Церковный календарь
Новости


2018-10-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отрицаніе вмѣсто утвержденія (1992)
2018-10-14 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Протоколъ 103-й (14 марта 1918 г.)
2018-10-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 5-я (1922)
2018-10-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 4-я (1922)
2018-10-13 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Пятьдесятъ лѣтъ жизни Зарубежной Церкви (1992)
2018-10-13 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Измѣна Православію путемъ календаря (1992)
2018-10-12 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Тайна беззаконія въ дѣйствіи (1992)
2018-10-12 / russportal
Опредѣленіе Архіер. Собора РПЦЗ отъ 13/26 октября 1953 г. (1992)
2018-10-11 / russportal
Преп. Ѳеодоръ Студитъ. Письмо къ Григорію мірянину (1908)
2018-10-11 / russportal
Преп. Ѳеодоръ Студитъ. Письмо къ Василію патрицію (1908)
2018-10-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 3-я (1922)
2018-10-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 2-я (1922)
2018-10-11 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). О постановленіяхъ II Ватиканскаго собора (1992)
2018-10-11 / russportal
Епископъ Григорій (Граббе). Докладъ о положеніи экуменизма (1992)
2018-10-10 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Соврем. экуменическое обновленчество (1992)
2018-10-10 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 102-е (12 марта 1918 г.)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - понедѣльникъ, 15 октября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 9.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Протопр. Георгій Граббе (буд. еп. Григорій) († 1995 г.)
ЦЕРКОВЬ И ЕЯ УЧЕНІЕ ВЪ ЖИЗНИ.
(Собраніе сочиненій, томъ 2-й. Монреаль, 1970).

ПРАВОСЛАВНАЯ СЕМЬЯ ВЪ СОВРЕМЕННЫХЪ УСЛОВІЯХЪ.
ДОКЛАДЪ НА СЪѢЗДѢ СВ. ВЛАДИМІРСКОЙ МОЛОДЕЖИ 14/27 ІЮЛЯ 1958 г.

Извѣстный Канадскій хирургъ, Др. Пенфильдъ, спеціалистъ по операціямъ мозга, обнаружилъ интересное явленіе. Онъ производилъ изслѣдованіе мозга одной женщины среднихъ лѣтъ съ помощью спеціальнаго электроднаго аппарата.

Паціентъ при такихъ изслѣдованіяхъ не усыпляется, а остается въ полномъ сознаніи. И вотъ, при прикосновеніи аппарата Др. Пенфильда къ какой-то клѣточкѣ мозга, его паціентка съ изумленіемъ воскликнула, что она вновь переживаетъ во всѣхъ подробностяхъ бывшіе у нея нѣсколько лѣтъ назадъ роды.

Она передавала всю обстановку родильной палаты, всѣ звуки, свои переживанія и чувства, какъ будто событіе это вновь происходило теперь.

Врачи давно знали, что прикосновеніе къ той или иной клѣточкѣ мозга можетъ вызвать извѣстное движеніе, но новостью было то, что можно вызвать къ жизни старыя переживанія съ такой яркостью, какъ будто событіе, послужившее для нихъ причиной, вновь имѣетъ мѣсто.

Послѣдующіе опыты показали, что мозгъ можетъ быть уподобленъ пластинкѣ фильма или, еще больше, лентѣ записывающаго звуки аппарата.

/с. 303/ Когда эта лента свернута, ничего не видно на ея поверхности. Но вотъ, включается аппаратъ и раздаются въ точности давно записанные звуки. Такъ и электродный инструментъ хирурга вновь вызываетъ къ жизни впечатлѣнія, давно зыбытыя и, казалось бы, совершенно изглаженныя изъ памяти человѣка.

Это явленіе должно быть для насъ очень важнымъ и поучительнымъ.

Мы легко забываемъ свои мысли. Никто изъ насъ не въ состояніи въ точности передать всѣ мысли, промелькнувшія въ его головѣ въ теченіе только что прошедшаго часа. Тѣмъ болѣе изглаживаются изъ памяти мысли и даже дѣла, имѣвшія мѣсто нѣсколько дней и, особенно, нѣсколько мѣсяцевъ или лѣтъ тому назадъ.

Бывшее съ нами дѣлается для насъ какъ-будто не бывшимъ, а на самомъ дѣлѣ оно оставило свой слѣдъ и продолжаетъ существовать въ тайникахъ нашего существа. При этомъ, одно мы помнимъ лучше, другое хуже, и чаще всего память намъ измѣняетъ относительно нашихъ грѣховъ и вообще того, чего мы стыдимся.

Какъ часто человѣкъ приходитъ къ исповѣди и не можетъ вспомнить своихъ грѣховъ. Иногда самый тяжелый грѣхъ остается въ полномъ забвеніи и вдругъ вспоминается только черезъ много лѣтъ. Десятки лѣтъ, человѣкъ кается лишь въ такихъ свойственныхъ почти всѣмъ грѣхахъ, какъ недостатокъ смиренія, осужденіе ближнихъ и т. д. Потомъ вдругъ вспоминаетъ, что въ молодости совершилъ тяжелый грѣхъ прелюбодѣянія и никогда въ немъ не каялся.

Онъ забылъ этотъ грѣхъ, но тотъ оставался при немъ какъ большое пятно на ризахъ его души, пятно, которое, оставшись неомытымъ покаяніемъ, помѣшало бы ему войти въ Царствіе Небесное.

Мнѣ приходилось уже не разъ вспоминать одно важное и поучительное событіе изъ духовной жизни нашего поэта и богослова А. С. Хомякова. Однажды, когда онъ, казалось, испытывалъ высокій духовный подъемъ, когда какая-то сила какъ бы поднимала его все выше и выше, — въ одну минуту все прекратилось.

«Это было не привидѣніе, разсказывалъ Хомяковъ Самарину: а какая-то темная, непроницаемая завѣса, которая вдругъ опустилась передо мною и разлучила меня съ областью свѣта. /с. 304/ Что на ней было я не могъ разобрать: но въ то же мгновеніе какимъ-то вихремъ пронеслись въ моей памяти всѣ праздныя минуты моей жизни, всѣ мои безплодные разговоры, мое суетное тщеславіе, моя лѣность, мои привязанности къ житейскимъ дрязгамъ. Чего тутъ не было! Знакомые лица, съ которыми Богъ знаетъ почему сходился и расходился, вкусные обѣды, карты, бильярдная игра, множество такихъ вещей, о которыхъ, повидимому, никогда я не думаю и которыми, казалось, мнѣ, я нисколько не дорожу. Все это вмѣстѣ слилось въ какую-то безобразную массу, налегло на грудь и придавило меня къ землѣ... Въ первый разъ, говорилъ Хомяковъ, я почувствовалъ себя съ головы до ногъ рабомъ жизненной суеты».

Передъ Хомяковымъ въ этомъ видѣніи какъ бы раскрылась книга его жизни, о которой говорится въ Апокалипсисѣ: «И увидѣлъ я мертвыхъ, малыхъ и великихъ, стоящихъ передъ Богомъ, и книги раскрыты были, и иная книга раскрыта была, которая есть книга жизни; и судимы были мертвые по написанному въ книгахъ, сообразно съ дѣлами своими» (Откр. 20, 12).

Въ операціяхъ Др. Пенфильда раскрывалась одна какая- нибудь страница этой книги; передъ Хомяковымъ она вся была перелистана.

Намъ важно знать, что эта книга пишется ежеминутно подобно движущейся лентѣ записывающаго звуки аппарата.

Мы могли бы продолжить уподобленіе нашего мозга лентѣ этого аппарата.

Вы знаете, что запись на такой лентѣ можетъ быть изглажена и замѣнена другой.

Также и слѣдъ, оставленный грѣхомъ въ нашей душѣ, можетъ быть изглаженъ, когда мы возвращаемся къ нему мыслью, стираемъ его и замѣняемъ церковнымъ покаяніемъ.

Вотъ почему такъ важно не умалчивать о своихъ грѣхахъ на исповѣди, а раскрыть ихъ, чтобы духовникъ могъ разрѣшить насъ отъ грѣха, какъ бы стирая его со скрижалей нашей души и замѣняя его записью нашего обращенія и раскаянія.

Паденіе и обращеніе постоянно чередуется въ жизни христіанина, если онъ борется со своими грѣхами, наполняя сердце его то грѣховными, то благодатными впечатлѣніями.

Съ младенческаго возраста накопляются въ насъ эти переживанія, формируя нашу духовную личность. И вотъ задачей /с. 305/ нашей духовной жизни является добиться того, чтобы добрыя, благодатныя переживанія въ ней преобладали.

Средой, которая дѣйствуетъ при этомъ на насъ, является прежде всего семья, а затѣмъ всѣ насъ окружающіе, наши сверстники, друзья и учители. Все это можетъ или способствовать или мѣшать нашему христіанскому внутреннему устроенію.

Значеніе стараго православнаго уклада жизни, православнаго русскаго быта, заключалось въ томъ, что онъ способствовалъ нашему спасенію, мы выростали въ окруженіи, для котораго были несомнѣнными цѣнности христіанскаго идеала святости.

На каждаго человѣка въ той или иной мѣрѣ вліяетъ мнѣніе и укладъ жизни окружающей среды. Напримѣръ, если въ этой средѣ не существуетъ двухъ мнѣній относительно необходимости супружеской вѣрности, то въ часъ искушенія это общее мнѣніе, что «принято» или «непринято», можетъ служить опорой подвергшемуся искушенію супругу.

Напротивъ, когда, какъ мы это видимъ въ Холивудѣ и вообще въ части американскаго общества, разводъ для перемѣны, не скажу, супруга, а точнѣе сожителя, допускается въ любомъ числѣ и считается явленіемъ въ порядкѣ вещей, то это неизбѣжно служитъ соблазномъ для людей, живущихъ въ такой средѣ.

Итакъ, большая часть трудностей, которыя мы испытываемъ въ устроеніи своей жизни по христіански проистекаетъ изъ того, что мы живемъ съ людьми, которые руководствуются совсѣмъ иными принципами.

Не буду говорить уже о нѣкоторомъ матеріализмѣ, господствующемъ въ окружающемъ насъ обществѣ. Никто не станетъ отрицать необходимость и законность заботы о достаточномъ заработкѣ для содержанія семьи. Но оно не должно поглотать все наше существо, и мы всегда должны помнить, что выше всего стоитъ вѣрность Христу, которую сонмъ мучениковъ засвидѣтельствовалъ своими подвигами.

Надо трезво и разумно устраивать свою жизнь такъ, чтобы ничто не шло въ ущербъ нашему церковному общенію. Такъ, напр., очень погрѣшаютъ тѣ, кто беретъ сверхурочную работу въ дни церковныхъ праздниковъ, предпочитая въ воскресеніе заработать нѣсколько лишнихъ долларовъ тому, чтобы пойти къ Литургіи.

/с. 306/ Выбирая мѣстожительство, необходимо сообразоваться не только съ заработками, но и съ тѣмъ, чтобы была возможность ходить въ церковь. Это особенно важно для семьи съ маленькими дѣтьми.

Дѣтямъ совершенно необходимо съ младенческаго возраста пріобрѣтать благодатное воздѣйствіе Церкви. Епископъ Ѳеофанъ Затворникъ указываетъ на важность не только частаго пріобщенія дѣтей, но и того, чтобы они съ самаго младенчества были окружены религіозными впечатлѣніями. Въ эти годы начинаетъ развиваться мозгъ, растетъ сознаніе. Чѣмъ же будетъ оно питаться, что будетъ записано въ его мозгу? Зрѣлища ли убійствъ, которыя дитя увидитъ въ телевизіи, грубость ли или, напротивъ, баловство, направленное къ тому, чтобы дитя ни въ чемъ не получало отказа и не пріучалось различать дозволенное отъ недозволеннаго?

Дитя легко воспринимаетъ вѣру въ Бога, и нерѣдко чистыя религіозныя впечатлѣнія дѣтства вспоминаются и помогаютъ людямъ вернуться къ утраченной въ болѣе зрѣлые годы вѣрѣ.

Таинственная запись впечатлѣній въ книгѣ нашей жизни начинается съ дѣтства и въ какой-то моментъ можетъ быть вызвана къ памяти въ послѣдующіе годы.

Но если все насъ окружающее не способствуетъ христіанской жизни, то вспомнимъ тѣхъ, кто положилъ начало православному быту.

Христіане первыхъ вѣковъ жили въ языческомъ обществѣ. Нравы тамъ были ужасные. Съ одной стороны, — умирающее язычество создало фактическихъ атеистовъ, съ другой — цирки и ристалища служили грубости не меньшей, чѣмъ нынѣшнія картины гангстеровъ. И ко всему этому прибавлялся культъ тѣла и узаконенное сладострастіе.

Увы, теперешнее общество, вѣроятно, въ извѣстныхъ отношеніяхъ ушло въ своемъ развращеніи дальше древнихъ римлянъ.

Вся система школьнаго воспитанія направлена къ тому, чтобы рано возбуждать чувственность подъ предлогомъ необходимости съ самаго юнаго возраста знакомить дѣтей съ половыми вопросами. Въ результатѣ такого направленія мнѣ извѣстны случаи, когда дѣти приготовительной школы получали любовныя записки отъ своихъ сверстниковъ.

/с. 307/ Полъ слишкомъ часто разсматривается только съ физической или біологической стороны, безъ всякаго моральнаго принципа. Всякое удовлетвореніе полового чувства, даже противуестественное, теперь не рѣдко признается вполнѣ законнымъ. Если одни врачи разъясняютъ физическій вредъ, проистекающій оттуда, то другіе, напротивъ, силятся доказать, что при извѣстной умѣренности нѣкоторые виды извращенности вовсе не вредны для здоровья и вполнѣ законны.

Такіе люди готовы подходить къ полу съ біологическо-матеріалистической точки зрѣнія. Они разсматриваютъ человѣка, какъ существо имѣющее только тѣло, ни мало не думая о томъ, какое вліяніе половая жизнь можетъ имѣть на душу. Для нихъ въ этой области исключается понятіе добра и зла.

Между тѣмъ человѣкъ созданъ мужчиной и женщиной съ опредѣленнымъ назначеніемъ продолженія рода человѣческаго. Именно это и служитъ причиной, для которой человѣку одного пола дана способность влеченія къ человѣку иного пола. Это влеченіе есть такое же средство, какъ данный человѣку аппетитъ, служащій побудителемъ принятію пищи и питія, необходимыхъ для поддержанія жизни въ тѣлѣ.

Какъ аппетитъ, данъ намъ съ этой опредѣленной цѣлью, а не просто для нашего услажденія и, при злоупотребленіи имъ ради объяденія или чрезмѣрнаго питія, приводитъ къ печальнымъ послѣдствіямъ, такъ и злоупотребленіе поломъ нарушаетъ въ человѣкѣ ту гармонію, которая должна въ немъ быть по замыслу Творца и какая была у первыхъ людей до ихъ грѣхопаденія. Если бы мы къ полу подходили иначе, если бы, какъ это дѣлаютъ матеріалисты, мы видѣли въ немъ только средство физическаго наслажденія или подходили бы къ нему чисто біологически, то неизбѣжно стали бы на путь полной безнравственности.

Половое общеніе имѣетъ свое назначеніе и оправданіе въ продолженіи человѣческаго рода и при томъ ограничено извѣстными правилами, вытекающими изъ существа христіанскаго брака, въ которомъ два человка разнаго пола соединяются въ любви не только тѣлесно, но и духовно, взаимно вліяя другъ на друга и какъ бы восполняя другъ друга черезъ воздѣйствіе различныхъ свойствъ, присущихъ мужскому или женскому полу.

Поэтому блудъ есть грѣхъ не только духовный, но актъ и противъ установленнаго для тѣла естественнаго порядка. Апо/с. 308/столъ Павелъ пишетъ: «Бѣгайте блуда; всякій грѣхъ, какой дѣлаетъ человѣкъ, есть внѣ тѣла, а блудникъ грѣшитъ противъ собственнаго тѣла» (1 Кор. 6, 18).

Христіанскій нравственный законъ указываетъ два состоянія: или безбрачіе съ сохраненіемъ чистоты, или вступленіе въ бракъ.

«Безбрачнымъ же и вдовамъ говорю, пишетъ Ап. Павелъ: хорошо имъ оставаться, какъ я; но если не могутъ воздержаться, пусть вступаютъ въ бракъ, ибо лучше вступить въ бракъ, нежели разжигаться» (1 Кор. 7, 8-9).

Вотъ причина, по которой въ христіанскомъ обществѣ всегда дорожили тѣмъ, чтобы юноши и дѣвушки вступали въ бракъ чистыми, о чемъ совсѣмъ не заботится современный матеріалистическій міръ. Онъ готовъ пренебрегать даже явными физическими послѣдствіями, наступающими у дѣвушекъ, нарушившихъ свою чистоту. Потерявъ свое дѣвство, дѣвушка уже никогда не станетъ тѣмъ, чѣмъ была до того и часто такое паденіе оставляетъ на душѣ тяжелый слѣдъ на всю жизнь, даже и въ томъ случаѣ, когда это паденіе не имѣетъ слѣдствіемъ беременности.

Въ человѣка вложена совѣсть и всякій грѣхъ противъ естественнаго порядка жизни его тѣла не можетъ, не отразиться на его психикѣ. Психическія изслѣдованія молодыхъ преступниковъ показываютъ, что большая частъ изъ нихъ начала свой печальный путь именно съ какого-нибудь противоестественнаго порока.

Грѣхъ противъ седьмой заповѣди неизбѣжно повреждаетъ духовное здоровье, а существующій въ Америкѣ обычай для дѣвушки непремѣнно имѣть молодого человѣка — boyfriend толкаетъ молодежь на грѣхъ. Газеты и журналы полны дискуссій о томъ, въ какой степени допустимъ этотъ трехъ. Одни разумно говорятъ, что дружба эта должна быть ограничена совершенной чистотой отношеній, другіе требуютъ только, чтобы не было слишкомъ горячихъ объятій, третьи готовы допустить эти отношенія, какъ нѣкую пробу брака.

Но и самые разумные совѣты въ печати по этому вопросу свидѣтельствуютъ о томъ, что молодежь здѣсь растетъ въ условіяхъ разрѣшеннаго и часто поощряемаго сладострастія.

Въ этомъ отношеніи окружающая насъ среда можетъ быть даже опаснѣе для нашего нравственнаго здоровья, чѣмъ язы/с. 309/ческая среда, окружавшая христіанъ первыхъ вѣковъ, тѣмъ болѣе, что тамъ не было ни журналовъ, ни фильмовъ.

Для чего я говорю о всей этой грязи?

Для того, чтобы напомнить то общее, что можно найти въ положеніи нашемъ и раннихъ христіанъ, жившихъ въ развращенной языческой средѣ. Они умѣли преодолѣвать вліяніе окружающей ихъ среды и, наконецъ, пріобрѣли уваженіе язычниковъ, которые не могли не удивляться ихъ добродѣтели и, особенно, чистотѣ христіанскихъ женщинъ.

Этотъ примѣръ показываетъ, что должны дѣлать и мы, находясь въ чужой средѣ. Подобно древнимъ христіанамъ мы должны, участвуя въ общей жизни принявшаго насъ государства, вмѣстѣ съ тѣмъ беречь независимость своего духа и христіанскаго быта.

Однимъ изъ важнѣйшихъ условій для содержанія этого быта является забота о томъ, чтобы браки не были смѣшанными.

Цѣлью православнаго брака является созданіе «малой церкви». Апостолъ Павелъ въ посл. къ Римлянамъ сравниваетъ единство мужа и жены съ единствомъ Христа и Церкви. Мужъ есть глава жены, какъ Христосъ Глава Церкви. Какъ Церковь повинуется Христу, такъ и жены своимъ мужьямъ во всемъ. Любовь Христа къ Церкви ставится въ примѣръ мужьямъ (Еф. 5, 22-32). Мужъ и жена становятся одной плотью и должны быть едины духовно. Едины, конечно, не во грѣхѣ, а въ истинѣ.

Они должны вмѣстѣ спасаться, т. е. вмѣстѣ вести свою духовную жизнь, руководствуясь церковными правилами.

Многіе церковные супруги и теперь совмѣстно становятся на молитвенное правило, заботятся о соблюденіи постовъ не только въ пищѣ, но и въ своей интимной жизни, когда Церковь указываетъ супругамъ воздерживаться другъ отъ друга по взаимному соглашенію (1 Кор. 7, 5-6). Такой образъ жизни бываетъ особенно важенъ когда рождаются и подрастаютъ дѣти. Похвально, что многія ожидающія дѣтей молодыя матери часто говѣютъ во время беременности и непремѣнно стараются поговѣть передъ самыми родами. Такимъ образомъ будущее дитя подвергается благодатному дѣйствію Таинства причащенія еще во чревѣ матери и еще больше освящается частымъ пріобщеніемъ послѣ своего крещенія.

/с. 310/ Такой христіанскій бытъ возможенъ для каждаго православнаго супружества, въ какой бы средѣ оно ни жило.

Но инымъ является положеніе супруга при смѣшанномъ бракѣ.

Въ очень основательномъ изслѣдованіи, спеціально посвященномъ смѣшаннымъ бракамъ, составленномъ James Bossard и Eleanor Stokes Boll, подъ заглавіемъ «One marriage, two faiths» (Одинъ бракъ, двѣ Вѣры) съ разныхъ сторонъ освѣщаются трудности браковъ между лицами разныхъ исповѣданій и религій.

Авторы справедливо указываютъ на то, что каждая религія содержитъ въ себѣ слѣдующіе элементы:

1. Систему ученія о Богѣ, жизни и человѣкѣ,

2. Установленную форму богослуженія,

3. Рядъ правилъ (обрядовъ) въ жизни своихъ вѣрующихъ,

4. Рядъ установокъ, жизненныхъ цѣнностей и сужденій объ образѣ жизни.

5. Концепцію жизни, нынѣшней и будущей; относительное значеніе нынѣшней жизни и будущей; цѣли жизни и значеніе невидимыхъ силъ и фактовъ въ жизни.

Если усвоить наличіе этихъ элементовъ, то легко увидѣть, что проблема жизни въ смѣшанномъ бракѣ не исчерпывается соглашеніемъ между двумя людьми относительно терпимости къ религіи другъ друга.

Въ дни предбрачнаго увлеченія и первое время послѣ свадьбы молодые супруги часто бываютъ увлечены другъ другомъ по преимуществу физически. Но по мѣрѣ углубленія въ жизнь, по мѣрѣ возникновенія жизненныхъ искушеній и роста религіозной сознательности, супруги начинаютъ чувствовать, что у нихъ не можетъ быть единства въ самомъ главномъ и важномъ.

Сознаніе это можетъ отсутствовать, пока оба супруга равнодушны къ религіи и духовной жизни. Но, если такая жизнь пробуждается у того или иного супруга, то неизбѣжно появляются скорби и искушенія.

Впрочемъ, они часто появляются уже и до брака. Напримѣръ, возникаетъ сразу вопросъ: гдѣ будетъ довершаться вѣн/с. 311/ чаніе? Если одинъ изъ брачущихся не христіанинъ, то Церковь вообще откажется вѣнчать ихъ. Если одинъ изъ нихъ католикъ, то католики могутъ отказываться отъ православнаго вѣнчанія. Между тѣмъ Православная Церковь тоже не признаетъ вѣнчанія ея чадъ въ инославной церкви безъ вѣнчанія у себя.

Затѣмъ возникаетъ вопросъ о воспитаніи дѣтей. И Православная Церковь и Католическая требуютъ обязательство въ томъ, что дѣти будутъ воспитаны въ ихъ вѣрѣ. На практикѣ родители часто договариваются, что, скажемъ, мальчики будутъ воспитаны въ вѣрѣ отца, а дѣвочки въ вѣрѣ матери.

На первый взглядъ это, можетъ быть, звучитъ неплохо, но подумайте, какъ это заранѣе дѣлитъ семью.

Одни дѣти съ отцомъ идутъ въ его церковь, а ихъ сестры съ матерью — въ другую. У дѣтей возникаетъ мучительный вопросъ: почему? Кто изъ родителей исповѣдуетъ истинную вѣру? Или оба правы и нѣтъ объективной истины? Дезоріентація еще усугубляется общеніемъ съ родственниками разныхъ исповѣданій и посѣщеніемъ уроковъ Закона Божія.

Тѣ же авторы, на которыхъ я сейчасъ ссылался, пишутъ, что очень тщательный анализъ собранныхъ ими данныхъ указываетъ на то, что дѣти отъ смѣшанныхъ браковъ въ зрѣломъ возрастѣ идутъ по одному изъ слѣдующихъ путей: 1) или они держатся религіи, въ которой были воспитаны, 2) или они выбираютъ религію одного изъ своихъ родителей; 3) или они выбираютъ «нейтральную» церковь, а часто становятся агностиками и атеистами. Въ большинствѣ случаевъ дѣти выростали чуждыми всякой церкви. Многіе изъ нихъ при вопросѣ говорили, что такое решеніе ихъ внутренне не удовлетворяетъ, но что они не могли найти удовлетворенія ни въ одной церкви. Такое отношеніе къ религіи имѣетъ послѣдствіемъ то, что они и ихъ потомство въ свою очередь легко заключаютъ смѣшанные браки, отъ которыхъ вырастаютъ еще болѣе безразличныя къ Церкви дѣти.

Въ той же книгѣ «Одинъ бракъ, двѣ вѣры» напечатана примѣрная родословная таблица четырехъ поколѣній средняго смѣшаннаго брака. Изъ тринадцати потомковъ первой пары въ этой семьѣ девять человѣкъ выросли равнодушными ко всякой церкви. Родоначальникъ былъ католикъ, повѣнчавшійся съ методисткой. Вѣрующими католиками въ семьѣ оказались только жена правнука и ея дочь.

/с. 312/ Это типичный случай.

Вотъ почему всѣ религіи относятся отрицательно къ смѣшаннымъ бракамъ, а мы, православные, въ особенности должны ихъ остерегаться.

Развѣ такой обычный примѣръ указанной выше семьи не показываетъ намъ, что въ смѣшанномъ бракѣ создается не малая Церковь, а духовно разъединенная семья?

Но не одна только разница въ религіи угрожаетъ гармоніи брака. Та же книга «Одинъ бракъ, двѣ вѣры», равно какъ и другіе источники, свидѣтельствуютъ о трудностяхъ, возникающихъ въ Америкѣ при бракахъ людей разнаго національнаго происхожденія, напримѣръ, католиковъ ирландцевъ съ католиками нѣмцами.

Національные обычаи, національныя цѣнности должны храниться обоими супругами. И вотъ подумайте, каково русскому православному супругу имѣть въ домѣ рождественскій праздникъ въ то время, когда онъ самъ еще соблюдаетъ постъ, какъ ему проводить сочельникъ, когда у его жены уже давно прошло Рождество? Еще сложнѣе это съ Пасхой, которая тоже часто не совпадаетъ. Жена будетъ праздновать Пасху, когда у мужа страстная седмица. Не зная русской кухни, она не сможетъ, а иногда не захочетъ приготовить привычныхъ для насъ пасхальныхъ блюдъ. Волей неволей супругъ иной вѣры и иного народа будетъ отрывать русскаго супруга отъ его быта, а тѣмъ самымъ постепенно отдалять его и отъ Церкви, ибо черезъ соблюденіе бытовыхъ обычаевъ намъ облегчается жизнь по церковному. Съ помощью этихъ обычаевъ мы постимся, когда это указано Церковью, и празднуемъ, когда она радуется и торжествуетъ. Съ помощью тѣхъ же обычаевъ дѣти пріучаются помнить и соблюдать церковные праздники.

Само собою разумѣется, что такая жизнь своимъ бытомъ въ чужой средѣ представляетъ извѣстныя трудности.

Но Царство Божіе, ради котораго мы должны постоянно ограничивать себя, только трудомъ и достигается. При этомъ надо замѣтить, что идти этимъ путемъ легче, если отъ окружающихъ инославныхъ мы не скрываемъ особенностей своего быта. Они могутъ удивляться, могутъ иногда посмѣяться, но скоро привыкаютъ считаться съ нашимъ религіознымъ бытомъ и уважаютъ тѣхъ, кто его хранитъ.

Намъ же надо особенно оберегать себя отъ всякихъ обязательствъ, которыя могутъ насъ отвлечь отъ Православія.

/с. 313/ Въ этомъ отношеніи крайне важно отклонять всѣ приглашенія поступить въ какіе-нибудь клубы, братства или другія объединенія, связывающія своихъ членовъ разными моральными обязательствами и клятвами.

Прежде всего, у всѣхъ этихъ организацій бываетъ какая-то идеологія, часто религіознаго характера, несогласная съ міровоззрѣніемъ православнаго человѣка. Обычно, поступающіе въ такую организацію люди первоначально мало знаютъ и мало вникаютъ въ эту идеологію, не понимая и того, что принятое ими обязательство можетъ вынудить ихъ пойти по совершенно чуждому Церкви пути.

Не напрасно Спаситель сказалъ: «Никто не можетъ служить двумъ, господамъ: ибо или одного будетъ ненавидѣть, а другого любить: или одному будетъ усердствовать, а о другомъ нерадѣть» (Мѳ. 6, 24).

Вообще, когда вамъ предлагаютъ поступитъ въ организацію съ клятвеннымъ обѣщаніемъ, то здравый разумъ подсказываетъ отказаться, ибо обязательство дается впередъ, не зная, какія требованія могутъ быть предъявлены въ будущемъ.

Практически надо отказываться отъ поступленія въ такія организаціи со ссылкою на то, что Православная Церковь такъ же не разрѣшаетъ это, какъ и Католическая.

А если кто станетъ сѣтовать, что такимъ образомъ онъ лишаетъ себя большихъ связей и выгодъ, то пусть вспомнитъ слова Спасителя: «какая польза человѣку, если онъ пріобрѣтетъ весь міръ, а душѣ своей повредитъ» (Мѳ. 16, 26).

Тлетворный духъ современности со всѣхъ сторонъ врывается въ жизнь нашей семьи. Не только дѣтямъ, но и взрослымъ часто нелегко оберечь себя отъ вліянія этого духа.

Вы встрѣчаете его всюду. Откроете ли газету, или журналъ, вы увидите въ ней много гнилостныхъ мыслей, пойдете ли въ кинематографъ — вы увидите картины, направленныя къ возбужденію чувственности. Большая часть рекламы фильмовъ старается доказать, что въ нихъ показывается неприличіе въ высшей мѣрѣ, допустимой закономъ. Телевизія вноситъ такой соблазнъ и образцы преступности прямо въ наши дома. Извѣстно, что въ рядѣ случаевъ при изслѣдованіи преступленій несовершеннолѣтнихъ обнаруживалось, что они дѣйствовали подъ впечатлѣніемъ телевизіи, кинематографа или детективныхъ романовъ въ картинкахъ.

/с. 314/ Православная семья должна оберегать себя и особенно дѣтей отъ этихъ впечатлѣній.

Родители едва ли смогутъ уберечь своихъ дѣтей отъ постороннихъ разлагающихъ впечатлѣній одними запретами. Этимъ ничего не добьешься.

Нѣтъ, надо въ каждой семьѣ создать почву для активнаго противодѣйствія духовной заразѣ. Сами взрослые смогутъ уберечь себя отъ этихъ міазмовъ только если будутъ противопоставлять имъ другіе, высокіе интересы.

Я упоминалъ уже о значеніи православнаго быта. Но намъ опять надо здѣсь вернуться къ нему и сказать о немъ нѣсколько словъ.

Прежде всего, что означаетъ это выраженіе — православный бытъ?

Слово бытъ означаетъ родъ жизни, обычаи, обыкновеніе. «Православный бытъ» означаетъ, что церковное начало вносится въ строй нашей ежедневной жизни. Символомъ этого служатъ иконы, которыя висятъ въ каждой комнатѣ на почетномъ мѣстѣ. День начинается и заканчивается молитвой. Безъ молитвы или хотя бы осѣненія себя крестнымъ знаменіемъ никто не садится за столъ.

Праздники отмѣчаются церковной молитвой; вся семья, по возможности, отправляется въ храмъ ко всенощной и къ литургіи. Память усопшихъ близкихъ отмѣчается панихидой. Въ дни своихъ именинъ говѣютъ, а если не могутъ быть въ храмѣ у Литургіи, то приглашаютъ священника отслужить молебенъ на дому.

Молебны служатся во всѣхъ важныхъ случаяхъ жизни: заболѣлъ ли кто, отправляется ли кто въ дальній путь, предпринимаетъ ли какое-нибудь важное дѣло. Въѣхавъ въ новую квартиру или новый домъ, зовутъ священника, чтобы его освятить. Заботятся и о томъ, чтобы священникъ посѣтилъ домъ и внесъ въ него радость Праздника на Святкахъ, На Пасху, на Крещеніе со Св. водой. Многіе церковные люди теперь просятъ освятить для нихъ не только ихъ домъ, но и автомобиль, въ которомъ стараются имѣть икону. Наконецъ, заботятся о посильномъ соблюденіи постовъ, пріучая къ нему дѣтей съ отроческаго возраста.

Надъ всѣмъ этимъ стоитъ взаимная любовь, такъ что каждый членъ семьи чувствуетъ близость другого.

/с. 315/ Любовь побуждаетъ и къ выдержкѣ и къ уважительному отношенію другъ ко другу, что крайне важно въ отношеніи мужа и жены, особенно, когда въ семьѣ есть дѣти.

Важно выписывать православную литературу и стараться заинтересовать ею дѣтей, начиная съ чтенія имъ житій святыхъ.

Дѣти способны увлекаться здоровыми интересами, если родители не предписываютъ имъ этого, а сами живутъ ими и дѣтей дѣлаютъ своими соучастниками. Тогда окружающая насъ грязь будетъ противна нашему молодому поколѣнію при сравненіи съ чистыми церковными и домашними впечатлѣніями.

Дружба съ другими православными семьями, а для молодыхъ людей Св. Владимірскіе кружки могутъ создать церковную среду, чтобы православные люди не чувствовали себя одинокими, а помогали бы другъ другу накоплять здоровыя, православныя впечатлѣнія.

Трудной и тернистой можетъ показаться такая жизнь въ нѣкоторой изоляціи отъ окружающаго насъ міра сего.

Но тому, кто станетъ на этотъ путь, откроется много чистаго, радостнаго и увлекательнаго.

Такъ о молодежи первыхъ христіанъ можно подумать, что и ей тяжело было жить, сторонясь отъ развлеченій своихъ развращенныхъ языческихъ сверстниковъ. Но она въ своей церковной жизни находила источникъ воодушевленія и радости.

Какъ тогда, такъ и теперь, Церковь зоветъ насъ на этотъ путь и ищущимъ даетъ благодатную силу идти по нему въ Царствіе Божіе.

Источникъ: Протопресвитеръ Георгій Граббе. Церковь и ея ученіе въ жизни. (Собраніе сочиненій). Томъ второй. — Монреаль: Издательство Братства Преподобнаго Іова Почаевскаго, 1970. — С. 302-315.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.