Церковный календарь
Новости


2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Православное Догмат. Богословіе митр. Макарія (1976)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Свт. Тихонъ Задонскій, еп. Воронежскій (1976)
2018-12-10 / russportal
Лактанцій. Книга о смерти гонителей Христовой Церкви (1833)
2018-12-10 / russportal
Евсевій, еп. Кесарійскій. Книга о палестинскихъ мученикахъ (1849)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Истинное христіанство есть несеніе креста (1975)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Сознаемъ ли мы себя православными? (1975)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, какъ душѣ обрѣсти Бога (1895)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, что не должно соблазнять ближняго (1895)
2018-12-07 / russportal
Тихонія Африканца Книга о семи правилахъ для нахожд. смысла Св. Писанія (1891)
2018-12-07 / russportal
Архим. Антоній. О правилахъ Тихонія и ихъ значеніи для совр. экзегетики (1891)
2018-12-06 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 16-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-12-06 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 15-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-12-05 / russportal
Духовныя бесѣды (26-30) преп. Макарія Египетскаго (1904)
2018-12-05 / russportal
Духовныя бесѣды (21-25) преп. Макарія Египетскаго (1904)
2018-12-04 / russportal
Прот. М. Хитровъ. Слово на Введеніе во храмъ Пресв. Богородицы (1898)
2018-12-04 / russportal
Слово въ день Введенія во храмъ Пресвятой Богородицы (1866)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 11 декабря 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 28.

Духовные писатели Русскаго Зарубежья

Монахиня Варвара (Суханова) († 1972 г.).

Монахиня Варвара (въ мірѣ Вѣра Суханова) († 1972), духовная писательница, вѣрное чадо РПЦЗ. Родилась въ 1896 г. въ купеческой семьѣ. Во время Первой міровой и Гражданской войнъ служила сестрой милосердія. Съ послѣдними частями Бѣлой Арміи оставила Россію. Работала учительницей въ русской гимназіи въ Панчевѣ (Сербія). Въ 1929 г. поступила послушницей въ Лѣснинскую женскую обитель въ Хопово (Сербія). Несла самыя разныя послушанія: была клиросной, занималась съ дѣтьми Хоповскаго пріюта, писала иконы. Въ 1932 г. была пострижена въ монашество. Въ 1950 г. вмѣстѣ съ другими сестрами обители переселилась изъ Югославіи во Францію. Мать Варвара много писала. Ея статьи и разсказы появлялись еще въ «Православной Карпатской Руси» (впослѣдствіи «Православная Русь») и въ приложеніи «Дѣтство во Христѣ», когда Братство преп. Іова Почаевскаго находилось еще на Карпатахъ, во Владиміровой. Составила около четырехсотъ «Житій святыхъ для дѣтскаго и юношескаго возраста», которыя подъ иниціалами «М. В.» (Монахиня Варвара) вначалѣ публиковались въ журналѣ «Православная жизнь», а затѣмъ отдѣльными выпусками издавались въ Свято-Троицкомъ монастырѣ въ Джорданвиллѣ (всего было напечатано двадцать такихъ сборниковъ). М. Варвара мирно скончалась послѣ продолжительной болѣзни 27 ноября (10 декабря) 1972 г. въ Лѣснинскомъ монастырѣ (Провемонъ, Франція).

Сочиненія мон. Варвары (Сухановой)

М. В.
Житія святыхъ, переложенныя для дѣтскаго и юношескаго возраста.
Выпускъ четырнадцатый. [1968 г.]

Праздникъ перенесенія мощей святыхъ страстотерпцевъ благовѣрныхъ князей Россійскихъ Бориса и Глѣба, въ крещеніи Романа и Давида.
Пострадали въ 1015 году. Праздникъ перенесенія 2-го мая.

Когда свв. князья подросли, св. Владиміръ далъ имъ, какъ полагалось, удѣлы по сосѣдству: св. кн. Борису — Ростовъ, а св. кн. Глѣбу — Муромъ. Свв. братья распространяли вѣру Христову въ своихъ владѣніяхъ. Въ «Степенной Книгѣ» мы читаемъ: «Св. Борисъ, благочестно властвуя, обращалъ невѣрныхъ къ св. вѣрѣ». Свв. братья были милосердны, одаряли нищихъ, убогихъ, вдовъ, сиротъ. Судили по правдѣ. Народъ искренно любилъ ихъ.

Св. князь Борисъ былъ строенъ, величественъ, плѣнялъ всѣхъ своею красотою и ласковымъ обхожденіемъ. Взоръ у него былъ пріятный и веселый. Св. князь отличался храбростію въ битвахъ и мудростію въ совѣтахъ — такъ свидѣтельствуетъ о немъ лѣтопись. Народъ святорусскій хотѣлъ, чтобы св. князь Борисъ послѣ кончины своего отца занялъ престолъ великокняжескій. Того же хотѣлъ и св. князь Владиміръ. Незадолго до кончины онъ вызвалъ сына, чтобы объявить его наслѣдникомъ престола великокняжескаго, минуя старшихъ сыновей Святополка и Ярослава. Но въ это время пришло извѣстіе, что печенѣги готовятъ набѣгъ на Русскую землю. Уже больной, великій князь рѣшилъ послать противъ печенѣговъ св. Бориса.

«Готовъ на все по твоей волѣ», отвѣчалъ благовѣрный св. князь и пошелъ противъ враговъ.

15-го іюля 1015 года отошелъ ко Господу св. равноапостольный великій князь Владиміръ. Коварный Святополкъ, проживавшій въ Вышгородѣ, въ 17 верстахъ отъ Кіева, скрывъ смерть своего святого отца, тайно его схоронилъ, а самъ сѣлъ на его престолъ къ огорченію всего народа. Тѣмъ временемъ, св. князь Борисъ, отогнавъ печенѣговъ, возвращался въ Кіевъ. У рѣки Альты, близъ южнаго Переяславля, остановившись для отдыха, онъ узналъ о смерти отца.

«Увы мнѣ!» возопилъ онъ. «Зашелъ свѣтъ очей моихъ. Горько мнѣ, что я не былъ при твоей смерти, чтобы съ честію схоронить тебя».

Бояре, окружавшіе его, говорили ему: «Идемъ, съ тобою или безъ тебя, выгонимъ Святополка изъ города, а тебя возведемъ, какъ того хотѣлъ твой отецъ!»

Благовѣрный св. князь отвѣчалъ: «Не пойду я на старшаго брата! Онъ мнѣ теперь вмѣсто отца».

Не могли понять этого окружающіе его ратные люди. Ушли они отъ святаго князя, и онъ остался съ одними своими приближенными. Готовъ былъ онъ итти въ Кіевъ и привѣтствовать Святополка, какъ старшаго брата и начальнаго князя, но не успѣлъ это сдѣлать. Святополкъ, зная любовь людей святорусскихъ къ Борису, замыслилъ убить его. Онъ тайно явился въ Вышгородъ и, призвавъ близкихъ ему бояръ, спросилъ ихъ:

«Преданы-ли вы мнѣ?»

«Готовы положить за тебя головы!»

«Если такъ», сказалъ Святополкъ, «то, не говоря никому ни слова, идите и убейти Бориса!»

И согласились злые люди убить святого, кроткаго князя Бориса.

Св. князя Бориса успѣли предупредить, какая ему грозитъ опасность. Чистый душою св. князь не повѣрилъ вѣстнику, зная, что онъ ничѣмъ не погрѣшилъ противъ брата. За что же онъ убьетъ его? Но все же такая вѣсть смутила св. князя. Была суббота. Борисъ вошелъ въ свой шатеръ и сталъ со слезами молиться Христу, Спасу нашему, и Пречистой, ища утѣшенія. Цѣлую ночь провелъ благовѣрный князь въ горячей молитвѣ. Наступило воскресенье. Святой князь повелѣлъ священнику служитъ утреню. Самъ читалъ шестопсалміе и канонъ. Ночью пришедшіе злодѣи, расположившіеся недалеко отъ шатра, слышали голосъ святого мученика, пѣвшаго утреню. Отроки князя предупредили его, что злодѣи уже здѣсь. Еще горячѣе полилась молитва св. князя. Совершивъ утреню, взирая на икону Спаса нашего, св. мученикъ молился такъ: «Ты, Пострадавшій за насъ на крестѣ, сподоби меня за имя Твое претерпѣть это страданіе, которое я неповинно принимаю не отъ враговъ, а отъ брата моего, и не поставь ему, Господи, это въ грѣхъ!»

Окончивъ молитву, только успѣлъ причаститься св. мученикъ и со всѣми окружавшими его проститься, какъ убійцы, словно звѣри лютые, внезапно вскочили въ шатеръ и устремились на св. страстотерпца. Пронзенный копьями, палъ св. князь Борисъ на землю, обливаясь кровью.

У святого князя былъ тѣлохранитель Георгій родомъ венгерецъ. Его особенно любилъ св. Борисъ и возложилъ ему на шею золотую гривну. Такою же любовію отвѣчалъ ему Георгій. Онъ всегда носилъ на шеѣ даръ своего святого господина. Увидѣвъ его окровавяенное тѣло, палъ на него вѣрный слуга, возопивъ:

«Не оставлю тебя, господинъ мой любимый! Тамъ, гдѣ увядаетъ красота твоего тѣла — тамъ и я окончу жизнь свою!»

Окаянные убійцы тутъ же закололи его. Пытались они снятьсъ него драгоцѣнную гривну, но не могли. Тогда они отсѣкли голову Георгію и далеко отбросили ее отъ тѣла. Впослѣдствіи нельзя было распознать тѣло вѣрнаго оруженосца между множествомъ другихъ убіенныхъ злодѣями приближенныхъ св. князя Бориса.

Затѣмъ злодѣи обернули тѣло св. страстотерпцы въ матерію шатра и повезли его, еще дышавшаго, къ Святополку. По дорогѣ встрѣтились посланцы этого изверга, два варяга. Одинъ изъ нихъ вонзилъ мечъ въ сердце св. мученика. Это было въ воскресенье 24 іюля, на память св. мученицы Христины.

Св. мощи благовѣрнаго князя по приказанію Святополка были привезены въ Вышгородъ и тайно схоронены при церкви св. Василія. Но злодѣю Святополку мало было смерти св. Бориса, онъ послалъ своихъ людей убить и младшаго брата, Глѣба. Въ Муромъ прибылъ гонецъ и сказалъ св. Глѣбу:

«Отецъ тяжко боленъ и зоветъ тебя къ себѣ. Хочетъ тебя видѣть. Скорѣй иди къ нему съ малою дружиною!»

Блаженный князь Глѣбъ мгновенно устремился въ Кіевъ, чтобы застать еще въ живыхъ отца своего любимаго. Спустившись Окою въ Волгу, князь Глѣбъ плылъ этою рѣкою до устья Тмы. Здѣсь, на косогорѣ, пересѣченномъ рвами, конь его упалъ въ ровъ, и святой князь повредилъ себѣ ногу. Путешествіе было долгое. Къ Днѣпру перетаскивали ладьи у села Волочка. Наконецъ св. князь достигалъ Смоленска. Здѣсь святого князя нагналъ гонецъ, посланный отъ Новгородскаго князя Ярослава. Блаженный узналъ о кончинѣ отца и объ убіеніи св. Бориса. Такая же судьба ждетъ его, если онъ поѣдетъ въ Кіевъ. Горько зарыдалъ юный святой князь, узнавъ о смерти отца и объ убіеніи брата:

«Не услышу болѣе», говорилъ святой, «кроткихъ наставленій твоихъ, братъ мой любимый! Если получилъ ты милость у Бога, моли Его, чтобы и я пострадалъ, какъ и ты. Лучше мнѣ быть съ тобою, чѣмъ въ этомъ зломъ мірѣ!»

Въ слезахъ застали св. Глѣба тутъ же подоспѣвшіе убійцы, посланные Святополкомъ.

Малая дружина благовѣрнаго св. князя схватилась, было, за оружіе, но онъ остановилъ ее.

«Братцы, если мы не будемъ сопротивляться, то, взявъ меня, они не осмѣлятся покуситься на мою жизнь, а поведутъ меня къ брату. Если же мы вступимъ въ бой, то и меня убьютъ и васъ также. Плывите къ берегу, прошу васъ, а я останусь на срединѣ рѣки».

Не хотѣла дружина покидать своего князя, но по его непреклонной волѣ должна была его оставить.

Убійцы, приблизившись къ лодкѣ св. Глѣба, остановили ее и схзатились за оружіе. Св. страстотерпецъ воздѣлъ руки къ небу и сталъ молиться со слезами. Онъ убѣждалъ злодѣевъ не брать на свои души страшнаго грѣха, не убивать его, невиннаго, ни въ чемъ не погрѣшившаго противъ старшаго брата Святополка.

Одинъ изъ злодѣевъ, свирѣпый Горисѣръ, ожесточенный сердцемъ, закричалъ повару св. князя:

«Бери ножъ и зарѣжь господина своего — иначе погибнешь самъ!»

Поваръ родомъ изъ торковъ имѣя вражду противъ своего святаго господина, вынулъ ножъ и, поваливъ князя, схватилъ сзади за шею, чтобы зарѣзать страдальца. Св. Глѣбъ молчалъ, обратясь всею своею чистою душою ко Христу, Спасу нашему. Злодѣй торчинъ, ставъ на колѣно, закололъ св. мученика, какъ кроткаго агнца, перерѣзавъ ему гортань.

5 сентября 1015 года совершилось это страшное злодѣяніе, въ понедѣльникъ, на память св. пророка Захаріи, отца Предтечева, убіеннаго между церковію и алтаремъ. Такъ послѣ скорбной жизни земной отошелъ св. стратотерпецъ Глѣбъ на вѣчную радость и въ небесномъ царствіи соединился навѣки со своимъ любимымъ братомъ и вмѣстѣ съ нимъ вѣчно воспѣваетъ Христа Бога нашего и Приснодѣву.

Убійцы вынесли св. тѣло мученика изъ лодки, бросили недалеко отъ берега, между двумя колодами, и прикрыли хворостомъ. Никто не зналъ, куда злодѣи скрыли св. тѣло князя-мученика. Но Господь дивными чудесами прославилъ Своего избранника. Иногда Божіи люди видѣли огненный столбъ на этомъ мѣстѣ, иногда свѣчи, ярко пламенѣющія. Пастухи слышали дивное ангельское пѣніе. Черезъ нѣкоторое время охотники обрѣли св. мощи страстотерпца. Онѣ покоились въ полномъ нетлѣніи: ни звѣри, ни хищныя птицы не тронули ихъ. Св. благовѣрный князь Глѣбъ лежалъ словно живой, цвѣтя юною, святою красотою.

О св. мощахъ, такъ обрѣтенныхъ, было сообщено духовенству города Смоленска. Торжественнымъ крестнымъ ходомъ пошли священнослужители и міряне ко св. мощамъ страстотерпца, и были онѣ торжественно перенесены въ городъ Смоленскъ и положены въ храмѣ.

Святополку «окаянному», какъ прозвали люди святорусскіе братоубійцу, мало было крови двухъ своихъ младшихъ братьевъ: онъ задумалъ убить и князя Святослава Древлянскаго. Узнавъ о замыслѣ братоубійцы, онъ бѣжалъ въ Венгрію, но его настигли и убили.

Но Вѣчный Судія уже готовилъ отомщеніе за кровь неповинную! На Святополка ополчился князь Ярославъ Новгородскій. Четыре года велъ борьбу князь Ярославъ съ извергомъ! Въ 1019 году страшное сраженіе произошло на рѣкѣ Альтѣ, на томъ самомъ мѣстѣ, гдѣ пролилась неповинная кровь князя Бориса! Передъ сраженіемъ, воздѣвъ руки къ небу, такъ молился князь Ярославъ: «Кровь братьевъ моихъ вопіетъ отъ земли къ Тебѣ, Владыко Господи Боже мой! Умоляю Тебя, Владыко Господи Боже мой, Всемогущій Творецъ, Судія Праведный, отомсти кровь этихъ праведниковъ, какъ Ты отомстилъ Каину за кровь Авеля! Ты наказалъ его трясеніемъ тѣла его. Накажи и окаяннаго Святополка, чтобы онъ не смогъ проливать ни братской крови, ни Крови лівдей Святорусскйхъ.» Обратясь къ свв. братьямъ-мученикамъ, Ярославъ говорилъ имъ, какъ бы видя ихъ душевными очами: «Братья мои святые, Борисъ и Глѣбъ, помогите мнѣ побѣдить этого гордаго убійцу!»

На восходѣ солнца началась кровопролитная битва. Еще не было на Руси такого сраженія! Кровь потоками лилась по склонамъ холмовъ. Съ Божіею помощію къ вечеру князь Ярославъ одолѣлъ братоубійцу. Святополкъ бѣжалъ въ Польшу. Одержимый бѣсомъ, онъ невыразимо мучился душею и тѣломъ. Бѣжалъ, обуянный страхомъ. Не въ силахъ былъ остановиться! Наконецъ, такъ ослабѣлъ, что не могъ уже сидѣть на конѣ. Воины принуждены были нести его на носилкахъ, а братоубійца не переставая вопилъ: «Бѣгите, бѣгите! За нами гонятся!..» Святополкъ окаянный кончилъ свою страшную жизнь въ Польшѣ, въ невыразимыхъ страданіяхъ, душевныхъ и тѣлесныхъ. Окаянное тѣло Святополка дружина его похоронила на томъ мѣстѣ, гдѣ онъ умеръ. Надъ нимъ насыпали большой курганъ. Какъ свидѣтельствовалъ много вѣковъ спустя св. Димитрій Ростовскій, еще въ его время существовала эта высокая могила, и изъ нея исходилъ невыносимый смрадъ ...

Наступилъ Божій миръ на Землѣ Святорусской. Князь Ярославъ занялъ столъ своего святого отца. Какъ только онъ «утеръ потъ съ дружиною,» его заботой стало — отдать почесть свв. братьямъ-страстотерпцамъ. Прежде всего надо было узнать, гдѣ находятся свв. тѣла убіенныхъ. Попавъ въ Вышгородъ, Ярославъ узналъ, что кн. Борисъ здѣсь похороненъ, у церкви св. Василія. О св. князѣ Глѣбѣ знали, что онъ былъ убитъ недалеко отъ Смоленска. Изъ Смоленска великаго князя Ярослава извѣстили, что тѣло его убіеннаго брата почиваетъ въ городскомъ храмѣ. Тотчасъ же отправлены были въ Смоленскъ священники и діаконы, которые съ великою честію взяли св. мощи благовѣрнаго князя Глѣба, возложили ихъ на корабль и повезли по Днѣпру къ Кіеву. Торжественно встрѣтилъ св. тѣло великій князь Ярославъ съ митрополитомъ, игуменами, и всѣмъ духовенствомъ и множествомъ людей Божіихъ. И всѣ увидѣли благовѣрнаго св. князя-мученика какъ бы свѣтло, тихо спящимъ. Его страдальческое тѣло было бѣло и источало дивное благоуханіе. Люди Божіи съ умиленною молитвою взирали на святыя мощи, которыя пять лѣтъ лежали на открытомъ воздухѣ и остались совершенно цѣлыми..

Въ 1021 году св. мощи благовѣрнаго князя Глѣба были перенесены въ Вышгородъ и положены въ каменную раку при святыхъ мощахъ страстотерпца-князя Бориса. И Господь сталъ тотчасъ же прославлять Своихъ угодниковъ. Множество больныхъ притекало къ святымъ мощамъ страстотерпцевъ, и по вѣрѣ своей люди болящіе получали исцѣленіе. Въ этомъ же году оба брата были причислены къ лику святыхъ угодниковъ Божіихъ.

Черезъ нѣкоторое время Божіимъ попущеніемъ загорѣлась деревянная церковь св. Василія, въ которой подъ спудомъ покоились чудотворныя мощи св. князей Бориса и Глѣба. Все въ храмѣ бывшее удалось спасти съ Божіей помощію. Но мощи новыхъ чудотворцевъ оказались подъ открытымъ небомъ. Болящіе по прежнему получали исцѣленія. Но Господь у гроба свв. страстотерпцевъ сталъ творить великія знаменія. Поднимался надъ гробомъ огненный столпъ, видѣлись горящія свѣчи, слышалось дивное ангельское пѣніе. Все больше и больше людей приходило къ мѣсту сгорѣвшей церкви, слыша объ этихъ знаменіяхъ. Однажды одинъ варягъ изъ любопытства, безъ должнаго благоговѣнія взошелъ на пепелище и съ небреженіемъ наступилъ на могилу свв. князей. Вдругъ изъ могилы вышелъ огонь и обжегъ ноги дерзкому варягу! Онъ закричалъ отъ нестерпимой боли, отскочилъ отъ святого мѣста и показалъ товарищамъ опаленныя ноги. Съ тѣхъ поръ варяги не смѣли даже приближаться къ святому мѣсту, но со страхомъ поклонялись издали могилѣ новыхъ чудотворцевъ.

«Церковь св. Василія сгорѣла Божіимъ попущеніемъ,» пишетъ св. лѣтописецъ Несторъ, «чтобы св. тѣла благовѣрныхъ князей-мучениковъ были вынуты изъ земли и честно положены въ новомъ храмѣ, что и совершилось.»

Великій князь Ярославъ повѣдалъ митрополиту Иларіону о дивныхъ знаменіяхъ и о чудесахъ, и владыка сказалъ ему: «Совѣтую тебѣ воздвигнуть новый храмъ и мощи чудотворцевъ вынуть изъ земли и поставить въ новой церкви.» По мудрому совѣту митрополита былъ воздвигнутъ чудный пятиглавый храмъ, богато внутри украшенный. Во время всенощнаго Богослуженія съ великимъ торжествомъ святыя мощи новыхъ чудотворцевъ были вынуты изъ земли. Только стали копать землю, какъ разнеслось дивное благоуханіе. Со страхомъ и любовію митрополитъ открылъ ковчеги. И народу открылось чудо преславное: святыя тѣла были совершенно цѣлы, лики святыхъ были свѣтлы, прекрасны. Свв. Борисъ и Глѣбъ почивали тихимъ, святымъ, благоуханнымъ сномъ... Вся большая церковь наполнилась неизреченнымъ ароматомъ, когда святыя мощи были поставлены на правой сторонѣ новаго, благолѣпнаго храма. Было это 24 іюля, и въ этотъ день было установлено праздновать память святыхъ мучениковъ — князей Романа и Давида.

На слѣдующій день во время литургіи одинъ человѣкъ, хромающій на обѣ ноги, съ большимъ трудомъ доползъ до церкви и сталъ умолять народъ, переполнявшій храмъ, дать ему дорогу, чтобы приблизиться къ честнымъ мощамъ. Люди Божіи разступились, чтобы пропустить къ ковчегамъ этого калѣку. Онъ благоговѣйно прикоснулся къ ковчегамъ и въ то же мгновеніе получилъ исцѣленіе: онъ сталъ ходить, какъ совершенно здоровый человѣкъ! Увидя это дивное чудо, великій князь Ярославъ, митрополитъ Иларіонъ и все множество народа вознесли хвалу Господу и новымъ чудотворцамъ. Послѣ литургіи состоялась обильная трапеза. Особое вниманіе было оказано всѣмъ нищимъ и убогимъ. Нищихъ, вдовъ, сиротъ самъ великій князь одарилъ щедрою милостынею.

Когда деревянная церковь стала приходить въ ветхость, великій князь Изяславъ соорудилъ новый деревянный храмъ, въ который съ великимъ торжествомъ были перенесены мощи свв. страстотерцевъ. Прибылъ и преп. Ѳеодосій — святый игуменъ Печерскаго монастыря. «Онъ сіялъ между игуменами какъ солнце» — пишетъ святый лѣтописецъ Несторъ.

Князья на своихъ плечахъ внесли св. мощи благовѣрнаго князя Бориса. Когда открыли раку, поднялся ввидѣ нѣкоего тонкаго дыма дивный ароматъ. Митрополитъ Георгій затрепеталъ. Онъ нетвердо вѣрилъ въ святость новыхъ чудотворцевъ. Тутъ онъ палъ на колѣна предъ св. мощами, прося прощенія за свое невѣріе! Съ великимъ благоговѣніемъ приложился онъ къ св. мощамъ и положилъ ихъ въ новую раку, каменную. Когда потомъ съ такимъ же торжествомъ вносили каменную раку со св. мощами благовѣрнаго князя Глѣба, въ церковныхъ дверяхъ рака остановилась и стала неподвижной. Митрополитъ Георгій и весь народъ въ трепетѣ взывали «Господи помилуй!» И по этой мольбѣ народной, рака дала себя внести во храмъ и была поставлена рядомъ съ ракою св. князя Бориса.

Съ великимъ благоговѣніемъ митрополитъ Георгій взялъ правую руку благовѣрнаго св. князя Глѣба и благословлялъ народъ, который со слезами умиленія преклонялся предъ ракой страстотерпца. Произошло тутъ великое чудо. Князь Изяславъ взялъ руку св. князя Глѣба, и приложилъ ее къ своей больной головѣ, къ язвѣ на шеѣ, къ больнымъ глазамъ. Мгновенно получилъ онъ исцѣленіе. Послѣ литургіи великій князь Изяславъ, по примѣру отца, щедро одарилъ бѣдняковъ милостынею.

Этотъ свѣтлый праздникъ совершившійся 2-го мая 1072 года, на память св. Аѳанасія, архіепископа Александрійскаго, положено было праздновать ежегодно.

Въ 1115 году, при великомъ князѣ Владимірѣ Мономахѣ, совершилось послѣднее перенесеніе честныхъ мощей благовѣрныхъ князей Романа и Давида въ новый, уже каменный, храмъ. Долго сооружалась эта большая, прекрасная церковь во имя святыхъ князей мучениковъ. Извѣщено было по всей Руси объ этомъ торжествѣ и такое множество святорусскихъ людей собралось на это свѣтлое торжество, что Вышгородъ не могъ вмѣстить всѣхъ людей Божіихъ.

2-го мая, въ недѣлю святыхъ женъ мѵроносицъ, каменная рака со святыми мощами благовѣрныхъ князей Бориса и Глѣба была на украшенныхъ саняхъ, по старо-русскому обычаю, перевезена князьями, вельможами въ новый благолѣпный храмъ. Дорога была такъ запружена народомъ, что великій князь приказалъ разбрасывать серебряныя монеты. Люди бросались ихъ собирать и только тогда могли продвигаться святыя мощи къ новому храму.

Заботами великаго князя Владиміра Мономаха была написана икона свв. Бориса и Глѣба — дивный позлащенный образъ. Были поставлены имъ и серебряные подсвѣчники, позлащеные. Все это благолѣпіе особенно привлекало народъ. Во множествѣ болящіе получали исцѣленіе, но только очень немногія чудеса были записаны.

Въ Вышгородѣ жилъ огородникъ по имени Миронъ. У него былъ слуга — калѣка. У несчастнаго была сухая, скорченная нога. Ему придѣлали деревяшку, и онъ съ трудомъ передвигался. Онъ постоянно посѣщалъ и дневныя и ночныя службы въ храмѣ святыхъ князей-мучениковъ и неустанно припадалъ къ ракамъ новыхъ чудотворцевъ, со слезами умолялъ ихъ объ исцѣленіи. Однажды ночью во снѣ явились ему святые страстотерпцы и спросили его: «О чемъ ты умоляешь насъ, человѣкъ?» Калѣка указывалъ на свою сухую ногу. Святые князья трижды перекрестили ее. Слуга тутъ же проснулся — исцѣленный! Онъ сталъ всѣмъ разсказывать, какъ въ ночномъ видѣніи его исцѣлили новые чудотворцы. Повѣдалъ онъ людямъ, что видѣлъ онъ и оруженосца святого князя Бориса, пронзеннаго копьемъ тѣлохранителя Георгія. Онъ шелъ передъ святыми князьями-мучениками съ горящею свѣчею.

Одинъ слѣпой съ великою вѣрою подошелъ къ ракамъ святыхъ страстотерпцевъ, лобызалъ ковчеги, прикладывалъ къ нимъ глаза, умоляя объ исцѣленіи и мгновенно прозрѣлъ. Богомольцы, бывшіе въ это время во храмѣ и знавшіе слѣпца, видя это преславное чудо, прославили Господа и святыхъ князей-мучениковъ.

Одинъ нищій калѣка съ одною только ногою — другая была отрѣзана по колѣно — пришелъ съ великимъ трудомъ къ мощамъ святыхъ князей Бориса и Глѣба, и остался жить при церкви съ другими нищими и убогими. Въ Вышгородѣ жилъ старшина огородниковъ, по прозвищу «Жданъ», а во святомъ крещеніи Николай. Этотъ боголюбивый человѣкъ кормилъ нищихъ и убогихъ. Въ день Праздника Святителя Николая къ нему пришелъ, среди другихъ убогихъ, и безногій пришелецъ. Слуги Николая почему-то обошли калѣку. Онъ сидѣлъ голодный, жаждущій. Впалъ въ забытіе. Вдругъ видитъ себя возлѣ церкви. Изъ алтаря выходятъ пресвѣтлые князья и направляются къ нему. Калѣка въ священномъ трепетѣ падаетъ ницъ. Святые братья берутъ его за руку, сажаютъ его. Потомъ перекрестили больную ногу, выше колѣна помазали елеемъ. Взялись за колѣно и потянули внизъ... Тутъ онъ потерялъ сознаніе. Лежалъ словно мертвый. Только сердце его работало. Проходящіе люди стали его поворачивать, но онъ не приходилъ въ себя. Нѣкоторые подумали, что онъ одержимъ духомъ нечистымъ, и отнесли его къ церкви новыхъ чудотворцевъ, положили у дверей церковныхъ. Народъ окружилъ калѣку и на ихъ глазахъ совершилось несказанное чудо. Отъ колѣна убогаго стала расти нога, и постепенно сравнялась со здоровою ногою. Бывшій калѣка внезапно пришелъ въ себя. Онъ въ радости скакалъ, прославляя Бога и новыхъ чудотворцевъ. Прославляли Господа и святыхъ князей и всѣ люди, видѣвшіе это превеликое, преславное чудо.

Въ городѣ Дорогобужѣ одна женщина въ Праздникъ Святителя Николая стала въ своемъ домѣ исполнять будничную работу и не почтила Святого Праздника. Вдругъ передъ нею явились святые мученики князья Борисъ и Глѣбъ и грозно сказали ей: «Почему ты исполняешь ненужную работу въ Праздникъ Святителя Николая? Господь не терпитъ безчестія Своихъ угодниковъ!» И тутъ же разметали они все въ комнатѣ ея. Женщина, словно мертвая, упала безъ чувствъ. Пришла она въ себя въ полномъ разслаблѣніи, и такъ пролежала цѣлый мѣсяцъ. Въ это время у нея еще высохла рука. Черезъ мѣсяцъ она могла ходить, но работать не была въ состояніи: высохшая рука висѣла, словно плеть. Такъ ее покаралъ Господь! Въ такомъ состояніи она прожила цѣлыхъ три года! Когда она узнала, что калѣка со скорченными руками и ногами исцѣлился молитвами свв. мучениковъ Бориса и Глѣба, то пошла въ Вышгородъ къ ихъ святымъ мощамъ. Она пришла туда на Праздникъ Успенія Пресвятой Богородицы. Женщина извѣстила о своемъ приходѣ пресвитера храма, который приказалъ ей остаться на всю ночь возлѣ церкви. И дивный сонъ видѣла она тою ночью при церкви святыхъ князей: «Этою ночью я, сидя возлѣ церкви, задремала,» разсказывала женщина. «Вдругъ ко мнѣ пришли два прекрасныхъ юноши и спросили меня: «Кто тебя здѣсь посадилъ?» Я имъ отвѣтила: «Священникъ Отецъ Лазарь повелѣлъ мнѣ, говоря: «Сиди здѣсь, не исцѣлитъ-ли тебя Богъ молитвами святыхъ князей-мучениковъ?» Когда я имъ это сказала, старшій юноша взялъ перстень со своей руки и далъ мнѣ его, говоря: «Надѣнь перстень на палецъ сухой руки, перекрестись, и рука твоя будетъ здорова.» Промолвилъ такъ юноша, и я воспрянула отъ своего тонкаго сна...»

Отецъ Лазарь повелѣлъ женищинѣ присутствовать на литургіи въ тотъ день въ церкви святыхъ князей Романа и Давида. Онъ хотѣлъ послѣ обѣдни отслужить молебенъ и помазать елеемъ сухую руку этой женщины. Послѣ пѣнія Трисвятого, передъ чтеніемъ Апостольскаго посланія, сухая рука женщины въ одно мгновеніе стала здоровой, и исцѣленная стала громко, въ несказанной радости, прославлять Бога и новыхъ чудотворцевъ — святыхъ князей! И весь народъ, бывшій на богослуженіи, какъ одна душа, въ молитвѣ, сталъ возсылать хвалы Вѣчному Врачу и святымъ князьямъ-цѣлителямъ.

Въ одномъ селеніи была церковь во имя Святого великомученика Георгія Побѣдоносца. Туда долгое время приходилъ одинъ слѣпой, умоляя Господа и святого великомученика Георгія дать ему зрѣніе. Однажды ночью, въ сонномъ видѣніи, ему явился св. великомученикъ Георгій и сказалъ: «Зачѣмъ ты обращаешься ко мнѣ, прося исцѣленія? Иди къ святымъ мученикамъ Борису и Глѣбу и ты будешь видѣть: имъ дана отъ Бога великая благодать по всей землѣ Россійской цѣлить всякія болѣзни». Слѣпецъ рѣшилъ идти къ святымъ мощамъ новыхъ Россійскихъ чудотворцевъ и при помощи добрыхъ людей добрался до Вышгорода. Нѣсколько дней пребывалъ онъ при церкви святыхъ князей, слезно молясь, припадая къ ихъ святымъ мощамъ, и скоро святые князья явились ему, трижды перекрестили его слѣпые глаза, и онъ мгновенно прозрѣлъ.

Однажды клеветники наговорили всякую ложь на двухъ неповинныхъ людей великому князю Кіевскому Михаилу Изяславичу, и тотъ, не разбирая дѣла, приказалъ желѣзными цѣпями связать невинныхъ и бросить ихъ въ Вышгородскую темницу. Долгое время томились они въ тюрьмѣ, всѣми оставленные. Слышали они о чудесахъ, творимыхъ свв. князьями Романомъ и Давидомъ, и стали молить ихъ о помощи. Одинъ молился съ неколебимою вѣрою, а другой со слабою вѣрою. Каждое воскресенье узники давали деньги темничному сторожу, чтобы онъ, идя въ церковь свв. Бориса и Глѣба, подавалъ просфору и ставилъ свѣчи. И вотъ однажды ночью свв. князья-мученики явились узникамъ въ сонномъ видѣніи и освободили ихъ отъ оковъ, преломивши желѣзныя цѣпи. Проснулись заключенные и — оказались безъ оковъ! Одинъ изъ нихъ, сильный вѣрою, увидѣлъ себя лежащимъ на землѣ безъ оковъ внѣ темницы. Онъ пришелъ въ ужасъ. Тутъ же онъ замѣтилъ свои оковы и оковы своего друга, лежащія здѣсь же на землѣ. Взглянулъ на крѣпкую дверь темничную: она была заперта и запечатана! Освобожденный узникъ въ недоумѣніи и страхѣ разбудилъ темничнаго сторожа. Тотъ затрепеталъ отъ ужаса, не понимая какъ узникъ вышелъ изъ темницы черезъ крѣпко запертыя двери, запечатанныя. Въ недоумѣніи спросилъ онъ освобожденнаго: «Какъ ты вышелъ?» Заключеный только проговорилъ: «Прежде всего пусти меня въ церковь къ утрени, чтобы я могъ поклониться святымъ князьямъ Роману и Давиду, приложиться къ ихъ святымъ мощамъ, и только тогда я повѣдаю тебѣ все происшедшее.» Сторожъ пошелъ съ нимъ въ церковь святыхъ князей-мучениковъ. Бывшій узникъ, придя въ этотъ храмъ, палъ ницъ предъ ковчегами страстотерпцевъ, громко вознося хвалы Всемогущему Богу и благодаря своихъ освободителей. Потомъ, поднявшись, онъ сталъ присутствующимъ въ это время въ храмѣ разсказывать о своемъ чудесномъ освобожденіи: «Я спалъ со своимъ другомъ въ темницѣ. Вдругъ вижу: крыша темницы поднимается и сверху спускаются въ небесной славѣ святые благовѣрные князья Борисъ и Глѣбъ. Они спрашиваютъ меня и моего друга: «Почему вы здѣсь находитесь?» «По волѣ нашего великаго князя», отвѣчаю я, «Насъ, неповинныхъ, оклеветали предъ нимъ.» «Вотъ мы и явились, чтобы освободить васъ изъ темницы, т. к. вы умоляли насъ объ этомъ.» Тогда святые князья, ко мнѣ обратившись, говорятъ: «Иди сейчасъ же въ нашу церковь и повѣдай тамъ объ этомъ своемъ видѣніи. А твоего друга мы еще оставляемъ въ темницѣ, т. к. онъ не имѣетъ такой твердой вѣры какъ ты. Но все же и его мы освобождаемъ отъ оковъ. Въ наказаніе за его маловѣріе и для примѣра другимъ мало ьѣрующимъ, мы наводимъ на него временную слѣпоту. Мы же сейчасъ идемъ въ Грецію. Черезъ три дня вернемся и тогда вернемъ зрѣніе твоему маловѣрному другу. Послѣ его исцѣленія вы вмѣстѣ должны пойти къ великому князю и безбоязненно сказать ему: «Почему ты безъ разслѣдованія мучаешь неповинныхъ людей, наказываешь ихъ безъ суда, только по ложному наговору злыхъ людей? Если ты не исправишься, то Господь тебя накажетъ!» Такъ сказали святые страстотерпцы и стали невидимы. Я проснулся и къ своему великому удивленію оказался лежащимъ на землѣ — внѣ темницы. Оковы мои были сломаны и лежали рядомъ съ оковами, тоже сломанными, моего друга. Если вы не вѣрите моему разсказу, то идите къ темницѣ и увѣритесь, что свидѣтельство мое истинно.»

Всѣ бывшіе въ храмѣ направились съ освобожденнымъ къ тюрьмѣ и, дѣйствительно, увидѣли двери темничныя съ неприкосновенными печатями, увидѣли и оковы преломленныя, лежащія на землѣ. И люди Божіи стали громко прославлять Всемогущаго Господа.

Объ этомъ чудѣ сообщили городскимъ старшинамъ. Они тотчасъ же явились къ тюрьмѣ, сняли печати съ дверей и, войдя въ темницу, нашли тамъ второго узника, сидящаго безъ оковъ, но слѣпого. Власти сейчасъ же дали узникамъ полную свободу, и освобожденные поспѣшили къ церкви святыхъ князей. Былъ четвергъ, и они остались въ храмѣ до воскресенья въ благодарность за освобожденіе отъ узъ и темницы. А слѣпой, припадая къ ракамъ святыхъ мучениковъ, безпрестанно громко молилъ ихъ объ исцѣленіи. Онъ своими восклицаніями мѣшалъ пѣвчимъ, и они стали просить людей отвести его отъ св. мощей благовѣрныхъ князей. Но слѣпой не переставая громко умолялъ святыхъ мучениковъ вернуть ему зрѣніе, громко взывая: «Помилуйте меня, чудотворцы святые, просвѣтите мои слѣпые глаза, какъ вы обѣщали!» Потомъ, вдругъ обратившись къ народу, воскликнулъ: «Взывайте: Господи, помилуй! Видите, видите милость Божію и чудо святыхъ мучениковъ! Вотъ — я вижу!» И ослѣпшій сталъ ясно видѣть, словно никогда не терялъ зрѣнія. И всѣ присутствующіе радовались вмѣстѣ съ прозрѣвшимъ.

Освобожденные же направились къ великому князю Михаилу Изяславичу и повѣдали ему о чудѣ, которое сотворили надъ нимъ его святые родственники. Съ тѣхъ поръ великій князь никогда не осуждалъ людей по наговорамъ, а всегда разбиралъ дѣло, гдѣ истина. И Михаилъ Изяславичъ сталъ особенно часто ѣздить въ Вышгородъ на поклоненіе святымъ многоцѣлебнымъ мощамъ своихъ родственниковъ.

Когда въ славномъ городѣ Владимірѣ-Залѣскомъ княжилъ внукъ Владиміра Мономаха Всеволодъ Юрьевичъ, на него возстали два его племянника — Мстиславъ и Ярополкъ Ростиславичи. Они хотѣли свергнуть съ княжескаго престола своего дядю и самимъ властвовать во Владимірѣ-Залѣсскомъ. Произошла битва. Съ Божіей помощію, Ростиславичи были побѣждены и живыми взяты въ плѣнъ. Ихъ привели во Владиміръ-Залѣсскій къ князю Всеволоду. Великодушный князь обошелся человѣколюбиво со побѣжденными племянниками. Онъ приставилъ къ нимъ стражу, оставилъ ихъ на волѣ. Доброта князя возмутила Владимірцевъ. Они явились на княжескій дворъ и стали кричать: «Почему ты держишь на волѣ враговъ? Почему не наложишь на нихъ оковъ и не бросишь въ темницу? Или предай ихъ смерти, или ослѣпи ихъ, или выдай ихъ намъ!»

Чтобы усмирить народный мятежъ, пришлось князю, противъ своего желанія, заключить въ тюрьму своихъ племянниковъ. Но не успокоились Владимірцы, снова явились на княжескій дворъ, и стали кричать: «Выдай, князь, Ростиславичей — мы хотимъ ихъ ослѣпить!» Опечалился добрый князь Всеволодъ, но и на этотъ разъ не смогъ умиротворить разъяренныхъ Владимірцевъ. Народъ устремился къ тюрьмѣ, разрушилъ деревянное зданіе, схватилъ въ ярости Мстислава и Ярополка и ослѣпилъ обоихъ!

Такъ бѣдные Ростиславичи, стремясь получить большую славу, большую власть, были посрамлены и ослѣплены и въ такомъ униженіи отпущены на волю! Только теперь поняли они свой великій грѣхъ: бунтъ противъ добраго своего дяди! Съ провожатыми направились они къ Смоленску, въ городъ Смядинъ, гдѣ была церковь во имя святыхъ князей-мучениковъ Бориса и Глѣба. Достигли они этого города къ празднику этихъ страстотерпцевъ, къ 5 сентября, къ тому дню, когда былъ убитъ св. князь Глѣбъ. Смирившіеся, скорбные Ростиславичи молились усердно, покаянно въ церкви, умоляя своихъ святыхъ родственниковъ облегчить нестерпимую боль гніющихъ глазныхъ язвъ. И вдругъ — не только язвы мгновенно исцѣлились, но совершенно возстановились ихъ ослѣпленныя очи! Милосердый Господь по молитвамъ святыхъ князей далъ Ростиславичамъ новые, ясно видящіе глаза!

Мстиславъ и Ярополкъ, счастливые, направились къ себѣ домой, всюду разсказывая о великой милости, которую оказалъ имъ Милосердый Господь молитвами новыхъ Россійскихъ Чудотворцевъ!

Въ 12-мъ вѣкѣ въ городѣ Туровѣ (теперь село въ Минской губерніи) былъ монастырь въ честь святыхъ князей Бориса и Глѣба. Въ тѣ дальнія времена городъ Туровъ былъ такъ значителенъ, что въ немъ существовалъ престолъ епископскій. Блаженный старецъ Мартинъ долгое время служилъ, какъ поваръ, епископамъ Туровскимъ. Переживъ трехъ епископовъ, работалъ онъ у четвертаго, владыки Георгія. Честно, старательно исполнялъ свою службу смиреннѣйшій поваръ. Доживъ до глубокой старости, принужденъ онъ былъ покинуть свою службу при епископѣ Георгіи. Заболѣлъ онъ еще и грыжею въ тяжелой формѣ: «чрево его въ лоно исхождаше,» — такъ пишетъ объ этомъ блаженномъ старцѣ св. Димитрій Ростовскій. Блаженный, живя долгое время при монастырѣ, полюбилъ монашескую жизнь. Оставивъ службу, онъ постригся во иноческій образъ, но поселился не въ монастырѣ, а на выгонѣ, въ уединенной келліи. Тяжко страдалъ старецъ отъ своей болѣзни. Когда припадки его жестоко мучили, онъ лежалъ неподвижно на своемъ ложѣ и порою даже кричалъ отъ невыносимой боли.

Однажды блаженный Мартинъ лежалъ въ своей келліи безъ движенія, не имѣя даже воды, чтобы утолить жажду. А обитель была окружена водою отъ весенняго разлива. Безропотно страдалъ блаженный старецъ Мартинъ. На третій день мученій въ его келлію вошли святые страстотерпцы, князья Борисъ и Глѣбъ.

«Чѣмъ ты боленъ, старецъ?» — спрашиваютъ отца Мартина святые.

Блаженный разсказалъ святымъ братьямъ о своей болѣзни.

«Не хочешь-ли воды?» — спросили святые князья.

«О, господа мои», отвѣчалъ блаженный, «я уже давно жажду!»

Тогда одинъ изъ святыхъ князей, взявъ водоносъ, принесъ воды, а другой, взявъ ковшъ, напоилъ жаждущаго старца. Поблагодарилъ отъ всей души болящій пришедшихъ, и спросилъ ихъ:

«Чьи вы дѣти?»

«Мы — братья Ярослава», отвѣчали страстотерпцы.

Блаженный Мартинъ, не догадавшись, кто передъ нимъ, сказалъ: «Да пошлетъ вамъ Богъ многія лѣта, мои господа! Возьмите сами себѣ хлѣба и покушайте. Я вѣдь не могу вамъ послужить».

«Пусть хлѣбъ останется тебѣ. Мы уходимъ. А ты больше не хворай, а отдохни!» Произнесли святые братья послѣднія слова и — стали невидимы. А блаженный старецъ Мартинъ вдругъ почувствовалъ себя вполнѣ здоровымъ — боли мгновенно прекратились. Онъ бодро всталъ съ кровати и только теперь понялъ кто его посѣтили.

Когда сошла вода старецъ пошелъ въ обитель и повѣдалъ инокамъ о дивномъ чудѣ, которое сотворили надъ нимъ святые князья Борисъ и Глѣбъ.

Передъ побѣдою св. великаго князя Александра Нѣвскаго надъ шведами, святые князья Борисъ и Глѣбъ явились одному ижорянину, Пелгусію, во святомъ крещеніи Филиппу. Онъ былъ на развѣдкѣ — высматривалъ, какъ расположены войска воеводы шведскаго Биргера. При самомъ восходѣ солнца, Филиппъ вдругъ слышитъ всплески веселъ, легкій шумъ отъ плывущей по рѣкѣ Невѣ ладьи. Зорко сталъ всматриваться онъ. Не враги-ли плывутъ? Гребцы словно легкою дымкою закрыты — лицъ нельзя разглядѣть. Ясно увидѣлъ онъ только двухъ прекрасныхъ юныхъ витязей. Одинъ — постарше, другой — помоложе. Одѣты оба въ одежды пурпурныя. Лица — чудно свѣтлѣютъ. Что-то неземное въ нихъ. Пристально вглядывается Филиппъ и — невольно затрепеталъ: словно то съ иконы сошедшіе святые страстотерпцы, благовѣрные князья Борисъ и Глѣбъ! Раздается голосъ чудный, неземной. Старшій князь говоритъ младшему:

«Братъ Глѣбъ, прикажи грести: надобно помочь сроднику нашему Александру!»

Видѣніе скрылось. Филиппъ поспѣшилъ повѣдать благовѣрному князю, кого онъ видѣлъ на ночной развѣдкѣ и что сказалъ св. кн. Борисъ.

Великій князь ясно понялъ, что святые князья-мученики будутъ съ нимъ, и въ тотъ же день, 15 іюля 1240 г., съ Божіей помощію, съ помощію небесныхъ силъ и свв. благовѣрныхъ князей Бориса и Глѣба, малое войско святого князя побѣдило многочисленнаго врага!

Передъ Куликовскою битвою, когда святой князь Димитрій Донской боролся съ ратями Мамая, стоявшій ночью на стражѣ благочестивый воинъ Ѳома Халцибѣевъ видѣлъ слѣдующее: въ высотѣ показалось густое облако и отъ полуденной стороны явились двое свѣтлыхъ прекрасныхъ юношей. Въ рукахъ у нихъ были зажженныя свѣчи. То были святые князья Борисъ и Глѣбъ. Страстотерпцы грозно сказали татарскимъ воеводамъ:

«Кто послалъ васъ губить наше отечество, данное намъ Богомъ?» И стали святые князья острыми сверкающими мечами рубить непріятелей — татаръ нечестивыхъ, такъ, что ни одинъ не остался цѣлъ.

На утро Ѳома повѣдалъ свое дивное видѣніе великому князю Димитрію, и онъ сталъ горячо молиться: «Пресильный Боже, подай мнѣ помощь молитвами свв. мучениковъ Бориса и Глѣба, какъ Давиду на Голіаѳа, какъ Ярославу на Святополка, какъ пращуру моему Александру на короля шведскаго!»

И 8 сентября, въ праздникъ Рождества Богородицы, произошла славная Куликовская битва. Молитвами святыхъ князей Бориса и Глѣба благовѣрный князь Димитрій побѣдилъ гордаго Мамая. Рати татарскія во главѣ съ Мамаемъ обратились въ бѣгство. И всѣ люди святорусскіе славили вождя святого — великаго князя Димитрія. Куликовская битва положила начало освобожденія Россіи отъ татарскаго ига. Будемъ умолять Милосерднаго Господа, чтобы молитвами всероссійскихъ чудотворцевъ, святыхъ страстотерпцевъ Бориса и Глѣба, Онъ освободилъ Русь, страждущую нынѣ отъ ига сатанинской власти, возстановилъ прежнее благочестіе, далъ бы миръ, радость душамъ скорбящимъ, изнемогающимъ подъ властью темныхъ, страшныхъ, безбожныхъ правителей. Будемъ молить святыхъ князей, чтобы снова возсіяло надъ Русью солнце вѣры Православной и разсѣялись мрачныя тучи злого невѣрія!

Примѣчаніе: Въ 1200 году паломникъ Антоній видѣлъ икону свв. Бориса и Глѣба въ Софіи въ Царьградѣ. Была и церковь ихъ въ Царьградѣ, «и исцѣленія многа бываютъ отъ нихъ».

Кондакъ, гласъ 3-й:

Возсія днесь преславная память ваша, благородніи страстотерпцы Христовы, Романе и Давиде, созывающи насъ къ похваленію Христа Бога нашего. Тѣмъ притекающе къ рацѣ мощей вашихъ, исцѣленія даръ пріемлемъ молитвами вашими, святіи: вы бо Божественніи врачеве есте.

Источникъ: М. В. Житія святыхъ, переложенныя для дѣтскаго и юношескаго возраста. Выпускъ четырнадцатый. [1968 г.] — Jordanville: Тѵпографія преп. Іова Почаевскаго. Свято-Троицкій монастырь, 1968. — С. 39-55.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.