиливалась и усиливалась. Святой каждый день причащался и жилъ не земною пищею, а Святыми Таинами. Святой день и ночь терпѣлъ муки и говорилъ, что только во время служенія Литургіи часа на два онъ перестаетъ страдать; великій свѣтильникъ Земли Русской говорилъ:

«Благодарю Господа моего за ниспосланныя мнѣ страданія, для предочищенія моей грѣшной души: оживляетъ Святое Причащеніе».

Святой отказывался отъ всякихъ лѣкарствъ и отъ скоромной пищи.

9-го декабря 1908 г. праведникъ отслужилъ послѣднюю литургію. Священникъ приходилъ на домъ причащать великаго чудотворца Руси Святой. Блаженный и въ страданіяхъ восхвалялъ Господа и жаждалъ увидѣть Того, къ Которому стремился съ дѣтскихъ лѣтъ, Котораго серафимски возлюбилъ съ ранняго возраста. Онъ говорилъ:

«Возгораюсь крѣпкимъ желаніемъ видѣть Художника, Который и меня сотворилъ премудро по образу и по подобію Своему съ разумомъ, чувствомъ, свободной волей и безсмертіемъ по душѣ. Когда увижу Его, Желаннаго?»

20 декабря въ 7 часовъ 4 минуты утра, послѣ причастія Св. Животворящихъ Таинъ Господнихъ, блаженно отошелъ къ Спасу нашему Его избранникъ. Закатилось ясное солнышко Руси Святой, чтобы вѣчно сіять въ Божіемъ небѣ и наслаждаться видѣніемъ Воскресшаго, Поправшаго смерть и тлѣніе!

Его святыя мощи были торжественно перенесены въ Петроградъ, въ Іоанновскій женскій монастырь, имъ созданный. Сопровождали св. мощи многотысячныя толпы народныя. Въ воздухѣ раздавались громкія рыданія, которыя не могъ сдержать народъ святорусскій, потерявшій свое «красное солнышко», «батюшку родимаго!»

Когда процессія подходила къ Карповскому мосту и была уже недалеко отъ монастыря, многіе ясно видѣли, какъ съ небосклона быстро упала звѣзда. Ея путь былъ какъ разъ по направленію къ монастырской обители. Въ народѣ въ случаѣ паденія звѣзды видѣли небесное знаменіе.

Да, люди ясно чувствовали, что они провожаютъ не просто священника, а угодника Божія. Св. мощи были положены въ храмѣ-усыпальницѣ — въ дивномъ, сіяющемъ прекрасномъ храмѣ, стѣны котораго были сдѣланы изъ бѣлаго мрамора. Множество электрическихъ лампочекъ освящали усыпальницу. Блескомъ искрились мраморныя стѣны... Покоился тѣломъ великій святой въ большомъ храмѣ, а его пресвѣтлая душа восхваляла и вѣчно будетъ восхвалять своего Творца въ блаженномъ Его чертогѣ...

Скорбная вѣсть о кончинѣ св. о. Іоанна быстро облетѣла всю Русь. И заплакали неутѣшно люди Божіи. Теряли послѣдняго своего чудотворца, утѣшителя, цѣлителя, пророка... Чувствовалось народомъ приближеніе грозныхъ, страшныхъ временъ, о которыхъ пророчествовалъ избранникъ Божій... Приведемъ трогательный разсказъ: «На могилкѣ отца Іоанна». Побываемъ тамъ, помолимся горячо о спасеніи нашей изстрадавшейся Родины.

«Еще въ дѣтскомъ возрастѣ я много слыхалъ разсказовъ о чудномъ Кронштадтскомъ пастырѣ, глубоко чтившемся въ моей патріархальной семьѣ. Съ наслажденіемъ слушалъ я чтеніе матерью отрывковъ изъ дневника батюшки о. Іоанна — «Моя жизнь во Христѣ». Подолгу всматривался въ благостныя черты его портрета, висѣвшаго у насъ рядомъ съ божницей. А когда въ студеную зимнюю пору пришла горестная вѣсть о блаженной кончинѣ, ощутилъ я въ моемъ отроческомъ сердцѣ искреннюю, безысходную грусть и скорбь... Горячо молился я объ упокоени великаго молитвенника Земли Русской. По многу разъ перечитывалъ описаніе погребенія приснопамятнаго батюшки, переживая всею юною душею то, что несомнѣнно испытывали участники горестнаго событія Россіи...

Осенью 1912 года я уѣхалъ учиться въ Петербургъ. Еще до отъѣзда я далъ себѣ обѣтъ побывать на могилѣ дорогого батюшки, принести ему свою любовь и молитвы. Во вотъ я и въ Сѣверной столицѣ. Какъ сейчасъ помню то осеннее, солнечное петербургское утро, когда я отправился въ паломничество. Съ какимъ-то особеннымъ, благоговѣйнымъ чувствомъ шелъ я по прямому какъ стрѣла Каменноостровскому проспекту, терявшемуся въ туманной дымкѣ. Вотъ и Карповка. Иду по набережной маленькой рѣчушки Карповки къ виднѣющемуся уже величественному храму Іоанновскаго монастыря — этому послѣднему мѣсту земного упокоенія честныхъ мощей праведника.

Вмѣстѣ съ другими богомольцами вхожу въ обширный притворъ и направляюсь въ усыпальницу. Внизъ ведетъ широкая лѣстница въ 16-18 ступеней, — здѣсь въ подземельѣ, подъ величественными сводами, поддерживающими все колоссальное зданіе храма, построенъ другой, чудный по красотѣ храмъ. Онъ не великъ и очень низокъ. Всѣ стѣны, столбы, колонны и потолки покрыты бѣлымъ мраморомъ. Иконостасъ также весь высѣченъ изъ бѣлаго мрамора съ чудной отдѣлкой въ старомъ византійскомъ стилѣ. Все залито электрическимъ свѣтомъ, усиливающимся отраженіемъ въ бѣлоснѣжныхъ, мраморныхъ стѣнахъ. Всюду поразительная чистота... Въ этомъ-то чудномъ бѣломъ свѣтломъ храмѣ, такъ соотвѣтствующемъ свѣтлой личности дорогого батюшки, онъ теперь и почиваетъ блаженнымъ сномъ въ усыпальницѣ, облицованной бѣлымъ мраморомъ со свѣтлымъ поломъ, бѣлыми сверкающими потолками, въ бѣло-мраморной гробницѣ. Какъ свѣтло здѣсь и отрадно! Много разъ приходилъ я сюда отдыхать душой.

Уже съ утра по Карповской набережной замѣчалъ я оживленное движеніе: то и дѣло проѣзжаютъ кареты, извощики, простой народъ идетъ группами.

Въ усыпальницѣ идетъ съ утра до поздняго вечера непрерывное служеніе панихидъ. На гробницѣ, ежедневно убираемой живыми цвѣтами, въ митрѣ-лампадкѣ теплится огонекъ. Рядомъ лежитъ Св. Евангеліе, къ которому и прикладываются богомольцы, и по сторонамъ гробницы — безчисленное число горящихъ свѣчей.

Тысячи богомольцевъ отъ сановника до простого мужика, отъ начальствующаго до служилаго, отъ купца до мѣщанина идутъ на гробикъ дорогого батюшки о. Іоанна, какъ бы къ живому своему учителю, цѣлителю и наставнику. Идутъ не только за тѣмъ, чтобы вознести молитвы объ упокоеніи его чистой души, но чтобы и себѣ найти утѣшеніе въ скорби и въ нуждѣ.

А идутъ ли сейчасъ, въ лютое безбожное время? Идутъ! Но сама усыпательница закрыта, двери въ нее замурованы, а окна съ улицы забиты досками. Не теплится болѣе на гробницѣ лампадка и ничья любовная рука не убираетъ ее цвѣтами, не служатся и панихиды, а народъ идетъ, идетъ къ забитому окошечку, у него молится, цѣлуетъ подоконникъ, а сердцемъ и духомъ общается съ дорогимъ своимъ батюшкой — отцемъ Іоанномъ Кронштадтскимъ».

Да, безбожники закрыли усыпальницу, замуровали, но не закрыли сердца людей святорусскихъ, стремящихся къ великому молитвеннику. И какъ же радовались, веселились наши братья и сестры на Руси многострадальной, кагда узнали, что наша Церковь въ день ангела святаго отца Іоанна Кронштадтскаго 19 октября 1964 года причислила его къ лику святыхъ угодниковъ Божіихъ!

Да помолится Свѣтильникъ вѣры православной Господу, чтобы Онъ, Всемогущій, воскресилъ Русь многострадальную, чтобы свѣтомъ ея возстанія вся земля наша озарилась бы свѣтомъ вѣры православной, свѣтомъ вѣры чистой, единой истинной! Буди! Буди!

Явленіе на разстояніи святаго отца Іоанна Кронштадтскаго при его жизни.

Новый чудотворецъ св. о. Іоаннъ еще при жизни своей на землѣ являлся людямъ на разстояни подобно Святителю Николаю чудотворцу! Явленій такихъ было много, опишемъ только два.

«Въ началѣ 1890 года у мѣстнаго крестьянина Екатеринославской губерніи — Б., у его дочери М. стало появляться на щекѣ какъ бы кровавое пятно и съ теченіемъ времени все больше и темнѣе. Обращались къ докторамъ, но все было напрасно! Родители шестилѣтней дочери рѣшили поѣхать въ Кронштадтъ, чтобы тамъ о. Іоаннъ Кронштадтскій помолился вмѣстѣ съ ними объ исцѣленіи ихъ дочери отъ непріятнаго пятна на лицѣ. О. Іоаннъ отслужилъ молебенъ, омылъ лицо дѣвочки освященной имъ же святою водою, послѣ чего родители съ дочерью уѣхали домой напутствуемые св. молитвами о. Іоанна. Пятно на лицѣ попрежнему оставалось. Черезъ нѣкоторое время по пріѣздѣ домой у дѣвочки пятно исчезло и какъ будто его и не было!

Однажды утромъ дѣвочка М. разсказала своимъ родителямъ, что она видѣла во снѣ отца Іоанна и что онъ помазалъ ей чѣмъ-то лицо и, когда она встала съ постельки, то пятна на лицѣ уже не было. Теперь она уже мать четырехъ взрослыхъ дѣтей. Такъ по молитвамъ о. Іоанна Богъ послалъ чудо».

31 марта 1937 г.

Свидѣтельство Аркадія Ивановича Северинова, преподавателя гимназіи въ Тетово (Югославія).

«Я былъ исцѣленъ о. Іоанномъ лѣтъ сорокъ тому назадъ.

Въ городѣ Лебедяни Тамбовской губерніи въ семьѣ учителя приходского училища заболѣлъ ихъ сынъ Аркадій. Отца моего звали Иванъ Ксенофонтовичъ, а мою мать Екатерина Тимофеевна Северины.

Воспаленіе легкихъ у меня приняло такую форму, что созванный консиліумъ докторовъ сказалъ моимъ родителямъ, что спасенія нѣтъ и предполагали, что я ночь не переживу. Мои родители рѣшили послать отцу Іоанну Кронштадтскому телеграмму, и въ тотъ моментъ, когда она была получена, я заснулъ и увидѣлъ во онѣ о. Іоанна, который со Св. Дарами пришелъ меня причастить. Я причастился и проснулся, позвалъ мать и сказалъ ей, указывая на большой портретъ отца Іоанна: «Вотъ этотъ священникъ приходилъ сейчасъ и меня причастилъ». Мать и отецъ были поражены. Съ того момента я выздоровѣлъ и доктора, которые пришли на слѣдующій день, были поражены, что я выздоровѣлъ!

Прошу эту мою исповѣдь напечатать, чтобы прославить и отблагодарить за чудо отца Іоанна Кронштадтскаго».

А мы теперь призовемъ отъ всей души, отъ всего сердца святаго батюшку, такъ нѣжно, такъ глубоко любившаго дѣтей: «Святый, праведный, отче Іоанне, моли Бога о насъ!

Примѣчанія:
[1] Рѣка Пинѣга — притокъ рѣки Сѣверной Двины.
[2] См. «Житія святыхъ» для дѣтей вып. 5, 1959 г. Житіе св. Іоанна Рыльскаго.
[3] Письмо получено въ апрѣлѣ 1965 г.

Источникъ: М. В. Житія святыхъ, переложенныя для дѣтскаго и юношескаго возраста. Выпускъ одиннадцатый. [1965 г.] — Jordanville: Тѵпографія преп. Іова Почаевскаго. Свято-Троицкій монастырь, 1965. — С. 63-92.

Назадъ / Къ оглавленію


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.