Церковный календарь
Новости


2018-11-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 41-я (1922)
2018-11-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 40-я (1922)
2018-11-15 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово (2-е) въ Великій пятокъ (1883)
2018-11-15 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово (1-е) въ Великій пятокъ (1883)
2018-11-15 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Православная Русь въ Канадѣ (1975)
2018-11-15 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Тайна креста (1975)
2018-11-15 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 6-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-15 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 5-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-15 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Еще объ одной статьѣ (1996)
2018-11-15 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отвѣтъ (2-й) архіеп. Іоанну Шаховскому (1996)
2018-11-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 39-я (1922)
2018-11-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 38-я (1922)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (2-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (1-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Евангеліе въ церкви (1975)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Новый храмъ въ Бруклинѣ (1975)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - пятница, 16 ноября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 9.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Протопр. Георгій Граббе (буд. еп. Григорій) († 1995 г.)
ЦЕРКОВЬ И ЕЯ УЧЕНІЕ ВЪ ЖИЗНИ.
(Собраніе сочиненій, томъ 2-й. Монреаль, 1970).

СВЯТЫЕ ОТЦЫ НА ВСЕЛЕНСКИХЪ СОБОРАХЪ [1].

Не легко дается человѣку познаніе истины.

Господь говоритъ, что узрятъ Бога, т. е. познаютъ Того, Кто есть и Путь, и Истина, и Жизнь, (Ін. XIV, 6) — чистые сердцемъ (Мѳ. V, 8).

Грѣхъ же искони скрываетъ отъ насъ истинный ликъ Божій. Особенно можно сказать это о смертномъ грѣхѣ гордости. Гордый умъ не зритъ Бога. Онъ не способенъ усваивать истинъ, раскрываемыхъ Богомъ о Себѣ. Гордый человѣкъ создаетъ свое, искаженное представленіе о Богѣ и съ ожесточеніемъ отстаиваетъ это представленіе, какъ непререкаемую истину.

Таково происхождніе всѣхъ ересей. Ересіархи не хотятъ подчинять свой умъ, свое сердце и душу голосу Вселенской Церкви. И они борятся съ этимъ голосомъ, когда онъ осуждаетъ ихъ заблужденіе.

Напротивъ, подлинные сыны Церкви во всѣхъ своихъ сомнѣніяхъ ищутъ отвѣта у нея, въ ея Писаніи и Преданіи. Если возникаетъ у нихъ недоумѣніе, они добросовѣстно, въ мирѣ, смиреніи, любви и молитвѣ стараются разслышать и уразумѣть доходящій до нихъ съ отдаленныхъ вѣковъ голосъ Церкви.

Они знаютъ, что полнота истины содержится въ Церкви, что Ей она вручена Самимъ Ея Божественнымъ Главой.

/с. 196/ Мы помнимъ обѣтованіе Господне: «Создамъ Церковь Мою и врата ада не одолѣютъ ея» (Мѳ. XVI, 18). Вѣря этому обѣтованію, мы знаемъ, что и въ послѣдніе дни отступленія все-таки останется малое стадо, которое и будетъ Церковью на землѣ и что, такимъ образомъ, на землѣ всегда были и будутъ, до второго Пришествія Спасителя, іерархи и общины, принадлежащіе къ Таинственному Тѣлу Христову.

Хорошо говоритъ объ этомъ Хомяковъ: «...и видимая Церковь видима только вѣрующему, ибо для невѣрующаго таинство есть только обрядъ, и Церковь только общество. Вѣрующій, хотя глазами тѣла и разума видитъ Церковь только въ ея внѣшнихъ проявленіяхъ, но сознаетъ ее духомъ въ таинствахъ и молитвѣ и въ богоугодныхъ дѣлахъ. Посему онъ не смѣшиваетъ ея съ обществомъ, носящимъ имя Христіанъ, ибо не всякій говорящій «Господи, Господи» дѣйствительно принадлежитъ роду избранному и сѣмени Авраамову. Вѣрою же знаетъ истинный христіанинъ, что Единая, Святая, Соборная и Апостольская Церковь никогда не исчезнетъ съ лица земли до послѣдняго суда всей твари, что она пребываетъ на землѣ невидимо для глазъ плотскихъ и плотски мудрствующаго ума въ видимомъ обществѣ христіанъ; точно такъ же, какъ она пребываетъ видимою для глазъ вѣры въ Церкви загробной, невидимой для глазъ тѣлесныхъ... Вѣрою же знаетъ христіанинъ и то, что Церковь земная, хотя и невидима, всегда облечена въ видимый образъ; что не было, не могло быть и не будетъ того времени, въ которое исказились бы таинства, изсякла святость, испортилось ученіе... Святая Церковь исповѣдуетъ и вѣруетъ, что никогда овцы не были лишены своего Божественнаго Пастыря, и что Церковь никогда не могла ни ошибиться по неразумію (ибо въ ней живетъ разумъ Божій), ни покориться ложнымъ ученіямъ по малодушію (ибо въ ней живетъ сила Духа Божія)» (Церковь Одна, § 8).

Но когда Хомяковъ, вслѣдъ за другими учителями Церкви, говоритъ о непогрѣшимости Церкви, то онъ не смѣшиваетъ это понятіе съ понятіемъ непобѣдимости и неистребимости отдѣльныхъ частей ея на землѣ.

Нѣтъ. Никакой человѣкъ, никакая отдѣльная община, никакая отдѣльная Помѣстная Церковь не можетъ почитаться непогрѣшимой. Не можетъ потому, что она и состоитъ изъ людей и руководится людьми, впадающими въ грѣхи. А разъ такъ, — то и управляется людьми, у которыхъ зрѣніе истины можетъ быть затуманено нечистотою сердца.

/с. 197/ Живущіе на землѣ члены Церкви хранятъ и исповѣдуютъ истину постольку, поскольку они въ единеніи со всею остальною Церковью, ведомою своимъ Божественнымъ Пастыремъ.

Церковь Главою и Учителемъ имѣетъ Самого Сына Божія. Она исповѣдуетъ истину устами и жизнью Пресвятой Богородицы, свв. ангеловъ и архангеловъ, святыхъ пророковъ, апостоловъ, мучениковъ и преподобныхъ.

Хранить эту истину церковнаго ученія долженъ каждый изъ насъ — весь церковный народъ. Но преимущественно блюстителями ея поставлены Господомъ Свв. Апостолы и ихъ преемники по благодати — епископы. Имъ дана для этого нарочитая благодать, съ помощью которой они и излагаютъ для всѣхъ чадъ Церкви хранящееся въ ней ученіе о вѣрѣ.

Что это именно такъ, мы видимъ въ исторіи какъ Апостольскаго Собора, такъ и Вселенскихъ Соборовъ, въ частности Собора Халкидонскаго, славныя дѣянія которыхъ мы собрались нынѣ вспомнить и почтить.

Вспомнимъ, какъ 1900 лѣтъ тому назадъ проходилъ Апостольскій Соборъ Православной Церкви, послужившій началомъ и примѣромъ для всѣхъ прочихъ святыхъ Вселенскихъ Соборовъ.

Въ Антіохіи «нѣкоторые, пришедшіе изъ Іудеи, учили братьевъ: если не обрѣжетесь по обряду Моисееву, не можете спастись» (Дѣян. 15, 1). Этимъ ученіемъ умалялось значеніе Новаго Завѣта. Падшій и отступившій отъ возложенной на него Богомъ миссіи Израиль, по этому ученію, какъ бы все-таки сохранялъ свое особое положеніе, вмѣсто того, чтобы избранные сыны его, послѣдовавшіе за Христомъ, влились въ Новый Израиль, въ основанную Искупителемъ Соборную Церковь, одинаково объединяющую въ себѣ обновленныхъ крещеніемъ и эллиновъ и іудеевъ. Христіанство въ ученіи этихъ «пришедшихъ изъ Іудеи» подмѣнялось нѣкоей формой іудаизма.

Противъ нихъ возстали Апостолы Павелъ и Варнава. Но они не могли своими силами побѣдить заблужденіе. И вотъ вѣрующіе положили «Павлу и Варнавѣ и нѣкоторымъ другимъ изъ нихъ отправиться по сему дѣлу къ апостоламъ и пресвитерамъ въ Іерусалимъ» (Дѣян. 15, 2).

Обратите вниманіе: къ апостоламъ и пресвитерамъ. Пресвитерами въ то время назывались тѣ ставленники свв. Апосто/с. 198/ловъ, которыхъ мы нынѣ именуемъ епископами. Отъ нихъ и ждали рѣшенія Антіохійскіе христіане. И вотъ апостолы и пресвитеры собрались для разсмотрѣнія этого дѣла. Было долгое разсужденіе. Оно основывалось какъ на указаніяхъ Писанія, такъ и на образовавшемся уже къ тому времени, хотя и немноголѣтнемъ, преданіи Церкви. Апостолъ Петръ указалъ на то, что «отъ дней древнихъ» онъ былъ избранъ Богомъ для проповѣди язычникамъ и что «Сердцевѣдецъ Богъ далъ имъ свидѣтельство, даровавъ имъ Духа Святаго» также какъ и христіанамъ изъ іудеевъ и «не положилъ никакого различія между тѣми и другими». И послѣ того Соборъ слушалъ докладъ Павла и Варнавы, «разсказывавшихъ, какія знаменія и чудеса сотворилъ Богъ чрезъ нихъ среди язычниковъ» (Дн. 15, 7-9, 12).

Резюмировалъ все это предсѣдательствовавшій на Соборѣ ап. Іаковъ, который указалъ на то, что изложенное апостоломъ Петромъ ученіе согласно и съ ученіемъ Св. Писанія (Дн. 15, 15).

Мы видѣли, что Павелъ и Варнава были посланы за разрѣшеніемъ спора къ «апостоламъ и пресвитерамъ» и что именно эти послѣдніе собрались для сужденія о возникшемъ спорѣ. Но они вѣроятно не закрывали уста и свидѣтелямъ изъ мірянъ, желая всесторонняго обсужденія дѣла. И рѣшеніе свое они сообщаютъ находившимся въ Антіохіи, Сиріи и Киликіи братьямъ изъ язычниковъ уже не отъ имени одной іерархіи, а отъ всей Церкви. Посланіе идетъ отъ имени «Апостоловъ и пресвитеровъ и братіи» (Дн. 15, 23). Ибо въ основѣ изложеннаго Соборомъ ученія лежитъ не мнѣніе только собравшихся въ Іерусалимѣ, а принимаемое всѣми членами Церкви ученіе, почерпнутое ими изъ Св. Писанія, изъ слышанныхъ апостолами отъ ихъ Божественнаго Учителя наставленій и изъ опыта жизни Церкви, т. е. церковнаго преданія.

Апостолы Петръ, Павелъ и Іаковъ упоминаются въ Дѣяніяхъ, какъ ведущіе члены Собора, какъ тѣ его члены, которые яснѣе всѣхъ видѣли истину и излагали ее.

И въ послѣдующія столѣтія церковной жизни, когда борьба съ заблужденіями требовала соборнаго вселенскаго исповѣданія истины, Господь выдвигалъ святителей, которые яснѣе другихъ видѣли эту истину. Они видѣли ее очами сердца, очищеннаго молитвою и постомъ, видѣли ее умомъ, озареннымъ свѣтомъ подлиннаго ученія Христова.

/с. 199/ На Первомъ Вселенскомъ Соборѣ истина раскрывалась устами Александра еп. Александрійскаго, Осіи Кордубскаго, Евстаѳія Антіохійскаго, Спиридона Тримифунтскаго и юнаго тогда еще архидіакона, впослѣдствіи епископа Александрійскаго, Аѳанасія Великаго.

Въ основу опредѣленій Второго Собора легло ученіе того же Аѳанасія Великаго, Василія Великаго, Григорія Богослова и Григорія Нисскаго. Кромѣ этихъ двухъ послѣднихъ отцовъ тамъ участвовало много прославленныхъ святыхъ: Мелетій Антіохійскій, Кириллъ Іерусалимскій, Петръ Севастійскій, Амфилохій Иконійскій, Пелагій Лаодикійскій, Евлогій Эдесскій. Кажется не было другого Собора, въ которомъ участвовало бы столько святыхъ и исповѣдниковъ.

На Третьемъ Вселенскомъ Соборѣ ведущимъ лицомъ былъ Св. Кириллъ Александрійскій. Онъ былъ знаменемъ подлиннаго Православія для вѣрныхъ сыновъ Церкви во всей вселенной. И хотя онъ не дожилъ до Халкидонскаго Собора, онъ въ большой мѣрѣ можетъ быть названъ и вождемъ послѣдняго.

Чтеніе сочиненій Св. Кирилла въ Халкидонѣ покрыто было радостными и продолжительными кликами епископовъ: «Такъ всѣ вѣруемъ! Левъ и Анатолій такъ вѣруютъ! Какъ Кириллъ, такъ вѣруемъ!» И единодушное принятіе посланія папы Римскаго Льва совершилось на Соборѣ только послѣ сличенія сомнительныхъ для нѣкоторыхъ мѣстъ его посланія съ посланіями Св. Кирилла. И чтеніе ихъ посланій вновь завершилось возгласами: «Благочестиво и истинно училъ Левъ, такъ училъ Кириллъ! Вѣчная память Кириллу! Левъ и Кириллъ учили одинаково, анаѳема тѣмъ, кто вѣруетъ иначе!»

Слѣдуя ученію великихъ столповъ Церкви, Соборы какъ бы свидѣтельствовали, что именно духовнымъ очамъ этихъ святыхъ отцевъ, черезъ чистоту сердца, видна была истина, что у нихъ, по выраженію Апостола, былъ «умъ Христовъ» (1 Кор. 2, 16), котораго недоставало ослѣпленнымъ гордостью еретикамъ: Арію, Несторію, Евтихію и Діоскору.

Халкидонскій Соборъ ниспровергъ ересь этихъ еретиковъ. Онъ и созванъ былъ для устраненія соблазна, внесеннаго послѣдователемъ Евтихія, Александрійскимъ епископомъ Діоскоромъ, одержавшимъ какъ будто побѣду надъ Православіемъ на т. н. «Разбойничьемъ» соборѣ 449 г. Православные на этомъ соборѣ были унижены. Казалось, ничто не стояло болѣе на пути къ полному торжеству монофизитской ереси.

/с. 200/ Разбойничій соборъ былъ воплощеніемъ злобы, безчинія и лжи. Ненапрасно исторія дала ему такое названіе. Историкъ Вселенскихъ Соборовъ проф. А. П. Лебедевъ, отмѣчаетъ, что самой характеристической чертою въ Діоскорѣ была его ненависть къ Св. Кириллу. Діоскоръ, по мнѣнію Лебедева «является передъ нами въ исторіи внезапно, вполнѣ очерченною личностью, типомъ человѣка до послѣдняго нерва пропитаннаго враждою къ истинѣ, ревностію къ заблужденію и навсегда остается онъ вѣренъ себѣ» (Исторія Всел. Соборовъ, стр. 234).

И далѣе: «Онъ погубилъ и свою вѣру и свои духовныя силы. Его ревность устремилась на скрытую, затаенную борьбу со Св. Кирилломъ... Діоскоръ хотѣлъ заставить Церковь забыть то, что совершено было св. Кирилломъ въ послѣдніе годы его жизни» (тамъ же).

Ничего нѣтъ болѣе чуждаго Церкви, чѣмъ страсти, гордость, ненависть, злоба и ложь. Грѣхи эти отлучаютъ человѣка отъ Церкви. Они дѣлаютъ его чуждымъ любви.

А можно ли человѣку, чуждому любви, уразумѣть истину о высшемъ ея проявленіи, когда-либо имѣвшемъ мѣсто отъ сотворенія міра и человѣка? Можно ли такому человѣку проникнуть въ истину о воплощеніи Второй Ѵпостаси Самого Бога, сошедшаго на землю нашего ради спасенія? Удивительно ли, что Діоскоръ и его послѣдователи, подобно Евтихію и др. предшествовашимъ имъ еретикамъ, не могъ проникнуть въ эту тайну? И охваченный гордостью, Діоскоръ до конца, съ удивительнымъ упорствомъ, отстаиваетъ свое заблужденіе.

Соединеніе божескаго и человѣческаго естества въ Искупителѣ было непріемлемо для ихъ раціоналистическаго мышленія.

Не рѣшаясь совсѣмъ отрицать догматъ воплощенія Сына Божія послѣ утвержденія его тремя Всел. Соборами, они заявляли, однако, что Господь состоялъ изъ двухъ естествъ лишь прежде соединенія ихъ въ Немъ, а послѣ соединенія, они исповѣдовали въ Немъ лишь одно, божеское естество. По этой причинѣ они и называются монофизитами, т. е. одноестественниками.

Ересь эта отрываетъ Христа отъ человѣчества. Церковь дѣлается тогда обществомъ только людей, а не Богочеловѣческимъ организмомъ, не Тѣломъ Христовымъ, ибо не можетъ /с. 201/ быть живого тѣла, съ отдѣленною отъ его естества головою. Воплощеніе Спасителя, по такому ученію, лишается своего спасительнаго значенія. Человѣчество черезъ него не соединяется съ Богомъ, а остается и послѣ Искупленія обособленнымъ отъ своего Искупителя.

Для того, чтобы защищать это лжеученіе, сторонники ереси должны были явно или скрыто бороться съ опредѣленіями прежде бывшихъ Всел. Соборовъ, которые для всѣхъ лжемудрствующихъ не переставали быть знаменіемъ пререкаемымъ. Поэтому Халкидонскій Соборъ долженъ былъ торжественно подтвердить опредѣленія предшествовашихъ трехъ Соборовъ, свидѣтельствуя этимъ свое преемство отъ нихъ.

Въ обширной вступительной части своего опредѣленія Отцы Халкидонскаго Собора прежде всего ссылаются на Никео-Цареградскій Сѵмволъ. Опредѣляя, чтобы имѣло силу то, что постановлено 150 отцами въ Константинополѣ «для уничтоженія возникшихъ тогда ересей и утвержденія каѳолической и апостольской нашей вѣры», Соборъ призналъ, что «достаточенъ былъ бы для совершеннаго познанія и утвержденія благочестія мудрый и спасительный Сѵмволъ благодати Божіей. Потому что объ Отцѣ, Сынѣ и Св. Духѣ научаетъ въ совершенствѣ и воплощеніе Господа представляетъ вѣрно». Подтверждая далѣе опредѣленія III Вселенскаго Собора, Халкидонскій Соборъ даетъ и свое вѣроопредѣленіе о двухъ естествахъ въ Господѣ нашемъ Іисусѣ Христѣ въ такихъ точныхъ выраженіяхъ, чтобы не оставалось мѣста ни для какого ихъ перетолкованія. Послѣдуя Отцамъ, Соборъ научаетъ насъ «исповѣдовать Господа нашего Іисуса Христа, совершеннаго въ божествѣ и совершеннаго въ человѣчествѣ, истинно Бога, истинно человѣка, тогожде изъ разумной души и тѣла, единосущнаго Отцу по Божеству и тогожде единосущнаго намъ по человѣчеству, во всемъ подобнаго намъ, кромѣ грѣха, рожденнаго прежде вѣковъ отъ Отца по Божеству, а въ послѣдніе дни ради насъ и нашего спасенія отъ Маріи Дѣвы Богородицы по человѣчеству, одного и того же Христа, Сына, Господа единороднаго въ двухъ естествахъ, неслитно, неизмѣнно, нераздѣльно, неразлучно познаваемаго, такъ что соединеніемъ нисколько не нарушается различіе двухъ естествъ, тѣмъ болѣе сохраняется свойство каждаго естества и соединяется въ одно лицо, въ одну Ѵпостась, — не два лица разсѣкаемаго или раздѣляемаго, но одного и того же Сына, Единороднаго, Бога Слова, /с. 202/ Господа Іисуса Христа, какъ и въ древности пророки учили о Немъ и Самъ Господь Іисусъ Христосъ научилъ насъ и какъ предалъ намъ Сѵмволъ Отцевъ».

Этимъ опредѣленіемъ положенъ былъ конецъ долгимъ спорамъ. Ни одинъ изъ предшествующихъ Соборовъ не получалъ столь скораго общаго признанія, не соединялъ весь православный міръ въ такое единое цѣлое, какъ Соборъ Халкидонскій. Онъ какъ бы завершаетъ цѣлую эпоху въ исторіи Церкви.

Чѣмъ болѣе общепризнано его значеніе, тѣмъ съ большимъ вниманіемъ мы должны отнестись къ тѣмъ методамъ утвержденія истины, которыми пользовался этотъ Соборъ.

Но сначала необходимо намъ отмѣтить одно общее весьма важное начало, вытекающее изъ работы воспоминаемыхъ нами нынѣ Соборовъ. Я имѣю въ виду самый принципъ соборнаго рѣшенія возникающихъ въ жизни Церкви вопросовъ.

Мы видѣли, какъ Апостолы собрались вмѣстѣ съ пресвитерами, т. е. по тогдашней терминологіи епископами, для рѣшенія волнующаго членовъ Церкви вопроса. И мы знаемъ, что отъ дней апостольскихъ существуетъ обычай именно соборнымъ сужденіемъ устранять всякое смущеніе. Дивны были многіе святители Церкви и однако, при всемъ своемъ личномъ авторитетѣ, они ничего превышающаго епархіальную компетенцію не рѣшали единолично. Со дней апостольскихъ Церковь руководствуется 34 апостольскимъ правиломъ, предписывающимъ епископамъ не творить ничего превышающаго ихъ права, какъ епархіальныхъ архіереевъ, безъ разсужденія перваго епископа, т. е. возглавителя помѣстной Церкви или области, съ тѣмъ, чтобы и первый епископъ ничего не творилъ безъ разсужденія всѣхъ. Правило прямо указываетъ цѣль такого порядка: «Ибо тако будетъ единомысліе, и прославится Богъ о Господѣ во Святомъ Духѣ, Отецъ и Сынъ и Святый Духъ».

Правило это въ числѣ прочихъ 85 правилъ называется апостольскимъ, хотя нѣть основаній считать, что эти правила написаны самими апостолами. Но, если св. апостолы сами ихъ не записали, то все-таки, какъ объясняется во 2-омъ прав. Трульскаго Собора, правила эти ведутъ свое начало отъ апостольскаго преданія. Они сохранились сначала устно, а затѣмъ уже были изложены письменно и преданы были Церкви съ именемъ св. апостоловъ, коихъ наставленія положили имъ начало.

/с. 203/ Цѣлый рядъ другихъ соборныхъ постановленій устанавливаетъ тотъ же соборный принципъ рѣшенія церковныхъ дѣлъ, епископами данной Церкви, собравшимися во имя Христово, съ равными правами сужденія. И Халкидонскій Соборъ 19 правиломъ предписалъ періодическій созывъ Соборовъ для рѣшенія возникающихъ церковныхъ дѣлъ.

Наша Зарубежная Церковь свято блюдетъ это древнее апостольское начало. Дѣлая удареніе на немъ въ противовѣсъ неоднократно настойчиво проводившимся другимъ принципамъ, она нерѣдко называется «Соборной», отличаясь этимъ наименованіемъ отъ другихъ русскихъ церковныхъ организацій. Соборный принципъ, какъ мы видѣли изъ 34 Ап. правила, имѣетъ цѣлью достиженіе единства. Къ этому единству и стремился всегда съ особеннымъ убѣжденіемъ и всѣхъ охватывающею любовію основоположникъ нашей Церкви Блаженнѣйшій Митрополитъ Антоній. Онъ желалъ и добивался того, чтобы всѣ церковныя дѣла за рубежомъ рѣшались всѣми епископами сообща и уклоненіе того или иного изъ нихъ отъ этого единства онъ почиталъ большимъ грѣхомъ передъ Церковью.

Подлинное соблюденіе этого соборнаго принципа непремѣнно связано бываетъ съ заботой о сохраненіи единомыслія со всѣми преждебывшими Соборами, имѣющими для Церкви вселенское значеніе. Православіе традиціонно, оно дорожитъ своимъ преемствомъ отъ апостоловъ и свв. отцовъ. Въ этомъ преемствѣ оно видитъ свидѣтельство того, что наша Церковь теперь есть именно та же самая, которая заключалась сначала въ Сіонской горницѣ, когда Духъ Святый снисходилъ на апостоловъ, что это та же Церковь, которой славные Отцы собрались въ Никеѣ, Константинополѣ, Ефесѣ, Халкидонѣ и на другихъ Вселенскихъ Соборахъ.

И возвращаясь къ вопросу о методахъ утвержденія истины на Халкидонскомъ Соборѣ, конечно прежде всего надо указать на соблюденіе имъ преемства отъ трехъ предыдущихъ Вселенскихъ Соборовъ, коихъ онъ былъ какъ бы логическимъ завершеніемъ.

Какъ мы видѣли, Соборъ исходилъ изъ вѣроопредѣленій предыдущихъ Вселенскихъ Соборовъ. Онъ слѣдилъ за тѣмъ, чтобы его ученіе было согласно с ученіемъ этихъ Соборовъ. Онъ развивалъ болѣе подробно ученіе трехъ предыдущихъ Соборовъ такъ, чтобы опровергалась выявившаяся ясно послѣ нихъ новая ересь. И послѣ Халкидонскаго Собора каждый Все/с. 204/ленскій Соборъ считалъ долгомъ засвидѣтельствовать свое согласіе съ предшествующими Соборами. На Седьмомъ Всел. Соборѣ принципъ этотъ былъ выраженъ слѣдующими словами, относящимися къ еретическому иконоборческому Копронимову собору: «Какимъ образомъ онъ называетъ себя седьмымъ, если онъ не согласенъ съ шестью прежде бывшими»?

Мы далѣе видѣли, что Халкидонскій Соборъ пользовался ученіемъ Св. Кирилла, какъ нѣкіимъ всѣми признаваемымъ еще съ Ефесскаго Собора, мѣриломъ Православія въ Христологическомъ спорѣ. Онъ также прислушивался къ голосу папы Римскаго Льва и епископа Константинопольскаго Анатолія, какъ согласныхъ съ ученіемъ Св. Кирилла. Особенное значеніе для уясненія истины имѣли посланія папы Льва. Имена Св. Кирилла и Льва были знаменемъ для православныхъ уже и до Халкидона и это знамя поднялось еще выше и стало еще авторитетнѣе послѣ Халкидона.

Въ тропарѣ Св. Отцамъ они называются свѣтилами, которыя Господь основалъ на землѣ. Подобно тому, какъ мореплаватель по звѣздамъ опредѣляетъ свой путь, епископы на Соборахъ находили путь истины, руководствуясь свв. Отцами, какъ данными намъ Господомъ вѣрными вождями.

Они взирали на святыхъ, которыхъ Господь утвердилъ на землѣ, подлинно какъ на свѣтилъ указывающихъ путь въ Царствіе Небесное.

VI Всел. Соборъ называетъ Православную Вѣру вѣрой «всѣхъ въ Церкви Божіей прославившихся мужей, которые были свѣтилами въ мірѣ, содержа слово жизни» (Прав. 2).

Мы живемъ въ эпоху не менѣе бурную для Церкви, чѣмъ та, которая вызвала къ жизни Халкидонскій Соборъ. Во многихъ отношеніяхъ наша эпоха еще болѣе смутная. Въ значительной части людей, именующихъ себя православными, догматическое и каноническое сознаніе стоитъ на уровнѣ, не превышающемъ уровень Діоскоровскаго Разбойничьяго Собора. Но если Діоскоръ съ ожесточеніемъ отстаивалъ то заблужденіе, которое онъ по гордости своей считалъ истиной, то теперь, увы, мы часто встрѣчаемся съ еще худшимъ явленіемъ — полнымъ равнодушіемъ къ полнотѣ истины.

Протестантскій міръ особенно подверженъ этой болѣзни, принципіально удовлетворяясь обладаніемъ лишь частью истины и не признавая необходимымъ для спасенія исповѣданіе /с. 205/ полноты ея. Протестантскій принципъ т. н. свободнаго изслѣдованія, особенно при крайнемъ его примѣненіи, приводить къ признанію нѣкоторыхъ важнѣйшихъ для нашего спасенія истинъ относительными. Совмѣщеніе истины и заблужденія признается иногда на Западѣ допустимымъ даже въ предѣлахъ одной и той же Церкви, въ которой одни епископы убѣжденно исповѣдуютъ Халкидонскій догматъ, а другіе, не будучи отлучаемы первыми, отрицаютъ самое Божество Спасителя. Не безъ вліянія окружающаго западнаго протестантскаго міра и у православныхъ ростетъ ослабленіе ревности объ истинѣ и часто отсутствіе такой ревности даже считается добродѣтелью. Для многихъ достаточно видѣть только привычный обрядъ, чтобы ходить въ тотъ или иной храмъ, независимо отъ проповѣдуемыхъ тамъ догматовъ или полной неканоничности служащихъ тамъ священниковъ.

Преобразованіе жизни Церкви и христіанъ по началамъ міра сего, — вотъ еще одинъ изъ ужаснѣйшихъ современныхъ соблазновъ. Равненіе не по законамъ Божіимъ, а по требованіямъ мамоны, не по святымъ, — а по грѣшнымъ, не по ревностнымъ, а по равнодушнымъ! Въ этомъ отсутствіи заботы о томъ, чтобы по слову Апостола «хранить себя неоскверненными отъ міра» (Іак. 1, 27) — есть главная опасность для нынѣшнихъ христіанъ.

Какъ далеко это отъ той ревности о всякой іотѣ истины, которая часто дѣлала столь бурными засѣданія Вселенскихъ Соборовъ, но приводила ихъ къ составленію боговдохновенныхъ вѣроопредѣленій!

И вотъ предъ лицомъ этой опасности мы особенно должны беречь и возгрѣвать въ себѣ тотъ духъ, который воодушевлялъ свв. Отцовъ Вселенскихъ Соборовъ.

Подобно тому какъ единомысліе со Св. Кирилломъ для Халкидонскихъ отцовъ было однимъ изъ главныхъ мѣрилъ истины, — и мы нынѣ должны направлять свой церковный путь по благодатнымъ, не возбуждающимъ сомнѣнія, свѣтильникамъ вѣры.

Пусть никто не говоритъ намъ, что не видно нынѣ такихъ святыхъ современниковъ. Далеко не всѣ святые признаваемы были таковыми при жизни. Св. Кириллъ долгое время не былъ узнанъ многими своими православными современниками. Но мы, русскіе, имѣемъ не мало и общепризнанныхъ, почти современныхъ намъ подвижниковъ: Ѳеофана Затворника, Іоанна /с. 206/ Кронштадтскаго, Оптинскихъ старцевъ и др. Во многихъ нынѣшнихъ соблазнахъ и заблужденіяхъ мы найдемъ у нихъ наставленіе и указаніе праваго пути.

Въ смутныхъ условіяхъ церковной жизни въ Россіи подлинные православные видятъ вѣхи вѣрнаго пути въ жизни и указаніяхъ Патріарха Тихона, Митрополита Петра, Митрополита Кирилла и др. исповѣдниковъ. Они знаютъ, что слѣдуя за ними и за ихъ завѣтами, они будутъ въ единеніи со всѣмъ міромъ святыхъ. И намъ за рубежомъ Господь далъ возглавителями славныхъ іерарховъ: Блаженнѣйшаго Митрополита Антонія, а нынѣ Владыку Митрополита Анастасія, за которыми мы смѣло можемъ идти, какъ за хранителями вѣрности православному церковному преданію.

И когда мы слышимъ соблазняющій голосъ, зовущій насъ отъ подвига исповѣданія истины къ ереси поклоненія современности, то мы можемъ обратить взоры къ нимъ, а черезъ нихъ къ сонму свв. апостоловъ, отцевъ Вселенскихъ Соборовъ и новыхъ подвижниковъ и исповѣдниковъ. Размышляя о томъ или иномъ рѣшеніи въ церковныхъ вопросахъ, намъ важно беречься, чтобы не оторваться духовно отъ того подвига безстрашнаго исповѣданія истины, который они подъяли на себя во имя Христово.

Въ исторіи уже бывали случаи и могутъ вновь повториться въ наши дни, когда то или иное заблужденіе охватывало какъ будто всю Церковь. Но это только казалось. Вѣримъ, что всегда были и будутъ на землѣ вѣрные преемники и послѣдователи свв. отцевъ.

За ними то и должны мы слѣдовать, а не за случайнымъ большинствомъ даннаго періода церковной исторіи на землѣ. Такое большинство имѣлъ за собою Діоскоръ. И, однако, его формально каноническій соборъ 449 г. признанъ былъ Церковью разбойничьимъ. Напротивъ, Церковь прославила тѣхъ, кто въ то время, казалось, былъ въ меньшинствѣ. Но если они были въ меньшинствѣ на землѣ, то на небѣ имѣли за собою великій и славный сонмъ святыхъ. Въ этомъ-то сонмѣ и надо намъ всегда искать себѣ вождей къ истинѣ! У нихъ надо намъ учиться и за ними идти!

1951.

Примѣчаніе:
[1] Рѣчь, произнесенная на торжественномъ собраніи 22 октября / 4 ноября 1951 г. въ Нью-Іоркѣ.

Источникъ: Протопресвитеръ Георгій Граббе. Церковь и ея ученіе въ жизни. (Собраніе сочиненій). Томъ второй. — Монреаль: Издательство Братства Преподобнаго Іова Почаевскаго, 1970. — С. 195-206.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.