Церковный календарь
Новости


2018-12-10 / russportal
Евсевій, еп. Кесарійскій. Книга о палестинскихъ мученикахъ (1849)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Истинное христіанство есть несеніе креста (1975)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Сознаемъ ли мы себя православными? (1975)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, какъ душѣ обрѣсти Бога (1895)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, что не должно соблазнять ближняго (1895)
2018-12-07 / russportal
Тихонія Африканца Книга о семи правилахъ для нахожд. смысла Св. Писанія (1891)
2018-12-07 / russportal
Архим. Антоній. О правилахъ Тихонія и ихъ значеніи для совр. экзегетики (1891)
2018-12-06 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 16-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-12-06 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 15-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-12-05 / russportal
Духовныя бесѣды (26-30) преп. Макарія Египетскаго (1904)
2018-12-05 / russportal
Духовныя бесѣды (21-25) преп. Макарія Египетскаго (1904)
2018-12-04 / russportal
Прот. М. Хитровъ. Слово на Введеніе во храмъ Пресв. Богородицы (1898)
2018-12-04 / russportal
Слово въ день Введенія во храмъ Пресвятой Богородицы (1866)
2018-12-03 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 124-й (1899)
2018-12-03 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 123-й (1899)
2018-12-03 / russportal
Прот. Михаилъ. Бесѣды св. Василія Великаго и прав. Іоанна Кронштадтскаго (1976)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - понедѣльникъ, 10 декабря 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Протопр. Георгій Граббе (буд. еп. Григорій) († 1995 г.)
ЦЕРКОВЬ И ЕЯ УЧЕНІЕ ВЪ ЖИЗНИ.
(Собраніе сочиненій, томъ 2-й. Монреаль, 1970).

КЪ ВОПРОСУ ОБЪ ОТНОШЕНІИ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ КЪ КРЕМАТОРІЮ [1].

Вопросъ о крематоріи возникъ сравнительно недавно, при томъ въ странахъ, гдѣ православное населеніе малочисленно. По этой причинѣ онъ мало обсуждался въ Православной Церкви. Въ Россіи онъ былъ обсуждаемъ въ періодъ развитія революціонныхъ теченій 1905-6 г.г., но въ то время мысль о крематоріи была настолько далека отъ реальныхъ попытокъ ее осуществить, что повидимому никакихъ церковныхъ постановленій относительно сжиганія труповъ вынесено не было. Однако мысль эта успѣла встрѣтить возраженія въ небольшихъ статьяхъ церковной печати. Въ новѣйшее время опредѣленную борьбу съ попыткой устроить крематорій въ Бѣлградѣ повела Сербская Церковь. Въ газетѣ «Политика» въ 1929 г. была короткая полемика въ связи съ этимъ между г. Куюнджичемъ извѣстнымъ сербскимъ масономъ, предсѣдателемъ О-ва «Огонь», организованнаго для пропаганды идеи крематорія, и проф. Богословскаго факультета архим. (нынѣ епископомъ) Симеономъ Станковичемъ. Возражая противъ сжиганія труповъ, архимандритъ Симеонъ указывалъ на то, что существующая практика погребенія согласна съ древнѣйшимъ церковнымъ преданіемъ и что мысль о сжиганіи труповъ родилась въ масонскихъ ложахъ, которыя и стараются ее популяризировать. Г. Куюнджичъ, напротивъ, старался доказать, что сжиганіе труповъ не противорѣчитъ христіанской вѣрѣ. О-во «Огонь» для внушенія этой мысли общественности даже хотѣло устраивать «славу» по сербскому церковному чину, но Патріархія, чтобы подчеркнуть свое отрицательное отношеніе къ О-ву, запретила православнымъ священникамъ принимать какое бы ни было участіе въ этомъ торжествѣ.

/с. 317/ Архіерейскій Соборъ Русской Православной Церкви заграницей тоже имѣлъ сужденіе по вопросу о сжиганіи труповъ въ связи съ однимъ частнымъ случаемъ и при этомъ 20 августа / 2 сентября 1932 г. вынесъ слѣдующее постановленіе: «Принципіально сожженія тѣлъ православныхъ христіанъ въ крематоріяхъ не разрѣшать въ виду того, что этотъ обычай вводится безбожниками и врагами Церкви. Во всѣхъ частныхъ затруднительныхъ случаяхъ предоставить рѣшеніе Епархіальному Архіерею».

Есть свѣдѣнія, что противъ крематорія высказывалась и Элладская Церковь, но мы не знакомы съ мотивировкой ея постановленія.

Итакъ, посколько передъ Православной Церковью и православной богословской мыслью становился вопросъ о крематоріи, онъ неизмѣнно разрѣшался въ отрицательномъ смыслѣ, хотя никакого прямого общецерковнаго постановленія по сему вопросу пока не было. Однако, если нѣтъ прямыхъ каноновъ, осуждающихъ сжиганіе труповъ, то есть полное основаніе сказать, что введеніе такого обычая противорѣчило бы церковному ученію и церковнымъ правиламъ, посколько оно шло бы вразрѣзъ съ установившеюся съ первыхъ вѣковъ христіанскою практикою.

Если подойти къ вопросу съ канонической стороны, то надо сказать, что въ Церкви далеко не всякій богослужебный чинъ и не всякая правовая норма установлены особымъ законоположительнымъ постановленіемъ. Св. Василій Великій въ 87 правилѣ говоритъ, что обычай въ Церкви имѣетъ силу закона. Въ другомъ правилѣ (91) Василій Великій пишетъ: «Изъ догматовъ и проповѣданій, соблюденныхъ въ Церкви, иныя имѣемъ въ ученіи, изложенномъ въ писаніи, а другія, дошедшія до насъ отъ апостольскаго преданія, пріяли мы въ тайнѣ. Но и тѣ и другія имѣютъ одинаковую силу для благочестія. И никто не оспариваетъ послѣднихъ, если хотя нѣсколько свѣдущъ онъ въ церковныхъ постановленіяхъ. Ибо если бы вздумали мы отвергать не изложенные въ Писаніи обычаи, какъ не имѣющіе большой силы, то непримѣтнымъ для себя образомъ исказили бы самое главное въ Евангеліи, лучше сказать, обратили бы проповѣдь въ пустое слово. Напримѣръ (напомню сначала о первомъ и самомъ общемъ): кто возложившихъ упованіе на имя Господа нашего Іисуса Христа письменно научилъ знаменовать себя крестнымъ знаменіемъ? Какое Писаніе научило /с. 318/ насъ въ молитвѣ обращаться къ Востоку? Кто изъ святыхъ оставилъ намъ на письмѣ слово призыванія при показаніи Хлѣба благословенія и Чаши благословенія? Ибо мы не довольствуемся тѣми словами, о которыхъ упомянули Апостолы или Евангеліе, но и прежде и послѣ нихъ произносимъ другія, какъ имѣющія великую силу къ совершенію таинства, принявъ ихъ изъ неизложеннаго въ Писаніи ученія. Благословляемъ же и воду крещенія и елей помазанія и даже самого крещаемаго, по какимъ изложеннымъ въ Писаніи правиламъ? Не по соблюдаемому ли въ молчаніи и таинственному преданію?» (цит. по изд. Твореній въ исправлен. Московской Духовн. Академіей переводѣ СПБ 1911, т. I стр. 831-832; сравн. 92 прав. Василія Велик.). Толкуя 87 правило Василія Великаго, Епископъ Никодимъ Милашъ справедливо говоритъ, что обычай всегда имѣлъ въ Церкви то же значеніе, что и законъ, если только за нимъ было оправданное Церковью основаніе и если онъ освященъ своимъ долгимъ существованіемъ (Правила Правосл. Церкви съ тумачењима, Нови Садъ 1895, т. II, стр. 426). Дѣйствительно, цѣлый рядъ церковныхъ правилъ ограждаютъ ту или иную норму, какъ установленную древнимъ обычаемъ. Таковы правила: 1 Вселенск. Собора 7 и 18; 2 Вселенск. Собора 2 и 7; 3 Вселенск. Собора 8; Трульскаго 39 и 102. А Отцы 7 Всел. Собора въ 7 прав., предписывая возстановить обычай вложенія въ основаніе церквей св. мощей, удаленныхъ оттуда иконоборцами, повелѣваютъ также возстановить и другіе нѣкіи оставленные иконоборцами обычаи и «тако содержати по писанному и не писанному законоположенію». Освящающаго храмы безъ св. мощей Соборъ подвергаетъ изверженію, какъ преступившаго церковныя преданія. Такимъ образомъ, если другія перечисленныя нами правила указываютъ на древній обычай или преданіе, какъ на каноническую норму, то 7 правило VII Всел. Собора содержитъ и санкцію (лишеніе сана) нарушителямъ неписанныхъ церковныхъ законовъ, никогда особо не объявленныхъ, но хранящихся въ вѣковыхъ обычаяхъ. И гражданская юридичексая наука знаетъ т. н. обычное право, но нигдѣ оно не имѣетъ такого значенія какъ въ Церкви, ибо ея обычаи являются выраженіемъ вѣры, хранимой ею какъ сокровищницей истины и нарушеніе ихъ не только вызываетъ соблазнъ, но и можетъ привести къ ересямъ и большимъ потрясеніямъ. Вылившееся въ большую ересь отрицаніе поклоненія св. иконамъ, подъ предлогомъ, что оно не имѣетъ за собою писанныхъ законоположеній и основано только на /с. 319/ обычаѣ, служитъ яркимъ доказательствомъ правильности этого утвержденія.

Каковъ установившійся и являющійся единственно законнымъ способъ погребенія видно ясно изъ послѣдованія отпѣванія. Тамъ прямо указывается, что по окончаніи послѣдняго тѣло предается землѣ: «И тако вземше мощы отходимъ ко гробу послѣдующымъ всѣмъ людемъ, предыдущемъ же священникомъ... И полагаются мощы во гробъ. Архіерей же, или священникъ, вземъ персть лопатою, крестовидно мещетъ верху мощей глаголя: Господня земля и исполненіе ея, вселенная и вси живущіи на ней... и тако покрываютъ, яко обычно гробъ».

Въ отношеніи погребенія тѣлъ умершихъ христіанъ въ землѣ обычай безспорно сохраняется въ Церкви неизмѣнно съ первыхъ дней ея существованія и потому къ нему примѣнимо римское правило, приводимое Зонарой, а вслѣдъ за нимъ Еп. Никодимомъ при толкованіи 87 правила Василія Великаго: «о чемъ не существуетъ писаннаго закона, въ томъ слѣдуетъ хранить нравы и обычаи» и «древніе обычаи надлежитъ хранить какъ законъ». Обычай погребать умершихъ перешелъ въ новозавѣтную Церковь изъ времени ветхозавѣтнаго и сохранялся христіанами, живущими среди народовъ, у которыхъ было распространено сжиганіе труповъ. Такимъ образомъ св. каноны, ограждающіе всѣ обычаи Церкви, повелѣваютъ тѣмъ самымъ соблюдать вѣковой обычай погребенія умершихъ въ землѣ. Но кромѣ канонической есть и другая сторона вопроса. Въ нашемъ погребальномъ чинѣ проявляется во внѣ смиренное подчиненіе Божіему опредѣленію: «земля еси и въ землю отыдеши» (Быт. III, 12). Вполнѣ понятно, что масоны, имѣющіе пантеистическую идеологію, борятся съ этимъ закономъ Божіимъ. Обожествляя человѣчество, они хотятъ преодолѣть свидѣтельствующій о низкомъ паденіи человѣческой природы законъ тлѣнія, когда человѣкъ видитъ «по образу Божію созданную нашу красоту, безобразну, безславну, не имущую вида» (Послѣдованіе отпѣванія мірскихъ человѣкъ). Напротивъ, весь чинъ церковнаго отпѣванія построенъ именно на погребеніи умершаго христіанина въ землѣ, во исполненіе изреченнаго Богомъ Адаму суда, «земніи убо отъ земли создахомся, и въ землю туюжде пойдемъ». «Пріидите убо, цѣлуйте бывшаго вмалѣ съ нами, предается бо гробу, каменіемъ покрывается, во тму вселяется, съ мертвыми погребается». Видъ умер/с. 320/шаго и его погребеніе должны служить нашему поученію: «Видяще предлежаща мертва образъ воспріимемъ вси конечнаго часа: сей бо отходитъ, яко трава посѣчеся, вретищемъ повиваемъ, землею покрываемъ»... (Стихиры изъ послѣдованія отпѣванія). Стихиры подробно говорятъ о тлѣніи, призывая молиться объ усопшихъ и вмѣстѣ напоминая, что «воистину суета и тлѣніе вся житейская..! иже иногда въ житіи, во гробы ввергаются».

Но полное истлѣніе тѣла, «все благолѣпіе отлагающа, разрушена во гробѣ гноемъ, червьми» — это нормальное явленіе для людей грѣшныхъ. Вообще же христіане призваны къ совершенству духовному, которое должно освящать и самыя тѣла ихъ. Къ вѣрнымъ сынамъ Церкви относится обѣтованіе: «елицы же пріяша его, даде имъ область чадомъ Божіимъ быти». Вѣрнымъ говорится, что они «наслѣдницы убо Богу, снаслѣдницы же Христу» (Гал. IV, 7; Рим. VIII, 17). Напоминая въ связи съ этими изреченіями, что Господь называется «Царемъ царствующихъ и Господомъ господствующихъ» (Апок. XIX, 16) и «Богомъ боговъ» (Псал. 49, 1), св. Іоаннъ Дамаскинъ пишетъ, что «несомнѣнно и святые суть какъ боги, такъ и повелители и цари... Богами же называю, продолжаетъ онъ, также и царями и повелителями не по природѣ, но потому, что они царствовали и господствовали надъ страстями и божественнаго образа подобіе, по которому они и были сотворены, сохранили неповрежденными» (Точное изл. прав. вѣры, кн. IV, гл. 15). Смерть святыхъ, по словамъ св. отца (тамъ же) «скорѣе сонъ, нежели смерть. Ибо утрудился въ вѣкъ и живъ будетъ до конца» (Псал. 48, 9-10). И самые останки святыхъ, какъ чадъ Божіихъ и сонаслѣдниковъ Христовыхъ, остаются источниками благодати, иногда сохраняясь нетлѣнными и даже источающими мѵро. Даже въ ветхомъ завѣтѣ черезъ мощи святыхъ творились чудеса, чему примѣромъ служитъ пророкъ Елисей, о которомъ сказано, что «и по успеніи его пророчествова тѣло его» (Іис. Сир. 48, 15) и отъ мощей котораго даровано было воскресеніе мертвому (4 Царствъ 13, 20-21). Еще многочисленнѣе знаменія благодати отъ мощей святыхъ новозавѣтныхъ. Погребая тѣла усопшихъ Церковь предоставляетъ волѣ Божіей, предать ли ихъ естественному истлѣнію по суду изреченному Адаму, или побѣдить естества чинъ и сохранить ихъ нетлѣнными, какъ одинъ изъ явныхъ знаковъ того, что жившія въ нихъ праведныя души — въ руцѣ Божіей и не прикоснулась ихъ смерть (Прем. Сол, 3, /с. 321/ 1). Сжигать тѣла значило бы отказаться отъ столь драгоцѣннаго благодатнаго знаменія, служащаго спасительнымъ источникомъ «многообразно изливающимъ благодѣянія» (Св. Іоаннъ Дам., тамъ же).

Итакъ существующій у насъ чинъ погребенія освященъ древнимъ обычаемъ и какъ таковой ограждается св. правилами, онъ согласенъ со всѣмъ духомъ православнаго ученія о человѣкѣ и глубоко назидателенъ. Напротивъ, сжиганіе труповъ непріемлемо съ церковной точки зрѣнія, какъ новшество, появившееся изъ зараженнаго источника, которое въ случаѣ введенія его лишило бы насъ нетлѣнныхъ мощей св. угодниковъ Божіихъ.

Примѣчаніе:
[1] 1940 г. Вторично опубликовано по опредѣленію Собора Епископовъ отъ 6/19 октября 1956 г.

Источникъ: Протопресвитеръ Георгій Граббе. Церковь и ея ученіе въ жизни. (Собраніе сочиненій). Томъ второй. — Монреаль: Издательство Братства Преподобнаго Іова Почаевскаго, 1970. — С. 316-321.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.