Церковный календарь
Новости


2018-12-15 / russportal
Первое посланіе къ Коринѳянамъ св. Климента Римскаго (1860)
2018-12-15 / russportal
О святомъ Климентѣ Римскомъ и его первомъ посланіи (1860)
2018-12-14 / russportal
Свт. Зинонъ Веронскій. На слова: "егда предастъ (Христосъ) царство Богу и Отцу" (1838)
2018-12-14 / russportal
Краткое свѣдѣніе о жизни св. священномуч. Зинона, еп. Веронскаго (1838)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 2-я (1849)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 1-я (1849)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 126-й (1899)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 125-й (1899)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Православное Догмат. Богословіе митр. Макарія (1976)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Свт. Тихонъ Задонскій, еп. Воронежскій (1976)
2018-12-10 / russportal
Лактанцій. Книга о смерти гонителей Христовой Церкви (1833)
2018-12-10 / russportal
Евсевій, еп. Кесарійскій. Книга о палестинскихъ мученикахъ (1849)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Истинное христіанство есть несеніе креста (1975)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Сознаемъ ли мы себя православными? (1975)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, какъ душѣ обрѣсти Бога (1895)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, что не должно соблазнять ближняго (1895)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - суббота, 15 декабря 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 18.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Протопр. Георгій Граббе (буд. еп. Григорій) († 1995 г.)
ЦЕРКОВЬ И ЕЯ УЧЕНІЕ ВЪ ЖИЗНИ.
(Собраніе сочиненій, томъ 2-й. Монреаль, 1970).

ПО ПОВОДУ НОВОЙ ПАПСКОЙ ЭНЦИКЛИКИ.

Обращенія Римскихъ Папъ обыкновенно бываютъ адресованы къ ихъ Епископамъ для дальнѣйшаго объявленія ихъ паствѣ. Даже недавнее обращеніе къ румынскимъ католикамъ было адресовано епископамъ, хотя ни одинъ изъ нихъ не находится на свободѣ и никто изъ нихъ не можетъ прочесть папскаго посланія. Въ адресованныхъ къ католическимъ епископамъ энцикликахъ бываетъ иногда включено и обращеніе къ непризнающимъ Римской юрисдикціи общинамъ, какъ это было сдѣлано въ энцикликѣ по поводу юбилея Халкидонскаго Вселенскаго Собора. Лишь въ очень рѣдкихъ случаяхъ бывали обращенія Папъ непосредственно къ католическимъ народамъ. Таковы были посланія Папы Льва XIII къ Англичанамъ и къ Коптамъ въ 1895 г.

Совсѣмъ необычнымъ является обращеніе, изданное 24 іюля 1952 г. Папой Піемъ XII «къ горячо любимому Русскому народу», по первымъ словамъ своимъ извѣстное теперь, какъ энциклика «Sacro Vergente Anno».

Если въ энцикликахъ, обращенныхъ къ англичанамъ и коптамъ, Папа Левъ XIII прямо призывалъ эти народы къ принятію католичества, то въ новой энцикликѣ къ народамъ Россіи мы такого призыва не находимъ.

Значитъ ли это, что Папа Пій XII отказывается отъ прозелитизма въ отношеніи русскаго народа, объ обращеніи котораго въ католичество давно произносятся нарочитыя молитвы во всемъ католическомъ мірѣ? Конечно нѣтъ. Будетъ правильнѣе, если мы примемъ энциклику Папы Пія XII, какъ нѣсколько новый подходъ Рима къ дѣлу миссіи среди русскихъ людей, соединенной съ походомъ Ватикана противъ коммунизма. Съ этой точки зрѣнія энциклика является важнымъ документомъ, съ которымъ должны быть знакомы рус/с. 222/скіе православные пастыри. Но, конечно, мало прочитать его, надо еще и разобрать его въ свѣтѣ безпристрастной исторіи и русскаго православнаго сознанія.

Мы и попытаемся сдѣлать этотъ разборъ, остановившись на трехъ главныхъ частяхъ ея:

1. Историческія справки, имѣющія цѣлью показать, что Русская Церковь и русскій народъ въ теченіе ряда столѣтій были якобы непричастны къ раздѣленію между Восточной и Западной Церковью. Раздѣленіе это распространилось де на Россію значительно позднѣе и было для послѣдней какъ бы невольнымъ. Папы со своей стороны всегда питали любовь къ русскому народу и стремились только помогать ему.

2. Осужденіе коммунизма и сочувствіе порабощенному имъ русскому народу.

3. Посвященіе Россіи «Непорочному Сердцу Богоматери».

Къ этимъ тремъ моментамъ сводится содержаніе энциклики Sacro Vergente Anno.

*     *     *

Уже много лѣтъ трактовка Православія, только какъ схизмы, отброшена въ методахъ Римско-католической миссіи. Православное преданіе, восточный богослужебный чинъ, — объявлены принадлежащими католичеству, равноправными съ Западной традиціей и заслуживающими изученія и покровительства. Истина и богатство Православія во всемъ, кромѣ отрицанія Папскаго авторитета, получили признаніе Ватикана. Обычно не договаривается только, что, съ точки зрѣнія правовѣрнаго католика, Востокъ «отсталъ» отъ Запада, посколько онъ не участвовалъ въ его позднѣйшемъ догматическомъ творчествѣ.

Въ энцикликѣ Sacro Vergente Anno Папа неоднократно отдаетъ должное благочестію русскаго народа и особенно отмѣчаетъ почитаніе имъ Богоматери. Православному читателю конечно пріятны эти слова, какъ свидѣтельство «внѣшнихъ», служащія къ возвеличенію самой Русской Церкви, воспитавшей въ русскихъ людяхъ похваляемое Папой благочестіе.

При этомъ обращаетъ на себя вниманіе, что въ актѣ за подписью самого Папы утверждается, что, въ сущности, Русская Церковь якобы не отдѣлялась отъ Рима по крайней мѣрѣ /с. 223/ до 1448 г. До сихъ поръ фикція о томъ, что она оставалась въ сторонѣ отъ раздѣленія между Востокомъ и Западомъ утверждалась преимущественно въ менѣе оффиціальной пропагандѣ, обращенной къ русскимъ людямъ со стороны дѣятелей т. н. Восточнаго обряда. Выходило, что положеніе Русской Церкви въ отношеніи Рима нѣсколько иное, чѣмъ положеніе православныхъ грековъ. Если тѣмъ для присоединенія къ католичеству надо перейти черезъ широкую пропасть, то для члена Русской Церкви надо де перешагнуть черезъ небольшую канавку. Эта фикція поддерживается и новой энцикликой, утверждающей, что якобы до 1448 г. «нѣтъ никакого оффиціальнаго документа, объявляющаго отдѣленіе вашей (т. е. Русской) Церкви отъ Апостольскаго Престола». Если такое отдѣленіе произошло потомъ, то въ этомъ де менѣе всего виновны славяне и Римъ.

Надо сказать, что историческія ссылки въ разбираемой нами энцикликѣ отличаются полной неудачностью, что, впрочемъ, и неудивительно, посколько приведенный выше тезисъ не отвѣчаетъ дѣйствительности.

Прежде всего отмѣтимъ одну маленькую неточность относительно Свв. Кирилла и Меѳодія. Они дѣйствительно прибыли въ Римъ по приглашенію Папы Николая и встрѣчены были его преемникомъ Адріаномъ съ большой честью, какъ значится въ энцикликѣ. Но Папа выходилъ встрѣчать ихъ не только въ знакъ своего благорасположенія, но и потому, что они несли въ Римъ мощи Св. Климента Римскаго. Почетная встрѣча съ крестнымъ ходомъ относилась главнымъ образомъ къ послѣднимъ. Это, впрочемъ, не такъ важно, а странно, что энциклика говоритъ о рукоположеніи въ санъ епископа обоихъ братьевъ Просвѣтителей Славянъ, въ то время, какъ извѣстно, что Св. Кириллъ умеръ въ Римѣ не получивъ епископской хиротоніи и что послѣ его смерти рукоположенъ Папой былъ одинъ Св. Меѳодій. Такая неточность въ исторической ссылкѣ энциклики, какъ увидимъ ниже, вообще характерна для даннаго документа.

Сношенія Русскихъ Князей съ Папой до отдѣленія Рима отъ Восточной Церкви, на которыя указываетъ энциклика, не содержатъ въ себѣ никакихъ указаній на признаніе примата Папы, а лишь свидѣтельствуютъ объ оживленности взаимоотношеній между Кіевомъ и единовѣрнымъ въ то время Западомъ. Нельзя не отмѣтить при этомъ, что посольства эти но/с. 224/сили болѣе государственный, чѣмъ церковный характеръ, что явствуетъ уже изъ того факта, что ни одно изъ нихъ не было направлено къ іерархіи Русской Церкви, а всѣ онѣ посылались къ Великимъ Князьямъ. Вѣдь Папы и въ то время были главой не только своей Церкви, но и государства.

Но особенно неудачной надо признать ссылку энциклики на эпизодъ съ Изяславомъ. Правда, для читателя незнакомаго съ Русской исторіей, можетъ показаться весьма значительнымъ и убѣдительнымъ фактъ обращенія къ Папѣ Кіевскаго Великаго Князя и дарованіе по его просьбѣ «Русскаго Королевства» его сыну Князю Ярополку, о чемъ говоритъ цитированное Папой посланіе Григорія VII, Гильдебрандта. Но въ дѣйствительности все это оказывается лишеннымъ даже малаго значенія при самомъ бѣгломъ знакомствѣ съ исторіей и не должно было бы упоминаться въ такомъ отвѣтственномъ документѣ, какъ Папская энциклика.

«Вашъ Князь Изяславъ», пишетъ Папа, «послалъ своего сына Ярополка къ Первосвященнику Григорію VII».

Что это — обращеніе Главы Государства отъ лица своего народа? Но откуда онъ его написалъ? Изъ Кіева? — Нѣтъ. Изяславъ въ то время не былъ у власти: онъ былъ нестчастнымъ изгнанникомъ изъ родной страны. Изгнанный братьями изъ Кіева, онъ бѣжалъ къ Польскому Королю Болеславу. Ему и Императору Генриху IV Изяславъ далъ богатые дары, чтобы получить ихъ помощь для возвращенія себѣ престола. Дары были приняты, но никакой помощи кромѣ выраженія сочувствія оказано не было. Изяславъ напрасно лишился части своихъ богатствъ. Въ качествѣ послѣдняго средства для воздѣйствія на Болеслава Изяславъ послалъ своего сына Ярополка въ Римъ. Исторія не сохранила для насъ точныхъ данныхъ о томъ, какъ шли переговоры между Ярополкомъ и Папой Григоріемъ VII. Во всякомъ случаѣ, посланіе Папы Изяславу свидѣтельствуетъ о явномъ недоразумѣніи, что побуждаетъ нашего церковнаго историка Митрополита Макарія даже высказать нѣкоторое сомнѣніе въ его подлинности.

Изяславъ добивался возвращенія великокняжескаго престола себѣ, а Григорій VII въ своемъ посланіи «даруетъ» этотъ престолъ его сыну Ярополку. Могло ли быть, чтобы Изяславъ послалъ сына хлопотать о такомъ рѣшеніи? Это совершенно невѣроятно. Скорѣе всего Изяславъ послалъ Ярополка въ Римъ добиться того, чтобы Папа повліялъ на като/с. 225/лика Короля Болеслава. Дѣйствительно, Папа и написалъ посѣднему особое письмо, безуспѣшно прося его вернуть богатые дары и золото, полученное поляками отъ Изяслава, которому они не только не помогли, а еще и изгнали его изъ своихъ предѣловъ.

Допустимъ, что съ цѣлью добиться успѣха въ порученномъ ему дѣлѣ Ярополкъ обнадежилъ Папу относительно перехода Руси въ католичество, о чемъ, впрочемъ, можно судить только по письму Григорія VII. Но даруя «королевство» Ярополку, Папа проявилъ или наивное представленіе, что онъ въ Православной Руси можетъ раздавать престолы, какъ на католическомъ Западѣ (хотя и тамъ это далеко не всегда удавалось), или полное невѣдѣніе о своеобразномъ порядкѣ наслѣдованія Кіевскаго Престола. Въ случаѣ устраненія Изяслава отъ правъ на Кіевъ, ни одинъ изъ его сыновей не являлся его наслѣдникомъ. Наслѣдованіе у Князей на Кіевской Руси шло не отъ отца къ сыну, а отъ брата къ брату. При существовавшемъ тогда т. н. «лѣстничномъ восхожденіи», т. е. передвиженіи Князей съ удѣла на удѣлъ, дяди всегда считались старше племянниковъ. У Ярополка же кромѣ отца въ 1075 г. было еще два дяди и старшій братъ Святополкъ. Папа, не имѣвшій никакой власти надъ Русью, конечно, не могъ ни измѣнить порядка наслѣдованія, ни устранить отъ правъ на Кіевское Княжество трехъ сыновей Ярослава Мудраго и старшаго брата Ярополка. Не удивительно поэтому, что актъ Григорія VII оказался не имѣющимъ ровно никакого практическаго значенія. Изяславъ вскорѣ примирился съ братомъ Всеволодомъ и вернулся на Кіевскій престолъ, а Ярополкъ занялъ соотвѣтствующее его положенію въ семьѣ Вышгородское Княжество, тогда какъ его старшій братъ Святополкъ занялъ предшествующее по старшинству Новгородское Княжество. Тѣмъ меньше значенія могло имѣть какое-либо обѣщаніе Ярополка о переходѣ Руси въ католичество, если только оно имѣло мѣсто. О немъ никто уже больше не вспоминалъ и самъ Ярополкъ остался православнымъ.

Можно понять, что Григорій VII не разобрался въ династическомъ старшинствѣ Русскихъ князей. Можно допустить, что онъ оказался введеннымъ въ заблужденіе со стороны Ярополка. Но, спрашивается, какъ теперь совѣтники Папы Пія XII по русскимъ дѣламъ, имѣя богатый историческій матеріалъ въ своемъ распоряженіи, рѣшились предложить ему воспользо/с. 226/ваться въ энцикликѣ въ качествѣ прецедента историческимъ недоразумѣніемъ, поставившимъ уже его предшественника Григорія VII въ крайне неловкое для Римскаго престижа положеніе?

Не менѣе удивительна ссылка Папы на Митрополита Исидора, подписавшаго Флорентинскую Унію. Это — эпизодъ въ нашей исторіи, не только не приблизившій къ намъ Римъ, а наоборотъ, скорѣе углубившій существовавшее уже раздѣленіе. Исидоръ не получилъ въ Россіи поддержки рѣшительно ни отъ кого, даже отъ своихъ спутниковъ изъ Москвы въ Италію и былъ единодушно осужденъ русскими епископами. Унія была отвергнута на Руси, какъ измѣна Православію, совершенно не имѣя для себя сторонниковъ.

Но совсѣмъ страннымъ являются слова Папы, что до 1448 года якобы не было оффиціальнаго документа, объявляющаго Русскую Церковь отдѣленной отъ Рима. Неужели составители энциклики не нашли нужнымъ и въ этомъ случаѣ заглянуть въ книги по Русской церковной исторіи?

Имъ не нужно было бы производить большихъ изысканій, чтобы узнать, что очень скоро послѣ отдѣленія Рима отъ Вселенской Православной Церкви обстоятельства этого отдѣленія стали хорошо извѣстны въ Кіевѣ. Уклоненія Рима отъ Православія тамъ скорѣе преувеличивались, чѣмъ игнорировались. Уже при Изяславѣ Митрополитомъ Кіевскимъ Георгіемъ (ок. 1062-1077) было написано около 1073 г. «Стязанье съ Латыною винъ (обвиненій) числомъ семьдесятъ» (фактически 27) и латиняне трактовались тамъ, какъ злѣйшіе еретики. Въ томъ же духѣ весьма рѣзко писалъ о нихъ преп. Ѳеодосій Печерскій. Писали посланія противъ латинянъ еще Митрополиты Іоаннъ II (1077-1088) и Никифоръ (1104-1121). Послѣдній писалъ свои посланія къ ряду князей. Посланія эти иногда нагромождали и несправедливыя обвиненія и отличались большой непримиримостью. Митрополитъ Никифоръ послѣ перечисленія разныхъ многочисленныхъ обвиненій, писалъ о латинянахъ: «Вотъ почему не пріемлетъ ихъ Св. Соборная Церковь въ единеніе и общеніе, но какъ членъ гнилой и неисцѣльный, отрѣзала отъ себя и отвергла; намъ же православнымъ христіанамъ не должно съ ними ни ѣсть, ни пить, ни привѣтствовать ихъ».

Эти посланія были оффиціальнымъ голосомъ Русской Церкви, исходя отъ законныхъ ея возглавителей. Этотъ же взглядъ былъ совершенно оффиціально выраженъ Митрополи/с. 227/томъ Іоанномъ II, когда къ нему прибыло посольство отъ антипапы Климента II, котораго Митрополитъ счелъ за законнаго возглавителя Римской Церкви. Онъ съ любовью отзывался на доброе желаніе Климента возстановить единеніе съ Востокомъ, убѣждая его отказаться для этого отъ латинскихъ заблужденій и совѣтовалъ обратиться къ Цареградскому Патріарху и состоящимъ при немъ митрополитамъ.

Важнымъ историческимъ фактомъ, свидѣтельствующимъ о ясномъ сознаніи существующаго раздѣленія уже въ XI вѣкѣ является обращеніе къ Православію Шимона Варяга, о которомъ повѣствуетъ Печерскій Патерикъ. Будучи воспитанъ въ римской вѣрѣ, Шимонъ былъ обращенъ къ Православію и наставленъ преп. Ѳеодосіемъ. Онъ оставилъ «буесть латынскую» и присоединился къ Церкви вмѣстѣ со своею 3000-ю дружиною и состоявшимъ при ней духовенствомъ.

Въ Кіевской Руси до татарскаго ига бывало много варяговъ и др. западныхъ гостей. Поэтому Русская Церковь не могла не имѣть сужденія по вопросу объ отдѣленіи Запада. Мы не говоримъ уже о томъ, что Кіевская Митрополія входила въ составъ Константинопольской Церкви и что многіе митрополиты были греками.

Какъ же могла она при такихъ условіяхъ оставаться въ сторонѣ отъ раздѣленія съ Западомъ? Какъ бы ни относиться къ послѣднему, это историческій фактъ, отрицать который можно только при полномъ пренебреженіи къ исторіи. И когда Папа подписываетъ такой отвѣтственный документъ, какъ энциклику къ Русскому народу, его совѣтникамъ надо было бы заглянуть хотя бы въ Исторію Русской Церкви Митроп. Макарія, чтобы не ставить Римскаго Первосвященника въ неловкое положеніе явнаго противорѣчія общеизвѣстнымъ историческимъ фактамъ.

Гораздо болѣе убѣдительно звучатъ слова энциклики, напоминающія о благотворительной помощи Римскаго Престола страждущимъ представителямъ Русскаго народа. Эта помощь конечно заслуживаетъ нашей общей благодарности и при томъ тѣмъ болѣе, чѣмъ менѣе въ ней видно миссіонерской цѣлеустремленности. Такіе представители Католичества, какъ Кардиналъ Мерсье, или недавно почившій въ Парижѣ Архіепископъ Боссаръ, своей незаинтересованной христіанской любовью къ православнымъ бѣженцамъ больше сдѣлали для устраненія су/с. 228/ществующаго между нами средостѣнія, чѣмъ любыя оффиціальныя изъявленія Папъ объ ихъ любви къ Русскому народу.

Что же касается католическихъ молитвъ о Русскомъ народѣ, то, къ сожалѣнію, онѣ главнымъ образомъ имѣютъ въ виду его обращеніе въ Католичество, о чемъ совершенно умалчиваетъ нынѣшняя энциклика. Такъ напр., говоря объ установленной Піемъ XI молитвѣ «по поводу неблагопріятныхъ условій, въ которыхъ находится религія въ Россіи», Папа Пій XII не упоминаетъ о томъ, что назначая эту молитву 2 февраля 1930 г., Папа Пій XI писалъ, что онъ отправится въ базилику Св. Петра въ день Св. Іосифа «для моленія о спасеніи столькихъ душъ, подвергнутыхъ тяжелому испытанію и облегченію участи любимаго нами Русскаго народа, дабы кончились наконецъ его великія муки и народъ и отдѣльные люди вернулись возможно скорѣе въ единое Стадо Единаго Спасителя и освободителя Господа нашего Іисуса Христа».

Возвращеніе въ Единое Стадо по Римской терминологіи означаетъ присоединеніе къ Католичеству. Въ этихъ словахъ освобожденіе отъ тяжкаго Совѣтскаго ига разсматривается не какъ главная цѣль, а какъ средство, обусловливающее возможность подчиненія Русскаго народа Риму.

Конечно, мы можемъ понять, что вѣруя въ истинность своего исповѣданія, Римскіе Первосвященники устанавливали молитвы о присоединеніи къ нимъ православнаго Русскаго народа и считаютъ это проявленіемъ своей любви къ нему. Но мы полагаемъ, что они, со своей стороны, тоже должны понять, что намъ, твердо вѣрующимъ въ истинность своей Церкви, такую молитву трудно принимать съ тою благодарностью какую вызываютъ въ насъ проявленія любви и сочувствія, лишенныя явной цѣли нашего обращенія въ католичество.

Вѣроятно учитывая это обстоятельство, нынѣшняя энциклика деликатно обходитъ молчаніемъ моментъ прозелитизма въ католической молитвѣ о Россіи и, ссылаясь на нее, говоритъ только о моленіи объ избавленіи религіи въ Россіи отъ преслѣдованій. Болѣе того, похваляя благочестіе Русскаго народа, воспитаннаго въ Православіи, энциклика какъ бы содержитъ въ себѣ признаніе со стороны Рима спасительности Православія для душъ людей, его исповѣдающихъ. И намъ позволительно въ такомъ случаѣ поставить вопросъ, не является ли тогда излишней, съ точки зрѣнія подлиннаго католика, миссія, имѣющая цѣлью обращеніе православныхъ въ католиче/с. 229/ство? А между тѣмъ эта миссія все шире и шире развивается и больше всего мѣшаетъ объединенію нашихъ усилій въ борьбѣ съ нашимъ общимъ врагомъ коммунизмомъ. И мы вѣроятно не ошибемся, если скажемъ, что новая энциклика издана въ планѣ той же миссіи.

*     *     *

Осужденіе коммунизма въ энцикликѣ конечно будетъ принято православными читателями съ полнымъ согласіемъ и удовлетвореніемъ, хотя положеніе Папы, какъ не только религіознаго главы, но и главы государства, очевидно, побуждаетъ его высказываться въ этомъ случаѣ съ меньшей ревностью и рѣшительностью, чѣмъ мы привыкли видѣть у нашихъ архипастырей.

Во всякомъ случаѣ борьба, которая нынѣ ведется Католичествомъ противъ общаго врага всѣхъ религій, могла бы сблизить насъ больше, чѣмъ что бы то ни было другое, имѣвшее мѣсто до сихъ поръ въ исторіи нашихъ взаимоотношеній. И мы не можемъ не цѣнить всякое проявленіе сочувствія къ страданіямъ нашего народа со стороны Римскаго Папы, хотя и не соглашаемся съ его претензіей на то, что мы, православные, какъ и всѣ христіанскіе народы, якобы вручены Спасителемъ его архипастырскому попеченію.

*     *     *

Въ заключеніе мы не можемъ не высказать нѣкоторыхъ недоумѣній, возникающихъ у насъ въ связи съ актомъ посвященія народовъ Россіи «Непорочному Сердцу Дѣвы Богоматери».

Мы должны сознаться, что обстоятельства, при которыхъ совершается Папой этотъ актъ, вообще мало понятный православному русскому человѣку, привыкшему чтить Матерь Божію, но не знающему отдѣльнаго почитанія Ея сердца, — вызываетъ мысль о все большемъ углубленіи въ Римѣ ультрамонтанства, при которомъ земные намѣстники Христа, каковыми считаютъ себя Папы, совершенно заслоняютъ собою Самого Спасителя.

Пояснимъ свою мысль.

Печатая разбираемую нами энциклику, весьма серьезный католическій журналъ «The Tablet» ставитъ ее въ связь съ культомъ т. н. Фатимской Божіей Матери.

/с. 230/ Посланіе ad universos Russiae Populos, какъ значится въ этомъ журналѣ, есть актъ посвященія русскаго народа Непорочному Сердцу Маріи и выполняетъ вмѣстѣ желаніе и предсказаніе, приписываемыя Богоматери при явленіи Ея въ 1917 году. Согласно обычной версіи объ этомъ явленіи, 3 іюля того года Благословенная Дѣва высказала предупрежденіе, что послѣдуетъ новая и еще болѣе ужасная война, если люди будутъ продолжатъ оскорблять Бога и сказала:

«Чтобы предотвратить это, Я явлюсь, чтобы просить о посвященіи Россіи Моему Непорочному Сердцу и о покаянномъ Причастіи въ первые воскресные дни. Если послушаются моего желанія, Россія будетъ обращена и настанетъ миръ».

Далѣе повѣствуется, что Люція, единственная оставшаяся въ живыхъ изъ трехъ имѣвшихъ видѣніе дѣтей, имѣла еще рядъ видѣній, въ которыхъ повторялось желаніе Богоматери о посвященіи Ей Россіи. Говорятъ, что такое явленіе было еще въ 1929 году и имѣло мѣсто въ церкви монастыря Сестеръ Св. Дороѳеи въ Тюи, къ которому нынѣ принадлежитъ Люція. Богоматерь тогда якобы разъяснила, что посвященіе должно быть совершено Папой совмѣстно съ епископами всего міра. По указанію своего духовника Люція сдѣлала запись объ этомъ явленіи и запись эта была доведена до свѣдѣнія Папы Пія XI. Въ 1932 г. Люція написала епископу Леирскому, повторяя якобы желаніе Богоматери. Въ 1940 г. она снова написала епископу, выражая сожалѣніе, что посвященіе Россіи еще не состоялось. По указанію своихъ, духовныхъ руководителей она также написала объ этомъ и самому Папѣ Пію XII. Черезъ два года послѣ того, въ 1942 г., Папа посвятилъ Непорочному Сердцу Богоматери не русскій народъ, а весь человѣческій родъ, безъ прямого упоминанія о русскомъ народѣ. Только черезъ десять лѣтъ послѣ того состоялось нынѣ это посвященіе, совершенное Папой единолично, безъ участія «епископовъ всего мира».

Все это вызываетъ нѣкоторые вопросы:

Явленіе въ Фатимѣ не упоминается въ энцикликѣ и посвященіе русскаго народа сердцу Богоматери совершается черезъ много лѣтъ послѣ сообщенія Люціи о сдѣланномъ ей откровеніи, безъ ссылки на него, а вслѣдствіе того, что «было не мало настоятельныхъ ходатайствъ» отъ вѣрующихъ. Нужно ли это понимать въ томъ смыслѣ, что Глава Католической Церкви, также какъ и мы, съ сомнѣніемъ относится къ тому, /с. 231/ что Фатимское явленіе и пророчество являются подлинными, а не плодомъ нѣкоторой духовной прелести, раздуваемой въ миссіонерскихъ цѣляхъ? Не нужно ли думать, что онъ сослался бы на это явленіе, если бы придавалъ ему вѣру?

Съ другой стороны, если Папа признаётъ подлинность Фатимскаго явленія, какъ можно судитъ по разъяснительной замѣткѣ въ The Tablet и по многимъ другимъ даннымъ, то возникаетъ другой вопросъ: желаніе Богоматери о посвященіи Ей русскаго народа было доведено до свѣдѣнія Папы въ 1929 г. и 1932 г. Однако Папа медлилъ съ исполненіемъ желанія Богоматери. 2 февраля 1930 г. Папа Пій XI поручилъ русскій народъ «попеченію благостной чудотворицы изъ Лизье Св. Терезѣ Младенца Іисуса». Наконецъ только въ 1942 г. нынѣшній Папа посвятилъ Богоматери не Россію, а весь міръ и лишь въ 1952 г. исполняетъ онъ желаніе Пресвятой Дѣвы, но единолично, а не совмѣстно со всѣми епископами міра, какъ онъ долженъ былъ бы сдѣлать, если бы вѣрилъ переданному ему черезъ Люцію указанію, и если бы признавалъ для себя обязательнымъ исполненіе воли Богоматери.

Изъ этихъ обстоятельствъ далѣе слѣдуетъ, что по католическому воззрѣнію Богоматерь не могла Сама взять русскій народъ подъ свое покровительство, а для исполненія такого желанія нуждалась въ томъ, чтобы онъ былъ Ей посвященъ Папой, какъ Намѣстникомъ Христовымъ на землѣ. Но этотъ Намѣстникъ по тѣмъ, или инымъ причинамъ, медлитъ съ исполненіемъ желанія Богоматери. Если судить по содержанію энциклики Sacro Vergente Anno, въ 1940 г. къ этому могли быть политическія причины.

Мы затрудняемся рѣшать, какое изъ двухъ предположеній правильно, но и въ томъ, и въ другомъ случаѣ актъ Папы чуждъ русскому Православному духу и свидѣтельствуетъ о все растущемъ ультрамонтанствѣ Ватикана, не говоря уже о чуждости духу Православія выдѣленія сердца Богоматери. Въ нашемъ представленіи Пресвятая Дѣва, Честнѣйшая херувимъ и Славнѣйшая безъ сравненія серафимъ, настолько выше всѣхъ живущихъ на землѣ, что не нуждается въ томъ, чтобы кто-либо изъ людей посвящалъ Ей Русскій народъ, если Она этого желаетъ. По нашему преданію Она, напр., Сама избрала себѣ въ удѣлъ Св. Аѳонъ, не дожидаясь рѣшенія Ап. Петра, коего преемникомъ почитаетъ себя Папа. И Святая Русь почитала себя Домомъ Богородицы, Ея удѣломъ, вѣруя, что этого пожелала /с. 232/ Сама Владычица въ отвѣтъ на оказываемое Ей нашимъ народомъ почитаніе.

Если Папа, избѣгая въ нынѣшнемъ актѣ упоминанія о желаніи обращенія русскаго народа въ Католичество, совершилъ актъ «посвященія» съ цѣлью приблизить къ себѣ русскій народъ, то по указаннымъ выше основаніямъ, надо признать его актъ психологически ошибочнымъ, не учитывающимъ православнаго настроенія русскихъ людей. Онъ только лишній разъ подчеркнулъ, насколько далеко западное церковное міровоззрѣніе ушло отъ Православія.

*     *     *

Одна очень близкая къ католикамъ русская газета, комментируя разобранную нами энциклику, приписываетъ ей эпохальное значеніе. Необычная форма этого акта, отмѣченная нами въ началѣ нашей статьи, указываетъ на то, что вѣроятно въ Ватиканѣ дѣйствительно хотѣли, чтобы актъ этотъ былъ эпохальнымъ.

Но можно ли объективно признать его таковымъ? Едва ли.

Энциклика Sacro Vergente Anno могла бы быть эпохальной, если бы съ нею была связана коренная перемѣна въ отношеніи Рима къ Россіи. Но умолчаніе о миссіонерскихъ цѣляхъ не есть отказъ отъ нихъ, особенно, когда энциклика подчеркиваетъ преемственность политики и согласіе въ русскомъ вопросѣ нынѣшняго Папы съ его предшественниками, которые всѣми средствами старались обращать русскихъ людей въ католичество.

Мы не имѣемъ права сомнѣваться въ томъ, что Папа не только осуждаетъ коммунизмъ, но и сочувствуетъ страданіямъ русскаго народа. И то, и другое, казалось бы, открывало бы возможность для православно-католическаго сотрудничества въ борьбѣ противъ мірового зла въ лицѣ безбожнаго коммунизма. Къ сожалѣнію, новая энциклика не только не облегчаетъ сотрудничества, но своими неудачными историческими ссылками и недомолвками заставляетъ насторожиться тѣхъ, кому дорого чистое Православіе.

(1952).

Источникъ: Протопресвитеръ Георгій Граббе. Церковь и ея ученіе въ жизни. (Собраніе сочиненій). Томъ второй. — Монреаль: Издательство Братства Преподобнаго Іова Почаевскаго, 1970. — С. 221-232.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.