Церковный календарь
Новости


2018-12-16 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Соборность и церковное сотрудничество (1976)
2018-12-16 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Существуетъ ли невидимая Церковь? (1976)
2018-12-15 / russportal
Первое посланіе къ Коринѳянамъ св. Климента Римскаго (1860)
2018-12-15 / russportal
О святомъ Климентѣ Римскомъ и его первомъ посланіи (1860)
2018-12-14 / russportal
Свт. Зинонъ Веронскій. На слова: "егда предастъ (Христосъ) царство Богу и Отцу" (1838)
2018-12-14 / russportal
Краткое свѣдѣніе о жизни св. священномуч. Зинона, еп. Веронскаго (1838)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 2-я (1849)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 1-я (1849)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 126-й (1899)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 125-й (1899)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Православное Догмат. Богословіе митр. Макарія (1976)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Свт. Тихонъ Задонскій, еп. Воронежскій (1976)
2018-12-10 / russportal
Лактанцій. Книга о смерти гонителей Христовой Церкви (1833)
2018-12-10 / russportal
Евсевій, еп. Кесарійскій. Книга о палестинскихъ мученикахъ (1849)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Истинное христіанство есть несеніе креста (1975)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Сознаемъ ли мы себя православными? (1975)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - воскресенiе, 16 декабря 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Епископъ Григорій (Граббе) († 1995 г.)
КЪ ИСТОРІИ РУССКИХЪ ЦЕРКОВНЫХЪ РАЗДѢЛЕНІЙ ЗАГРАНИЦЕЙ.
Опроверженіе ошибокъ и неправдъ въ сочиненіи Д. Поспѣловскаго «The Russian Church Under the Soviet Regime 1917-1982».
Первоначально печаталось въ Синодальномъ журналѣ «Церковная Жизнь» за 1984 г.

ГЛАВА I.
Вводныя замѣчанія объ источникахъ использованныхъ Димитріемъ Поспѣловскимъ.

О Русской Церкви послѣ революціи 1917 года много написано. Обычно при этомъ отдѣльно изслѣдуется жизнь Церкви на Родинѣ и отдѣльно — за границей. Въ этомъ отношеніи положительнымъ примѣромъ надо признать опытъ Димитрія Поспѣловскаго, который посвятилъ свою работу одновременно всѣмъ частямъ Русской Церкви. Его двухтомная книга The Russian Church under the Soviet Regime 1917-1982, St. Vladimir's Seminary Press, 1984, выходитъ за предѣлы своего заглавія. Онъ собралъ и яснымъ языкомъ изложилъ разныя стороны жизни Русской Церкви подъ коммунистической властью. Надо сказать, что эта часть его работы заслуживаетъ вниманія, хотя не во всемъ съ нимъ можно согласиться. Въ частности, онъ явно недооцѣниваетъ глубокаго разрушительнаго значенія дѣятельности Патріарха Сергія. Недавно вышла изъ печати хорошо документированная работа, раскрывающая его интриги, приведшія къ преслѣдованію собратій, для того, чтобы расчистить себѣ дорогу. Эта важная работа неизвѣстнаго автора получена изъ СССР и конечно, нельзя удивляться что г. Поспѣловскій съ нею незнакомъ, но, и помимо нея имѣется много матеріаловъ о дѣятельности Митрополита, а затѣмъ и Патріарха Сергія, которыя недостаточно использованы авторомъ.

Иначе обстоитъ дѣло съ той частью работы, въ которой онъ разбираетъ церковную жизнь внѣ Россіи. Тутъ у него проглядываетъ предвзятость и даже игнорированіе значительной части существующаго матеріала, не приличествующее научному изысканію.

Мы, конечно, ни отъ кого не можемъ требовать согласія съ нами, но думается, что авторъ историческаго изслѣдованія въ полной мѣрѣ обезцѣниваетъ его значеніе, если онъ просто обходитъ нѣкоторые матеріалы молчаніемъ, или, если они имъ и упоминаются, то лишь въ библіографіи, съ совершеннымъ игнорированіемъ ихъ содержанія. Такъ, напримѣръ, онъ не останавливается на анализѣ содержанія и всего значенія Постановленія Святѣйшаго Патріарха Тихона, Священнаго Синода и Высшаго Церковнаго Совѣта отъ 7/20 ноября 1920 г. несмотря на то, что всѣ заграничныя части Русской /с. 4/ Церкви въ разное время на немъ основывали свое существованіе. Безъ всякихъ доказательствъ авторъ просто отмахнулся отъ примѣненія этого Постановленія. Онъ не излагаетъ его содержанія и не удостаиваетъ читателя никакой аргументаціи въ пользу или противъ значенія этого важнаго документа. Между тѣмъ, основывались на этомъ постановленіи не только архіереи и Совѣщаніе въ Сремскихъ Карловцахъ въ 1935 г., но и такой серьезный ученый канонистъ какъ проф. С. В. Троицкій, пока онъ былъ свободенъ въ своихъ трудахъ.

Конечно, ученость послѣдняго не означаетъ, что мы не можемъ съ нимъ иногда расходиться во мнѣніяхъ. Самъ я не разъ бывалъ съ нимъ несогласенъ и полемизировалъ съ нимъ въ печати и при встрѣчахъ, но всегда отдавалъ должное его рѣдкой эрудиціи. Признаюсь, что будучи съ нимъ близко знакомъ много лѣтъ, я съ трудомъ исполнялъ долгъ, критикуя его книжку, выпущенную противъ нашей Церкви, которую онъ, находясь въ коммунистической странѣ, писалъ подъ давленіемъ страха, прямо противъ своихъ убѣжденій, имъ ранѣе высказываемыхъ. Мнѣ во многихъ случаяхъ надо было опровергать его нападки его же собственными словами въ моей книгѣ «Правда о Русской Церкви на Родинѣ и за Рубежомъ». Однако, при подготовкѣ Собора 1938 г. онъ въ Предсоборной Комиссіи участвовалъ въ просмотрѣ моего доклада по дѣлу Митрополита Евлогія и противъ него не возражалъ, а его замѣтки были мною приняты во вниманіе при окончательномъ редактированіи доклада.

Кромѣ того, нельзя не отмѣтить, что г. Поспѣловскій не числитъ въ спискѣ использованнаго имъ матеріала очень важныхъ изданій: Синодальный органъ «Церковная Жизнь», замѣнившій съ 1932 г. «Церковныя Вѣдомости» вообще ему не извѣстенъ. Многотомное изданіе Архіепископомъ Никономъ жизнеописанія Блаженнѣйшаго Антонія, Митрополита Кіевскаго и Галицкаго съ довольно полнымъ изданіемъ его сочиненій (всего 17 томовъ) имъ даже не упоминается. Не мало матеріала оставлено имъ безъ всякаго вниманія въ двухъ томахъ [1-й, 2-й] собранія моихъ сочиненій, въ брошюрѣ «Отрицаніе вмѣсто утвержденія» (по поводу брошюры Архіеп. Іоанна Шаховского «Утвержденіе Помѣстной Церкви» и рядѣ другихъ.

Между тѣмъ, безъ прямой связи съ текстомъ его исторіи, очевидно въ качествѣ «обвинительнаго» матеріала противъ Архіерейскаго Синода, въ приложеніи напечатанъ адресъ Гитлеру съ благодарностью за построеніе каѳедральнаго храма въ Берлинѣ, но не помѣщенъ такой важный документъ какъ постановленіе Святѣйшаго Патріарха Тихона, Священнаго Синода и Высшаго Церковнаго Совѣта отъ 7/20 ноября 1920 г. Онъ, однако, не отмѣтилъ, что благодар/с. 5/ственный адресъ былъ написанъ въ предвоенные годы, когда о жестокостяхъ и анти-русской политикѣ нацистовъ еще очень мало было извѣстно иногда даже еврейскимъ организаціямъ. Вслѣдствіе этого, бѣгство евреевъ изъ Германіи началось слишкомъ поздно. Д. Поспѣловскому очевидно неизвѣстно недавнее постановленіе Германскаго Верховнаго Суда (Высшей Апелляціонной Инстанціи) признавшаго, что введеніе закона о Православной Германской Епархіи, было вызвано чисто юридическими основаніями, а никакъ не политическими.

Большимъ упущеніемъ является то, что Д. Поспѣловскій не входитъ въ изученіе всей глубины нашего расхожденія съ Западно-Европейской Архіепископіей относительно ея ухода въ подчиненіе Константинополю. Участіе проф. Троицкаго въ полемикѣ по этому вопросу упомянуто имъ только вскользь, не входя по существу въ аргументы его критики этого акта. Онъ упоминаетъ въ библіографіи его работу «Размѣжеваніе или расколъ», но обходитъ молчаніемъ оставшійся безъ возраженія со стороны С. В. Троицкаго мой подробно аргументированный отвѣтъ ему подъ заглавіемъ. «Единеніе или Раздробленіе», напечатанный сначала отдѣльно въ 1932 г., а затѣмъ въ первомъ томѣ моихъ сочиненій, повидимому, вообще не извѣстныхъ Поспѣловскому. Въ частности, странно писать по вопросу о Зарубежной Церкви, совсѣмъ не зная, или замалчивая, основанный на документахъ мой докладъ Всезарубежному Собору 1938 г. «Переходъ Митрополита Евлогія въ Юрисдикцію Константинопольскаго Патріарха и отношеніе къ этому акту Русской Зарубежной Церкви» [1].

Совсѣмъ непростительно для историка то, что Д. Поспѣловскій не использовалъ такого важнаго собранія документовъ, какъ изданная Св.-Троицкимъ монастыремъ въ 1955 г. Историческая Справка «Русская Православная Церковь въ Сѣверной Америкѣ». Эта книга содержитъ богатый матеріалъ, собранный совершенно безпристрастно. Трудно себѣ представить, какъ могъ историкъ этого періода отказаться отъ использованія этой книги. Если онъ это дѣлалъ сознательно, то это совершенно неприличная для историка предвзятость, если же по невѣдѣнію, — то свидѣтельство недостатка научной компетентности. Наши ссылки на эту книгу покажутъ читателю все значеніе этого моего замѣчанія.

/с. 6/ Для исторіи раскола въ Западной Европѣ, почти такое же значеніе имѣетъ книга Н. Д. Тальберга «Къ 40-лѣтію пагубнаго евлогіанскаго раскола» Джорданвилль, 1966. Она тоже не упомянута въ библіографіи Д. Поспѣловскаго и никакъ не принята во вниманіе.

Элементарная объективность научнаго подхода къ дѣлу требовала бы со стороны автора не только использовать такой матеріалъ, но также, наприм., изучить и принять во вниманіе весьма обстоятельное Окружное Посланіе Собора Архіереевъ 1933 года. Можно было бы составить не малый списокъ важныхъ матеріаловъ, оставленныхъ г. Поспѣловскимъ безъ вниманія или ему м. б. неизвѣстныхъ. Это дѣлаетъ его работу односторонней и ненаучной, несмотря на наружную форму научнаго изслѣдованія.

Что касается другой части сочиненія Поспѣловскаго, т. е. главъ, посвященныхъ положенію Церкви въ Россіи, то, какъ я отмѣтилъ уже, онѣ интересны и содержатъ много важныхъ фактовъ. Мы могли бы, однако, поставить автору въ упрекъ то, что онъ не вошелъ глубже въ содержаніе идеологіи сергіанства, разобранной въ упомянутомъ выше Посланіи 1933 года, въ полемикѣ съ епископами, несогласными съ Патріархомъ Сергіемъ и въ разборѣ причинъ непризнанія законности избранія Патріарха Пимена.

Впрочемъ, это можетъ быть послѣдствіемъ того, что повидимому, вся работа автора направлена не столько на выясненіе истинной исторіи, сколько на созданіе фона для дискредитированія Русской Православной Церкви Заграницей.

Г. Поспѣловскій, критикуя все, что относится къ началу организаціи Русской Церкви Заграницей, дѣлаетъ это прежде всего при полномъ непониманіи положенія русскихъ бѣженцевъ послѣ ихъ массоваго выселенія изъ Россіи и междуцерковныхъ отношеній того времени. Это было явленіе, котораго въ такомъ объемѣ не могъ предусмотрѣть никакой канонъ. Даже самъ Митрополитъ Антоній, прибывая въ Константинополь, первоначально не представлялъ себѣ всего объема представшей передъ нимъ задачи. Не надо забывать, что Русская Армія Ген. Врангеля, со всею громадною массою бѣженцевъ наполнила Константинополь толпой, въ которой турки иногда казались меньшинствомъ, тѣмъ болѣе, что столица ихъ побѣжденной страны была оккупирована не только западными союзниками, но отчасти и Арміей Ген. Врангеля. Въ хаотическую массу бѣженцевъ, на которой сказались послѣдствія долгой гражданской войны, разстройство семейной жизни, вызванныя этимъ искушенія съ разнообразными соблазнами, а съ другой стороны — стремленія создать условія для церковной жизни этихъ бѣженцевъ, — все это соз/с. 7/давало хаосъ, изъ котораго надо было выводить людей на болѣе нормальный путь организованной жизни.

ГЛАВА II.
Основаніе Зарубежной Церкви.

Прибывъ въ Константинополь, Митрополитъ Антоній, какъ правильно пишетъ Архіепископъ Никонъ, «первоначально считалъ, что отнынѣ всякая дѣятельность русскаго Высшаго Церковнаго Управленія, должна быть закончена и все попеченіе о духовномъ устроеніи русскихъ православныхъ людей, должна взять на себя Константинопольская Церковь и Помѣстныя Православные Церкви, въ предѣлахъ которыхъ окажутся русскіе православные люди» (Архіеп. Никонъ, «Жизнеописаніе Блаженнѣйшаго Антонія, Митрополита Кіевскаго и Галицкаго», 1959 г., т. V, стр. 5).

Однако, что могли сдѣлать помѣстныя Церкви при разницѣ языка, при разныхъ обычаяхъ нахлынувшихъ сотенъ тысячъ бѣженцевъ? Между тѣмъ, эти бѣженцы въ большинствѣ случаевъ были со своими священниками, лишенными возможности объясняться съ греческими епископами. Эта проблема не могла рѣшиться на формальныхъ правилахъ Вселенскихъ Соборовъ, какъ заднимъ числомъ хотѣлъ бы этого г. Поспѣловскій. Восточные Епископы практически разрѣшили ее съ помощью канона любви по примѣру Царьграда, принявшаго въ 747 г. въ Галлеспонтъ епископа Кипрскаго со всѣмъ его клиромъ и народомъ съ сохраненіемъ за нимъ всѣхъ преимуществъ и даже подчинившаго ему мѣстныхъ епископовъ. Г-нъ Поспѣловскій думаетъ, что къ русскимъ бѣженцамъ надо было примѣнить 17 и 37 правила VI Вселенскаго Собора, но на самомъ дѣлѣ, принявшія ихъ Церкви примѣнили къ нимъ гораздо болѣе подходящее правило 39 того же Собора, что и было пояснено Сербскимъ Соборомъ своему Правительству. Возможность такого рѣшенія была выяснена въ канонической справкѣ проф. С. В. Троицкаго. Удивительно, что г. Поспѣловскій упомянулъ два правила, не относящіяся къ дѣлу, но не знакомъ съ тѣмъ правиломъ, которое относится къ массовому бѣженству.

Въ моемъ докладѣ Собору 1938 г. о взаимоотношеніяхъ Русской Зарубежной Церкви съ другими Православными Церквами, ясно по/с. 8/казано, какъ это положеніе осуществлялось въ разныхъ Церквахъ [2]. Когда Сербская Церковь приняла на свою территорію Русское Заграничное Церковное Управленіе, выработался опредѣленный modus vivendi: внѣ предѣловъ Сербской Церкви, Русская Церковь управлялась самостоятельно, а на ея территоріи хиротоніи совершались съ согласія Патріарха, приходы открывались съ согласія соотвѣтствующаго сербскаго епархіальнаго епископа, который извѣщался о назначеніи или увольненіи священника. Соборъ въ Патріаршемъ Дворцѣ созывался съ согласія каждый разъ Патріарха, а рѣшенія свои выносилъ независимо. Такой порядокъ, безъ какихъ бы то ни было осложненій, наблюдался до нашего отъѣзда изъ Бѣлграда, состоявшагося вслѣдствіе приближенія совѣтскихъ войскъ.

Такимъ образомъ и въ Константинополѣ, и въ Бѣлградѣ наше церковное управленіе было на положеніи гостя и когда оно выбывало, нигдѣ и никто не поднималъ вопроса о надобности каноническаго отпуска. Если г. Поспѣловскій поднимаетъ этотъ вопросъ, то очевидно, путая понятія юрисдикціи и покровительства.

Кстати, послѣ отбытія Митрополита Антонія и Высшаго Церковнаго Управленія въ Сремскіе Карловцы, въ Константинополѣ еще оставался Епископскій Совѣтъ при Архіепископѣ Анастасіи, какъ Управляющемъ церковными общинами Константинопольскаго района, пока русскіе люди оттуда не разъѣхались.

Переходя къ Собору 1921 г. надо прежде всего имѣть въ виду, что г. Поспѣловскій совершенно безъ основанія приписываетъ созывъ его монархической партіи. Въ организаціи его главное мѣсто занималъ никто иной какъ Еп. Веніаминъ, который ни въ какой мѣрѣ не принадлежалъ къ активнымъ монархистамъ. Высшимъ Церковнымъ Управленіемъ членами Собора были назначены люди, проявившіе себя активными въ общественной и церковной жизни, независимо отъ политическихъ убѣжденій. Поэтому, наравнѣ съ Н. Е. Марковымъ, мы видѣли въ ихъ числѣ такихъ людей какъ Н. Н. Львовъ, проф. Новгородцевъ, проф. Троицкій, протоіерей П. Бѣловидовъ и др. Такимъ образомъ назначены были люди далеко не по признаку своего участія въ монархическомъ движеніи. Я насчиталъ по крайней мѣрѣ 11 человѣкъ, которыхъ лично зналъ съ этой стороны. Но кромѣ тѣхъ, которые мнѣ лично извѣстны, есть въ спискѣ люди, о которыхъ я не имѣю точныхъ данныхъ. Изъ двухъ лицъ, назначенныхъ отъ своей епархіи Митрополитомъ Антоніемъ, насколько я знаю, ни одинъ не участвовалъ въ монархическихъ организаціяхъ. /с. 9/ Напротивъ, изъ 6-ти человѣкъ назначенныхъ Архіепископомъ Евлогіемъ, по крайней мѣрѣ три было изъ монархической организаціи, изъ нихъ двое — Крупенскій и Масленниковъ, очень видные. Въ числѣ подписавшихъ особое мнѣніе находится нѣсколько человѣкъ изъ назначенныхъ Высшимъ Церковнымъ Управленіемъ. Такимъ образомъ ясно, что голосовали люди по своему убѣжденію, а не подобранные Церковнымъ Управленіемъ.

Фактически, всѣ такъ или иначе высказались какъ монархисты, хотя и не совсѣмъ единодушные въ отношеніи вопроса легитимизма. Этого никакъ нельзя приписать искусственному подбору со стороны Церковнаго Управленія, а надо отнести къ общему настроенію въ смыслѣ осужденія революціи [3].

Д. Поспѣловскій придаетъ особое значеніе дѣлу о появленіи на Соборѣ б. Предсѣдателя Государственной Думы М. В. Родзянко, которое вызвало протесты многихъ членовъ Собора и вынудило его отказаться отъ участія въ Соборной работѣ. Онъ придаетъ этому инциденту особое значеніе вслѣдъ за Стратоновымъ, человѣкомъ съ острой ненавистью, а не академической научностью, критиковавшимъ все связанное съ Сремскими Карловцами. Становясь на узко формальную точку зрѣнія, г. Поспѣловскій выступаетъ на защиту М. В. Родзянко и даже готовъ признать всѣ рѣшенія Собора недѣйствительными вслѣдствіе недопущенія на собранія одного лица (т. 1, стр. 116-117).

Однако, на всякомъ церковномъ собраніи имѣетъ значеніе мирное другъ ко другу настроеніе его участниковъ. Несомнѣнно, это имѣлъ въ виду Президіумъ Собора предъ лицомъ нежеланія большинства имѣть сотрудничество человѣка, въ лицѣ котораго всѣ они видѣли одного изъ главныхъ виновниковъ русскаго государственнаго переворота и вызванныхъ имъ бѣдствій. Имя Родзянко было внесено въ списокъ, составленный Церковнымъ Управленіемъ, но жизнь показала, что рана въ сердцѣ русскихъ людей, нанесенная революціей, была еще слишкомъ свѣжа, чтобы въ обсужденіи вопросовъ о возрожденіи Россіи участвовалъ человѣкъ, котораго считали столь важнымъ участникомъ ея гибели. Это почувствовалъ и самъ М. В. Родзянко, который заявилъ, что онъ «ввиду наростающаго недовольства среди членовъ Собранія его присутствіемъ среди нихъ... отказывается отъ присутствія въ церковномъ Собраніи и выбываетъ изъ числа членовъ его» (Журналъ № 2, 10/23 ноября 1921 г.). Чѣмъ бы ни было вызвано такое рѣшеніе М. В. Родзянко, оно все-/с. 10/ таки принадлежитъ ему, а не Церковному Управленію и поэтому никакъ не можетъ отражаться на полномочіяхъ Собранія.

Очевидно вслѣдствіе пользованія только одностороннимъ матеріаломъ г. Поспѣловскій дѣлаетъ совершенно неправильное освѣщеніе положенію Митрополита Евлогія въ русской заграничной іерархіи. Объ этомъ подробно изложено не на основаніи Стратонова, а подлинныхъ документовъ въ моемъ докладѣ Второму Всезарубежному Собору. Онъ напечатанъ въ Дѣяніяхъ Собора и въ I томѣ моихъ сочиненій. Поспѣловскій указываетъ Дѣянія II Зарубежнаго Собора въ своей библіографіи, но не видно, чтобы онъ какъ-либо ими пользовался, провѣряя утвержденія Стратонова или Троицкаго. Въ отношеніи послѣдняго, онъ ссылается только на его сочиненія послѣ Второй Міровой Войны, написанныя явно подъ вліяніемъ страха и по заказу большевиковъ. Только такимъ страхомъ можно объяснить то, что Троицкій сталъ высказывать мнѣніе, діаметрально противоположно всѣмъ своимъ прежнимъ трудамъ.

Искаженіе истины заключается въ томъ, что Митрополитъ Евлогій выдвинулъ претензію будто управленіе Западно-Европейской Епархіей было ему, въ особомъ порядкѣ, поручено непосредственно самимъ Патріархомъ Тихономъ. Однако, въ своихъ воспоминаніяхъ онъ приводитъ документы, свидѣтельствующіе совсѣмъ о другомъ; первоначально его назначеніе состоялось 2 октября 1920 г. Высшимъ Церковнымъ Управленіемъ на Югѣ Россіи, въ Симферополѣ, но не было имъ сразу получено. Онъ въ то время былъ уже въ Сербіи. 2/15 апрѣля 1921 г. это назначеніе было подтверждено Высшимъ Церковнымъ Управленіемъ въ Константинополѣ.

Какъ повѣствуетъ самъ Митрополитъ Евлогій, онъ оповѣстилъ духовенство о полученіи имъ указа. Два священника усомнились въ правильности его назначенія и черезъ Архіепископа Финляндскаго Серафима просили указаній изъ Россіи. Въ отвѣтъ были получены идентичные указы Архіепископами Серафимомъ и Евлогіемъ. Поспѣловскій называетъ патріаршее рѣшеніе «назначеніемъ», но это болѣе чѣмъ неточно. Поспѣловскій осторожно не цитируетъ указовъ, потому что изъ текста ихъ слишкомъ ясно, что они являются не назначеніемъ, а признаніемъ силы за состоявшимся уже назначеніемъ Высшаго Церковнаго Управленія, т. е. тѣмъ самымъ и утвержденіемъ его существованія и правъ. Такъ это и было сразу же понятно. Въ письмѣ секретарю Т. Аметистову 3/16 іюня 1921 г. Митрополитъ Антоній писалъ: «А нашъ Патріархъ написалъ письмо Пр. Евлогію, въ коемъ признаетъ его полномочія, данныя В. Ц. Управленіемъ». Правильность такого пониманія будетъ ясна всякому безпристрастному читателю, если онъ прочтетъ его цѣликомъ. Указъ /с. 11/ гласилъ:

«1. Преосвященному Евлогію, Архіепископу Волынскому и Житомирскому.

По благословенію Святѣйшаго Патріарха, Священный Синодъ и Высшій Церковный Совѣтъ, въ соединенномъ присутствіи, слушали: письмо Преосвященнаго Финляндскаго, отъ 5 марта сего года, по ходатайству настоятеля церкви при Россійскомъ Посольствѣ въ Парижѣ протоіерея Якова Смирнова о преподаніи указанія по поводу постановленія Высшаго Русскаго Церковнаго Управленія заграницей о назначеніи Вашего Преосвященства управляющимъ, на правахъ епархіальнаго архіерея, всѣми заграничными русскими церквами въ Западной Европѣ.

Постановлено: Въ виду состоявшагося постановленія Высшаго Русскаго Церковнаго Управленія заграницей, считать православныя русскія церкви въ Западной Европѣ находящимися временно, впредь до возобновленія правильныхъ и безпрепятственныхъ сношеній означенныхъ церквей съ Петроградомъ, подъ управленіемъ Вашего Преосвященства, и имя Ваше должно возноситься за богослуженіемъ въ названныхъ храмахъ, взамѣнъ имени Преосвященнаго Митрополита Петроградскаго, о чемъ и увѣдомить Преосвященнаго Митрополита Петроградскаго, Ваше Преосвященство и Архіепископа Финляндскаго, 26 марта — 8 апрѣля 1921 г. № 423.

Членъ Священнаго Синода: М. Евсевій.
      Дѣлопроизводитель: Самуиловъ.»

Тутъ надо обратить вниманіе на то, что Московскій Синодъ не назначалъ Митрополита Евлогія и даже не утверждалъ его въ должности, а исходилъ изъ факта его назначенія Высшимъ Церковнымъ Управленіемъ Заграницей, очевидно, въ соотвѣтствіи съ принципами принятаго уже Московской Церковной Властью Постановленія 7/20 ноября 1920 г.

Митрополитъ Веніаминъ Петроградскій въ своемъ письмѣ Митрополиту Евлогію подчеркнулъ трудность сношеній, которая служитъ однимъ изъ указаній въ Постановленіи 7/20 ноября для введенія его въ силу въ данной обстановкѣ.

Въ связи съ этимъ намъ надо остановиться на содержаніи этого постановленія. Прежде всего надо замѣтить для какихъ случаевъ оно составлено, а именно:

1. На случай разобщенія епархіи съ высшимъ церковнымъ управленіемъ или

2. Прекращенія дѣятельности послѣдняго.

Между прочимъ, интересно отмѣтить, что Постановленіе помѣ/с. 12/чено 7/20 ноября 1920 г., а первое засѣданіе Высшаго Церковнаго Управленія Заграницей, положившее начало организаціи Церкви въ изгнаніи, состоялось наканунѣ этого дня, — 6/19 ноября того же года.

Основная идея Постановленія заключается въ томъ, чтобы передъ лицомъ уже ожидавшихся и вскорѣ наступившихъ затрудненій для дѣятельности Патріаршаго Управленія, церковное управленіе на мѣстахъ организовывалось въ опредѣленномъ каноническомъ порядкѣ. Въ нашемъ случаѣ примѣнимы п. 2 и 3.

2. Въ случаѣ, если епархія, вслѣдствіе передвиженія фронта, измѣненія государственной границы и т. п. окажется внѣ всякаго общенія съ высшимъ церковнымъ управленіемъ или само высшее церковное управленіе во главѣ со Святѣйшимъ Патріархомъ почему-либо прекратитъ свою дѣятельность, епархіальный Архіерей немедленно входитъ въ сношеніе съ Архіереями сосѣднихъ епархій на предметъ организаціи высшей инстанціи церковной власти для нѣсколькихъ епархій, находящихся въ одинаковыхъ условіяхъ (въ видѣ-ли временнаго высшаго церковнаго правительства, или митрополичьяго округа, или еще иначе).

3. Попеченіе объ организаціи высшей церковной власти для цѣлой группы оказавшихся въ положеніи, указанномъ въ п. 2, епархій составляетъ непремѣнный долгъ старѣйшаго въ означенной группѣ по сану Архіерея.

Бѣда заключалась въ томъ, что хотя образованіе заграничнаго управленія и было согласно съ принципами Постановленія 7/20 ноября — оно было организовано до полученія его текста заграницей и съ самаго начала не могло быть объявлено, что Заграничное Управленіе основано на немъ. Текстъ былъ полученъ уже послѣ Собора 1921 г. отъ Епископа Нерчинскаго Мелетія изъ Сибири.

Кромѣ того, сношенія съ Россіей были очень ограниченными, регулярной переписки не было. Изъ Западной Европы переписка установилась раньше чѣмъ изъ Сербіи черезъ Финляндію. Однако, сильно было чувство лояльности къ Патріарху. Поспѣловскій думаетъ, что формула «по благословенію Святѣйшаго Патріарха Высшее Церковное Управленіе Заграницей слушали» содержала какую-то претензію на близость къ Патріарху. Такое замѣчаніе только свидѣтельствуетъ объ его незнаніи. Это было только общей формулой, указывающей кому принадлежитъ верховная власть; подобно тому, какъ до революціи въ нѣкоторыхъ случаяхъ писали «по повелѣнію Его Императорскаго Величества», когда дѣло отнюдь не доходило до Государя. Это было выраженіемъ лояльности къ Патріарху и не /с. 13/ болѣе.

Теперь перейдемъ къ вопросу о закрытіи Высшаго Церковнаго Управленія.

Версія Поспѣловскаго вслѣдъ за Стратоновымъ и др. сторонниками Митрополита Евлогія заключается въ томъ, что, де, монархисты изъ своихъ политическихъ цѣлей провели включеніе въ Посланіе Собора призывъ къ возстановленію монархіи. Этотъ призывъ, якобы, вызвалъ обостреніе преслѣдованія большевиками Патріарха Тихона, а у него самаго возмущеніе и рѣшеніе упразднить это Управленіе. Прямыхъ доказательствъ этой теоріи, конечно, нѣтъ.

Примѣчательно, что текстъ постановленія 7/20 ноября былъ полученъ заграницей съ Дальняго Востока почти черезъ годъ послѣ его составленія, но выѣхавшіе за границу Архіереи, по своему церковному сознанію, организовались въ соотвѣтствіи съ нимъ. Нѣтъ сомнѣнія, что и Патріархъ, и Митрополитъ Веніаминъ въ своемъ признаніи рѣшенія Заграничнаго Управленія о порученіи Митрополиту Евлогію управленія церквами въ Западной Европѣ, — исходили изъ принциповъ Постановленія 7/20 ноября 1920 г.

Однако, заграничные церковные дѣятели, дѣйствуя поневолѣ самостоятельно отъ Москвы за невозможностью сколько-нибудь нормальныхъ сношеній съ Патріархомъ, все-таки дорожили единеніемъ съ нимъ и поневолѣ учитывали какъ всю трудность его положенія, такъ и развивавшіеся методы Совѣтской власти въ порабощеніи Церкви. Въ двухъ главныхъ культурныхъ центрахъ эмиграціи — Бѣлградѣ и Парижѣ развивались, однако, разныя настроенія, при чемъ сношенія съ Москвой изъ Западной Европы были легче чѣмъ изъ Сербіи.

Обстоятельства такъ сложились, что у ведущаго слоя русской общественности въ Парижѣ все усиливалось вліяніе болѣе лѣвыхъ круговъ эмиграціи, а въ Бѣлградѣ — круговъ болѣе правыхъ. При выборахъ представителей на Соборъ 1921 г. изъ Парижа, преимущество было у болѣе правыхъ элементовъ, но ихъ вліяніе падало съ каждымъ годомъ, чему способствовала разница въ политическомъ направленіи русской прессы двухъ центровъ: болѣе лѣвыхъ въ Парижѣ и болѣе близкихъ къ монархистамъ въ Бѣлградѣ.

Какъ справедливо пишетъ игуменъ Геннадій (Эйкаловичъ) о дѣлѣ протоіерея Сергія Булгакова, большое значеніе имѣла «психологическая обстановка, въ которой обрѣлась русская пореволюціонная эмиграція» [4].

/с. 14/ Эмоціональныя настроенія съ той и другой стороны, конечно, осложняли положеніе. Это особенно сказалось, когда пришелъ указъ Патріархіи объ упраздненіи Высшаго Церковнаго Управленія.

Первая реакція Митр. Евлогія была испугомъ, ибо если указъ упразднялъ существующій органъ управленія Заграницей, то онъ не назначалъ новаго. Митр. Евлогію не поручалось вступить въ управленіе всѣми епархіями, а поручалось только составить проектъ такого управленія. Первоначально и самъ Митр. Евлогій сталъ на эту точку зрѣнія, но постепенно, подъ вліяніемъ окружающихъ, онъ сталъ претендовать на то, что, де, Патріархъ всѣ заграничныя Церкви поручилъ ему. Тогда выходило, что составленіе общаго Высшаго Управленія есть плодъ его снисхожденія къ собратьямъ — другимъ епископамъ и даже къ старѣйшему послѣ Патріарха Митрополиту Антонію. Онъ въ принципѣ сталъ раздѣлять точку зрѣнія Епископа Веніамина о необходимости немедленнаго упраздненія Высшаго Церковнаго Управленія и «передачи полноты высшей церковной власти Митрополиту Евлогію». Оба они не желали считаться съ очень серьезными мотивами всѣхъ другихъ членовъ Высшаго Церковнаго Управленія, а именно:

1. Неясности сего указа и несогласованность его съ предыдущими указами, вызывающія различныя толкованія его и убѣждающія въ томъ, что Св. Патріархъ совершенно не представляетъ положеніе заграничной Церкви (въ вѣдѣніи Высшаго Церковнаго Управленія состоятъ 9 епархій при 12 правящихъ и викарныхъ архіереяхъ, а въ указѣ говорится лишь о заграничныхъ приходахъ), и потому требующія дополнительныхъ разъясненій и указаній Св. Патріарха;

2. Невозможность оставленія Русской Церкви Заграницей безъ Высшей Церковной Власти даже на самое короткое время и трудность организаціи новой церковной власти, указъ же Высокопреосвященному Митрополиту Евлогію никакихъ новыхъ полномочій не даетъ, а лишь сохраняетъ за нимъ (и то лишь временно) управленіе тѣми заграничными приходами, коими онъ управляетъ, т. е. въ Западной Европѣ;

3. Исключительную важность переживаемаго момента, когда Высшая Церковная Власть въ Россіи совершенно дезорганизована, а Св. Патріархъ арестованъ, и угрожающую вслѣдствіе сего Русской Православной Церкви серьезную опасность;

4. То обстоятельство, что указъ этотъ несомнѣнно написанъ подъ давленіемъ большевикомъ и враговъ Церкви — Высшее Церковное Управленіе признаетъ необходимымъ привести указъ объ его упраздненіи въ исполненіе по установленіи въ Россіи законнаго церковнаго управленія и, возвращеніи къ управленію /с. 15/ Церковью Св. Патріарха, которому доложить о создавшемся положеніи, прося его разъясненій и указаній, и ожидать его свободнаго волеизъявленія. До полученія же сего продолжить дѣйствія Высшаго Церковнаго Управленія.

Но, въ виду чрезвычайной важности вопроса Высшее Церковное Управленіе одновременно съ симъ признаетъ необходимымъ озаботиться немедленнымъ созывомъ новаго Всезаграничнаго Церковнаго Собора для обсужденія создавшагося положенія.

Постановленіе о временномъ продолженіи дѣйствій Высшаго Церковнаго Управленія принято 11 голосами противъ — Митрополита Евлогія и Епископа Веніамина. Высокопреосвященный Евлогій указываетъ на необходимость немедленнаго подчиненія указу Св. Патріарха и упраздненія Высшаго Церковнаго Управленія и за симъ съѣхавшіеся Епископы должны обсудить вопросъ объ организаціи Временной Высшей Церковной Власти, а Преосвященный Веніаминъ указываетъ на необходимость «точнаго и немедленнаго исполненія» указа объ упраздненіи Высшаго Церковнаго Управленія и «передачи полноты высшей церковной власти Владыкѣ Митрополиту Евлогію», по якобы точному смыслу указа [5].

Состоявшееся послѣ того засѣданіе Собора Епископовъ вынесло компромиссное рѣшеніе: Закрывъ Высшее Церковное Управленіе, оно на основаніи постановленія 7/20 ноября 20 года реорганизовало управленіе Зарубежной Церкви.

Въ моемъ докладѣ Собору 1938 г. «Переходъ Митрополита Евлогія въ юрисдикцію Константинопольскаго Патріарха и отношеніе къ этому акту Русской Зарубежной Церкви» подробно излагается ходъ этого дѣла. Ко времени рѣшенія Собора было извѣстно, что Патріархъ былъ лишенъ свободы. Не знаю, извѣстна-ли была одна подробность, важная для оцѣнки указа, какъ написаннаго несвободно. Въ дѣлахъ Православной Церкви въ Америкѣ, въ связи съ процессомъ за церковь въ Нью-Іоркѣ на 97 ул. есть показаніе протоіерея Ѳеодора Пашковскаго (впослѣдствіи Митрополита Ѳеофила) и текстъ телеграммы г. Колтона. Изъ другихъ документовъ извѣстно, что передъ самымъ изданіемъ указа о закрытіи Высшаго Церковнаго Управленія онъ былъ у Патріарха съ г. Колтономъ. Они просили о назначеніи въ Америку Митрополита Платона. Патріархъ не имѣлъ ничего противъ, но, будучи уже подъ стражей, сказалъ, что не можетъ этого написать, но поручаетъ имъ передать его пожеланіе архіереямъ, управляющимъ церквами заграницей. Ни слова не было сказано о намѣреніи закрыть Высшее Церковное Управленіе. Черезъ /с. 16/ два дня, именно 5 мая, прот. Пашковскій хотѣлъ проститься съ Патріархомъ, но не могъ къ нему проникнуть, ибо резиденція его была оцѣплена ГПУ. Можно-ли считать свободной подпись въ такихъ условіяхъ составленнаго подъ стражей, явно въ интересахъ большевиковъ, документа? Впрочемъ, документъ составленъ съ оговорками, которыхъ враги Церкви не могли понять. Въ Сремскихъ Карловцахъ поняли, что (вѣроятно сознательно) въ документъ включены фразы, подрывающія его значеніе. Одинъ изъ мотивовъ: заграничные приходы, де, уже подчинены Митрополиту Евлогію тѣмъ же упраздняемымъ Высшимъ Управленіемъ. Но вѣдь ему они были подчинены только въ Западной Европѣ, и это извѣстно подтвердившему его назначеніе Патріаршему Управленію, посколько почти наканунѣ Патріархъ указалъ прот. Пашковскому обратиться къ этому Управленію для назначенія Митрополита Платона въ Америку. Съ другой стороны постановленіе признаетъ, что Синоду недостаетъ данныхъ для сужденія объ отвѣтственности заграничныхъ епископовъ и, самое главное, признаетъ, что оно выносится при отсутствіи «нормальной дѣятельности Святѣйшаго Синода» и достаточнаго числа членовъ его. На самомъ дѣлѣ въ Москвѣ тогда членовъ Синода уже почти не было — они были или арестованы, или высланы. Ясно изъ всего этого, что подписывая указъ по политическимъ мотивамъ, это дѣлали подъ давленіемъ совѣтской власти, которой важно было ослабить, если не разрушить свободную Церковь на Западѣ.

Митрополитъ Евлогій и его сторонники любили приписывать Карловацкому Собору вину въ преслѣдованіи Церкви и, въ частности, ареста Патріарха Тихона.

На самомъ дѣлѣ, какъ извѣстно, борьба съ Церковью далеко не была только реакціей на монархическія выступленія заграницей, а была одной изъ принципіальныхъ установокъ Совѣтской Власти. Это подтверждаетъ Левъ Регельсонъ, знающій положеніе лучше парижскихъ дѣятелей, увлеченныхъ идеей захвата черезъ митроп. Евлогія церковной власти во всемъ Зарубежьи.

Регельсонъ не согласенъ во многомъ съ карловацкой позиціей относительно монархіи, но объективно пишетъ: «возложеніе вины за преслѣдованія Патріарха и всей Церкви на Карловацкую группу есть, по нашему убѣжденію, искаженіе исторической правды и попытка нравственнаго насилія надъ гражданской совѣстью карловчанъ. Ихъ политическія обращенія были безусловно не причиной преслѣдованія Церкви въ СССР, но лишь поводомъ для одного изъ многихъ ложныхъ обвиненій, использованныхъ большевиками для «оправданія» своихъ «идеологически предопредѣленныхъ репрессій /с. 17/ противъ Церкви». Далѣе Левъ Регельсонъ пишетъ: «Небратская попытка нравственнаго давленія на совѣсть членовъ карловацкой группы, неоднократно предпринималась и въ дальнѣйшемъ со стороны членовъ другихъ зарубежныхъ церковныхъ группъ» (Левъ Регельсонъ. «Трагедія Русской Церкви 1917-1945», YMCA-Прессъ, 1977, стр. 276-277).

Начался въ Парижѣ процессъ обособленія либеральныхъ круговъ отъ Митрополита Антонія и Архіерейскаго Синода и, съ другой стороны, — вызваннаго этимъ сплоченія болѣе традиціонныхъ церковныхъ элементовъ.

Ненадолго вернемся къ указу 5 мая 1922 г. о закрытіи Высшаго Церковнаго Управленія. Когда это дѣло трактуется г. Поспѣловскимъ, невольно является вопросъ, а читалъ-ли онъ самъ указы Патріарха и въ частности Постановленіе 7/20 ноября 1920 г. и опредѣленія заграничнаго Синода 1922-23 гг.? Откуда онъ взялъ, что Постановленіе 7/20 относится только къ епархіямъ на территоріи Россіи (I т., стр. 120-121)? Объ этомъ нѣтъ ни слова ни въ одномъ опредѣленіи. Постановленіе 7/20 относится къ Высшему Управленію всей Русской Церкви. Въ немъ нѣтъ и намека на выдѣленіе какихъ-либо епархій изъ распространенія на нихъ дѣйствія этого Постановленія. Д'Эрбиньи справедливо отмѣчаетъ цѣлый рядъ фактовъ, приводившихся Митрополитомъ Антоніемъ Митрополиту Евлогію, когда въ рѣшеніяхъ по апелляціямъ съ мѣстъ, на Дальнемъ Востокѣ Патріархъ подтверждалъ правильность опредѣленій Высшаго Церковнаго Управленія (Michel D'Herbigny S. J. Eveques Russes en Exil, Orientalia Christiana Num. 67. Rome, 1931, pp. 54-58).

Если послѣдователи Митроп. Евлогія высказывали мнѣніе, что каноническому вѣдѣнію Заграничнаго Синода въ Ср. Карловцахъ не подлежали церкви на Дальнемъ Востокѣ, Америкѣ и Западной Европѣ, потому что въ отдѣльныхъ случаяхъ Патріархъ по ихъ дѣламъ выносилъ рѣшеніе, («Каноническое Положеніе Православной Русской Церкви Заграницей», Парижъ, 1927, стр. 51), то Д'Эрбиньи указываетъ, что Митрополитъ Антоній опровергалъ этотъ доводъ указанными выше фактами.

Однако, самый главный доводъ заключается въ томъ, что безполезно спорить о значеніи отдѣльныхъ актовъ Патріарха и его Синода, когда его Управленіе перестало существовать, т. е. по выраженію постановленія 7/20 ноября, самое Высшее Церковное Управленіе, во главѣ со Святѣйшимъ Патріархомъ, прекратило свою дѣятельность. Согласно 3 п., попеченіе объ организаціи той или иной формы общаго для всѣхъ епархій Положенія, лежало на старѣйшемъ по сану епископѣ Митрополитѣ Кіевскомъ Антоніи. Послѣдній /с. 18/ п. 10 указывалъ, что мѣропріятія, основаны на опредѣленіи 7/20 ноября, впослѣдствіи, въ случаѣ возстановленія центральной церковной власти, должны быть представлены на утвержденіе послѣдней».

Нормальнаго положенія для Патріаршаго Управленія и для всей Россійской Церкви больше уже не наступало даже послѣ освобожденія Патріарха изъ тюремнаго заключенія. Г. Поспѣловскій какъ будто этого не видитъ и не знаетъ. Онъ вообще не удѣляетъ достаточно вниманія Постановленію 7/20 ноября, отмахнувшись отъ него на томъ основаніи, что оно, де, относится только къ епархіямъ на Русской территоріи. Создается впечатлѣніе, что если онъ вообще и читалъ Постановленіе, то недостаточно внимательно. Вѣдь п. 2, нами выше цитированный, явно имѣетъ въ виду возможность примѣненія его внѣ границъ Россіи «въ случаѣ измѣненія государственной границы» и т. д.

Во всякомъ случаѣ, Митроп. Евлогій въ 1922 году согласился, что при данныхъ условіяхъ надо основывать устройство церковной жизни на базѣ Постановленія 7/20 ноября, но добился въ новой церковной организаціи нѣсколько особаго положенія. Онъ писалъ, что Патріархъ Тихонъ «рѣшительно осудилъ политическія притязанія Карловацкаго Собора, угрожалъ церковнымъ судомъ главнымъ его дѣятелямъ, а полноту церковной власти за рубежомъ вручилъ мнѣ».

Въ представленіи Митр. Евлогія онъ имѣлъ особую власть, какой не имѣлъ никто другой. Поэтому, если онъ хотѣлъ быть во главѣ Митрополичьяго Округа, то съ тѣмъ условіемъ, чтобы другіе архіереи въ немъ были на положеніи викаріевъ, а не епархіальныхъ. По поводу пожеланія Собора 19 мая / 1 іюня 1923 г. о созданіи епархій въ Западной Европѣ, онъ пишетъ: «Такимъ образомъ мы далеко отступили отъ Указа Патріарха Тихона, извратили его» («Путь моей жизни», стр. 607).

Однако, онъ забывалъ, что такое рѣшеніе было какъ разъ согласно съ Постановленіемъ 7/20 ноября, гдѣ въ п. 5 указывалось, что въ случаѣ, если бы вызванная обстоятельствами обособленность какихъ-либо епархій пріобрѣла длительный характеръ или даже постоянный, «наиболѣе цѣлесообразной (въ смыслѣ утвержденія церковнаго порядка) мѣрою представляется раздѣленіе епархіи на нѣсколько мѣстныхъ епархіи». Дальнѣйшіе пункты Постановленія говорятъ о разныхъ способахъ осуществленія этихъ мѣропріятій.

Т. о. опредѣлилось слѣдующее раздѣленіе мнѣній двухъ старшихъ Митрополитовъ Зарубежной Церкви: Митрополитъ Евлогій считалъ, что его полномочіе отъ Патріарха не ограничивается За/с. 19/падно-Европейской епархіей, но распространяется на всю Церковь, которая должна быть раздѣлена на округа очень мало между собою связанные, безъ центральной власти.

Митрополитъ Антоній полагалъ, что Постановленіе имѣетъ въ виду административное объединеніе всѣхъ находящихся въ сходныхъ условіяхъ частей Русской Церкви въ формѣ Митрополичьяго Округа, части котораго могутъ имѣть ту или иную автономію. Иными словами, онъ имѣлъ въ виду точное исполненіе Постановленія 7/20 ноября.

Соборъ 1923 г. въ общемъ принялъ принципы Митрополичьяго Округа классической канонической формы съ допущеніемъ въ Зап. Европѣ извѣстной автономіи. Однако, несогласіе осталось вслѣдствіе претензіи Митр. Евлогія на особыя права, на что, ради мира, остальные епископы согласились.

Поспѣловскій пишетъ, что послѣ упраздненія Высшаго Церковнаго Управленія были, якобы, другіе акты Патріарха о роспускѣ Синода (стр. 120-121). Это не отвѣчаетъ дѣйствительности. Никакихъ актовъ не было даже послѣ освобожденія Патріарха изъ тюрьмы. Сколько-нибудь нормальнаго управленія уже не было, хотя бы даже внѣшне (какъ послѣ Второй Міровой Войны). Поэтому, со всѣхъ точекъ зрѣнія церковное Управленіе заграницей должно было основываться на столь предусмотрительно составленномъ Постановленіи 7/20 ноября. Совершенно голословно Поспѣловскій пишетъ: «Канонически, посколько Патріархъ отвергъ постановленія (Карловцевъ) и повелѣлъ Карловацкой Организаціи ликвидироваться и передать всю власть надъ эмигрантскими церквами Евлогію, организація должна была бы прекратить свое существованіе» (стр. 119).

Въ этой фразѣ высказана каноническая неграмотность. Если Патріархъ дѣйствительно находилъ нужнымъ судъ надъ Зарубежнымъ Церковнымъ Управленіемъ, то онъ не сдѣлалъ главнаго: не называлъ именъ обвиняемыхъ и одновременно призналъ недостатокъ компетентнаго органа для начала судопроизводства.

Это значится въ самомъ его постановленіи. Т. о. мы имѣемъ передъ собою только обвиненіе зарубежныхъ епископовъ и, при томъ, въ преступленіи въ канонахъ не предусмотрѣнномъ, по которому сужденіе могло бы быть вынесено не единолично, а высшей соборной инстанціей и не иначе, какъ выслушавъ ихъ объясненія. Въ данномъ случаѣ, выносившая рѣшеніе инстанція сама признавала неполноту своего состава, но не указала даже сколько присутствовало епископовъ (а мы знаемъ, что ихъ могло быть лишь 2-3 изъ еще находившихся въ Москвѣ и не арестованныхъ) и что рѣшеніе выно/с. 20/силось подъ стражей гонителей Церкви, которые въ лицѣ Заграничнаго Управленія видѣли своихъ враговъ. По всѣмъ этимъ основаніямъ, рѣшеніе не могло имѣть канонической силы и могло быть какъ-то принято во вниманіе только по особой щепетильности въ отношеніи престижа Патріарха, преслѣдуемаго врагами Церкви [6].

*     *     *

Итакъ кризисъ 1922-23 гг. разрѣшился съ установленіемъ соглашенія между сторонниками разныхъ точекъ зрѣнія, но съ шаткостью всякаго, основаннаго на компромисахъ modus vivendi.

Предметы новаго несогласія были уже внѣ всякой политики, а вытекли изъ разныхъ темпераментовъ и разныхъ тенденцій въ области храненія и исповѣданія православныхъ догматовъ. Политическія раздѣленія, преимущественно только въ Христіанскомъ Студенческомъ Движеніи, были лишь въ Западной Европѣ, о чемъ пишетъ Митрополитъ Евлогій. («Путь моей жизни», стр. 535-539). Въ остальной части Зарубежной Церкви были уже не связанные съ нимъ кружки.

Д. Поспѣловскій въ этомъ періодѣ ссылается на спорное по своей подлинности отрицательное выраженіе о Заграничномъ Синодѣ въ посланіи, приписываемомъ Патріарху Тихону. Онъ ссылается на него какъ на, якобы, изъявленіе убѣжденія Патріарха, не давая себѣ труда ознакомиться съ разными мнѣніями о его подлинности.

Въ моей книгѣ «Правда о Русской Церкви на Родинѣ и за Рубежомъ» этому вопросу посвящена цѣлая глава и 15 страницъ заняты цитатой изъ книги протопресвитера В. Виноградова, быв. Предсѣдателемъ Московскаго Епархіальнаго Совѣта, въ то время находившагося въ Москвѣ и потому, хорошо освѣдомленнаго. По своему обыкновенію г. Поспѣловскій просто игнорируетъ этотъ матеріалъ и /с. 21/ всю литературу по этому вопросу.

Ему, какъ изслѣдователю, можно поставить вопросы:

1. Знаетъ-ли онъ, что подлинность завѣщанія оспаривается?

2. Познакомился-ли онъ съ матеріаломъ за и противъ его подлинности?

3. Если онъ полагаетъ, что оно дѣйствительно было подписано Патріархомъ, то какія у него для этого основанія?

Углубляясь въ обсужденіе этихъ вопросовъ и касаясь даже только вопросовъ, приведенныхъ Львомъ Регельсономъ, Поспѣловскій во всякомъ случаѣ долженъ былъ показать хотя бы, что онъ ихъ знаетъ, а не принимать документъ какъ подлинный, безъ всякихъ къ тому доказательствъ. Настоящая исторія такъ не пишется.

[ГЛАВА] III.
Передъ раздѣленіемъ.

Кризисъ, вызванный указомъ о закрытіи Высшаго Церковнаго Управленія, въ концѣ концовъ былъ ликвидированъ и Зарубежная Церковь въ 1923 г. осталась объединенной послѣ реорганизаціи ея управленія на началахъ Постановленія 7/20 ноября.

Д. Поспѣловскій, повѣствуя о раздѣленіи въ Западной Европѣ, м. б. не учитываетъ настроеній, которыя были такъ неодинаковы въ Бѣлградѣ, Парижѣ, Америкѣ и на Дальнемъ Востокѣ. Парижскія настроенія особенно существенны. Митрополитъ Евлогій былъ опытнымъ не только пастыремъ, но и общественнымъ дѣятелемъ. Все больше и больше онъ ссылается на указъ отъ имени Патріарха (но лично имъ неподписанный) и признаніе его назначенія, какъ человѣка, пользующагося преимущественнымъ довѣріемъ Патріарха Тихона и заботящагося о соблюденіи аполитичности, какъ его завѣта. Тамъ, гдѣ ему не хватало серьезныхъ каноническихъ аргументовъ, онъ умѣлъ вызвать себѣ на помощь сочувственное настроеніе части народа. Такъ, напримѣръ, не имѣя достаточныхъ аргументовъ въ пользу своего особаго привилегированнаго положенія въ зарубежной іерархіи онъ внушилъ значительной части паствы, что въ сущности ему должно принадлежать возглавленіе всего зарубежнаго церковнаго дѣла, посколько это есть «завѣтъ» Патріарха Тихона. Ни ему, ни его сторонникамъ не приходило на умъ, что послѣ изданія Постановленія 7/20 ноября, Патріархъ могъ уже не бояться (ради облегченія защиты себя и Церкви отъ козней безбожниковъ) давать имъ какія угодно распоряженія для заграничной Церкви. Явная ихъ несвободна, приведшая къ примѣненію за рубежомъ этого постановленія, могла обезвредить любое изъ нихъ, какъ не обязательное до /с. 22/ наступленія въ Россіи нормальнаго положенія. Вѣдь именно въ предвидѣніи подобныхъ событій и было составлено Постановленіе 7/20 ноября. Въ то же время, совѣтскимъ агентамъ былъ смыслъ возбуждать за рубежомъ спорные вопросы о дѣйствительности или нѣтъ постановленій вынесенныхъ или сфабрикованныхъ подъ ихъ давленіемъ московскихъ властей.

Между тѣмъ, у Митрополита Евлогія явились серьезныя основанія заботиться о своемъ особомъ и, по возможности неуязвимомъ для Синода положеніи.

Если по своемъ назначеніи въ Западную Европу у него не хватало денегъ на переѣздъ туда изъ Бѣлграда, и помощь онъ получилъ черезъ Н. Д. Тальберга въ размѣрѣ 10.000 марокъ отъ монархической организаціи [7], то въ Парижѣ онъ сблизился съ кругами совсѣмъ другого рода и направленія. Прежде всего это былъ б. посолъ М. Н. Гирсъ, который ассигновалъ ему 2.000 франковъ въ мѣсяцъ на епархіальное управленіе. Въ лицѣ Гирса, по словамъ М. Евлогія, онъ «встрѣтилъ энергическаго противника соглашенія съ Карловацкимъ Синодомъ, онъ меня уговорилъ вести свою линію, не соглашаясь ни на какія уступки» (М. Евлогій, стр. 407). Когда устраивался Богословскій Институтъ, посыпались пожертвованія и большую помощь ему, по своей иниціативѣ, оказалъ еврей М. А. Гинзбургъ. Были, конечно и другія пожертвованія отъ людей и учрежденій, которымъ безразлично было чистое Православіе, наприм. YMCA.

Св.-Сергіевскій Богословскій Институтъ впослѣдствіи оказался важнымъ факторомъ въ церковной смутѣ. Въ Архіерейскомъ Синодѣ съ большимъ недовѣріемъ относились къ нѣкоторымъ главнымъ его дѣятелямъ и особенно, къ ректору и профессору догматики протоіерею Сергію Булгакову.

Въ Парижѣ образовалась группа писателей, которая многими членами Собора признавалась еретической, и особенно опасной, посколько она имѣла въ рукахъ обученіе будущихъ пастырей. Она же, при болѣе лѣвомъ направленіи парижской эмиграціи, чѣмъ эмиграціи на Балканахъ и Дальнемъ Востокѣ, — была во всѣхъ случаяхъ поддержкой Митр. Евлогію, который покрывалъ... ее своимъ авторитетомъ. Главными обличителями Митрополита Евлогія и прот. С. Булгакова были: Архіеп. Полтавскій Ѳеофанъ, Епископъ Шанхайскій Іоаннъ (тогда еще іеромонахъ) и Богучарскій Архіепископъ Серафимъ (особенно послѣдній). Они подробно разбирали труды о. Булгакова, дѣлая это по силѣ своей вѣры и ревности. Архіепископъ Се/с. 23/рафимъ издалъ большой и серьезный трудъ «Новое Ученіе о Софіи Премудрости Божіей» (Софія, 1935 г.). На основаніи его доклада, Архіерейскій Соборъ 1935 г. составилъ хорошо мотивированное опредѣленіе съ объясненіемъ еретичности ученія о. Булгакова. Это почти совпало по времени съ такого же рода осужденіемъ его ученія Митрополитомъ Сергіемъ изъ Москвы. Архіепископъ Ѳеофанъ критиковалъ въ Синодѣ и Катехизисъ Митрополита Антонія. Ему очень основательно отвѣчалъ талантливый Архіеп. Гавріилъ Челябинскій. Миролюбіе Митрополита Антонія привело къ тому, что вопросъ разрѣшился мирно. Объ этомъ дѣлѣ матеріалъ напечатанъ въ книгѣ Епископа Никона «Жизнеописаніе Блаженнѣйшаго Митрополита Антонія», 1959 г.

Игуменъ Геннадій Эйкаловичъ въ своей интересной брошюрѣ «Дѣло прот. Сергія Булгакова», С. Франциско, 1980, старается смягчить значеніе критики ученія Булгакова, хотя и не отвергаетъ ея по существу. Онъ печатаетъ записку о. Г. Флоровскаго и о. С. Четверикова, которые нашли заключеніе назначенной Митр. Евлогіемъ Комиссіи для разбора сочиненій о. С. Булгакова «непріемлемымъ». Комиссія, составленная преимущественно изъ его коллегъ по Институту, если и не согласныхъ съ нимъ въ отдѣльныхъ вопросахъ, то все же больше опасающихся строгаго Православія, чѣмъ уклоненія отъ него, все-таки нашла у него много ошибокъ. Они признали, что «ему слѣдуетъ со всею тщательностью пересмотрѣть свое богословское ученіе о Св. Софіи» (стр. 35). Отцы Флоровскій и Четвериковъ, серьезные богословы, которыхъ нельзя обвинить въ «реакціонности», не согласились съ такой снисходительной точкой зрѣнія.

Въ своемъ особомъ мнѣніи они писали: «Богословскія мнѣнія о. Булгакова, какъ таковыя, вызываютъ большія опасенія, независимо отъ обвиненій ему въ “Опредѣленіи” Карловацкаго Синода. Въ докладѣ большинства членовъ Комиссіи они не отмѣчены. Докладъ этотъ производитъ впечатлѣніе, что все въ порядкѣ и не о чемъ безпокоиться». Отмѣтивъ рядъ вопросовъ, не выясненныхъ Комиссіей, авторы записки съ особымъ мнѣніемъ замѣчаютъ въ п. 4: «Цѣлый рядъ другихъ обвиненій, представленныхъ въ Опредѣленіи, остались безъ разсмотрѣнія и отвѣта, тогда какъ объясненія самого о. Булгакова въ его “Отвѣтѣ” — недостаточны». Значительность всего вопроса подчеркивается въ словахъ: «однако, въ своихъ трудахъ о. Булгаковъ не только излагаетъ особое ученіе о Софіи, Божественной Премудрости, но также пытается перестроить на основаніи своего ученія всю систему православнаго богословія» (стр. 36- 37).

Т. о. если въ Архіерейскомъ Синодѣ были обезпокоены направле/с. 24/ніемъ въ единственномъ въ 20-хъ годахъ русскомъ богословскомъ учебномъ заведеніи, то дѣло не въ политикѣ, а въ заботѣ о сохраненіи неповрежденнаго Православія. Не кто-либо изъ «карловчанъ», а окончившій Сергіевскій Институтъ и тѣсно связанный съ нимъ теперь игуменъ Геннадій, такъ описываетъ создавшуюся въ 20-хъ годахъ атмосферу:

«Съ самаго начала двадцатыхъ годовъ въ эмиграціи образовалась сложная обстановка въ результатѣ переплетенія мотивовъ церковныхъ, національныхъ, политическихъ, личныхъ... Въ результатѣ — расколъ на три церковныхъ юрисдикціи. Митрополитъ Евлогій, порвавшій съ Синодомъ Зарубежной Церкви, налаживаетъ отношенія съ Московской Патріархіей, но затѣмъ порываетъ и съ ней и переходитъ въ подчиненіе Патріарха Константинопольскаго. Тѣмъ самымъ онъ вооружилъ противъ себя Москву и Карловцы. Всѣ эти начинанія, и основаніе Св. Сергіевской Духовной Академіи въ Парижѣ въ частности, встрѣчаются съ апріори-непріязненной критикой идейныхъ и административно-юрисдикціонныхъ противниковъ. Положеніе усугубляетъ фактъ, что формально деканомъ, а фактически — главой Академіи, извѣстной также подъ названіемъ Русскаго Православнаго Богословскаго Института въ Парижѣ, назначается прот. Сергій Булгаковъ, имѣвшій многочисленныхъ противниковъ и недоброжелателей независимо отъ его богословскихъ сочиненій. Изъ-за его марксистскаго прошлаго многіе эмигранты осуждали его заранѣе. Бердяева называли большевикомъ, также Федотова, а Карташева считали опаснымъ для Церкви человѣкомъ. Богословскій Институтъ былъ бѣльмомъ на глазахъ ретроградныхъ круговъ не только враждебнаго лагеря, но и своего. Получалась ситуація, что ударъ по одной мишени — о. Сергію Булгакову, приходился ударомъ и по другой — митр. Евлогію. И если это дѣлалось не всегда сознательно, то подсознательно — несомнѣнно [8].

Я подробно останавливаюсь на этомъ вопросѣ сейчасъ чтобы показать, что ко времени отдѣленія Митрополита Евлогія отъ Архіерейскаго Синода, расхожденіе между ними было уже не столько политическое, сколько идеологическое. Митрополитъ Евлогій, во что бы то ни стало, обезпечивалъ безконтрольное существованіе Института, способствуя т. о. новому ученію съ помощью своего церковнаго Управленія. Митрополитъ Евлогій удивляетъ Поспѣловскаго неоднократной смѣной своихъ позицій; какъ-будто принципіально не нарушая свои обязательства въ поискахъ каноническаго убѣ/с. 25/жища, онъ перебывалъ у всѣхъ. Послѣ Синода — Митрополитъ Сергій, затѣмъ обособленность его съ ссылкой на Постановленіе 7/20 ноября. Послѣ того — Вселенскій Константинополь. Эта неоднократная смѣна объясняется тѣмъ, что рѣшенія принимались Митрополитомъ Евлогіемъ не на почвѣ подлинно каноническихъ основаній, а ad hoc, примѣнительно къ положенію, создавшемуся послѣ очереднаго увольненія... Даже Поспѣловскій признаетъ, что «карловацкое обвиненіе, что Евлогій ссылался на каноны только когда это его устраиваетъ, представляется вполнѣ оправданнымъ» (plausible) (стр. 135).

Въ то же самое время, Заграничный Синодъ сразу ставшій на почву постановленія 7/20 ноября, преодолѣвалъ всѣ вызываемыя совѣтскими врагами нападенія и міровыя потрясенія войны, вопреки надеждамъ своихъ недруговъ. Интересно, что Поспѣловскій, вслѣдъ за Митрополитомъ Евлогіемъ, говоря о составѣ Заграничной Церкви, совершенно забываетъ о существованіи епархій и Миссій на Дальнемъ Востокѣ и въ Іерусалимѣ, хотя, наприм., въ одномъ г. Харбинѣ было нѣсколько десятковъ церквей, окормлявшихъ нѣсколько сотъ тысячъ русскихъ людей. Онъ пишетъ: «Фактически, даже по числу и престижу между эмигрантами, претензіи карловацкихъ епископовъ, возглавлявшихъ буквально кучку приходовъ въ глубинѣ Балканъ, — были нелѣпы» (стр. 132). Если вообще правильно измѣрять значеніе церковныхъ единицъ и ихъ правду только количествомъ приходовъ, то Западно-Европейскіе приходы, всѣ вмѣстѣ взятые, далеко уступали имъ по количеству. Для Поспѣловскаго Дальне-восточные приходы просто не существуютъ или онъ о нихъ не знаетъ.

Можно допуститъ, что въ изгибахъ линіи поведенія Митрополита Евлогія имѣла какое-то значеніе его личная привязанность къ Митрополиту Антонію, которому онъ многимъ былъ обязанъ, особенно въ началѣ своей карьеры. Но, чѣмъ дальше, тѣмъ больше стало проявляться его властолюбіе, котораго совсѣмъ не было у Митрополита Антонія, а также его неразрывная связь со сплоченнымъ кругомъ дѣятелей, идейно связанныхъ съ Богословскимъ Институтомъ въ Парижѣ.

/с. 26/

[ГЛАВА] IV.
Разрывъ.

Архіерейскій Соборъ 1926 г. собрался въ Сремскихъ Карловцахъ въ напряженной обстановкѣ. Патріарха Тихона уже не было въ живыхъ. Мѣстоблюстителемъ Патріаршаго Престола былъ Митрополитъ Петръ. Въ засѣданій 13/26 іюня Соборъ призналъ его въ этомъ качествѣ какъ временнаго Главу Русской Церкви. Архіерейскій Синодъ уже предрѣшилъ это послѣ нѣкотораго изслѣдованія. Поспѣловскій ставитъ это промедленіе въ укоризну Синоду, не учитывая сложной обстановки и необходимость дѣйствовать очень осмотрительно. Требовалось рѣшеніе этого вопроса Соборомъ. Все-таки, собравшіеся епископы, хотя и находились внѣ Россіи, были епископами Русской Церкви, составляя областной Соборъ.

Довѣріе Собора и къ Митрополиту Евлогію, и къ Митрополиту Платону было подорвано. Самъ Поспѣловскій упоминаетъ непослѣдовательность ряда шаговъ Митрополита Евлогія, какъ наприм. сначала высказанное справедливое сужденіе, что указъ о роспускѣ Высшаго Церковнаго Управленія есть политическій актъ, вырванный совѣтчиками у Патріарха, а потомъ трактовка его какъ дѣйствительно желанія Патріарха. Онъ пишетъ: «при этихъ обстоятельствахъ обвиненіе карловчанъ, что Евлогій прибѣгаетъ къ канонамъ только когда ему это выгодно, выглядитъ совсѣмъ вѣроятнымъ» (т. 1, стр. 135).

Далѣе, приписывая Синоду проведеніе какихъ-то политическихъ монархическихъ постановленій (которыхъ онъ осторожно не приводитъ), Поспѣловскій замѣчаетъ, что Митроп. Евлогій «неожиданно сталъ отрицать его полноправность (validity) на основаніи указа отъ 5 мая 1922 г. Однако, пишетъ онъ, вопросъ въ томъ, что въ этихъ путанныхъ обстоятельствахъ всѣ дѣлали ошибки или просто нарушали каноны... Повидимому, продолжаетъ онъ, дѣйствительно создалось положеніе, въ которомъ каноны не могли соблюдаться буквально, при существующихъ обстоятельствахъ» [9].

Однако, на Соборѣ 1926 г. не было политическихъ вопросовъ. Всѣ вопросы, приводимые Поспѣловскимъ, касаются компетенціи церковной власти въ своей области, а не монархизма или другой политики [10].

Не было никакого спора и о признаніи правъ Мѣстоблюстителя за Митрополитомъ Петромъ Крутицкимъ. Митрополитъ Евлогій по/с. 27/кинулъ Соборъ по несогласію его только съ опредѣленіемъ о мѣстѣ на повѣсткѣ общихъ вопросовъ, касательно управленія Русской Православной Церковью Заграницей и его отношенія къ центральному управленію всей Русской Церкви.

Митрополитъ Евлогій опасался этого послѣдняго пункта. Онъ, конечно видѣлъ, что при обсужденіи такихъ вопросовъ какъ устройство Богословскаго Института, отношеніе къ участію YMCA въ организаціи и веденіи работы Христіанскаго Студенческаго Движенія, его дѣятельность въ этой области не могла бы быть одобрена и Соборъ пожелалъ бы осуществленія контроля надъ его управленіемъ епархіей. Онъ хотѣлъ до обсужденія такихъ вопросовъ или имѣть признаніе за нимъ автономныхъ правъ, или отдѣлиться отъ Синода, а если это невозможно, то его ликвидировать. Вотъ почему, встрѣтивъ несогласіе съ нимъ по этому, казалось бы не столь важному и принципіальному вопросу, Митрополитъ Евлогій уѣхалъ съ Собора.

Его единомышленникъ, Митрополитъ Платонъ, какъ показано выше, тоже имѣлъ основанія уѣхать послѣ того, какъ онъ понялъ, что Собору сталъ извѣстенъ его подлогъ Патріаршаго указа и, на ряду съ заявленіями Собору о лояльности, — участіе въ шагахъ по устройству въ Америкѣ автокефаліи. Объ этомъ у насъ была рѣчь выше.

Такимъ образомъ смута началась одновременно въ Западной Европѣ и въ Америкѣ.

Намъ нѣтъ надобности здѣсь подробно передавать всѣ аргументы трехъ сторонъ въ возникшемъ спорѣ. Впрочемъ, скоро появилась и четвертая сторона въ лицѣ Московской Патріархіи. Тутъ надо сдѣлать одно общее замѣчаніе.

Изъ всѣхъ писемъ и опредѣленій видно, что Митрополитъ Евлогій, не удовлетворенный своимъ положеніемъ въ заграничной іерархіи только на второмъ мѣстѣ, все время старался втянуть Патріарха или его Мѣстоблюстителя въ заграничныя дѣла, давая имъ одностороннюю информацію. Въ статьѣ «Обнаруженіе Тайны» въ 13-14 номерахъ «Церковныхъ Вѣдомостей» Е. Махараблидзе пишетъ какъ это обнаружилось. Оказалось, что кромѣ посредничества нѣкоторыхъ архіереевъ въ пограничныхъ съ Россіей государствахъ, въ томъ числѣ Архіепископа Финляндскаго Серафима, посредникомъ съ Москвой былъ нѣкій грекъ Апостолиди-Констанди, который черезъ совѣтское представительство въ Вѣнѣ пересылалъ въ Москву письма Митроп. Евлогія и проф. Глубоковскаго. Протоіерей В. Демидовъ отъ близкихъ людей въ Греціи былъ освѣдомленъ, что послѣ самоубійства Констанди у него была обнаружена связанная /с. 28/ съ пересылкой этихъ писемъ переписка («Церк. Вѣдомости» № 13-24, 1927 г.).

Въ интересахъ іерарховъ въ Россіи, конечно, было оставаться въ сторонѣ отъ заграничныхъ дѣлъ. Это было ясно изъ письма Митропол. Сергія отъ 12 сентября 1926 г., начинавшагося съ обращенія «Дорогіе Святители».

Оно опровергаетъ всю позицію Митрополита Евлогія съ требованіемъ буквально исполнять доходившія изъ Москвы указанія (пока они ему казались выгодными), не считаясь съ порядкомъ предписаннымъ постановленіемъ 7/20 ноября.

Всякому мыслящему человѣку должно быть понятно, что обращенія изъ-за границы и любое по нимъ рѣшеніе въ глазахъ Москвы связывали Патріарха съ антибольшевиками и служили поводомъ къ его преслѣдованію или использованію для разрушенія Зарубежной Церкви. Митрополитъ Евлогій и вслѣдъ за нимъ Поспѣловскій приписываютъ преслѣдованіе Патріарха заграничнымъ выступленіямъ. Но вѣдь на Соборѣ въ Сремскихъ Карловцахъ съ провозглашеніемъ идеи Монархіи соглашались и Митрополитъ Евлогій и всѣ другіе, не принимавшіе только уточненія Монархіи, какъ законной. Неужели же это различіе могло имѣть значеніе для большевиковъ и быть для нихъ менѣе отрицательнымъ, чѣмъ идейный антикоммунизмъ и монархизмъ въ любомъ видѣ? Ихъ цѣлью было ея разстройство и уничтоженіе.

Но вотъ втягиваніе Патріарха въ заграничныя церковныя дѣла дѣйствительно было для него опаснымъ и дѣлало для большевиковъ интересной перспективу использовать его для разложенія церковной эмиграціи.

Нельзя недооцѣнивать факта, раскрывшагося не сразу, въ связи съ якобы резолюціей Синода о закрытіи Высшаго Церковнаго Управленія Заграницей въ 1922 г. Мы поэтому должны вернуться къ этому вопросу:

Какъ выясняется изъ каблограммы Колтона и показаній прот. О. Пашковскаго на судѣ въ Нью-Іоркѣ, они были у Патріарха 3 мая нов. ст. 1922 г. и застали его если не подъ формальнымъ арестомъ, то въ очень стѣсненномъ положеніи, подъ строгимъ наблюденіемъ. Онъ сочувствовалъ назначенію Митроп. Платона въ Америку, но не рѣшался этого писать, направляя ихъ къ Высшему Церковному Управленію Заграницей. «Онъ рѣшилъ сдѣлать это въ формѣ рекомендаціи, посколько это дѣло уже было въ рукахъ Управленія и онъ не хотѣлъ дѣйствовать черезъ ихъ голову». Эти слова Патріарха сказаны 3 мая. Въ нихъ не звучитъ никакого неудовольствія Заграничнымъ Управленіемъ. Онъ поступаетъ совершенно послѣдовательно /с. 29/ съ Постановленіемъ 7/20 ноября.

Черезъ день послѣ того о. Пашковскій идетъ прощаться съ Патріархомъ передъ своимъ отбытіемъ въ Америку, но не можетъ къ нему пройти: резиденція Патріарха оцѣплена, онъ подъ стражей. Это происходитъ 22 апрѣля / 5 мая 1922 г. въ день, которымъ помѣчено постановленіе объ упраздненіи Высшаго Управленія Заграницей.

Даетъ-ли такая обстановка основаніе для того, чтобы считать, что Патріархъ нашелъ нужнымъ вынести такое постановленіе добровольно?

Могъ-ли Патріархъ считать, что положеніе у него улучшилось по сравненію съ 8 апрѣля 1921 г., когда подчиненіе Западно-Европейскихъ церквей Митроп. Евлогію дѣлалось «до возобновленія правильныхъ и безпрепятственныхъ сношеній»?

Пусть это будетъ нѣкоторымъ повтореніемъ, но я думаю, важно привести здѣсь цѣликомъ то, что на другой день послѣ посѣщенія Патріарха Колтонъ съ корабля написалъ Буймистрову. Копія этого документа въ судѣ, а я списалъ ее, когда во время процесса за храмъ въ Си-Клифѣ мы имѣли доступъ къ архиву Американской Митрополіи.

«4 мая 1922г. Съ парохода Олимпикъ
     Е. Б. В. Буймистрову
     350 Вестъ, 87 ул. Нью-Іоркъ, Нью-Іоркъ
.

Милостивый Государь!

Передъ самымъ моимъ отъѣздомъ въ Россію я получилъ Ваши серьезныя телеграммы. Я смогъ лично передать ихъ Патріарху и получить его одобрительный отвѣтъ. Никто изъ насъ не считалъ благоразумнымъ для него послать письменное сообщеніе. Это оказалась правильнымъ, т. к. мои бумаги были просмотрѣны на границѣ. Патріархъ высказалъ какъ свое пожеланіе и рекомендацію, чтобы Высшее Церковное Управленіе Заграницей просило Митрополита Платона остаться въ Америкѣ съ полными правами, о которыхъ просятъ, въ частности, поручивъ Канаду Архіепископу Александру и США Антонію. Онъ предпочелъ сдѣлать все это въ формѣ рекомендаціи, посколько дѣло уже было въ рукахъ Управленія и онъ не хотѣлъ распоряжаться черезъ его голову. Онъ просилъ меня передать его отвѣтъ Митрополиту Евлогію въ Берлинъ и это я сдѣлалъ въ прошлое воскресенье утромъ. Въ отвѣтъ на мой запросъ, когда можно ожидать для васъ отвѣта въ Нью-Іоркѣ, онъ отвѣ/с. 30/тилъ, что оиъ немедленно свяжется съ Управленіемъ, имѣющимъ главную квартиру на Балканахъ въ надеждѣ, что окончательное рѣшеніе не задержится на долго.

Жду скорой встрѣчи съ вами, какъ только мои дѣла позволятъ мнѣ остановиться въ Нью-Іоркѣ. Однако, судя по имѣющимся даннымъ ясно, что это будетъ черезъ недѣлю послѣ моего прибытія 10 мая.

Съ наилучшими личными пожеланіями, уважающій Васъ

Е. Т. Колтонъ.       

May 4, 1922. On board S S Olympic
     W. W. Boumistrow Esq.
     350 W. 87th St. N. Y., N. Y.

Dear Sir,

Just before leaving Russia I received your earnest cables. I was able to present them in person to the Patriarch, and received his favorite reply. It was not regarded prudent by either of us for him to send a written communication. This proved correct, for my papers were searched at the border. The Patriarch expressed it as his wish and recommendation that the Supreme Church Administration Outside of Russia request the Metropolitan Platon to remain in America with the full authority asked for, detailing to the Administration in Canada Archbishop Alexander and to the U. S. Anthony. He chose to make this in the form of recommendation. Since the matter was already in the hands of the Administration, that he did not wish to go over their heads. He asked me to convey his answer to the Metropolitan Evlogius in Berlin, and this I did last Sunday morning. In reply to my inquiry when an answer might be expected to you in New York, he replied that he would at once communicate with the Administration with headquarters in the Balkans, believing the final word will not be long delayed.

I shall look forward to seeing you as soon as my engagements admit of staying in New York. Informations is at hand, however, making clear that this will not be the case for at least a week after my arrival on May 10.

With kind personal regards. Yours sincerely

E. T. Colton.       

Интересно, что передавая пожеланіе Патріарха Высшему Церковному Управленію Митрополитъ Евлогій, имѣя письмо отъ прот. Пашковскаго, не передалъ тѣхъ словъ, которыя говорили о полномъ признаніи Патріархомъ компетенціи Высшаго Церковнаго Управленія, черезъ голову котораго Патріархъ не хотѣлъ распоря/с. 31/жаться. Если бы эти слова своевременно были переданы въ Сремскіе Карловцы, они укрѣпили бы мнѣніе тѣхъ, архіереевъ, которые въ актѣ, подписанномъ якобы по порученію Патріарха черезъ день сидѣнія подъ стражей, ясно увидѣли, что упраздненіе Высшаго Церковнаго Управленія не является свободнымъ актомъ и выраженіемъ дѣйствительнаго его желанія.

Архіепископъ Финляндскій Серафимъ, черезъ котораго шла большая часть переписки архіереевъ съ Патріархомъ, отмѣчалъ, что Митрополитъ Евлогій всегда былъ съ особымъ мнѣніемъ: «Онъ стремился управлять своей епархіей безъ Синода и безъ Собора Епископовъ. Этому противились рѣшительно всѣ другіе іерархи. Святѣйшій Тихонъ на это разногласіе не реагировалъ никакъ... Онъ не согласился съ проектомъ Вл. Евлогія объ единоличномъ управленіи епархіей и упраздненіи Синода, который я послалъ въ Москву въ январѣ 1924 г. Не согласился на это управленіе и Митрополитъ Петръ, къ которому Владыка Евлогій обращался съ такой же просьбой въ 1925 г.

«Я былъ очень радъ, что Владыка Евлогій въ 1922 году подписалъ положеніе объ управленіи заграничными епархіями на началахъ соборности. Это совершенно необходимо, такъ какъ при невозможности сношеній съ Россіей заграничныя епархіи канонически обязаны имѣть временную высшую церковную власть, что и указано было Московскимъ Синодомъ и Патріархомъ въ 1920 году. Вмѣстѣ съ тѣмъ, я никакъ не могу понять, почему Митрополитъ Евлогій одинъ изъ всѣхъ заграничныхъ епархіальныхъ архіереевъ, все время не ладитъ съ Синодомъ и угрожаетъ расколомъ (онъ мнѣ объ этомъ писалъ много разъ). Всѣ другіе архіереи — Японскій, Китайскій и Харбинскій, и я, когда управлялъ Финляндскою Церковью, всѣ добровольно и мирно подчинялись и Соборамъ, и Синоду, хотя я, напримѣръ, и не обязанъ былъ дѣлать это. Вѣдь Митрополитъ Евлогій такой же, какъ и всѣ другіе епархіальные архіереи и вся Заграничная Церковь ему никогда не была подчинена. Ему дана была въ управленіе только заграничная часть Петроградской епархіи и больше ничего и главой Заграничной Церкви онъ никакъ считаться не можетъ. Я, напримѣръ, занималъ каѳедру болѣе высокую, чѣмъ всѣ другіе архіереи, однако никогда не стремился къ разъединенію или неповиновенію Синоду. Если Соборъ 1926 года постановилъ образовать новую, Германскую епархію, то въ этомъ я не вижу ничего опаснаго для Церкви. Дѣло это самое заурядное, ничтожное и обычное и изъ-за него я никогда не /с. 32/ сталъ бы устраивать никакой смуты, какую теперь сознательно и систематически устраиваетъ Митрополитъ Евлогій» [11].

Если Патріархъ Тихонъ старался отмалчиваться, получая жалобы Митрополита Евлогія на неудовлетвореніе его претензій, то Митрополитъ Сергій, въ качествѣ Замѣстителя Мѣстоблюстителя попробовалъ освободиться отъ навязываемаго ему зарубежнаго бремени.

Не имѣя возможности снестись объ этомъ открыто и формально, онъ написалъ одинаковыя письма Митрополитамъ Антонію и Евлогію. Въ печати упоминалось три письма, но мы ничего не знаемъ о третьемъ. Можно подозрѣвать, что если оно существовало, то было адресовано Митрополиту Платону. Мы знаемъ только о письмахъ полученныхъ Митрополитами Антоніемъ и Евлогіемъ.

Я не удивился бы, если бы оказалось, что Митрополитъ Сергій писалъ эти письма въ надеждѣ, что этимъ онъ прекратитъ попытки Митрополита Евлогія втягивать Москву въ заграничныя дѣла, надѣясь получить оттуда поддержку безъ послѣдующаго послѣ этого надзора. На самомъ же дѣлѣ онъ ошибся: будучи втянуть въ зарубежный споръ, онъ уже долженъ былъ дѣйствовать и, при томъ, сообразуясь съ указаніями совѣтчиковъ.

Первоначальное отношеніе Митрополита Сергія и объясненіе его значенія хорошо было изложено проф. С. Троицкимъ, которое приведу съ небольшими сокращеніями. Оно было напечатано въ моей книгѣ, «Правда о Русской Церкви на Родины и За Рубежомъ».

«Въ началѣ своего управленія Русскою Церковью Митрополитъ Сергій какъ и Патріархъ Тихонъ въ своемъ Указѣ отъ 8 апрѣля 1921 г. архіепископу Евлогію («Церковныя Вѣдомости» 1922, № 1, стр. 2) былъ убѣжденъ, что Заграничная Церковь должна быть автономна “до возобновленія правильныхъ и безпрепятственныхъ сношеній” съ центральной церковной властью... Въ своемъ обращеніи “Православнымъ архипастырямъ и пасомымъ Московскаго Патріархата” посланномъ 10 іюня 1926 г. изъ Нижняго Новгорода, Митрополитъ Сергій пишетъ: “Здѣсь требуютъ выясненія наши отношенія къ русскому духовенству, ушедшему съ эмигрантами за границу и тамъ образовавшему изъ себя какъ бы нѣкоторое филіальное отдѣленіе Русской Церкви... Обрушиться на заграничное духовенство за его невѣрность совѣтскому союзу какими-нибудь церковными наказаніями было бы ни съ чѣмъ несообразно и дало бы лишній поводъ говорить о принужденіи насъ къ тому совѣтскою властью. Но выразивъ нашъ полный разрывъ съ такимъ политиканствующимъ духовенствомъ и тѣмъ оградить себя на будущее время /с. 33/ отъ отвѣтственности за его политиканство для насъ желательно и вполнѣ возможно”.

Ту же точку зрѣнія онъ развиваетъ въ письмѣ своемъ заграничнымъ русскимъ іерархамъ отъ 12 сентября 1926 г. («Вѣстникъ русскаго христіанскаго студенческаго Движенія», 1927, мартъ, стр. 29). Здѣсь онъ признаетъ, что церковная власть въ Москвѣ совершенно не знаетъ ни состава заграничныхъ Собора и Синода, ни ихъ полномочій и потому не можетъ быть судьею въ разногласіяхъ заграничныхъ іерарховъ.

Ту же самую точку зрѣнія защищаетъ и Синодъ Митрополита Сергія въ своемъ посланіи отъ апрѣля 1927 г. («Вѣстникъ» 1927, іюль, стр. 19-26), гдѣ читаемъ, что управленіе возникшими за границей православными епархіями «изъ Москвы въ церковномъ отношеніи невозможно по отсутствію легальныхъ формъ сношеній съ ними» и гдѣ подробно доказывается, что Московская Церковная Власть не можетъ судить заграничныхъ іерарховъ какъ потому, что каноны не допускаютъ церковнаго суда за политическія преступленія, такъ и потому, что невозможно организовать формально правильный каноническій судъ».

Церковная Жизнь» № 10, 1936 г.)       

Мысль эта простая и, казалось бы, безспорная, также какъ и то, что именно для такой ситуаціи Высшей Властью Русской Церкви и было вынесено Постановленіе 7/20 ноября. Поспѣловскій упускаетъ изъ вида, что это Постановленіе предвидитъ возможность длительнаго періода его примѣненія (п. 5). Оно имѣетъ въ виду организацію оторванныхъ отъ центра епархій въ формѣ Округа съ твердой и опредѣленной церковной властью.

Архіепископъ Серафимъ еще указываетъ на то, что ссылки Митрополита Евлогія на назначеніе его Высшей Церковной Властью не освобождаютъ его отъ подчиненія Синоду Зарубежной Церкви. Самъ Архіепископъ лично получилъ отъ Высшей Церковной Власти въ Москвѣ три важныхъ акта: утвержденіе въ званіи Финляндскаго епархіальнаго архіерея, возведеніе въ санъ Архіепископа и права на автономію и однако, никогда не считалъ ихъ какимъ-то «завѣтомъ» Патріарха, дѣлающимъ его іерархомъ на особомъ положеніи. Посколько былъ созданъ административно-судебный аппаратъ области, — всѣ въ ней должны ему подчиняться [12].

Въ своемъ непониманіи церковно-каноническаго строя, Поспѣловскій безъ всякой аргументаціи старается защитить претензію Митрополита Евлогія и потому, распоряженія Синода, вызванныя его бунтомъ, называетъ вопіющимъ нарушеніемъ каноновъ, особен/с. 34/но же потому, что самъ Синодъ, по его мнѣнію, не имѣлъ своей юрисдикціонной территоріи [13].

Конечно, никому рѣшительно, въ томъ числѣ и г. Поспѣловскому, нельзя отказать въ правѣ имѣть свое мнѣніе. Но обращаетъ на себя вниманіе то, что онъ свои «каноническіе» аргументы объявляетъ какъ нѣкія аксіомы, не заботясь ни о какихъ доказательствахъ. Повидимому приводить ихъ ему было бы трудно, ибо говоря о епископахъ-изгнанникахъ, онъ ссылается на каноны, не имѣющіе къ этому отношенія, а о 39 правилѣ Трульскаго Собора и о трактатѣ проф. Троицкаго, относящихся къ этому вопросу онъ скромно умалчиваетъ. Можетъ быть онъ о нихъ и не знаетъ?

Однимъ изъ важныхъ методовъ научной работы является стараніе вникнуть въ суть оспариваемаго мнѣнія, изучить его аргументацію и тогда уже обсуждать его положенія. Г. Поспѣловскій ограничивается только своимъ сужденіемъ исходящимъ изъ принципа, что Митрополитъ Антоній и Синодъ всегда неправы и полагаетъ, что читатель долженъ ему вѣрить на слово.

Поэтому г. Поспѣловскій, наприм., не можетъ понять, что по достигнутому на основаніи Постановленія 7/20 ноября положенію (можетъ быть онъ и его не читалъ?) въ лицѣ Синода и Собора была организована церковная власть и что вслѣдствіе незаконныхъ дѣйствій Митрополитовъ Евлогія и Платона, другіе епископы вынуждены были эту власть проявлять.

Онъ впрочемъ не могъ не замѣтить, что эти іерархи, въ защитѣ своей неправды бросались изъ стороны въ сторону.

Когда надо было бороться съ Синодомъ — обращались къ Митрополиту Сергію и пѣли диферамбы его правамъ. Когда же онъ сталъ карать Митрополита Евлогія, — послѣдній сталъ искать причинъ для неподчиненія ему. Участіе Митрополита Евлогія въ молитвахъ о гонимыхъ христіанахъ въ СССР вызвало его увольненіе и запрещеніе. Митрополитъ Евлогій не подчинился и этой, признанной имъ самимъ власти.

Поспѣловскій былъ вынужденъ признать въ данномъ случаѣ основательность въ сужденіяхъ Карловцевъ. Онъ пишетъ: «Тотъ фактъ, что Евлогій, который ранѣе настаивалъ на исполненіи приказовъ Московской Патріархіи (кромѣ одного случая въ 1922 г. какъ упомянуто выше) — теперь самъ не сталъ исполнять распоряженій Сергія, давая карловчанамъ основанія для нападенія на его каноническую непослѣдовательность» (т. 1, стр. 141).

За отсутствіемъ у него каноническаго строя мысли, г. Поспѣ/с. 35/ловскій не можетъ понять хода мыслей и логики въ Карловцахъ. А она очень проста. Въ особыхъ условіяхъ революціи, плѣненной церковной власти и разрыва нормальныхъ сношеній съ Москвой на основаніи Постановленія 7/20 ноября 1920 г. всѣми русскими зарубежными архіереями была создана особая область, состоящая изъ ряда епархій. Въ своемъ управленіи эта область должна была руководствоваться каноническими правилами о правахъ и обязанностяхъ архіереевъ и епархій, управляемыхъ Синодомъ и Соборомъ. Во всякомъ управленіи есть не только права, но и обязанности. Центральная Власть должна слѣдить за ихъ исполненіемъ, а также и о совершеніи суда въ случаѣ нарушенія каноновъ. Принципъ такой соборности высказанъ въ 37 правилѣ Свв. Апостоловъ.

Выносить карательныя опредѣленія никому не радостно, особенно такимъ добрымъ и мягкимъ людямъ какъ Митрополитъ Антоній. Но при нарушеніи правилъ и бунтѣ противъ существующей канонической власти, онъ былъ вынужденъ выносить соотвѣтствующія рѣшенія. Это есть не проявленіе властолюбія, а исполненіе долга, часто тяжелаго.

Вмѣстѣ съ тѣмъ революція, преслѣдованіе вѣры и различныя политическія условія жизни внѣ родины иногда создаютъ условія, нормально правилами не предусмотрѣнныя. Постановленіе 7/20 ноября дало для такого положенія ясныя правила. Для узкой концепціи г. Поспѣловскаго, — передъ нимъ стоитъ неразрѣшимая задача. Онъ не можетъ даже и подойти къ ней, посколько все хочетъ измѣрять по масштабу спокойной нормальной жизни, не учитывая ни гоненій, ни интригъ безбожниковъ. Поэтому для него всѣ акты любви Помѣстныхъ Церквей, проявленныя въ такомъ необычномъ въ исторіи событіи какъ появленіе на территоріи почти всѣхъ автокефальныхъ Церквей милліоновъ иностранныхъ и иноязычныхъ православныхъ бѣженцевъ, — неумѣстна и непонятна никакая трафаретная мѣрка. У г. Поспѣловскаго возникаетъ только сухой формализмъ и критика вмѣсто той гибкости, которую всѣмъ Православнымъ Церквамъ, и особенно Сербской, продиктовалъ законъ любви.

/с. 36/

АМЕРИКА.

Причины церковнаго раздѣленія въ Америкѣ не имѣютъ такихъ глубокихъ идеологическихъ корней какъ въ Европѣ.

Ко времени образованія Высшаго Церковнаго Управленія Заграницей, Сѣверо-Американской епархіей правилъ Архіепископъ Александръ (Немоловскій). Въ епархіи были большія трудности денежнаго характера вслѣдствіе прекращенія ассигновокъ изъ Россіи и различныхъ обвиненій касательно личной жизни Архіепископа. Жалобы дошли до Патріарха Тихона.

Патріархъ хотѣлъ, чтобы туда для ревизіи послали Митрополита Евлогія, но тотъ заявилъ, что не можетъ ѣхать и тогда Высшее Церковное Управленіе послало изъ Константинополя въ Америку Митрополита Платона, который уговорилъ Архіепископа Александра уѣхать «на время». По истеченіи этого времени, Митрополитъ Платонъ укрѣпился въ Америкѣ и увѣдомилъ Архіеп. Александра, что вернуться онъ можетъ, но каѳедру онъ ему не возвратитъ.

22 августа / 5 сентября 1922 г. Архіерейскій Синодъ въ Сремскихъ Карловцахъ постановилъ: «Ввиду выраженной Святѣйшимъ Тихономъ, Патріархомъ Московскимъ и всея Россіи, воли о томъ, чтобы управленіе Сѣверо-Американской епархіей временно принялъ на себя Митрополитъ Херсонскій и Одесскій Платонъ, сообщенной въ рапортѣ прибывшаго изъ Москвы протоіерея о. Пашковскаго отъ 1/14 іюля 1922 г. за № 1 и въ ввиду согласія Архіепископа Александра на передачу временно управленія епархіей Митрополиту Платону, — считать Митрополита Платона временно управляющимъ Сѣверо-Американской епархіей».

Составители Исторической Справки «Русская Православная Церковь въ Сѣверной Америкѣ» (Джорданвиль, 1955) писали: «Видѣли мы изъ изложеннаго, что Патріархъ Тихонъ въ дѣлѣ назначенія Митрополита Платона проявилъ нарочитую осторожность. Онъ ограничился выраженіемъ своей какъ-бы рекомендаціи тому органу, который въ его глазахъ былъ очевидно вполнѣ компетентнымъ для руководства заграничными дѣлами Церкви — Собору Зарубежныхъ Епископовъ» (стр. 8). Интересно, что это было сдѣлано всего за два дня по приписываемаго Патріарху упраздненія того же Высшаго Церковнаго Управленія Заграницей.

Повидимому Митрополиту Платону было недостаточно полученія этого указа изъ заграничнаго Синода. Ему надо было что-то отъ /с. 37/ имени Патріарха непосредственно. Въ Американскомъ Православномъ Вѣстникѣ отъ 1/14 августа 1923 г. былъ опубликованъ слѣдующій указъ:

Указъ Его Святѣйшества, Патріарха Московскаго и всея Россіи Тихона Высокопреосвященному Платону, Митрополиту Херсонскому и Одесскому; временно управляющему С. Американской епархіей.

Опредѣленіемъ Священнаго Синода отъ 14/27 іюня 1922 года Ваше Высокопреосвященство назначены временно управляющимъ С. Американскою епархіею, а протоіерей Ѳеодоръ Пашковскій — Епископомъ Чикагскимъ съ возведеніемъ его въ санъ Епископа въ Америкѣ. Нынѣ освѣдомившись о положеніи С. Американской Церкви, признали мы необходимымъ назначить Васъ Управляющимъ С. Американскою Церковью, съ освобожденіемъ Васъ отъ управленія Херсонской и Одесской епархіей.

Тихонъ Патріархъ Московскій и всея Россіи.       

Сентября 29 дня 1923 года. Москва, Донскій монастырь, № 41.

Въ этомъ указѣ обращаетъ на себя вниманіе прежде всего ссылка на опредѣленіе Синода отъ 14/27 іюня 1922 г. Однако, къ этому дню Патріархъ Тихонъ былъ въ заключеніи и у насъ нѣтъ никакихъ основаній думать, что онъ могъ издать такой указъ. Если въ обозначеніи года стоящаго въ опредѣленіи опечатка и надо читать 1923, то опять возникаетъ сомнѣніе. Прежде всего, если передъ арестомъ Патріархъ не рѣшался писать за границу о желаніи назначить Митр. Платона, какъ могъ онъ рѣшиться на это вскорѣ послѣ выхода изъ тюрьмы и не имѣя организованнаго управленія?

Неудивительно, что подлинность указа была подвергнута сомнѣнію. Въ брошюрѣ П. М. Михайлова «Откровенныя Рѣчи», изданной въ Филадельфіи въ 1948 г. приводится рядъ основаній, по которымъ указъ этотъ надо считать подложнымъ (въ частности, техническихъ: качество бумаги и т. д.). Одно изъ нихъ то, что «Указъ» Патріарха, изданный и подписанный имъ 29 сентября 1923 г. былъ напечатанъ на другой день, — 30 сентября въ Нью-Іоркѣ. Напомню, что нынѣшней воздушной почты тогда еще не существовало. Эта быстрота сообщенія въ особенности возбудила сомнѣнія. Въ 1925 г. Высшій Судъ штата Нью-Іорка по дѣлу Митрополита Платона и Ивана Кедровскаго отказался признать подлинность этого докумен/с. 38/та. 2/15 іюля 1927 г. б. Русскій Императорскій консулъ въ Сеаттлѣ Н. Богоявленскій писалъ Епископу Апполинарію: «Въ одномъ изъ Вашихъ писемъ Вы спрашиваете меня, когда именно Нью-Іоркскій Судъ призналъ подложнымъ указъ Патріарха Тихона о назначеніи Митрополита Платона въ Америку, такъ я могу Васъ освѣдомить: это сказано въ томъ же рѣшеніи Апелляціоннаго Суда по дѣлу Кедровскаго и Митрополита Платона отъ 25 ноября 1925 г.» [14]

Вопросъ о томъ, на какомъ основаніи Архіерейскій Синодъ издалъ указъ о назначеніи Митрополита Платона въ Америку (кромѣ сообщенія о. Пашковскаго) выясняется въ письмѣ Митрополита Антонія архіеп. Аполлинарію отъ 18/31 іюля 1930 г. за № 815.

«Ваше Высокопреосвященство, Милостивѣйшій Архипастырь.

Вслѣдствіе Вашего письма, отъ 4/17 іюля сего года, по поводу утвержденія на судѣ запрещеннымъ нынѣ въ священнослуженіи Митрополитомъ Платономъ, что Митрополитъ Платонъ признанъ Архіерейскимъ Синодомъ и Соборомъ Архіереевъ (37) Русской Православной Церкви Заграницей, возглавляемыми Митрополитомъ Антоніемъ, законно-назначеннымъ въ Америку отъ Свят. Патріарха Тихона, на основаніи указа Его Святѣйшества отъ 29 сентября 1923 года за № 41, имѣю честь заявить Вашему Высокопреосвященству, для сообщенія гражданскому суду, если въ томъ будетъ надобность, что означенный указъ Патріарха Тихона намъ былъ сообщенъ самимъ митрополитомъ Платономъ безъ присылки подлиннаго указа и мною, Архіерейскимъ Синодомъ и Соборомъ Архіереевъ Русской Православной Церкви Заграницей этотъ указъ былъ принятъ лишь по довѣрію къ Митрополиту Платону, такъ какъ мы не могли допустить даже мысли, что Митрополитъ Платонъ могъ обманывать своихъ собратьевъ-іерарховъ Русской Православной Зарубежной Церкви въ такомъ важномъ документѣ. Въ настоящее время, когда обнаружилась подложность этого указа Патріарха Тихона, предъявленнаго Митрополитомъ Платономъ, Архіерейскій Синодъ никакого значенія сему документу не придаетъ.

Вашего Высокопреосвященства преданный собратъ

Митрополитъ Антоній [15].       

Митрополитъ Платонъ велъ трудную борьбу съ живоцерковникомъ Кедровскимъ за храмъ на 97 ул. въ Нью-Іоркѣ. Ему необходимо было имѣть за собою какую-то каноническую поддержку отъ Архіерейскаго Синода, хотя по существу онъ больше сочувствовалъ /с. 39/ элементамъ, которые хотѣли полной независимости отъ какой бы то ни было власти, т. е. автокефаліи.

Въ этихъ цѣляхъ въ Детройтѣ было созвано собраніе, названное «Соборомъ». Митрополитъ Платонъ отсутствовалъ при его открытіи. Объясняя это обстоятельство, открывшій собраніе протоіерей Л. Туркевичъ (впослѣдствіи Митрополитъ Леонтій) сказалъ: «Отсутствіе Владыки Митрополита объясняется его нежеланіемъ подать поводъ злонамѣреннымъ лицамъ распространять слухи о томъ, будто бы соборныя постановленія выносятся подъ давленіемъ его авторитета» [16].

Постановленія Детройтскаго «собора» были о превращеніи Сѣверо-Американской епархіи въ «Американскую Православную Церковь». Въ телеграммѣ Президенту сообщается, что она «объявила себя самоуправляющейся и отнынѣ будетъ дѣйствовать какъ Національное Американское образованіе (body)». Подписана телеграмма Митрополитомъ Платономъ и его же резолюція напечатана на первой страницѣ Постановленій: «28 іюля 1924 г. Епархіальный Совѣтъ исполнитъ Соборное Постановленіе и сдѣлаетъ распоряженіе о напечатаніи сихъ протоколовъ, Митрополитъ Платонъ».

Въ Исторической Справкѣ къ цитатамъ, приведеннымъ выше, добавляется, что по объявленіи о томъ, что послѣ сообщенія о томъ, что епархія Русской Церкви объявлена Американской Православной Церковью, «Русской Церкви было обѣщано не порывать съ нею «духовной связи и общенія, оказывать ей всякое содѣйствіе, Патріарха же поминать не какъ своего главу, а какъ «Главу Матери Церкви Русской, коей провозглашенная въ Детройтѣ новая Американская Церковь обязана своимъ существованіемъ» [17].

Въ частности, собраніе присвоило Митрополиту Платону, подобно главѣ автокефальной Церкви, право ношенія двухъ панагій съ преднесеніемъ креста. Мнѣ не извѣстно, пользовался-ли онъ этимъ въ то время.

Составители Исторической Справки удивляются, что на этомъ «Соборѣ» не раздалось ни единаго слова, хотя бы отдаленно, напоминающаго о существованіи Русской Зарубежной Церкви. Очевидно, люди, у которыхъ мысль поглощена предвзятой цѣлью или идеей, предпочитаютъ въ своемъ изложеніи закрыть глаза на то, что съ этой цѣлью несогласно. Такъ и Поспѣловскій, при внѣшне научной /с. 40/ формѣ своего сочиненія, проходитъ мимо разбираемыхъ фактовъ, если они не укладываются въ его схему.

Можно понять пропускъ имъ нѣкоторыхъ малоизвѣстныхъ или недосягаемыхъ источниковъ. Никто изъ насъ не можетъ знать всего. Однако, добросовѣстный изслѣдователь долженъ быть знакомъ съ важнѣйшими печатными источниками. Между тѣмъ, въ числѣ такихъ важныхъ, если не первоисточниковъ, то работъ, основанныхъ на документахъ, Поспѣловскій совершенно игнорируетъ изданную въ Джорданвиллѣ въ 1955 г. «Историческую Справку», которой мы сейчасъ пользуемся.

Поспѣловскій признаетъ, что Митрополиту Платону не хватало утвердительныхъ документовъ. Предусмотрѣнныхъ въ принципѣ Опредѣленіемъ Московскаго Собора Округовъ нигдѣ еще не было организовано, а упоминаніе о нихъ въ правилахъ было недостаточно для обоснованія автономіи въ Америкѣ. Надо было еще обосновать самую законность избранія Митрополита Платона Американскимъ соборомъ. Поспѣловскій пишетъ: «Платонъ былъ Митрополитомъ Одесскимъ и потому не могъ занять новаго архіерейскаго положенія безъ каноническаго отпуска отъ Матери-Церкви. Теперь онъ получилъ его въ Патріаршемъ указѣ, но въ эмоціональномъ климатѣ новой политической эмиграціи, требовался еще и «эмигрантскій узаконительный контекстъ» и его онъ получилъ въ подтвержденіи своего назначенія Карловацкимъ Синодомъ» (т. II, стр. 284).

Получая поддержку изъ Сремскихъ Карловцевъ, Митрополитъ Платонъ на время забываетъ о Детройтѣ.

На соборѣ въ Карловцахъ, въ октябрѣ 1924 г. онъ объясняетъ что допустилъ Детройтскія выступленія, чтобы «выпустить газы», а затѣмъ внести успокоеніе. Онъ дѣятельно участвуетъ во всѣхъ дѣяніяхъ Собора, получаетъ помощь противъ Еп. Адама и всѣхъ смутьяновъ, исхлопатываетъ особое увѣщательное и разъяснительное посланіе... Соборъ налагаетъ прещеніе и предаетъ Адама суду за самочинныя выступленія противъ Митрополита Платона, какъ своего епархіальнаго архіерея, входящаго въ составъ Зарубежной Церкви. На соборѣ онъ Предсѣдатель Финансовой Комиссіи и избирается членомъ Синода. Онъ проявляетъ особую заботу объ устройствѣ мѣста жительства Митрополиту Антонію въ Бѣлградѣ, безпокоится, чтобы онъ не ушелъ на Аѳонъ.

По возвращеніи съ Собора въ Америку, Митрополитъ Платонъ продолжаетъ молчать о Детройтѣ и, вмѣсто этого, пишетъ о значеніи Собора Епископовъ въ Карловцахъ.

Во всемъ, что тогда писалось въ Американскомъ Православномъ Вѣстникѣ, нѣтъ въ этомъ отношеніи той сдержанности, кото/с. 41/рая наблюдалась тогда у Митроп. Евлогія. Для яснаго понятія о томъ, какъ въ то время должны были себѣ представлять въ Карловцахъ настроеніе вождей Сѣверо-Американской епархіи, мы приведемъ большую цитату изъ епархіальнаго органа Митрополита Платона, Сѣверо-Американскаго Вѣстника, № 6 за 1924 г.

[ГЛАВА V.]
Компетенція Архіерейскаго Собора Русской Православной Церкви Заграницей.

Въ тѣхъ обстоятельствахъ, среди которыхъ стала жить Русская Церковь заграницей, единственнымъ для нея утѣшеніемъ и отрадою явилась возможность созыва Архіерейскихъ Соборовъ изъ іерарховъ волею судебъ оказавшихся за предѣлами бывшей Россіи. Въ 1924 г. на Соборѣ въ Сремскихъ Карловцахъ ихъ собралось 14. Если по церковнымъ канонамъ судъ надъ архіереемъ принадлежитъ 12 архіереямъ, то тамъ была требуемая наличность. Если для встрѣчающихся прекословіи каноны предполагаютъ собранія епископовъ извѣстной части Церкви, то тамъ были именно русскіе православные архіереи. Отсюда, для Архіереевъ какъ таковыхъ, для рѣшенія дѣйствительности или недѣйствительности ихъ хиротоніи (какъ въ случаѣ напр. съ Филипповскимъ, Еп. Николаемъ, Кедровскимъ и въ др. подобныхъ), Архіерейскій Соборъ, морально такая величина, передъ которой невольно должна преклониться даже привыкшая къ своеволію и упорству энергія единицы. Тутъ есть то, о чемъ сказано: «повѣждь Церкви, аще же Церковь преслушаетъ, буди тебѣ якоже язычникъ и мытарь».

Нельзя оставить безъ вниманія еще одного обстоятельства. Для нѣкоторыхъ явленій церковной жизни заграницей, означенный Соборъ Архіереевъ несомнѣнно послѣдняя инстанція. Такъ, напр., для Филипповскаго, который ссылался на признаніе его «епископомъ» Карловацкими русскими архіереями, рѣшеніе послѣднихъ является авторитетомъ на основѣ принципа: откуда право, оттуда и судъ. Для тѣхъ іерарховъ, которые свою дѣятельность восприняли отъ Собора, его опредѣленіе имѣетъ силу и утвердительную, и судительную. Наконецъ, для обсужденія «встрѣчающихся прекословіи» Архіерейскій Соборъ положительно высшій авторитетъ. Церковная исторіи даетъ намъ примѣры, что Соборы Архіереевъ имѣли значительность даже для такихъ святителей, какъ св. Аѳанасій Александрійскій. Будемъ посему ожидать, что и въ Америкѣ тѣ, кто о себѣ говоритъ, что онъ подлинно «епископъ», вникнутъ въ сущ/с. 42/ность созданнаго ими церковнаго обостренія и покажутъ свою православную настроенность въ духѣ, указанномъ для нихъ послѣднимъ Архіерейскимъ Соборомъ въ Карловцахъ.

Что же касается печатаемаго въ настоящемъ году Посланія Архіереевъ Русской Православной Церкви Заграницей чадамъ Православной Церкви въ Америкѣ, то къ нему иначе нельзя подойти, какъ къ тому посланію, о которомъ мы читаемъ въ Дѣяніяхъ Апостольскихъ. Оно подобно тому «посланію», какимъ были снабжены Ап. Павелъ и Варнава отъ старѣйшихъ Апостоловъ въ Іерусалимѣ. Если времена и обстоятельства дали тому Апостольскому и нынѣшнему Архіерейскому посланіямъ другое содержаніе и иную форму, то цѣль — утишить споры и прекратить раздоры — и тамъ, и здѣсь одинакова. Мы, поэтому, нисколько не сомнѣваемся въ великомъ добромъ результатѣ нынѣшняго посланія Архіереевъ къ православнымъ людямъ въ Америкѣ. Это — бальзамъ для душъ, ищущихъ правды, какъ, съ другой стороны, обоюдоострый мечъ для противящихся единенію. «Овѣмъ убо воня смертная въ смерть, овѣмъ же воня животная въ животъ и симъ кто доволенъ» (2 Кор. 2, 16).

На фонѣ такъ ярко выраженной въ 1924 г. преданности Митрополита Платона Собору въ Карловцахъ, свѣдѣнія объ одновременной поддержкѣ имъ Детройтскаго Собранія производили на Митрополита Антонія и членовъ Синода потрясающее впечатлѣніе.

Вся эта двойственность была вскрыта на Архіерейскомъ Соборѣ 1926 г. (какъ это видно изъ протокола № 4 засѣданія 14/27 іюля 1926 г.) на которой по взаимному сговору Митрополитъ Платонъ пріѣхалъ черезъ Парижъ вмѣстѣ съ Митрополитомъ Евлогіемъ. Митрополитъ Платонъ хотѣлъ получить отъ Собора рядъ документовъ для укрѣпленія своихъ позицій, одновременно поддерживая и автокефалистовъ.

Въ вышеозначенномъ протоколѣ значится:

«Священный Соборъ Архіереевъ Русской Православной Церкви Заграницей СЛУШАЛИ: подробный докладъ Высокопреосвященнаго Митрополита ПЛАТОНА, въ коемъ онъ ознакомилъ Соборъ съ исторіей смуты и нестроеній въ Русской Церкви въ Америкѣ со времени отъѣзда изъ Америки быв. архіепископа Евдокима и до послѣдняго времени.

По вопросу о Съѣздѣ духовенства и мірянъ въ Детройтѣ онъ сказалъ, что онъ былъ допущенъ имъ какъ клапанъ для выхода угрожавшихъ спокойствію и цѣлости Русской Церкви въ Америкѣ автокефалическихъ газовъ. Если онъ и утвердилъ постановленія этого Съѣзда то только въ виду указанныхъ обстоятельствахъ, но одновременно принялъ мѣры къ ануллированію ихъ въ жизни учрежденіемъ Комиссіи для проведенія ихъ /с. 43/ въ жизнь, въ каковую онъ нарочито включилъ (получивъ на это право на Съѣздѣ) путемъ кооптаціи большинство членовъ, не сочувствующихъ автокефаліи и надѣется такимъ путемъ подготовить формальное ихъ ануллированіе. Со своей стороны онъ настойчиво свидѣтельствуетъ, что онъ рѣшительный врагъ автокефаліи Американской Церкви и подтверждаетъ свою полную каноническую покорность Мѣстоблюстителю Патріаршаго Престола Митрополиту Петру, и избираемому имъ Архіерейскому Синоду. Въ виду всего вышеупомянутаго онъ проситъ Соборъ Епископовъ дать ему за собственноручною подписью всѣхъ Членовъ Собора заготовленную его адвокатомъ грамату ко всѣмъ Патріархамъ и къ Русской Церкви въ Америкѣ, въ коей подтверждаются его права и полномочія на управленіе Православной Церковью въ Америкѣ, и каковая необходима ему для суда съ представителемъ живоцерковниковъ въ Америкѣ быв. священникомъ Кедровскимъ.

Обсудивъ изложенное, Архіерейскій Соборъ единогласно ПОСТАНОВИЛЪ: докладъ принять, а о граматѣ — давать-ли ее и какого содержанія — имѣть сужденіе послѣ доклада о нестроеніяхъ въ Русской Православной Церкви въ Америкѣ, составленнаго по порученію Синода Епископомъ Серафимомъ».

Ни Митрополитъ Платонъ, ни Митрополитъ Евлогій не оспаривали правильности записи въ протоколѣ содержанія доклада. Тѣмъ не менѣе, Митрополитъ Платонъ категорически отказался подписать протоколъ.

Вопросъ о просимыхъ имъ граматахъ естественно отпалъ. Вмѣстѣ съ тѣмъ, изъ самого отказа подписать запись содержанія его же доклада, правильность которой онъ не оспоривалъ, не могла не свидѣтельствовать о попыткѣ ввести Соборъ въ заблужденіе. Поэтому понятно, что Соборъ имѣлъ объ этомъ особое сужденіе, изложенное въ протоколѣ № 11 отъ 18 іюня / 1 іюля 1926 г.

Архіерейскій Соборъ ИМѢЛЪ СУЖДЕНІЕ: объ отказѣ Высокопреосвященнаго Митрополита ПЛАТОНА подписать протоколъ соборнаго засѣданіи, отъ 14/27 іюня, о своихъ отношеніяхъ къ Патріаршему Мѣстоблюстителю, Архіерейскому Собору и Синоду и докладу Преосвященнаго Епископа Серафима.

ПОСТАНОВИЛИ:

1. Соборъ Архіереевъ свидѣтельствуетъ, что въ протоколѣ, отъ 14/27 іюня 1926 года за № 4, точно переданы положенія словеснаго доклада Митрополита Платона, а его заявленіе, что подписаніе имъ сего протокола свидѣтельствовало бы о томъ, что онъ якобы не признавалъ Патріаршаго Мѣстоблюстителя, признаетъ неосновательнымъ. /с. 44/

2. Соборъ Архіереевъ свидѣтельствуетъ, что означенный протоколъ не подписалъ и Митрополитъ Евлогій, хотя при чтеніи его заявилъ, что протоколъ составленъ правильно.

3. Признать несомнѣннымъ, что Митрополитъ Платонъ, вопреки своимъ устнымъ и письменнымъ заявленіемъ, стремится къ организаціи автокефальнаго управленія для Сѣверо-Американской Церкви.

4. Признать крайне опаснымъ, вреднымъ для интересовъ Русской Церкви въ Америкѣ и противорѣчащимъ канонамъ постановленія такъ называемаго Детройтскаго Собора объ автокефаліи Сѣверо-Американской Церкви, о чемъ состоялось постановленіе Синода и Собора 1924 года.

5. Потребовать отъ Митрополита Платона и его викаріевъ заявленіе, что они не признаютъ постановленія такъ называемаго Детройтскаго Собора относительно автокефаліи Американской Церкви и что они подчиняются временно, до установленія нормальныхъ сношеній съ законной высшей церковной властью въ Россіи, канонической (судебно-административной) власти Заграничнаго Собора и Синода русскихъ Епископовъ, ибо это подчиненіе не ослабляетъ подчиненія Мѣстоблюстителя Патріаршаго Всероссійскаго Престола, власть коего признаетъ надъ собою Соборъ и Синодъ.

6. Если въ теченіе 4 мѣсяцевъ Архіерейскій Синодъ не получитъ таковыхъ заявленій, поручить Синоду имѣть о семъ сужденіе и послать Архіепископа Кишиневскаго и Хотинскаго Анастасія для ознакомленія на мѣстѣ съ нестроеніями въ Сѣверо-Американской епархіи и предоставить ему право, въ случаѣ надобности, каковую установитъ Синодъ, взять на себя временное управленіе Сѣверо-Американской епархіей.

7. Затребовать отъ Митрополита Платона акты состоявшагося въ Нью-Іоркѣ въ 1925 году «Собора» и объясненіе по дѣлу этого «Собора».

8. Просимыхъ Митрополитомъ Платономъ граматъ ко всѣмъ Патріархамъ и посланія къ Американской Церкви въ указанной имъ редакціи не давать.

9. До полученія указаннаго въ п. 5 заявленія не считать Митрополита Платона Членомъ Архіерейскаго Синода въ виду того, что онъ указалъ о своей неподчиненности ему».

Митрополитъ Платонъ съ этого момента забылъ о томъ, что писалъ и говорилъ о значеніи Собора и Синода и уже откровенно перешелъ на враждебныя имъ позиціи Детройтскаго Собранія. Къ нему присоединились его викаріи, кромѣ Епископа Аполлинарія, который объединилъ вокругъ себя вѣрныхъ чадъ Русской Церкви въ Сѣверной Америкѣ. Приходится признать, что Митрополитъ Пла/с. 45/тонъ не заботился ни объ истинѣ, ни о канонахъ, а хотѣлъ пріобрѣсти власть любой цѣной.

Всѣ эти столь важныя событія очень неясно изложены Поспѣловскимъ. Онъ большое значеніе приписываетъ личнымъ отношеніямъ между Митрополитами Антоніемъ и Платономъ. У послѣдняго было личное недоброжелательство къ Митрополиту Антонію. Его можно приписать тому, что въ бытность Митроп. Платона ректоромъ Кіевской Духовной Академіи, Митрополиту Антонію была поручена ея ревизія и онъ нашелъ много недостатковъ. Однако, хорошо зная лично Митрополита Антонія и проработавъ при немъ съ 1931 г. по 1936 г., я никогда не замѣчалъ у него недоброжелательства къ кому бы то ни было. Это былъ человѣкъ, который всегда руководствовался правдой и своимъ стремленіемъ служить Церкви и любовью къ людямъ. Этимъ онъ и привлекалъ къ себѣ сердца.

Такъ же доброжелательно и довѣрчиво онъ относился и къ Митрополиту Платону, до обнаруженія его обмана.

Страннымъ образомъ, для г. Поспѣловскаго этическая сторона въ такихъ колебаніяхъ Митрополита Платона не представляетъ проблемы.

Что касается канонической оцѣнки событій, то его ошибка заключается въ томъ, что отдѣльныя рѣшенія или сообщенія отъ имени Патріарха, лишеннаго свободы, онъ считаетъ отмѣняющими дѣйствія общаго правила, принятаго высшимъ внѣ Собора органомъ Русской Церкви: Патріархомъ, Синодомъ въ соединенномъ присутствіи съ Высшимъ Церковнымъ Совѣтомъ. Никакое отдѣльное распоряженіе Патріарха или Синода, даже если бы оно существовало на самомъ дѣлѣ, а не было фальсифицировано совѣтской властью для разстройства враждебной ей Церкви за рубежомъ, — не могло отмѣнить той автономіи, какая давалась объединенному зарубежному епископату Постановленіемъ 7/20 ноября 1920 г. Это Постановленіе, показывающее какъ въ разныхъ обстоятельствахъ разстройства высшей власти Русской Церкви организовывать управленіе оторванныхъ отъ центра областей, — есть своего рода канонъ для всѣхъ насъ. Чтобы отдѣлаться отъ всякаго контроля, Митрополиты Евлогій и Платонъ выдвинули неканоническій принципъ единоличныхъ распоряженій, приписываемыхъ Патріарху, и издаваемыхъ ad hoc. Не имѣя достаточной канонической почвы, Митрополитъ Евлогій претендовалъ на власть, пользуясь общимъ почтеніемъ къ Патріарху и опасеніемъ какъ бы то ни было повредить ему въ борьбѣ съ обновленцами.

Морально подорванная власть Митрополита Платона перешла къ Митрополиту Ѳеофилу. Онъ скоро почувствовалъ слабость свое/с. 46/го положенія, особенно съ появленіемъ въ Америкѣ динамичнаго представителя Карловцевъ въ Лицѣ Архіепископа Виталія. Одинъ за другимъ приходы стали переходить къ послѣднему, создалось общественное движеніе въ пользу возстановленія единства и Митрополитъ Ѳеофилъ нашелъ болѣе разумнымъ приглашеніе Патріарха Варнавы и въ 1935 г. прибылъ на Совѣщаніе.

[ГЛАВА] VI.
Совѣщаніе въ Сремскихъ Карловцахъ и Церковь въ Америкѣ.

Основной ошибкой г. Поспѣловскаго, мѣшающей ему объективно судить о зарубежныхъ церковныхъ событіяхъ (очевидно вслѣдствіе предубѣжденія) является то, что онъ изъ явно вынужденнаго рѣшенія плѣненнаго Патріарха по отдѣльному вопросу заключаетъ, что оно разъ и навсегда отмѣняетъ значеніе Постановленія 7/20 ноября 1920 г. для заграничныхъ Церквей. Онъ не желаетъ понять, что это Постановленіе устанавливало общее правило для разныхъ случаевъ, вызываемыхъ гоненіемъ на Церковь и вѣроятнымъ уже лишеніемъ Высшаго Управленія Церкви канономъ Помѣстной Русской Церкви, указывающимъ какъ поступать въ разныхъ положеніяхъ. Послѣ ноября 1920 г. Русская іерархія уже не имѣла случая давать указанія свободно и такъ авторитетно. Основной принципъ этого Постановленія заключается въ томъ, чтобы части Русской Церкви, оторванныя отъ Патріарха, по мѣрѣ возможности объединялись въ епархіи и области для организаціи своего управленія по образцу каноническаго митрополичьяго округа со своимъ центральнымъ управленіемъ. Только послѣ возстановленія нормальнаго порядка имѣлось въ виду представленіе принятыхъ рѣшеній на утвержденіе законной Патріаршей власти.

Если въ Сремскихъ Карловцахъ послѣдовательно и неизмѣнно проводился этотъ принципъ во всѣхъ мѣстахъ образовавшагося управленія для всего Зарубежья, то въ Западной Европѣ у Митрополита Евлогія и въ Америкѣ у послѣдователей Митрополита Платона къ нему возвращались только по временамъ, по крайней нуждѣ. Главнымъ стимуломъ въ организаціи мѣстнаго областнаго управленія у нихъ всегда была ихъ безконтрольность, къ которой не стремился никто изъ епископовъ, объединявшихся вокругъ Архіерейскаго Синода. Это особенно показательно на примѣрѣ епископовъ на Дальнемъ Востокѣ. Переписка съ ними изъ Сремскихъ Карловцевъ брала больше времени чѣмъ изъ Америки, не говоря о Пари/с. 47/жѣ. Пріѣздъ на Соборъ былъ для нихъ гораздо дороже и труднѣе и, однако, они никогда не возбуждали никакихъ требованій объ автономіи, на которую нехотя соглашались ради общаго объединенія въ 1935 г.

Въ тридцатыхъ годахъ въ Америкѣ наступило духовное разочарованіе у послѣдователей Митрополита Платона и, вмѣстѣ съ тѣмъ, воодушевленіе у тѣхъ, кто узнавалъ духовныхъ подвижниковъ въ лицѣ посланныхъ въ Америку выдающихся архіереевъ, Архіепископовъ Виталія, Тихона и Іоасафа. Ихъ вліяніе становилось настолько сильнымъ, что Митрополиту Ѳеофилу было невозможно игнорировать растущаго общественнаго стремленія къ единству. Къ этому прибавилось насыщенное горячею любовью вліяніе Сербскаго Патріарха Варнавы.

На чемъ-же теперь могли всѣ объединиться какъ не на Опредѣленіи 7/20 ноября, на которое въ разное время и, (правда, въ разной формѣ) уже ссылались и Митрополитъ Платонъ, и Митрополитъ Евлогій? Общее настроеніе того времени въ русской православной общественности и для него дѣлало затруднительнымъ рѣшительно отказаться отъ общаго объединительнаго движенія. Каждому изъ насъ, активныхъ участниковъ церковной и общественной жизни Зарубежной Руси того времени, видна была сила этого движенія. Вмѣстѣ съ тѣмъ, видя искренность его у многихъ дѣятелей въ Америкѣ, мы невольно съ недовѣрчивостью смотрѣли на участіе въ немъ Митрополита Евлогія. Наблюдавшій за наростаніемъ въ русскихъ кругахъ стремленія къ объединенію и слыша обращеніе къ нему за помощью въ качествѣ посредника, отозвался на это Сербскій Патріархъ Варнава — вѣрный другъ русскихъ и большой почитатель Митрополита Антонія.

Онъ пригласилъ представителей трехъ направленій въ зарубежной Русской церковной жизни встрѣтиться при его посредничествѣ, на что всѣ они охотно отозвались. Совѣщаніе было созвано подъ предсѣдательствомъ Патріарха какъ разъ когда въ Сремскихъ Карловцахъ кончался Архіерейскій Соборъ Русской Православной Церкви Заграницей. Патріархъ Варнава лично предсѣдательствовалъ на важныхъ засѣданіяхъ и пригласилъ проф. С. В. Троицкаго въ качествѣ каноническаго совѣтника. Митрополитъ Евлогій со своей стороны привезъ двухъ совѣтниковъ: протоіерея Григорія Ломако и Секретаря своего Управленія Т. А. Аметистова. Формально секретаремъ Совѣщанія былъ Епископъ Димитрій, но фактически я былъ его помощникомъ и на меня ложилась большая часть работы. Замѣчанія по протоколу и внесеніе поправокъ заявлялись мнѣ. Особенно трудно бывало съ Митрополитомъ Евлогіемъ, который по нѣ/с. 48/сколько разъ мѣнялъ свои формулировки.

Поспѣловскій мало вниманія удѣляетъ этому Совѣщанію. Между тѣмъ оно было значительнымъ уже по компетентности своего состава. Онъ не упоминаетъ значительнаго факта, что по общему согласію оно основывалось на положеніяхъ Постановленія 7/20 ноября, авторитетъ котораго безспорно признавался всѣми, кромѣ Митрополита Евлогія. Послѣдній готовъ былъ признавать его только частично. Вообще участіе его въ Совѣщаніи было съ самаго начала условнымъ и, въ сущности нечестнымъ. Въ посланіи, которое Митрополитъ Евлогій подписалъ наравнѣ съ Митрополитами Анастасіемъ и Ѳеофиломъ, значилось: «Послѣ цѣлаго ряда засѣданій, въ работѣ которыхъ Святѣйшій Патріархъ принималъ самое дѣятельное участіе, они выработали Положеніе объ устройствѣ Русской Православной Церкви Заграницей, построенное на принципѣ раздѣленія ея на 4 Митрополичьихъ Округа, прочно объединенныхъ въ общемъ центрѣ — Соборѣ Заграничныхъ Русскихъ Іерарховъ и его исполнительномъ органѣ Св. Синодѣ, возглавленномъ старѣйшимъ іерархомъ Русской Зарубежной Церкви» «Церк. Жизнь», №№ 1 и 2, 1935 г., стр. 162-163.

Какъ значится въ Протоколѣ № 1 Митрополитъ Евлогій соглашался на объединеніе, «если на предполагаемое объединенное устроеніе русскаго церковнаго разсѣянія будетъ испрошено Святѣйшимъ Патріархомъ Варнавой благословеніе Вселенскаго Престола и другихъ Главъ Автокефальныхъ Православныхъ Церквей» Тамъ-же, стр. 164.

При чемъ тутъ были другія Главы Автокефальныхъ Церквей, которыя не участвовали въ рѣшеніи объ организаціи Русской Зарубежной Церкви въ Константинополѣ и Бѣлградѣ въ 1921 г., — было неясно. Протоворѣчиво было подписывать приведенныя слова общаго Посланія, а на послѣднемъ засѣданій заявить о своемъ положеніи Экзарха Вселенскаго Патріарха: «Я и моя паства, мы всѣ очень дорожимъ этимъ положеніемъ... Поэтому я не могу и не хочу просить Вселенскаго Патріарха объ освобожденіи меня отъ званія» Тамъ-же, Проток. № 4, стр. 174.

Самъ Митр. Евлогій впослѣдствіи писалъ, что «по доводамъ логики» ему надо было бы покинуть Совѣщаніе (Митр. Евлогій. «Путь Моей Жизни», стр. 639).

Я бы добавилъ къ этимъ словамъ, что, заранѣе рѣшивъ оставаться въ прежнемъ своемъ положеніи, ему надо было бы это сдѣлать и по доводамъ честности...

Поспѣловскій съ укоризной говоритъ о томъ, что Синодальные приходы въ Европѣ и послѣ Совѣщанія остались въ прежнемъ поло/с. 49/женіи. (т. II, стр. 261).

Однако явное нежеланіе Мит. Евлогія приводить Карловацкое соглашеніе въ исполненіе, дѣлало невозможнымъ какое-либо распоряженіе Синода въ этомъ направленіи кромѣ введенія въ жизнь выработаннаго въ Ср. Карловцахъ Положеній. Неужели онъ думаетъ, что Синодъ могъ включить свои приходы въ Округъ Митр. Евлогія, пока послѣдній оставался въ вѣдѣній Вселенскаго Патріарха и выражалъ нежеланіе оттуда уходить?

Между тѣмъ въ Америкѣ послѣ Карловацкаго соглашенія состоялось объединеніе, которое, несмотря на указываемыя г. Поспѣловскимъ затрудненія, постепенно входило въ норму. Этотъ процессъ былъ прерванъ Второй Міровой Войной, которая отрѣзала Бѣлградъ отъ Америки и вызвала въ послѣдней про-совѣтскія настроенія.

Тѣмъ не менѣе въ Америкѣ уже начали сказываться благія послѣдствія объединенія, которыя давали надежду на постепенное устраненіе разныхъ препятствій для мирнаго развитія церковной жизни. Этому много способствовало миролюбіе Митрополитовъ Анастасія и Ѳеофила. Они оба дѣлали все, что отъ нихъ зависило, чтобы наладить мирную церковную жизнь на каноническихъ началахъ.

Такой трудный вопросъ какъ представленіе о лишеніи сана Архіепископа Адама, наприм., было разрѣшено удовлетворительно по соглашенію съ Предсѣдателемъ Синода и Митрополитомъ Ѳеофиломъ. Такъ 9/22 декабря 1945 г., Митрополитъ Ѳеофилъ пишетъ Митрополиту Анастасію самыя дружественныя письма, несмотря на то, что уже начало сказываться просовѣтское настроеніе въ Америкѣ и тенденція нѣкоторой части церковныхъ круговъ къ сближенію съ Московской Патріархіей. Въ данномъ случаѣ мнѣ представляется важнымъ показать, что если произошелъ затѣмъ новый разрывъ въ Кливлендѣ, то онъ вызывался не какими-либо властолюбивыми тенденціями Архіерейскаго Синода, а исключительно просовѣтской пропагандой.

Въ связи съ событіями того времени находятся слѣдующія письма митрополита Ѳеофила, отправленныя митрополиту Анастасію въ декабрѣ 1945 г.:

...благодарю усердно за каблеграмму отвѣтную на вопросъ о единеніи съ Патріархіей, таковъ былъ и нашъ курсъ отношеній. Владыка нашъ Алексій отъ управленія епархіей въ Аляскѣ уже около трехъ лѣтъ отказался, преемникомъ туда во Епископскомъ дѣланіи избранъ единогласно архимандритъ Іоаннъ, теперь тамъ администраторъ епархіи.

/с. 50/ Все устроилось Вашими трудами и помощью».

Второе письмо отъ 9/22 декабря:

Ваше Высокопреосвященство, Милостивый Архипастырь и Отецъ, Владыка нашъ Первоіерархъ.

Во смиреніи исповѣдую Вашъ великій подвигъ стоянія за сохраненіе каноническаго устроенія управленія Православною Церковью, приношу Вамъ ревностныя чувства празднованія Рождества Христова въ условіяхъ душевнаго мира и благополучія.

Не осудите святой Владыко за медленность изготовленія протоколовъ Большого Архіерейскаго Собора 13-14 декабря, с. г. изъ за чрезмѣрныхъ трудовъ Высокопреосвященнаго Архіепископа Леонтія по разъясненію разныхъ вопросовъ, касающихся предвзятости Патріархіи. Съ великимъ и полнымъ удовлетвореніемъ прошли засѣданія Собора и теперь предстоитъ выполненіе опредѣленій такового, но желательно скорѣе изготовленіе протоколовъ о семъ для представленія Вашему Высокопреосвященству.

Хиротонію новоизбраннаго для Аляски Епископа предположено совершить въ Недѣлю Православія, 10 марта, если на сіе послѣдуетъ Ваше благословеніе.

Съ искреннимъ усердіемъ въ послушаніи Вашему Высокопреосвященству пребываю смиренный послушникъ.

Митрополитъ Ѳеофилъ.       

О постановленіи архимандрита Іоанна (Злобина) на Ситхинско-Аляскинскую каѳедру митр. Ѳеофилъ въ началѣ января 1946 г. просилъ Архіерейскій Синодъ. Соотвѣтствующее постановленіе Арх. Синода послѣдовало. 25 февраля (10 марта) хиротонія архим. Іоанна состоялась въ Св.-Троицкомъ соборѣ въ Санъ-Франциско. Совершали ее митр. Ѳеофилъ, архіеп. Тихонъ и еп. Веніаминъ.

Въ № 3, «Р.А.П.В.» (мартъ 1946 г.), при описаніи нареченія и хиротоніи, такъ писалось о первомъ обрядѣ:

«...Прот. Александръ Лисицынъ (изъ Санъ-Діего) взошелъ на амвонъ и объявилъ объ избранія Соборомъ епископовъ Сѣверо-Американской Митрополіи и утвержденіи Заграничнымъ Архіерейскимъ Синодомъ (митрополитомъ Анастасіемъ) архимандрита Іоанна Злобина, “епископомъ Ситкинскимъ и всея Аляски”... На вопросъ митрополита, архимандритъ Іоаннъ отвѣчаетъ чтеніемъ Символа Вѣры и даетъ твердое обѣщаніе соблюдать всѣ уставы и каноны Св. Православной Церкви и быть вѣрнымъ и преданнымъ митрополиту Сѣверо-Американскаго округа (митрополиту Ѳеофилу) и Заграничному Архіерейскому Синоду (мит/с. 51/рополиту Анастасію)» (Русская Православная Церковь въ Сѣверной Америкѣ, Каноническая Справка, стр. 112-113.)

Подъ вліяніемъ совѣтскихъ іерарховъ и прибывшихъ изъ Парижа профессоровъ Богословскаго Института, все болѣе раздавались голоса въ пользу разрыва съ Синодомъ ради объединенія съ Москвой.

Первоначально, и Митрополитъ Ѳеофилъ, и Архіепископъ Чикагскій Леонтій выступали противъ нихъ въ защиту Митрополита Анастасія. Когда про-коммунисты въ Швейцарскомъ Парламентѣ возбудили требованіе о высылкѣ Митрополита Анастасія изъ Швейцаріи, Митрополитъ Ѳеофилъ послалъ президенту слѣдующую телеграмму, датированную 21 января 1946 г.:

«Его Превосходительству Президенту Швейцарской Республики.

Пожалуйста примите мое свидѣтельство въ защиту Митрополита Анастасія, проживающаго сейчасъ въ Женевѣ, который въ качествѣ Главы Русской Православной Церкви Заграницей ведетъ самую благодѣтельную работу среди русскихъ бѣженцевъ и военноплѣнныхъ въ Европѣ. Митрополитъ Анастасій управляетъ нашей Церковью внѣ Россіи самымъ лучшимъ образомъ и является человѣкомъ высшихъ Церковныхъ принциповъ и доброй жизни, не вмѣшиваясь въ политику. Нынѣшняя кампанія коммунистической прессы противъ него, въ высшей степени печальна и нежелательна и должна игнорироваться. Поэтому я почтительнѣйше прошу Ваше Превосходительство разрѣшить ему оставаться въ Швейцаріи для пользы Русской Церкви и народа въ Европѣ.

Съ почтеніемъ Ѳеофилъ Митрополитъ и Архіепископъ Сѣверной Америки и Канады».

Если въ тѣ же мѣсяцы поднялась агитація за Московскую Патріархію, то и тутъ, въ защиту единства съ Заграничной Церковью выступали Митрополитъ Ѳеофилъ и будущій Американскій Митрополитъ, тогда Чикагскій Архіепископъ Леонтій. Въ № 22 Русско-Американскаго Православнаго Вѣстника, Дек. 1945 г. онъ возражалъ Архіепископу Алексію:

«Вл. М. Ѳеофилъ правильно отвѣтилъ на этотъ пунктъ о «Карловацкомъ Синодѣ», что это лежитъ въ компетенціи Архіерейскаго Собора прежде всего. Можно прибавить, что и Нью-Іоркскій Всеамериканскій Соборъ 1937 года, добровольно самъ установилъ эту связь съ заграницею, такъ что этотъ вопросъ тоже долженъ быть отнесенъ и рѣшенъ на общемъ соборѣ. Говорить такъ, что Заграничный Синодъ не существуетъ, нельзя, потому что онъ дѣйствительно существуетъ и окормляетъ русскихъ православныхъ людей въ самой Европѣ и внѣ ея еще до/с. 52/селѣ изъ Швейцаріи. Насколько этично бросить сихъ архіереевъ, во главѣ съ М. Анастасіемъ, когда они сейчасъ именно наиболѣе нуждаются въ нравственной и финансовой ихъ поддержкѣ отсюда? Для насъ они дали въ свое время примиреніе съ частью американской православной русской паствы и доселѣ ничего дурного для насъ не сдѣлали. Тѣмъ болѣе, что мы читаемъ въ Свящ. Писаніи о прор. Моисеѣ: «Вѣрно Моисей великъ бывъ... паче изволи страдати съ людьми Божіими» (Евр. 11, 24-25). Отрицать же, что они всѣ «люди Божіи» мы не имѣемъ права, а что они сейчасъ весьма страдаютъ, какъ и другіе жители Европы, тоже нельзя отрицать... Конечно, Всеамериканскій Соборъ можетъ перемѣнить свою точку зрѣнія и даже дать рѣшеніе, но пока мы двигались по линіи прямой, — коопераціи...»

Въ номерѣ отъ 3 янв. 1946 г., возражая на замѣчаніе одного читателя по поводу его статей утверждавшаго, что: «Карловцы» не признали нашего «Временнаго положеніи объ управленіи», онъ писалъ:

«Но оно въ силѣ для насъ остается, такъ какъ Мы его признали на Соборѣ и Синодѣ, посылали туда своихъ представителей, знакомили тамошнихъ съ нашими церковными дѣлами, а наши епископы ознакомились съ ходомъ дѣла всѣхъ русскихъ, за рубежомъ Родины живущихъ; мы жили съ «Карловцами» въ дружной коопераціи, — мы ихъ признавали. Посему и я, какъ раньше покойный нынѣ Вл. Арсеній, ничтоже вопреки глаголя, принялъ титулъ «архіепископа», какъ исходящій отъ признанной всею Американскою Русью церковной авторитетной власти (Историческая Справка, стр. 113-114).

Однако, такъ хорошо и по совѣсти писавшіе американскіе Владыки не оказались способными бороться за правду и вести свою паству по пути, который они признавали правымъ, посколько къ убѣжденію надо было прибавить и исповѣдничество. Тѣ, кто сами проявляли оппортунизмъ, не возставъ противъ Москвы, какъ представлявшую ложь, но напротивъ, допуская компромиссы, они вдругъ сами удивились, что плодомъ этого компромисса явилось большинство голосовъ за соединеніе съ Москвой, цѣной измѣны только десять лѣтъ тому назадъ состоявшемуся объединенію на путяхъ канонической правды.

Архіепископъ Леонтій освѣдомлялъ Митрополита Анастасія объ интригахъ шедшихъ изъ Москвы, чтобы вновь оторвать Америку отъ Зарубежной Церкви. Оправдывая перерывъ въ своихъ письмахъ онъ писалъ 22 февраля 1946 г.:

Пришлось заниматься мѣстными дѣлами и, въ значительной мѣрѣ, полемикой. Отраженія послѣдней должны были сказаться на клирѣ и на паствѣ.

/с. 53/ Это необходимо было, такъ какъ агитація вопреки шла, подогрѣваемая, какъ ни печально на это указать, раздаваніемъ высокихъ наградъ со стороны представителей Патріархіи... Такъ или иначе, ушли отъ насъ и Вл. Макарій (имѣлъ нервный припадокъ, попалъ въ госпиталь, здѣсь былъ посѣщаемъ и... потерялъ равновѣсіе) и Вл. Алексій, б. Аляскинскій (посѣщенъ былъ спеціально въ своемъ домикѣ близъ монастыря Вл. Ярославскимъ). Потеря для насъ тѣмъ печальнѣе, что это ударъ по нашимъ богословскимъ школамъ — Пастырской въ Монастырѣ и Духовной Семинаріи въ Нью-Іоркѣ. Хиротонія архимандрита Іоанна восполнила до нѣкоторой степени убыль» (Историческая Справка, стр. 111-112).

Особенно оживилась агитація съ прибытіемъ изъ Парижа дѣятелей Парижской Архіепископіи, а также архимандрита Іоанна Шаховского.

Митрополитъ Ѳеофилъ и послѣ открытія Собора въ Кливлендѣ продолжалъ высказывать свое уваженіе къ Митрополиту Анастасію и заявлять объ обязательности подчиненія ему и Синоду. Затѣмъ, однако, онъ рѣзко перемѣнилъ свою позицію, при этомъ присоединяя къ беззаконію и нарушеніе слова. Видя обнаружившуюся оппозицію, онъ вдругъ сдалъ всѣ свои позиціи и поэтому не созывалъ Епископскихъ Совѣщаній, которыя по Положенію должны были имѣть мѣсто ежедневно для утвержденія ими или отверженія постановленій пленума. Не ожидавшіе «переворота» архіереи были застигнуты врасплохъ постановленіемъ о разрывѣ съ Митрополитомъ Анастасіемъ. Къ тому же, Митрополитъ Ѳеофилъ, послѣ всѣхъ его красивыхъ словъ объ уваженіи и преданности Митрополиту Анастасію, сразу принялъ это постановленіе къ исполненію. Вопреки уставу и канонамъ онъ не ставилъ его на обсужденіе Собора Епископовъ. Чтобы сорвать возможность ихъ совѣщанія Архіепископъ Леонтій и Епископъ Веніаминъ ускорили свой отъѣздъ, а Митрополитъ Ѳеофилъ заявилъ, что Совѣщаніе не можетъ состояться вслѣдствіе ихъ отсутствія...

Впрочемъ, обмануты были и сторонники Москвы, ибо Митрополитъ Ѳеофилъ не допустилъ соединенія съ нею, хотя разрывъ съ Архіерейскимъ Синодомъ предпринимался именно съ этой цѣлью.

Американская Митрополія еще усугубила это раздѣленіе тѣмъ, что обратилась къ Москвѣ за автокефаліей и впослѣдствіи приняла ее отъ нея.

Какъ и въ другихъ случаяхъ, г. Поспѣловскій даже и не старается доказывать каноничность или просто честность ничѣмъ не оправданнаго односторонняго разрыва съ Зарубежной Церковью по постановленію мірянъ. Не безпокоитъ его и невѣроятное вѣролом/с. 54/ство, ибо Митрополитомъ Ѳеофиломъ почти одновременно посылались телеграммы Митрополиту Анастасію съ благодарностью за привѣтствія съ заявленіями, что онъ «надѣется на продолженіе совмѣстныхъ трудовъ на благо Русской Зарубежной Церкви», а Патріарху Алексію, что «постановлено просить Ваше Святѣйшество принять насъ въ лоно Вашей Церкви и быть нашей духовной Главой».

Для Епископовъ, болѣе серьезно чѣмъ Митрополитъ Ѳеофилъ и Архіепископъ Леонтій относившихся къ своимъ принципіальнымъ взглядамъ и Соборнымъ опредѣленіямъ, было совершенно невозможно осуждать Московскую Патріархію за ея подслуживаніе къ безбожникамъ, а завтра подчиняться ей какъ якобы законной власти.

Поспѣловскій думаетъ, что вопросъ былъ только въ требованіи Патріархіи лояльности къ совѣтской власти и что отказъ отъ такого требованія могъ дѣлать ее пріемлемой заграницей. Онъ очевидно не читалъ посланія Заграничнаго Собора 1932 г., гдѣ вопросъ этотъ подробно разобранъ, а также все объясненіе этого вопроса въ моей книгѣ противъ новой позиціи проф. С. Троицкаго. Поэтому, для него этотъ вопросъ существуетъ только съ точки зрѣнія оппортунизма, а не правды или лжи. На стр. 297 Поспѣловскій признаетъ, что опредѣленіе въ пользу разрыва съ Синодомъ прошло ради объединенія съ Москвой, котораго, впрочемъ, тогда тоже не состоялось. Въ концѣ концовъ обманули и Синодъ, и Московскую Патріархію.

Обращенія несогласныхъ епископовъ ни Митрополитомъ Ѳеофиломъ, ни другими не удостаивались никакого вниманія.

Позднѣе, въ письмѣ 28 января 1947 г. Архіепископъ Леонтій писалъ Митрополиту Анастасію:

Мнѣ просто совѣстно, что мои бывшіе воспитанники Семинаріи, нынѣ пастыри Русской Православной Церкви, такъ сильно склонились, вслѣдъ за массою, въ сторону признанія Святѣйшаго Патріарха Московскаго, не взирая на ясныя указанія дѣйствительности о его болѣе, нежели подчиненномъ положеніи въ СССР. Но масса была настроена весьма оппозиціонно къ нынѣшнему нашему положенію связи съ Заграничнымъ Синодомъ... Выходомъ оказалось сохраненіе автономнаго существованія — какъ для Патріархіи, такъ и для Синода. Доводы не дѣйствовали. Резолюцію не расчленяя голосовали, что дало рѣшительное большинство голосовъ въ пользу духовнаго подчиненія Московскому священноначалію, въ лицѣ Патріарха, — признанія Всеамериканскихъ Церковныхъ Соборовъ высшею инстанціею для внутренняго самоуправленія и къ отказу отъ административной связи съ Заграничнымъ синодомъ. 187 за эту резолюцію /с. 55/ и 61 голосъ противъ нея (Русская Православная Церковь въ Сѣверной Америкѣ, стр. 133)

Изъ писемъ Архіепископа, впослѣдствіи Митрополита Леонтія видно, что совѣсть у него и, вѣроятно, Митрополита Ѳеофила оставалась неспокойной. Архіереи, коимъ надлежало вести свою паству по пути, въ которомъ они видѣли правду, — сразу сдались, когда увидѣли, что большинство хочетъ идти по другому пути, неправость котораго они ясно видѣли. Видѣли они и ложь Московской Патріархіи, и несправедливость пропаганды совѣтскихъ агентовъ и парижскихъ церковныхъ дѣятелей въ ихъ агитаціи противъ Митрополита Анастасія и Синода. Митрополитъ Ѳеофилъ и его будущій преемникъ знали и чувствовали какъ много было проявлено къ нимъ любви и терпѣнія со стороны «Карловчанъ». Поэтому, когда возобновилось раздѣленіе, у нихъ не поворачивался языкъ для какихъ-либо укоризнъ въ отношеніи Синода въ объясненіе своего поступка.

Это оказалось возможнымъ вслѣдствіе неканоническаго преобладанія мірянъ надъ духовенствомъ и епископами въ Кливлендѣ. Какъ мы видѣли, епископы, уступившіе свою совѣсть принципу «цѣлесообразности» противъ правды, вдругъ открыто пали. Они выше всего поставили обладаніе большинствомъ и сохраненіе своей власти, но меньше всего думали о правдѣ. Поэтому, измѣнивъ Митрополиту Анастасію, они обманули и Москву.

Д. Поспѣловскій кончаетъ свой очеркъ о Митрополіи на этомъ пунктѣ, признавая обманъ со стороны Митрополита Ѳеофила и его епископовъ, но оправдывая его «цѣлесообразностью». Онъ только не смогъ указать тѣхъ заповѣдей Господнихъ, поученій святыхъ отцовъ или каноновъ, которыми можно оправдывать замѣну этики «цѣлесообразной» ложью и измѣной своимъ каноническимъ обязательствамъ.

Поспѣловскій не объясняетъ своимъ читателямъ, что отдѣленіе отъ Синода, кромѣ всего прочаго, было и процессуально незаконнымъ. Согласно пар. 37 Наказа Собора, постановленія его могли получать законную силу по утвержденіи ихъ Соборомъ Епископовъ (№ 1 Русско-Американскаго Православнаго Вѣстника за 1946 г.).

Такое правило было въ полномъ согласіи съ канонами и практикой всѣхъ Соборовъ Русской Церкви, начиная съ Всероссійскаго. Вѣдь, согласно каноновъ, рѣшающими являются только опредѣленія Епископовъ. Митрополитъ Ѳеофилъ, предвидя ихъ противодѣйствіе рѣшенію, освобожденному отъ совѣсти, не представилъ на рѣшеніе Епископовъ постановленія о разрывѣ съ Зарубежной Церковью и признанія Московской Патріархіи. Какъ сказано выше, сразу послѣ принятія незаконнаго рѣшенія, Архіеп. Леонтій и Епископъ Be/с. 56/ніаминъ поторопились уѣхать, т. о. дѣлая невозможнымъ совѣщаніе всѣхъ епископовъ.

Однако, духовная обособленность вслѣдствіе измѣны и разныхъ, оторванныхъ отъ каноновъ махинацій по признанію Москвы, то открещиваніе отъ нея, то, наконецъ, обращеніе къ ней за автокефаліей, — духовно опустошали епископовъ совершившихъ вѣроломство въ отвѣтъ на оказанную имъ любовь.

Послѣднимъ шагомъ на этомъ пути было принятіе въ 1970 г. автокефаліи отъ Московской Патріархіи. Она казалась имъ увѣнчаніемъ ихъ бурнаго и сбивчиваго пути приспособленія каноновъ къ созданію незаконной церковной организаціи. Она увѣнчалась автокефаліей, данной по милости Москвы (которая предварительно сняла съ нея наложенное ею запрещеніе) и признаваемой только Церквами, находящимися подъ контролемъ совѣтскихъ безбожниковъ. Всѣ, сколько-нибудь свободныя греческія Церкви, отказали въ признаніи этой автокефаліи, сводя на нѣтъ каноническое значеніе этого акта. Ихъ основательныя сужденія о немъ напечатаны въ книгѣ Panagiotes N. Trempelas. The Authocephaly of the Metropolie in America. Brookline 1973. Посколько Д. Поспѣловскій въ своемъ трудѣ не останавливается на оцѣнкѣ этого акта и мы остановимъ тутъ свои разсужденія, но ввиду того, что актъ этой «автокефаліи» все же существуетъ, мы въ приложеніи напечатаемъ точку зрѣнія нашей Церкви.

ПРИМѢЧАНІЕ:

Въ заключеніе статьи въ слѣдующемъ номерѣ мы помѣстимъ рядъ важныхъ документовъ, которые не были использованы Поспѣловскимъ, или использованы имъ неполно.

/с. 57/ 



ПРИЛОЖЕНІЯ
Документальный матеріалъ къ статьѣ Еп. Григорія о книгѣ Д. Поспѣловскаго.

*     *     *

I.
ПОСТАНОВЛЕНІЕ
Святѣйшаго Патріарха, Священнаго Синода и Высшаго Церковнаго Совѣта Православной Россійской Церкви.

По благословенію Святѣйшаго Патріарха, Священный Синодъ и Высшій Церковный Совѣтъ, въ соединенномъ присутствіи, имѣли сужденіе о необходимости, дополнительно къ преподаннымъ уже въ циркулярномъ письмѣ Святѣйшаго Патріарха указаніямъ на случай прекращенія дѣятельности Епархіальныхъ Совѣтовъ, преподать епархіальнымъ Архіереямъ такія же указанія на случай разобщенія епархіи съ высшимъ церковнымъ управленіемъ или прекращенія дѣятельности послѣдняго и, на основаніи бывшихъ сужденій, постановили: циркулярнымъ письмомъ отъ имени Его Святѣйшества преподать епархіальнымъ Архіереямъ для руководства въ потребныхъ случаяхъ нижеслѣдующія указанія:

1. Въ случаѣ, если Священный Синодъ и Высшій Церковный Совѣтъ по какимъ-либо причинамъ прекратятъ свою церковно-административную дѣятельность, епархіальный Архіерей за руководственными по службѣ указаніями и за разрѣшеніемъ дѣлъ, по правиламъ, восходящимъ къ высшему церковному управленію, обращается непосредственно къ Святѣйшему Патріарху или къ тому лицу или учрежденію, какое будетъ Святѣйшимъ Патріархомъ для этого указано.

2. Въ случаѣ, если епархія, вслѣдствіе передвиженія фронта, измѣненія государственной границы и т. п. окажется внѣ всякаго общенія съ высшимъ церковнымъ управленіемъ или само высшее церковное управленіе во главѣ со Святѣйшимъ Патріархомъ почему-либо прекратить свою дѣятельность, епархіальный Архіерей немедленно входитъ въ сношеніе съ Архіереями сосѣднихъ епархій на предметъ организаціи высшей инстанціи церковной власти для нѣ/с. 58/сколькихъ епархій, находящихся въ одинаковыхъ условіяхъ (въ видѣ-ли временнаго высшаго церковнаго правительства, или митрополичьяго округа, или еще иначе).

3. Попеченіе объ организаціи высшей церковной власти для цѣлой группы оказавшихся въ положеніи, указанномъ въ п. 2 епархій, составляетъ непремѣнный долгъ старѣйшаго въ означенной группѣ по сану Архіерея.

4. Въ случаѣ невозможности установить сношенія съ Архіереями сосѣднихъ епархій и впредь до организаціи высшей инстанціи церковной власти, епархіальный Архіерей воспринимаетъ на себя всю полноту власти предоставленной ему церковными канонами, принимая всѣ мѣры къ устроенію мѣстной церковной жизни и, если окажется нужнымъ, къ создавшимся условіямъ, разрѣшая всѣ дѣла, предоставленныя канонами архіерейской власти, при содѣйствіи существующихъ органовъ епархіальнаго управленія (Епархіальнаго Собранія, Совѣта и проч. или вновь организованныхъ); въ случаѣ же невозможности составить вышеуказанныя — самолично и подъ своею отвѣтственностью.

5. Въ случаѣ, если положеніе вещей, указанное въ пп. 2 и 4, приметъ характеръ длительный или даже постоянный, въ особенности при невозможности для Архіерея пользоваться содѣйствіемъ органовъ епархіальнаго управленія, наиболѣе цѣлесообразной (въ смыслѣ утвержденія церковнаго порядка) мѣрой представляется раздѣленіе епархій на нѣсколько мѣстныхъ епархій, для чего епархіальный архіерей:

а) Предоставляетъ просвященнымъ своимъ викаріямъ, пользующимся нынѣ, согласно Наказу, правами полусамостоятельныхъ, всѣ права епархіальныхъ Архіереевъ, съ организаціей при нихъ управленія примѣнительно къ мѣстнымъ условіямъ и возможностямъ;

б) Учреждаетъ, по соборному сужденію съ прочими Архіереями епархіи, по возможности во всѣхъ значительныхъ городахъ своей епархіи новыя архіерейскія каѳедры съ правами полусамостоятельныхъ или самостоятельныхъ.

6. Раздѣленная указаннымъ въ п. 5 образомъ епархія образуетъ изъ себя во главѣ съ Архіереемъ главнаго епархіальнаго города церковный округъ, который и вступаетъ въ управленіе мѣстными церковными дѣлами согласно канонамъ.

7. Если въ положеніи, указанномъ въ пп. 2 и 4, окажется епархія, лишенная Архіерея, то Епархіальный Совѣтъ или, при его отсутствіи, клиръ и міряне обращаются къ епархіальному Архіерею ближайшей или наиболѣе для нихъ доступной по удобству сообщенія /с. 59/ епархіи, и означенный Архіерей или командируетъ для управленія вдовствующей епархіей своего викарія, или самъ вступаетъ въ управленіе ею, дѣйствуя въ случаяхъ, указанныхъ въ п. 5, и въ отношеніи этой епархіи согласно пп. 5 и 6, причемъ при соотвѣтствующихъ данныхъ вдовствующая епархія можетъ быть организована и въ особый церковный округъ.

8. Если по какимъ-либо причинамъ приглашенія отъ вдовствующей епархіи не послѣдуетъ, епархіальный Архіерей, указанный въ п. 7, по собственному почину принимаетъ на себя о ней и ея дѣлахъ попеченіе.

9. Въ случаѣ крайней дезорганизаціи церковной жизни, когда нѣкоторыя лица и приходы перестанутъ признавать власть епархіальнаго Архіерея, послѣдній, находясь въ положеніи, указанномъ въ пп. 2 и 6, не слагаетъ съ себя своихъ іерархическихъ полномочій, но организуетъ изъ лицъ, оставшихся ему вѣрными, приходы и изъ приходовъ — благочинія и епархіи, предоставляя гдѣ нужно, совершать богослуженія даже въ частныхъ домахъ и другихъ приспособленныхъ къ тому помѣщеніяхъ и прервавъ церковное общеніе съ непослушными.

10. Всѣ принятыя на мѣстахъ, согласно настоящимъ указаніямъ, мѣропріятія, впослѣдствіи, въ случаѣ возстановленія центральной церковной власти, должны быть предоставляемы на утвержденіе послѣдней.

7/20 ноября 1920 года № 362.

Съ подлиннымъ постановленіемъ, опубликованнымъ Всероссійской Церковной Властью, вѣрно:

Предсѣдатель Архіерейскаго Синода Русской Православной Церкви Заграницей: Митрополитъ Антоній.
     Управляющій Канцеляріей Архіерейскаго Синода: гр. Ю. Граббе.

/с. 60/

IIa.
ПРОТОКОЛЪ
перваго засѣданія Высшаго Церковнаго Управленія на югѣ Россіи, состоявшагося въ Константинополѣ 6/19 ноября 1920 г.

Засѣданіе состоялось на рейдѣ на кораблѣ «Александръ Михаиловичъ». Присутствовали: Высокопреосвященный Антоній, митрополитъ Кіевскій и Галицкій, Высокопреосвященный Платонъ, митрополитъ Херсонскій и Одесскій, Высокопреосвященный Ѳеофанъ, архіепископъ Полтавскій и Переяславскій, Преосвященный Веніаминъ, епископъ Севастопольскій, Управляющій Военнымъ и Морскимъ Духовенствомъ, протоіерей г. Севастополя о. Георгій Спасскій.

Слушали. Постановили:

1. Ввиду сосредоточенія огромнаго количества бѣженцевъ въ различныхъ государствахъ и частяхъ свѣта, не имѣющихъ общенія съ Совѣтской Россіей и не могущихъ сноситься съ Высшимъ Церковнымъ Управленіемъ при Святѣйшемъ Патріархѣ, а также вслѣдствіе необходимости попеченія и о Русской Арміи, выѣхавшей изъ Крыма —

а) Продолжить полномочія членовъ Высшаго Церковнаго Управленія

б) Мѣстомъ дѣйствія Управленія — избрать г. Константинополь, какъ наиболѣе центральный пунктъ;

в) Снестись съ Константинопольской Патріархіей для выясненія каноническаго взаимоотношенія

г) Опредѣлить составъ членовъ Управленія изъ наличныхъ епископовъ его ввиду отсутствія другихъ членовъ — протоіерея о. С. Булгакова и А. А. Салъ (неразборчиво) оставшихся въ Крыму, — графа П. Н. Апраксина, выѣхавшаго въ Сербію, и протоіерея о. Г. Спасскаго, отправляющагося съ флотомъ во французскіе порты; и неудобства въ настоящее время организаціи Управленія иными способами:

д) Увѣдомить всѣми возможными путями о сихъ постановленіяхъ Святѣйшаго Патріарха Московскаго и всея Россіи Тихона, а также и всѣ церковные центры, подлежащіе попеченію Русскаго Церковнаго Управленія въ г. Константинополѣ.

е) Обратиться съ просьбой къ Главнокомандующему генералу Врангелю, передавшему чрезъ Епископа Веніамина о своемъ жела/с. 61/ніи и соображеніяхъ о необходимости имѣетъ Высшій органъ Церковнаго Управленія по дѣламъ церковной жизни бѣженцевъ и Арміи, — объ обращеніи и съ его стороны къ Намѣстнику Патріарха Константинопольскаго Митрополиту Брусскому Дороѳею по вопросу объ организаціи Управленія въ Константинополѣ.

ж) Назначить продолженіе засѣданія Церковнаго Управленія въ городѣ на 9 ноября.

Предсѣдатель: Митрополитъ Антоній.
     Члены: Митрополитъ Платонъ, Архіепископъ Ѳеофанъ, Епископъ Веніаминъ.

/с. 62/

IIb.
ПРОТОКОЛЪ
третьяго засѣданія Высшаго Церковнаго Управленія на югѣ Россіи, состоявшагося въ г. Константинополѣ 16/29 ноября 1920 г.

Засѣданіе состоялось въ зданіи Русскаго Посольства.

Присутствовали: Высокопреосвященные Митрополиты Антоній и Платонъ, архіепископъ Анастасій и епископъ Веніаминъ.

СЛУШАЛИ

1. Предложеніе Преосвященнаго Веніамина о замѣщеніи должности Управляющаго Дѣлами Церковнаго Управленія вмѣсто Махараблидзе, эвакуировавшагося въ Сербію.

2. Проектъ сношенія съ Вселенскою Патріархіею объ установленіи каноническаго взаимоотношенія съ нею и письмо Главнокомандующаго къ Замѣстителю Вселенскаго Патріарха по тому же вопросу.

3. Прошеніе прот. Дим. Григоровскаго и 22 священно- и церковно-служителей о разрѣшеніи имъ переѣхать въ Сербію для обслуживанія религіозныхъ нуждъ сербскаго населенія въ приходахъ, гдѣ нѣтъ пастырей.

4. Письмо докладъ г. Апостолиди Констанда о нуждахъ Русской Православной миссіи въ Іерусалимѣ.

5. Докладъ Генеральнаго Штаба и доставленіи имъ въ Константинополь Преосвященному митрополиту Антонію принадлежащихъ Таврической Епархіальной Эмеритальной Кассѣ процентныхъ бумагъ въ количествѣ 25 листовъ двухсотрублеваго достоинства, 11 листовъ тысячерублеваго, 76 листовъ пятитысячерублеваго и 8 листовъ двадцатипятитысячерублеваго, всего на номинальную сумму 596,000 р., пятьсотъ девяносто шесть тысячь рублей съ купонами на всѣхъ отъ 1 декабря 1919 г. включительно.

6. Бракоразводное дѣло Маргариты Николаевны Фонвизиной о разводѣ съ мужемъ ея Георгіемъ Сергѣевичемъ Фонвизинымъ по мотиву нарушенія имъ святости брака прелюбодѣяніемъ.

7. Бракоразводное дѣло Ивана Анастасовича Адамиди о разводѣ съ женой Еленой Александровной по мотиву злонамѣреннаго оставленія ею мужа.

8. Заявленіе митрополита Херсонскаго и Одесскаго Платона, что ввиду необходимости продолжительнаго отсутствія настоятеля русской при Аѳинской Миссіи церкви архимандрита Сергія, Его /с. 63/ Высокопреосвященство согласенъ принять должность настоятеля этой церкви.

ПОСТАНОВИЛИ

1. Назначить на должность Управляющаго дѣлами кандидата богословія, Генеральнаго Штаба полковника Аметистова, который и приступилъ къ исполненію обязанностей.

2. Поручить Высокопреосвященному Митрополиту Антонію и Преосвященному Епископу Веніамину выяснить этотъ вопросъ путемъ сношенія съ замѣстителемъ Вселенскаго Патріарха и передать ему названное сношеніе.

3. Просить Святѣйшаго Димитрія, Патріарха Сербскаго, принять указанныхъ лицъ въ распоряженіе Его Святѣйшества для соотвѣтствующихъ назначеній на должности.

4. Назначить вр. и. д. Начальника Миссіи члена оной іеромонаха Мелетія и просить Патріарха Іерусалимскаго о возведеніи его въ санъ игумена.

5. Принять къ свѣдѣнію, а бумаги хранить.

6. Бракъ супруговъ Фонвизенъ расторгнуть по винѣ мужа Георгія Сергѣевича Фонвизена съ наложеніемъ на него законной епитиміи и разрѣшить Маргаритѣ Николаевнѣ б. Фонвизеной вступить въ новый законный бракъ.

7. Въ искѣ отказать, ввиду того, что продолжительность отсутствія жены съ февраля 1920 года не достигла законнаго срока.

8. Настоятелемъ Русской при Аѳинской Миссіи церкви временно назначить митрополита Херсонскаго Платона, а нынѣ временно исполняющаго должность настоятеля протоіерея о. Сергія Снѣгирева назначить помощникомъ настоятеля.

Предсѣдатель: Митрополитъ Антоній.
     Члены: Митрополитъ Платонъ, Архіепископъ Анастасій, Епископъ Веніаминъ.
     Управляющій Дѣлами: Т. Аметистовъ.

/с. 64/

III.
ПИСЬМО
Русскаго Императорскаго Консула въ Сеаттлѣ Н. Богоявленскаго отъ 2/15 іюля 1927 г. Преосвященному Епископу Аполлинарію по вопросу о представленіи Митрополитомъ Платономъ подложнаго письма Американскому Суду, а также разъясненіе по этому же дѣлу Предсѣдателя Синода Митрополита Антонія.

«Въ одномъ изъ вашихъ писемъ Вы спрашиваете меня, когда именно Нью-Іоркскій судъ призналъ подложнымъ указъ Патріарха Тихона о назначеніи митрополита Платона въ Америку, такъ я могу Васъ освѣдомить: это сказано въ томъ же рѣшеніи Аппеляціоннаго суда по дѣлу Кедровскаго и митр. Платона отъ 25 ноября 1925. Это изложено по-англійски такъ: «Platon Rojdestvensky except for the alleged forged letter of 29 September 1923 has no right to administer the trust in the real property herein involved». Это по-русски значитъ, что «митр. Платонъ, за исключеніемъ упомянутаго ПОДЛОЖНАГО ПИСЬМА отъ 29 сентября 1923 года, не имѣетъ никакого права завладѣвать недвижимымъ имуществомъ (Каѳедральнымъ Соборомъ и прочимъ [18] по поводу котораго ведется это дѣло въ судѣ». Это только выписка изъ судебнаго рѣшенія, но мнѣ кажется, это достаточно ясно показываетъ, что судъ призналъ указъ (письмо) патріарха Тихона подложнымъ. И изъ всего этого дѣла нигдѣ не видно, чтобы защита со стороны Митрополита Платона заявила хотя какой-либо протестъ противъ этого убѣжденія и рѣшенія Суда; стало быть признала его правильнымъ. Отсюда же, несомнѣнно, взялъ свое утвержденіе о подложности этого указа и митр. Антоній, такъ что, я думаю, Вы можете сослаться въ Вашемъ посланіи именно на рѣшеніе этого Суда, приведя эту фразу въ томъ видѣ, какъ она изложена въ этомъ рѣшеніи: пусть опровергаютъ слова Суда!»

Позднѣе запрошенный архіеп. Аполлинаріемъ по этому вопросу Предсѣдатель Архіерейскаго Синода, митрополитъ Антоній, такъ отвѣтилъ ему 18/31 іюля 1930 г. за № 815:

IV.

«Ваше Высокопреосвященство, Милостивѣйшій Архипастырь.

/с. 65/ Вслѣдствіе Вашего письма, отъ 4/17 іюля сего года, по поводу утвержденія на судѣ запрещеннымъ нынѣ въ священнослуженіи Митрополитомъ Платономъ, что Митрополитъ Платонъ признанъ Архіерейскимъ Синодомъ и Соборомъ Архіереевъ (37) Русской Православной Церкви Заграницей, возглавляемыми Митрополитомъ Антоніемъ, законно-назначеннымъ въ Америку отъ Свят. Патріарха Тихона, на основаніи указа Его Святѣйшества, отъ 29 сентября 1923 года за № 41, имѣю честь заявить Вашему Высокопреосвященству для означенія, указъ Патріарха Тихона намъ былъ сообщенъ самимъ Митрополитомъ Платономъ безъ присылки подлиннаго указа и мною, Архіерейскимъ Синодомъ и Соборомъ Архіереевъ Русской Православной Церкви Заграницей, этотъ указъ былъ принятъ лишь по довѣрію къ Митрополиту Платону, такъ какъ мы не могли допустить даже мысли, что Митрополитъ Платонъ могъ обманывать своихъ собратьевъ-іерарховъ Русской Православной Зарубежной Церкви въ такомъ важномъ документѣ. Въ настоящее время, когда обнаружилась подложность этого указа Патріарха Тихона, предъявленнаго Митрополитомъ Платономъ, Архіерейскій Синодъ никакого значенія сему документу не придаетъ.

Вашего Высокопреосвященства преданный собратъ

Митрополитъ Антоній».       

V.
Постановленіе годичнаго собранія Петро-Павловскаго прихода въ Скрентонѣ (штатъ Пенсильванія), состоявшемся 30 декабря 1928 г.

«На поднятый вопросъ, кто является законноправящимъ Епископомъ православной русской епархіи въ Америкѣ, послѣ всестороннихъ обсужденій и разъясненій, постановили: въ виду того, что митрополитъ Платонъ вышелъ изъ каноническаго подчиненія раньше имъ признаваемому Собору русскихъ православныхъ епископовъ заграницей и этимъ прервалъ всякую связь съ Соборною Православною Русскою Церковью; 2) что митрополитъ Платонъ послѣ этого разрыва началъ самочинную дѣятельность по проведеніи автокефаліи, противъ желанія народа и неоправдываемой никакими обстоятельствами; 3) что митрополитъ Платонъ на Соборѣ русскихъ православныхъ епископовъ, состоявшемся 14/27 іюня 1927 года въ Сремскихъ Карловцахъ, своимъ заявленіемъ объ аннулированіи Детройтскаго Собора явно показалъ пренебреженіе къ голосу народа и духо/с. 66/венства, которые никогда не желали и не думали о проведеніи автокефаліи, и этимъ заявленіемъ, слѣдовательно, снялъ съ себя и полномочія на управленіе епархіей, данныя ему на томъ Соборѣ на основаніи его увѣреній, оказавшихся недоказанными, о назначеніи его правящимъ Сѣверо-Американской епархіей Патріархомъ Тихономъ; 4) что будучи запрещеннымъ въ священнослуженіи и устраненнымъ отъ управленія Сѣверо-Американской епархіей Соборомъ русскихъ православныхъ епископовъ, продолжаетъ не только совершать богослуженія, но усилилъ свою противоканоническую дѣятельность, выражающуюся въ массовомъ насажденіи новыхъ викаріевъ, что не вызывается никакими нуждами епархіи; 5) что захватъ имущества Св.-Тихоновскаго монастыря въ личное и безконтрольное распоряженіе Митрополитомъ Платономъ совершенъ былъ безъ вѣдома, воли и желанія народа и духовенства, собравшихъ необходимыя средства для выкупа моргича въ критическій моментъ, когда самому имуществу угрожала продажа съ аукціона; 6) что всѣ попытки духовенства принять участіе въ борьбѣ съ живоцерковникомъ Кедровскимъ и привлечь къ этому дѣлу широкія народныя массы митрополитомъ Платономъ, были пресѣкаемы и процессъ съ живоцерковниками велся митрополитомъ Платономъ лично и почти секретно, приведшій къ печальному и позорному концу во вредъ нашей епархіи, — считать Митрополита Платона неправомочнымъ на управленіе епархіей, какъ состоящаго въ запрещеніи и увольненіи отъ этой должности и дѣйствующаго вопреки канонамъ Православной Соборной Церкви, и не имѣть съ ними никакого молитвеннаго общенія до его раскаянія.

Впредь до установленія законной, свободной высшей церковной власти въ Россіи и свободнаго нормальнаго сношенія съ ней признавать законнымъ главой Православной Русской Церкви Блюстителя Патріаршаго Всероссійскаго Престола Митрополита Петра, а законной церковной властью заграницей — Соборъ русскихъ православныхъ Епископовъ заграницей и по всѣмъ нуждамъ и вопросамъ, вызываемымъ церковной жизнью, обращаться къ законно-назначенному Правящимъ Сѣверо-Американской епархіей Соборомъ Православныхъ Епископовъ Преосвященному Епископу Аполлинарію и просить его освятить нашъ храмъ по окончаніи производящагося въ настоящее время ремонта.

Сіе постановленіе всѣмъ Собраніемъ единогласно принято.

Церковный Комитетъ: Василій Ферчакъ, староста; Иванъ Шелепакъ, кас.; Василій Бандурукъ, фин. сек.; Иванъ Чуколавчикъ, пом. старосты; Михаилъ Биликъ, пом. Стар.. Тростисты: Ефремъ Панчишинъ, Иванъ Мартынъ, Иванъ Чуколавчикъ старш. Иванъ /с. 67/ Бандурукъ, Павелъ Павлючукъ, Василій Климъ.
     Иванъ Петрочко, прот. Секр.
     Священникъ И. Лахно.

VI.
Статья архимандрита Іоанна [Шаховского], помѣщенная въ газетѣ «Новое Слово» № 27/356, 29 іюня 1941 г. въ Берлинѣ.

БЛИЗОКЪ ЧАСЪ.

Въ крови и грязи пришедшее, уйдетъ въ крови и грязи. Человѣконенавистническая доктрина Маркса, вошедшая въ міръ войной — войной исходитъ. «Я тебя породилъ, я тебя и убью!» кричитъ сейчасъ война большевизму. До какихъ дней желанныхъ, и подъ-совѣтской, и Зарубежной Россіи довелось дожить. Не сегодня-завтра откроются пути свободныхъ словъ о Богѣ. Предъ своей кончиной въ Москвѣ, въ началѣ большевизма, Аѳонскій старецъ, праведный о. Аристоклій сказалъ такія, буквально записанныя (людьми, автору сихъ строкъ близкими) слова: «Спасеніе Россіи придетъ, когда нѣмцы возьмутся за оружіе». И еще пророчествовалъ: «Надо будетъ русскому народу пройти черезъ многія еще униженія, но въ концѣ онъ будетъ свѣтильникомъ вѣры для всего міра». Кровь, начавшая проливаться на русскихъ поляхъ 22 іюня 1941 г., есть кровь, льющаяся вмѣсто крови многихъ тысячъ русскихъ людей, которые будутъ скоро выпущены изъ всѣхъ тюремъ, застѣнковъ и концъ-лагерей Совѣтской Россіи. Одно это уже исполняетъ сердце радостью. Лучшіе русскіе люди будутъ скоро отданы Россіи. Лучшіе пастыри будутъ отданы Церкви, лучшіе ученые — русской наукѣ, лучшіе писатели — народу, отцы — дѣтямъ своимъ, и дѣти — родителямъ, къ женамъ вернутся съ далекаго сѣвера любимые мужья; сколько друзей разосланныхъ вновь соединяться... Невозможно себѣ представить русскихъ людей отъ новой гражданской войны призывая иноземную силу исполнить свое предначертаніе.

Кровавая операція сверженія третьяго интернаціонала поручается искусному, опытному въ наукѣ своей германскому хирургу. Лечь подъ этотъ хирургическій ножъ тому, кто боленъ, не зазорно. У каждаго народа есть свои качества и дары. Операція началась, неизбѣжны страданія ею вызываемыя интернаціонала рукою созданныхъ и связанныхъ на всѣхъ своихъ мѣстахъ русскихъ людей. Невозможно было долѣе ждать, что за эту задачу возьмутся тѣ, такъ /с. 68/ называемыя «христіанскія правительства, которыя въ недавней испанской борьбѣ были и матеріально, и идеологически не на сторонѣ защитниковъ христіанской вѣры и культуры. Обезсиленные и закрѣпощенные по лагерямъ, заводамъ и колхозамъ русскіе люди были безсильны подняться противъ международной атеистической силы, засѣвшей въ Кремлѣ. Понадобилась желѣзо-точная рука германской арміи. Ей нынѣ поручено сбить красныя звѣзды со стѣнъ русскаго Кремля. И она ихъ собьетъ, если русскіе люди не собьютъ ихъ сами. Эта армія, прошедшая своими побѣдами по всей Европѣ, сейчасъ сильна не только мощью своего вооруженія и принциповъ, но и тѣмъ послушаніемъ высшему зову, Провидѣніемъ на нее наложенному сверхъ всякихъ политическихъ и экономическихъ разсчетовъ. Сверхъ всего человѣческаго дѣйствуетъ мечъ Господень.

Новая страница русской исторіи открылась 22 іюня, въ день празднованія русской церковью памяти «Всѣхъ святыхъ, въ землѣ русской просіявшихъ». Не ясное-ли это даже для самыхъ слѣпыхъ знаменіе того, что событіями руководитъ Высшая Воля. Въ этотъ чисто русскій (и только русскій) праздникъ, соединенный съ днемъ воскресенія, началось исчезновеніе демонскихъ криковъ «Интернаціонала» съ земли русской... Внутреннее воскресеніе зависитъ отъ сердца человѣческаго; оно подготовлено многими молитвами и терпѣливымъ страданіемъ. Чаша исполнена до краевъ. «Великое землетрясеніе» начинаетъ «колебать основаніе темницы» и скоро у всѣхъ узы ослабѣютъ» (Дѣян. 16, стихъ 26). Скоро, скоро русское пламя взовьется надъ огромными складами безбожной литературы. Мученики вѣры Христовой, и мученики любви къ ближнему, и мученики правды человѣческой выйдутъ изъ своихъ застѣнковъ. Откроются оскверненные храмы и освятятся молитвой. Священники, родители и педагоги будутъ вновь открыто учить дѣтей истинѣ Евангелія.

Иванъ Великій заговоритъ своимъ голосомъ надъ Москвой и ему отвѣтятъ безчисленные русскіе колокола.

Это будетъ «Пасха среди лѣта», о которой 100 лѣтъ тому назадъ, въ прозрѣніи радостнаго духа пророчествовалъ великій святой Русской земли преподобный Серафимъ.

Лѣто пришло. Близка русская Пасха...

Архимандритъ Іоаннъ.       

/с. 69/

VII.
ПРОТОКОЛЪ № 12
Засѣданія Высшаго Церковнаго Управленія, состоявшагося въ Константинополѣ 29 декабря (11 января) 1920 г.

Присутствовали: Высокопреосвященные митрополитъ Кіевскій Антоній, митрополитъ Херсонскій Платонъ, архіепископъ Кишиневскій Анастасій и архіепископъ Полтавскій Ѳеофанъ

СЛУШАЛИ

1. Прошеніе Высокопреосвященнаго Митрополита Платона о разрѣшеніи Его Высокопреосвященству четырехмѣсячнаго заграничнаго отпуска въ Сѣверную Америку.

2. Письма-доклады члена Совѣта Московскихъ Единовѣрцевъ профессора М. Н. Виноградова и архимандрита Ѳеодосія о поѣздкѣ ихъ въ Майносъ и о положеніи какъ майносскаго старообрядства, такъ и вообще заграничнаго единовѣрія и старообрядства.

3. Заявленіе Высокопреосвященнаго Митрополита Платона: «Такъ какъ едва-ли мнѣ придется принять участіе въ предстоящемъ засѣданіи по этому вопросу, прошу заранѣе считать мой голосъ въ пользу заключенія проф. М. Н. Виноградова съ пожеланіемъ того, чтобы пастырское попеченіе о единовѣрцахъ и старообрядцахъ было поручено ему по принятіи имъ священнаго сана».

4. Имѣли сужденіе о чрезвычайно тяжеломъ положеніи члена Высшаго Церковнаго Управленія и Управляющаго Военнымъ и Морскимъ Духовенствомъ Епископа Веніамина (въ настоящее время больного маляріей), проживающаго въ самой тѣсной келліи Аѳонскаго Троицкаго Подворія вмѣстѣ съ тремя чиновниками своего Управленія, тогда какъ въ сосѣднемъ Ильинскомъ Подворьи по дошедшимъ до Управленія свѣдѣніямъ имѣются двѣ комнаты, которыя могли бы быть предоставлены въ распоряженіе Высшаго Церковнаго Управленія.

5. Письмо проживающаго въ Іерусалимской Миссіи бывшаго ревизора Государственнаго контроля Д. С. С. Апостолиди-Констанда о томъ, что онъ, помогая въ отчетности и усмотрѣвъ техническія неправильности въ порядкѣ веденія и расходованія денежныхъ суммъ, докладываетъ о необходимости урегулировать отчетность Миссійскаго хозяйства и предлагаетъ свои услуги въ качествѣ бухгалтера Миссіи.

6. Прошеніе врача Житкова безвозмездно обслуживающаго Русскую Іерусалимскую Миссію въ продолженіи 1½ лѣтъ о вознагражденіи его единовременнымъ пособіемъ изъ средствъ Миссіи въ размѣрѣ 50 египетскихъ фунтовъ.

/с. 70/ Къ сему приложены подтверждающія заявленія и. д. Начальника Миссіи Игумена Мелетія и проживающаго въ Миссіи Д. С. С. Апостолиди-Костанда.

ПОСТАНОВИЛИ

1. Разрѣшить Высокопреосвященному Митрополиту Платону Четырехмѣсячный заграничный отпускъ.

2. Такъ какъ въ этомъ докладѣ имѣется заключеніе проф. М. Н. Виноградова о желательности нѣкотораго объединенія всѣхъ проживающихъ за границей русскихъ единовѣрцевъ и старообрядцевъ и объ установленіи пастырскаго попеченія надъ первыми и благожелательнаго наблюденія надъ вторыми ради возможнаго сближенія ихъ съ Церковью, то предложить М. Н. Виноградову представить о семъ болѣе подробный докладъ и о семъ имѣть окончательное сужденіе по этому предмету.

3. Принять къ свѣдѣнію

4. Предложить Завѣдующему Ильинскимъ Подворьемъ Іеромонаху Пахомію немедленно предоставить одно достаточно просторное помѣщеніе въ распоряженіе Высшаго Церковнаго Управленія, гдѣ и помѣстить чиновниковъ Управленія Военнымъ и Морскимъ Духовенствомъ, а также состоящаго при Высшемъ Церковномъ Управленіи Предсѣдателя Пресвитерскаго Совѣта протоіерея о. Г. Ломако, о чемъ послать указъ іеромонаху Пахомію и поручить Управляющему Дѣлами Т. Аметистову лично осмотрѣть помѣщеніе и объ исполненіи указа доложить.

5. Запросить Исправляющаго должность Начальника Миссіи Игумена Мелетія о томъ, нуждается-ли онъ въ помощникѣ по счетной части и веденію хозяйства и если да, то желательно-ли привлеченіе къ этому дѣлу Д. С. С. Апостолиди-Костанда и на какихъ условіяхъ.

6. Ввиду того, что изъ приложенныхъ заявленій видно, что доходы Іерусалимской Миссіи за послѣдніе годы увеличились, разрѣшить и. д. Начальнику Миссіи выдать врачу Житкову единовременное пособіе въ размѣрѣ 50 египетскихъ фунтовъ, если это не обременитъ бюджета Миссіи.

Предсѣдатель: Митрополитъ Антоній.
     Члены: Митрополитъ Платонъ, Архіепископъ Анастасій, Архіепископъ Ѳеофанъ.

/с. 71/

VIII.
Въ бумагахъ Архіеп. Аполлинарія имѣется отпускъ письма его отъ 12/25 февраля 1927 г. къ одному изъ друзей.

Вы хотите знать отъ меня лично о случившемся.

М. Платонъ убѣждалъ словесно Соборъ, что онъ его считаетъ каноническимъ и законнымъ, что подчиняется ему, какъ судебно-административной власти и что, наконецъ, отнюдь не стремится къ введенію автокефаліи въ Американской епархіи, принятой на Детройтскомъ соборѣ 1924 г. Но когда сіи словеса его предложили ему подписать, то онъ отъ такой подписи отказался. Тутъ-то члены Собора увидѣли и убѣдились воочію, что всѣ его въ составленномъ протоколѣ словесныя изліянія есть ложь и дураченье Собора. Они составили по сему поводу новый протоколъ, въ которомъ потребовали отъ него, М. Платона, дачи уже письменнаго отвѣта на слѣдующіе вопросы: 1) считаетъ-ли онъ Соборы архіерейскіе заграничные и ихъ исполнительный органъ — Архіерейскій Синодъ Русской Православной Церкви Заграницей каноничнымъ 2) подчиняется-ли онъ имъ, какъ судебно-административной власти и 3) признаетъ-ли онъ или отрицаетъ автокефалію Американской епархіи, провозглашенную на Детройтскомъ Соборѣ 1924 г. Отвѣты на эти же вопросы затребованы были и отъ всѣхъ пяти викаріевъ, въ томъ числѣ и отъ меня. Нами, викаріями, эти запросы получены въ половинѣ-концѣ августа мѣсяца, когда митр. Платона еще не было въ Америкѣ; онъ, уѣхавши на Соборъ въ Карловцы 9 мая, вернулся 11/24 сентября. Во время его отсутствія мы, викаріи, дали отвѣты на указанные уже мною вопросы. Архіеп. Евѳимій Бруклинскій (арабъ), еп. Ѳеофанъ Чикагскій, еп. Арсеній Винипегскій (Канадскій) и еп. Аляскинскій Амфилохій послали отвѣтъ коллективный — грубый по формѣ и дерзкій по содержанію, съ примѣсью лжи, такъ что архіерейскій Синодъ заслушавши «отвѣтъ» этотъ, выразилъ сомнѣніе, могъ-ли вообще православный епископъ подписаться подъ такимъ документомъ.

Мой отвѣтъ былъ совершенно въ другомъ духѣ...

Для дачи нами отвѣтовъ Синоду данъ былъ какъ митрополиту такъ и намъ, викаріямъ, 4-хъ мѣсячный срокъ.

Вотъ въ концѣ декабря или началѣ января истекалъ этотъ 4-мсч. срокъ. Митр. Платонъ потому и позвалъ насъ всѣхъ въ Нью-Іоркъ на свой соборъ епископовъ американской епархіи. Прибыли всѣ: пять викаріевъ и 6-й самъ митрополитъ.

18/31 января заслушано было «посланіе» или «обращеніе», составленное самимъ М. П. къ амер. паствѣ въ которомъ сказано, что Синодъ архіер. въ Карловцахъ — неканониченъ; что ему, поэтому, не слѣдуетъ подчиняться; и что Американская епархія отселѣ бу/с. 72/детъ считаться «самоопредѣляющейся церковью», признающей для себя одного только начальника въ мірѣ митр. Петра Крутицкаго. Кромѣ того, подтверждалось то грубое по формѣ и дерзкое по содержанію «посланіе» которое написано и отправлено было 4-мя викаріями въ сентябрѣ м. 1926 г. Архіерейскому Синоду.

Всѣ архіереи одобрили это «обращеніе» къ Американской паствѣ, одинъ я не согласился съ ними. Я заявилъ, что Архіерейскій Синодъ я признавалъ и признаю каноничнымъ, какъ по своему происхожденію такъ и по составу его теперешнему, повиновался и повинуюсь ему, какъ судебно-административной власти; права американской епархіи на «самоопредѣляемость церковную» отрицаю. Подъ грубымъ и дерзкимъ отвѣтнымъ посланіемъ архіер. Амер. епархіи Архіер. Синоду подписаться не могу.

Такъ какъ въ своихъ мнѣніяхъ я былъ твердъ и непреклоненъ, то меня тутъ же, какихъ-нибудь минутъ въ пять осудили на лишеніе викаріатства, отстранили отъ настоятельства въ Св.-Троицкомъ Соборѣ въ С. Франциско, уволили отъ всѣхъ должностей (всякихъ предсѣдательствованій: въ Комитетѣ, комиссіяхъ, подкомиссіяхъ и т. под.) и ошельмовали въ особой телеграммѣ, поданной на англійскомъ языкѣ на имя прот. Владиміра Саковича слѣдующаго содержанія:

«1 февраля 1927. Нью-Іоркъ. Прот. В. Саковичу.

Синодомъ Архіереевъ въ Нью-Іоркѣ еп. Аполлинарій лишенъ всѣхъ правъ служенія въ нашихъ церквахъ въ Америкѣ и устраненъ отъ управленія діоцезіей въ С. Франциско и отъ настоятельства прихода Св.-Троицкаго Собора. Посему всему нашему духовенству строго запрещается служить съ еп. Аполлинаріемъ и разрѣшать пользоваться ихъ церквами или совершать какія-либо требы для ихъ приходовъ. Настоятельство прихода Св.-Троицкаго Собора временно передается прот. Вл. Саковичу. Постановленіе сіе объявить прихожанамъ храма и діоцезы С. Франциско.

Митр. Платонъ.       

Пока я вернулся изъ Н.-Іорка въ С. Франциско, эта телеграмма уже была оглашена въ церкви съ амвона прот. Вл. Саковичемъ.

Убѣдившись въ моей непреклонности относительно неподписанія «обращенія», М. П. къ паствѣ, меня тотчасъ по объявленіи резолюціи о лишеніи меня и должностей, и даже права служенія въ церквахъ Америки, чуть не вытолкали изъ митропольныхъ «покоевъ», не пожелавъ даже попрощаться со мною, чего я хотѣлъ, такъ какъ чувствовала душа моя, что я въ послѣдній разъ въ земной жизни вижусь съ моими судьями. На мое: «Простите, что я ввелъ Васъ въ такое заблужденіе», послышались голоса: «не надо; не принимаемъ; уходите!» Не говорю уже о томъ, что меня отогнали отъ стола, уже приготовленнаго и покрытаго обѣденными яствами, отогнали со /с. 73/ словами: «Мы не можемъ раздѣлить съ Вами даже куска хлѣба...»! Митрополитъ потомъ писалъ одному лицу въ С. Франциско, ставшее потомъ извѣстнымъ всему приходу С. Францискому, что мы-де «изъ уваженія къ его сану обошлись съ нимъ учтиво; но не больше...» Это по его мнѣнію учтивость — изгнаніе чуть не въ шею изъ дома.

IX.
Отвѣтомъ на незаконное устраненіе митр. Платономъ еп. Аполлинарія было слѣдующее постановленіе Архіерейскаго Синода отъ 18/31 марта 1927 г., сообщенное послѣднему указомъ отъ 14/27 апрѣля 1927 г. за № 464:

18-31 марта 1927 года слушали:

Сообщеніе Преосвященнаго Аполлинарія, Епископа Санъ Францисскаго, Викарія Сѣверо-Американской епархіи о томъ, что онъ рѣшеніемъ Высокопреосвященнаго Митрополита Платона и его викаріевъ отрѣшенъ отъ каѳедры въ Санъ Франциско, съ запрещеніемъ въ священнослуженіи, и на его мѣсто назначенъ и хиротонисанъ въ Епископы Архимандритъ Алексій.

На основаніи бывшихъ сужденій постановили: Такъ какъ означенное рѣшеніе Митрополита Платона и его викаріевъ состоялись съ нарушеніемъ священныхъ каноновъ (9 правила 3-го Вселенскаго Собора, 16 правила Двукратнаго Собора, 3 правила 7-го Вселенскаго Собора, 19 и 23 правилъ Антіохійскаго Собора, 12 правила Лаодикійскаго, 13 правила Карѳагенскаго и другихъ), согласно коимъ епископы увольняются и ихъ каѳедры замѣщаются по Суду Архіереевъ всей церковной области на Архіерейскомъ Соборѣ, а также распоряженія ВРЕМЕННАГО ПАТРІАРШАГО ЗАМѢСТИТЕЛЯ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННАГО АРХІЕПИСКОПА СЕРАФИМА, согласно коего право назначенія новыхъ епископовъ является прерогативой Высшей церковной власти, Архіерейскій Синодъ ОПРЕДѢЛЯЕТЪ: 1. Рѣшеніе Митрополита Платона и его викаріевъ объ увольненіи Епископа Аполлинарія и запрещеніи его въ священнослуженіи СЧИТАТЬ НЕ КАНОНИЧЕСКИМЪ И, КАКЪ ТАКОВОЕ НЕДѢЙСТВИТЕЛЬНЫМЪ И НЕ ИМѢЮЩИМЪ СИЛЫ, а АРХИМАНДРИТА АЛЕКСІЯ, какъ посвященнаго во епископы безъ согласія и удостоенія Собора Архіереевъ и Архіерейскаго Синода Русской Православной Церкви Заграницей на живое мѣсто, канонически не освобожденное, СЧИТАТЬ НЕКАНОНИЧЕСКИМЪ ЕПИСКОПОМЪ И ВЪ СОСТАВѢ ЕПИСКОПОВЪ РУССКОЙ ЗАГРАНИЧНОЙ ЦЕРКВИ НЕ ВКЛЮЧАТЬ.

2. Не признавать каноническими архіерейскія хиротоніи, могущія быть совершенными въ Западной Европѣ и Сѣверной Америкѣ безъ благословенія и согласія Собора Архіереевъ и Архіерейскаго /с. 74/ Синода Русской Православной Церкви Заграницей. О чемъ сообщить указами Митрополиту Платону, Вашему Преосвященству и епископамъ Сѣверо-Американской епархіи Евѳимію, Ѳеофилу, Амфилохію и Арсенію, доложивъ о семъ предстоящему Собору Архіереевъ для свѣдѣнія православныхъ, напечатать въ журналѣ «Церковныя Вѣдомости» и свѣтскихъ газетахъ.

Въ томъ же засѣданіи отъ 18/31 марта Архіерейскій Синодъ, имѣвъ сужденіе о положеніи церковныхъ дѣлъ въ Сѣв. Американской епархіи и установивъ, что митрополитъ Платонъ получившій командировку въ Сѣв. Америку отъ ВЫСШАГО ЦЕРКОВНАГО УПРАВЛЕНІЯ ЗАГРАНИЦЕЙ для урегулированія, церковныхъ дѣлъ въ Сѣверной Америкѣ, а затѣмъ и УПРАВЛЕНІЕ СѢВЕРО-АМЕРИКАНСКОЙ ЕПАРХІИ отъ РУССКАГО ЗАГРАНИЧНАГО СИНОДА, не только не устранилъ церковныя нестроенія, возникшія при его предшественникѣ Архіепископѣ Александрѣ, но своимъ стремленіемъ къ автокефаліи привелъ церковныя дѣла еще въ большее разстройство, закончившееся признаніемъ Сѣверо-Американскимъ Судомъ лже-митрополита Ивана Кедровскаго — живоцерковника главой Сѣверо-Американской епархіи и всячески отметалъ каноническую власть Архіерейскаго Собора и Синода — органовъ временной высшей церковной власти Русской Православной Церкви Заграницей, подрывая и дискредитируя ихъ авторитетъ, а нынѣ незаконно и неканонично уволилъ Епископа Аполлинарія отъ каѳедры, запретилъ ему священнослуженіе въ Американскихъ храмахъ и замѣстилъ его каѳедру новымъ епископомъ, вопреки священнымъ канонамъ, АРХІЕРЕЙСКІЙ СОБОРЪ ОПРЕДѢЛЯЕТЪ: а) ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННАГО МИТРОПОЛИТА ПЛАТОНА освободить отъ УПРАВЛЕНІЯ СѢВЕРО-АМЕРИКАНСКОЙ ЕПАРХІИ, б) ВПРЕДЬ ДО НАЗНАЧІЯ ВЪ АМЕРИКУ НОВАГО АРХІЕРЕЯ ВРЕМЕННОЕ УПРАВЛЕНІЕ НАЗВАННОЙ ЕПАРХІЕЙ ПОРУЧИТЬ ПРЕОСВЯЩЕННОМУ АПОЛЛИНАРІЮ, Епископу Санъ-Францисскому. О чемъ Преосвященному Митрополиту Платону, Вашему Преосвященству и прочимъ викаріямъ Сѣверо-Американской епархіи послать указы доложивъ о семъ предстоящему Собору Архіереевъ и въ свое время Высшей Всероссійской Церковной власти и обратиться къ Сѣверо-Американской паствѣ съ особымъ посланіемъ отъ имени Архіерейскаго Синода.

(Указъ № 466 отъ 14/27 апр. 1927 г.)

/с. 75/

X.
Письмо Константинопольскаго патріарха, Василія III,

Которое Прот. Лебедевъ приводитъ въ своей книгѣ, напечатанное въ газетѣ «Свѣтъ» отъ мая 1929 г. № 20, содержитъ слѣдующій (въ русскомъ переводѣ) указъ патріарха греческому архіепископу Сѣв. и Южной Америки, Александру, помѣщенный въ греческой газетѣ «Тессалоника» въ № 917 отъ 23 марта 1929 г.:

«Высокопреосвященному Александру, Архіепископу Сѣверной и Южной Америки, возлюбленному брату и сопомощнику нашей мѣрности — благодать отъ Господа да будетъ съ Вашимъ Преосвященствомъ!

Въ виду Вашего доклада, помѣченнаго днемъ 15 мая 1928 г. за № 5975 съ извѣщеніемъ объ установленіи въ Сѣверной Америкѣ въ мѣс. декабрѣ минувшаго года, такъ называемой «Святой Восточной Православной, Каѳолической и Апостольской Церкви», мы симъ, по рѣшенію нашего Свят. Синода, заявляемъ, что Конституція (организація) упомянутой Церкви есть всецѣло антиканонична (незаконна). Слѣдовательно, Мать Св. Церковь отвергаетъ эту новую Русскую Церковь и требуетъ отъ Вашего Преосвященства абсолютно не входить ни въ какія сношенія (связи) съ нею. Также мы просимъ увѣдомить насъ: не принимали-ли Ваше Преосвященство, или представители другихъ Церквей какое-либо участіе въ совѣщаніяхъ по дѣлу основанія вышеназванной Церкви?

«Благодать Господа и безграничная Его милость да будетъ съ Вашимъ Преосвященствомъ.

Василій Архіепископъ Константинополя,       

Вашъ о Христѣ возлюбленный братъ.

Декабря 1 дня 1928 г. № 2499».

/с. 76/

XI.
Russian Orthodox Greek-Catholic Church of America
105 East Houston St. New York, N. Y.

Его Высокопреосвященству, Высокопреосвященству Виталію, Архіепископу Восточно-Американскому и Джерзи-Ситскому.

Мая 24-го дня, 1938 г.

Ваше Высокопреосвященство, возлюбленный о Господѣ братъ.

Въ виду происшедшаго разногласія на нашемъ Соборѣ въ вопросѣ о назначеніяхъ, увольненіяхъ и перемѣщеніяхъ внутри Епархій, я не считаю возможнымъ утвердить постановленіе по сему предмету и представляю сей вопросъ на рѣшеніе Предсѣдатели Архіерейскаго Синода Высокопреосвященнѣйшаго Митрополита Анастасія, съ своимъ по таковому заключеніемъ, а потому покорнѣйше прошу Ваше Высокопреосвященство проведеніе въ практику сего постановленія отложить до полученія рѣшенія по нему отъ Его Высокопреосвященства Высокопреосвященнѣйшаго Митрополита Анастасія.

Вашего Высокопреосвященства о Христѣ собратъ,

Митрополитъ Ѳеофилъ.       

XII.
Письмо, отправленное 28 января 1947 г. митрополиту Анастасію архіепископомъ Леонтіемъ.

Привѣтствую Вашу святыню съ Новолѣтіемъ и праздниками почти уже прошедшими. Отъ всего сердца желаю здоровья и всякаго преуспѣянія въ дѣланіи Вашего Высокопреосвященства на благо православныхъ русскихъ въ Зарубежьи.

Письмо Ваше отъ 17/30 декабря 1946 года получилъ. Ласковостью оно своею тѣмъ болѣе меня согрѣло, чѣмъ менѣе я отъ васъ заслужилъ милости такой и благосклонности. Опасаюсь, что кто-то преувеличилъ значеніе моего выступленія на Кливландскомъ Соборѣ. Мнѣ просто совѣстно, что мои бывшіе воспитанники Семинаріи, нынѣ пастыри Русской Православной Церкви, такъ сильно склони/с. 77/лись, вслѣдъ за массою, въ сторону признанія святѣйшаго Патріарха Московскаго, не взирая на ясныя указанія дѣйствительности о его болѣе нежели подчиненномъ положеніи въ СССР. Но масса была настроена весьма оппозиціонно къ нынѣшнему нашему положенію связи съ Заграничнымъ Синодомъ... Выходомъ оказалось сохраненіе автономнаго существованія — какъ для Патріархіи, такъ и для Синода. Доводы не дѣйствовали. Резолюцію не расчленяя голосовали, что дало рѣшительное большинство голосовъ въ пользу духовнаго подчиненія Московскому священноначалію, въ лицѣ Патріарха, — признанія Всеамериканскихъ Церковныхъ Соборовъ высшею инстанціею для внутренняго самоуправленія и къ отказу отъ административной связи съ Заграничнымъ Синодомъ. 187 за эту резолюцію и 61 голосъ противъ нея.

Настроеніе послѣ Кливландскаго Собора продолжаетъ быть нервнымъ. Протоколы Собора еще не прошли наши инстанціи — Митрополичій Совѣтъ и утвержденіе Владыкой Митрополитомъ Ѳеофиломъ. Только 16 января М. Совѣтъ принялъ отъ Соборнаго Секретаріата точный текстъ (на двухъ языкахъ, Протоколовъ). О посылкѣ въ Москву еще будетъ рѣчь послѣ утвержденія Владыки Митрополита. Между тѣмъ «Патріаршая Церковь» въ Америкѣ собираетъ уже свой «Соборъ» въ Нью-Іоркѣ въ февралѣ (12-го). Вл. Адамъ разъѣзжаетъ, агитируя въ пользу своей «Карпаторусской» епархіи. Газеты стараются — однѣ — галицко-карпаторусскаго типа — стремятся поддержать «своего» земляка — Архіеп. Адама (недавно вернувшагося изъ поѣздки въ СССР), другія — ограничиваются нападками на «Карловчанъ».

Меня считаютъ обычно идеологомъ направленій и всячески вызываютъ на выступленія въ печати по переживаемому церковному моменту. Мнѣ какъ разъ, въ этомъ смыслѣ, не весьма удачно складываются обстоятельства. Во-первыхъ — смерть двухъ старѣйшихъ, добрѣйшихъ и ближайшихъ лицъ въ нашей миссійной семьѣ, — протопресвитера Іоанна Недзѣльницкаго и о. архимандрита Тимона (скончались одинъ за другимъ 22 и 23 ноября м. года), — весьма меня поразила: слишкомъ они были близки мнѣ въ теченіе свыше 35-ти лѣтъ по службѣ и по литературной и административной дѣятельности. Погребеніе одного пришлось совершать до Кливландскаго Собора, а второго послѣ него, такъ что я все время жилъ подъ впечатлѣніемъ сей горестной утраты даже въ часы Собора. Во-вторыхъ, сильная простуда, полученная на погребеніи 30 ноября (о. Тимона), уложила меня въ постель и выбила изъ колеи обычной жизни почти на три седмицы. Затѣмъ рождественскія Святки захватили полностью и службами, и посѣтителями, и выступленіями на новогодней встрѣчѣ и елкѣ, и т. п. пріемахъ... Совершались перемѣщенія, которыя также отвлекали вниманіе и энергію... Наконецъ, не столь удобно было анализировать передъ всѣми въ печати происходящее /с. 78/ внутри Церкви. Такъ что отъ печатнаго выступленія я воздержался донынѣ.

Однако вѣсти (изъ праздничныхъ писемъ) о возможности новыхъ раздѣленій въ высшей американской церковной средѣ побудили меня разослать нѣчто вродѣ циркулярнаго письма по адресамъ нашихъ Владыкъ съ призывомъ воздержаться отъ раздѣленій, въ виду необходимости сохранить свои духовныя силы, ради той самой автономности нашей Церкви въ Америкѣ, о которой ходатайствовать указалъ Всеамериканскій Церковный Соборъ. Копію такого «циркуляра» присоединяю тутъ же.

Обрубленіе канатовъ съ двухъ сторонъ, отчаливаніе отъ обоихъ береговъ (выражаясь фигурально) влечетъ многія затрудненія. Но если уже на эту точку зрѣнія сталъ весь Соборъ, то это какой-то сдвигъ большой. Въ особенности, если вспомнить, что на Детройтскомъ Соборѣ 1924 года даже слово «автономія» казалось какимъ-то пугаломъ... Въ своемъ письмѣ я съ увѣренностью заключалъ, что и Ваше Высокопреосвященство, какъ Предсѣдатель Заграничнаго Собора ОТПУСТИТЪ насъ на автономное существованіе, если усмотритъ нашу цѣлокупность въ устремленіи къ одной идеѣ самосохраненія на чужбинѣ... Не знаю, насколько дадутъ вѣры моимъ словамъ собратья-Владыки.

Поднимающаяся волна «карпатороссизма» (поддержанная будто-бы Об-вами Взаимопомощи, такъ что фактически на Соборѣ февральскомъ не приходы, а братства будутъ играть доминирующую роль, а они у насъ преимущественно изъ карпаторусскихъ выходцевъ...) приведетъ — ДУМАЕТСЯ — къ результатамъ признанія той же автономности — отчасти изъ боязни политическихъ осложненій братствъ съ администраціей и т.п. силами внутри страны, а еще потому, что, при желаніи дать первое мѣсто въ Митрополіи своему земляку Вл. Архіепископу Адаму, превозможетъ желаніе дать «Карпаторусскому Іерарху» не меньше титула, какое имѣютъ «Россіяне», т. е. и Вл. М. Ѳеофилъ и Вл. Экзархъ. Словомъ, всѣ возможности за появленіе Карпаторусскаго МИТРОПОЛИТА съ правами автономными для него и его епархіи (съ Вл. Экзархомъ отношенія, по всѣмъ даннымъ, не важны и посѣщеніе Галиціи и Закарпатья дало Вл. Адаму данныя не весьма благопріятныя въ смыслѣ желанія подчиненія Москвѣ, тѣмъ болѣе и по характеру онъ не склоненъ гнуть слишкомъ шею свою передъ кѣмъ-либо).

Раздѣленіе наше внутри епископата въ Америкѣ было бы губительнымъ во всякомъ смыслѣ. Для Вашего Высокопреосвященства могу даже прибавить то еще соображеніе, что, при нашей здѣсь автономности, включеніе — въ случаѣ соизволенія на нее изъ Москвы, но съ прибавкой іерарховъ «Патріаршей Церкви» даетъ равновѣсіе силъ въ іерархіи, которое потеряется при отказѣ или отходѣ ихъ.

Однимъ словомъ, стремленіе здѣсь наше направлено къ удер/с. 79/жанію «стату кво» всякими способами. Мы не вступаемъ ни въ какія политическія и догматическія оцѣнки правительства СССР, а имѣемъ въ виду наиболѣе нашу молодежь, которая стремится быть «американцами» и въ церковно-административныхъ отношеніяхъ ничего не имѣя противъ признанія духовной близости ни въ направленіи Церкви внутри СССР, ни за предѣлами СССР, т. е. въ Зарубежье.

Все унаслѣдованное отъ прежняго времени мы стремимся удержать за собою, уже какъ «ситизены» американскіе. Сюда входятъ и титулы, и каноническія привилегіи, и строй управленія. Если Патріархіи желательно будетъ сохранить «экзарха» какъ своего представителя на «всякій случай», то повидимому Американская Православная Русь и на это согласится, но отъ самоуправленія не откажется ради, быть можетъ, престижа своего, какъ «Американская».

Вотъ то, что считаю необходимымъ сообщить Вашему Высокопреосвященству, повергая Вамъ, какъ Первосвятителю Зарубежья, свои думы и мнѣнія, а вмѣстѣ сыновнюю любовь и признательность за ласку и милостивость ко мнѣ.

Прошу Святительскихъ молитвъ Вашихъ о моемъ недостоинствѣ и остаюсь съ любовью и совершеннѣйшимъ почтеніемъ смиренный

Леонтій, Архіепископъ Чикагскій и Миннеапольскій.       

Примѣчанія:
[1] Протопресвитеръ Георгій Граббе. «Церковь и Ея Ученія въ Жизни». Монреаль 1964 г. Есть относящійся къ дѣлу матеріалъ и во II т. Монреаль. 1970 г. Въ частныхъ разговорахъ со мною С. В. Троицкій только сѣтовалъ по поводу нѣкоторыхъ моихъ выраженій въ концѣ брошюры, но не оспаривалъ моей аргументаціи.
[2] Докладъ гр. Ю. П. Граббе. «Взаимоотношенія Зарубежной Русской Церкви съ автокефальными Церквами и отдѣлившимися частями Русской Церкви».
[3] Болѣе подробно объ этомъ см. въ Вѣстникѣ Христіанскаго Движенія № 116, мое письмо въ Редакцію по поводу статьи Н. Зернова.
[4] Дѣло протоіерея Сергія Булгакова (Историческая канва спора о Софіи) С. Франциско, 1980, стр. 3-4.
[5] «Церк. Вѣдомости», № 12 и 13, 1 (14-15) 28 сент. 1922 г. стр. 7.
[6] Опубликованіе нѣкоторыхъ документовъ отъ имени Патріарха надо принимать очень осторожно. Примѣръ: Въ указѣ объ упраздненіи Высшаго Церковнаго Управленія Патріархъ писалъ о неполнотѣ принявшаго это постановленіе Синода, а въ Посланіи 18 іюля 1 іюня 1923 г. значится, что оно, якобы, было принято въ «соединенномъ засѣданіи Священнаго Синода и Высшаго Церковнаго Совѣта», въ то время уже не существовавшихъ. Странно звучитъ въ Посланіи угроза вызвать заграничныхъ архіереевъ въ Москву «для отвѣта передъ церковнымъ судомъ и просить власти о разрѣшеніи имъ прибыть сюда». Вообще въ посланіяхъ Патріарха послѣ освобожденія есть только угрозы судомъ, практически неосуществимымъ, но не больше. Нужно-ли доказывать, что и это не было свободнымъ актомъ?
[7] М. Евлогій. «Путь моей Жизни», стр. 376, Н. Тальбергъ. Къ 40-лѣтію пагубнаго евлогіанскаго раскола, стр. 6. Джорданвиль, 1966.
[8] Игуменъ Геннадій (Эйкаловичъ). «Дѣло прот. Сергія Булгакова», С. Франциско, 1980 г. стр. 4.
[9] Т. 1, стр. 135-136.
[10] Стр. 137-138.
[11] «Церковныя Вѣдомости», № 5 и 6 за 1927 г. стр. 5, 6 и 10.
[12] «Церковн. Вѣдомости», № 5 и 6 за 1927 г.
[13] Т. 1. стр. 140.
[14] «Русская Православная Церковь въ С. Америкѣ», Джорданвиль, 1955, стр. 8-9.
[15] Тамъ же, стр. 9.
[16] «Постановленіе Священнаго Собора Русской Православной-Каѳолической Церкви въ Соедин. Штатахъ С. Америки, состоявшагося въ Городѣ Детройтѣ въ 1924 г. 20-23 марта (2-4 апрѣля)». Изд. Епарх. Совѣта, стр. 4-5.
[17] «Русская Правосл. Церковь въ Америкѣ», стр. 14-15.
[18] Вставка самого Богоявленскаго.

Источникъ: Епископъ Григорій (Граббе). Къ исторіи русскихъ церковныхъ раздѣленій заграницей. — Jordanville: Типографія преп. Іова Почаевскаго. Свято-Троицкій монастырь, 1992. — 79 с.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.