Церковный календарь
Новости


2018-08-15 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 2-я (1991)
2018-08-15 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 41-е (15 ноября 1917 г.)
2018-08-14 / russportal
Свт. Іоаннъ, архіеп. Шанхайскій. Единообразіе въ богослуженіи (1994)
2018-08-14 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 40-е (14 ноября 1917 г.)
2018-08-12 / russportal
Обращеніе свт. Іоанна обще-приходскому годовому собранію (1994)
2018-08-12 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 39-е (13 ноября 1917 г.)
2018-08-11 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 1-я (1991)
2018-08-11 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 82-е (12 февраля 1918 г.)
2018-08-10 / russportal
Митр. Анастасій (Грибановскій). Рѣчь при гробѣ митр. Антонія (1936)
2018-08-10 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 81-е (10 февраля 1918 г.)
2018-08-09 / russportal
Свт. Іоаннъ Шанхайскій. Слово къ Санъ Францисской паствѣ (1994)
2018-08-09 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 80-е (9 февраля 1918 г.)
2018-08-08 / russportal
2-й Всезаруб. Соборъ 1938 г. Докладъ графа П. М. Граббе (1939)
2018-08-08 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 77-е (5 февраля 1918 г.)
2018-08-07 / russportal
Свт. Іоаннъ. "Взойдите на гору и несите дерева и стройте храмъ" (1994)
2018-08-07 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 76-е (3 февраля 1918 г.)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 15 августа 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 8.

Духовные писатели Русскаго Зарубежья

Монахиня Варвара (Суханова) († 1972 г.).

Монахиня Варвара (въ мірѣ Вѣра Суханова) († 1972), духовная писательница, вѣрное чадо РПЦЗ. Родилась въ 1896 г. въ купеческой семьѣ. Во время Первой міровой и Гражданской войнъ служила сестрой милосердія. Съ послѣдними частями Бѣлой Арміи оставила Россію. Работала учительницей въ русской гимназіи въ Панчевѣ (Сербія). Въ 1929 г. поступила послушницей въ Лѣснинскую женскую обитель въ Хопово (Сербія). Несла самыя разныя послушанія: была клиросной, занималась съ дѣтьми Хоповскаго пріюта, писала иконы. Въ 1932 г. была пострижена въ монашество. Въ 1950 г. вмѣстѣ съ другими сестрами обители переселилась изъ Югославіи во Францію. Мать Варвара много писала. Ея статьи и разсказы появлялись еще въ «Православной Карпатской Руси» (впослѣдствіи «Православная Русь») и въ приложеніи «Дѣтство во Христѣ», когда Братство преп. Іова Почаевскаго находилось еще на Карпатахъ, во Владиміровой. Составила около четырехсотъ «Житій святыхъ для дѣтскаго и юношескаго возраста», которыя подъ иниціалами «М. В.» (Монахиня Варвара) вначалѣ публиковались въ журналѣ «Православная жизнь», а затѣмъ отдѣльными выпусками издавались въ Свято-Троицкомъ монастырѣ въ Джорданвиллѣ (всего было напечатано двадцать такихъ сборниковъ). М. Варвара мирно скончалась послѣ продолжительной болѣзни 27 ноября (10 декабря) 1972 г. въ Лѣснинскомъ монастырѣ (Провемонъ, Франція).

Сочиненія мон. Варвары (Сухановой)

М. В.
Житія святыхъ, переложенныя для дѣтскаго и юношескаго возраста.
Выпускъ тринадцатый. [1967 г.]

Житіе святителя и чудотворца Іоасафа, епископа Бѣлгородскаго.
Память 4-го сентября и 10-го декабря. Отошелъ ко Господу 10 декабря 1754 г.
[1].

Святой родился на праздникъ Рождества Пресвятой Богородицы — 8 сентября 1705 года въ цвѣтущей, прекрасной Малороссіи въ городѣ Прилукахъ. Родители его Андрей и Марія по фамиліи Горленко были люди благочестивые и знатные. Имъ пришлось многое пережить въ жизни — и почести, и униженія, и всякой клеветы. Во дни скорби они утѣшались только о Господѣ!

Во святомъ крещеніи св. младенецъ былъ названъ Іоакимомъ. Онъ былъ первенцомъ въ семьѣ Горленко. Благочестивый его отецъ, р. Божій Андрей, былъ благотворителемъ родовой святыни Горленко — святой обители Свято-Троицкой Густынской. Дѣтство свое св. отрокъ Іоакимъ провелъ въ строго-благочестивой своей семьѣ. Дядя его, братъ отца, ушелъ въ Кіевскую Лавру и тамъ принялъ монашество съ именемъ Пахомія; тетя, сестра родителя, подвизалась въ Ладинскомъ женскомъ монастырѣ. Въ иночествѣ звали ее Анастасіей. Отецъ св. отрока былъ тихимъ, богобоязненнымъ семьяниномъ, а подъ конецъ жизни даже сталъ отшельникомъ. Младшій братъ, Михаилъ, впослѣдствіи былъ архимандритомъ. Въ постригѣ получилъ имя Митрофана. Господь далъ Андрею и Маріи восьмерыхъ дѣтей: пять сыновей и трехъ дочерей. Но свѣтомъ для Святой Руси и всего православнаго міра явился святой первенецъ — Іоакимъ.

Рабъ Божій Андрей сподобился дивнаго видѣнія, которое показало ему, что его маленькій сынокъ — великій избранникъ Господа и Пречистой. Сидѣлъ онъ однажды на крылечкѣ своего дома. День склонялся къ вечеру. Въ огненномъ сіяніи заходило Божіе солнышко. Вдругъ на краю неба появляется, въ сіяніи, въ небесной славѣ, Сама Пречистая... Передъ Приснодѣвой стоитъ на колѣняхъ его святой первенецъ — кроткій, смиренный, тихій Іоакимъ и молится... Милостиво, съ великою любовію, взираетъ Божія Матерь на св. отрока и говоритъ:

«Довлѣетъ Мнѣ молитва Твоя»...

Тутъ же съ неба слетаетъ бѣлоснѣжный, сіяющій ангелъ и покрываетъ св. отрока архіерейскою мантіей...

«А намъ, родителямъ, что оставляешь, Пречистая?» — восклицаетъ отецъ и — дивное видѣніе скрывается. Остается только огненный закатъ предъ глазами р. Божія Андрея. Такъ Царица Небесная показала отцу, что его маленькій сынокъ является великимъ молитвенникомъ и Ея избранникомъ!

Когда наступило время ученія, отвезъ отецъ св. отрока въ Кіевскую Академію, которая давала своимъ ученикамъ какъ общее образованіе, такъ и богословское въ истинно-православномъ духѣ. Она же воспитывала въ учащихся крѣпкую любовь къ родинѣ — Руси Святой!

Юный святой Іоакимъ въ школѣ обращалъ на себя вниманіе начальства молитвеннымъ настроеніемъ чистой души, свѣтлымъ умомъ, прилежаніемъ, богатыми способностями, кротостію и тихостію. Святому юношѣ покровительствовалъ его дядя, инокъ Пахомій, окружившій его отеческою любовію. Онъ скрашивалъ неизбѣжныя горести, лишенія и невзгоды школьной жизни, и для св. Іоакима Кіевская Академія стала роднымъ уголкомъ.

Съ одиннадцати лѣтъ избранникъ Божій стремился къ иноческой жизни. Шестнадцати лѣтъ онъ сталъ просить у своихъ родителей благословенія на принятіе монашества, но тогда отецъ и мать ему въ этомъ отказали. Св. юноша вернулся въ Кіевскую Академію. Но желаніе быть инокомъ было такъ сильно, что святой не остался тамъ, а удалился въ строгій Межигорскій монастырь. Вспомнимъ слова Спасителя: «Кто любитъ отца и матерь болѣе Меня, не достоинъ Меня» (Мѳ. 10, 37).

Въ обители сталъ онъ строго подвизаться, болѣе года питался только растительной и даже невареною пищею. Черезъ два года, 27 октября 1725 г., всего 20-ти лѣтъ, юный подвижникъ былъ постриженъ въ рясу и названъ Иларіономъ. Родители, узнавъ объ первомъ постригѣ любимаго сына, благословили его на новый путь жизни. Послѣ пострига инокъ Иларіонъ снова вернулся въ Кіевскую Академію, чтобы тамъ закончить богословское образованіе.

На праздникъ Введенія во храмъ Пресвятой Богородицы въ 1727 году ректоръ Академіи, просвѣщенный архимандритъ Иларіонъ, постригъ своего любимаго ученика въ мантію и назвалъ его Іоасафомъ. А на Богоявленіе слѣдующаго года святой былъ посвященъ во іеродіаконы. Въ этомъ чинѣ и начинается великое служеніе ближнимъ святого Іоасафа, возлюбившаго Бога и людей всѣмъ своимъ чистымъ сердцемъ. Святой три года былъ преподавателемъ младшихъ учениковъ Академіи. И они безгранично любили своего юнаго, святого учителя.

Проходилъ святой іеродіаконъ и другія послушанія. Такъ, былъ посланъ онъ для сбора денегъ по Малороссіи — Кіевская Лавра нуждалась въ средствахъ для обновленія ветхихъ зданій своей Академіи.

На этомъ послушаніи св. Іоасафъ хорошо познакомился съ народною жизнію, со всѣми ея радостями и горестями. Узнавъ и достоинства народныя и грѣхи людскіе, святой всею силою своей души полюбилъ людей. Во время этихъ двухлѣтнихъ скитаній пришлось ему навѣщать своихъ родныхъ то въ Полтавѣ, то въ имѣніяхъ: Чернявщинѣ и Замостьѣ.

Сохранились разсказы о пребываніи св. Іоасафа въ родномъ домѣ. Онъ не чуждался семейныхъ радостей. Бывали у родителей пріемы гостей, подавались роскошныя блюда, но святой строго соблюдалъ свои иноческіе обѣты: скромно питался только чернымъ хлѣбомъ, нерѣдко удалялся въ часовенку на берегу рѣки г. Удая для молитвы и богомыслія.

Вернулся онъ въ Академію 13 сентября 1734 г., а 8 ноября, на праздникъ Архистратига Михаила, былъ рукоположенъ въ санъ іеромонаха. Святого ждало великое служеніе. Не прошло и трехъ лѣтъ, какъ мы видимъ его въ санѣ игумена Лубенскаго Мгарскаго монастыря. Посвятилъ его святитель Рафаилъ, извѣстный подвижникъ Кіевскій.

Вотъ какъ пишетъ самъ святой Іоасафъ о своемъ назначеніи: «Въ 1737 году 24 іюня посвященъ въ игумена, хотя по крайнему моему нежеланію, но преданный волѣ Божіей, не отрицался воли архипастырской». Со слезами разставался со святымъ Іоасафомъ митрополитъ Рафаилъ. Подарилъ на память янтарныя четки.

Святой игуменъ своимъ примѣромъ поднялъ на должную высоту Лубенскую обитель. Онъ тепло заботился объ инокахъ и снискалъ ихъ искреннюю любовь. Братья стали просить митрополита Рафаила, чтобы онъ возвелъ ихъ игумена въ санъ архимандрита. Святитель съ радостію, во исполненіе этой просьбы, вызвалъ св. игумена въ Кіевъ. Когда св. игумена вызвали въ Кіевъ, ему не сказали, что его тамъ ожидаетъ, но онъ за нѣсколько времени до того видѣлъ во снѣ митрополита Рафаила, который ему говорилъ: «Будешь архимандритомъ». Владыка возложилъ на него архимандричій крестъ изъ красныхъ камней — такъ сонъ святого игумена сбылся въ точности!

Скоро Господь направилъ Своего избранника къ самому сердцу Руси Православной — въ Москву. Въ ноябрѣ 1744 г. святой архимандритъ былъ вызванъ въ Москву, а 29 января 1745 года его дѣлаютъ намѣстникомъ славной Троице-Сергіевой Лавры.

Святой строго управлялъ монастырями, но, несмотря на его строгость, всюду иноки любили великаго подвижника, который, какъ истинный отецъ — когда миловалъ, а когда и строго наказывалъ. У монастырей были вотчины съ крѣпостными крестьянами. Святой ихъ очень жалѣлъ, обращался съ ними съ большимъ милосердіемъ, заботился о нихъ съ отеческой любовію, и сельскій людъ несказанно любилъ и высоко почиталъ святого.

На земляхъ помѣщичьихъ нерѣдко женщинъ, имѣвшихъ грудныхъ дѣтей, заставляли тяжело работать. Святой въ своихъ вотчинахъ освобождалъ отъ работъ такихъ женщинъ, а помѣщиковъ добрымъ словомъ уговаривалъ поступать такъ же.

Неутомимо трудился св. Іоасафъ, несмотря на свое слабое здоровье и частыя болѣзни. Вотъ какъ святой самъ пишетъ о своихъ болѣзняхъ: «16 августа 1737 года крѣпко заболѣлъ и съ этою болѣзнею боролся до января 1738 г., находился близъ исхода уже. Божіею однако наказующею милостію снова помилованъ возвращеніемъ здоровья, однако не перваго. Съ того времени всегда въ слабости, часъ за часомъ приближаюсь по стези многопечальной жизни моей, по волѣ Бога, меня подкрѣпляющаго, къ исходу. Въ 1741 г. съ 27 сентября снова заболѣлъ и хворалъ съ опасеніемъ лишиться жизни до среднихъ чиселъ февраля. Богъ же милостивый даровалъ еще пожить во славу Его святую. Въ 1741 году 24 августа, въ Нѣжинѣ, кони понесли и ногу такъ сильно разбили, что до 8 ноября съ постели не всталъ. Въ 1746 году 4 апрѣля упалъ и даже до послѣднихъ дней мая не вставалъ съ постели».

Силы св. Іоасафъ, при столь слабомъ здоровьѣ, почерпалъ въ молитвѣ и въ помощи тѣхъ Святыхъ Угодниковъ Христовыхъ, въ обителяхъ которыхъ онъ служилъ. Святитель Аѳанасій, почивающій сидящимъ въ Лубенскомъ монастырѣ, и преподобный Сергій — вотъ его помощники. Святитель Христовъ Іоасафъ, въ первые годы труднаго настоятельства, молитвенно просилъ помощи у святителя Аѳанасія, и тотъ не разъ являлся ему и укрѣплялъ его. Самъ св. Іоасафъ такъ пишетъ объ этихъ явленіяхъ:

«Съ 26-го на 27 октября 1740 года, видѣлъ я такой сонъ. Святитель Аѳанасій, что въ Мгарѣ, ходилъ около своей раки въ архіерейскомъ облаченіи. Я водилъ его подъ руки. Потомъ онъ подошелъ къ ракѣ и возлегъ. Я уложилъ его и убралъ и сталъ ему говорить: «Святѣйшій Патріархъ! я желаю Вашему Святѣйшеству установить день празднованія и о томъ докладывалъ Преосвященному Рафаилу» (что и было въ дѣйствительности). «Что же?», спросилъ онъ меня. Я отвѣчалъ: «Преосвященный сказалъ: невозможно, потому что надо писать въ Сѵнодъ и чудеса представлять». На это святитель Аѳанасій замѣтилъ: «Да бываютъ же здѣсь изъ Москвы» и замолчалъ. Я же снова сталъ говорить съ нимъ и сказалъ: «Святѣйшій Патріархъ, наставь меня въ жизни моей». Онъ отвѣчалъ: «Я же разъ наставилъ!» Помолчавъ, спросилъ: «Въ другой разъ наставить? Хорошо! Хорошо!» Положивъ на моей грѣшной головѣ свои руки, изрекъ: «Да благословитъ тя Господь отъ Сіона, живый во Іерусалимѣ!» И видѣніе кончилось.

Другой разъ Святителя Аѳанасія видѣлъ Святитель Іоасафъ, въ мартѣ 1741 года, лежащимъ въ ракѣ. Покадивъ святыя мощи, святитель Іоасафъ увидѣлъ, что св. патріархъ Аѳанасій взялъ его крѣпко за руку. Св. Іоасафъ сталъ говорить ему: «Святой Патріархъ, моли Бога о мнѣ, да не отвержетъ меня Господь!» Тотъ, взявъ свою бороду, поднесъ къ лицу и затѣмъ разложилъ на груди, поразглаживалъ, потомъ отвѣчалъ: «Не отвержетъ, не отвержетъ! Яко же любитъ мя Отецъ, тако любитъ тя Сынъ!»

Такъ при явной помощи угодниковъ Божіихъ совершалъ св. Іоасафъ свое великое служеніе. Слава объ его мудромъ управленіи дошла до самой благочестивой императрицы Елизаветы Петровны. Царица захотѣла призвать его къ епископскому служенію, особенно послѣ сказанной имъ проповѣди о любви къ Богу въ присутствіи государыни. 1-го іюня 1748 г. состоялось нареченіе св. архимандрита Іоасафа, а 2-го іюня хиротонія во Епископа Бѣлоградскаго и Обоянскаго. Святитель былъ рукоположенъ въ Петропавловскомъ соборѣ, въ крѣпости, въ С.-Петербургѣ сонмомъ Архипастырей во главѣ съ блаженной памяти Симономъ, Архіепископомъ Псковскимъ, въ присутствіи Императрицы Елизаветы Петровны.

Святитель Іоасафъ доблестно совершалъ свое епископское служеніе до 10 декабря 1754 г., т. е. въ теченіе шести съ половиной лѣтъ. Всѣ свои силы, при слабомъ здоровіи, отдалъ онъ высокому служенію. Святитель, не жалѣя себя, объѣзжалъ свою епархію и въ непогодь и въ стужу, всегда борясь со своими недугами: вѣдь онъ былъ туберкулезнымъ. Господь, Царица Небесная и угодники Божіи его укрѣпляли, помогали ему переносить всѣ трудности. Онъ день и ночь проводилъ въ молитвахъ, трудахъ, въ постоянномъ угожденіи Богу.

Святитель Іоасафъ старался просвѣтить священниковъ, которые не понимали своего высокаго, отвѣтственнаго сана и часто вели себя не такъ, какъ подобаетъ служителямъ алтаря. Святой старался о благолѣпномъ устройствѣ храмовъ. Онъ скорбѣлъ о невѣжествѣ духовныхъ лицъ и исправлялъ ихъ, а иногда даже лишалъ сана. Такъ однажды ему пришлось заночевать въ комнатѣ одного священника. Вдругъ святителемъ овладѣло непонятное безпокойство. Онъ не могъ спать отъ волненія. Вдругъ святой замѣчаетъ на полкѣ, по Божію указанію, запасные Святые Дары, завернутые въ простую бумажку и небрежно лежащіе между цвѣточными горшками! Святитель на колѣняхъ всю ночь промолился передъ Великою Святынею. На утро онъ лишилъ сана недостойнаго іерея. Съ большою скорбію онъ это сдѣлалъ, но надо было и другихъ священнослужителей научить съ благоговѣніемъ относиться къ Святымъ Животворящимъ Тайнамъ Христовымъ. Черезъ Своего ревностнаго слугу Царица Небесная открыла людямъ Свой дивный чудотворный образъ — Песчанскій. Передъ осмотромъ своей епархіи въ 1754 г. святитель, будучи въ Бѣлгородѣ, увидѣлъ во снѣ нѣкую церковь и въ ней, на кучѣ мусора, икону Божіей Матери. Образъ весь сіялъ. И отъ него раздался голосъ Пречистой: «Смотри, что сдѣлали съ Ликомъ Моимъ служители этого храма! Образъ Мой назначенъ для этой страны источникомъ благодати, а они повергли его въ соръ!» Пораженный этимъ видѣніемъ, святитель при обзорѣ епархіи, внимательно сталъ осматривать каждую церковь: не похожа-ли она на видѣнную во снѣ? Когда святой былъ въ городѣ Изюмѣ, онъ, войдя въ первую церковь въ предмѣстьѣ города, называемомъ «Замостье», сразу же узналъ, что это именно тотъ храмъ, который онъ видѣлъ во снѣ. Взоръ его остановился на большой иконѣ Божіей Матери, небрежно поставленной въ притворѣ, въ углу. За святую икону ссыпали кадильный уголь! Святитель опустился на колѣна предъ образомъ Пречистой и воскликнулъ: «Царица Небесная, прости небрежность Твоихъ недостойныхъ служителей! Не вѣдятъ бо, что творятъ!» Обратившись къ благочинному, святой сказалъ:

«Почему этотъ образъ не поставленъ на лучшемъ мѣстѣ. Въ семъ образѣ преизобилуетъ особенная благодать Божія. Въ немъ Пресвятая Владычица являетъ особенное знаменіе Своего заступленія для этой веси и для цѣлой страны».

Найдя сзади лѣваго клироса большой кіотъ, заставленный малыми старыми иконами, святитель сказалъ:

«Вотъ самое приличное мѣсто для иконы Божіей Матери. Поставить ее на мѣсто обветшавшихъ иконъ и чтобы она всегда стояла на этомъ мѣстѣ, и даже послѣ перенесенія церкви на Пески».

Болѣе трехъ дней пробылъ Святитель въ Изюмѣ и ежедневно приходилъ молиться передъ великою святынею. Впослѣдствіи церковь была перенесена въ селеніе «Пески». Икона Пречистой тамъ прославилась чудотвореніями на всю Русь Святую. Получивъ названіе «Песчанской», она въ благословенныя царскія времена привлекала множество паломниковъ.

Святой имѣлъ даръ глуубоко проникать въ души людей. Однажды, еще въ началѣ своего архипастырскаго служенія, когда, по пріѣздѣ въ епархію, къ нему являлось духовенство, Святитель обратилъ вниманіе на одного священника, глубокаго старца. Узнавъ, что ему 130 лѣтъ и онъ изнемогаетъ, но живетъ, Святитель уразумѣлъ, что здѣсь таится, и обратился къ старцу съ такой рѣчью:

«Ты видишь предъ собою пастыря, какъ отца стоящаго предъ сыномъ своимъ и желающаго ближе узнать твою совѣсть. Я хочу знать, не омрачена ли она какимъ тяжкимъ грѣхомъ, который по невѣдѣнію, быть можетъ, сочтенъ тобою малозначущимъ и забытъ? Долговременная жизнь твоя убѣждаетъ меня, какъ пастыря, войти въ подробное разсмотрѣніе дѣла и, очистивъ душу твою, примирить съ оскорбленнымъ тобою и данною мнѣ властію простить и самую грѣховную тяжесть, по глаголющему: «Аще разрѣшите на земли, разрѣшена будутъ на небеси». Пройди мысленно жизнь твою, провѣрь всѣ случившіяся съ тобою обстоятельства, приведи на память каждое дѣйствіе служенія своего Богу. Можетъ быть, что нибудь встрѣтится имѣющее тѣнь какого либо грѣха или отступленія отъ настоящей твоей должности, или что нибудь подобное, которое и по днесь тяготитъ твою душу, совѣсть и даже жизнь».

Оставленный на нѣсколько дней, старецъ-священникъ припомнилъ, наконецъ, забытый имъ тяжкій грѣхъ. Онъ повѣдалъ Святителю, какъ онъ въ одинъ воскресный день, изъ страха предъ суровымъ и жестокимъ помѣщикомъ, отслужилъ на томъ же алтарѣ вторую обѣдню, несмотря на предостерегающій его неземной гласъ. На вторичное предостереженіе: «Остановись, что ты дѣлаешь? Не дерзай, аще же дерзнешь, проклятъ будешь!» — священникъ отвѣтилъ: «Самъ проклятъ ты будь!»

Уразумѣвъ, что священникъ заклялъ ангела того храма, святитель довелъ немощнаго старца до сознанія всей тяжести содѣяннаго имъ грѣха. Потомъ, узнавъ, что та церковь, за ветхостью, давно уже перестала существовать, онъ поѣхалъ съ походною церковью на мѣсто бывшаго храма, на поле. Тамъ святитель благословилъ старца отслужить литургію, а самъ все время усердно молился на колѣняхъ. Когда священникъ сдѣлалъ отпустъ, Святитель велѣлъ стать ему у праваго угла престола и читать: «Нынѣ отпущаеши... » Потомъ благословилъ его и сказалъ:

«Прощаю и разрѣшаю тя отъ всѣхъ твоихъ грѣховъ».

Тутъ же старецъ-священникъ сталъ слабѣть, склоняться, затихъ и, припавъ къ подножію престола, тихо испустилъ духъ. Тутъ его и Похоронили. Такъ Святитель-прозорливецъ примирилъ съ Богомъ согрѣшившаго пастыря.

Самъ, будучи съ младыхъ лѣтъ блестящимъ преподавателемъ, Святитель много заботился о школахъ. Въ то время процвѣтала Харьковская школа. Часто посѣщая этотъ городъ, Владыка удѣлялъ школѣ самое сердечное вниманіе. Бывалъ онъ и на экзаменахъ. Насколько онъ распознавалъ учениковъ, показываетъ такой случай. Однажды Святитель сказалъ одному мальчику:

«Переведи: tu sus es (т. е. ты свинья)» [2].

Мальчикъ, осмысленно смотря на святого Владыку, молчалъ.

«Что же ты молчишь, словъ не знаешь, что ли?»

«Нѣтъ», — отвѣчалъ тотъ, «слова я знаю и перевести могу, но не могу съ такими словами обращаться къ Вашему Преосвяществу».

«Хорошо», сказалъ на это Святитель, «будь же ты не Никифоровъ, а славный мужъ — Вирославскій!» [3].

Прошли года. Изъ этого мальчика вышелъ почтенный пастырь, священствовавшій до 90-лѣтняго возраста и умершій всѣми благословляемый.

Лучшихъ питомцевъ св. Архипастырь бралъ къ себѣ въ келейники, и эта близость была для нихъ очень поучительна. Изъ такихъ избранниковъ Святитель особенно выдѣлялъ Іоасафа Погорлевскаго, которому Святитель далъ и фамилію по своей собственно: По-Горлевскій. Этотъ будущій пастырь, въ бытность его келейникомъ у Святителя, имѣлъ послушаніемъ, между прочимъ, будить его къ службамъ, но всегда заставалъ его на молитвѣ. Разъ видитъ онъ во снѣ Святителя молящимся — въ величественномъ храмѣ, въ свѣтѣ и радости... Когда онъ разсказалъ этотъ сонъ архипастырю, то получилъ приказаніе: до его смерти не разглашать это видѣніе. Примѣръ Святителя, великаго молитвенника и труженника, глубоко повліялъ на даровитаго юношу. Потомъ онъ былъ протіереемъ въ Изюмѣ и скончался въ глубокой старости. Это былъ пастырь краснорѣчивый и учительный, по жизни подражатель святого своего Архипастыря, послѣ смерти своей жены ставшій суровымъ аскетомъ.

Обладая даромъ прозрѣнія, Святитель зналъ кто изъ его учениковъ куда направится. Передъ своей кончиной онъ одному келейнику предсказалъ, что, если онъ станетъ добиваться священства и получитъ его, то впадетъ въ неизлѣчимую болѣзнь, а другому, что далѣе дьяконства онъ не пойдетъ, — что съ обоими такъ и случилось!

Много потрудился Великій Архипастырь для просвѣщенія простого народа. Неграмотные крестьяне часто не знали самыхъ простыхъ молитвъ. Святитель предписывалъ священникамъ въ воскресенье, послѣ окончанія литургіи, учить народъ самымъ главнымъ молитвамъ: «Во имя Отца... », «Царю Небесный», «Пресвятая Троице», «Богородице Дѣво, радуйся», «Отче нашъ», «Вѣрую», «Помилуй мя, Боже» и т. д. Учить священники должны были «съ голоса», заставляя громко повторять молитвы и старыхъ и малыхъ.

Въ народѣ еще сохранялись языческія обычаи, противъ которыхъ усердно боролся Святитель. Напримѣръ: устраивали праздникъ березы на Троицынъ День, прыгали черезъ костры въ праздникъ св. Іоанна Предтечи и т. д. Нарушали посты не только знатные «ученые» люди, но даже и крестьяне. Когда наступала засуха, святой объяснялъ, что Господь гнѣвается на людей за невоздержаніе. Великій молитвенникъ, жалѣя темный народъ, просилъ у Бога дождя и снѣга для уничтоженія червей, и по его святымъ, усерднымъ молитвамъ Господь подавалъ дождь обильный и снѣгъ.

Милосердіе было свойствомъ души Святителя. Онъ всѣмъ и вездѣ, какъ только могъ, щедро благотворилъ. Большія суммы богатой епархіи — всѣ расходились по рукамъ бѣдняковъ. Подвиги милосердія были у него самые разнообразные. Онъ порою покупалъ и самъ смиренно кололъ дрова для бѣдныхъ вдовъ съ сиротами. Посылалъ тайно денежную милостыню, а разъ самъ, за болѣзнію келейника, въ ночь на Рождество Христово, разнесъ ее. Неузнанный, переодѣтый въ одежду келейника, онъ былъ избитъ своимъ же привратникомъ, котораго не только не наказалъ, но даже одарилъ, заставивъ только молчать до его смерти.

Молитвою своею Святитель постоянно пламенѣлъ за свою паству. Молился онъ дома. Молился онъ и въ пути. Въ то время, какъ его спутники спали, онъ цѣлыми ночами простаивалъ на молитвѣ и своею молитвою освящалъ и убогія крестьянскія хатки и помѣщенія духовенства, гдѣ онъ, избѣгая богатыхъ домовъ помѣщиковъ, любилъ останавливаться. За недолгіе годы управленія епархіей, онъ всю ее не разъ объѣзжалъ. Люди, подъ его добрымъ вліяніемъ, старались исправляться, дѣлались добрыми христіанами. Священники ревностно служили. Старыя церкви обновлялись, украшались, новые храмы строились, блистали чистотою, порядкомъ. Церкви теперь имѣли всѣ необходимыя книги богослужебныя, чего раньше не было.

Но здоровье Владыки становилось все хуже. Въ письмѣ брату отъ 25 мая 1753 г. онъ пишетъ объ одномъ приступѣ своей болѣзни: «25 марта, какъ выпилъ холоднаго соку, почувствовалъ во всемъ животѣ маленькую колику, а къ вечеру стало очень колоть въ лѣвомъ боку, а на утро 26-го перешло въ правый бокъ. Началось несносное колотье, которое поднималось даже до плеча. А 27-го началъ кашлять кровью и отхаркивать съ большимъ, почти смертельнымъ колотьемъ. Тутъ всѣ думали, что у меня форменная чахотка и что уже не встать съ постели, тѣмъ болѣе, что и тѣло осунулось. Однако, чрезъ пусканіе крови 28-го, за два пріема, стало легче и прекратилось колотье. Однако, въ ногахъ до сихъ поръ имѣю такую болѣзнь: сильная боль въ колѣняхъ и голеняхъ и опухоль въ ногахъ твердая, какъ дерево и тяжесть, какъ оловянная и лихорадка (сціатика) безчеловѣчная между тѣмъ навѣщаетъ, а потому я переношу несносное мученіе».

Чувствуя приближеніе смерти, Святитель Іоасафъ испросилъ у Святѣйшаго Сѵнода разрѣшеніе съѣздить въ Лубенскую обитель и къ родителямъ. Отпускъ ему былъ данъ. Предъ отъѣздомъ св. Архипастырь приказалъ выстроить каменный еклепъ справа отъ Троицкаго собора, для погребенія себя и другихъ архіереевъ. 29 мая 1754 года Святитель въ послѣдній разъ служилъ въ этомъ соборѣ литургію. Изъ-за рѣки, съ горы, святой прощальнымъ благословеніемъ осѣнилъ Бѣлгородъ. Св. Архипастырь прогостилъ нѣкоторое время у родныхъ и помолился у Святителя Аѳанасія. Его родитель, пребывавшій въ уединеніи, въ лѣсной келліи, прибылъ для встрѣчи святого своего сына. Земными поклонами встрѣтили другъ друга отецъ-отшельникъ и сынъ-епископъ. Много часовъ провели въ уединенной бесѣдѣ. Распростившись съ родными и посѣтивъ Лубенскій монастырь, Святитель вернулся въ Грайворонъ, загородное архіерейское имѣніе, гдѣ его навѣщали мать, сестры и братья... Отсюда онъ до послѣднихъ дней руководилъ епархіей.

Св. Іоасафъ своихъ родныхъ очень любилъ. Всякое свиданіе съ благочестивыми родными было для него свѣтлымъ праздникомъ. Старица-мать, братъ Андрей и сестра Параскева были при самой кончинѣ Святителя. Блаженно отошелъ ко Господу Святой Архипастырь, съ молитвою на устахъ, послѣ соборованія и причащенія Св. Таинъ.

То было 10 декабря 1754 г. въ пятомъ часу дня... Въ самый часъ преставленія Святителя видѣніе имѣлъ отдыхавшій тогда Хотмыжскій игуменъ Исаія. Святитель стоялъ у окна своего покоя. Стало всходить солнце. Обернувшись къ игумену, Угодникъ Христовъ сказалъ: «Какъ сіе солнце ясно, такъ свѣтло я предсталъ въ сей часъ Престолу Божію». Отецъ св. Архипастыря духомъ узналъ его кончину. Когда къ нему пришли сообщить о ней, старецъ цредупредилъ: «Я знаю: умеръ мой сынъ Іоасафъ». Затѣмъ, тихо склонивъ голову, задумчиво прибавилъ: «Умеръ Іоасафъ, умерла моя молитва»... и заплакалъ.

Горькія слезы проливала о немъ вся его паства. Благоговѣйно было встрѣчено его святое тѣло въ Бѣлгородѣ. Св. мощи несли плачущіе священнослужители. Долго не хоронйли почившаго, не безъ воли на то Божіей. Преосвященный Іоаннъ Переяславскій прибылъ для погребенія только въ февралѣ 1754 года: разлились рѣчки на пути, были и спѣшныя дѣла, задерживавшія его по епархіи. Господь дивно сталъ прославлять Своего избранника еще до его погребенія. Слезы паствы скоро превратились въ слезы умиленія. Небесная слава св. праведника явила себя на землѣ нетлѣніемъ тѣла Святителя, его явленіями, чудесами. Когда еще никто не зналъ, кому совершить погребеніе поручитъ Святѣйшій Сѵнодъ, Святитель открылъ это своему брату и еще нѣкоторымъ лицамъ: «Козловичъ что-то медлитъ», — сказалъ онъ, назвавъ преосвящ. Іоанна по фамиліи, что было тогда въ обычаѣ.

Слухъ о нетлѣніи св. мощей великаго Архипастыря, о чудесахъ, совершавшихся около его гроба, прошелъ не только по всей Малороссіи, но разнесся по всей Святой Руси. Многочисленные паломники приходили въ Бѣлгородъ. Въ «пещерѣ», выстроенной по повелѣнію Святителя, шли постоянно панихиды. Изъ безчисленныхъ чудесъ, творимыхъ угодникомъ Божіимъ, очень многія были записаны и духовными лицами и самими исцѣлившимися со собственноручною подписью. «Пещерку» посѣтилъ и Государь Александръ I Благословенный.

Св. мощи покоились въ склепѣ 150 лѣтъ, и только 4-го сентября 1911 года, въ царствованіе Царя-Мученика Николая II торжественное прославленъ былъ нов. чудотворецъ. Загодя стали прибывать въ Бѣлгородъ усердные паломники. Изъ городовъ, городковъ, селъ, деревень, деревушекъ, со всѣхъ сторонъ, прибывали люди святорусскіе. Шли крестными ходами по равнинамъ, полямъ Полтавской земли, родинѣ Святителя, по Курскому краю. Шли паломники съ церковными пѣснопѣніями, съ дорожными котомочками за плечами, шли умиленно, съ молитвою въ сердцѣ и на устахъ. Ревностные священники говорили народу проповѣди о новомъ чудотворцѣ, раздавали листовки съ житіемъ угодника Божія. По дорогѣ, въ селеніяхъ, крестные ходы радушно встрѣчались крестьянами. Выносили всякую пищу и всякое питье усталымъ паломникамъ и нерѣдко сами присоединялись къ нимъ.

Въ Троицкой обители [4] съ 28-го августа шли торжественныя службы, предварявшія прославленіе новаго чудотворца. Въ «пещеркѣ» отъ восхода солнца до поздней ночи служились панихиды и паломники съ ранняго утра до поздняго вечера поклонялись святымъ мощамъ. Съ трепетомъ благоговѣнія несли люди Божіи въ рукахъ свѣчи — скромные свои дары — любимому архипастырю. Пламя свѣчей пб вечерамъ сіяло свѣтлою полосою кругомъ обительскаго храма.

Ко дню прославленія Святителя въ Бѣлгородъ собралось свыше 200 тысячъ паломниковъ. Сутки нужно было простоять въ очереди, безъ пищи и отдыха, чтобы припасть съ мольбою къ св. мощамъ угодника Божія. О, какой трудный подвигъ! Но люди Божіи выдерживали его съ Божіей помощію.

10 архипастырей прибыли и множество священнослужителей, больше 10-ти игуменій. Прибылъ Великій Князь Константинъ Константиновичъ. Прибыла Великая Княгиня Елизавета Ѳеодоровна (будущая мученица), въ сопровожденіи сестеръ ея Марѳо-Маріинской Московской обители. Прибылъ будущій первомученикъ, Московскій Архіепископъ Владиміръ. Будущій мученикъ епископъ Андрей Сухумскій читалъ канонъ 2-го сентября, на всенощномъ бдѣніи.

3-го сентября, въ субботу, десять архипастырей во главѣ съ митрополитомъ Владиміромъ во время пѣнія послѣднихъ литійныхъ стихиръ спустились въ пещеру. Ихъ Императорскія Высочества остановились у входа въ нее. Въ глубокой тишинѣ архипастыри, сдѣлавъ два земныхъ поклона Святителю Іоасафу, подняли и на рукахъ понесли гробъ съ его честными мощами по ступенямъ лѣстницы въ храмъ. Тихо мерцая, теплились свѣчи въ рукахъ молящихся. Смолкъ хоръ. Вотъ показались изъ глубины пещернаго спуска митры архіереевъ и омофоры. Вотъ видна уже передняя часть гроба. Наконецъ, показался весь сонмъ архипастырей. Гробъ закрытъ крышкою и замкнутъ. На срединѣ храма укрѣпили гробъ. Невольнымъ порывомъ всѣ преклонили колѣна и поклонились угоднику Божію...

Вотъ крестный ходъ выходитъ чрезъ западныя двери. Св. мощи несутъ старѣйшіе священнослужители. Впереди, въ предшествіи креста, фонаря и хоругвей, длинной двойной лентой растянулись пѣвчіе. Затѣмъ идутъ священнослужители — младшіе впереди. Надъ святыми мощами склоняются четыре рипиды, несомыя діаконами. За гробомъ — архипастыри, часть старѣйшаго духовенства, протодіаконъ, діаконы. Затѣмъ депутаціи и многочисленные паломники. Выходъ крестнаго хода изъ храма знаменуется торжественнымъ трезвономъ, и всѣ паломники, находящіеся въ оградѣ, склоняются передъ святыми мощами. Многіе плачутъ отъ радости и умиленія. Крестный ходъ идетъ вокругъ храма. На каждой остановкѣ произносятся прошенія ектеніи. Хоръ пѣлъ «Господи, помилуй». На послѣдней остановкѣ у западныхъ дверей Владыка Митрополитъ читаетъ молитву «Владыко Многомилостиве», и святыя мощи ставятся снова посреди храма.

Открытіе мощей совершается во время поліелея. При пѣніи «Хвалите имя Господне» сонмъ архипастырей и духовенства выходитъ на средину храма. Ключарь подаетъ Митрополиту Владиміру ключи отъ гроба. Владыка Митрополитъ подходитъ къ гробу. Среди глубокой тишины по всему храму слышенъ короткій звонъ замка... 8½ часовъ вечера. Особо назначенные протоіереи уносятъ крышку въ алтарь, а преосвящ. Никодимъ, епископъ Рыльскій, возлагаетъ на святыя мощи новые шелковые покровы, принесенные въ даръ Святителю настоятельницею С-Петербургскаго Іоанновскаго монастыря Ангелиной.

Владыка Митрополитъ читаетъ молитву Святителю Іоасафу, и всѣ склоняются въ земномъ поклонѣ ново прославленному святому. Величаніе начинаетъ сонмъ архипастырей и священнослужителей, которое подхватывается всѣмъ храмомъ. Стройно, медленно, громко раздавались слова хвалебной пѣсни... Поетъ вся церковь. Нѣтъ силъ молчать, удержать слезы, не преклонить колѣнъ. Изъ храма волна звуковъ передается въ ограду, на площадь, на окрестныя улицы. Величаютъ Святителя сотни тысячъ паломниковъ. Казалось, — весь міръ Божій восхваляетъ Святителя Іоасафа. И небо откликнулось на эту хвалебную пѣснь. Только совершилось открытіе мощей св. Іоасафа, какъ слезы небесной радости стали падать на землю и, не переставая, падали почти всю ночь...

Радостно-торжественно закончилось всенощное бдѣніе. За это время затихло много бѣсноватыхъ, и пошли многіе исцѣленные — радостными.

4-го сентября. Во время обѣдни Митрополитъ Владиміръ. произнесъ слово о значеніи совершившагося торжества. Заканчивая свое слово, высокопреосвященнѣйшій проповѣдникъ обратился къ святымъ мощамъ и молилъ св. угодника Божія быть предстателемъ предъ Престоломъ Божіимъ за Святую Православную Церковь, за Царя и Русскій народъ. Эта молитва произвела необыкновенно сильное впечатлѣніе.

Послѣ литургіи совершенъ былъ крестный ходъ по городу со святыми мощами новаго чудотворца. Паломники стояли на пути крестнаго хода необозримыми сплошными массами. Нельзя аписать всего величія этого торжества, всего религіознаго восторга христолюбиваго русскаго народа! На углахъ улицъ, по пути крестнаго хода, стояло четыре оркестра военной музыки и гремѣли звуки дивнаго гимна «Коль славенъ». Окна, балконы, даже крыши домовъ были усѣяны молящимися.

Въ третьемъ часу крестный ходъ возвратился въ храмъ, и гробъ со св. мощами былъ поставленъ въ раку, у которой возжены были Царская лампада, даръ будущаго мученика, Царя Николая II, лампада будущей мученицы Великой Княгини Елизаветы Ѳеодоровны, десятки прочихъ лампадъ и безчисленное количество свѣчей.

4-го сентября во всей Курской епархіи были совершены праздничныя литургіи, послѣ которыхъ пѣлись молебны новому чудотворцу. Во всѣхъ церквахъ епархіи раздавался, какъ на Пасхальной Свѣтлой Недѣлѣ, радостный «красный» звонъ колокольный. Послѣ вечерни служился акаѳистъ Святителю и священники устраивали чтенія для учащихся и для народа, знакомя ихъ съ. житіемъ новаго чудотворца.

Царственнымъ вѣнцомъ торжествъ явилось посѣщеніе Бѣлгорода Государемъ Императоромъ Николаемъ Александровичемъ, Государыней Императрицей Александрой Ѳеодоровной съ Его Императорскимъ Высочествомъ, Наслѣдникомъ Цесаревичемъ Алексѣемъ Николаевичемъ и Ихъ Императорскими Высочествами, Великими Княжнами Ольгой Николаевной, Татіаной Николаевной, Маріей Николаевной и Анастасіей Николаевной.

Это высочайшее поклоненіе совершилось 17-го декабря 1911 года. При слѣдованіи Августѣйшихъ Особъ съ вокзала въ Троицкій монастырь, народъ на пути восторженно встрѣчалъ своего Самодержавнаго Государя и Его Августѣйшее Семейство. Раздавались могучіе крики «ура» и пѣніе «Боже, Царя храни!» На всѣхъ колокольняхъ былъ праздничный трезвонъ. Тысячепудовый колоколъ величественно, покрывая всѣ другія колокола, лилъ море звуковъ. Когда Государь, Государыня и Дѣти Ихъ проѣзжали мимо храмовъ, священники осѣняли Ихъ крестомъ, діаконы кадили, а прочій клиръ и народъ воодушевленно пѣли: «Спаси, Господи, люди Твоя». Ихъ Величества благоговѣйно осѣняли Себя крестнымъ знаменіемъ. Особенный восторгъ народа и у многихъ слезы умиленія вызывались тѣмъ, что вмѣстѣ съ Его Августѣйшимъ Родителемъ снималъ шапочку и осѣнялъ Себя крестнымъ знаменіемъ Наслѣдникъ. Много молитвенно-пламенныхъ благожеланій и благословеній врзсылалось въ эти минуты на юную главу Царственнаго Отрока.

На плошадкѣ противъ колокольни мужского монастыря Высочайшихъ Паломниковъ ожидали архіепископъ Стефанъ съ крестомъ въ рукахъ и преосвященные викаріи Іоанникій и Никодимъ, съ сонмомъ духовенства и братіи монастыря и бѣлаго духовенства. Звонъ на монастырской колокольнѣ прекратился. Архіепископъ Стефанъ осѣнилъ Ихъ Величествъ и Ихъ Высочества крестомъ, и духовенство во главѣ съ Архипастырями, всѣ въ золотыхъ облаченіяхъ, двинулись въ храмъ съ пѣніемъ тропаря: «Спаси, Господи, людй Твоя». Вмѣстѣ съ священнослужителями пѣла братія монастыря, стоявшая въ мантіяхъ съ двухъ сторонъ прохода, устланнаго краснымъ сукномъ. Въ храмѣ пѣніе тропаря было подхвачено пѣвчими, стрявшими на лѣвомъ клиросѣ. Когда Ихъ Величества и Ихъ Высочества сняли теплую одежду и прошли на средину храма, Владыка привѣтствовалъ Ихъ рѣчъю, послѣ чего былъ отслуженъ у раки молебенъ св. Іоасафу. Августѣйшіе Паломники молились колѣнрпреклоненно, а затѣмъ прикладывались ко св. мощамъ и чудотворному образу св. Іоасафа. Ихъ Величествамъ и Ихъ Высочествамъ были поднесены иконы св. Іоасафа и просфоры преосвящ. Стефаномъ и Іоанникіемъ. Затѣмъ Ихъ Величества съ Августѣйшими Дѣтьми спустились въ «пещерку» Святителя.

По отбытіи Ихъ Величествъ съ Августѣйшими Дѣтьми архипастыри возвратилсь въ храмъ и совершили, при множествѣ умиленнаго народа, молебствіе о благополучномъ путешествіи Ихъ Величествъ и всего Августѣйшаго Семейства.

Такъ Благочестивѣйшій Государь съ Августѣйшею Семьею завершилъ Бѣлгородскія торжества — торжества когда-то Великой Святой Руеи, — незадолго до своихъ страданій и мученической кончины, — когда распинаемой оказалась Святая Русь.

Молитва Святителя Іоасафа.

Буди благословенъ день и часъ, въ онь же Господь мой Іисусъ Христосъ мене ради родися, распятіе претерпѣ и смертію пострада. О, Господи Іисусе Христе, Сыне Божій, въ часъ смерти моея пріими духъ раба Твоего, въ странствіи суща, молитвами Пречистыя Твоея Матери и всѣхъ Святыхъ Твоихъ, яко благословенъ еси во вѣки вѣковъ. Аминь.


Лубенскій Спасо-Преображенскій монастырь (Мгарскій).

Монастырь находился въ четырехъ верстахъ отъ города Лубны, Полтавской губерніи. Онъ былъ построенъ на довольно высокой, покрытой лѣсомъ, горѣ. Основателемъ монастыря былъ Исаія, епископъ Премышльскій въ 1624 г. Монастырь сдѣлался замѣчателенъ тѣмъ, что въ немъ отошелъ отъ земной жизни и потомъ прославился нетлѣніемъ мощей св. Аѳанасій, патріархъ Константинопольскій. Это было въ 1662 году. Въ началѣ своего существованія обитель была зависима отъ Густынской обители [5]. Въ монастырѣ было двѣ церкви. Соборная — во имя Преображенія Господня, построенная въ 1694 году, — была возстановлена святителемъ и чудотворцомъ Іоасафомъ, когда онъ начальствовалъ въ этомъ монастырѣ, будучи еще въ санѣ архимандрита. Въ ней четыре придѣла. Вторая церковь — во имя Благовѣщенія Пресвятой Богородицы. Мощи св. Патріарха Аѳанасія покоились въ лѣвой сторонѣ соборнаго храма. Святитель почивалъ, по восточному обычаю, въ креслѣ, которое обведено ракой. Кромѣ этого здѣсь были почитаемыя иконы: Божіей Матери, именуемой «Лубенская», и святителя Николая. Въ обители хранились священные предметы, бывшіе въ употреблніи у св. патріарха Аѳанасія. Въ библіотекѣ было много цѣнныхъ книгъ. Въ Лубенской обители покоился еще другой Константинопольскій патріархъ, Сарафимъ, и много другихъ Святителей. («Всеобщій Путеводитель по монастырямъ Россійской Имперіи», А. А. Павловскаго, Изд. 1907 г.).

Примѣчанія:
[1] Сокращено для юношескаго возраста по книгѣ епископа Никодима Бѣлгородскаго. Изд. 1914 г., Курскъ.
[2] Въ тѣ времена латинскій языкъ былъ прекрасно извѣстенъ ученикамъ.
[3] Въ тѣ времена ученики, приходившіе изъ деревенскаго народа, гдѣ не было стойкихъ «фамилій», получали таковыя въ школѣ.
[4] Троицкій монастырь учрежденъ въ 1833 году. Троицкій городской соборъ былъ обращенъ въ монастырскій храмъ.
[5] Эта обитель находилась въ 7-ми верстахъ отъ г. Прилукъ, Полтавской губерніи.

Источникъ: М. В. Житія святыхъ, переложенныя для дѣтскаго и юношескаго возраста. Выпускъ тринадцатый. [1967 г.] — Jordanville: Тѵпографія преп. Іова Почаевскаго. Свято-Троицкій монастырь, 1967. — С. 77-92.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.