Церковный календарь
Новости


2018-11-12 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 35-я (1922)
2018-11-12 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 34-я (1922)
2018-11-12 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово (3-е) на Новый годъ (1883)
2018-11-12 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово (2-е) на Новый годъ (1883)
2018-11-12 / russportal
И. М. Андреевъ. "Ѳ. М. Достоевскій". (Особенности личн. и творчества) (1967)
2018-11-12 / russportal
З. А. Крахмальникова. Горькіе плоды сладкаго плѣна (1989)
2018-11-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 33-я (1922)
2018-11-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 32-я (1922)
2018-11-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 31-я (1922)
2018-11-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 30-я (1922)
2018-11-11 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово (1-е) на Новый годъ (1883)
2018-11-11 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово (3-е) на Рождество Христово (1883)
2018-11-11 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово (2-е) на Рождество Христово (1883)
2018-11-11 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово (1-е) на Рождество Христово (1883)
2018-11-11 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Къ исторіи церк. раздѣленій заграницей (1996)
2018-11-11 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). МП отшатнулась отъ Православія (1996)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 13 ноября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 3.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Протопр. Георгій Граббе (буд. еп. Григорій) († 1995 г.)
ЦЕРКОВЬ И ЕЯ УЧЕНІЕ ВЪ ЖИЗНИ.
(Собраніе сочиненій, томъ 2-й. Монреаль, 1970).

I. НАШ ПУТЬ [1].

Путь Церкви въ исторіи проходитъ черезъ разныя эпохи, но для чадъ ея всегда остается одна и та же цѣль, — остаются неизмѣнными одни и тѣ же основные законы духовной жизни, хотя примѣняются они въ различныхъ условіяхъ ея земного существованія.

Такъ, когда прокладываютъ длинную дорогу, конечная цѣль ея отъ начала до конца остается той же самой, а мѣняются только внѣшнія условія, въ которыхъ ее строятъ.

Проходитъ дорога по ровному мѣсту, не требующему большихъ усилій со стороны строителей, проходитъ она черезъ лѣса, въ которыхъ надо рубить и корчевать деревья, проходитъ черезъ топи, которыя надо осушать и засыпать, проходитъ черезъ скалы, которыя надо взрывать, пересѣкаетъ она рѣки, ущелья, долины...

Въ соотвѣтствіи съ разными условіями, въ которыхъ производится ихъ работа, строители должны пользоваться и разными пріемами.

Такое же, если не бóльшее разнообразіе являетъ собою и историческій путь Церкви Христовой. И чѣмъ больше этотъ путь приближается къ концу своему на землѣ, тѣмъ разнообразнѣе и сложнѣе возникаютъ передъ строителями задачи и испытанія.

Каковы были они въ прошломъ мы знаемъ изъ исторіи, /с. 8/ изъ Апостольскихъ посланій, Соборныхъ опредѣленій и твореній святыхъ отцовъ.

Въ разныя эпохи возникали и различныя проблемы, требовавшія отвѣта въ свѣтѣ ученія Христова.

Это ученіе, изложенное въ Свящ. Писаніи, наставляетъ насъ во всемъ со всякой полнотой, оно является источникомъ поученій для всѣхъ эпохъ и для всѣхъ положеній. Въ немъ содержится указаніе пути для всѣхъ людей во всѣ времена.

Богатый и нищій, праведникъ и грѣшникъ, пастырь и пасомый, Государь и подвластный, инокъ и женатый, дѣвица, жена и вдовица, благодушествующій и гонимый, современникъ Апостоловъ и дожившій до Антихриста, — каждый найдетъ то, что ему нужно для спасенія въ этой благодатной сокровищницѣ. Это необъятное богатство. Есть ли человѣкъ, который могъ бы со всей полнотой охватить его и цѣликомъ примѣнить къ жизни?

Даже великіе подвижники въ своей жизни болѣе полно отражали то одни, то другіе лучи этого неописуемаго свѣта.

Съ другой стороны и возстающій противъ истины грѣхъ и заблужденіе, за исключеніемъ явнаго безбожія, никогда не могъ возставать сразу противъ всѣхъ граней безконечной и неисчерпаемой истины. Ересь обычно нападаетъ по преимуществу на ту или иную часть ученія Церкви Христовой, заявляя, что якобы не отрицаетъ и пріемлетъ остальное. Поэтому и творенія святыхъ отцовъ и учителей Церкви обычно отражаютъ тѣ главныя темы, которыя привлекали къ себѣ ихъ вниманіе, когда они должны были выступать въ защиту истины по мѣрѣ возникновенія новыхъ лжеученій.

Такъ, св. Игнатій Богоносецъ, свидѣтельствуя о своемъ стремленіи пострадать за Христа, проповѣдывалъ о значеніи іерархическаго начала въ Церкви. Онъ особенно сосредотачивалъ свою мысль на значеніи епископа въ Церкви, когда гоненія могли разстроить ея каноническій порядокъ управленія. Апологеты защищали Христіанство отъ языческихъ лжемудрованій. «Пастырь» Ермы предъ лицомъ римскаго развращенія людей проповѣдывалъ высшую нравственную чистоту. О послѣдней въ условіяхъ окружающаго христіанъ языческаго быта училъ и Климентъ Александрійскій. Въ своемъ «Педагогѣ» онъ давалъ наставленія о началахъ христіанскаго быта. Многія его указанія, напримѣръ, о скромности женскихъ нарядовъ, о поведеніи христіанъ въ обществѣ, и теперь звучатъ не устарѣлыми. Онъ училъ христіанъ, какъ имъ жить среди развращен/с. 9/наго языческаго міра со всѣми его соблазнами и въ этомъ отношеніи многія его темы должны быть близки и нашему времени.

Творенія святыхъ отцовъ писаны не одними чернилами. Они писаны часто и ихъ кровью, ибо почти никто изъ нихъ не избѣжалъ гоненій, а многіе пріяли и мученическій вѣнецъ.

Но и въ условіяхъ гоненій на Христіанство, въ дни, когда надо было писать «увѣщанія къ мученичеству», св. отцы были неизмѣнно исполнены бодрости и оптимизма. Побѣдная радость Воскресенія никогда не оставляла ихъ. Это настроеніе не покидало ихъ и въ самое тяжелое, казалось, время. Имъ исполненъ, напр., Великій Аѳанасій, тѣснимый аріанами, вѣчно преслѣдуемый, почти не правившій своею Церковью въ нормальныхъ условіяхъ.

Эта бодрость и вѣра святыхъ были настолько сильны, что даже въ тѣ дни, когда могло казаться, что Церковь готова распасться подъ ударами враговъ Православія, они не предавались ни унынію, ни ожиданію скораго истощанія Церкви на землѣ до размѣра апокалиптическаго послѣдняго, малаго стада.

Св. Василій Великій въ самыхъ трагическихъ выраженіяхъ описывалъ бывшее при немъ состояніе Церкви: «А наши бѣдствія извѣстны», писалъ онъ въ 372 г. братіямъ и епископамъ на Западѣ: «хотя мы и не говорили о нихъ... Пренебрегаются ученія отцовъ, уничтожаются апостольскія преданія; въ церквахъ получаютъ силу изобрѣтенія нововводителей; люди только хитрословятъ, а не богословствуютъ; мірская мудрость беретъ первенство, отринувъ похвалу креста; пастыри изгоняются, а на мѣсто ихъ вводятся «волцы тяжцы», расточающіе стадо Христово (Дѣян. XX, 29), молитвенные домы стоятъ пусты безъ присутствующихъ, а пустыни наполнены сѣтующими; сѣтуютъ старцы, сравнивая древнее съ настоящимъ, а еще болѣе достойны сожалѣнія юноши, не знающіе чего они лишены».

Присоединимъ къ этому, что Св. Василій жилъ и правилъ Церковью въ дни одного изъ величайшихъ враговъ Церкви въ исторіи — Юліана Отступника, который гналъ и его и Аѳанасія Великаго.

Въ нынѣшнее время нельзя не подивиться тому, что эти святые отцы, мужественно противостоя этому гонителю, несомнѣнно одному изъ возстававшихъ на землѣ антихристовъ съ малой буквы, который, отрекшись отъ Христіанства, добивался божескаго себѣ поклоненія и, вмѣстѣ съ тѣмъ, даже пытался построить для іудеевъ Іерусалимскій храмъ, — никогда /с. 10/ не теряли бодрости духа и внесли неизмѣримое богатство въ сокровищницу церковной мысли, богослуженія и быта.

Мы видѣли, какую оцѣнку современной ему церковной жизни давалъ Василій Великій, подъ давленіемъ скорбей и болѣзней ушедшій изъ этого міра не достигнувъ старости. Другой Великій Святитель, Григорій Богословъ, въ ту же эпоху пережилъ не мало скорбей и даже вынужденъ былъ врагами покинуть свою каѳедру. Св. Іоаннъ Златоустъ, это яркое свѣтило на церковномъ небосводѣ, тоже былъ подвергнутъ гоненіямъ и умеръ въ ссылкѣ съ безсмертными словами на устахъ: «Слава Богу за все».

И всетаки эта эпоха, эпоха преслѣдованія величайшихъ въ исторіи святыхъ, эпоха возстанія ересей, часто покровительствуемыхъ Императорами, — вошла въ исторію, какъ золотая пора Христіанства, къ которой мы должны обращаться за примѣромъ и наученіемъ.

Можно было бы продлить подобныя наблюденія, вспоминая послѣдующіе вѣка, приносившіе все новыя испытанія Церкви, вплоть до иконоборчества, поднимавшаго свою главу даже послѣ VII Вселенскаго Собора, до преслѣдованія Св. Григорія Паламы, до искушенія Римской Уніи и гоненій на вѣру нашего времени.

Надъ святыми вождями Церкви постоянно исполняется предреченіе Спасителя: «Въ мірѣ будете имѣть скорбь» и сбывается надъ подвижниками вѣры Его утѣшеніе: «но мужайтесь: Я побѣдилъ міръ» (Ін. XVI, 33).

Это слово исполняется и сейчасъ.

Картину церковныхъ страданій, изображенную въ письмахъ Св. Василія Великаго, мы теперь могли бы приложить къ современности, добавивъ къ ней еще болѣе яркія краски.

Это вполнѣ понятно. Историческій путь Церкви все больше и больше приближаетъ насъ къ ея конечнымъ испытаніямъ, но вмѣстѣ съ тѣмъ и къ ея вѣчному Торжеству.

Конечныя испытанія — это времена Антихриста. Но онъ не можетъ явиться безъ подготовки. Человѣческій грѣхъ долженъ сначала расчистить для него почву, создать тѣ условія, въ которыхъ онъ сможетъ увлечь за собой міръ, прельщая даже и избранныхъ (Мѳ. XXIV, 24).

Св. Іоаннъ Дамаскинъ говоритъ, что Антихристъ обольститъ тѣхъ, «которые имѣютъ слабое и неукрѣпившееся основаніе ума» (Точн. Изл. Вѣры, Кн. 4, гл. XXVI). Другими слова/с. 11/ми прельщены будутъ имъ люди, недостаточно церковно просвѣщенные.

Отсюда мы видимъ, что именно намъ надо дѣлать, если мы хотимъ противодѣйствовать Антихристу и распространенію духа его среди людей еще до явленія его въ мірѣ: Намъ надо въ себѣ и въ нашей паствѣ укрѣплять и развивать эти православныя «основанія ума».

Но какъ?

Для того, чтобы отвѣтить на этотъ вопросъ, мы, подобно строителямъ пути, о которыхъ была у меня рѣчь вначалѣ, должны прежде всего ясно знать цѣль, къ которой мы идемъ, отдавать себѣ отчетъ въ окружающихъ насъ обстоятельствахъ и знать, какія именно орудія лучше всего примѣнять въ данныхъ условіяхъ.

Есть въ человѣческой жизни вещи, присущія всѣмъ вѣкамъ. Объ этомъ можно сказать словами Премудраго Экклесіаста: «Что было, то и будетъ; и что дѣлалось, то и будетъ дѣлаться, — и нѣтъ ничего новаго подъ солнцемъ. Бываетъ нѣчто, о чемъ говорятъ: смотри, вотъ это новое, но это уже было въ вѣкахъ, бывшихъ прежде насъ» (Эккл. I, 9-10).

Природа человѣка остается той же самой во всѣ вѣка. Поэтому неизмѣннымъ остается значеніе Слова Божія и мы, для нашей духовной жизни можемъ и теперь черпать поученія изъ твореній Свв. Отцевъ писанныхъ болѣе полуторы тысячи лѣтъ тому назадъ. Законы духовной жизни не старѣютъ, они остаются тѣми же самыми, хотя внѣшнія условія мѣняются и наука открываетъ нашему знанію то, что было сокрыто отъ нашихъ предковъ.

Однако, внѣшнія историческія условія ставятъ передъ нами разные соблазны и различныя задачи въ тѣ или иныя эпохи.

Если первымъ христіанамъ, надо было преодолѣвать іудейство, а также философію и бытъ язычества, надо было цѣною мученичества свидѣтельствовать свою вѣру во Христа и строить православный церковный бытъ, то потомъ выростали искушенія гностицизма, аріанство и другія ереси противъ ученія о Св. Троицѣ. Позднѣе возникъ раціоналистическій соблазнъ иконоборчества, затѣмъ Латинство и реакція протестантской реформаціи. Послѣднее искушеніе готово было проникнуть и на Востокъ.

Въ интересномъ трудѣ о. Іоанна Мейендорфа «Введеніе въ изученіе Григорія Паламы» (Introduction а l'etude de Gregoire Palamas, Edition du Seuil, 1959), показано, что противники Св. /с. 12/ Григорія были представителями идей, сродныхъ тѣмъ, которыя на Западѣ положили начало протестантской реформаціи. Св. Григорій, обличивъ Варлаама, надолго сохранилъ Востокъ отъ проникновенія этой ереси, а позднѣе Св. Маркъ Ефесскій спасъ его отъ Латинской Уніи.

Но теперь мы окружены и латинскимъ и протестантскимъ заблужденіемъ, къ чему прибавляется натискъ идеологіи безбожія и небывалое проникновеніе послѣдняго въ бытъ со всѣми его разрушительными послѣдствіями для нравственности, едва ли не худшими, чѣмъ гоненія и козни отъ враговъ и лжебратій, съ множествомъ другихъ разнообразныхъ искушеній отъ модернизма, ересей и сектъ.

Намъ, чадамъ Русской Православной Церкви, въ частности изгнанникамъ изъ родной страны, особенно трудно преодолѣвать всѣ эти бури и сохранять свой церковный корабль недоступнымъ для нападающихъ на него пиратовъ духа. Мы оторваны отъ быта Св. Руси, лишены православнаго Царства, которое ограждало Русскій народъ отъ многихъ внѣшнихъ враговъ его вѣры, мы видимъ даже въ церковной жизни измѣны основнымъ ея началамъ, ослабляющія насъ, не дающія намъ сплоченной массой Зарубежья противостать всѣмъ нападеніямъ и явить міру всю красоту и силу Православія.

У насъ есть свои особыя задачи и свои духовныя недуги, которыми Русскій народъ нынѣ страдаетъ по преимуществу и которыя сказываются на жизни и судьбахъ Русской Церкви.

Этотъ духовный недугъ вошелъ внутрь насъ со времени революціи и какъ бы испортилъ самую нашу природу подобно тому, какъ первородный грѣхъ вошелъ въ человѣчество со дня паденія Адама. Ненапрасно въ смутное время Церковь лѣчила душу Русскаго народа покаяніемъ и къ тому же призывали неоднократно наши Соборы Епископовъ, съ особой силой повторивъ этотъ призывъ въ прошломъ году.

Есть народные грѣхи, которые не проходятъ безслѣдно. Сто двадцать пять лѣтъ тому назадъ чуткая совѣсть А. С. Хомякова указывала на рядъ такихъ историческихъ грѣховъ, тяготѣющихъ надъ Русскимъ народомъ. Его стихотвореніе «Не говорите то былое» сохраняетъ донынѣ свое значеніе. Хомяковъ перечисляетъ въ немъ рядъ нашихъ національныхъ грѣховъ. Однако, съ 1846 г., когда оно было имъ написано, прибавилось еще много болѣе тяжелыхъ преступленій.

Прибавилось два Цареубійства, нигилизмъ, революція, измѣна 1917 г., бунтъ Русскаго народа противъ нравственнаго /с. 13/ закона, связаннаго съ нашимъ Царствомъ, отказъ отъ Святой Руси ради созданія безвѣрной республики, обновленческій расколъ, преслѣдованіе вѣры, разрушеніе храмовъ, малодушіе, духовно насъ обезсилившее, лишившее успѣха попытки сокрушить коммунизмъ вооруженной силой и склонившее рядъ высшихъ іерарховъ къ позорному компромиссу съ безбожной властью.

Церковь украсилась сонмомъ мучениковъ, которые могутъ послужить сѣменемъ возрожденія. Но надъ Русскимъ народомъ еще тяготѣетъ то, что онъ не возсталъ какъ одинъ на ихъ защиту и на защиту Святой Руси.

За рубежомъ мы часто сѣтуемъ на наше разъединеніе, не только общественное, но и церковное. Но что это, какъ не слѣдствіе неизжитаго въ насъ грѣха бунтарства и революціи? И если кто скажетъ, что этому грѣху не было причастно большинство изъ насъ, неродившихся въ то время или находившихся въ юномъ, безотвѣтственномъ возрастѣ, то мы можемъ отвѣтить словами Хомякова:

Не говорите «то былое,
То старина, то грѣхъ отцовъ;
А наше племя молодое
Не знаетъ старыхъ тѣхъ грѣховъ».
Нѣтъ, этотъ грѣхъ — онъ вѣчно съ вами.
Онъ въ вашихъ жилахъ и крови,
Онъ сросся съ вашими сердцами,
Сердцами мертвыми къ любви.

Не плодъ ли этого грѣха замѣчаемая во многихъ приходахъ, обществахъ и органахъ печати наша разлагающая, всеобъемлющая критика, не признающая никакихъ авторитетовъ и часто какъ бы бравирующая тѣмъ, что она раздается по адресу людей высокаго положенія, хотя теперь это не связано ни для кого ни съ какой опасностью? Не отсюда ли ставшая притчей во языцѣхъ наша неуступчивость другъ другу, наше нежеланіе подчиняться даже церковной власти, если за нею не стоитъ внѣшняго орудія принужденія?

Я говорю здѣсь, конечно, не о томъ, что мы должны принимать безъ разсужденія все, что претендуетъ на церковную авторитетность.

Непогрѣшимъ одинъ только Богъ и Его Св. Церковь, а каждый изъ насъ можетъ впасть въ ошибку. Поэтому православный христіанинъ долженъ съ разсужденіемъ принимать то, /с. 14/ что ему приходится слышать и читать. Иначе Аріи, Несторіи, Діоскоры и Сергіи всѣхъ увлекли бы на свои пути заблужденія безъ всякаго противодѣйствія.

Но такое разсужденіе, которое даже ересь иногда можетъ обращать на пользу, выводя къ дѣйствію «искусснаго» (1 Кор. XI, 19), совсѣмъ не то же самое, что распространенная у насъ критика, о которой шла рѣчь выше. Къ послѣдней часто болѣе примѣнимо предостереженіе Ап. Павла о словопреніи, которое «ни мало не служитъ пользѣ, а къ разстройству слушающихъ» (2 Тим. II, 14), ибо во многихъ случаяхъ мы и въ разговорахъ и въ повременной печати наблюдаемъ критику разныхъ явленій церковной жизни, со стороны лицъ мало знающихъ Православіе и даже невѣжественныхъ въ немъ, но смѣло берущихся о немъ судить вкривь и вкось.

Мы теперь пріобрѣтаемъ паспорта разныхъ странъ, но это не искореняетъ изъ нашихъ сердецъ мятежнаго духа Русской революціи. Это особая наша русская болѣзнь и она будетъ продолжаться до тѣхъ поръ, пока мы всѣ не сознáемъ, что именно грѣхъ разселилъ насъ по рѣкамъ Вавилонскимъ, на которыхъ, увы, мы слишкомъ, мало и рѣдко плачемъ, хотя должны были бы сознавать, что не оправимся отъ своего недуга пока по настоящему не восплачемъ о Святой Руси.

Съ паденіемъ Русскаго народа начались міровыя бѣдствія и только съ его раскаяніемъ можетъ наступить возрожденіе міра.

Между тѣмъ, когда мы оглядываемся то сторонамъ, мы видимъ, какъ вокругъ насъ возрастаютъ силы зла и кажется, что «тайна беззаконія», которая была въ дѣйствіи уже при Апостолѣ Павлѣ (2 Ѳес. II, 7), готова увѣнчаться «Сыномъ погибели», ибо съ паденіемъ Русскаго Царства какъ бы изъятъ изъ міра нѣкій соединяющій его стержень, изъятъ «удерживающій», о которомъ говоритъ тотъ же Апостолъ (тамъ же).

Но если мы нынѣшнюю эпоху называемъ уже эпохой «Отступленія», то никто не можетъ сказать, насколько она будетъ длительна по времени, даже если Апостасія не будетъ остановлена покаяннымъ переворотомъ человѣческихъ сердецъ.

Наши понятія о времени слишкомъ далеко отстоятъ отъ Божіяго сужденія. Попытки даже святыхъ толкователей проникнуть въ тайну наступленія послѣднихъ сроковъ не могли имѣть успѣха, ибо тайна эта хранится не только отъ людей, но и отъ Ангеловъ (Мѳ. XXIV, 36). Однако, совершенно скрыты отъ насъ будутъ до конца только день и часъ Второго При/с. 15/шествія, само же оно не будетъ для вѣрныхъ вполнѣ неожиданнымъ, ибо Господь указалъ Своимъ ученикамъ рядъ признаковъ его приближенія.

Самый главный признакъ — это явленіе Антихриста. Блаженный Ѳеофилактъ называетъ его «самымъ великимъ признакомъ пришествія Господня» (Толк. на 2 Посл. Ап. Павла къ Ѳесс. II, 3). Другой признакъ Самимъ Спасителемъ указанъ въ проповѣданіи Евангелія Царства «по всей вселенной, во свидѣтельство всѣмъ народамъ» (Мѳ. XXIV, 14). Но этотъ признакъ пока не столь ясенъ, ибо кто можетъ сказать, напр. означаетъ ли онъ знакомство съ книгами Новаго Завѣта, распространяемыми не только отъ православныхъ, но и отъ еретиковъ, или имѣется въ виду конкретно проповѣдь самой Православной Церкви?

Равнымъ образомъ, войны, моры, землетрясенія по мѣстамъ, и мятежи, это «начало болѣзней», — не опредѣляютъ сами по себѣ съ какой-либо точностью время наступленія конца міра. Еп. Игнатій Брянчаниновъ изъ всѣхъ этихъ признаковъ придаетъ особое значеніе мятежамъ (Томъ IV, стр. 494-495).

Мы поэтому не безъ основанія могли бы думать, что Первая Великая Война являлась уже знакомъ «начала болѣзней». Но если «болѣзнь» уже въ дѣйствіи, если мы нынѣшнюю эпоху уже называемъ эпохой Отступленія, то кто можетъ опредѣлить ея длительность отъ начала ея до явленія Антихриста? И кто скажетъ, что процессъ этотъ не можетъ быть остановленъ всенароднымъ покаяніемъ и обращеніемъ? — Намъ это не открыто.

Все же, въ свѣтѣ ученія Христова, въ порядкѣ «испытанія духовъ» (1 Ін. IV, 1), мы не можемъ не видѣть проявленія и роста духа Отступленія въ наши дни. Мы не только можемъ, но и должны его видѣть, различая во всемъ окружающемъ насъ, что ему сродни, а что принадлежитъ къ области свѣта и истины.

Находятся люди, которые, видя все это, уже сейчасъ озабочены вопросомъ о томъ, какъ имъ распознать Сына Беззаконія и потому всю свою мысль сосредоточиваютъ преимущественно на проблемахъ Оступленія. Такому человѣку можно дать только одинъ совѣтъ: будь истиннымъ сыномъ Церкви, подлинно принадлежи къ ея Тѣлу, старайся въ подвигѣ молитвы и покаянія стяжать «умъ Христовъ» (1 Кор. II, 16). Тогда, если суждено тебѣ будетъ дожить до послѣднихъ дней, ты по /с. 16/ дару Духа Святаго легко распознаешь Сына Погибели несмотря на всѣ его ухищренія.

Но не думай, что ты можешь распознать его по однимъ внѣшнимъ признакамъ, догматическаго, философскаго или политическаго характера. Нѣтъ, если ты не будешь жить жизнью Церкви, то при всей проницательности, ты и противъ воли легко можешь стать жертвой его лукавства.

И вотъ тутъ мы подходимъ къ вопросу о томъ, насколько важно намъ устранить въ себѣ «то слабое и неукрѣпившееся основаніе ума», о которомъ говоритъ Св. Іоаннъ Дамаскинъ, какъ объ открывающемъ путь къ тому, чтобы впасть въ соблазнъ.

Какъ сказано выше, для этого надо подлинно жить въ Церкви.

Если постараться еще иначе коротко отвѣтить на затронутый вопросъ, то можно сказать, что надо быть церковно культурными, чего намъ, увы, такъ часто не хватаетъ. При этомъ надо имѣть въ виду, что культура эта пріобрѣтается не только или даже не столько чтеніемъ и накопленіемъ знанія, сколько именно жизнью въ Церкви.

Такъ, мы видѣли въ Россіи малограмотныхъ простецовъ, которые, однако, часто бывали проницательнѣе иныхъ профессоровъ Академіи и легко распознавали ложь обновленцевъ, а затѣмъ соблазнъ послѣдователей Сергіанскаго компромисса съ безбожной властью. Это былъ плодъ того, что они смиренно раскрывали свои сердца для воспитанія Церковью и шли покорно за нею по своему узкому пути къ вѣчному спасенію и блаженству. Всякая ложь была имъ противна и къ нимъ не приставало ничего чуждаго Св. Церкви.

При этомъ, воспитывая насъ въ Церкви, Господь привлекаетъ насъ на Свой спасительный путь разными способами. Такъ напр., Онъ часто вліяетъ на нашу болѣе примитивную сторону природы страхомъ грядущаго конца и суда. Онъ указываетъ намъ на Страшный Судъ и предшествующія ему апокалиптическія испытанія и призываетъ быть къ нимъ всегда готовыми.

Впрочемъ, испытанія послѣднихъ дней не явятся удѣломъ каждаго христіанина.

Сколько поколѣній уже ушло, не доживъ до нихъ, и мы не знаемъ, многимъ ли изъ насъ, нынѣ живущихъ, придется встрѣтиться съ Антихристомъ. Кто знаетъ, можетъ быть это предназначено совсѣмъ не намъ, а нашимъ внукамъ, правнукамъ или /с. 17/ даже болѣе отдаленнымъ поколѣніямъ? Но зато каждый христіанинъ долженъ быть потовъ къ тому, чтобы во всякое время предстать предъ своимъ Небеснымъ Судіей.

Могу ли я знать, что не предстану передъ Нимъ даже до того, какъ закончу эту статью?

И когда съ амвона я смотрю на людей, внимающихъ моей проповѣди, вижу не мало сѣдыхъ головъ, вспоминаю о молодыхъ людяхъ, мгновенно лишившихся жизни въ автомобильныхъ катастрофахъ или отъ внезапной болѣзни, — мнѣ дѣлается яснымъ, что не меньше, а можетъ быть еще больше, чѣмъ о неминуемой кончинѣ міра, я долженъ говорить имъ о необходимости для нихъ всегда быть готовыми къ смерти, чтобы не уподобиться неразумнымъ дѣвамъ или безпечному богачу съ его планами о перестройкѣ житницъ, когда надъ нимъ была уже занесена рука Ангела смерти.

Страхъ отвѣта за свою жизнь передъ Небеснымъ Судіей есть одинъ изъ главныхъ стимуловъ для покаянія и исправленія жизни, но этимъ не исчерпывается христіанское настроеніе.

Господь сказалъ, что Онъ есть Путь, и Истина, и Жизнь (Ін. XIV, 6).

Христіанинъ долженъ вникать въ содержаніе этого Пути. Онъ долженъ искать и беречь открытую ему Истину, особенно теперь, когда съ протестантскихъ каѳедръ и со страницъ всей печати слышится намъ постоянно повторяемый вопросъ Пилата: «Что есть Истина?»

Болѣзнь нашего вѣка — это распространеніе взгляда на относительность всѣхъ истинъ. Этотъ взглядъ вторгается отовсюду: изъ Экуменическаго Движенія, изъ объединеній духовенства разныхъ исповѣданій, изъ конференцій католиковъ, протестантовъ и евреевъ, изъ объединеній православныхъ съ группами тоже называющими себя этимъ именемъ, но не соединенными съ Православною Церковью черезъ каноническую іерархію.

Экуменизмъ и интерконфессіонализмъ укрѣпляются смѣшанными браками и создающимся своеобразнымъ закономъ приличія въ современномъ обществѣ не отстаивать свою вѣру, какъ единственно истинную, но замалчивать то, въ чемъ она несогласна съ другими.

Неудивительно такое явленіе у протестантовъ, къ которымъ черезъ ученіе о свободномъ изслѣдованіи Св. Писанія во/с. 18/шло понятіе объ относительности истины. Но страшно, когда это заблужденіе проникаетъ въ ряды нашей паствы, смущенію которой не мало способствуетъ участіе нѣкоторыхъ Православныхъ Церквей въ Экуменическомъ Движеніи, хотя оно и сопровождалось до сихъ поръ разными оговорками.

Потому нельзя не признать, что изъ всѣхъ, догматовъ нынѣ наименѣе извѣстенъ и больше всего нарушается догматъ Церкви, подобно тому, какъ нѣкогда заблужденіе сосредоточивалось въ вопросахъ о Св. Троицѣ, божествѣ Спасителя или соединеніи въ Немъ двухъ естествъ.

Для того, кто твердо исповѣдуетъ, что только Православная Церковь есть Единая, Святая, Соборная и Апостольская, — нынѣшній соблазнъ не будетъ страшенъ. И если когда-нибудь такому человѣку пришлось бы быть современникомъ попытки Антихриста соединить подъ своимъ главенствомъ всѣ религіи міра, то онъ будетъ ясно видѣть, что сынъ Православной Церкви въ этомъ участвовать не можетъ. По отношенію къ нему безсильны будутъ соблазны любыхъ формъ римо-католичества, протестантизма, заграничныхъ расколовъ или сергіанскаго компромисса съ безбожной властью.

Сознательное исповѣданіе догмата о Церкви и пониманіе его является важнѣйшимъ обезпеченіемъ отъ вступленія на путь Отступленія. Оно дѣлаетъ человѣка неуязвимымъ для всѣхъ ухищреній иновѣрныхъ проповѣдниковъ и углубляетъ все его религіозное сознаніе. Оно открываетъ передъ нимъ необъятные горизонты въ самыхъ разнообразныхъ областяхъ, давая ключъ къ пониманію всѣхъ событій.

Яркимъ представителемъ такихъ людей былъ новопреставленный Архіепископъ Виталій.

Онъ, казалось, не имѣлъ философскаго склада ума. Но его укорененность въ Церкви, его глубокая и простая вѣра, — давали ему и пониманіе всѣхъ встающихъ передъ нами церковныхъ проблемъ и силу вождя, разрѣшающаго ихъ на практикѣ. Въ Россіи онъ являлъ собой удивительный примѣръ строгаго аскета, ревнителя общежительнаго монашества, строителя храмовъ, церковно-общественнаго вождя, убѣжденнаго русскаго патріота-монархиста и даже устроителя кассъ, обезпечивавшихъ крестьянамъ дешевый кредитъ.

Ничто никогда не могло сломить ни его воли, ни силы его убѣжденія. Этотъ неутомимый миссіонеръ, пастырь и учитель, /с. 19/ высказывалъ твердое убѣжденіе, что въ наши дни важнѣе всего правильное пониманіе Догмата Церкви.

Но Церковь не есть предметъ только умозрительнаго пониманія. Разумѣющій догматъ о ней неминуемо долженъ понять и ощутить ее, какъ живой организмъ, какъ Тѣло Христово, коего всѣ стороны жизни для насъ важны и спасительны.

Вѣра въ Церковь должна вести къ изученію законовъ ея бытія, къ твердому храненію ея каноническаго строя, къ сознательному участію въ ея богослужебной жизни, къ нахожденію въ ней отвѣтовъ на всѣ вопросы, возникающіе въ нашемъ умѣ или сердцѣ.

Кто какъ не мы, священники, должны способствовать такому духовному росту нашихъ пасомыхъ?

Кто какъ не мы должны заботиться о томъ, чтобы дѣти и юноши въ семьѣ и храмѣ получали на всю жизнь твердыя основы церковной вѣры и благочестія?

Кто какъ не труженики пера должны заботиться о томъ, чтобы давать и имъ и всѣмъ намъ здоровую пищу для ума и сердца?

Тѣлесные врачи часто говорятъ намъ, что для укрѣпленія и роста человѣческаго организма нужна разнообразная пища. Равнымъ образомъ требуется такое разнообразіе и въ нашемъ духовно-умственномъ питаніи, ибо наши письменныя и устныя поученія раздаются среди людей съ самымъ разнообразнымъ строемъ душевныхъ струнъ и духовныхъ нуждъ.

Къ одному Слово Божіе проникаетъ черезъ сознаніе необходимости покаянія передъ грядущими испытаніями, грозящими человѣчеству; къ другому проникаетъ оно, разбудивъ сознаніе его личной грѣховности и ожиданіе возможной каждую минуту его кончины; къ третьему войдетъ оно черезъ чувство радости о воскресшемъ Іисусѣ и ощущеніе величія подвиговъ Его святыхъ; къ четвертому — черезъ пониманіе мудрости мірозданія и красоты Церкви, ея вліянія въ исторіи христіанскихъ царствъ, благолѣпія ея богослуженія, изобразительнаго и музыкальнаго наслѣдія.

Можно было бы еще много перечислить путей, черезъ которые жизнь и духъ Церкви можетъ усвоиться и услаждать людей разнаго склада и характера, соединяя ихъ постепенно въ единое цѣлое.

Это разнообразіе въ путяхъ воспріятія церковности нала/с. 20/гаетъ на насъ долгъ особаго труда надъ самими собою и особенно молитвы въ сознаніи своего недостоинства и слабости, чтобы мы могли въ проповѣдяхъ и своихъ писаніяхъ всѣмъ давать потребную имъ пищу.

Наша задача можетъ быть уподоблена и задачѣ врача, который долженъ, помнить и примѣнять столько же разнообразныхъ средствъ, сколько есть среди людей разнообразныхъ болѣзней.

По временамъ бываютъ эпидеміи и врачамъ приходится бороться по преимуществу съ какой-нибудь преобладающей болѣзнью, но, занятые ею, они не могутъ забывать страдающихъ и другими недугами.

Подобно имъ, видя распространеніе недуга невѣрія и отступленія и борясь съ ними, мы не должны забывать о распространеніи также другихъ духовныхъ недуговъ и укрѣпленіи разнообразныхъ грѣховныхъ навыковъ въ нашей паствѣ.

Грозныя знаменія грядущихъ бѣдствій для человѣчества, если оно не раскается, бѣдствій и испытаній, время наступленія которыхъ отъ насъ скрыто, — не должно приводить насъ, однако, ни въ страхъ, ни въ уныніе и не должно закрывать намъ глаза на духовныя нужды тѣхъ многихъ тысячъ, которыя до апокалиптическихъ бѣдствій можетъ быть не доживутъ, а между тѣмъ нуждаются въ томъ, чтобы Церковь наставляла ихъ, какую жизнь вести въ данной обстановкѣ, чтобы она духовно развивала и готовила ихъ къ христіанской кончинѣ.

Я началъ съ сравненія историческаго пути Церкви съ построеніемъ дороги, имѣющей опредѣленную, но далекую цѣль. Но всѣ сравненія обычно страдаютъ нѣкоторой неполнотой. То же можно сказать и о моемъ сравненіи.

Когда инженеры строятъ дорогу, они не только знаютъ цѣль, къ которой она идетъ, но и разстояніе пути. А въ отношеніи Церкви мы послѣдняго не знаемъ.

По нѣкоторымъ признакамъ намъ можетъ казаться, что конецъ близокъ, что осталось перевалить черезъ стоящую передъ нами высокую скалистую гору и больше не будетъ уже земного бытія...

Но на дѣлѣ можетъ оказаться не такъ, и мы, дойдя до этого перевала, увидимъ продолженіе пути. Мы пожалѣли бы тогда, что поторопились пренебречь нѣкоторыми важными строительными орудіями.

/с. 21/ Чѣмъ больше вокругъ насъ видимъ искушеній, тѣмъ больше мы должны въ борьбу съ ними вступать во всеоружіи богатства многовѣковой, благодатной церковной культуры. Въ сокровищницѣ Вселенской Церкви мы найдемъ все необходимое и для прохожденія нашего зарубежнаго особаго пути, — пути малаго стада Россійской Церкви, отвергающаго отступничества внѣшне преобладающихъ іерарховъ на нашей Родинѣ, стада, стремящагося сохранить чистоту Православія въ окружающемъ насъ инославномъ мірѣ.

Мы исполнимъ свою миссію, если будемъ нести свой крестъ въ смиреніи, молитвѣ, взаимной любви и бережномъ отношеніи къ своему внутреннему единству, сохраняя ежеминутную готовность дать отвѣтъ за свою жизнь передъ Божественнымъ Небеснымъ Судіей.

Примѣчаніе:
[1] Православная Русь, № 9 за 1960 г.

Источникъ: Протопресвитеръ Георгій Граббе. Церковь и ея ученіе въ жизни. (Собраніе сочиненій). Томъ второй. — Монреаль: Издательство Братства Преподобнаго Іова Почаевскаго, 1970. — С. 7-21.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.