Церковный календарь
Новости


2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Православное Догмат. Богословіе митр. Макарія (1976)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Свт. Тихонъ Задонскій, еп. Воронежскій (1976)
2018-12-10 / russportal
Лактанцій. Книга о смерти гонителей Христовой Церкви (1833)
2018-12-10 / russportal
Евсевій, еп. Кесарійскій. Книга о палестинскихъ мученикахъ (1849)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Истинное христіанство есть несеніе креста (1975)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Сознаемъ ли мы себя православными? (1975)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, какъ душѣ обрѣсти Бога (1895)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, что не должно соблазнять ближняго (1895)
2018-12-07 / russportal
Тихонія Африканца Книга о семи правилахъ для нахожд. смысла Св. Писанія (1891)
2018-12-07 / russportal
Архим. Антоній. О правилахъ Тихонія и ихъ значеніи для совр. экзегетики (1891)
2018-12-06 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 16-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-12-06 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 15-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-12-05 / russportal
Духовныя бесѣды (26-30) преп. Макарія Египетскаго (1904)
2018-12-05 / russportal
Духовныя бесѣды (21-25) преп. Макарія Египетскаго (1904)
2018-12-04 / russportal
Прот. М. Хитровъ. Слово на Введеніе во храмъ Пресв. Богородицы (1898)
2018-12-04 / russportal
Слово въ день Введенія во храмъ Пресвятой Богородицы (1866)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 11 декабря 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 25.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Еп. Григорій (Граббе) († 1995 г.)
РУССКАЯ ЦЕРКОВЬ ПЕРЕДЪ ЛИЦОМЪ ГОСПОДСТВУЮЩАГО ЗЛА.
(Jordanville, 1991).

XII. СОБОРЪ И ВЫБОРЫ ПАТРІАРХА ВЪ 1971 г.

Въ предыдущей главѣ читатель могъ познакомиться съ тѣмъ порядкомъ избранія Патріарха, который былъ принятъ на Всероссійскомъ Церковномъ соборѣ 1917-1918 гг. и никогда не былъ отмѣненъ. Самымъ важнымъ моментомъ въ этомъ порядкѣ было наименованіе кандидатовъ тайнымъ голосованіемъ. Смыслъ такого голосованія въ томъ, что оно совершается членами собранія безъ стѣсненія и безъ страха навлечь на себя неудовольствіе какого-либо изъ предлагаемыхъ кандидатовъ или тѣхъ, кто ихъ выдвинулъ.

Описывая выборы Патріарха Алексія, отецъ Хризостомъ въ своей Исторіи Русской Церкви послѣдняго періода отмѣчаетъ, что правительство боялось риска, что кто-то проголосуетъ не такъ, какъ это ему было желательно. Поэтому предсѣдатель Совѣта по дѣламъ Русской Церкви предварительно далъ понять, что митрополитъ Алексій является желательнымъ кандидатомъ и затѣмъ онъ былъ избранъ открытымъ голосованіемъ путемъ заявленія епископовъ отъ лица своихъ епархій. Несоотвѣтствіе этого порядка избранія правиламъ, принятымъ на Всероссійскомъ соборѣ 1917-1918 гг., показано выше. Очевидно ничто не измѣнилось теперь по сравненію съ тѣмъ, что было въ 1945 году. Соборъ произвелъ выборы Патріарха тѣмъ же самымъ порядкомъ.

/с. 107/ Характерно, что на избраніе Патріарха было отведено лишь короткое время и что на засѣданіи Собора съ производствомъ выборовъ и принятіемъ трехъ важныхъ документовъ понадобилось всего 3 часа и 10 минутъ, включая процессію изъ Троицкаго собора въ Успенскую церковь и принятіе постановленія о процедурѣ избранія.

Вмѣсто того, чтобы всѣ члены Собора записками обозначили кандидатовъ, митрополитъ Таллинскій и Эстонскій Алексій задавалъ вопросъ каждому правящему архіерею: «Кого вы, клиръ и паства (слѣдовало наименованіе епархіи) избираете Патріархомъ Московскимъ и всея Руси?» Всѣ отвѣчали одинаково: «Я, клиръ и паства (слѣдовало наименованіе епархіи) избираемъ Патріархомъ Московскимъ и всея Руси высокопреосвященнѣйшаго митрополита Крутицкаго и Коломенскаго Пимена».

«Дисциплина» въ СССР при выборахъ такова, что вѣроятно по данному указанію громадное большинство и въ тайныхъ запискахъ написало бы то же имя. Однако, устроители Собора боялись рискнуть возможностью не единогласнаго избранія. Заранѣе зная, что никто не рѣшится возражать открыто, все дѣло было обставлено не столько въ видѣ выборовъ, сколько въ видѣ торжественнаго объявленія уже состоявшагося заранѣе избранія. Въ частности, останавливаетъ на себѣ вниманіе вопросъ о томъ, на какомъ основаніи епархіальные архіереи дѣлали свои заявленія объ избраніи митрополита Пимена? Ихъ заявленія были бы понятны, если бы процедура выборовъ была установлена до Собора и предварительное голосованіе было бы сдѣлано на епархіальныхъ собраніяхъ. Однако, намъ неизвѣстно, чтобы епархіальныя собранія вообще состоялись. Кромѣ того, если бы голосованія о выборѣ Патріарха производились на такихъ собраніяхъ, то это было бы кореннымъ измѣненіемъ ранѣе установленной системы выборовъ. Такое измѣненіе требовало бы рѣшенія на другомъ соборѣ, а не передъ самыми выборами. Вмѣсто того, какъ гласитъ Московскій Прессъ Бюллетень № 6, предсѣдатель собора «предоставилъ слово митрополиту Ленинградскому и Новгородскому Никодиму, который сообщилъ предложенія Предсоборнаго архіерейскаго совѣщанія о процедурѣ избранія Патріарха Московскаго и всея Руси. Соборъ утвердилъ предложенную процедуру избранія Патріарха». Сразу послѣ этого приступили къ выборамъ.

Для всякаго непредубѣжденнаго читателя ясно, что выборы были заранѣе предрѣшены. Послѣ такого, заранѣе подстроеннаго голосованія, «митрополитъ Ленинградскій и Новгородскій Никодимъ торжественно объявилъ, что весь епископатъ Помѣстнаго собора Русской Православной Церкви отъ своего имени и отъ имени клира и мірянъ Церкви, едиными устами и единымъ сердцемъ избралъ на Московскій патріаршій престолъ митрополита /с. 108/ Крутицкаго Пимена». Такимъ образомъ выборы были проведены не по церковному, а по совѣтски.

Вспомнимъ, что писалъ о такихъ выборахъ Жанъ Фабръ. Онъ ставилъ вопросъ, будетъ-ли на этотъ разъ допущено тайное голосованіе записками? Теперь онъ имѣетъ отвѣтъ: его не было. Онъ правъ и въ томъ, что примѣненный порядокъ выборовъ служитъ показателемъ того, насколько подлинны выборы. Ясно видно, что они не подлинные, а подстроенные. Онъ правъ и въ томъ, что такіе «выборы» даютъ «возможность догадаться о сильной «рекомендаціи», извѣстно откуда», то-есть отъ Куроѣдова исходящей.

Обратимъ вниманіе еще на одно сходство этихъ выборовъ съ выборами Патріарха Алексія. Послѣ смерти Патріарха Сергія, митрополитъ Алексій послалъ телеграмму Сталину, обѣщая ему послушаніе. Равнымъ образомъ митрополитъ Пименъ, вступивъ въ должность мѣстоблюстителя, послалъ телеграмму Косыгину завѣряя его въ томъ, что «нашъ Священный Синодъ осуществляя управленіе Русской Православной Церковью въ соотвѣтствіи съ установленіями церковными, будетъ и впредь нелѣностно служить великому дѣлу упрочненія мира и дружбы между всѣми народами, чему посвятилъ всѣ свои усилія нашъ совѣтскій народъ». Иначе говоря, онъ обязался поддерживать выраженную въ этихъ лукавыхъ словахъ внѣшнюю политику Совѣтскаго Союза.

Еще одно сходство: когда выбирали Патріарха Алексія, совѣтское правительство позаботилось о томъ, чтобы хорошо матеріально обезпечить Соборъ и особенно его иностранныхъ гостей. Теперь опять, правительство, состоящее изъ коммунистовъ, враговъ религіи, которые, какъ члены коммунистической партіи имѣютъ цѣлью уничтоженіе всякой религіи, обезпечиваетъ матеріально и съ полицейской стороны Соборъ, якобы имѣющій назначеніемъ укрѣпленіе той религіи, которую они хотятъ упразднить. Всякому ясно, что это дѣлается потому, что новый Патріархъ долженъ будетъ служить однимъ изъ орудій коммунистической политики.

Соборъ, избравшій новаго Патріарха, не замедлилъ вынести постановленіе въ этомъ смыслѣ.

Подобно тому, какъ Патріархъ Алексій въ свое время благодарилъ Сталина за помощь созыву Собора въ 1945 году, такъ и теперь Соборъ выразилъ благодарность Косыгину: «Позвольте мнѣ, какъ предсѣдателю Собора, — писалъ новый Патріархъ, — отъ имени его членовъ и отъ себя лично, передать вамъ и въ вашемъ лицѣ правительству СССР сердечную благодарность за ваше неизмѣнно благожелательное отношеніе къ нуждамъ Русской Православной Церкви и за содѣйствіе осуществленію настоящаго Собора». Въ заключеніе высказано обязательство содѣйство/с. 109/вать иностранной политикѣ Совѣтовъ: «Опираясь на опытъ послѣвоеннаго своего миротворческаго служенія Русская Православная Церковь и впредь неуклонно и энергично будетъ дѣлать все отъ нея зависящее, чтобы ея вкладъ въ священное дѣло упрочненія международнаго мира, непрерывно увеличивался и становился все болѣе эффективнымъ».

На засѣданіяхъ 30-го мая / 1-го іюня Соборъ вынесъ рядъ постановленій въ согласіи съ Совѣтской политикой. Въ пунктѣ 1-мъ Соборъ одобрилъ все, что дѣлалось Синодомъ послѣ 1945 г. и, въ томъ числѣ вынесенное въ угоду требованію гражданской власти антиканоническое, разрушающее строй Церкви, опредѣленіе отъ 18-го іюля 1961 г., о которомъ рѣчь у насъ еще будетъ ниже. Серьезные доводы съ критикой этого опредѣленія, высказанные архіепископомъ Гермогеномъ и двумя московскими священниками, конечно, не были доложены Собору несмотря на то, что они обратились съ апелляціей къ Собору епископовъ, ссылаясь на 6-ое правило II-го Вселенскаго собора. За несогласіе съ постановленіемъ 1961 года, Патріархъ Алексій наложилъ на нихъ запрещеніе въ административномъ порядкѣ безъ суда надъ ними. Мы не знаемъ канона, который оправдывалъ бы наложеніе запрещенія за апелляцію къ высшей инстанціи.

Соборъ вынесъ постановленіе о борьбѣ съ Русской Православной Церковью Заграницей, столь непріятной совѣтскому правительству тѣмъ, что она разоблачаетъ въ свободномъ мірѣ его борьбу съ религіей. Онъ одобрилъ экуменизмъ и, конечно, остановился со вниманіемъ на политической акціи почившаго Патріарха и Синода «въ защиту мира». Въ этомъ отношеніи Соборъ издалъ особое Обращеніе къ христіанамъ всего міра. Въ немъ содержатся всѣ лживые лозунги коммунистической пропаганды.

Почему выборъ Куроѣдова для должности Патріарха Московскаго палъ именно на митрополита Пимена?

Мы, конечно, не можемъ знать всѣхъ его мотивовъ, но даже поверхностное знакомство съ біографіей новаго Патріарха, содержало въ себѣ объясненіе.

Внѣшне Патріархъ Пименъ былъ декоративенъ: большого роста, съ окладистой бородой, но онъ никакъ не являлся сильной личностью. Богословскаго образованія онъ не получилъ. Уже 17-ти лѣтъ онъ поступилъ въ монастырь и, слѣдовательно, не могъ продолжать образованія. Передъ тѣмъ онъ окончилъ какую-то среднюю школу, но какую именно, его оффиціальныя біографіи умалчиваютъ. Будучи постриженъ въ монашество въ такомъ раннемъ возрастѣ, онъ вскорѣ былъ посланъ въ Москву въ качествѣ пѣвчаго Богоявленскаго собора (нынѣ Партіаршаго). Въ 1930 г., (т.-е. 20-ти лѣтъ) Пименъ былъ рукоположенъ во іеродіакона и черезъ полъ года во іеромонаха.

/с. 110/ Обладая хорошимъ голосомъ и слухомъ, онъ сначала былъ пѣвчимъ, а потомъ руководилъ хорами въ разныхъ храмахъ Москвы. Изъ его оффиціальной біографіи не видно, подвергался-ли онъ репрессіямъ. Его выдвиженіе, повидимому, начинается съ 1946 г., когда онъ сталъ казначеемъ монастыря въ Одессѣ. Въ 1947 г. онъ возводится въ санъ игумена съ возложеніемъ на него наградного наперснаго креста, а затѣмъ, скоро переводится въ Ростовъ-на-Дону, гдѣ уже занимаетъ должность секретаря епископа, члена Епархіальнаго Совѣта и ключаря каѳедральнаго собора. Съ 1949 г. онъ намѣстникъ Псковско-Печерскаго монастыря, а съ 1954 г. архимандритъ и намѣстникъ Троице-Сергіевской Лавры. Въ 1957 г. онъ хиротонисанъ во епископа Балтскаго, викарія Одесской епархіи, но уже въ декабрѣ того-же года переводится въ Москву на каѳедру епископа Дмитровскаго. Его дальнѣйшее продвиженіе совпадаетъ со смѣной предсѣдателя Совѣта по Дѣламъ Русской Православной Церкви Карпова и замѣной его В. Куроѣдовымъ. Это періодъ выдвиженія въ епископскомъ санѣ извѣстнаго митрополита Никодима (Ротова) и другихъ молодыхъ епископовъ, проявившихъ себя послушными орудіями гражданскихъ властей и занявшихъ главныя должности въ управленіи дѣлами Московской Патріархіи.

Съ іюля 1960 г. Пименъ уже управляющій дѣлами Московской Патріархіи. Въ 1961 г. онъ становится митрополитомъ Ленинградскимъ, а въ 1963 г. назначается на каѳедру митрополита Крутицкаго.

Однако, судя по сообщенію опубликованному редакціей «Гласности», біографія Патріарха Пимена была не такой гладкой, какъ кажется по оффиціальнымъ источникамъ. Тамъ сообщается, что на самомъ дѣлѣ не все въ ней было въ порядкѣ: изъ печатаемыхъ свѣдѣній видно, что онъ былъ «дважды осужденъ и отбывалъ сроки наказанія за дезертирство (одинъ разъ въ годы великой Отечественной войны) и скрылъ это. Какъ утверждаетъ справка, онъ жилъ по подложнымъ документамъ. И, тѣмъ не менѣе, сталъ Патріархомъ, послѣ немалой работы, проведенной съ нимъ Совѣтомъ по Дѣламъ Религій». Въ справкѣ этого Отдѣла раскрывается, во-первыхъ, что будучи клирикомъ онъ поступилъ на военную службу и имѣлъ чинъ майора. Несовмѣстимость такого положенія съ церковнымъ саномъ указывается 83-мъ Апостольскимъ правиломъ и 7-мъ правиломъ IV-го Вселенскаго собора. Этими правилами онъ лишался бы права быть епископомъ. Съ другой стороны, его дезертирство могло бы объясняться съ желаніемъ освободиться отъ своего антиканоническаго положенія. Во всякомъ случаѣ, неправда въ его показаніяхъ о его біографическихъ данныхъ, обнаруженная Совѣтомъ по Дѣламъ Религіи, значительно облегчала задачу КГБ въ полученіи въ его лицѣ послушнаго ему цер/с. 111/ковнаго дѣятеля. Онъ принялъ это какъ нѣкое благодѣяніе со стороны Отдѣла. Это видно изъ другой записи разговора уже съ нимъ самимъ въ томъ-же документѣ «Гласности». Тамъ записаны его слова: «прошу повѣрить, что съ большимъ уваженіемъ отношусь къ Совѣту, очень благодаренъ ему за все, что сдѣлано для меня».

Не имѣя богословскаго образованія, Патріархъ Пименъ обычно не участвовалъ въ богословскихъ встрѣчахъ съ инославными. Не видно, чтобы онъ выступалъ на годичныхъ академическихъ актахъ или при защитѣ диссертацій. Его область только администрація и политика, угодная совѣтской власти.

На Соборѣ 1961 г. онъ доказывалъ необходимость желательнаго для правительства измѣненія Положенія объ управленіи Русской Церкви далеко не богословскими выводами: «Въ настоящее время, — говорилъ онъ, — въ нашей странѣ послѣдовательно осуществляются широкія демократическія преобразованія, въ результатѣ чего все возрастаетъ роль самихъ трудящихся въ общественной жизни страны. Въ этихъ условіяхъ нельзя признать нормальнымъ, что въ приходскихъ общинахъ до сихъ поръ продолжаетъ имѣть мѣсто положеніе, при которомъ отцы настоятели сосредоточили въ своихъ рукахъ всю полноту власти» («Журналъ Московской Патріархіи», 1961 г., № 8, стр. 10).

Конечно не безъ его участія былъ примѣненъ обманъ при созывѣ Собора въ 1961 г. Измѣненіе положенія, которое тамъ проводили, было желательно правительству для ослабленія Церкви путемъ разстройства приходской жизни, но оно не могло встрѣтить сочувствія у большинства архіереевъ. Руководители Московской Патріархіи опасались, что многіе архіереи подъ тѣмъ или инымъ предлогомъ уклонятся отъ участія въ Соборѣ, если будутъ знать, на что ихъ приглашаютъ. Поэтому, какъ пишетъ архіепископъ Гермогенъ, «этотъ соборъ не былъ созванъ, какъ полагалось бы, черезъ посланіе Патріарха, а телеграммами на имя правящихъ архіереевъ съ приглашеніемъ принять участіе въ богослуженіяхъ въ Лаврѣ въ день памяти преп. Сергія. Въ телеграммахъ о Соборѣ даже не было намека. Прибывшіе архіереи были поставлены въ извѣстность объ имѣющемъ быть Соборѣ только поздно вечеромъ послѣ всенощной подъ день памяти преподобнаго Сергія, — менѣе чѣмъ за сутки до Собора. Подобный способъ созыва Собора необыченъ, и разумѣется, не можетъ быть оправданъ съ канонической точки зрѣнія» (Вѣстникъ Р. Х. Д., 1967 г. № 86, стр. 77-78).

Просматривая номера «Журнала Московской Патріархіи» за послѣдніе десять съ лишнимъ лѣтъ, мы не нашли въ нихъ чисто церковныхъ выступленій Патріарха Пимена. Онъ выступаетъ на сессіяхъ «Всемірнаго Совѣта Мира», на «Всемірныхъ конгрессахъ за всеобщее разоруженіе» и т. п. Его рѣчи и статьи посвящены не /с. 112/ пастырскимъ, а исключительно политическимъ выступленіямъ. Поэтому, его избраніе, бывшее столь же незаконнымъ, какъ и избранія его двухъ предшественниковъ, еще болѣе подчеркиваетъ то обстоятельство, что нынѣшняя Московская Патріархія не является подлинной представительницей Русской Церкви, а есть организація, допущенная къ существованію совѣтскимъ правительствомъ, посколько она служитъ дѣлу его пропаганды. Ея задача — показать свободному міру, что, якобы, коммунизмъ не враждебенъ религіи и что Совѣтскій Союзъ, якобы, больше всего озабоченъ дѣломъ мира. Поэтому Патріархъ Пименъ и началъ свое служеніе съ прославленія миролюбія Совѣтскаго Союза и обвиненія Соединенныхъ Штатовъ Америки въ агрессіи, колоніализмѣ и рассизмѣ.

Интересной была реакція прессы того времени на выборы Патріарха Пимена. Она обращала на себя вниманіе тѣмъ, что печать самыхъ различныхъ направленій отмѣчала его послушливость совѣтскому правительству и совсѣмъ не писала о какихъ-либо его духовныхъ достоинствахъ.

Самая значительная американская газета, притомъ, достаточно лѣваго, а иногда даже и просовѣтскаго направленія («The New York Times») 3-го іюня 1971 г. сообщала о недавно состоявшихся выборахъ Патріарха Пимена: «Его избраніе особымъ Соборомъ, первымъ послѣ 1945 г., собравшемся въ монастырскомъ городкѣ Загорскъ близъ Москвы, предвидѣлось послѣ того, какъ онъ былъ назначенъ временнымъ Патріархомъ послѣ смерти Патріарха Алексія... Все указываетъ на то, что выборъ былъ вполнѣ пріемлемъ и, повидимому, одобренъ совѣтскими властями, которыя тщательно наблюдаютъ за религіозной жизнью въ странѣ».

Широко распространенный американскій журналъ «Newsweek» въ № 14 за іюнь 1971 г. замѣчалъ, что совѣтскій режимъ явно предпочелъ Пимена болѣе яркому Никодиму. Его назвали «очевиднымъ выборомъ Кремля».

Католическій журналъ «Америка» въ номерѣ отъ 26-го іюня 1971 г. сообщалъ, что «никто не сомнѣвался въ его (Патріарха Пимена) пріемлемости для Кремля, политики котораго онъ былъ самымъ частымъ выразителемъ, даже пока Алексій былъ Патріархомъ. Мало удивительно, поэтому, что Владиміръ Куроѣдовъ, атеистическій предсѣдатель кремлевскаго Совѣта по религіознымъ дѣламъ былъ тамъ, чтобы привѣтствовать делегатовъ, прибывшихъ въ Загорскъ... Или, что совѣтское правительство устроило пріемъ послѣ торжества интронизаціи, на которомъ новому Патріарху было передано привѣтствіе Косыгина».

Журналъ американскихъ епископаловъ «The Living Church» въ номерѣ отъ 4-го іюля того-же года, заключилъ отчетъ о выборахъ Патріарха Пимена напоминаніемъ о его политическихъ выступленіяхъ противъ Америки и критикѣ Свѣтланы Аллилуевой послѣ ея бѣгства изъ СССР.

/с. 113/ Католическая австрійская газета «Linzer Kirchenblatt» отъ 6-го іюня, напечатала сообщеніе объ избраніи Патріарха Пимена подъ заглавіемъ «Патріархъ красной милостью» (Patriarch von roten Gnaden).

Еврейскій органъ федераціи труда «Даваръ» въ номерѣ отъ 2-го іюля 1971 г. выразился еще короче, напечатавъ статью о выборахъ Пимена подъ заглавіемъ «Патріархъ атеистовъ».

Въ сербской газетѣ «Искра» (Мюнхенъ, отъ 1-го іюля 1971 г.) Д. Слепчевичъ писалъ: «Положеніе, которое митрополитъ Пименъ занималъ и функціи, которыя онъ выполнялъ въ коммунистическомъ движеніи за миръ и близость его къ Патріарху Алексію, который пользовался довѣріемъ совѣтской власти, привели къ тому, что онъ съ самаго начала считался кандидатомъ въ новые Патріархи Русской Церкви».

Оффиціальный органъ Экзарха Вселенскаго Патріарха въ Америкѣ за іюль 1971 г. осторожно выразился, что выборъ митрополита Пимена Патріархомъ по всѣмъ даннымъ «пріемлемъ для совѣтскаго правительства». При этомъ, журналъ привелъ цѣлый списокъ выступленій Патріарха Пимена въ планѣ московской политики. Отмѣтилъ журналъ также и заявленіе его о томъ, что Церковь въ Совѣтскомъ Союзѣ, якобы, пользуется полной свободой, сдѣланное Пименомъ въ 1964 г. и повторенное имъ послѣ избранія Патріархомъ.

Даже въ органѣ Американской Митрополіи «The Orthodox Church» (іюнь-іюль 1971 г.), которой Москва дала «автокефалію», о. Іоаннъ Мейендорфъ въ редакціонной статьѣ написалъ: «Ясно, что при нынѣшнемъ совѣтскомъ режимѣ невозможно себѣ представить, чтобы его выборы были «свободными» [*].

Если даже журналисты, далекіе отъ Православной Церкви, ясно видѣли, что Пименъ былъ избранъ Патріархомъ по указкѣ атеистическаго правительства, то тѣмъ болѣе это явно для тѣхъ, кто принадлежитъ къ свободной части Русской Церкви. Такіе выборы, совершенные въ нарушеніе правилъ Всероссійскаго Собора 1917-1918 гг. и, что особенно важно, правилъ Апостольскаго 30-го и 3-го VII-го Вселенскаго Собора — недѣйствительны. По этой причинѣ Пименъ не можетъ быть признанъ каноническимъ Патріархомъ Русской Церкви.

/с. 114/ Переходя къ работѣ Собора по другимъ вопросамъ, я позволю себѣ цѣликомъ привести свидѣтельство бывшаго тамъ съ архіепископомъ Василіемъ (Кривошеинымъ) представителемъ отъ мірянъ (а можетъ быть и написанное анонимно самимъ архіепископомъ), напечатанное въ газетѣ «Русская Мысль» 3-го октября 1975 г. Привожу его почти цѣликомъ. Это свидѣтельство живо описываетъ все происходившее на Соборѣ 1971 г. и даетъ почувствовать бывшую тамъ нездоровую атмосферу.

СВИДѢТЕЛЬСТВО О ПОМѢСТНОМЪ СОБОРѢ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ 1971 ГОДА ВЪ МОСКВѢ.

Въ концѣ мая 1971 года архіереи Западной Европы Московскаго Патріархата получили такъ называемую «предсоборную информацію», которая была настолько тенденціозно составлена, что нѣкоторые изъ архіереевъ не хотѣли ѣхать на Соборъ, но ихъ вызвали срочной телеграммой. Архіепископъ Брюссельскій и Бельгійскій Василій (Кривошеинъ) составилъ очень обоснованный пространный протестъ, фотокопіи котораго онъ разослалъ какъ заграничнымъ, такъ и русскимъ архіереямъ и членамъ Синода. Протестъ сводился къ двумъ главнымъ пунктамъ: о пресловутомъ соборѣ 1961 года и о процедурѣ избранія Патріарха (открытое голосованіе, заранѣе предвосхищенныя, высказыванія большинства архіереевъ въ пользу кандидатуры митрополита Пимена). Въ Москвѣ знали о готовившейся оппозиціи.

Архіепископъ Василій прилетѣлъ въ Москву въ сопровожденіи своего викарія епископа Роттердамскаго Діонисія (Лукина).

Въ Москвѣ делегаты были встрѣчены какъ почетные гости. Таможеннаго осмотра на этотъ разъ не было.

Делегатовъ размѣстили въ сѣверномъ корпусѣ новой и огромной гостиницы «Россія». Сразу выяснилось, что среди архіереевъ царило очень напряженное настроеніе. Во-первыхъ, по поводу злополучнаго вопроса о «соборѣ» 1961 года, во-вторыхъ, въ связи съ единственной кандидатурой митрополита Пимена и заранѣе установленнымъ «открытымъ голосованіемъ». Всѣ ждали пріѣзда архіепископа Новосибирскаго Павла, извѣстнаго своими оппозиціонными настроеніями. Къ большой растерянности членовъ Собора, передъ самымъ предсоборнымъ архіерейскимъ совѣщаніемъ, назначеннымъ на 25 мая 1971 года въ Новодѣвичьемъ монастырѣ пришло извѣстіе, что владыка Павелъ пріѣхать не можетъ, такъ какъ съ нимъ «случилось несчастье».

Съ тяжелымъ чувствомъ участники совѣщанія отправились въ Новодѣвичій монастырь. Совѣщаніе началось съ выступленій членовъ Синода по старшинству.

/с. 115/ Каждый начиналъ съ заявленія, что вопросъ о соборѣ 1961 года «не дискуссіонный». Во-вторыхъ шла рѣчь о кандидатурѣ митрополита Пимена и объ открытомъ голосованіи. По окончаніи выступленій членовъ Синода, митрополитъ Пименъ уѣхалъ встрѣчать Александрійскаго Патріарха.

Слово попросилъ архіепископъ Брюссельскій и Бельгійскій Василій и спокойно, но упорно и настойчиво началъ полемику противъ собора 1961 года, утверждая, что этотъ соборъ неканониченъ. Произошло острое столкновеніе съ Экзархомъ Украины митрополитомъ Кіевскимъ и Галицкимъ Филаретомъ. Разгорѣлся упорный споръ. Затѣмъ выступали еще нѣкоторые архіереи. Епископъ Роттердамскій Діонисій произнесъ очень рѣзкую и пламенную рѣчь противъ «предсоборной информаціи», открытаго голосованія и единственной кандидатуры. Эта рѣчь ошеломила архіереевъ. Наступило молчаніе; его прервалъ митр. Кіевскій Филаретъ, который рѣзко возразилъ еп. Діонисію. Старые архіереи молчали. Молодые карьеристы начали возражать еп. Діонисію. Арх. Василій упорно продолжалъ полемику противъ «собора 1961 года». Безплодное архіерейское совѣщаніе продолжалось 5 часовъ. Не добившись никакихъ результатовъ, участники вернулись къ себѣ. Архіепископъ Василій такъ и остался при своемъ мнѣніи.

На другой день былъ канунъ Вознесенія Господня и всѣ делегаты молились или служили въ переполненныхъ храмахъ. 28 мая прибыли другіе участники собора, члены Брюссельско-Бельгійской делегаціи, делегація Японской автономной Церкви и др.

29 мая Соборъ переѣхалъ въ Троице-Сергіеву Лавру. Насколько комфортабельно помѣстили членовъ Собора въ Москвѣ, настолько же плохо устроили ихъ въ Лаврѣ. Архіепископъ Василій, признанный опаснымъ, былъ изолированъ, но зато имѣлъ отдѣльную келлію. Делегаты изъ Голландіи (епископъ Діонисій), изъ Парижа (епископъ Петръ Люлье) и епископъ Германъ, Австрійскій, были помѣщены въ одной маленькой комнатѣ. Епископъ Германъ говоритъ по-французски и епископы Діонисій и Петръ были лишены возможности обмѣниваться мнѣніями въ его присутствіи. Епископъ Алексій ванъ деръ Менсбрюге былъ помѣщенъ въ одной келліи съ пресловутымъ епископомъ Иринеемъ (бывшимъ прот. Игоремъ Зюземилемъ). Какимъ-то образомъ узнали, что на Соборъ пріѣзжали архіереи изъ-за границы и архіепископу ванъ деръ Менсбрюге, епископу Діонисію и епископу Петру тайкомъ передали письма за подписями одного іеромонаха, іеродіакона и одного мірянина (съ указаніемъ именъ и мѣстожительства) съ просьбой возвысить голосъ объ открытіи церквей, монастырей, семинарій и о разрѣшеніи преподаванія Закона Божія для дѣтей. Епископъ Діонисій сразу отнесъ письмо архіепископу Василію.

/с. 116/ На другой день началась охота за письмами. Епископъ Петръ по западной привычкѣ открыто оставилъ письмо на ночномъ столикѣ. Письмо исчезло. У архіепископа Алексія его нахально отняли, спрашивали у епископа Діонисія, но онъ отвѣтилъ, что передалъ его архіепископу Василію. Спрашивали у послѣдняго, но онъ отвѣтилъ: «Письмо читалъ, но его больше у меня нѣтъ». Спросить кому онъ его передалъ не посмѣли.

Въ субботу вечеромъ 29 мая (слѣдуетъ описаніе службъ)...

Въ воскресеніе... Послѣ завтрака въ 3 часа было назначено торжественное открытіе Собора. Нѣкоторымъ стало извѣстно, что въ ночь на воскресеніе Кіевскій митрополитъ Филаретъ безуспѣшно пытался отговорить архіепископа Василія выступать съ протестомъ противъ «собора 1961 года». Архіепископъ Василій подѣлился этимъ съ однимъ престарѣлымъ архіереемъ, проведшимъ 25 лѣтъ въ концлагерѣ. Архіерей отвѣтилъ: «Владыко, всѣ тѣ, кто отговариваютъ васъ выступать противъ собора 1961 года — сволочи».

Въ три часа делегаціи собора собрались въ Успенскомъ соборѣ Лавры. Засѣданіе собора должно было состояться въ Трапезной церкви. Архіепископъ Брюссельскій Василій обратился съ просьбой къ епископу Роттердамскому Діонисію повторить на Соборѣ рѣчь, сказанную на архіерейскомъ совѣщаніи 25 мая въ Новодѣвичьемъ монастырѣ. Епископъ Діонисій согласился, хотя понималъ, чѣмъ ему это грозило.

На первомъ засѣданіи Собора избрали президіумъ и принимали привѣтствія отъ прибывшихъ православныхъ и инославныхъ гостей. У каждаго участника былъ свой микрофонъ и синхронный переводчикъ. Засѣданіе продолжалось 5 часовъ.

Послѣ засѣданія епископъ Діонисій подѣлился съ Экзархомъ митрополитомъ Антоніемъ (Блюмомъ) просьбой архіепископа Василія. Экзархъ горячо этому воспротивился: «Ни въ коемъ случаѣ, вы рискуете жизнью». To-же говорили и старые архіереи (они, между прочимъ, благодарили епископа Діонисія за его выступленіе 25 мая, т. к. имъ самимъ было запрещено говорить). Рѣшили, что содержаніе рѣчи епископа Діонисія перескажетъ на Соборѣ бельгіецъ.

Второй день Собора былъ посвященъ докладамъ. Первымъ выступилъ мѣстоблюститель митрополитъ Пименъ. То, что онъ сказалъ, была правда. Но онъ сказалъ только половину правды...

Второй докладъ, блестящій по формѣ и содержанію, сдѣлалъ митрополитъ Никодимъ объ участіи Русской Православной Церкви въ экуменическомъ движеніи.

Третій докладъ былъ наиболѣе удручающимъ, — о такъ называемомъ «миротворческомъ дѣланіи» Русской Православной Церкви митрополита Таллинскаго Алексія. Одинъ западный, не /с. 117/ русскій архіерей, былъ внѣ себя: «Подумайте, въ теченіе трехъ часовъ онъ лизалъ пятки совѣтскому правительству».

Во время докладовъ трибуна была полна гостей и всѣ микрофоны дѣйствовали исправно.

Тутъ необходимо разсказать о «соборѣ 1961» года и о томъ, что ему предшествовало. Въ началѣ хрущевскаго гоненія коммунисты старались инфильтрировать Церковь лже-священниками. Для этого грязнаго дѣла нашлось только пять человѣкъ, въ томъ числѣ бывшій протоіерей Осиповъ, бывшій инспекторъ Ленинградской Духовной Академіи. Священный Синодъ вынесъ отлученіе и предалъ анаѳемѣ вышеупомянутыхъ священниковъ и «всѣхъ бывшихъ православныхъ», открыто хулившихъ имя Божіе. Это было очень мужественное дѣяніе Синода. Затѣмъ въ началѣ 1963 года Патріархъ Алексій выступилъ съ мужественною рѣчью на засѣданіи всесоюзнаго конгресса въ Кремлѣ, въ которой онъ довольно ясно намекалъ на притѣсненіе Церкви со стороны правительства.

За эти два дѣянія митрополитъ Крутицкій Николай (Ярушевичъ) поплатился жизнью. Это была первая жертва хрущевскаго гоненія.

Тогда отступникъ Осиповъ указалъ правительству, какъ можно изнутри уничтожить Церковь. Именно: отнять власть у священниковъ (слѣдовательно, и у епископовъ) и передать такъ называемой двадцаткѣ, которую легко инфильтрировать, т. к. въ СССР существуетъ законъ, по которому нельзя отказывать человѣку въ должности ввиду его убѣжденій. Правда, этотъ законъ дѣйствуетъ въ одномъ направленіи, своего рода «sens unique»: коммунистъ можетъ стать членомъ церковной организаціи, но вѣрующій никогда не станетъ чиновникомъ министерства.

Для того, чтобы провести въ жизнь это требованіе правительства, надо было придать ему видъ церковнаго закона, и вотъ подъ праздникъ преп. Сергія, Патріархомъ были разосланы всѣмъ внутрирусскимъ архіереямъ телеграммы: прибыть на торжественное сослуженіе у мощей преп. Сергія. Ничего не подозрѣвавшіе архіереи прибыли въ Загорскъ. Во время всенощной разнесся слухъ, что готовится какое-то совѣщаніе. И, дѣйствительно, послѣ службы Патріархъ пригласилъ всѣхъ архіереевъ въ свою резиденцію и открылъ собраніе такими словами: «Ваши преосвященства, я пригласилъ васъ скрѣпить вашей подписью то, что уже рѣшено». Наступило гробовое молчаніе. Патріархъ потомъ въ интимномъ кругу удивлялся, какъ это никто не возразилъ... Но оппозиція дала о себѣ знать. Самый выдающійся и самый подходящій преемникъ на Патріаршій престолъ архіепископъ Гермогенъ Калужскій и восемъ архіереевъ, возстали противъ неканоническаго рѣшенія. Архіепископъ Гермогенъ былъ уволенъ отъ своей епархіи /с. 118/ и заточенъ въ Жировицкій монастырь безъ права выѣзда. Этотъ соборъ принялъ кляузу о томъ, что первый Помѣстный соборъ Русской Православной Церкви долженъ утвердить рѣшеніе этого собора. Вотъ почему вопросъ о «соборѣ 1961 года» всталъ теперь со всей остротой.

Третій день засѣданій Собора предназначался для преній по докладамъ.

Наканунѣ ночью разгорѣлся горячій споръ между архіепископомъ Василіемъ и митрополитомъ Никодимомъ о злополучномъ «соборѣ». Митрополитъ Никодимъ заявилъ архіепископу Василію, что онъ свободенъ выступать, но что этимъ причинитъ Церкви большое зло, т. к. правительство не измѣнитъ закона. Лаврское духовенство было взволновано споромъ: несмотря на тотчасъ закрытыя двери трапезной, гдѣ происходилъ этотъ споръ, слухъ о немъ разнесся по всей Лаврѣ.

Въ концѣ концовъ архіепископъ Василій рѣшилъ отказаться отъ выступленія. Записывались не по старшинству, а по очереди. Во время преній трибуну очистили отъ гостей (ихъ увезли осматривать достопримѣчательности Москвы), микрофоны не дѣйствовали и синхронный переводчикъ отсутствовалъ; преніе продолжалось 8 часовъ. Это была толчея воды въ ступѣ. Пѣлись только диферамбы совѣтскому правительству, а когда, наконецъ, бельгіецъ хотѣлъ выступить и повторить содержаніе рѣчи епископа Діонисія, митрополитъ Никодимъ ловко закрылъ пренія. Бельгійцы были внѣ себя. Архіепископъ Василій собралъ свою делегацію, подалъ митрополиту Никодиму письменный протестъ отъ имени Брюссельско-Бельгійской архіепископіи (и, слѣдовательно, Голландскаго викаріатства), что архіепископія не принимаетъ постановленій собора 1961 года, какъ неканоническаго.

(Мы пропускаемъ описаніе выборовъ Патріарха, посколько оно не прибавляетъ ничего существеннаго къ тому, что у насъ уже было сказано).

Возвращаемся къ статьѣ «Русской Мысли»:

Резолюціи по докладамъ. Первый и второй доклады принимаются единогласно. Третій докладъ митрополита Алексія Таллинскаго, вызываетъ открытый протестъ. Встаютъ: архіепископъ Василій, епископъ Діонисій и члены Бельгійской делегаціи. Архіепископъ Василій рѣшительно заявляетъ: «Я не пріемлю этого доклада, какъ односторонне политически окрашеннаго». Конфузъ передъ лицомъ всего міра. Греки ликовали. Архіепископа Василія окружила толпа греческихъ архіереевъ выражающихъ сочувствіе. Многіе изъ русскихъ сдѣлали то-же, но тайно.

Послѣ засѣданія — поѣздка въ Москву въ гостиницу «Россія». По дорогѣ случилась катастрофа: автомобиль регента патріаршаго хора налетѣлъ на встрѣчный; шоферу переломило позвоночникъ, /с. 119/ ѣхавшаго съ нимъ священника поранило, регентъ получилъ сильное сотрясеніе мозга.

На другой день торжественная интронизація Патріарха...

Затѣмъ трехчасовой пріемъ у Патріарха, а на другой день въ помѣщеніи Совѣта по Дѣламъ Религіи (за счетъ Церкви израсходовано 15 тысячъ рублей). Объ архіепископѣ Новгородскомъ Павлѣ одинъ архіерей замѣтилъ: «Вся вина владыки Павла въ томъ, что онъ привлекаетъ молодежь и вотъ ему хотятъ прилѣпить педерастію. Погубятъ они владыку Павла, погубятъ. Разъ кто всталъ на прямую линію — погубятъ».

Такъ и получилось. Его убрали и больше о немъ ничего не извѣстно. Опала изъ-за протеста противъ собора 1961. Это вторая жертва. Первая была архіепископъ Калужскій Гермогенъ. Третьей жертвой оказался епископъ Діонисій Роттердамскій. Его уволили на покой, а на его мѣсто назначили епископа Іакова Аккерсдайка, голландца, перебѣжавшаго карьеры ради изъ Синодальной Заграничной Церкви въ Московскую Патріархію.

*     *     *

Это живое описаніе Собора 1971 года лишній разъ показываетъ насколько порабощена безбожниками Московская Патріархія. Такъ было въ 1971 году. Съ тѣхъ поръ прошло еще больше 15 лѣтъ... Порабощеніе усилилось. При выборѣ кандидатовъ на освобождающіяся каѳедры, отбирали только послушныхъ и браковали болѣе талантливыхъ. За эти годы составъ архіереевъ омолодился, пополнившись за счетъ уволенныхъ и умершихъ, еще сколько-нибудь сохранявшихъ добрыя начала хотя бы въ глубинѣ сердца. Въ этомъ главная текущая проблема и трагедія Русской Церкви.

Примѣчаніе:
[*] Но какое же теперь сомнѣніе можетъ оставаться послѣ сказаннаго бывшимъ предсѣдателемъ Совѣта по дѣламъ религіи Харчевымъ корреспонденту журнала Огонекъ въ интервью перепечатанномъ въ Православной Руси № 24 1989 г. на стр. 13: «...Вѣдь не секретъ, что послѣдніе патріархи Московской Патріархіи были нестолько выбраны, сколько назначены подъ сильнѣйшимъ давленіемъ государственной власти».

Источникъ: Епископъ Григорій. Русская Церковь передъ лицомъ господствующаго зла. — Jordanville: Типографія преп. Іова Почаевскаго. Свято-Троицкій монастырь, 1991. — С. 106-119.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.