Церковный календарь
Новости


2018-12-14 / russportal
Свт. Зинонъ Веронскій. На слова: "егда предастъ (Христосъ) царство Богу и Отцу" (1838)
2018-12-14 / russportal
Краткое свѣдѣніе о жизни св. священномуч. Зинона, еп. Веронскаго (1838)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 2-я (1849)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 1-я (1849)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 126-й (1899)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 125-й (1899)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Православное Догмат. Богословіе митр. Макарія (1976)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Свт. Тихонъ Задонскій, еп. Воронежскій (1976)
2018-12-10 / russportal
Лактанцій. Книга о смерти гонителей Христовой Церкви (1833)
2018-12-10 / russportal
Евсевій, еп. Кесарійскій. Книга о палестинскихъ мученикахъ (1849)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Истинное христіанство есть несеніе креста (1975)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Сознаемъ ли мы себя православными? (1975)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, какъ душѣ обрѣсти Бога (1895)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, что не должно соблазнять ближняго (1895)
2018-12-07 / russportal
Тихонія Африканца Книга о семи правилахъ для нахожд. смысла Св. Писанія (1891)
2018-12-07 / russportal
Архим. Антоній. О правилахъ Тихонія и ихъ значеніи для совр. экзегетики (1891)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - суббота, 15 декабря 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Еп. Григорій (Граббе) († 1995 г.)
РУССКАЯ ЦЕРКОВЬ ПЕРЕДЪ ЛИЦОМЪ ГОСПОДСТВУЮЩАГО ЗЛА.
(Jordanville, 1991).

X. ИЗБРАНІЕ ПАТРІАРХА АЛЕКСІЯ. ЕГО ПРАВЛЕНІЕ ЦЕРКОВЬЮ.

2 мая 1944 года Патріархъ Сергій скончался. На основаніи его завѣщанія митрополитъ Ленинградскій и Новгородскій Алексій вступилъ въ должность мѣстоблюстителя патріаршаго престола, о /с. 86/ чемъ онъ увѣдомилъ Сталина письмомъ, въ которомъ обѣщалъ ему свою покорность. Въ немъ онъ также указываетъ принципы своей будущей дѣятельности: «Слѣдованіе канонамъ съ одной стороны, и неизмѣнная вѣрность родинѣ и возглавляемому вами правительству нашему, съ другой. Дѣйствуя въ полномъ единеніи съ Совѣтомъ по Дѣламъ Русской Православной Церкви и вмѣстѣ съ учрежденнымъ покойнымъ Патріархомъ Священнымъ Синодомъ, я буду гарантированъ отъ ошибокъ и невѣрныхъ шаговъ».

Изъ этого письма видно, что митрополитъ Алексій былъ заранѣе предназначенъ занять каѳедру Московскаго Патріарха. Казалось бы, что мѣстоблюстителю, который долженъ только подготовить скорые выборы Патріарха, нѣтъ надобности дѣлать отъ себя лично такія завѣренія. Они имѣли смыслъ только со стороны лица, предуказаннаго для «избранія» на постъ Патріарха, ставящаго себѣ въ примѣръ для подражанія покорность гражданской власти своего предшественника.

8/21 ноября состоялся соборъ, который долженъ былъ подготовить другой соборъ для избранія новаго Патріарха. Въ порядкѣ такой подготовки къ выборамъ, участники собора имѣли встрѣчу съ предсѣдателемъ Совѣта по Дѣламъ Русской Православной Церкви Г. Карповымъ.

Карповъ устроилъ пріемъ для архіереевъ въ помѣщеніи своего управленія. На пріемѣ онъ выразилъ удовлетвореніе наладившимися съ Церковью отношеніями. «Тѣ явленія, которыя сейчасъ происходятъ въ жизни Церкви, — говорилъ онъ, — не представляютъ чего-то случайнаго, неожиданнаго, не носятъ временный характеръ, не являются тактическимъ маневромъ, какъ пытаются это представить нѣкоторые недоброжелатели, или, какъ это иногда выражается въ обывательскихъ разсужденіяхъ» [101].

Совѣтская власть, затѣмъ, щедро обезпечила все необходимое для созыва собора 1945 года съ участіемъ гостей въ лицѣ представителей Восточныхъ Православныхъ Церквей, который выбралъ бы митрополита Алексія Патріархомъ. Этимъ осуществлялась пропаганда за границей о якобы свободѣ Церкви въ СССР.

Митрополитъ Алексій былъ желательнымъ для совѣтской власти кандидатомъ въ Патріархи. Во всѣ предыдущіе годы онъ показалъ свою «гибкость» и способность избѣгать съ одной стороны прямой связи съ обновленчествомъ, а съ другой — опаснаго исповѣдничества. Онъ успѣшно маневрировалъ, чтобы оставаться въ сторонѣ при самомъ развитіи обновленчества въ Петроградѣ, поддавшись ему только въ вопросѣ реабилитаціи Введенскаго, лишеннаго сана рѣшеніемъ митрополита Веніамина. Въ качествѣ замѣняющаго его іерарха, но ссылаясь и на согласіе обновленческаго Высшаго Церковнаго Управленія, епископъ Алексій писалъ, что имѣя «по преемству всю полноту власти замѣщаемаго мною /с. 87/ владыки митрополита, принимая во вниманіе всѣ обстоятельства дѣла, признаю потерявшимъ силу постановленіе митрополита Веніамина о незаконныхъ дѣйствіяхъ прот. А. Введенскаго и прочихъ упомянутыхъ въ посланіи владыки митрополита лицъ и въ общеніи съ Церковью возстановленнымъ». Онъ, однако, долгое время пользовался тактикой отсрочекъ, оттяжекъ и полупризнаній въ письменныхъ переговорахъ съ обновленцами, пока не нашелъ способа устраниться отъ управленія Петроградской епархіей и безопасно прожить около года въ ссылкѣ. Въ длинномъ спискѣ архіереевъ, подвергшихся арестамъ, мы не находимъ имени епископа Алексія Симанскаго.

Съ 31 января по 2 февраля 1945 года состоялся соборъ для измѣненія Положенія объ управленіи Россійской Церкви и избранія Патріарха. Почетные гости на соборѣ были: Патріархъ Александрійскій Христофоръ, Антіохійскій Александръ III-й, Грузинскій Каллистратъ и представители разныхъ Православныхъ Церквей, были свидѣтелями невѣроятно быстраго производства: Принятія въ одномъ засѣданіи новаго Положенія объ управленіи Россійской Церковью и въ слѣдующемъ — выборовъ новаго Патріарха.

Въ соборѣ участвовали 4 митрополита, 41 архіепископъ и епископы и 126 представителей клира и мірянъ. Въ какомъ порядкѣ выбирались эти представители и выбирались-ли они или же назначались, мы не знаемъ.

По открытіи собора, послѣ молебна и слова митрополита Алексія, привѣтствовавшаго почетныхъ гостей, слово было предоставлено Карпову, какъ представителю правительства. Онъ довольно пространно говорилъ о патріотическихъ заслугахъ Православной Церкви во время войны съ Германіей, о заслугахъ Патріарха Сергія и митрополита Алексія и, наконецъ, повторилъ сказанное имъ на соборѣ 1944 года объ учрежденіи Совѣта по Дѣламъ Православной Церкви при правительствѣ Совѣтскаго Союза и объ его задачахъ. Онъ выслушалъ благодарственный отвѣтъ митрополита Алексія и покинулъ собраніе. Послѣдовали привѣтствія прибывшихъ представителей иностранныхъ Православныхъ Церквей.

Вслѣдъ за этимъ митрополитъ-мѣстоблюститель сдѣлалъ докладъ о патріотической работѣ Церкви во время войны и затѣмъ былъ оглашенъ проектъ новаго Положенія объ управленіи Русской Церковью въ 48-ми параграфахъ, который былъ одобренъ и принятъ почти безъ преній. Новое Положеніе вводилось такъ, какъ будто до того другого Положенія не существовало.

Въ первомъ номерѣ «Церковной жизни» за 1954 г. (оффиціальнаго органа Русской Православной Церкви Заграницей), была помѣщена статья профессора-діакона А. Колесникова со сжатымъ, но очень основательнымъ разборомъ этого Положенія. /с. 88/ Проф. Колесниковъ, приступая къ внѣшнему обзору новаго Положенія, замѣчаетъ: «Очевидно, что изданіемъ Положенія, авторы имѣли въ виду создать впечатлѣніе, что Русская Православная Церковь имѣетъ свою «конституцію», свой собственный основной законъ, а, слѣдовательно, является самостоятельнымъ свободнымъ органомъ. Однако, изученіе и анализъ этой конституціи, какъ убѣдится читатель дальше, опредѣленно говоритъ о томъ, что Положеніе представляетъ собою ничто иное, какъ наспѣхъ состоявшуюся сдѣлку между совѣтской властью и церковной іерархіей».

Отецъ Колесниковъ приводитъ ст. 7 новаго Положенія: «Патріархъ для рѣшенія назрѣвшихъ важныхъ церковныхъ вопросовъ, созываетъ съ разрѣшенія правительства соборъ преосвященныхъ архіереевъ».

Проф. Колесниковъ по поводу этой статьи дѣлаетъ важное логическое заключеніе: «Нельзя не остановиться на томъ обстоятельствѣ, что въ странѣ, гдѣ объявлено отдѣленіе Церкви отъ государства, соборъ епископовъ можетъ быть созванъ только "съ разрѣшенія правительства". Замѣчательно при этомъ, что будучи включено въ Положеніе, это уже есть не только фактическое, независящее отъ Церкви явленіе, но и явленіе узаконенное въ опредѣленіи въ самой церковной власти. Вводя это ограниченіе въ осуществленіе элементарнаго предписанія священныхъ каноновъ, церковная власть сама узакониваетъ ненормальное положеніе Церкви и свою зависимость даже въ такомъ вопросѣ отъ гражданской власти, торжественно и формально признающей себя безбожной, — власти, принадлежащей къ партіи, которая ставитъ себѣ цѣлью упраздненіе религіи. Соборъ можетъ быть нуженъ прежде всего въ путяхъ защиты Церкви отъ антирелигіозной власти, но сама Церковь заранѣе отказывается созывать его безъ согласія своего врага»...

Позднѣе, не менѣе строгой критикѣ подвергли Положеніе 1945 г. архіепископъ Гермогенъ и священники Г. Якунинъ и Н. Эшлиманъ. Мы вернемся къ этому вопросу, говоря о соборѣ 1961 г., измѣнившему и Положеніе 1945 г.

А Каземъ-Бекъ такъ описываетъ выборы Патріарха: «Послѣ ряда резолюцій, принятыхъ соборомъ по дѣловымъ вопросамъ, наступило время для важнѣйшаго и торжественнаго акта — избраніе Патріарха Московскаго и всея Руси. Членъ секретаріата собора управляющій дѣлами Московской Патріархіи, протоіерей Николай Колчицкій, объявилъ: «На соборѣ епископовъ Русской Православной Церкви, состоявшемся въ ноябрѣ 1944 года, былъ принятъ порядокъ открытаго голосованія при избраніи Патріарха Московскаго и всея Руси. Въ этомъ голосованіи принимаютъ участіе всѣ епископы Русской Православной Церкви. Каждый преос/с. 89/вященный имя избираемаго называетъ отъ лица клира и паствы своей епархіи, предварительно обсудивъ на мѣстѣ со своимъ клиромъ и паствой кандидата въ Патріарха. Голосованіе, по принятому порядку, начинается съ младшаго по хиротоніи преосвященнаго»...

Вслѣдъ за этимъ сообщеніемъ, всѣ члены собора въ архіерейскомъ санѣ облачились въ мантіи и пропѣли молитву «Днесь благодать Святаго Духа насъ собра». Послѣ сего началось голосованіе. Протоіерей Колчицкій обращался поочередно ко всѣмъ архіереямъ, начиная съ младшаго по хиротоніи съ вопросомъ: кого они съ клиромъ и паствой избираютъ Патріархомъ Московскимъ и всея Руси. Всѣ архіереи отвѣчали: «Я, клиръ и паства ввѣренной мнѣ епархіи, избираемъ Патріархомъ Московскимъ и всея Руси Высокопреосвященнѣйшаго Алексія, Митрополита Ленинградскаго и Новгородскаго».

Вполнѣ понятно, что при существующихъ въ Россіи условіяхъ, не могъ быть выдвинутъ никакой другой кандидатъ въ Патріархи, но по совѣтски, въ выборахъ намѣченнаго лица, ничего не оставляется на случай нарушенія единогласія. Во всякомъ случаѣ, Карповъ могъ радоваться, что избранъ былъ Патріархъ, въ послушности котораго онъ могъ не сомнѣваться.

Избраніе новаго возглавителя Московской Патріархіи вновь ставило передъ христіанскимъ міромъ вопросъ о томъ, является-ли лицо, носящее нынѣ титулъ Патріарха Московскаго и всея Руси дѣйствительно главою Русской Православной Церкви или лицомъ, только претендующимъ на такое положеніе, на самомъ же дѣлѣ канонически и юридически не имѣющимъ соотвѣтствующихъ правъ.

Намъ могутъ сказать, что мы напрасно ставимъ этотъ вопросъ, посколько выборы уже двухъ патріарховъ произошли въ Москвѣ въ присутствіи многихъ представителей другихъ Православныхъ Церквей, у нихъ на глазахъ и, такимъ образомъ, сразу получили общее признаніе. Гражданская власть, со своей стороны, и допустила эти выборы и признала ихъ, какъ бы придавая имъ этимъ юридическую силу.

О юридическомъ положеніи Московской Патріархіи и ея возглавителя мы будемъ говорить подъ конецъ своего изслѣдованія, а пока начнемъ съ выясненія вопроса о томъ, дѣйствительно-ли присутствіе на патріаршихъ выборахъ представвителей другихъ автокефальныхъ Церквей само по себѣ настолько авторитетно свидѣтельствуетъ о законности этого избранія, что этимъ устраняется необходимость изслѣдовать разныя другія стороны этого акта.

До 1943 года (послѣ кончины Патріарха Тихона) Московская Патріархія со времени возглавленія ея митрополитомъ Сергіемъ (Старогородскимъ) находилась въ состояніи фактической изоляціи /с. 90/ отъ остального православнаго міра. Совѣтская власть держала митрополита въ такомъ положеніи, что сношенія его съ иностраннымъ міромъ были доведены до минимума. Переписки съ главами другихъ Церквей почти не было и никто изъ московскихъ епископовъ не могъ прибыть заграницу для живого общенія съ Церквами въ свободномъ мірѣ. Только къ концу Второй міровой войны совѣтскіе правители поняли, насколько Церковь можетъ ими быть использована во внѣшней политикѣ и тогда положеніе перемѣнилось. Съ избраніемъ митрополита Сергія Патріархомъ въ 1943 г. и особенно послѣ избранія его преемника митрополита Алексія (Симанского), сношенія Москвы съ православнымъ Востокомъ вошли въ новую фазу.

Эти сношенія, начавшіяся съ присутствія представителей многихъ Православныхъ Церквей на Московскомъ соборѣ въ 1945 г., должны были означать какъ бы всеобщее признаніе новаго возглавленія Русской Церкви въ качествѣ каноническаго и никѣмъ неоспариваемаго. Оно должно было служить нѣкоторымъ внѣшнимъ свидѣтельствомъ якобы свободы и благополучія Церкви въ атеистическомъ коммунистическомъ государствѣ. Чѣмъ больше это подчеркивалось при избраніи Патріарха, тѣмъ съ большимъ успѣхомъ могъ онъ служить интересамъ совѣтской политики въ дальнѣйшемъ. Однако, если таково политическое значеніе присутствія на соборѣ многихъ представителей Церквей, то въ каноническомъ отношеніи оно значенія не имѣетъ. Само по себѣ оно не является никакимъ факторомъ, сообщающимъ этимъ выборамъ каноническую силу. При безспорномъ избраніи Патріарха Тихона не было представителей иныхъ Церквей. Если бы новые выборы были проведены законно, то имѣли бы силу независимо отъ количества и состава присутствовавшихъ почетныхъ гостей. Если они совершены незаконно, то это присутствіе не можетъ ихъ сдѣлать законными. Такъ, напримѣръ, кто бы не присутствовалъ при совершеніи хиротоніи въ нарушеніе правилъ о симоніи (Апост. 29-е; 4 Всел. 2-е; 6 Всел. 22-е и др.) или при вмѣшательствѣ гражданской власти (Апост. 30-е; 7 Всел. 3), то это присутствіе или даже участіе въ такомъ актѣ не придаетъ послѣднему канонической силы.

Представители иныхъ Церквей не имѣли и не могли имѣть никакого голоса на выборахъ московскихъ патріарховъ и не могли ни въ какой мѣрѣ ихъ контролировать. Они были только участниками торжества и почетными гостями при выборахъ лица, представленнаго имъ, какъ новаго главу автокефальной Церкви. Главнымъ свойствомъ автокефаліи именно и служитъ полная независимость избранія главы Церкви, совершаемаго самостоятельно іерархіей этой Церкви и никакой другой іерархіей не утверждаемою.

Поэтому присутствіе епископовъ изъ иныхъ Церквей на собо/с. 91/рахъ, избирающихъ патріарховъ на Востокѣ вообще не было въ обычаѣ. Оно введено теперь въ Москвѣ съ цѣлью создать внѣшнее впечатлѣніе безспорности избранія и общаго ихъ признанія. Однако уже тотъ фактъ, что прибѣгаютъ къ такой мѣрѣ, самъ по себѣ указываетъ на то, что въ выборахъ Московскаго Патріарха Алексія, желаютъ смягчить или устранить мѣрами внѣшняго блеска.

Нельзя не обратить вниманія на то, что блескъ этотъ создается главнымъ образомъ благодаря совѣтскому правительству, отпускающему средства, обезпечивающему помѣщеніе для почетныхъ гостей и ихъ содержаніе въ СССР. Но это правительство, какъ извѣстно, представляетъ коммунистическую партію, у которой въ основѣ ея программы лежитъ борьба всѣми средствами за полное искорененіе всякой религіи и Православной Церкви въ частности.

Убѣдившись на примѣрѣ Патріарха Сергія, что иностранный престижъ Русской Православной Церкви можетъ быть использованъ въ политикѣ Совѣтскаго Союза, сталинское правительство стало способствовать внѣшнимъ связямъ Церкви. Въ виду этого оно въ 1948 году пошло навстрѣчу желанію на широкую ногу отпраздновать 500-лѣтіе автокефаліи Русской Православной Церкви съ участіемъ представителей другихъ автокефальныхъ Церквей. По этому случаю, кромѣ торжественной службы въ соборѣ было устроено совѣщаніе по важнымъ вопросамъ церковнаго характера, на которое были приглашены представители автокефальныхъ Церквей. Надо сказать, что представительство было достаточно широкое. Представлены были древніе патріархаты: Константинопольскій, Александрійскій, Антіохійскій, Сербскій, Румынскій и Болгарскій. Эти Церкви были представлены своими главами. Были также представлены Церкви Греческая, Албанская и Польская. Этому способствовало то, что вскорѣ послѣ своего избранія, Патріархъ Алексій побывалъ съ визитами почти у всѣхъ Восточныхъ Патріарховъ. Съ помощью совѣтскихъ дипломатическихъ представителей, эти визиты были обставлены знаками почета. Дѣлали также щедрые подарки. Къ этому прибавлялось широкое гостепріимство въ отношеніи прибывшихъ въ Москву иностранныхъ церковныхъ представителей. Все это должно было поднять на Востокѣ престижъ Русской Церкви въ лицѣ Московской Патріархіи. Совѣтскіе руководители церковными дѣлами въ то время видѣли нужду Русской Церкви въ укрѣпленіи ея авторитета какъ блюстительницы Православія, но еще недостаточно понимали общее въ мірѣ положеніе религіи, чтобы учесть, насколько ближе для нихъ сравнительно тогда недавно народившійся экуменизмъ. Очевидно, они мало интересовались занятіями и рѣшеніями совѣщанія, посколько это не отражалось на церковной жизни въ СССР.

/с. 92/ Лично Патріархъ Алексій, повидимому, былъ чуждъ церковнаго либерализма и модернизма, пока ему этого не приказали. Совѣщаніе состоялось до полученія такихъ указаній, поэтому, теперь его замалчиваютъ.

Между тѣмъ, надо признать, что на этомъ совѣщаніи были выслушаны очень серьезные и компетентные доклады. Я бы сказалъ, что доклады о Римской Церкви, англиканствѣ, объ уніатствѣ, о календарѣ (старомъ и новомъ стилѣ), были безусловно цѣнными. Первый докладъ протопресвитера Н. Колчицкаго, не лишенъ былъ нѣкотораго компромисса. Вѣроятно, онъ еще не вполнѣ освободился отъ вліянія обновленчества, къ которому ранѣе принадлежалъ. Зато, обращаетъ на себя вниманіе своею основательностью, богатствомъ знанія и православнымъ направленіемъ докладъ протоіерея Г. И. Разумовскаго. Этотъ докладъ настолько основателенъ и православенъ по своему содержанію, что могъ бы быть полезнымъ въ качествѣ учебнаго пособія для нашихъ семинаристовъ. Въ немъ хорошо изложена исторія развитія экуменизма и не хватаетъ только свѣдѣній о нынѣшнемъ его состояніи (вѣроятно уже послѣ смерти докладчика) въ католическомъ его примѣненіи, еще болѣе явно подготовляющаго церковь антихристову.

Дѣянія совѣщанія главъ и представителей автокефальныхъ Православныхъ Церквей, изданные въ двухъ томахъ (Москва, 1949 г.), содержатъ большой и интересный матеріалъ по многимъ донынѣ злободневнымъ богословскимъ вопросамъ. Къ сожалѣнію, это былъ кратковременный прорывъ православной мысли по недосмотру совѣтскаго контроля надъ Русской Православной Церковью.

Если въ созывѣ совѣщанія 1948 г. была попытка въ Москвѣ создать междуцерковный центръ, то очень скоро совѣтчики увидѣли, что интерконфессіональная акція уже имѣется въ формѣ крѣпкаго центра Мірового Совѣта Церквей, который по своему интерконфессіональному и лѣвому политическому направленію, въ сущности, ведетъ къ тому же интернаціоналу, который строятъ коммунисты. Поэтому, консервативное совѣщаніе 1948 г. скоро было предано забвенію. Оно постепенно замѣнялось нужнымъ Совѣтамъ экуменизмомъ.

Примѣчаніе:
[101] Цитирую по неопубликованному труду А. Л. Каземъ-Бека «Жизнеописаніе Святѣйшаго Патріарха Московскаго и всея Руси Алексія», приготовленнаго къ печати и бывшаго въ моихъ рукахъ въ видѣ фотокопіи съ рукописи. Не знаю, былъ-ли этотъ трудъ изданъ.

Источникъ: Епископъ Григорій. Русская Церковь передъ лицомъ господствующаго зла. — Jordanville: Типографія преп. Іова Почаевскаго. Свято-Троицкій монастырь, 1991. — С. 85-92.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.