Церковный календарь
Новости


2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (2-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (1-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Евангеліе въ церкви (1975)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Новый храмъ въ Бруклинѣ (1975)
2018-11-14 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 4-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-14 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 3-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отвѣтъ (1-й) архіеп. Іоанну Шаховскому (1996)
2018-11-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Неправильный отвѣтъ (1996)
2018-11-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 37-я (1922)
2018-11-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 36-я (1922)
2018-11-13 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово въ день Богоявленія (1883)
2018-11-13 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово въ навечеріе Новаго года (1883)
2018-11-13 / russportal
"Книга Правилъ". Правила св. Кирилла, архіеп. Александрійскаго (1974)
2018-11-13 / russportal
"Книга Правилъ". Правила Ѳеофила, архіеп. Александрійскаго (1974)
2018-11-13 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 2-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-13 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 1-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 14 ноября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Протопр. Георгій Граббе (буд. еп. Григорій) († 1995 г.)
ЦЕРКОВЬ И ЕЯ УЧЕНІЕ ВЪ ЖИЗНИ.
(Собраніе сочиненій, томъ 2-й. Монреаль, 1970).

ФАНТАСТИЧЕСКАЯ ИСТОРІЯ.

Мы, русскіе, привыкли къ тому, что на Западѣ не знаютъ нашей исторіи и представляютъ ее въ искаженномъ свѣтѣ. Мы знаемъ, что причиной тому было недоброжелательство съ одной стороны и пользованіе недостаточнымъ и тенденціознымъ матеріаломъ — съ другой.

Однако, рѣдко можно встрѣтить что-либо наполненное такимъ искаженіемъ исторіи, какъ статья г. Мейера-Гульчина въ Журналѣ «Die Neue Ordnung in Kirche, Staat, Gesellschaft, Kultur» (Heft 2 / 1954), подъ заглавіемъ: «Православіе въ міровой политической игрѣ Гитлера». Статья эта является образцомъ того, какъ не надо писать исторіи.

Авторъ ея претендуетъ на то, что онъ раскроетъ читателю глаза на махинаціи Гитлера по использованію Православной Церкви въ его политикѣ. Онъ не ссылается ни на какіе источники, онъ пишетъ въ такомъ тонѣ, точно знаетъ все изъ первыхъ рукъ. На самомъ дѣлѣ, онъ мало знаетъ, восполняетъ свое незнаніе фантазіей и дѣлаетъ ни на чемъ не основанные выводы.

Можно было бы оставить такую статью безъ отвѣта. Но серьезность журнала, который ее напечаталъ можетъ какихъ-то читателей ввести въ заблужденіе. Поэтому мы рѣшили не обходить этой статьи молчаніемъ, а разобрать ее и показать ея несостоятельность.

Авторъ начинаетъ съ бездоказательнаго и несоотвѣтствующаго дѣйствительности заявленія: «Задолго до того, какъ Адольфъ Гитлеръ пришелъ къ власти, назначенные имъ для /с. 162/ того сотрудники, прежде всего Альфредъ Розенбергъ, поддерживали близкія отношенія съ Православіемъ въ лагерѣ Русской эмиграціи» (стр. 90).

Непосредственно вслѣдъ за этими словами авторъ дѣлаетъ другое сообщеніе, прямо противорѣчащее первому. Онъ пишетъ, что къ Розенбергу были близки «круги бывшей Имперіи, украинскіе бомбометатели и бѣлорусскіе авантюристы... Эти-то круги и предали Гитлеру лишенное Отечества Русское Православіе» (тамъ же).

Какъ извѣстно, «украинскіе бомбометатели и бѣлорусскіе авантюристы», если и могли быть близки къ Розенбергу, то не имѣли никакого отношенія къ Православной Русской Церкви. А съ кругами «бывшей Имперіи» не было ничего общаго у самого Розенберга. Русскіе націоналисты всегда знали, что Розенбергъ ненавидитъ Россію, презираетъ Русскій народъ и меньше всего былъ склоненъ покровительствовать Православію. Онъ это достаточно ясно показалъ во время войны.

Авторъ видимо не знаетъ, что построеніе русскаго собора въ Берлинѣ, на которое онъ ссылается, менѣе всего обязано Розенбергу. Оно скорѣе можетъ быть приписано вліянію Министерства Пропаганды, возглавленнаго Геббельсомъ, тоже, впрочемъ, отнюдь не друга Православія.

Дѣйствительное объясненіе, почему Германское Правительство могло пойти на такое мѣропріятіе слѣдующее.

Въ Берлинѣ былъ выстроенъ русскій храмъ Архіепископомъ Тихономъ. Храмъ этотъ былъ въ верхней части большого дома съ квартирами, которыя должны были по плану Архіепископа окупать расходы по содержанію церкви. Однако, у него не было капитала для веденія постройки и она совершалась съ помощью займовъ. Архіепископъ Тихонъ при этомъ ошибся въ разсчетахъ, собранныхъ пожертвованій и займовъ не хватило, предусмотрѣнная доходность зданія не оправдалась и оно должно было быть продано съ молотка. По своему мѣстоположенію зданіе церкви приглянулось Арбейтсфронту, который его и пріобрѣлъ.

Однако, присутствіе въ домѣ церкви было неудобно новымъ владѣльцамъ. Это явилось для нихъ большой проблемой. Какъ быть? Отказать въ арендѣ и уничтожить церковь было для Правительства въ то время невыгодно. Германія старалась тогда стать во главѣ мірового антикоммунистическаго движенія. А Совѣты какъ разъ въ тѣ годы разрушали мно/с. 163/жество церквей и объ этомъ не мало писалось въ повременной прессѣ. При такихъ условіяхъ уничтожить русскую церковь въ Берлинѣ было совершенно невозможно съ точки зрѣнія пропаганды, особенно на православномъ Востокѣ.

Правительство придумало мудрый выходъ: оно предложило церкви уйти изъ зданія на Фербелинерплатцъ въ новое зданіе, которое оно построитъ въ возмѣщеніе прежняго помѣщенія.

Тутъ мы подходимъ къ вопросу о легализаціи русской епархіи.

Епархія эта не имѣла правъ юридическаго лица и для того, чтобы она могла принять новый храмъ, надо было, чтобы она обладала такими правами. Отсюда начались переговоры объ изданіи нарочитаго закона о православной епархіи въ Германіи.

Былъ выработанъ Архіепископомъ Тихономъ, по соглашенію съ Церковнымъ Министерствомъ, Уставъ этой епархіи и представленъ на утвержденіе Архіерейскому Собору въ 1935 г. въ Сремскихъ Карловцахъ. До того Уставъ представлялся Синоду, который давалъ указанія Архіепископу Тихону о нѣкоторыхъ желательныхъ измѣненіяхъ въ первоначальномъ проектѣ. Уставъ былъ утврежденъ Соборомъ, а затѣмъ введенъ въ силу Имперскимъ и Прусскимъ Правительствомъ особымъ законодательнымъ актомъ.

Всѣ переговоры съ Правительствомъ велъ Архіепископъ Тихонъ, который, однако, позднѣе долженъ былъ покинуть каѳедру вслѣдствіе недоразумѣній съ паствой, чему предшествовало обслѣдованіе положенія въ его епархіи самимъ Предсѣдателемъ Синода Митрополитомъ Анастасіемъ, а затѣмъ нарочито для того командированнымъ членомъ Синода Архіепископомъ Ѳеофаномъ.

Преосвященный Серафимъ, викарій Германской епархіи и нѣмецъ по рожденію, былъ естественнымъ преемникомъ Архіепископа Тихона.

Построеніе храма было завершено еще при Архіепископѣ Тихонѣ. Оно было совершено при помощи Германскаго Правительства, но кромѣ того были сборы среди русскихъ и были сдѣланы значительныя пожертвованія Правительствами Югославскимъ и Болгарскимъ, духовныя нужды которыхъ въ Берлинѣ обслуживались русской церковью. Митрополитъ Варшавскій Діонисій пожертвовалъ иконостасъ. Съ большимъ сочув/с. 164/ствіемъ относился къ построенію храма, далъ свое пожертвованіе и прислалъ представителя на освященіе его Патріархъ Сербскій Варнава. Антіохійскій Патріархъ Блаженнѣйшій Александръ и Аѳинскій Архіепископъ написали радостныя привѣтственныя письма Предсѣдателю Синода Митрополиту Анастасію по поводу построенія храма въ Берлинѣ. Нѣкоторая часть расходовъ по построенію Берлинскаго храма была покрыта изъ пожертвованій русскихъ людей. Но всѣ эти пожертвованія были бы недостаточны для возведенія прекрасной, капитальной постройки собора, если бы Правительство не предоставило подходящаго участка земли и не отпустило нужных кредитовъ.

Совершенно неточны свѣдѣнія автора и въ тѣхъ случаяхъ, когда онъ переходитъ къ оцѣнкѣ личностей іерарховъ.

Вопреки его сообщенію, Архіепископъ, впослѣдствіи Митрополитъ, Берлинскій Серафимъ (Ляде) передъ своимъ назначеніемъ въ Берлинъ не былъ высланъ ни изъ Польши, ни изъ Сербіи. Въ Польшѣ, точнѣе, въ Россіи онъ былъ до первой Міровой Войны, служа въ качествѣ православнаго священника въ Волынской епархіи. Вторично онъ попалъ въ Польшу уже во время второй Міровой Войны, о чемъ рѣчь будетъ ниже. Въ Сербіи, точнѣе говоря въ Югославіи, Преосвященнѣйшій Серафимъ бывалъ ежегодно на Архіерейскихъ Соборахъ, кончая 1938 г. и никакихъ затрудненій съ Югославянскими властями никогда не испытывалъ.

До 1930 года Преосвященнѣйшій Серафимъ былъ въ Совѣтской Россіи, откуда былъ высланъ, какъ Германскій гражданинъ. Архіерейскимъ Синодомъ хиротонія его была признана дѣйствительной, хотя и совершенной въ неканонической церковной группѣ. Онъ поэтому былъ принятъ въ общеніе послѣ принесенія въ Берлинскомъ храмѣ публичнаго покаянія.

Дѣйствительно высылали Митрополита Серафима, въ бытность его Епископомъ Вѣнскимъ, только изъ Румыніи, но это обстоятельство не ложится никакою тѣнью на его память.

Дѣло въ томъ, что Преосвященный Серафимъ командировался Архіерейскимъ Синодомъ въ Бессарабію для посѣщенія тамъ православныхъ, не признававшихъ насильственнаго присоединенія къ Румынской Церкви Кишиневской Епархіи и не мирившихся съ введеніемъ тамъ новаго стиля. Ихъ подвергали жестокимъ гоненіямъ, но было нѣсколько священниковъ, которые тайно обслуживали вѣрныхъ Русской Церкви старо/с. 165/стальниковъ. Въ первую поѣздку въ Румынію Епископъ Серафимъ имѣлъ порученіе ходатайствовать за нихъ въ Бухарестѣ, но его переговоры не имѣли успѣха. Затѣмъ онъ былъ посылаемъ туда же безъ сношенія съ Румынскимъ Правительствомъ, ѣздилъ въ Бессарабію къ «катакомбнымъ» старостильнымъ общинамъ, тамъ окрестилъ много некрещеныхъ дѣтей, совершилъ, если не ошибаюсь, три священническихъ хиротоніи и снабдилъ священниковъ антиминсами и св. мѵромъ.

Германскій паспортъ давалъ ему доступъ въ Румынію безъ визы, но все-таки Румынское Правительство вынудило его уѣхать.

Въ этомъ дѣлѣ было много смѣлости, но не было авантюризма, ибо Преосвященный Серафимъ совершалъ свои поѣздки по порученію своей церковной власти и при сочувствіи Патріарха Варнавы, снабдившаго его антиминсами и св. мѵромъ.

Удивительная неосвѣдомленность автора еще болѣе бросается въ глаза, когда онъ говоритъ о возглавленіи Русской Зарубежной Церкви. При этомъ, если въ случаѣ Митрополита Серафима онъ касался вопроса, по которому нѣтъ печатнаго матеріала, ибо автору конечно были недоступны протоколы Архіерейскихъ Соборовъ, на которыхъ Преосвященный Серафимъ дѣлалъ доклады о положеніи православныхъ русскихъ въ Бессарабіи, то ошибки его относительно Главы Русской Православной Церкви Заграницей совершенно непростительны для человѣка, который претендуетъ на хотя бы малое знакомство съ церковными дѣлами. Довольно смѣло браться за статью о Православіи въ Центральной Европѣ, не зная того, что Русская Зарубежная Церковь была во время войны, какъ и теперь, возглавлена Митрополитомъ Анастасіемъ, а не «Патріархомъ Аѳанасіемъ», какъ пишетъ г. Мейеръ-Гульчинъ (стр. 91-ая).

Читая начало его статьи невольно думаешь, что у него опечатка. Но нѣтъ: имя миѳическаго Патріарха Аѳанасія встрѣчается и на послѣдующихъ страницахъ. У автора при этомъ нѣтъ яснаго представленія, каковъ Патріархатъ этого измышленнаго «Аѳанасія».

Авторъ посвящаетъ особую главу «Лишенной Отечества Церкви». Такъ называетъ онъ Русскую Церковь «послѣ введенія въ Россіи безрелигіозности въ основной законъ». Послѣ этихъ реформъ по его словамъ «Русская Православная Церковь стала лишенной Отечества» — «heimatlose» (стр. 91).

/с. 166/ Что онъ подъ этимъ подразумѣваетъ?

То ли, что вся Русская Церковь удалилась въ изгнаніе? — Но вѣдь не надо быть спеціалистомъ и знатокомъ нашихъ церковныхъ дѣлъ, чтобы знать, что за рубежомъ оказалась лишь сравнительно небольшая часть Русской Церкви.

Однако, не ограничиваясь такимъ страннымъ заявленіемъ, г. Мейеръ-Гульчинъ не перестаетъ еще болѣе удивлять читателя.

Оказывается, вмѣстѣ съ Русской Церковью лишенными Отечества или бездомными оказались и «другія принадлежащія къ ней Православныя Церкви въ славянскихъ странахъ на Балканахъ и въ Восточной Европѣ» (стр. 91).

Какія это Церкви?

Неужели авторъ полагаетъ, что Сербская, Болгарская и Румынская Церкви лишились Отечества въ 1919 г.?

Но и этого мало.

Оказывается Московскій Патріархъ былъ «духовнымъ главою» другихъ автокефальныхъ Церквей. И далѣе авторъ еще измышляетъ: «Насколько великъ былъ авторитетъ Московскаго Патріарха видно изъ того, что онъ сохранилъ свой авторитетъ и тогда, когда онъ пошелъ въ изгнаніе» (стр. 91).

Вотъ этого-то «пошедшаго въ изгнаніе», несуществующаго Патріарха Аѳанасія Гитлеръ будто бы еще ранѣе 1933 г. сталъ денежно поддерживать, съ тѣмъ, чтобы впослѣдствіи использовать его въ своихъ политическихъ цѣляхъ. Нужно ли говорить, что эта поддержка является столь же вымышленной, какъ и личность изгнанника изъ Россіи, миѳическаго Русскаго Патріарха Аѳанасія?

Впрочемъ, кое-какіе обрывки вѣрныхъ свѣдѣній дошли до г. Мейеръ-Гульчина: ему извѣстно, что центромъ Русскаго церковнаго Зарубежья были Сремскіе Карловцы. Но, если на 91 стр. Аѳанасій у него является Русскимъ Патріархомъ, то одной страницей далѣе, т. е. на 92 стр., у него Русскій Патріархъ Аѳанасій оказывается уже «Карловацкимъ Патріархомъ Аѳанасіемъ». Читатель такъ и остается въ недоумѣніи, какимъ Патріархомъ былъ Аѳанасій, а авторъ очевидно и не подозрѣваетъ, какъ онъ озадачиваетъ читателя, когда одному и тому же лицу приписываетъ каѳедры двухъ отдѣльныхъ автокефальныхъ Церквей: онъ не знаетъ, что Сремскіе Карловцы одна изъ каѳедръ и резиденцій Патріарха Сербскаго.

/с. 167/ Патріархъ Аѳанасій, какъ имѣющій безспорный авторитетъ во всемъ Православномъ мірѣ, по словамъ г. Мейеръ-Гульчина, былъ намѣченъ Гитлеромъ для возглавленія новой Церкви, «въ которую вошли бы православныя Церкви Польши, Югославіи, Болгаріи, Венгріи, Австріи, Словакіи, Чехіи, Румыніи, Украины, Бѣлоруссіи и, наконецъ Греціи» (стр. 92).

Какимъ образомъ можно было бы создать такую организацію изъ четырехъ автокефальныхъ Церквей совмѣстно съ несуществующими Церквами (въ Венгріи была небольшая епархія Сербской Церкви, въ Австріи было 2-3 прихода), — секретъ автора.

Правительство Гитлера проявляло невѣжество въ Русской исторіи, но было достаточно освѣдомлено въ текущихъ дѣлахъ, чтобы понимать полную нелѣпость такого плана, какой приписываетъ ему г. Мейеръ-Гульчинъ. Въ Церковномъ Министерствѣ въ Берлинѣ очень хорошо знали составъ Православныхъ Церквей и ихъ взаимоотношенія и конечно хорошо знали насколько нелѣпа самая мысль о возможности соединенія въ одну Церковь подъ началомъ русскаго іерарха нѣсколькихъ разноплеменныхъ автокефальныхъ Церквей. Оно конечно знало и то, что не существуетъ миѳическаго «Патріарха». Не могло оно думать и о томъ, чтобы сдѣлать центромъ новой объединенной церкви г. Бреслау, ничего не говорящій православному сердцу городъ, въ которомъ было очень мало православныхъ.

Нѣсколько лучше освѣдомленъ г. Мейеръ-Гульчинъ о положеніи церковныхъ дѣлъ въ Польшѣ во время войны. Онъ правильно обрисовываетъ раздѣленіе Церкви въ Польшѣ на разныя области, оккупированныя Германіей и Совѣтами. Вѣрно и то, что Архіепископъ, впослѣдствіи Митрополитъ Серафимъ получилъ разрѣшеніе прибыть въ Варшаву вскорѣ послѣ занятія ея Германскими войсками.

Но авторъ не знаетъ, что Архіепископъ Серафимъ поѣхалъ въ Варшаву не по своей иниціативѣ.

Архіерейскій Синодъ Русской Православной Церкви Заграницей въ заботѣ о единокровномъ православномъ населеніи Польши поручилъ Архіепископу Серафиму выяснить прежде всего, сохранились ли епископы въ оккупированной Германіей части Польши. Въ то время прошелъ слухъ, что въ моментъ начала войны всѣ епископы во главѣ съ Митрополитомъ Варшавскимъ Діонисіемъ находились на Волыни, въ Почаевской /с. 168/ Лаврѣ и попали въ руки Совѣтовъ. Архіепископъ Серафимъ въ связи съ этимъ имѣлъ порученіе ознакомиться съ положеніемъ Церкви въ Польшѣ и оказать помощь ея іерархіи, если послѣдняя сохранилась, или непосредственно помогать приходамъ, если они остались безъ епископовъ.

Впослѣдствіи выяснилось, что на территоріи, занятой Германіей сохранился только Митрополитъ Діонисій, который, какъ дѣятельный участникъ полонизаціи Церкви, оказался въ трудномъ положеніи.

У него и до войны была сильная оппозиція съ одной стороны русскихъ, недовольныхъ его политикой, а съ другой — украинцевъ, считавшихъ, что онъ имъ недостаточно помогаетъ. Враги Митрополита Діонисія съ двухъ сторонъ обрушились на него и апеллировали къ Германскимъ властямъ.

Митрополитъ вынужденъ былъ устраниться отъ управленія и телеграммой вызывалъ Архіепископа Серафима, чтобы временно вручить ему таковое. Въ предѣлахъ его досягаемости не было въ то время ни одного другого православнаго епископа.

Однако, положеніе Архіепископа Серафима, несмотря на то, что онъ былъ нѣмецкимъ гражданиномъ, было въ Варшавѣ не многимъ легче, чѣмъ положеніе самого Митрополита Діонисія. Генералъ-Губернаторъ Франкъ былъ проникнутъ общей для націоналъ-соціалистовъ ненавистью ко всему русскому: самый фактъ принадлежности Архіепископа Серафима къ Русской Церкви не располагалъ Франка въ его пользу. Онъ гораздо больше сочувствовалъ шовинистическимъ украинскимъ кругамъ. Поэтому, хотя Архіепископъ Серафимъ былъ допущенъ въ Польшу, за его спиной шли междувѣдомственныя тренія и Генералъ-Губернаторъ велъ переговоры съ Митрополитомъ Діонисіемъ, который проявилъ готовность быть болѣе сговорчивымъ, чѣмъ Архіепископъ Серафимъ.

Поддержанный украинскими политическими кругами, Митрополитъ Діонисій сумѣлъ снискать себѣ благоволеніе Германскихъ властей и возвращеніе его къ управленію было ознаменовано его торжественнымъ заявленіемъ о лояльности Германскому Правительству. Въ помощь Митрополиту Діонисію былъ выдвинутъ въ качествѣ кандидата во епископа профессоръ Иванъ Огіенко, который съ именемъ Иларіона и былъ рукоположенъ Митрополитомъ Діонисіемъ и Чешскимъ Архіепископомъ Савватіемъ.

/с. 169/ Этотъ эпизодъ самъ по себѣ опровергаетъ всю версію г. Мейера-Гульчина. Если бы Архіепископъ Серафимъ и вообще русская заграничная іерархія были такъ послушны Германскому Правительству, какъ онъ старается это представить и между ними существовалъ бы давнишній сговоръ, то очевидно Правительство не допустило бы возвращенія Митрополита Діонисія. Это рѣшеніе отнюдь не было направлено къ тому «объединенію» православныхъ, которое приписываетъ Правительству г. Мейеръ. Напротивъ, образованіе автокефальной, независимой церковной власти на территоріи Генералъ-Губернаторства Польши было актомъ раздробленія Православной Церкви.

Наконецъ, если бы Архіепископъ Серафимъ былъ послушенъ Германской власти, какъ приписываетъ ему авторъ статьи, то онъ проводилъ бы безъ возраженій германскую политику и не было бы причинъ для устраненія его отъ управленія Церковью въ Польшѣ.

Авторъ разбираемой статьи вынужденъ признать на 96 стр., вопреки схемѣ въ ея началѣ, что Константинопольскій Патріархъ тоже не поддержалъ Германскую политику. Впрочемъ, на слѣдующей, 97-ой стр., онъ пишетъ, что якобы послѣ начала войны съ Совѣтами Патріарху Константинопольскому было предложено назначить довѣренное лицо епископомъ въ освобожденныя области и что якобы это предложеніе было принято Православной Церковью.

Тутъ опять налицо вымыселъ.

Мы не можемъ съ увѣренностью утверждать, что Германское Правительство и, въ частности Розенбергъ, не обращались въ Константинополь, но всякому освѣдомленному въ церковныхъ дѣлахъ того времени человѣку извѣстно, что никакихъ распоряженій изъ Константинополя не послѣдовало.

Быть можетъ авторъ статьи былъ введенъ въ заблужденіе ссылкой на Томосъ Константинопольскаго Патріарха со стороны Украинскихъ автокефалистовъ, въ ихъ попыткахъ какъ-то обосновать свою незаконную автокефалію. Но въ такомъ случаѣ, онъ упустилъ изъ виду, что они ссылались не на какое-либо новое рѣшеніе Константинополя, а на старый Томосъ объ учрежденіи автокефальной Церкви въ Польшѣ задолго до Второй Міровой Войны. При этомъ надо обратить вниманіе на то обстоятельство, что и украинскіе автокефалисты только въ 1943 г. обратились къ Главамъ Православныхъ Церквей съ /с. 170/ тѣмъ, чтобы получить ихъ признаніе, которое, однако, не послѣдовало ни отъ кого и донынѣ.

Совершенно произвольно и заключеніе г. Мейера-Гульчина, что якобы «намѣченная Гитлеромъ-Розенбергомъ объединенная Православная Церковь (geplante orthodoxe Einheitskirche) должна была стать объектомъ политики націоналъ-соціалистической власти — правда, при участіи и съ согласія наиболѣе вліятельныхъ церковныхъ дѣятелей, у которыхъ ясность зрѣнія дѣйствительности была такъ затуманена ужаснымъ отсутствіемъ Православія въ Совѣтскомъ Союзѣ, что они не видѣли угрожающей имъ со стороны Гитлера опасности» (стр. 97-98). И совершенно не соотвѣтствуетъ дѣйствительности, что якобы Гитлеру удалось достичь въ своихъ цѣляхъ того объединенія православныхъ, которое не удавалось ему въ отношеніи протестантовъ.

Это утвержденіе не вѣрно уже потому, что, какъ мы видѣли, фактически Гитлеръ совсѣмъ не желалъ объединенія православныхъ и вся политика его въ отношеніи къ Православной Церкви была направлена къ разъединенію ея, а не объединенію. Инструкціи, данныя комиссарамъ въ занятыхъ восточныхъ областяхъ, указывали именно на необходимость препятствовать объединенію церквей, превышающихъ объемъ епархіи.

Въ секретной инструкціи Розенберга Рейхскомиссарамъ въ Остландѣ и Украинѣ отъ 13 мая 1942 г. о религіозныхъ обществахъ въ оккупированныхъ восточныхъ областяхъ устанавливался принципъ, что всякое религіозное общество должно быть ограничено предѣлами одной административной области [1]. Далѣе въ инструкціи говорится, что Русская Православная Церковь не должна быть допущена къ господству надъ бѣлорусскими православными, но, что, хотя и нельзя упустить изъ вида существующія трудности, а именно въ отношеніи языка, — надо стараться, чтобы Русская Православная Церковь была ограничена только безусловно русскими поселеніями и не простиралась на другія области. Подобное же раздѣленіе предписывалось имѣть и на Украинѣ съ тѣмъ, чтобы въ каждомъ Генералбециркѣ было свое церковное управленіе и русскіе православные были бы отдѣлены отъ православныхъ украинцевъ. Та же инструкція указывала на то, что т. н. Украинская Автокефальная Церковь является самымъ сильнымъ /с. 171/ орудіемъ для противодѣйствія исключительному вліянію Православной Церкви Московскаго направленія, которое господствуетъ даже на Балканахъ. Только для этой Церкви, при соблюденіи принципа дѣленія на области, инструкція допускаетъ возглавленіе однимъ епископомъ въ качествѣ «primus inter pares», для каковаго положенія Розенбергъ находилъ подходящимъ Епископа Поликарпа (нынѣ покойнаго возглавителя т. н. Украинской Автокефальной Церкви). Инструкція подчеркиваетъ, что ея главной цѣлью является препятствіе политически направленнымъ религіознымъ общинамъ и «прежде всего, сдѣлать невозможнымъ вліяніе Русской Православной Церкви, какъ носительницы великороссійской имперіалистической мысли» [2].

Достаточно этихъ выдержекъ изъ иструкціи Розенберга, кот. теперь находится въ подлинникѣ въ Нью Іоркѣ въ архивѣ Еврейскаго Научнаго Института (Yiddish Scientific Institute) и доступна всѣмъ интересующимся, чтобы убѣдиться въ томъ, насколько произвольно утвержденіе г. Мейера-Гульчина относительно якобы существовашаго соглашенія между Русской Православной Церковью и Германск. Правительствомъ и плановъ Гимлера, будто бы направленныхъ къ созданію «объединенной Церкви». Насколько фантастично это утвержденіе, будетъ ясно изъ находящагося сейчасъ въ процессѣ составленія, въ высшей степени интереснаго труда г. В. И. Алексѣева о Германской церковной политикѣ въ оккупированныхъ областяхъ во время войны.

Руководящимъ принципомъ этой политики было divide et impera — раздѣляй и властвуй.

Г. Мейеръ напрасно думаетъ, что русскіе епископы не замѣчали этого направленія Германской политики, хотя они и не имѣли о ней доступныхъ намъ теперь документальныхъ данныхъ, ибо инструкціи о проведеніи ея были конечно секретными.

Однако, что могли они дѣлать для противодѣйствія ей, кромѣ попытокъ поддерживать связь между собою вопреки германскимъ властямъ? Объединеніе русской заграничной іе/с. 172/рархіи съ іерархіей Автономной Украинской Церкви и Бѣлорусской Церкви смогло произойти только послѣ войны, когда Гитлера уже не существовало...

Главнымъ врагомъ для русскихъ іерарховъ былъ коммунизмъ и пока Германское Правительство такъ или иначе вело борьбу съ нимъ, хотя и очень неудачно, выступать противъ него какъ бы то ни было было и невозможно и нецѣлесообразно. Приходилось сосредоточивать свои усилія на обличенія безбожнаго коммунизма и на духовной помощи безчисленнымъ русскимъ людямъ, увезеннымъ изъ Россіи въ качествѣ рабочихъ.

Собравшись въ Вѣнѣ въ 1943 г., русскіе епископы вынесли мотивированное постановленіе относительно незаконнаго избранія послушнаго Совѣтамъ Патріарха въ Москвѣ. Это отвѣчало ихъ убѣжденію, коего основныя начала были высказаны Соборомъ Русскихъ Зарубежныхъ Епископовъ задолго до войны, а вмѣстѣ согласно было и съ видами Германской политики того времени... Но одновременно Совѣщаніе составило для Германскаго Правительства и докладную записку съ критикой его политики, но не посылало никакихъ привѣтствій ни Гитлеру, ни кому-либо изъ его сотрудниковъ.

Намъ остается сдѣлать общее заключеніе.

Журналъ «Die Neue Ordnung in Kirche», журналъ серьезный. Статьи въ немъ носятъ научный характеръ, какъ это и подобаетъ академическому изданію. Тѣмъ болѣе удивительно, что тамъ нашлось мѣсто для статьи г. Мейеръ-Гульчина.

Редакція предпослала этой статьѣ нѣсколько словъ, рекомендуя автора, какъ человѣка, который можетъ сообщить новыя, никому неизвѣстныя данныя. «Сообщаемыя данныя очень мало извѣстны или вообще никому не извѣстны», говоритъ Редакція. Къ сожалѣнію, данныя эти не только «почти никому неизвѣстны», но и просто... выдуманы.

Почти вся статья г. Мейера-Гульчина это фантазія человѣка недоброжелательно расположеннаго къ Православной Церкви, фантазія не только съ выдуманными событіями, но даже и съ выдуманными дѣйствующими лицами.

Спрашивается, зачѣмъ и кому можетъ быть нужна такая выдумка?

1955.

Примѣчанія:
[1] «Es its deshalb im Prinzip anzustreben, dass die Religiosensgesellschaften sich auf einen Genesalbezirk begrenzen...»
[2] «Die Verordnung sichert auf der einen Seite die erstrebe religiose Gewissensfreiheit, hat aber auch den Zweck, politisch angerichtete Religiosensgesellschaften zu verhindern und vor allen Dingen den Einfluss der russisch orthodoxen Kirche als der Traegerin der grossrussischen-imperialistischen Gedankens in den besetzten Gebieten unmoeglich zu machen».

Источникъ: Протопресвитеръ Георгій Граббе. Церковь и ея ученіе въ жизни. (Собраніе сочиненій). Томъ второй. — Монреаль: Издательство Братства Преподобнаго Іова Почаевскаго, 1970. — С. 161-172.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.