Церковный календарь
Новости


2018-10-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). По поводу обращенія МП къ Зарубежной Церкви (1992)
2018-10-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Ново-мученичество въ Русской Правосл. Церкви (1992)
2018-10-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Каноническое положеніе РПЦЗ (1992)
2018-10-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Письмо въ редакцію Вѣстника РХД (1992)
2018-10-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отрицаніе вмѣсто утвержденія (1992)
2018-10-14 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Протоколъ 103-й (14 марта 1918 г.)
2018-10-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 5-я (1922)
2018-10-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 4-я (1922)
2018-10-13 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Пятьдесятъ лѣтъ жизни Зарубежной Церкви (1992)
2018-10-13 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Измѣна Православію путемъ календаря (1992)
2018-10-12 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Тайна беззаконія въ дѣйствіи (1992)
2018-10-12 / russportal
Опредѣленіе Архіер. Собора РПЦЗ отъ 13/26 октября 1953 г. (1992)
2018-10-11 / russportal
Преп. Ѳеодоръ Студитъ. Письмо къ Григорію мірянину (1908)
2018-10-11 / russportal
Преп. Ѳеодоръ Студитъ. Письмо къ Василію патрицію (1908)
2018-10-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 3-я (1922)
2018-10-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 2-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 17 октября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 12.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Протопр. Георгій Граббе (буд. еп. Григорій) († 1995 г.)
ПРАВДА О РУССКОЙ ЦЕРКВИ НА РОДИНѢ И ЗА РУБЕЖОМЪ.
(По поводу книги С. В. Троицкаго «О неправдѣ Карловацкаго Раскола»).

Глава одиннадцатая.
НЫНѢШНЕЕ ПОЛОЖЕНІЕ ЦЕРКВИ ВЪ СССР.

Заключая главу о «благихъ результатахъ деклараціи Митрополита Сергія», С. В. Троицкій заявляетъ: «Положеніе Церкви все улучшается» (стр. 83).

Почти одновременно съ составленіемъ своего труда С. В. Троицкимъ, готовилъ обстоятельный докладъ Зарубежному Собору о положеніи Церкви въ СССР Епископъ Лосъ-Анжелосскій Антоній. Путемъ внимательнаго изученія обширнаго матеріала онъ пришелъ къ діаметрально противоположному заключенію: «Въ дѣйствительности гоненіе на вѣру въ СССР продолжается. Оно происходитъ волнами... Преслѣдованіе православной вѣры и антирелигіозная пропаганда, никогда не прекращающаяся, находятъ свое выраженіе въ Совѣтской прессѣ».

С. В. Троицкій черпалъ свои свѣдѣнія о положеніи Церкви въ СССР не изъ объективныхъ источниковъ, а изъ совѣтскаго пропаганднаго матеріала. На самомъ дѣлѣ гоненіе на вѣру въ СССР все увеличивается и было достаточно явнымъ уже въ то время, когда онъ писалъ свою книгу. Никогда не прекращаясь вполнѣ, гоненіе было нѣсколько ослаблено по внѣшне политическимъ причинамъ въ послѣдніе годы жизни Сталина и стало усиливаться вскорѣ послѣ его смерти, несмотря на наступившее временное общее ослабленіе террора. Начиная съ 1957 года борьбу противъ религіи повели съ особой силой и она будетъ еще болѣе обостряться теперь въ связи съ общими мѣропріятіями по насильственному насажденію коммунизма.

Предыдущій періодъ правленія Хрущева часто сравниваютъ съ НЭП'омъ. Но этотъ періодъ былъ короткимъ; было замѣчено, что чѣмъ больше ослаблялся аппаратъ притѣсненія, тѣмъ больше населеніе практически отходило отъ коммунизма, который не можетъ существовать безъ террора. Когда Хрущевъ плакалъ, разоблачая жестокость Сталина, — можно было допустить, что у него было желаніе нѣсколько смягчить режимъ. Но самая природа ком/с. 170/мунизма дѣлаетъ терроръ неизбѣжнымъ. И теперь Хрущевъ проводитъ такое законодательство, которое должно окончательно закабалить населеніе.

Иностранцы получаютъ ложное впечатлѣніе, будто терроръ въ Совѣтской Россіи умеръ вмѣстѣ со Сталинымъ и Беріей. И они не скоро осознаютъ, что теперь терроръ возобновляется тамъ во всей силѣ и можетъ быть въ еще худшей формѣ, чѣмъ раньше. Послѣдніе законы о тунеядцахъ и о нетрудовомъ элементѣ, направленные противъ всякой частной иниціативы, уже предусматриваютъ принудительный трудъ. Вмѣстѣ съ тѣмъ для полнаго подчиненія себѣ воли народа потребовалось усиленіе борьбы съ религіей.

Свѣдѣнія объ этой борьбѣ понемногу проникаютъ въ западную печать, но еще не могутъ заглушить ведущуюся съ помощью Московской Патріархіи пропаганду о якобы благополучномъ положеніи Церкви въ СССР. Однимъ изъ важныхъ аргументовъ въ этой пропагандѣ являются цифры, свидѣтельствующія о якобы расцвѣтѣ Церкви. Поэтому раньше, чѣмъ говорить о положеніи Церкви въ настоящее время, я хочу немного остановиться на статистикѣ.

Тѣ свѣдѣнія, какія давались представителями Московской Патріархіи въ теченіе послѣднихъ лѣтъ о числѣ открытыхъ монастырей и церквей вызываютъ большое сомнѣніе въ отношеніи своей точности.

Начнемъ съ числа монастырей. Въ 1945 году Митрополитъ Николай въ Парижѣ заявилъ, что въ вѣдѣніи Патріархіи имѣется 89 епархій и 87 монастырей. («Дни Примиренія», стр. 22). Въ USSR Іnfоrmаtіоn Вullеtіn за 1942 г. на основаніи данныхъ Карпова говорится, что монастырей имѣется 89. Въ оффиціальномъ изданіи «Русская Православная Церковь» указано 73 епархіи (на 16 меньше) и 69 монастырей (на 18 или 20 меньше). По словамъ г-на Андерсона ту же цифру епархій (на одну меньше — 72) и монастырей Митрополитъ Николай далъ представителямъ Американскаго Національнаго Совѣта Церквей при посѣщеніи ими Москвы 18 іюня 1956 года [1]. Тотъ же авторъ повторяетъ ихъ въ своей интересной статьѣ Тhе Оrthоdох Сhurсh іn Sоѵіеt Russіа (Fоrеіgn Аffаіrs, Jаnuаrу 1961, р. 299.). Однако теперь, подавая заявленіе о пріемѣ въ Міровой Совѣтъ Церквей, Патріархія ука/с. 171/зала, что у нея 40 монастырей (Журналъ Тhе Liѵіng Сhurсh отъ 14 мая 1961 года). Между тѣмъ въ выпускѣ органа Московской Патріархіи «Единая Церковь» (въ Америкѣ) за мартъ-апрѣль 1961 г. опять значится, что въ СССР 69 монастырей (стр. 76). Итакъ, или Митрополитомъ Николаемъ съ самаго начала была указана цифра преувеличенная на 47 монастырей и 16 епархій (а въ оффиціальномъ изданіи 1954 г. и данныхъ, сообщенныхъ г-ну Андерсону, на 29 монастырей), или недостающіе въ нынѣшней статистикѣ монастыри и епархіи были закрыты. О большомъ числѣ закрываемыхъ монастырей свидѣтельствуетъ статья о Корецкомъ женскомъ монастырѣ на Волыни въ газетѣ «Сельская жизнь» отъ 24 іюля 1960 г., называемая «Заживо погребенные». Тамъ имѣется такая фраза: «А на дняхъ пересталъ существовать Дерманскій монастырь, ихнихъ монашекъ сюда перевели. А въ прошломъ году ликвидированъ Кременецкій монастырь». Сестры этихъ монастырей — всего 44 монахини. Это указываетъ на быструю ликвидацію монастырей, вслѣдствіе которой еще менѣе можно довѣрять сбивчивымъ даннымъ въ статистическихъ сообщеніяхъ представителей Московской Патріархіи.

Весьма тщательная сводка, изданная Президіумомъ Французскаго Правительства въ октябрѣ 1954 года на основаніи оффиціальныхъ данныхъ, указываетъ, что въ 1947 г. въ СССР было открытыхъ 25.000 церквей (Lа Dосumеntаtіоn Frаnçаіsе. Nоtеs еt Etudes Dосumеntаires, 9 Осt. 1954, № 1931. Le Problème Religieux en USSR, стр. 5).

Архіепископъ Борисъ въ бесѣдѣ съ корреспондентомъ журнала «Newsweek» отъ 17 января 1952 г. (стр. 84), сказалъ, что въ СССР 24-25 тысячъ храмовъ. П. Ф. Апдерсонъ въ упомянутой выше статьѣ (въ Christian Century) показываетъ число церквей (приходовъ?) въ 20.000, а въ позднѣйшей статьѣ (въ Foreign Affairs, Jan. 1961.) — 22.000. Между тѣмъ, въ ходатайствѣ о пріемѣ въ Міровой Совѣтъ Церквей Московская Патріархія указала, что имѣетъ 20.000 церквей.

Означаетъ ли это, что нынѣ Патріархія учла число закрытыхъ церквей? Если такъ, то оказывается, что число таковыхъ (закрытыхъ) гораздо больше, чѣмъ указывается въ другихъ сообщеніяхъ послѣдняго времени. Корреспондентъ Лондонскаго «Times» отъ 2-го февраля 1961 г. сообщаетъ, что въ теченіе шести мѣсяцевъ въ 1960 г. было закрыто 500 церквей.

Обращаетъ на себя вниманіе и то обстоятельство, что число церквей Патріархіей всегда указывается въ круглой цифрѣ. Это /с. 172/ свидѣтельствуетъ о томъ, что послѣдняя не является точной, а дается съ округленіемъ въ ту или другую сторону. Такъ какъ эти цифры упоминаются съ намѣреніемъ показать благополучіе Церкви въ Россіи, естественно предположить, что округленіе дѣлается всегда въ сторону увеличенія, а не уменьшенія общаго числа. Такимъ образомъ мы должны считать, что теперь въ СССР церквей гораздо меньше двадцати тысячъ.

Но насколько ихъ меньше — объ этомъ трудно судить. Однако, все же данную цифру слѣдуетъ считать сильно преувеличенной по слѣдующимъ соображеніямъ: Общее число церквей въ Россіи въ 1914 году было 54.174. Въ это число не входятъ военныя церкви, но включены: домовыя и при учебныхъ заведеніяхъ — 2.183, единовѣрческія — 541, приписныя и упраздненныя — 5.830, кладбищенскія — 2.060, подвижныя — 41 и миссіонерскія — 49. (Всеподданнѣйшій отчетъ Оберъ-Прокурора Святѣйшаго Сѵнода по Вѣдомству Православнаго Исповѣданія за 1914 г., Петроградъ 1916, стр. 132). Тѣ церкви, которыя открыты теперь, очевидно относятся къ категоріи прежнихъ приходскихъ и, частично, кладбищенскихъ. Если вѣрить оффиціальной Московской церковной статистикѣ, то оказывается, что теперь существуетъ нѣсколько болѣе трети общаго числа церквей дореволюціоннаго времени. Духовенства же теперь только на половину меньше, чѣмъ въ 1914 г. (57.105 — въ 1914 противъ 33.000 въ1954 г., согласно Notes et Etudes Documentaires, стр. 5). Само собою разумѣется, что такая небольшая разница въ количествѣ церквей невѣроятна. По тѣмъ же французскимъ даннымъ, составленнымъ преимущественно по оффиціальнымъ источникамъ, какъ Журналъ Московской Патріархіи, съ 1944 по 1954 по всей Московской епархіи было только 247 церквей по сравненію съ 657 церквами въ одномъ только городѣ Москвѣ въ 1917 г. Въ такой большой епархіи, какъ Кубанская, осталось только 230 церквей. Наибольшее число церквей приходится на епархіи, бывшія подобно Кубанской подъ нѣмецкой оккупаціей.

В. И. Алексѣевъ въ статьѣ «Русская Православная Церковь на оккупированной нѣмцами территоріи Россіи 1941-1944 г.г.» («Церковная Жизнь» за 1956 г. стр. 83) приводитъ статистическія данныя изъ книги П. Андерсона «L'Eglise et la Nation en USSR» и дополняетъ эти данныя цѣнными замѣчаніями.

На основаніи Совѣтскихъ источниковъ П. Андерсонъ въ 1941 году указываетъ число церквей въ 4.225. Кстати, то же число при/с. 173/ведено въ Notes et Etudes Documentaires Французскаго Правительства. Но В. И. Алексѣевъ замѣчаетъ, что въ это число входитъ около 1200 церквей изъ присоединенныхъ областей Польши. Со своей стороны замѣчу, что туда должны входить и церкви въ Прибалтикѣ, посколько статистическія данныя П. Андерсона относятся къ августу 1941 г. (стр. 191).

Совѣты не рѣшились сразу закрыть церкви, открытые подъ нѣмецкой оккупаціей, и поэтому въ областяхъ послѣдней оказалось больше церквей, чѣмъ въ остальныхъ областяхъ страны. Такъ напримѣръ, въ Кіевѣ на 840.300 жителей было 26 церквей, а въ Харьковѣ на почти такое же число жителей (833.400) — только три церкви (Notes et Etudes Documentaires, cтр. 5).

Въ оккупированныхъ нѣмцами областяхъ возстановленіе приходовъ шло стихійно и безпрепятственно. По собраннымъ В. И. Алексѣевымъ даннымъ въ указанномъ выше его трудѣ получается слѣдующій подсчетъ церквей по главнымъ епархіямъ, бывшимъ подъ оккупаціей:

Это конечно не полныя данныя, но они охватываютъ главное число возстановленныхъ приходовъ послѣ войны. Впослѣдствіи большая часть изъ нихъ была закрыта. Такъ, напримѣръ, итальянскій журналъ «Христіанская Россія вчера и сегодня» въ № 10 за 1960 г. сообщаетъ, что въ Смоленскѣ открытъ только одинъ соборъ, въ то время, какъ при нѣмцахъ тамъ было 4 церкви.

По сообщенію того же журнала въ Кіевѣ вмѣсто 26 церквей, оставшихся послѣ нѣмецкой оккупаціи, теперь открыто только восемь. «Комсомольская Правда» отъ 14 іюня 1961 г. пишетъ, что «въ городахъ и селахъ Волынской епархіи за послѣдніе годы по требованіямъ трудящихся закрыто 180 церквей».

Съ числомъ 798 приходовъ въ Кіевской епархіи при нѣмцахъ сравнимъ число ихъ въ Московсксй епархіи — по французскимъ даннымъ — 247, изъ коихъ 55 (по другимъ свѣдѣніямъ 48) приходится на городъ Москву. Московская епархія въ лучшемъ положеніи, чѣмъ другія епархіи, будучи подъ непосредственнымъ /с. 174/ покровительствомъ Патріархіи и чаще посѣщаемой иностранцами. Если въ такой епархіи только 247 приходовъ, то въ другихъ епархіяхъ, не бывшихъ подъ оккупаціей, положеніе должно быть никакъ не лучше, а наоборотъ — хуже. Если оптимистически посчитать на другія епархіи въ среднемъ по 200 приходовъ, то общая цифра ихъ въ СССР была бы не 22.000 и не 20.000, а не больше 16.000 въ лучшемъ случаѣ. На самомъ же дѣлѣ во многихъ епархіяхъ число церквей много меньше 200, а теперь оно еще сокращается вслѣдствіе продолжающагося закрытія приходовъ, какъ это видно на примѣрѣ Кіева и Смоленска, а также изъ сообщеній и изъ другихъ мѣстъ. Такъ напримѣръ, въ номерѣ газеты «Правда Украины» отъ 20-го мая 1961 года помѣщена замѣтка подъ заглавіемъ: «Массовое закрытіе церквей въ Рѣпкинскомъ районѣ Черниговской области», въ которой сообщается, что изъ ряда селъ района поступили ходатайства о закрытіи церквей и молитвенныхъ домовъ.

Посколько обнаруживается обманъ въ указаніи числа приходовъ, мы не можемъ вѣрить сообщенію Московской Патріархіи и о числѣ духовенства. Если П. Ф. Андерсону въ 1956 г. было сказано, что число священниковъ въ СССР — 35.000 (Тhе Christian Century, 18 апр. 1956 г.), то въ «Вѣстникѣ Западно-Европейскаго Экзархата» за май 1947 г. о. Сергіенко была дана цифра въ 33.000, а въ послѣдней статьѣ П. Ф. Андерсона (въ Foreign Affairs, январь 1961 года) указывается цифра духовенства со ссылкой на сообщенія Московской Патріархіи, — на цѣлыхъ 10.000 меньше, чѣмъ въ 1956 году, т. е. въ 25.000, и та же цифра указана въ обращеніи Патріархіи въ Міровой Совѣтъ Церквей.

Такимъ образомъ, мы видимъ, что и въ отношеніи числа духовенства свѣдѣнія изъ того же источника даются самыя разнообразныя, и потому тоже не внушающія довѣрія.

Имѣя въ виду гоненія на Церковь и малый притокъ новаго духовенства въ теченіе очень многихъ лѣтъ, трудно себѣ представить, чтобы число духовенства теперь было только на половину меньше числа, бывшаго до революціи, выражавшагося цифрой въ 57.105 священнослужителей.

Итакъ, приходится признать, что цифры, сообщаемыя Москвой, въ отношеніи церквей, монастырей и духовенства не отвѣчаютъ дѣйствительности, а взяты съ потолка, чтобы больше импонировать Западному міру.

Но и эти цифры все болѣе уменьшаются, вслѣдствіе новаго систематическаго похода противъ религіи.

/с. 175/ Въ настоящее время ведется безпримѣрная упорная борьба противъ вѣры съ цѣлью совершенно вытѣснить ее изъ жизни народа и добиться закрытія почти всѣхъ церквей.

Въ номерѣ Казахстанской Правды отъ 12 февраля 1961 г. читаемъ: «Учитывая, что коммунизмъ и религія несовмѣстимы, что они непримиримо враждебны, Центральный Комитетъ КПСС требуетъ отъ партійныхъ организацій ни въ коемъ случаѣ не ослаблять борьбы съ ея реакціоннымъ вліяніемъ. Выполняя требованіе ЦК КПСС, многія организаціи Казахстана ведутъ боевую, наступательную атеистическую пропаганду, въ результатѣ которой съ каждымъ годомъ сокращается количество вѣрующихъ, распадаются сектантскія группы, сами прихожане закрываютъ церкви, молитвенные дома».

Въ очень освѣдомленной и важной статьѣ Лондонскаго “Тіmеs” отъ 2-го февраля 1961 г., о которой я уже упоминалъ, даются свѣдѣнія о томъ, какъ «сами прихожане закрываютъ церкви». Кстати вспомнимъ, что и въ тридцатыхъ годахъ также церкви якобы закрывались самими прихожанами. Въ своемъ знаменитомъ вынужденномъ интервью въ 1934 г. Митрополитъ Сергій говорилъ: «Многія церкви дѣйствительно были закрыты, но не по распоряженію государственныхъ властей, а по требованію населенія, а во многихъ случаяхъ даже по постановленію самихъ прихожанъ».

Коммунистическая партія по сообщенію спеціальнаго корреспондента “Тіmеs” была обезпокоена ростомъ числа вѣрующихъ и интересомъ молодежи къ вопросамъ религіи. Поэтому была поднята новая волна преслѣдованія, которая основывается на Конституціи. Въ 1954 г. въ иструкціи Хрущева подчеркивалось, что въ борьбѣ съ религіей не должно примѣняться насиліе. Но такъ какъ такая пропаганда не приносила плода, на XXI Конгрессѣ коммунистической партіи въ 1957 году было постановлено усилить «борьбу съ Церковью и религіей». Слово «пропаганда» было замѣнено словомъ «борьба».

Въ этой борьбѣ коммунисты основываются на законахъ, запрещающихъ религіозную пропаганду, на законахъ, требующихъ регистраціи профессіоналовъ, законахъ о церковныхъ зданіяхъ, какъ памятникахъ національной старины, и, наконецъ, на законахъ о налогахъ.

Такимъ образомъ, священникъ, который сталъ бы помогать молодому человѣку готовиться къ поступленію въ Семинарію, былъ /с. 176/ бы обвиненъ въ веденіи среди молодежи запрещенной религіозной пропаганды и можетъ быть заключенъ въ тюрьму на срокъ отъ одного года до трехъ лѣтъ. Такая утроза заставляетъ многихъ священниковъ воздерживаться отъ занятій съ желающими стать на путь священства. Вслѣдствіе такихъ мѣропріятій Церковь испытываетъ недостатокъ духовенства. Между тѣмъ, какъ только какой-либо храмъ не получаетъ отдѣльнаго священника, тотчасъ же гражданская власть его насильно закрываетъ.

То обстоятельство, что священникъ обязанъ быть зарегистрированнымъ и имѣть разрѣшеніе отъ гражданскихъ властей на служеніе, — открываетъ путь къ его устраненію путемъ отобранія отъ него такого разрѣшенія, вслѣдствіе обвиненія его въ нарушеніи гражданскихъ или церковныхъ законовъ. Корреспондентъ “Тіmеs” указываетъ нѣкоторые изъ такихъ обвиненій, какъ напримѣръ, нанесеніе вреда храму, какъ памятнику національнаго искусства, или неуплата налоговъ.

Одинъ священникъ потерялъ свои права, потому что онъ изъ купели, въ отдѣльномъ отъ храма помѣщеніи, провелъ трубу къ водосточной трубѣ у наружной стѣны храма. Его обвинили въ томъ, что онъ обезобразилъ народный памятникъ искусства, въ которомъ онъ ничего не имѣлъ права передѣлывать безъ разрѣшенія гражданской власти.

Чаще же всего предъявляются обвиненія священникамъ въ нарушеніи правилъ о налогахъ.

Примѣненіе такихъ мѣръ взысканія зависитъ отъ усмотрѣнія власти. Строгія мѣры примѣняются главнымъ образомъ противъ наиболѣе любимыхъ паствой священниковъ талантливыхъ проповѣдниковъ, привлекающихъ людей къ Церкви. И напротивъ нѣкоторымъ стяжателямъ разрѣшается благодушествовать и накоплять богатство, которое можетъ людей отъ нихъ отталкивать. О методахъ притѣсненія Церкви цѣнныя свѣдѣнія даются въ статьѣ путешественника по СССР, который много бесѣдовалъ съ богомольцами въ Троице-Сергіевской Лаврѣ.

«По высказываніямъ собесѣдниковъ, пишетъ онъ, за послѣдніе полгода началось преслѣдованіе Церкви всякими скрытыми пріемами: все время повышаютъ налоги, закрываютъ подъ разными предлогами храмы, обвиняютъ священниковъ въ томъ, что они наживаются на вѣрующихъ. Напримѣръ, распускаютъ слухи, что тотъ или иной священникъ беретъ 200-300 рублей за крещеніе и 500 рублей за вѣнчаніе. Имѣется не мало случаевъ отдачи свя/с. 177/щенниковъ подъ судъ за утаиваніе подлежащихъ обложенію доходовъ; при этомъ выставляютъ лжесвидѣтелей, утверждающихъ, что они сами платили священнику большія суммы. Ходитъ слухъ, что ЦК въ неопубликованной части семилѣтняго плана намѣтилъ полную ликвидацію Церкви къ 1965 году. Въ Одессѣ уже закрыли два храма и теперь, говорятъ, долженъ быть закрытъ женскій монастырь. Въ Кіевѣ также недавно закрыли двѣ церкви. Изъ Кіево-Печерской Лавры стараются выжить монаховъ: еще недавно ихъ тамъ было 70 человѣкъ, сейчасъ же осталось 30... Одинъ изъ собесѣдниковъ знаетъ, что въ Ростовѣ недавно закрыли нѣсколько храмовъ (объ этомъ ему писали оттуда). Кіевляне разсказали, что въ Харьковѣ одну церковь даже взорвали подъ предлогомъ, что это мѣсто нужно для стройки. Свѣдѣнія о закрытіи церквей приходятъ и изъ другихъ мѣстностей... Священники, чтобы предохранить себя отъ ложныхъ обвиненій въ наживѣ, даютъ теперь квитанціи въ полученіи денегъ за требы, а копіи квитанцій вмѣстѣ съ деньгами отсылаютъ въ епархію. Одинъ изъ собесѣдниковъ, которому я разсказывалъ о неудавшейся попыткѣ поговорить со священникомъ, сообщилъ мнѣ, что къ священникамъ теперь подсылаютъ людей, заводящихъ всякіе разговоры противъ власти, чтобы потомъ обвинить ихъ въ антиправительственной агитаціи» («Посѣвъ», 7-го января 1961 г. № 1-2, стр. 9).

Результатомъ такихъ преслѣдованій является то, что вслѣдъ за нашумѣвшимъ бывшимъ протоіереемъ Осиповымъ въ совѣтской прессѣ все время печатаются заявленія объ отреченіи отъ вѣры бывшихъ священниковъ — ренегатовъ. Яркимъ примѣромъ этого можетъ служить статья бывшаго священника А. В. Клименко, перепечатанная изъ «Кіевской Правды» въ газетѣ «Совѣтская Эстонія» отъ 10 августа 1960 года подъ громкимъ заглавіемъ «Смѣлѣе рвите религіозные путы». Нѣкоторые изъ такихъ отступниковъ вѣроятно были агентами гражданской власти, которымъ пришло время показать свое подлинное лицо; нѣкоторые же, будучи маловѣрными, пошли въ священники надѣясь пріобрѣсти матеріальную выгоду; другіе, хотя и вѣрующіе, но лишенные твердости и исповѣдническаго духа, возможно, со слезами не нашли въ себѣ силы противиться давленію со стороны совѣтской коммунистической среды.

Каково же бываетъ давленіе видно изъ совѣтскихъ газетъ. Такъ напримѣръ, въ «Извѣстіяхъ» отъ 20 мая 1961 г. помѣщено письмо въ редакцію Ольги Романенко: «Я отрекаюсь отъ него». Въ этомъ /с. 178/ письмѣ она отрекается отъ своего мужа за то, что тотъ рѣшилъ поступить въ Семинарію. Казалось бы, если Церковь въ СССР такъ свободна, какъ говорятъ и пишутъ о ней представители Московской Патріархіи и какъ утверждаетъ С. В. Троицкій, то рѣшеніе одного молодого человѣка поступить въ Семинарію не должно было бы вызвать никакого волненія, тѣмъ болѣе, что и Семинарія открыта съ разрѣшенія властей.

Если вѣрить письму Ольги Романенко, то интересно отмѣтить то, что ея мужъ скрылъ отъ нея свое намѣреніе поступить въ Семинарію. «Секреты завелись, пишетъ она. Все что-то пишетъ, что-то получаетъ по почтѣ и отъ меня скрываетъ». Весьма характерной для совѣтскихъ условій является эта скрытность мужа отъ жены. Характерно также и то, что сѣтуетъ она не только на мужа, но и на тѣ органы власти, съ которыми онъ былъ связанъ по своей работѣ.

Въ газетѣ «Брянскій рабочій» въ маѣ-же с. г. была напечатана о немъ статья подъ названіемъ «Куда ступаешь ты, Мелентій Романенко?» Жена, какъ видно изъ вышеуказанной статьи въ «Извѣстіяхъ», узнавъ о намѣреніи своего мужа, жаловалась властямъ: «Тайно отъ него ходила къ уважаемымъ людямъ въ районѣ, къ руководителямъ» и никто изъ нихъ не попытался удержать его. «Я хотѣла и не могла удержать его, пишетъ она, но кто то вѣдь выдавалъ ему нужные документы, значитъ, знали — куда онъ ѣдетъ. Почему же тогда въ Сельскомъ Совѣтѣ Кирилловки не поинтересовались, почему человѣкъ въ наше время вдругъ надумалъ стать попомъ». Редакція «Извѣстій», издаваемыхъ Президіумомъ Верховнаго Совѣта СССР, сопроводила письмо Ольги Романенко своими замѣчаніями. Сказала ли она въ нихъ, что Церковь отдѣлена отъ государства, что религія есть частное дѣло всякаго человѣка и что власти не могутъ стѣснять свободу совѣсти гражданъ? Отнюдь нѣтъ. Редакція соглашается съ Ольгой Романенко. «Правильный задаетъ вопросъ тов. Романенко, пишетъ редакція «Извѣстій». Какъ же такъ могло получиться, товарищи партійные и совѣтскіе руководители Климовскаго района? Вѣдь упустили человѣка, не сумѣли отстоять его, вырвать изъ цѣпкихъ рукъ церковниковъ?»

Изъ приведенной статьи видно, что если поступленіе въ Семинарію Мелентія Романенко было признано «упущеніемъ» со стороны партійныхъ и совѣтскихъ властей, то слѣдовательно на /с. 179/ обязанности послѣднихъ было созданіе всевозможныхъ препятствій для поступленія желающихъ въ Семинарію.

О томъ, какъ усердно отводятъ людей отъ пастырской подготовки въ Семинаріяхъ, сообщается въ статьѣ В. Ф. Муравьева и Ю. В. Димитріева подъ названіемъ «О конкретности въ изученіи и преодолѣніи религіозныхъ пережитковъ», помѣщенной въ журналѣ «Вопросы Философіи», № 3 за 1961 г.

«До 1957 года количество заявленій о пріемѣ въ духовныя семинаріи увеличивалось. Начиная же съ 1958 года въ связи съ усиленіемъ антирелигіозной работы число ихъ значительно сократилось. А нѣкоторыя изъ семинарій въ 1959/60 г. имѣли значительный недоборъ контингента желающихъ учиться въ нихъ. Это имѣло мѣсто, напримѣръ, въ Ставропольской семинаріи. Мѣстные пропагандисты атеизма во главѣ съ И. О. Руденко провели большую индивидуальную работу со слушателями семинаріи. Въ результатѣ въ 1959 г. изъ семинаріи ушло 14 человѣкъ, а въ началѣ 1960 года еще 5 человѣкъ. Велась также индивидуальная работа съ молодежью, стремящейся поступить въ семинарію. И въ прошломъ году наборъ слушателей на первый курсъ семинаріи не состоялся» (стр. 68-я).

Ренегатъ А. А. Осиповъ, читая лекцію въ Кишеневѣ, похвалялся, что въ Ленинградскую Духовную Академію въ 1960 г. на 40 вакансій поступило 16 человѣкъ, а къ концу учебнаго года осталось 8 («Совѣтская Молдавія», 7 іюня 1961 г.).

Въ той же упомянутой выше статьѣ въ журналѣ «Вопросы Философіи» явно проговариваются объ административномъ давленіи на вѣрующихъ, когда успѣхи въ подавленіи религіозности приписываются не только пропагандѣ, но и «усиленію контроля за соблюденіемъ совѣтскаго законодательства о религіозныхъ культахъ и исправленію допущенныхъ въ этомъ отношеніи ошибокъ» (стр. 64).

Изъ всѣхъ этихъ сообщеній видно — какъ рушится временное относительное благополучіе Московской Патріархіи.

Епископъ Лосъ-Анжелосскій Антоній въ своемъ докладѣ Собору Епископовъ въ 1959 году привелъ одинъ очень яркій примѣръ того, насколько лживы повторяемыя С. В. Троицкимъ заявленія о свободѣ религіи въ СССР. Одна русская православная дѣвушка, служащая американской выставки, все свободное время въ Москвѣ въ теченіе семи недѣль посвятила посѣщенію храмовъ. «Ее поразило то, что въ храмъ ходить вѣрующіе боятся, за исклю/с. 180/ченіемъ старыхъ женщинъ, которыя составляютъ 80% молящихся. За все время она видѣла въ церкви только одного военнаго и очень мало мужчинъ, если не считать туристовъ или любопытныхъ комсомольцевъ, которые говорятъ, что ходятъ въ церковь, чтобы послушать красивое пѣніе. Когда она вошла въ переполненный храмъ и покупала свѣчи, старая женщина замѣтила у нея крестъ и тотчасъ ее предупредила: «Дѣвушка, сними крестъ». На ея возраженіе, что она не хочетъ его снимать, женщина спросила: «А ты не боишься?» Служащая выставки отвѣтила: «Нѣтъ, наоборотъ, я боюсь быть безъ креста». Когда она продвигалась впередъ, чтобы поставить свѣчи, она неоднократно слышала предупрежденіе: «Дѣвушка, спрячь крестъ». «Дѣвушка, сними крестъ». На ея родственницу — вѣрующую — ея крестъ произвелъ большое впечатлѣніе; она въ свою очередь показала свой крестъ, приколотый изнутри, чтобы не было видно» (стр. 13-14).

Гоненіе заставляетъ вѣрующихъ скрывать свою вѣру, а въ тѣхъ случаяхъ, когда чья-либо вѣра становится извѣстной, то исповѣдники ея подвергаются травлѣ и въ обществѣ, и въ печати.

Такъ напримѣръ, въ журналѣ «Партійная Жизнь», № 22 за 1958 г. въ статьѣ Д. Сидорова «Объ отношеніи коммунистической партіи къ религіи» содержатся сѣтованія: «Подчасъ сами коммунисты принимаютъ участіе въ различныхъ престольныхъ праздникахъ, обрядахъ, забывая, что это несовмѣстимо со званіемъ члена партіи. Напримѣръ, секретарь парторганизаціи колхоза имени Жданова Гдовскаго района, тов. Ефимовъ крестилъ въ церкви своихъ дѣтей, его домъ регулярно посѣщалъ священникъ. Секретарь комсомольской организаціи тов. Федорова вѣнчалась въ церкви».

Не буду приводить другихъ подобныхъ сообщеній въ печати. Всякій, кто слѣдитъ за совѣтской прессой, съ ними встрѣчается постоянно.

Всѣ эти сообщенія имѣютъ двоякое значеніе: съ одной стороны они свидѣтельствуютъ о способахъ борьбы съ религіей, а съ другой стороны они показываютъ и неодолимость вѣры. Вѣра продолжаетъ жить въ народной массѣ и вѣрующіе, несмотря на преслѣдованіе, отстаиваютъ свою вѣру.

Безчисленны свидѣтельства разныхъ лицъ, посѣщавшихъ СССР, а также и свидѣтельства совѣтской печати о томъ, что въ русскомъ народѣ еще очень много вѣрующихъ, что огромно число /с. 181/ крещаемыхъ младенцевъ и что случаются вѣнчанія даже комсомольцевь. Газета «Красная Звѣзда» отъ 10 января 1961 года между прочимъ напечатала слѣдующее замѣчаніе: «А порою случаются такія «неожиданности», что комсомольскимъ руководителямъ приходится только руками разводить... Недавно почти вся баскетбольная команда Прибалтійскаго военнаго округа, въ томъ числѣ комсомольцы В. Муйжніексъ и А. Гульбисъ явились въ церковь со своимъ товарищемъ и его невѣстой. Рѣшили поздравить ихъ съ законнымъ бракомъ и заодно посѣтить обрядъ вѣнчанія».

Иногда въ газеты проникаютъ сообщенія о вѣрующей молодежи. Примѣромъ можетъ послужить шумъ, поднятый въ «Литературной Газетѣ» по поводу заявленія восемнадцатилѣтней комсомолки Лиды, пожелавшей идти въ монастырь. Ея письмо въ мартѣ 1960 г. было напечатано въ сопровожденіи отвѣта Редакціи, которая совѣтовала Лидѣ «не идти къ иждивенцамъ, которыхъ со временемъ смететъ жизнь съ лица земли». Лида, повидимому, не поддалась уговорамъ, а когда ее посѣтила сотрудница «Литературной Газеты» Бажанова, то она къ своему ужасу нашла не одну Лиду, а трехъ вѣрующихъ дѣвушекъ, стремящихся въ монастырь (отъ 9-го іюля 1960 г.).

Откуда эта вѣра у дѣвушекъ, родившихся и выросшихъ въ совѣтскихъ условіяхъ? Она, къ удивленію безбожниковъ, хранилась въ семьяхъ и тамъ передавалась дѣтямъ. Передается вѣра и теперь главнымъ образомъ отъ бабушекъ, которыя заботятся о крещеніи и христіанскомъ воспитаніи своихъ внуковъ. Таившаяся у многихъ вѣра вспыхнула съ новой силой подъ вліяніемъ испытаній войны. Передъ многими всталъ вопросъ, который задавалъ себѣ герой повѣсти Львова «Спасите наши души»: «Почему все-таки когда мой отецъ былъ на фронтѣ и отъ него не приходило писемъ, мать находила утѣшеніе въ вѣрѣ? А знаменитые ученые, которые вѣрили въ Бога? И почему христіанство существуетъ столько вѣковъ и почему столько людей ходятъ въ церковь?»

Итакъ, можно сказать съ увѣренностью, что большевикамъ не удалось ранѣе и не удается теперь убить въ народѣ вѣру. Они конечно могутъ достигнуть закрытія многихъ приходовъ, они могутъ добиться того, что вѣра будетъ мало примѣтной извнѣ, но отъ этого еще далеко до полнаго ея искорененія.

Совѣтскія газеты иногда сообщаютъ объ удивительныхъ проявленіяхъ вѣры среди молодежи. Въ колхозѣ «Розы Люксембургъ» /с. 182/ 18-лѣтній юноша работая на тракторѣ упалъ, и вслѣдствіе паденія лишился дара рѣчи, но не совсѣмъ; этотъ даръ рѣчи возвращался къ нему одинъ разъ въ недѣлю на одинъ часъ. И тогда онъ говорилъ только о вѣрѣ въ Бога. Онъ признавалъ, что былъ ранѣе невѣрующимъ и за это потерпѣлъ наказаніе свыше.

Колхозники въ большомъ числѣ приходили къ нему, пока его не удалили власти («Комсомольская Правда», 2 іюля 1958 г.).

Въ другомъ номерѣ той же газеты отъ 26 мая 1959 г. говорилось о цѣлой группѣ 17 дѣвушекъ, которыя рѣшили вмѣстѣ поступить въ монастырь.

Новые законы будутъ препятствовать осуществленію такихъ намѣреній. Они обрекаютъ монастыри на исчезновеніе, подобно тѣмъ монастырямъ на Волыни, о которыхъ была рѣчь выше.

Съ одной стороны мы видимъ духовный порывъ, возникшій сразу у семнадцати дѣвушекъ, а съ другой — три вымирающихъ монастыря безъ молодежи...

Теперь сов. власть приняла мѣры къ полному устраненію молодежи изъ обителей, которыхъ она старается свести на положеніе богадѣленъ.

Такія мѣропріятія вынуждаютъ вѣрующихъ прибѣгать къ конспираціи, что давно поняли тѣ православные люди, которые не принимали декларацію Митрополита Сергія. С. В. Троицкій существованіе «катакомбной Церкви» въ СССР смѣло называетъ миѳомъ (стр. 83). Въ качествѣ доказательства этого онъ ссылается на отрицаніе катакомбной Церкви Бертольдомъ Шпулеръ въ швейцарскомъ старо-католическомъ журналѣ (стр. 86). Но, невѣдѣніе о чемъ-либо одного писателя отнюдь не можетъ быть доказательствомъ и небытія ему неизвѣстнаго. Я встрѣчалъ не мало людей, ничего незнавшихъ о С. В. Троицкомъ, однако невѣдѣніе о немъ этихъ людей не давало основанія назвать существованіе его миѳомъ.

Самое наименованіе «катакомбной Церкви» С. В. Троицкій приписываетъ «карловчанамъ» и одновременно старается доказать ненаучность такого наименованія, (стр. 84) въ примѣненіи его къ Церкви въ СССР.

Здѣсь слѣдуетъ замѣтить, что такое названіе потаенной Церкви въ СССР отнюдь не ведетъ своего происхожденія изъ оффиціальныхъ актовъ Заграничной Церкви. Слово «катакомбная» является обывательскимъ терминомъ для названія Церкви, скрывающейся отъ безбожной власти въ совѣтской Россіи. Самъ С. В. Троицкій /с. 183/ послѣ разъясненія неточности этого названія признаетъ, что при острыхъ вспышкахъ гоненій «христіане не разъ дѣйствительно скрывались на время, уходили отъ властей въ "катакомбы" подполья» (тамъ же). Такимъ образомъ, онъ самъ въ отношеніи скрывающейся отъ гоненія Церкви примѣняетъ тотъ терминъ, противъ котораго возражаетъ. Онъ лишь добавляетъ, что при ослабленіи преслѣдованія христіане выходили изъ своихъ катакомбъ и «требовали для себя законнаго права легально жить и молиться, т. е. всегда искали легализаціи» (тамъ же).

Не буду здѣсь повторять всего того, что содержится въ 8-ой главѣ этого труда. Хочу только отмѣтить, что совѣтская богоборческая апостасійная власть совсѣмъ не та, какою была власть языческихъ императоровъ. При Совѣтской власти борьба съ религіей всѣми средствами не прекращается и является для нея однимъ изъ основныхъ положеній всей ея политики и государственнаго управленія. Поэтому, когда она по видимости нѣсколько отступаетъ отъ явнаго преслѣдованія религіи, то это не является признакомъ измѣненія ея отношенія къ послѣдней, а скорѣе напоминаетъ отходъ тигра отъ своей жертвы для новаго прыжка на нее съ цѣлью окончательнаго ея растерзанія.

Какъ было сказано выше, при апостасійной совѣтской власти легальное существованіе Церкви безъ измѣны самому ея существу совершенно невозможно. Поэтому истинные ревнители вѣры давно перешли на конспиративное, нелегальное церковное бытіе. Сама строжайшая тайна, необходимая для пребывающихъ въ катакомбахъ и тамъ спасающихся отъ преслѣдованія, дѣлаетъ невозможнымъ полученіе о нихъ точныхъ свѣдѣній. Самый же фактъ существованія катакомбной Церкви въ СССР, вопреки отрицанію его С. В. Троицкимъ, подтверждается совѣтскою печатью.

До второй Великой Войны въ совѣтской печати не мало писалось о т. н. «попахъ передвижкахъ», т. е. о священникахъ не имѣющихъ «здѣ прбывающаго града», скитающихся съ одного мѣста на другое для тайнаго обслуживанія вѣрующихъ.

Но нѣтъ ничего тайнаго, что не стало бы явнымъ. И нѣтъ такой конспираціи, которая не была бы иногда раскрываемой, особенно при широкомъ развитіи совѣтскаго шпіонажа. Совѣтскія газеты иногда сообщаютъ о раскрытіи той или иной тайной религіозной дѣятельности. Такъ, 2-го іюня 1960 года газета «Вечерняя Москва» сообщила объ арестѣ на одномъ изъ Московскихъ вокзаловъ Евдокіи Теръ-Григорьевой. Она была задержана въ то время, /с. 184/ когда Валеріанъ Лабзинъ передалъ ей два пакета. Въ этихъ пакетахъ было обнаружено 1000 иконокъ, 2500 крестиковъ и много листковъ религіознаго содержанія. Послѣ задержанія Григорьевой и Лабзина обыскъ на квартирѣ послѣдняго обнаружилъ большое количество религіозной литературы.

Изъ совѣтской же печати мы узнаемъ и о слѣдующемъ: тамъ всѣ эти годы давались сообщенія о дѣятельности неуловимыхъ «тихоновцевъ» священниковъ и проповѣдниковъ, о ихъ молитвенныхъ собраніяхъ у разныхъ источниковъ и пр.

Чтобы доказать фактъ существованія потаенной Церкви, который отрицаетъ С. В. Троицкій, достаточно сослаться на совсѣмъ недавнія газетныя сообщенія. Такъ, въ журналѣ «Наука и Религія» за декабрь 1959 г. (№ 4) говорится о жизни отрекшихся отъ мірской жизни «раскольниковъ», живущихъ въ скитахъ въ глухой тайгѣ Западной Сибири. Эти отшельники и отшельницы, вышедшіе въ большей мѣрѣ изъ молодежи, жестоко преслѣдуются властью за «дезертирство отъ труда и отъ службы въ арміи».

Нѣкоторыя свѣдѣнія о «катакомбной Церкви» дошли до насъ и черезъ лицъ, бывшихъ въ совѣтскихъ лагеряхъ и по освобожденіи попавшихъ заграницу. Въ дѣлахъ Архіерейскаго Сѵнода (Вх. № 214, отъ 12 марта н. ст. 1958 г.) имѣется донесеніе священника, бесѣдовавшаго съ двумя лицами, только что возвратившимися заграницу изъ совѣтскихъ концлагерей. Оба они разсказывали, что въ двухъ лагеряхъ крестьяне изъ окружающихъ деревень неоднократно передавали заключеннымъ частицы (а иногда и цѣлые особые хлѣбцы) чернаго хлѣба, которыя были просфорами отъ Литургій, совершавшихся потаенно бродячими священниками, не признававшими совѣтскаго Патріарха. Часто передавалась въ бутылочкахъ и св. крещенская вода. Въ руки заключеннымъ попадались какъ сектантскіе листки, такъ и листки съ переписанными православными молитвами. Въ одномъ изъ лагерей, въ которыхъ находились эти лица, было около 50-ти человѣкъ бѣлаго духовенства, отъ которыхъ они знали, что гдѣ-то по близости имѣется спеціальный лагерь исключительно для монашествующихъ.

Передавая содержаніе этого разсказа, я сознательно опустилъ и названіе лагерей, въ которыхъ находились эти лица, и имя митрофорнаго протоіерея, у котораго одинъ изъ нихъ исповѣдывался. Кстати интересно отмѣтить, что когда онъ послѣ исповѣди сказалъ своему духовному отцу о томъ, что онъ въ Европѣ принадлежалъ къ юрисдикціи Зап.-Европейскаго Экзархата, тогда тотъ не/с. 185/одобрительно покачалъ головой и сурово ему замѣтилъ: «истинная: Русская Церковь за рубежомъ только та, которую возглавляетъ Митрополитъ Анастасій».

Не менѣе важно и сообщеніе другого бывшаго узника въ СССР — Б. К. Ганусовскаго. 8 декабря 1959 г. на Религіозно-Философскомъ Собраніи подъ предсѣдательствомъ Митрополита Анастасія въ Нью Іоркѣ онъ дѣлился своими наблюденіями надъ религіозною жизнью въ СССР (Протоколъ № 9).

Въ одномъ изъ Концлагерей докладчикъ познакомился съ о. ..., рукоположеннымъ при Патріархѣ Тихонѣ, не признавшимъ совѣтской легализаціи Церкви и ушедшимъ въ подполье. За неподчиненіе Митрополиту Сергію онъ былъ осужденъ на 3 года лагерныхъ работъ. Послѣ освобожденія онъ вмѣстѣ съ женой и дѣтьми перешелъ на нелегальное положеніе. Жена его, уставшая отъ постоянныхъ скитаній, заявила ему, что она далѣе не въ состояніи такъ жить. Но о. ... продолжалъ свою тайную священническую дѣятельность. Въ 1937 г. онъ былъ арестованъ и присужденъ къ 10 годамъ принудительныхъ работъ, а въ 1947 г. какъ «неисправимый» осужденъ еще на 10 лѣтъ каторги. Въ томъ же лагерѣ находилась женщина-врачъ, тайная монахиня, которая была арестована съ группой вѣрующихъ вмѣстѣ съ о. ... Въ томъ же лагерѣ былъ и одинъ іеромонахъ «Тихоновской Церкви».

Получивъ досрочное освобожденіе о. ... и этотъ іеромонахъ поселились вмѣстѣ и тайно продолжали служить. О. ..., будучи въ лагерѣ, въ посылкахъ получалъ Св. Дары отъ скрывающихся священниковъ-«тихоновцевъ». Была у него и самодѣльная епитрахиль, съ которою онъ совершалъ богослуженія. Докладчикъ присутствовалъ на тайномъ богослуженіи. Въ 4 часа утра его привели въ кабинетъ врача, который самъ отсутствовалъ. Богослуженіе совершалось тамъ шепотомъ, потому что за стѣной жили санитары. О. ... говорилъ докладчику, что гдѣ-то въ сибирскихъ лагеряхъ служатъ извѣстные ему два архіепископа.

О существованіи тайной Церкви можно найти указанія и въ совѣтской печати. Въ журналѣ «Смѣна» (№ 12 за 1959 г.) былъ помѣщенъ очеркъ В. Мальцева «Святое Озеро», описывающій паломничество къ озеру «Свѣтлое» въ Горьковской области.

Въ примѣчаніи Редакціи говорится, что весною къ этому озеру стекаются паломники не только изъ Горьковской области, но и изъ областей Ивановской, Костромской, Владимірской и Кировской, а также изъ Марійской и Чувашской автономныхъ рес/с. 186/публикъ. Паломники собирались разнаго возраста, среди нихъ «можно нерѣдко встрѣтить юношей и дѣвушекъ, дѣтей школьнаго возраста».

Вотъ какъ авторъ статьи описываетъ видѣнное имъ на берегу озера «Свѣтлое»: «Внизу въ лощинѣ между двумя холмами оборудовано мѣсто моленія: установленъ деревянный крестъ и рядомъ съ нимъ — два столба, на которыхъ укрѣплены маленькіе домики, похожіе на скворечники. Въ домикахъ стоятъ иконы, горятъ свѣчи. Около столбовъ толпится не менѣе ста человѣкъ, доносится невнятное церковное пѣніе, похожее на гулъ растревоженнаго улья».

Такъ описано нелегальное богослуженіе, совершителя котораго гражданской власти не удалось поймать.

Изъ другихъ сообщеній печати видно, что то, что заграницей называютъ «катакомбною Церковью», въ СССР носитъ названіе «Истинной Православной Церкви» и члены ея именуются «истинными православными христіанами» въ отличіе отъ оффиціальной Московской Патріархіи. О нихъ упоминаютъ въ разныхъ частяхъ Россіи: на югѣ, въ Тамбовѣ и въ Казакстанѣ. Газета «Правда Украины» въ 1960 г., возмущаясь дѣятельностью проповѣдника Митрофана Коваля въ Оситняжкѣ, Черкасской Области, писала: «Губите тѣло, чтобы спасти душу, — призывалъ Митрофанъ. Настоящая жизнь — на томъ свѣтѣ, а жизнь на землѣ — сатанинское навожденіе. Не посѣщайте кино и клубы, не читайте газетъ и книгъ, поститесь, все отдавайте истинной Православной Церкви. (Цитир. по газетѣ «Наше Общее Дѣло», № 5, мартъ 1960 г.)

О процессѣ членовъ той же Церкви въ Ташкентѣ сообщала газета «Правда Востока» отъ 13 марта 1960 г. (О томъ же дѣлѣ были сообщенія и въ послѣдующихъ ея номерахъ 13 и 30 ноября 1960 г.). Сотрудники газеты, конечно, старались представить «истинно православныхъ христіанъ» въ самомъ неприглядномъ видѣ. И все-таки нельзя безъ волненія читать даже въ ихъ изложеніи объ этихъ исповѣдникахъ, о несчастной матери Зоѣ Ѳеодоровнѣ Бѣлоусовой, выглядывающей сѣдой старухой въ свои 37 лѣтъ, о ея четырехлѣтнемъ сынѣ Сашѣ, берущемъ конфету въ ротъ только послѣ материнскаго благословенія. А его 14-лѣтняя сестра Галя, несмотря на свой еще дѣтскій возрастъ, проявляетъ подвигъ твердаго исповѣдничества: «Галя стоитъ на трибунѣ. Красивое, упрямое лицо, не по-дѣтски серьезныи печальный взглядъ... Быстро, заученно отвѣчаетъ дѣвочка на вопросы суда... Нѣтъ, она не пойдетъ въ школу. Нѣтъ, не хочетъ работать. Она хочетъ молиться и славить Господа... всю жизнь».

/с. 187/ Изъ словъ общественнаго обвинителя на этомъ судебномъ процессѣ видно, что «истинные православные христіане» не признаютъ апостасійной совѣтской власти. Они не хотятъ на нее работать; они не хотятъ пускать своихъ дѣтей въ совѣтскую безбожную школу. При недавней переписи населенія они называли себя подданными святой православной Руси». Они — «тихоновцы», а потому обвинитель обрушивается на память Патріарха Тихона.

Въ трехъ номерахъ «Правда Востока» пишетъ объ этихъ исповѣдникахъ, перечисляя цѣлый рядъ семействъ и игуменію Павлу, какъ ихъ вдохновительницу. Подобное же дѣло имѣло мѣсто въ селѣ Самарино Бѣлгородской области. Тамъ состоялся судъ надъ отцомъ, попавшимъ въ «тенета церковниковъ». Отецъ былъ лишенъ родительскихъ правъ за то, что не пускалъ свою дочь въ совѣтскую школу, водилъ ее въ церковь и училъ молитвамъ («Сельская Жизнь», 20 іюня 1961 г.).

Существованіе такихъ людей въ разныхъ частяхъ Россіи показываетъ, что оно не какое-либо узкое мѣстное явленіе, а явленіе всероссійское, имѣющее повсюду одно названіе.

Исповѣдуя одну и ту же вѣру, проявляя одинаково свое отрицательное отношеніе къ совѣтской богоборческой власти и къ сотрудничающей съ нею Московской Патріархіи, истинные православные христіане нигдѣ не раскрываютъ — какъ именно устроена ихъ организація, какъ осуществляется ихъ объединеніе.

Изъ всѣхъ этихъ сообщеній непререкаемо явствуетъ и существованіе «Катакомбной Церкви», и то, что идеологія ея совершенно непримирима съ политикой соглашательства Митрополита Сергія, (о чемъ уже говорилось въ 8-ой главѣ).

Вотъ почему, не имѣя никакихъ сношеній съ катакомбной Церковью, мы можемъ сказать, что идейно мы составляемъ съ нею одно цѣлое.

Примѣчаніе:
[1] Р. Аndеrsоn. Сhurсhmеn ѵіsіt Russіа. Тhе Сhrіstіаn Сеnturу, 18 іюня 1956.

Источникъ: Протопресвитеръ Георгій Граббе. Правда о Русской Церкви на родинѣ и за рубежомъ. (По поводу книги С. В. Троицкаго «О неправдѣ Карловацкаго Раскола»). — Jordanville: Типографія преп. Іова Почаевскаго. Holy Trinity Monastery, 1961. — С. 169-187.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.