Церковный календарь
Новости


2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 2-я (1849)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 1-я (1849)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 126-й (1899)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 125-й (1899)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Православное Догмат. Богословіе митр. Макарія (1976)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Свт. Тихонъ Задонскій, еп. Воронежскій (1976)
2018-12-10 / russportal
Лактанцій. Книга о смерти гонителей Христовой Церкви (1833)
2018-12-10 / russportal
Евсевій, еп. Кесарійскій. Книга о палестинскихъ мученикахъ (1849)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Истинное христіанство есть несеніе креста (1975)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Сознаемъ ли мы себя православными? (1975)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, какъ душѣ обрѣсти Бога (1895)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, что не должно соблазнять ближняго (1895)
2018-12-07 / russportal
Тихонія Африканца Книга о семи правилахъ для нахожд. смысла Св. Писанія (1891)
2018-12-07 / russportal
Архим. Антоній. О правилахъ Тихонія и ихъ значеніи для совр. экзегетики (1891)
2018-12-06 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 16-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-12-06 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 15-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - пятница, 14 декабря 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 12.

Духовные писатели Русскаго Зарубежья

Монахиня Варвара (Суханова) († 1972 г.).

Монахиня Варвара (въ мірѣ Вѣра Суханова) († 1972), духовная писательница, вѣрное чадо РПЦЗ. Родилась въ 1896 г. въ купеческой семьѣ. Во время Первой міровой и Гражданской войнъ служила сестрой милосердія. Съ послѣдними частями Бѣлой Арміи оставила Россію. Работала учительницей въ русской гимназіи въ Панчевѣ (Сербія). Въ 1929 г. поступила послушницей въ Лѣснинскую женскую обитель въ Хопово (Сербія). Несла самыя разныя послушанія: была клиросной, занималась съ дѣтьми Хоповскаго пріюта, писала иконы. Въ 1932 г. была пострижена въ монашество. Въ 1950 г. вмѣстѣ съ другими сестрами обители переселилась изъ Югославіи во Францію. Мать Варвара много писала. Ея статьи и разсказы появлялись еще въ «Православной Карпатской Руси» (впослѣдствіи «Православная Русь») и въ приложеніи «Дѣтство во Христѣ», когда Братство преп. Іова Почаевскаго находилось еще на Карпатахъ, во Владиміровой. Составила около четырехсотъ «Житій святыхъ для дѣтскаго и юношескаго возраста», которыя подъ иниціалами «М. В.» (Монахиня Варвара) вначалѣ публиковались въ журналѣ «Православная жизнь», а затѣмъ отдѣльными выпусками издавались въ Свято-Троицкомъ монастырѣ въ Джорданвиллѣ (всего было напечатано двадцать такихъ сборниковъ). М. Варвара мирно скончалась послѣ продолжительной болѣзни 27 ноября (10 декабря) 1972 г. въ Лѣснинскомъ монастырѣ (Провемонъ, Франція).

Сочиненія мон. Варвары (Сухановой)

М. В.
Житія святыхъ, переложенныя для дѣтскаго и юношескаго возраста.
Выпускъ восемнадцатый. [1972 г.]

Житіе святаго благовѣрнаго князя Александра Невскаго [1].
Память 30-го августа.

Святый благовѣрный великій князь Александръ Ярославичъ родился въ 1219 году, 30 мая, въ городѣ Переяславлѣ. Отецъ Александра Ярославича, великій князь Ярославъ Всеволодовичъ, по отзывамъ его современниковъ, былъ кроткій, милостивый, благочестивый, всѣми любимый князь. Мать благовѣрнаго Александра, благовѣрная княгиня Ѳеодосія, своимъ благочестіемъ и подвижничествомъ еще при жизни своей пріобрѣла отъ современниковъ имя святой княгини. Подъ надзоромъ благочестивыхъ, нѣжно любившихъ его родителей и проходили дѣтскіе годы жизни благовѣрнаго князя Александра.

По тогдашнему обычаю его рано начали учить, и такъ какъ при воспитаніи больше всего заботились тогда о развитіи въ душѣ ребенка страха Божія и благочестія, то и учили благовѣрнаго князя прежде всего священнымъ книгамъ — Евангелію, Псалтири, любимой въ святой Руси священной книгѣ, въ мудрыхъ словахъ которой наши благочестивые князья искали и находили себѣ утѣшеніе въ самыя тяжелыя минуты своей жизни, когда ни отъ кого, кромѣ Господа, нельзя было ожидать ни помощи, ни утѣшенія.

Господь съ дѣтскихъ дней готовилъ въ благовѣрномъ князѣ Александрѣ свѣтильникъ, горящій вѣрою и добродѣтелями. Любимымъ его занятіемъ было чтеніе священныхъ книгъ, любимымъ отдыхомъ — пламенная молитва къ Господу, примѣръ которой онъ постоянно наблюдалъ въ лицѣ своей благочестивой матери. Пѣніемъ церковныхъ пѣснопѣній услаждалъ онъ свою душу, постомъ и воздержаніемъ укрѣплялъ и развивалъ свои тѣлесныя силы.

На ряду съ книжнымъ обученіемъ въ княжеской древне-русской семьѣ вниманіе обращалось и на восиитаніе физическое: онъ долженъ быть не только воиномъ Христовымъ, но и воиномъ земнымъ, умѣть защитить святую Церковь.

Недолго благовѣрному князю Александру пришлось жить подъ родительскимъ кровомъ и попеченіемъ; очень рано пришлось ему вступить на самостоятельный жизненный путь.

Богатый въ то время Великій Новгородъ, «вольный» городъ, самъ предписывавшій себѣ законы и порядки, самъ выбиравшій себѣ князей и удалявшій ихъ, — предложилъ княжескій столъ отцу благовѣрнаго князя Александра Ярославу. Ярославъ Всеволодовичъ принялъ это предложеніе; но въ 1228 году, разгнѣвавшись на новгородцевъ за ихъ непокорность, Ярославъ Всеволодовичъ удалился въ свой Переяславль, оставивъ въ Новгородѣ, на попеченіи довѣренныхъ своихъ бояръ, двухъ малолѣтнихъ своихъ сыновей Ѳеодора и Александра. 5 іюня 1233 года совершенно неожиданно скончался старшій изъ княжичей, и благовѣрный князь Александръ остался одинокимъ въ чужомъ для него городѣ.

Нелегко было его положеніе здѣсь. Сколько отъ юнаго князя требовалось твердости воли, осторожности и въ то же время умѣнья обращаться съ людьми, снисходительно относиться къ ихъ взглядамъ и привычкамъ, чтобы, привлечь къ себѣ довѣріе и любовь новгородцевъ, не хотѣвшихъ поступиться чѣмъ-либо изъ своихъ вольностей. Имъ доволенъ былъ отецъ; его полюбили новгородцы, называли его «нашъ князь» и гордились тѣмъ, что у нихъ княжитъ Александръ, котораго каждая Русская область хотѣла бы видѣть своимъ княземъ.

И не однимъ умомъ, мудрымъ управленіемъ привлекалъ къ себѣ умы и сердца новгородцевъ благовѣрный князь Александръ. Привлекали ихъ къ святому князю и его рѣдкія душевныя качества, а также, наряду съ духовною красотою, необычайная красота тѣлесная, которая поражала всѣхъ, кто хоть разъ видѣлъ благовѣрнаго князя. О томъ неотразимомъ впечатлѣніи, которое производилъ благовѣрный князь Александръ своею внѣшностію, въ древнемъ его житіи сохранилось слѣдующее извѣстіе.

Въ Новгородъ прибылъ одинъ изъ нѣмецкихъ рыцарей, по имени Андріашъ. Пораженный дивною красотою благовѣрнаго князя Александра, онъ, по возвращеніи на родину, въ слѣдующихъ словахъ передавалъ своимъ соотечественникамъ свои впечатлѣнія: «я прошелъ многія страны, видѣлъ много людей, но ни среди царей, ни среди князей я не встрѣтилъ ни одного, который могъ бы сравняться съ княземъ Александромъ».

Такое же впечатлѣніе произвелъ величественный образъ благовѣрнаго князя Александра и на страшнаго завоевателя Руси — Батыя. Что же касается русскихъ людей, современниковъ святаго Александра, то они, описывая внѣшній видъ своего князя, не могли подыскать сравненій изъ современной жизни. По красотѣ они сравнивали благовѣрнаго князя съ патріархомъ Іосифомъ, котораго фараонъ поставилъ начальникомъ надъ всею Египетскою страною, по силѣ — съ ветхозавѣтнымъ судіею Самсономъ, по уму — съ царемъ Соломономъ, по мужеству и военнымъ доблестямъ съ древнимъ римскимъ императоромъ Веспасіаномъ.

Но еще больше привлекалъ къ себѣ благовѣрный князь своею духовною красотою, которая современникамъ его казалась такою же необычайною, какъ и красота тѣлесная. «Онъ былъ милостивъ паче мѣры», — замѣтилъ лѣтописецъ. Милосердіе представляло собою отличительную, наслѣдственную черту въ княжеской семьѣ благовѣрнаго князя Александра. Ею отличались его родители, Ярославъ и Ѳеодосія; ею стяжалъ себѣ общую любовь дядя благовѣрнаго Александра великій князь Владимірскій Юрій Всеволодовичъ, ее заповѣдалъ предокъ святаго Александра, великій князь Кіевскій Владиміръ Всеволодовичъ Мономахъ, великій древнерусскій милостивецъ, привлекавшій къ себѣ всѣхъ своею щедростію и готовностію помочь каждому нуждавшемуся.

По свидѣтельству древняго жизнеописанія, Александръ Ярославичъ былъ истиннымъ другомъ всѣхъ нуждающихся и обездоленныхъ, отцемъ вдовицамъ и сиротамъ, питателемъ нищихъ и убогихъ. Памятуя заповѣдь Спасителя: не собирать себѣ сокровищъ на землѣ, онъ щедро одѣлялъ нуждающихся, и изъ княжескаго дома никто не уходилъ неудовлетвореннымъ въ своей просьбѣ.

Много заботился благовѣрный князь Александръ о томъ, чтобы его подчиненные въ своихъ отношеніяхъ къ населенію не подавали никакихъ поводовъ къ недовольству или жалобамъ. Мудрые созѣты давалъ онъ своимъ дружинникамъ о томъ, какъ нужно имъ пользоваться своею властію. — «Отъ Бога, — говорилъ онъ, — получили мы власть надъ людьми Божіими и въ страшный день суда Божія должны будемъ отдать отчетъ въ пользованіи этой властію. Оградивъ себя страхомъ Божіимъ, помня этотъ день всеобщаго воздаянія каждому по дѣламъ его, со всею справедливостію производите суды; не смотрите на лица и положенія тяжущихся, будьте одинаково внимательны какъ къ богатому, такъ и къ бѣдному. Наказывая виновныхъ, не будьте жестоки, соразмѣряйте милостію наказаніе. Ничего не дѣлайте подъ вліяніемъ гнѣва, раздраженія и зависти. Не забывайте нуждающихся, помогайте всѣмъ, творите «нещадную» милостыню, чтобы и себѣ заслужить милость Божію».

Несомнѣнно, что благовѣрный князь Александръ не ограничивался лишь подобными наставленіями, но, помня завѣтъ мудраго своего предка, Владиміра Мономаха, совѣтовавшаго князю во все вникать самому, не поручать дѣлать другимъ того, что самъ можешь и долженъ сдѣлать, внимательно слѣдилъ за дѣйствіями своихъ приближенныхъ. И благодаря этому почти никогда не нарушались миръ и согласіе между княземъ и новгородцами, ни разу не высказано было со стороны послѣднихъ упрека князю или его дружинникамъ. «Князь нашъ безъ грѣха», — вотъ отзывъ новгородцевъ о срятомъ Александрѣ.

Въ годы юности благовѣрнаго князя Александра Господь ниспослалъ великое испытаніе всей Русской землѣ. Еще въ 1223 году на югѣ Россіи появился страшный завоеватель, никому до того времени неизвѣстный — татары. Южно-русскіе князя потерпѣли отъ татаръ страшное пораженіе на берегахъ рѣчки Калки [2], отъ котораго, по словамъ современниковъ, на цѣлые 200 лѣтъ печальна стала Русская земля. Но побѣдитель, какъ бы удовольствовавшись этою побѣдою, не продолжалъ своего наступательнаго движенія, оставилъ на время Русь въ покоѣ. Черезъ 14 лѣтъ послѣ Калкскаго погрома снова въ предѣлахъ Руси появились татары, они не встрѣтили на своемъ опустошительномъ пути почти никакого отпора. Предводитель татаръ Батый, переправившись съ своими ордами черезъ Каму и Волгу, опустошалъ одно за другимъ русскія княжества. Рязань, Москва и стольный градъ тогдашней сѣверо-восточной Руси Владиміръ представляли собою однѣ развалины. Великій князь Юрій Всеволодовичъ попытался было остановить татаръ, давъ имъ битву на рѣкѣ Сити, но потерпѣлъ пораженіе и самъ погибъ въ этой битвѣ.

Разоривъ другіе, встрѣтившіеся на ихъ пути, города, татары подвигались къ Новгороду. Но, — замѣчаетъ современникъ этихъ страшныхъ событій, — молитвами новгородскихъ святителей, князей и преподобныхъ Господь защитилъ Великій Новгородъ и новгородскаго князя: не дойдя 100 верстъ до Новгорода, татары поворотили на югъ, пошли разрушать матерь русскихъ городовъ — стольный градъ Кіевъ.

Со времени этого нашествія начался въ русской исторіи тяжелый періодъ, извѣстный подъ именемъ татарскаго ига. Велико-княжескій престолъ занялъ отецъ благовѣрнаго князя Александра Ярославъ Всеволодовичъ. Онъ для успокоенія народа и для того, чтобы выяснить, какія отношенія будутъ у хана къ Россіи, поѣхалъ въ Орду просить милости у Батыя. Много трудовъ, огорченіи и униженій пришлось пережить и испытать благовѣрному князю за это путешествіе, чтобы склонить на милость грознаго хана. Но Ярославъ Всеволодовичъ сумѣлъ расположить къ себѣ Батыя. Современникъ лѣтописецъ сообщаетъ даже, что въ Татарской Ордѣ съ честію приняли русскаго князя и, отпуская его на Русь, передали ему верховную власть надъ всѣми русскими князьями.

Русскіе люди могли теперь нѣсколько успокоиться отъ пережитыхъ ужасовъ и отъ тревожныхъ мыслей о будущемъ. Правда, татары потребовали отъ русскихъ поголовной, очень тяжелой дани и безпрекословнаго исполненія всѣхъ ихъ требованій, но они не безпокоили ихъ своими набѣгами, жили вдали отъ нихъ, оставили неприкосновенными порядокъ русской государственной жизни и, что особенно было важно, русскую вѣру, эту основу гражданскаго порядка древней Руси и залогъ ея будущаго возрожденія — освобожденія отъ тяжелаго ига.

Пользуясь разгромомъ Руси татарами, невозможностію со стороны великаго князя подать помощь новгородцамъ и псковичамъ, шведы, нѣмцы и литовцы усилили свой натискъ на пограничные русскіе города и надѣялись безъ особыхъ усилій подчинить ихъ своей власти.

Страшная опасность угрожала русскому сѣверо-западу. Дѣло шло здѣсь не только о возможности утратить свою политическую самостоятельность, оказаться оторванными отъ Русской земли, но утратить и вѣру православную. Западный врагъ дѣлалъ дерзкое покушеніе на эту вѣковую русскую святыню, которой не тронулъ даже языческій завоеватель. Уже давно со стороны папъ раздался призывъ о необходимости бороться противъ «схизматиковъ», силою меча, потоками крови привести ихъ въ подчиненіе папѣ и католической церкви. Но въ лицѣ благовѢрнаго князя Александра Ярославича Господь воздвигъ такого могущественнаго, непобѣдимаго защитника православной вѣры, противъ котораго ничего не могли сдѣлать католики.

Черезъ четыре года послѣ Батыева нашествія началась борьба съ западнымъ врагомъ, не прекращавшаяся въ продолженіе почти всей жизни благовѣрнаго князя Александра Ярославича. Первыми начали борьбу шведы. Съ большимъ отрядомъ войска, въ составъ котораго входили, кромѣ шведовъ, норвежцы и финны, сопровождаемый католическими епископами, Биргеръ въ 1240 году неожиданно для русскихъ появился на устьѣ рѣки Ижоры и послалъ въ Новгородъ дерзкій вызовъ благовѣрному князю Александру: «я уже въ твоей землѣ, опустошаю ее и хочу взять въ плѣнъ и тебя. Если можешь мнѣ сопротивляться, — сопротивляйся». Биргеръ былъ убѣжденъ въ невозможности сопротивленія со стороны благовѣрнаго князя Александра и заранѣе уже торжествовалъ побѣду. Но благовѣрный князь Александръ не испугался дерзкаго вызова врага. Противъ него онъ искалъ защиты и помощи прежде всего у Бога. Въ новгородскомъ храмѣ святой Софіи, Премудрости Божіей, съ пламенною, слезною молитвою о помощи обратился благоѣрный князь къ Господу, прося Его разсудить его споръ съ гордымъ врагомъ, не предать достоянія Своего въ руки нечестивыхъ.

— «Боже праведный, великій, превѣчный и всемогущій, — молитвенно взывалъ благовѣрный князь Александръ. — Ты сотворилъ небо и землю, установилъ предѣлы владѣній народамъ и повелѣлъ жить, не переступая въ чужія владѣнія. Малому стаду вѣрныхъ Твоихъ Ты далъ надежду, чтобы не бояться нападающихъ на нихъ. Призри и нынѣ, прещедрый Владыко, услышь гордыя слова врага этого, похваляющагося разорить святую Церковь Твою, истребить вѣру православную, пролить неповинную кровъ христіанскую. Разсуди мой споръ съ нимъ. Возстань на помощь и защити насъ, чтобы не смѣли сказать враги наши: «гдѣ ихъ Богъ?» На Тебя, Господи, уповаемъ и Тебѣ возсылаемъ славу нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ».

Съ такою же пламенною молитвою обратился затѣмъ благовѣрный князь къ Заступницѣ рода христіанскаго, Побѣдительной Воеводѣ, Божіей Матери, и къ святымъ покровителямъ вѣры православной и небеснымъ предстателямъ и молитвенникамъ за святую Русь — благовѣрнымъ князьямъ Владиміру, Борису и Глѣбу, а также новгородскимъ святителямъ и преподобнымъ.

По окончаній молитвы благовѣрный князь принялъ благословеніе отъ новгородскаго владыки Серапіона, велѣлъ своимъ приближеннымъ одарить нищихъ и попросить у нихъ молитвъ, а самъ вышелъ къ своей дружинѣ, смущавшейся своею малочисленностію, чтобы подкрѣпить ее на предстоящій подвигъ. «Не въ силѣ Богъ, а въ правдѣ», — такими словами ободрилъ благовѣрный вождь своихъ сподвижниковъ. Затѣмъ съ этою горстію храбрецовъ онъ быстро направился на встрѣчу врагу, и здѣсь, на берегу рѣки Невы, въ знаменательный для Руси день блаженной памяти ея просвѣтителя, благовѣрнаго князя Владиміра (15 іюля) произошла знаменитая битва, за которую Александръ Ярославичъ получилъ названіе Невскаго.

Чтобы подкрѣпить защитниковъ православной вѣры на предстоявшій имъ подвигъ, Господь даровалъ имъ чудесное предзнаменованіе.

Въ войскѣ благовѣрнаго Александра былъ одинъ ижорянинъ Пелгусій, во святомъ крещеніи Филиппъ, которому Александръ Ярославичъ вручилъ ночную стражу, какъ опытному воину, хорошо знавшему мѣстность. Среди своихъ соплеменниковъ, державшихся язычества, христіанинъ Пелгусій отличался благочестивою жизнію; онъ проводилъ время въ молитвѣ, трудахъ и постныхъ подвигахъ; Господь удостоилъ этого благочестиваго воина слѣдующаго чудеснаго видѣнія.

При восходѣ солнца Пелгусій услышалъ со стороны рѣки шумъ отъ приближающагося судна, и, думая, что это врагъ, удвоилъ свою бдительность. Гребцы покрыты были какъ бы мглою, скрывавшею ихъ лица. Видны были только два витязя, стоявшіе въ лодкѣ. Свѣтлыя лица ихъ и одежды показались какъ бы знакомыми Пелгусію; и вдругъ онъ услышалъ голосъ, подтвердившій его предположеніе, разсѣявшій всѣ его сомнѣнія, радостію наполнившій его душу. Старшій изъ витязей, обращаясь къ младшему, сказалъ: «братъ Глѣбъ, прикажи грести быстрѣе, поспѣшимъ на помощь сроднику нашему Александру Ярославичу». Это были преподобные страстотерпцы, благовѣрные князья Борисъ и Глѣбъ, которыхъ молитвенно призывалъ на помощь благовѣрный князь Александръ.

Пелгусій поспѣшилъ разсказать видѣнное князю. Ободренный этимъ чудеснымъ предзнаменованіемъ, Александръ Ярославичъ въ тотъ же день напалъ на врага. Одушевляемая своимъ вождемъ дружина благовѣрнаго князя оказала чудеса храбрости, приводила въ изумленіе враговъ. Самъ Александръ Ярославичъ былъ все время во главѣ сражающихся; онъ нанесъ рану въ лицо предводителю шведовъ. Разбитые на всѣхъ пунктахъ, потерявъ храбрѣйшихъ изъ своихъ товарищей, шведы, несмотря на численный свой перевѣсъ надъ русскимъ войскомъ, не посмѣли возобновить сраженія, остаться до утра на полѣ битвы. Наполнивъ двѣ ямы трупами павшихъ въ сраженіи, захвативъ съ собою на суда болѣе знатныхъ изъ убитыхъ, они въ ту же ночь поспѣшили удалиться отъ негостепріимныхъ для нихъ береговъ Невы.

Но не одною храбростію дружины и ея вождя была пріобрѣтена эта славная Невская побѣда. Господь, ободрившій русскихъ воиновъ чудеснымъ видѣніемъ до начала битвы, ниспослалъ Свою помощь и во время ея. На другой день участники битвы съ удивленіемъ увидѣли множество непріятельскихъ труповъ по другую сторону рѣки Ижоры, почти въ непроходимомъ мѣстѣ, куда не заходилъ ни одинъ изъ русскихъ воиновъ во время сраженія. Ангелы Божіи невидимо помогали горсти защитниковъ святой вѣры противъ враговъ, хулившихъ ее.

Принеся благодареніе Господу за Его чудесную помощь и за одержанную побѣду, съ великою славою возвратился благовѣрный князь Александръ въ Новгородъ, восторженно привѣтствуемый новгородцами.

Никогда не забывала Святая Русь этого славнаго подвига святого князя и его дружины, молитвенно вспоминала имена павшихъ въ битвѣ воиновъ и навсегда сохранила за благовѣрнымъ княземъ Александромъ наименованіе Невскаго.

Вскорѣ послѣ этого, новый врагъ вступилъ въ русскую землю. Взявъ пограничную псковскую крѣпость Изборскъ, нѣмцы подступили затѣмъ къ Пскову. Псковичи не могли выдержать осады, тѣмъ болѣе, что среди нихъ нашелся одинъ измѣнникъ, который тайно впустилъ нѣмцевъ въ городъ. Затѣмъ нѣмцы пошли и на Новгородъ.

Великій князь Александръ Ярославичъ съ новгородскими и низовскими полками направился освобождать Псковъ. Нѣмцы были изгнаны изъ Пскова, и псковичи радостно встрѣтили своего избавителя.

Но благовѣрный князь не ограничился лишь изгнаніемъ нѣмцевъ изъ Пскова. Нужно было упрочить покой на сѣверо-западѣ Руси, проучить врага и предупредить возможность съ его стороны новыхъ нападеній.

Подкрѣпивъ себя молитвою въ храмѣ Святой Троицы, передъ ракою мощей благовѣрнаго своего сродника Псковскаго князя Всеволода Мстиславича, напутствуемый молитвами и благопожеланіями псковичей, Александръ Ярославичъ направился съ своими полками въ Ливонію. Нѣмцы не ожидали такого быстраго нападенія и не могли оказать сопротивленія: Ливонія была опустошена русскими войсками. На обратномъ пути изъ Ливоніи въ Псковъ благовѣрный князь остановился на берегу Чудскаго озера и здѣсь 5 апрѣля 1242 года произошла знаменитая битва съ нѣмецкими рыцарями, извѣстная въ исторіи подъ именемъ Ледового побоища.

Благовѣрный князь остановилъ свои войска на льду Чудскаго озера и здѣсь началъ готовиться къ рѣшительной битвѣ. Число его воиновъ пополнилось свѣжими силами изъ новгородцевъ, но и теперь, по сравненію съ рыцарскимъ войскомъ, оно было слишкомъ мало. Зато эта малочисленность возмѣщалась воодушевленіемъ воиновъ, ихъ безбоязненною готовностію положить свои головы за правое дѣло и за любимаго князя. Вождю не нужно было подкрѣплять ратный духъ воиновъ; всѣ сознавали важность предстоящаго событія и самоотверженно шли на битву съ гордымъ врагомъ. «О дорогой и честный нашъ княже! Пришло время, мы всѣ положимъ за тебя свои головы», — такіе воодушевленные возгласы неслись изъ рядовъ русскихъ воиновъ.

Рыцари первые начали сраженіе. Закованные съ головы до ногъ въ желѣзныя латы, двинулись они на русское войско, чтобы раздавить его своею многочисленностію. Но здѣсь они встрѣтили такой мужественный отпоръ, что были поражены. Вмѣсто ожидаемаго разстройства или даже бѣгства врага, они съ ужасомъ увидѣли, какъ ряды русскихъ плотнѣе смыкались, образуя собою какъ бы живую стѣну. Рыцари были смущены и остановились. Тогда благовѣрный князь Александръ, замѣтивъ смущеніе врага, искусно совершилъ съ частью своихъ полковъ обходное движеніе и напалъ съ той стороны, откуда рыцари совершенно не ожидали нападенія. Произошла ужасная сѣча. Страшный шумъ отъ ударовъ мечей по щитамъ и шлемамъ, отъ треска ломавшихся копій, стоны сраженныхъ и утопавшихъ не давали возможности вождямъ руководить сраженіемъ, отдавать приказанія войску. Правильнаго боя не было. Чувствуя свое пораженіе, рыцари напрягали всѣ свои силы, чтобы только пробиться черезъ окружавшіе ихъ кольцомъ русскіе полки и избѣжать плѣна. Но и это не удалось. Ледъ на озерѣ покрылся кровію и во многихъ мѣстахъ не выдержалъ, проваливался, увлекая за собою и бойцовъ и ихъ оружіе. До поздняго вечера продолжалась битва. Потери рыцарей были громадны. Оставшіеся въ живыхъ искали спасенія въ бѣгствѣ, но русскіе настигали ихъ и убивали. На протяженіи семи верстъ озеро покрылось трупами. Много рыцарей было взято въ плѣнъ, еще болѣе погибло, и отъ недавно столь грознаго и многочисленнаго ополченія не осталось почти ничего.

Торжественно возвращались въ Псковъ побѣдители во главѣ съ своимъ вождемъ. Близъ коня благовѣрнаго князя шло пятьдесятъ знатнѣйшихъ рыцарей, позади русскаго войска множество простыхъ плѣнныхъ. Радостно встрѣтили псковичи своего избавителя.

— «Господь, пособившій кроткому Давиду побѣдить иноплеменниковъ, помогъ и благовѣрному князю нашему освободить градъ Псковъ отъ иноязычниковъ и иноплеменниковъ», — всюду раздавался этотъ радостный возгласъ.

Всюду были общая радость и ликованіе; всѣ сознавали, какъ важна была эта побѣда, какую услугу оказалъ благовѣрный князь окраинному русскому городу, для котораго не по силами было защищать свою самостоятельность отъ нападеній многочисленныхъ враговъ. Никогда псковичи не должны были забыть этого подвига святаго князя Александра Ярославича. «О невѣгласы псковичи! если забудете великаго князя Александра Ярославича или отступите отъ него или отъ дѣтей его и отъ рода его, то уподобитесь евреямъ, которыхъ Господь освободилъ изъ рабства Египетскаго, питалъ въ пустынѣ крастелями, а они Его забыли», — говоритъ современникъ лѣтописецъ, заканчивая описаніе это славной побѣды.

Далеко разнеслась слава побѣдителя. На берегахъ Варяжскаго [3], Чернаго и Каспійскаго морей, въ Римѣ и въ далекой Азіи, — замѣчаетъ современникъ-біографъ благовѣрнаго князя, передавали о славныхъ побѣдахъ Александра Ярославича.

Но благовѣрный князь Александръ вовсе не искалъ и не хотѣлъ завоеваній. Окончивъ свое славное дѣло, освободивъ Новгородъ и Псковъ отъ угрожавшей имъ бѣды, онъ уѣхалъ въ свой Переяславль.

Такъ закончилась борьба со шведами и нѣмцами.

Для русскихъ Невская и Чудская побѣды имѣли огромное значеніе. Теперь не страшна была угроза иноземцевъ завладѣть окраинными русскими городами, подчинить ихъ своей власти и принудить русскихъ людей перемѣнить на католичество святую православную вѣру. Самъ Богъ разсудилъ вѣковой споръ, оградилъ наше отечество отъ козней латинянъ, указалъ предѣлъ распространенію нѣмецкаго владычества, мощною рукою Своего угодника, благов. кн. Александра, грозно предостерегъ не вторгаться въ чужіе предѣлы и не посягать на русскую святыню — православную вѣру. Великую услугу оказалъ святой Руси ея защитникъ, благовѣрный, «непобѣдимый», — какъ назвали его современники, — кн. Александръ Ярославичъ, и никогда Святая Русь не забывала и не забудетъ этого великаго земнаго подвига его.

Два сильныхъ западныхъ врага были побѣждены и не казались уже столь грозными, какъ это было раньше. Но появился новый, правда не столь опасный, зато болѣе свирѣпый врагъ — литовцы, отъ опустошительныхъ набѣговъ которыхъ страдали юго-западныя границы Новгородскихъ и Псковскихъ владѣній.

Лѣтомъ въ достопамятный годъ Ледового побоища получены были въ Новгородѣ извѣстія о хищническихъ набѣгахъ литовцевъ, и тогда же благовѣрный князь началъ съ ними борьу. За одинъ походъ ему удалось разсѣять до семи непріятельскихъ отрядовъ, дѣйствовавшихъ отдѣльно другъ отъ друга въ разныхъ мѣстностяхъ. Много предводителей литовскихъ отрядовъ было избито полками благовѣрнаго князя или взято въ плѣнъ. Теперь литовцы начали, — какъ говоритъ современникъ этихъ событій — лѣтописецъ, — бояться имени князя Александра.

Такъ доблестно охранялъ свой сѣверо-западный удѣлъ благовѣрный князь Александръ Ярославичъ. Своею необыкновенною храбростію и воинскими дарованіями онъ сумѣлъ даже въ такое тяжелое для древней Руси время, какъ первые годы татарскаго ига, не только защитить древне-русскія сѣверо-западныя области, но и совершенно обезопасить ихъ и въ то же время доказать западному врагу, что и сраженная татарами Русь въ состояніи защитить свою самостоятельность и свою вѣру.

Въ 1246 году мученически скончался въ Ордѣ отецъ благовѣрнаго князя Александра великій князь Владимірскій Ярославъ Всеволодовичъ. По древне-русскому порядку право на велико-княжескій престолъ принадлежало брату покойнаго князя — Святославу Всеволодовичу. Но теперь верховная власть и право раздавать княжескіе столы принадлежали уже татарамъ, и, чтобы получить утвержденіе хана, Святославъ долженъ былъ лично побывать въ Ордѣ. Въ томъ же году направились въ Орду на поклонъ хану и племянники Святослава Андрей и Александръ Ярославичи.

Слухъ о храбромъ новгородскомъ князѣ и о его знаменитыхъ побѣдахъ достигъ и до хана. Батый хотѣлъ видѣть благовѣрнаго князя, о которомъ такъ много говорили, и потребовалъ отъ него немедленно явиться въ Орду.

— «Мнѣ Богъ покорилъ многіе народы, ужели ты одинъ не хочешь покориться? Если хочешь сберечь свою землю, приходи ко мнѣ на поклонъ», — велѣлъ передать Александру Ярославичу Батый.

Напутствованный святыми Дарами и благословеніемъ архіепископа направился онъ изъ Новгорода въ Орду. Когда благовѣрный князь прибылъ въ Орду и когда, передъ представленіемъ хану, ему велѣли исполнить обычные у татаръ обряды, онъ отказался исполнить это приказаніе. «Я христіанинъ, — сказалъ онъ, — и мнѣ не подобаетъ кланяться твари. Я покланяюсь Отцу и Сыну и Святому Духу, Богу единому, въ Троицѣ славимому, создавшему небо, землю и все, что въ нихъ». Спокойный, твердый отвѣтъ святаго князя поразилъ придворныхъ хана; но еще болѣе они были удивлены, когда Батый, услышавъ о нежеланіи Александра Ярославича исполнить татарскіе обряды, вмѣсто обычнаго въ такихъ случаяхъ распоряженія: «смерть ослушнику», приказалъ не принуждать болѣе святаго и поскорѣе привести его къ нему.

— «Царь, — обратился къ хану благовѣрный князь, преклоняясь передъ нимъ, — я кланяюсь тебѣ, потому что Богъ почтилъ тебя царствомъ, но твари я не стану кланяться. Я служу единому Богу, Его чту и Ему покланяюсь».

Батый долго любовался прекраснымъ, мужественнымъ лицомъ Александра Ярославича и, наконецъ, обратившись къ окружавшимъ его придворнымъ, сказалъ: «правду мнѣ говорили о немъ: нѣтъ князя ему равнаго». Также почетно былъ принятъ благовѣрный князь и ханшею.

Послѣ вторичнаго посѣщенія Орды и полученія отъ хана ярлыка на великое княженіе, начинается подвижническое служеніе благовѣрнаго князя родинѣ, всѣ свои силы посвятившаго на то, чтобы облегчить тяжесть татарскаго ига.

Александръ Ярославичъ не щадилъ средствъ своей княжеской казны на выкупъ плѣнныхъ, которыхъ массами уводили татары въ Орду. Заботился онъ и о томъ, чтобы остававшіеся въ плѣну не лишены были главнаго утѣшенія въ своемъ горѣ — молитвы и богослуженія. Вмѣстѣ съ митрополитомъ Кирилломъ онъ выхлопоталъ у хана разрѣшеніе на устройство въ столицѣ Орды — Сараѣ — русской епархіи.

Но не одни плѣнники нуждались въ заботахъ благовѣрнаго князя. Послѣ Неврюева нашествія Сѣверо-восточная Русь снова была опустошена, и благовѣрный князь Александръ спѣшилъ возстановить разрушенные храмы, собрать разбѣжавшихся людей, помочь имъ устроиться на разоренныхъ пепелищахъ. Какъ отецъ, — замѣчаетъ современникъ святаго князя, — заботился онъ о народѣ; и благодаря этимъ заботамъ въ великомъ княжествѣ мало по малу устанавливались спокойствіе и порядокъ. Благовѣрный князь хотѣлъ не только успокоить населеніе, но и облегчить его тяжелое положеніе, ослабить, сколько возможно, самое иго татарское.

Не измѣнивъ русскаго государственнаго строя, сохранивъ неприкосновенными святую вѣру и церковное устройство, татары обложили за это Русь тяжелою данью.

Послѣ Невской битвы и Ледового побоища западные враги не осмѣливались нападать на Русь. Убѣдившись въ невозможности побѣдить невскаго героя, они рѣшили испробовать другое средство, чтобы подчинить его себѣ.

Въ 1248 г. папа Иннокентій IV отправилъ къ Александру Ярославичу посольство, во главѣ съ двумя учеными кардиналами Галдомъ и Гемонтомъ. Въ грамотѣ, которую должны были передать русскому князю послы, папа писалъ: «мы слышали о тебѣ, какъ о князѣ дивномъ и честномъ, и что земля твоя велика, и мы послали къ тебѣ двухъ нашихъ кардиналовъ, чтобы ты послушалъ ихъ ученія». Выражая глубокую скорбь, что великая земля русскаго князя не находится въ подчиненіи Римской церкви, папа убѣждалъ Александра Ярославича подчиниться его власти и позаботиться о приведеніи къ латинской вѣрѣ своего народа. Убѣждая, что только въ латинской церкви можно найти спасеніе и истинную вѣру, папа указывалъ и на тѣ земныя выгоды, которыя доставитъ князю его подчиненіе папской власти. Въ то же время онъ старался предупредить, что это подчиненіе нисколько не унизитъ русскаго князя, тѣмъ болѣе, дабавилъ папа, что «мы будемъ считать тебя наилучшимъ между католическими государями и всегда съ особеннымъ усердіемъ будемъ стараться объ увеличеніи твой славы».

Но всѣ эти ухищренія папы не имѣли никакого успѣха. На длинное посланіе Иннокентія Александръ Ярославичъ далъ очень краткій и въ то же время сильный по своей убѣдительности отвѣтъ:

— «То, что совершилось отъ созданія міра до потопа, и отъ потопа до раздѣленія языковъ и до Авраама, отъ Авраама до исхода израильтянъ изъ Египта и до перехода Чермнаго моря и до смерти Давида царя, отъ начала царствованія Соломона и до римскаго императора Августа, при которомъ родися Спаситель міра Христосъ, и до страсти, воскресенія и вознесенія Господа и до перваго вселенскаго собора и прочихъ седми вселенскихъ соборовъ — все это мы хорошо знаемъ, а въ вашемъ ученіи не нуждаемся и не примемъ его».

Папы не остались въ долгу: они стали поднимать противъ непокорнаго русскаго князя шведовъ и рыцарей; но и эти новые походы были безуспѣшны.

Между тѣмъ благовѣрный великій князь Александръ благополучно доѣхалъ до Орды, и Господь помогъ ему умилостивить раздраженнаго хана. Послѣдній не только простилъ русскихъ за избіеніе татарскихъ сборщиковъ, но, по ходатайству святаго князя Александра, далъ имъ и новую милость — освободилъ отъ тяжелой обязанности нести военную службу въ татарскихъ полкахъ.

Благовѣрный князь спѣшилъ возвратиться на родину съ радостною вѣстію. Но этой радостной вѣсти не удалось услышать русскимъ людямъ изъ устъ самого князя. Это былъ уже послѣдній подвигъ благовѣрнаго князя. Утомленный трудностію пути и тревогами, какія пришлось ему испытать, благовѣрный князь Александръ Ярославичъ на обратномъ пути изъ Орды въ Городцѣ опасно занемогъ. Предчувствуя блаженную свою кончину, онъ созвалъ своихъ спутниковъ и обратился къ нимъ съ послѣднею прощально бесѣдою, которая у всѣхъ вызвала горькія слезы при мысли о предстоящей утратѣ. Затѣмъ благовѣрный князь призвалъ къ себѣ игумена и принялъ иноческое постриженіе, замѣнивъ свое княжеское имя иноческимъ — Алексій. Принявъ Св. Тайны и простившись съ окружавшими его иноками, благовѣрный князь-инокъ тихо отошелъ въ вѣчныя обители, предавъ свою чистую душу Господу, Которому такъ пламенно послужилъ въ земной своей жизни. Это было 14 ноября 1263 г. Онъ скончался во цвѣтѣ лѣтъ, не имѣя еще 45 лѣтъ отъ роду. Неодолимый въ битвахъ, изнемогъ онъ подъ бременемъ великокняжескаго вѣнца, который въ то тяжелое для Руси время былъ поистинѣ вѣнцемъ терновымъ, требоъалъ постояннаго напряженія силъ и взамѣнъ этого доставлялъ великому князю лишь огорченія и тревоги.

Во Владимірѣ скоро узнали о блаженной кончинѣ великаго князя, раньше, чѣмъ пришли изъ Городца нарочитые вѣстники. Господь чудесно открылъ это тогдашнему Владимірскому святителю, митрополиту всея Россіи Кириллу.

Когда владыка, окруженный духовенствомъ, возносилъ пламенныя молитвы о святой Руси и о ея великомъ князѣ, онъ удостоился слѣдующаго чудеснаго видѣнія: онъ видѣлъ, какъ ангелы Божіи возносили на небо блаженную душу благовѣрнаго князя Александра. Пораженный этимъ видѣніемъ святитель безмолвствовалъ, а затѣмъ, выйдя на амвонъ, сообщилъ молящимся горестную вѣсть: «братія, знайте, что уже зашло солнце земли Русской». Когда народъ въ недоумѣніи выслушалъ эти слова, святитель, помолчавъ немного, разъяснилъ смыслъ произнесенныхъ имъ словъ: «нынѣ преставился благовѣрный великій князь Александръ Ярославичъ». Ужасъ охватилъ всѣхъ отъ этой скорбной вѣсти. Храмъ огласился воплями скооби и отчаянія; «погибаемъ» — въ одинъ голосъ повторяли молившіеся. Какую глубокую скорбь вызвала кончина благовѣрнаго князя, можно судить по тѣмъ словамъ современника святаго князя, которыми онъ начинаетъ описаніе его кончины.

— «Горе тебѣ, бѣдный человѣкъ! Какъ ты можешь описать кончину своего господина! Какъ зѣницы твои не выпадутъ изъ глазъ вмѣстѣ со слезами! какъ сердце не разорвется отъ горькой печали! Отца человѣкъ можетъ забыть, но добраго господина не можетъ; если бы можно было, съ нимъ легъ бы и въ гробъ».

Такое же чувство испытывали и всѣ очевидцы этого горестнаго событія. Какъ только во Владимірѣ услышали о приближеніи къ городу тѣла благовѣрнаго князя, всѣ устремились на встрѣчу. Митрополитъ Кириллъ вмѣстѣ съ духовенствомъ встрѣтилъ тѣло почившаго князя въ Боголюбовѣ. Безчисленное множество народа — богатые и бѣдные, взрослые и дѣти заняли всѣ окрестности. И какъ только показался гробъ, всѣ неудержимо ринулись на встрѣчу, каждый стремился облобызать раку, въ которой находилось тѣло благовѣрнаго князя. Плачъ народа покрывалъ все: не слышно было голоса духовенства и пѣвчихъ; по словамъ современника, казалось, что отъ стоновъ и крика могла потрястись земля.

23-го ноября въ соборномъ храмѣ Владимірскомъ митрополитомъ и священнымъ чиномъ торжественно, въ присутствіи массы народа, былъ совершенъ чинъ погребенія. Господь ниспослалъ утѣшеніе оплакивавшимъ кончину благовѣрнаго князя. Во время совершенія погребальнаго чина произошло слѣдующее чудо.

Когда экономъ митрополита Кирилла Севастіанъ приблизился ко гробу и хотѣлъ разнять руку усопшаго, чтобы митрополитъ могъ вложить въ нее «прощальную грамоту» (разрѣшительную молитву), то благовѣрный князь, какъ бы живой, самъ простеръ свою руку, принялъ свитокъ и затѣмъ снова сложилъ свои руки крестообразно на груди. Благоговѣйный ужасъ объялъ всѣхъ присутствовавшихъ. Всѣ удивлялись и прославляли Господа, показавшаго такое чудесное знаменіе. Благоговѣйно взявъ раку съ тѣломъ благовѣрнаго князя, погребли его въ монастырскомъ храмѣ Рождества Пресвятой Богородицы.

О происшедшемъ при погребеніи чудѣ, по распоряженію митрополита Кирилла, было сообщено всѣмъ, и такимъ образомъ по всей благочестивой Руси, оплакивавшей своего князя-хранителя, положившаго жизнь за святую Русь, вмѣстѣ съ горестною вѣстію о его преждевременной кончинѣ, распространилась и утѣшительная вѣсть, что въ лицѣ благовѣрнаго князя Александра Русь пріобрѣла новаго молитвенника и заступника предъ престоломъ Всевышняго. Сколько утѣшенія внесла эта вѣсть въ скорбныя души русскихъ людей, тревожно взиравшихъ на ближайшее будущее!

Вся жизнь благовѣрнаго князя Александра Ярославича была посвящена служенію своему отечеству. Своею безпримѣрною храбростію и воинскими доблестями онъ сохранилъ свой сѣверо-западный удѣлъ отъ постоянныхъ притязаній на него западныхъ католическихъ народовъ; силою меча и мудростію охранилъ онъ православную церковь и отъ нападеній латинянъ и отъ происковъ римскихъ папъ; осторожностію и мудрою правительственною дѣятельностію облегчилъ онъ татарское тяжелое иго, далъ возможность русскимъ людямъ спокойнѣе его переносить, поддержалъ въ нихъ вѣру въ могущество Руси, вселилъ надежду на лучшія времена; самихъ поработителей заставилъ съ уваженіемъ относиться къ покоренной странѣ и ея князю. Это служеніе благовѣрнаго князя прекрасно опредѣлилъ его современникъ-біографъ слѣдующими словами: «онъ много потрудился за землю Русскую, и за Новгородъ, и за Псковъ и за все великое княженіе животъ (жизнь) свой отдавая, и за православную вѣру».

Небесный заступникъ Рускаго государства, отличавшійся при жизни своей великимъ милосердіемъ, помогавшій каждому обездоленному и страждущему, благовѣрный князь Александръ и послѣ своей кончины не преставалъ изливать свои милости всѣми нуждавшимся и молитвенно обращавшимся къ нему за помощію. При ракѣ святыхъ его мощей болящіе получали исцѣленіе, скорбящіе и озлобленные — благодатное утѣшеніе и помощь. Какой драгоцѣнный сосудъ милости Божіей пріобрѣла святая Русь въ своемъ небесномъ покровителѣ и вождѣ!

И нынѣ близокъ и скоропослушливъ онъ всѣмъ, съ вѣрою призывающимъ святое его имя, изливаетъ свою милость и предстательствуетъ предъ престоломъ Вседержителя Бога — Ему же, прославляющему святыя Своя, честь и слава во вѣки вѣковъ. Аминь.

Тропарь, гласъ 4-й:

Яко благочестиваго корене пречестная отрасль былъ еси, блаженне Александре: яви бо тя Христосъ яко нѣкое божественное сокровище россійстѣй земли, новаго чудотворца, преславна и Богопріятна. И днесь сошедшеся въ память твою вѣрою и любовію, во псалмѣхъ и пѣніихъ радующеся славимъ Господа, давшаго тебѣ благодать исцѣленій: Егоже моли спасти градъ сей, и державѣ сродникъ твоихъ Богоугоднѣй быти, и сыновомъ россійскимъ спастися.

Кондакъ, гласъ 8-й:

Якоже сродники твои, Борисъ и Глѣбъ, явишася тебѣ съ небесе въ помощь подвизающемуся на Вейлгера свѣйскаго и воевъ его: тако и ты нынѣ, блаженне Александре, пріиди въ помощь твоимъ сродникамъ, и побори борющыя ны.

Примѣчанія:
[1] Свѣдѣнія о жизни благовѣрнаго князя Александра Ярославича находятся въ древнихъ житіяхъ его и въ лѣтописяхъ. Въ древней Руси составлено было пять житій благовѣрнаго князя.
[2] Рѣка Калка — на югѣ Россіи, впадаетъ въ Азовское море.
[3] Въ древности такъ называлось Балтійское море.

Источникъ: М. В. Житія святыхъ, переложенныя для дѣтскаго и юношескаго возраста. Выпускъ восемнадцатый. [1972 г.] — Jordanville: Тѵпографія преп. Іова Почаевскаго. Свято-Троицкій монастырь, 1972. — С. 40-56.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.