Церковный календарь
Новости


2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 2-я (1849)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 1-я (1849)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 126-й (1899)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 125-й (1899)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Православное Догмат. Богословіе митр. Макарія (1976)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Свт. Тихонъ Задонскій, еп. Воронежскій (1976)
2018-12-10 / russportal
Лактанцій. Книга о смерти гонителей Христовой Церкви (1833)
2018-12-10 / russportal
Евсевій, еп. Кесарійскій. Книга о палестинскихъ мученикахъ (1849)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Истинное христіанство есть несеніе креста (1975)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Сознаемъ ли мы себя православными? (1975)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, какъ душѣ обрѣсти Бога (1895)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, что не должно соблазнять ближняго (1895)
2018-12-07 / russportal
Тихонія Африканца Книга о семи правилахъ для нахожд. смысла Св. Писанія (1891)
2018-12-07 / russportal
Архим. Антоній. О правилахъ Тихонія и ихъ значеніи для совр. экзегетики (1891)
2018-12-06 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 16-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-12-06 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 15-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 13 декабря 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 8.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Протопр. Георгій Граббе (буд. еп. Григорій) († 1995 г.)
ЦЕРКОВЬ И ЕЯ УЧЕНІЕ ВЪ ЖИЗНИ.
(Собраніе сочиненій, томъ 1-й. Монреаль, 1964).

XX.
ДВА ПРИНЦИПА ВЪ ЮРИСДИКЦІИ.

Свящ. Александръ Шмеманъ, отвѣчая на мой докладъ Западно-Европейскому Епархіальному Собранію (Церковн. Жизнь № 10-11-12 за 1949 г.), а одновременно и на статью Епископа Наѳанаила, углубляетъ наше расхожденіе со сторонниками Экзархата до послѣдней степени (Споръ о Церкви. Церк. Вѣстникъ Зап.-Европ. Прав. Р. Экзархата № 2, 1950 г.). Расхожденіе въ каноническомъ вопросѣ онъ доводитъ до расхожденія уже догматическаго.

Я не думаю, чтобы это было правильно по существу и полезно практически. Наше раздѣленіе само по себѣ явленіе печальное, и лучше намъ не углублять его болѣе, чѣмъ оно того заслуживаетъ.

Къ сожалѣнію, дѣлая такое углубленіе спора, о. А. Шмеманъ, кромѣ того еще и нѣсколько искажаетъ мысль своихъ оппонентовъ.

Такъ напр., онъ приписываетъ мнѣ отрицаніе территоріальнаго принципа въ юрисдикціи «вообще въ качествѣ каноническаго критерія» (стр. 10). Почему-то онъ не прочиталъ или опустилъ слѣдующія мои слова: «Намъ нѣтъ надобности долго останавливаться на вопросѣ о значеніи географическихъ границъ каждой юрисдикціи. Онѣ установлены рядомъ церковныхъ правилъ, которыхъ я не буду цитировать, и правилъ, запрещающихъ епископамъ вторгаться въ чужіе предѣлы» (стр. 37). Далѣе я указываю, что «вмѣстѣ /с. 266/  съ тѣмъ» справедливо и замѣчаніе проф. Троицкаго о значеніи личнаго начала въ юрисдикціи. Иными словами, въ моей постановкѣ вопроса и постановкѣ его Еп. Наѳанаиломъ, вопреки утвержденію о. А. Шмемана, нѣтъ разницы. Съ нашей точки зрѣнія существуютъ два принципа и въ однихъ случаяхъ можетъ превалировать одинъ, а въ другихъ — другой, въ зависимости отъ времени и потребности по принципу церковной икономіи. Въ этомъ широта и мудрость церковнаго законодательства, которое невѣроятно суживается въ толкованіи о. А. Шмемана.

При толкованіи церковныхъ каноновъ надо искать не только пониманія ихъ буквы и «историческаго контекста», но гораздо больше — принципа, нормы, и это не въ юридическомъ только смыслѣ, а въ свѣтѣ догмата и нравственнаго ученія Церкви, жизнь которой прежде всего регулируется заповѣдью любви. При этомъ, самая жизнь Церкви, т. е. явленія, допущенныя ею на протяженіи многихъ лѣтъ, вошедшія въ ея жизнь, допущенныя ея сознаніемъ, — служатъ намъ въ качествѣ тѣхъ каноническихъ прецедентовъ, которые помогаютъ намъ уяснить себѣ наличіе и смыслъ того или иного принципа.

Константинопольскій Соборъ 879 года стоялъ передь рядомъ явленій, возникшихъ во время тяжкаго раздѣленія между Римской и Константинопольской Церквами. На нашемъ нынѣшнемъ печальномъ опытѣ мы видимъ, какь въ такихъ условіяхъ переплетаются юрисдикціи. Отецъ А. Шмеманъ хочетъ доказать намъ, что 1-е правило Константинопольскаго Собора говоритъ о несуществующемъ явленіи. Но если бы въ правилѣ, какъ думаетъ онъ, рѣчь шла только о бѣгущихъ римскихъ клирикахъ, то они не назывались бы «обитающими» въ области Константинополя. Къ тому же рѣчь идетъ о трехчленномъ составѣ чадъ Римской Церкви — епископахъ, клирикахъ и мірянахъ. Вмѣстѣ съ тѣмъ, о прещеніяхъ константинопольскихъ клириковъ говорится въ будущемъ времени — «И которыхъ клириковъ, или мірянъ, или архіерейскаго или іерейскаго чина, Фотій святѣйшій Патріархъ нашъ подвергнетъ отлученію или изверженію»... Значитъ рѣчь идетъ не о тѣхъ, кто уже былъ до 879 г. подвергнутъ прещеніямъ въ Константинополѣ и бѣжалъ отъ нихъ въ Римъ, а о тѣхъ, кто, принадлежа къ юрисдикціи Константинополя и находясь «въ какомъ бы то ни было предѣлѣ», т. е. внѣ его территоріи, будетъ впредь подверженъ этому прещенію. Иначе говоря, такой клирикъ /с. 267/ судится не іерархіей въ мѣстѣ своего проживанія (территоріальный принципъ), а іерархіей своей родной Церкви (принципъ народной юрисдикціи). Какъ бы ни думать о количествѣ лицъ римской юрисдикціи, находившихся на территоріи Константинополя, — этимъ правиломъ ясно устанавливается принципъ «народной» юрисдикціи, въ данномъ случаѣ преобладающій надъ принципомъ территоріальнымъ, но его вообще не отмѣняющій. Къ сожалѣнію, о. А. Шмеманъ ограничился разборомъ только одного моего каноническаго аргумента. Онъ вскользь коснулся вопроса подворій, которыя, конечно, начались съ института апокрисіаріевъ, но за тѣмъ пріобрѣли болѣе широкій характеръ, какъ это видно на примѣрѣ Русской духовной миссіи въ Іерусалимѣ.

Отецъ А. Шмеманъ оставилъ безъ возраженія и ссылку на 34 ап. правило и, что особенно важно, указаніе на установившуюся за послѣднее столѣтіе практику относительно юрисдикціи въ странахъ, не входящихъ въ предѣлы опредѣленныхъ автокефальныхъ Церквей.

Вообще, для ясности, надо разграничить канонически вопросъ о параллельныхъ юрисдикціяхъ: 1) на территоріи автокефальныхъ Церквей и 2) внѣ этихъ территорій.

Церковныя правила очень ограждаютъ территорію, а главное, народъ каждой юрисдикціи отъ вторженія со стороны. Никто не можетъ насильно и самочинно устраивать свои приходы на чужой территоріи, посылать туда клириковъ, служить тамъ безъ разрѣшенія и т. п. Но каждая Церковь можетъ допускать исключенія въ своей области. Принципіальная допустимость этого установлена 39 пр. VI Вселен. Собора, на которое я, кстати сказать, почти не останавливался въ своей статьѣ, ибо по преимуществу меня занимала тогда другая форма сосуществованія двухъ юрисдикцій. Я главнымъ образомъ удѣлилъ вниманіе вопросу сосуществованія разныхъ національныхъ юрисдикцій внѣ опредѣленной территоріи автокефальныхъ Церквей. Но принципъ т. ск. каноническаго «гостепріимства», утверждаемый 39 пр. VI Всел. Собора, въ другой формѣ осуществлялся въ отношеніи Русской Зарубежной Церкви и въ Константинополѣ и особенно въ Сербской, Болгарской и Антіохійской Церквахъ.

Въ юридическомъ смыслѣ эти Церкви не обязаны были допускать параллельнаго сосуществованія русской юрисдикціи надъ бѣженскими приходами. Они допустили это /с. 268/ по закону любви, который является краеугольнымъ въ церковныхъ канонахъ, какъ регулирующихъ жизнь Царствія Божія на землѣ.

Но совсѣмъ особо стоитъ вопросъ объ юрисдикціи надъ церковной діаспорой внѣ границъ автокефальныхъ Церквей. Константинопольскіе канонисты и единомышленники о. А. Шмемана смѣшиваютъ эти два вопроса, потому что въ ихъ представленіи вся территорія внѣ границъ автокефальныхъ Церквей входитъ въ предѣлы Константинопольской Патріархіи. Но я указалъ въ своемъ докладѣ, что другія Православныя Церкви и, въ частности, Церковь Русская, смотрятъ на дѣло иначе. Ни въ Америкѣ, ни въ Зап. Европѣ наши приходы не являются гостями Константинопольскаго Патріархата. Его претензія въ этомъ смыслѣ отвергается всѣми другими Церквами съ тѣхъ поръ какъ, вслѣдствіе широкаго развитія эмиграціи, возникла самая проблема юрисдикціи надъ діаспорой въ такомъ объемѣ. Свящ. А. Шмеманъ оставилъ этотъ чисто каноническій вопросъ, столь существенный для разрѣшенія нашего спора, совсѣмъ безъ вниманія. Вмѣсто того, онъ перешелъ въ область догматики.

«Богочеловѣчество Христово, пишетъ онъ, и есть сущность Церкви и эта сущность выражается и воплощается въ ея внѣшнемъ устройствѣ... сама внѣшняя структура и есть тотъ объективный признакъ Богочеловѣческой сущности Церкви, по которому мы должны мѣрить, опредѣлять и съ которымъ должны сообразовать свою жизнь» (стр. 15). Все это вѣрно. Но спрашивается, все ли во внѣшнемъ устройствѣ имѣетъ такое догматическое значеніе? Нѣтъ ли такихъ сторонъ внѣшняго устройства Церкви, которыя имѣютъ только «икономическій» характеръ, т. е. могутъ видоизмѣняться въ соотвѣтствіи съ пользой Церкви?

Когда рѣчь идетъ объ іерархическомъ строѣ, о полномочіяхъ епископскаго служенія, о соборномъ правленіи и т. п., — то область каноническая дѣйствительно соединяется съ областью догматической. Но когда мы подходимъ къ вопросамъ географическихъ границъ Церквей и епархій, то мы вступаемъ въ область церковно-административной и пастырской цѣлесообразности. Такъ напр., вѣроятно и о. А. Шмеману извѣстна каноническая норма, согласно которой, при распредѣленіи церковныхъ областей, кромѣ старшинства каѳедры, принималось во вниманіе политическое распредѣленіе границъ и значеніе даннаго города въ поли/с. 269/тическомъ смыслѣ (3 пр. II Всел. Собора, 17 и 28 пр. IV Всел. Соб., 36 пр. Трул.; 9 пр. Антіох.).

Мы знаемъ, къ чему привелъ одинъ опытъ трактовать такой каноническій вопросъ въ качествѣ догматическаго. Опытъ этотъ привелъ къ Римскому папизму...

Вопреки постановленіямъ Вселенскихъ Соборовъ, желая трактовать вопросъ о границахъ юрисдикціи только съ догматической точки зрѣнія, о. А. Шмеманъ теряетъ понятіе духовныхъ масштабовъ.

«Церковь, пишетъ онъ, есть новое твореніе, живущее во Христѣ, та данная намъ уже полнота Богочеловѣчества Христова, войти въ которую и возрастать въ которой намъ задано въ нашей жизни» (стр. 15). Это совершенно безспорно. Но изъ этого вѣрнаго положенія, прибавивъ къ нему уже нѣчто ошибочное, о. А. Шмеманъ дѣлаетъ совсѣмъ неправильный выводъ. «А это и есть созиданіе Церкви, продолжаетъ онъ, — доколѣ всѣ пріидемъ въ полноту возраста Христова и вотъ потому-то церковное устройство не можетъ быть основано ни на какомъ природномъ принципѣ — національномъ и иномъ — что это значило бы взять въ основу церковнаго устройства то, что самимъ этимъ устройствомъ, тѣмъ, что оно воплощаетъ — должно быть преображено по Христу» (тамъ же).

Начиная говорить о «заданномъ», о. А. Шмеманъ далѣе представляетъ его уже, какъ «данное».

Въ Церкви преображается наше человѣческое естество и наша ограниченность. Самъ о. А. Шмеманъ признаетъ, что «національность есть природный фактъ, который, какъ таковой можетъ быть просвѣтленъ, т. е. обращенъ на служеніе Богу». Но, вмѣстѣ съ тѣмъ, о. А. Шмеманъ не хочетъ считаться съ этимъ природнымъ фактомъ, какъ будто намъ уже дано преображеніе его во Христѣ. Но если административное дѣленіе земной Церкви строить исходя изъ свойствъ уже преображеннаго человѣчества, то можно дойти и до женскаго священства, посколько во Христѣ нѣтъ мужескаго пола, ни женскаго (Гал. III, 28) и въ будущемъ вѣкѣ не будутъ ни жениться, ни выходить замужъ, но будутъ, какъ Ангелы на небесахъ (Мрк. XII, 25).

Всѣ юрисдикціонныя дѣленія вызваны ограниченностью человѣческой природы и имѣютъ значеніе икономическое, а не догматическое. Говорить о «догматическихъ основаніяхъ помѣстнаго принципа» (стр. 15) въ высшей степени странно.

Церковь въ своемъ земномъ устройствѣ исходитъ изъ /с. 270/ «природныхъ фактовъ», пользуясь и ими при возведеніи насъ къ совершенству. Важно только ни одинъ изъ этихъ фактовъ и, въ томъ числѣ, помѣстный не переоцѣнивать и не возводить въ догматъ.

А церковно-практическое значеніе національнаго принципа въ юрисдикціи, даже при внѣшнемъ отрицаніи его, проявляется и въ жизни Экзархата. Священникъ А. Шмеманъ долженъ былъ признать, что «и наше существованіе, какъ русскаго Экзархата, параллельно греческому, также опредѣляется сейчасъ національнымъ признакомъ» (стр. 13). Логически наши экзархисты должны были бы подчиниться Митрополиту Германосу наравнѣ съ греками. Но вотъ, «національный признакъ» опредѣляетъ ихъ отдѣльное существованіе. Почему? Неужели только для сохраненія власти за нынѣшними возглавителями русскаго Экзархата? Въ это, конечно, не вѣрится. Скорѣе надо думать, что они сохраняютъ свой Экзархатъ какъ русскій, полагая, что это полезнѣе для спасенія душъ ихъ русской паствы. Иначе говоря, въ цѣляхъ церковной икономіи они въ извѣстномъ ограниченномъ смыслѣ исходятъ изъ того же народнаго начала, за сохраненіе котораго о. А. Шмеманъ на страницахъ офиціальнаго органа обвиняетъ насъ даже въ догматическомъ заблужденіи.

Такъ вмѣсто того, чтобы такими неосновательными обвиненіями углублять ровъ между нами, не лучше ли обратить вниманіе на то, что есть у насъ общаго и вмѣстѣ поискать путей для устраненія нашего печальнаго раздѣленія?

(1950).

Источникъ: Протопресвитеръ Георгій Граббе. Церковь и ея ученіе въ жизни. (Собраніе сочиненій). Томъ первый. — Монреаль: Издательство Братства Преп. Іова Почаевскаго, 1964. — С. 253-264.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.