Церковный календарь
Новости


2018-11-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 39-я (1922)
2018-11-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 38-я (1922)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (2-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (1-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Евангеліе въ церкви (1975)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Новый храмъ въ Бруклинѣ (1975)
2018-11-14 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 4-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-14 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 3-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отвѣтъ (1-й) архіеп. Іоанну Шаховскому (1996)
2018-11-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Неправильный отвѣтъ (1996)
2018-11-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 37-я (1922)
2018-11-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 36-я (1922)
2018-11-13 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово въ день Богоявленія (1883)
2018-11-13 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово въ навечеріе Новаго года (1883)
2018-11-13 / russportal
"Книга Правилъ". Правила св. Кирилла, архіеп. Александрійскаго (1974)
2018-11-13 / russportal
"Книга Правилъ". Правила Ѳеофила, архіеп. Александрійскаго (1974)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 15 ноября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 9.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Епископъ Григорій (Граббе) († 1995 г.)
ЦЕРКОВЬ И ЕЯ УЧЕНІЕ ВЪ ЖИЗНИ.
(Собраніе сочиненій, томъ 4-й: ЗАВѢТЪ СВЯТОГО ПАТРІАРХА. М., 1996).

ПАТРІАРХЪ ТИХОНЪ.

Пятьдесятъ лѣтъ тому назадъ, безъ четверти двѣнадцать ночи, передъ самымъ исходомъ дня Благовѣщенія Пресвятой Богородицы, въ Москвѣ, въ частной клиникѣ Бакуниной, скончался Святѣйшій Тихонъ, Патріархъ Московскій и всея Руси. Русская Церковь осиротѣла, но самъ Патріархъ освободился отъ безпримѣрныхъ страданій, какія онъ безропотно переносилъ въ теченіе семи съ половиной лѣтъ. Они начались съ перваго дня его патріаршаго служенія.

Когда черезъ нѣсколько дней послѣ октябрьскаго переворота Всероссійскій Соборъ прекратилъ пренія по вопросу о возстановленіи Патріаршества и приступилъ къ избранію Патріарха, то уже никто изъ кандидатовъ не могъ сомнѣваться, что будущее сулитъ избраннику не столько почестей и радостей, сколько тяжелыхъ испытаній и страданій.

Исторія знаетъ много возглавителей Помѣстныхъ Церквей, страдавшихъ отъ гоненій или находившихся въ затруднительныхъ условіяхъ. Они бывали исповѣдниками истины, даже мучениками, они имѣли передъ собой разные сложные вопросы, требовавшіе для своего рѣшенія особой мудрости и твердости. Но смѣло можно сказать, что ни одинъ изъ этихъ іерарховъ не имѣлъ передъ собою такого могучаго и такого лукаваго врага, какъ тотъ, съ которымъ пришлось бороться Патріарху Тихону. Онъ былъ избранъ въ предвидѣніи борьбы, но самое богатое воображеніе не могло себѣ представить тѣхъ условій, въ которыхъ пришлось проходить свое служеніе именно Патріарху Тихону.

Самая мотивировка предложенія на Соборѣ прекратить пренія и немедленно приступить къ избранію Патріарха уже указывала на то, что наступаетъ періодъ гоненій на Церковь и что Она не можетъ вступать въ него, не имѣя во главѣ духовнаго вождя — Патріарха.

О томъ, что вѣсти объ исходѣ жребія всѣ три кандидата ожидали не столько какъ радости, сколько какъ приговора, гово/с. 14/рилъ намъ первый изъ нихъ, Блаженнѣйшій Митрополитъ Антоній. Таково же было чувство и у новоизбраннаго Патріарха Тихона, хотя онъ и не проявлялъ никакихъ внѣшнихъ признаковъ волненія. Онъ вообще былъ человѣкомъ исключительной выдержки и въ предвидѣніи испытаній отдавалъ себя въ руки Божіи. И въ данномъ случаѣ, въ то время какъ члены Собора собирались для того, чтобы путемъ жребія опредѣлилось, кому Господь судилъ принять на себя тяжкій крестъ Патріаршаго служенія, Митрополитъ Тихонъ легъ отдыхать. Что это спокойствіе совсѣмъ не означало непониманія грозящихъ избраннику трудностей и бѣдъ, видно изъ тѣхъ словъ, съ какими новоизбранный Патріархъ обратился къ делегаціи Собора, пришедшей возвѣстить ему о его избраніи. Отслуживъ положенный для этого случая краткій молебенъ и въ немногихъ словахъ выразивъ благодарность за избраніе, Патріархъ сказалъ слѣдующее: «Ваша вѣсть объ избраніи меня въ Патріархи является для меня тѣмъ свиткомъ, на которомъ было написано: «плачъ и стонъ и горе», и каковой свитокъ долженъ былъ съѣсть пророкъ Іезекіиль (II, 10; III, 1). Сколько и мнѣ придется глотать слезъ и испускать стоновъ въ предстоящемъ мнѣ патріаршемъ служеніи, и особенно — въ настоящую тяжелую годину...» И далѣе: «Отнынѣ на меня возлагается попеченіе о всѣхъ церквахъ Россійскихъ и предстоитъ умираніе за нихъ во вся дни. А къ симъ кто доволенъ, даже и изъ крѣплихъ меня...» О предстоящихъ трудностяхъ, о тяжести служенія, возлагаемаго на него избраніемъ, говорилъ Патріархъ Тихонъ и послѣ своей интронизаціи, когда Митрополитъ Кіевскій Владиміръ вручалъ ему жезлъ Святителя Петра, Митрополита Московскаго.

Изъ трехъ кандидатовъ въ Патріархи Митрополитъ Московскій Тихонъ получилъ наименьшее число голосовъ. Онъ былъ менѣе извѣстенъ, чѣмъ фактическій духовный вождь на Всероссійскомъ Соборѣ, тогдашній Архіепископъ Харьковскій Антоній, почитаемый уже всѣмъ православнымъ міромъ какъ великій богословъ. Болѣе извѣстенъ былъ и Архіепископъ Новгородскій Арсеній, второй кандидатъ въ Патріархи. Но указывая черезъ жребій на Митрополита Тихона, Небесный Глава Церкви Христосъ какъ сердцевѣдецъ, зналъ, что за скромной внѣшностью у него таились именно тѣ свойства, какія болѣе всего нужны были для возглавителя Церкви въ наступавшіе дни великихъ испытаній.

Скромность и тихость были его главными чертами характе/с. 15/ра. До избранія на патріаршій престолъ онъ не выдѣлялся яркостью своей личности. Но у него было сильное чувство долга и отвѣтственности. Какъ это часто бываетъ въ жизни, за скромной внѣшностью скрывались героическія свойства души. При этомъ онъ обладалъ желѣзной выдержкой и осторожностью. Простота обращенія, скромность и доброжелательное отношеніе къ людямъ привлекали сердца къ Патріарху. Во всѣхъ епархіяхъ, гдѣ онъ совершалъ свое служеніе, паства скоро привязывалась къ нему и разставалась съ нимъ съ большимъ сожалѣніемъ. Когда онъ заявлялъ, что за свои рѣшенія онъ самъ принимаетъ всю отвѣтственность, которая не должна ложиться на исполнителей, то въ этомъ не было ни капли позы. Никогда онъ не возлагалъ отвѣтственности за свои рѣшенія на своихъ совѣтниковъ. Какъ говорили мнѣ и Митрополитъ Антоній, и очень близкій къ Патріарху Митрополитъ Анастасій, онъ умѣлъ распредѣлять свое время и принимать многихъ, приходившихъ къ нему. Если онъ для того, чтобы принять больше лицъ, ограничивалъ время пріема каждаго изъ нихъ, то умѣлъ по окончаніи назначеннаго срока деликатно, но твердо напомнить собесѣднику, хотя бы и епископу, что время истекаетъ. Имѣя несомнѣнный административный опытъ, Патріархъ въ то же время не былъ рабомъ администраціи. Онъ всегда оставался не формалистомъ, а живымъ и любящимъ архипастыремъ. Онъ умѣлъ дѣлать замѣчанія подчиненнымъ, но въ спокойной и не обидной формѣ.

Личность Патріарха Тихона развивалась безъ духовныхъ кризисовъ. Онъ постепенно росъ духовно съ каждымъ новымъ годомъ своей жизни.

Когда мы смотримъ на фотографіи Патріарха Тихона, снятыя въ послѣдніе годы его жизни, онъ представляется очень старымъ. Мы видимъ сморщенное и измученное лицо глубокаго старика. На самомъ дѣлѣ онъ умеръ всего лишь шестидесяти лѣтъ отъ роду, но на лицѣ его отразились страданія послѣднихъ лѣтъ жизни.

Патріархъ Тихонъ, въ міру Василій Беллавинъ, родился 19 января 1865 г. въ Торопцѣ, Псковской губерніи. Отецъ его былъ священникомъ. По обычаю того времени, готовился къ такой службѣ и Василій. Онъ прошелъ обученіе въ Духовномъ Училищѣ, затѣмъ поступилъ въ Псковскую Духовную Семинарію. Онъ замѣченъ былъ тамъ какъ скромный, благонравный студентъ, отличавшійся глубокой и искренней религіозностью. Онъ былъ всѣ/с. 16/ми любимъ за свой добрый нравъ, внимательность къ людямъ и трудолюбіе. Василій Беллавинъ успѣвалъ въ наукахъ и очень охотно помогалъ въ ученіи своимъ товарищамъ, обращавшимся къ нему за разъясненіями и помощью въ составленіи разныхъ письменныхъ работъ. При этомъ Беллавинъ проявлялъ большое терпѣніе и свойственный ему безобидный юморъ.

Въ учебныхъ заведеніяхъ, особенно закрытыхъ, часто учащіеся даютъ другъ другу прозвища. Получилъ таковое и Василій Беллавинъ, но прозвище необычное. Товарищи прозвали его «Патріархомъ», проявляя при этомъ свое уваженіе къ его добрымъ духовнымъ свойствамъ характера и къ той серьезности, съ которой онъ давалъ имъ совѣты.

Василій Беллавинъ блестяще окончилъ Семинарію 19-ти лѣтъ, на годъ моложе нормы для поступленія въ Духовную Академію. Это не помѣшало ему поступить въ Петербургскую Духовную Академію. Тамъ онъ тоже пріобрѣлъ общую любовь и уваженіе. Митрополитъ Антоній, тогда Архіепископъ Харьковскій, привѣтствуя Патріарха Тихона по случаю его избранія, сказалъ: «Ваше избраніе нужно назвать по преимуществу дѣломъ Божественнаго Промысла по той причинѣ, что оно было безсознательно предсказано друзьями юности, товарищами Вашими по Академіи». Вспоминая далѣе, какъ товарищи свъ. Тихона Задонскаго кадили передъ нимъ своими лаптями, какъ бы предсказывая его прославленіе, Митрополитъ Антоній продолжалъ: «Такъ и Ваши собственные товарищи по Академіи прозвали Васъ Патріархомъ, когда Вы были еще міряниномъ и когда ни они, ни Вы сами не могли помышлять о дѣйствительномъ осуществленіи такого наименованія, даннаго Вамъ друзьями молодости за Вашъ степенный, невозмутимый нравъ и благочестивое настроеніе».

По окончаніи Духовной Академіи въ 1888 г. Василій Беллавинъ былъ назначенъ преподавателемъ Псковской Духовной Семинаріи. Только въ декабрѣ 1891 г. онъ былъ постриженъ въ монашество и рукоположенъ во іеромонахи съ именемъ Тихона. Въ слѣдующемъ году онъ былъ назначенъ инспекторомъ Холмской Семинаріи, и въ томъ же году ректоромъ сначала Холмской, а затѣмъ Казанской Духовной Семинаріи. Въ этой должности онъ пробылъ пять лѣтъ, а 19 октября 1897 г. былъ рукоположенъ во епископа Люблинскаго, викарія Холмской епархіи. Не прошло и года, какъ онъ былъ переведенъ въ Америку, на Алеутскую /с. 17/ епархію. На этой каѳедрѣ онъ пробылъ почти девять лѣтъ. На этой же каѳедрѣ онъ въ 1905 г. былъ возведенъ въ санъ Архіепископа. За время своего пребыванія въ Америкѣ Преосвященный Тихонъ открылъ много новыхъ приходовъ. Епархія подъ его управленіемъ въ значительной мѣрѣ укрѣпила свою организацію. Память о его усердныхъ архипастырскихъ трудахъ и его привлекательной личности живетъ въ Америкѣ и донынѣ.

25 января 1907 г. Преосвященный Тихонъ переводится въ Ярославль. Передъ тѣмъ онъ только одинъ разъ пріѣзжалъ въ Россію для участія въ лѣтней сессіи Святѣйшаго Сѵнода. Тамъ были замѣчены дарованія молодого епископа, и вскорѣ его стали продвигать по службѣ уже на родинѣ. Едва успѣла привязаться къ нему паства Ярославской епархіи, какъ его помѣняли мѣстами съ Архіепископомъ Виленскимъ Агаѳангеломъ.

Виленская каѳедра была не изъ легкихъ вслѣдствіе того, что въ Литвѣ было смѣшанное населеніе и особенно много католиковъ. Передъ лицомъ инославныхъ надо было поддерживать внѣшній престижъ русскаго архіепископа. Онъ выполнялъ это, сохраняя свойственную ему простоту и непритязательность. Но вотъ наступаетъ Первая Всемірная война. Виленская епархія оказывается въ предѣлахъ театра военныхъ дѣйствій. Больше половины ея территоріи, и въ томъ числѣ самый стольный городъ ея Вильно, занимается непріятелемъ. Архіепископъ Тихонъ эвакуируется въ Москву, вывозя съ собою св. мощи трехъ Виленскихъ Мучениковъ и другія святыни. Но въ Москвѣ онъ задерживается недолго и возвращается въ свободную отъ непріятеля часть своей епархіи. У него было много заботъ о помощи своей паствѣ. Кромѣ того, онъ посѣщалъ передовыя позиціи, ободряя солдатъ. При этомъ попадалъ онъ и подъ непріятельскій обстрѣлъ. Въ этотъ же періодъ времени Архіепископъ Тихонъ былъ назначенъ членомъ Сѵнода и участвовалъ въ его засѣданіяхъ, пока послѣ революціи Сѵнодъ не былъ разогнанъ оберъ-прокуроромъ Временнаго Правительства В. Н. Львовымъ.

Этотъ же Львовъ удалилъ съ каѳедры Московскаго Митрополита Макарія. По введеннымъ Временнымъ Правительствомъ правиламъ, новый Митрополитъ долженъ былъ быть выбранъ въ епархіи. Таковымъ избирается Архіепископъ Тихонъ, успѣвшій полюбиться церковной Москвѣ за время своего бѣженскаго пребыванія тамъ. Это было связано для него и съ нѣкоторой скорбью, ибо Митрополитъ Макарій протестовалъ противъ своего /с. 18/ устраненія и долгое время не хотѣлъ признавать законности этого акта.

Но вотъ подходитъ время Всероссійскаго Церковнаго Собора. Хлопоты по его организаціи и размѣщенію его членовъ въ значительной мѣрѣ легли на плечи новаго Московскаго Митрополита. Организація была проведена прекрасно. Не удивительно, что Митрополитъ Тихонъ былъ избранъ Предсѣдателемъ Всероссійскаго Собора почти единогласно — 407 голосовъ противъ только 33-хъ.

Предсѣдательствовать на Соборѣ было не такъ легко. Если большинство выборныхъ членовъ Собора являли собой вѣрныхъ чадъ Церкви, то было и довольно большое число членовъ Собора, преимущественно по назначенію Временнаго Правительства, которые по настроенію своему были обновленцами и старались внести революцію въ ограду Церкви.

Собору предшествовало немало разныхъ съѣздовъ и собраній, на которыхъ громко раздавались ихъ голоса, поддерживаемые служебнымъ аппаратомъ Сѵнода. Какъ всегда бываетъ при революціонныхъ движеніяхъ, всѣ говорили о правахъ и мало вспоминали объ обязанностяхъ. Такіе люди старались въ засѣданія Собора внести духъ революціонныхъ собраній. Они твердо надѣялись черезъ Соборъ осуществить въ Русской Церкви реформацію. И, конечно, болѣе всего они боялись возстановленія Патріаршества. Формально, въ обширной повѣсткѣ Собора и программѣ, охватывавшихъ всѣ стороны церковной жизни, о Патріаршествѣ не было сказано ни слова. Вопросъ этотъ въ Отдѣлѣ о Высшемъ Церковномъ Управленіи былъ поднятъ впервые мірянами. Даже не всѣ епископы поначалу сочувствовали Патріаршеству.

Отдѣлъ Собора о Высшемъ Церковномъ Управленіи привлекъ особое вниманіе. Въ немъ участвовало болѣе двухсотъ членовъ, въ томъ числѣ много профессоровъ. Однако, были тамъ и простые крестьяне. Противники Патріаршества вели тамъ ожесточенную борьбу. Вождемъ ихъ былъ будущій идеологъ обновленчества проф. Титлиновъ. Но сколько они ни старались, идея Патріаршества все болѣе настойчиво росла въ умахъ членовъ Собора.

Когда произошелъ коммунистическій переворотъ, члены Собора съ особой ясностью увидѣли, что Церковь не можетъ существовать въ новыхъ условіяхъ безъ возглавленія Ея вождемъ. Засѣданія происходили въ томъ время, когда шла стрѣльба по /с. 19/ улицамъ Москвы. Многіе епископы и члены Собора приходили на собранія, несмотря на свистъ пуль. Но яркіе противники Патріаршества, видимо, были менѣе храбрыми, и ихъ оказалось немного, когда подано было заявленіе о прекращеніи преній и немедленномъ избраніи Патріарха.

Однако, кворумъ былъ налицо. Предсѣдательствовалъ Митрополитъ Тихонъ. Онъ велъ засѣданіе съ обычнымъ для него спокойствіемъ, но вмѣстѣ съ тѣмъ съ твердостью и рѣшительно противодѣйствовалъ попыткамъ остановить избраніе Патріарха.

Но вотъ совершилось это великое дѣло. Смиренный Тихонъ, смиренный не только по оффиціальной подписи, но и по существу, становится Патріархомъ. Я говорилъ уже о томъ, какъ это избраніе было имъ принято. Но къ этому надо добавить, что Патріархъ Тихонъ ощутилъ себя не только каноническимъ возглавителемъ русскаго епископата, но и вождемъ русскаго народа. Его и выбрали въ этомъ качествѣ. Желаніе имѣть такого вождя при наступленіи гоненія на Церковь и при наличіи всѣхъ преступленій совѣтской власти явствуетъ изъ многочисленныхъ выступленій членовъ Всероссійскаго Собора, ратовавшихъ за возстановленіе Патріаршества. Съ паденіемъ православнаго Царства Святая Русь была обезглавлена. Теперь возглавилъ ее Патріархъ Тихонъ, и онъ живо чувствовалъ историческую отвѣтственность, которая легла на его плечи.

Новоизбранный Патріархъ слышалъ много выраженій радости по поводу его избранія и изъявленія преданности. Все это его укрѣпляло и утѣшало. Но, съ другой стороны, интронизація въ поврежденномъ бомбардировкой Успенскомъ соборѣ, занятіе Кремля красными войсками и встрѣча патріаршаго шествія вокругъ Кремля съ демонстраціей коммунистовъ, напоминали о наступившемъ порабощеніи Россіи. Принимая отъ Митрополита Владиміра жезлъ св. Митрополита Петра, Патріархъ высказывалъ вызываемую внѣшними событіями горечь. «Патріаршество, — говорилъ онъ, — возстанавливается на Руси въ грозные дни, среди огня и орудій смертоносной пальбы». Онъ обращалъ къ Богу скорбныя слова: «Господи, Сыны Россійскіе оставили завѣтъ Твой, разрушили Твои жертвенники, стрѣляли по храмовымъ и кремлевскимъ святынямъ, избивали священниковъ Твоихъ». Но Патріархъ чувствовалъ тогда, что и эти преступники подлежатъ его попеченію, какъ благостнаго пастыря. Онъ продолжалъ: «И Господь какъ бы говоритъ мнѣ такъ: иди /с. 20/ разыщи тѣхъ, ради коихъ еще стоитъ и держится Русская Земля. Но не оставляй и заблудшихъ овецъ, обреченныхъ на погибель, на закланіе, — овецъ поистинѣ жалкихъ. Паси ихъ, и для сего возьми жезлъ сей, жезлъ благоволенія. Съ нимъ овцу потерявшуюся отыщи, угнетенную возврати, пораженную перевяжи, больную укрѣпи, разжирѣвшую и буйную — истреби, паси ихъ по правдѣ».

Это сознаніе своей архипастырской отвѣтственности за весь Русскій народъ, за всю Святую и грѣшную Русь, объясняетъ первые шаги Патріарха Тихона, когда онъ въ грозномъ посланіи обличалъ Народныхъ Комиссаровъ и предавалъ анаѳемѣ за ихъ злодѣянія.

Въ этомъ замѣчательномъ посланіи есть нѣчто очень важное и характерное для Патріарха. Онъ былъ избранъ еще совсѣмъ недавно. Вѣсти о коммунистическихъ злодѣяніяхъ начали поступать, пока члены Всероссійскаго Собора еще не разъѣхались на Рождественскія вакаціи. Настроенія ихъ были хорошо извѣстны Патріарху, и у него не могло быть сомнѣній въ томъ, что они поддержатъ всякій его протестъ или обличеніе Народныхъ Комиссаровъ. Однако, Патріархъ не сталъ ждать возвращенія членовъ Собора. Наканунѣ его собранія онъ опубликовалъ свое знаменитое обличительное посланіе, которое было прочитано Собору Митрополитомъ Кирилломъ въ закрытомъ засѣданіи. Патріархъ этимъ показалъ, что отвѣтственность за посланіе и рискъ возможныхъ репрессій онъ беретъ лично на себя. Соборъ это понялъ и оцѣнилъ по достоинству. Онъ поддержалъ Патріарха тѣмъ, что со своей стороны тоже издалъ посланіе въ томъ же духѣ.

Такую жертвенную готовность принимать на себя удары гонителей проявилъ Патріархъ и въ связи съ изъятіемъ церковныхъ цѣнностей. Когда судили защитниковъ Церкви за противодѣйствіе декрету Народныхъ Комиссаровъ, Патріархъ заявилъ, что за поступки ихъ отвѣчаетъ онъ и никто другой, ибо они исполняли его указанія.

Съ каждымъ днемъ росло притѣсненіе Церкви, и Патріархъ получалъ все новыя печальныя вѣсти о замученныхъ священнослужителяхъ и разграбленныхъ святыняхъ. Церковь отвѣчала на это крестными ходами и организаціей объединеній приходовъ. Когда въ январѣ 1918 г. въ Петроградѣ была объявлена реквизиція помѣщеній Александро-Невской Лавры и состоялось большое народное собраніе, то оно вынесло постановленіе: «Разъяснить всѣмъ православнымъ не только въ храмахъ, но и на рынкахъ /с. 21/ и площадяхъ и вездѣ, гдѣ можно, что Церковь Православная терпитъ открытое гоненіе». Рѣшено было напечатать листовки для широкой раздачи всѣмъ слоямъ населенія, призывая вѣрующихъ объединиться для защиты Вѣры и своихъ святынь. Въ другихъ городахъ принимались подобныя же мѣры. Иногда онѣ достигали цѣли. Это былъ откликъ на посланіе Патріарха 6/19 января. Въ немъ онъ призывалъ вѣрующихъ: «Если нужно будетъ пострадать за дѣло Христово, зовемъ васъ, возлюбленныя чада Церкви, зовемъ васъ на эти страданія вмѣстѣ съ собою». Обращаясь къ архипастырямъ и пастырямъ, Патріархъ писалъ: «Не медля ни одного часа въ вашемъ духовномъ дѣланіи, съ пламенной ревностью зовите чадъ вашихъ на защиту попираемыхъ нынѣ правъ Церкви Православной, немедленно устройте духовные союзы, зовите не нуждою, а доброю волею становиться въ ряды духовныхъ борцовъ, которые силѣ внѣшней противопоставятъ силу своего святого воодушевленія»...

По мѣрѣ роста давленія на Церковь, послѣдняя усиливала свое противодѣйствіе. По истеченіи года существованія Совѣтской власти, Патріархъ обратился къ Народнымъ Комиссарамъ съ новымъ обличительнымъ посланіемъ, помѣченнымъ 25 октября 1918 г. Въ немъ Патріархъ перечислялъ преступленія Совѣтской власти. Онъ говорилъ о томъ, что большевики раздѣлили весь народъ на враждующіе станы, любовь Христову замѣнили ненавистью и вмѣсто мира искусственно разожгли классовую вражду. «Никто, — писалъ Патріархъ, — не чувствуетъ себя въ безопасности, всѣ живутъ подъ постояннымъ страхомъ обыска, грабежа, выселенія, ареста, разстрѣла». Далѣе Патріархъ говоритъ о преслѣдованіи Церкви. «Мы знаемъ, — наконецъ писалъ онъ, — что наши обличенія вызовутъ у васъ только злобу и негодованіе и что вы будете искать въ нихъ лишь повода для обвиненія насъ въ противленіи власти; но чѣмъ выше будетъ подниматься столпъ злобы вашей, тѣмъ вѣрнѣйшимъ будетъ то свидѣтельствомъ справедливости нашихъ обличеній». Патріархъ призывалъ комиссаровъ отпраздновать годовщину своего пребыванія у власти освобожденіемъ заключенныхъ, прекращеніемъ кровопролитія, насилія, разоренія, стѣсненія вѣры...

Тутъ Патріархъ опять выступилъ какъ духовный глава Русскаго народа, онъ печаловался за него, за всѣ бѣдствія, которыя принесъ коммунизмъ на нашу землю.

Когда Патріархъ прочиталъ свое посланіе на соединенномъ засѣданіи Сѵнода и Высшаго Церковнаго Совѣта, многіе от/с. 22/говаривали его отъ его опубликованія, указывая на опасность, которая угрожала бы Патріарху. Патріархъ все это выслушалъ очень внимательно, но остался при своемъ.

Въ Москвѣ особенно боялись за Патріарха. Прихожане назначили дежурство при его покояхъ съ тѣмъ, чтобы поднять тревогу во всѣхъ церквахъ, если Патріарха придутъ арестовывать.

При видѣ собиранія церковныхъ силъ для противодѣйствія гоненію коммунисты повели атаку съ другой стороны. Къ жестокимъ гоненіямъ подъ предлогомъ изъятія церковныхъ цѣнностей якобы для помощи голодающимъ прибавился расколъ.

Сразу послѣ переворота въ мартѣ 1917 г. въ Петроградѣ образовалась группа революціонныхъ священниковъ. Они поставили себѣ цѣлью произвести въ Церкви реформацію и свести на нѣтъ власть епископовъ. Они имѣли большое вліяніе въ Предсоборномъ Совѣтѣ и въ самомъ Сѵнодѣ. Поэтому они разсчитывали, что Всероссійскій Соборъ отразитъ въ себѣ господствовавшія въ Россіи и врывавшіяся въ Церковь революціонныя настроенія. Они подготовляли матеріалъ для Собора и никакъ не допускали мысли о возможности возстановленія Патріаршества. Но ни въ одной епархіи не были избраны членами Собора участники этой группы. Въ составѣ ея были лишь тѣ члены, которые состояли въ Предсоборномъ Совѣщаніи и Сѵнодѣ. Этого было далеко не достаточно для того, чтобы повести за собою Соборъ, ибо избирали туда преимущественно людей консервативнаго духа. Очень цѣнными членами Собора оказались выборные отъ приходовъ крестьяне. Окончательное рѣшеніе Собора возстановить Патріаршество и провалъ попытки свести на нѣтъ власть епископовъ были очень сильнымъ ударомъ по сторонникамъ реформаціи. Проф. Титлиновъ, ожесточенно боровшійся на Соборѣ противъ Патріаршества и каноническаго положенія епископовъ, понялъ, что ему надо покинуть Соборъ. Онъ на время почувствовалъ свое безсиліе въ борьбѣ съ православными членами Собора и іерархіей. Но онъ и его сторонники не сложили оружія. Они замолкли только на время.

Какъ только оформилось столкновеніе между Патріархомъ, всей Церковью и гражданской властью, обновленцы ободрились. Они заручились поддержкой Совѣтской власти и приступили къ организаціи революціи въ Церкви. Несомнѣнно, что въ мѣропріятіяхъ правительства и обновленцевъ было одно общее руководство.

Митрополита Веніамина привлекаютъ къ суду за противо/с. 23/дѣйствіе изъятію церковныхъ святынь. За то же самое привлекаютъ къ суду Патріарха и, наконецъ, берутъ его подъ стражу.

Патріархъ арестованъ, членовъ Сѵнода уже нѣтъ въ Москвѣ. Церковь лишена административнаго аппарата. Патріархъ передаетъ права на управленіе Митрополиту Агаѳангелу, а Канцелярію поручаетъ принять явившейся къ нему делегаціи. При Сѵнодальномъ Секретарѣ Нумеровѣ она должна передать ему все, когда онъ пріѣдетъ. Полномочія самыя ограниченныя. Никакого управленія имъ не поручается. Но Совѣтская власть имъ помогаетъ тѣмъ, что не допускаетъ въ Москву Замѣстителя Патріарха, а обновленческіе делегаты трактуютъ свое положеніе какъ имущіе власть, какъ якобы переданную имъ самимъ Патріархомъ. Вскорѣ былъ арестованъ и Митрополитъ Агаѳангелъ.

Между тѣмъ, обновленцы явочнымъ порядкомъ образовали Высшее Церковное Управленіе и требуютъ, чтобы всѣ имъ подчинились. Митрополитъ Веніаминъ, еще будучи на свободѣ, немедленно отлучилъ бунтовщиковъ отъ Церкви, но это ихъ не остановило. Поддержанные гражданской властью, они разсылаютъ своихъ уполномоченныхъ по всѣмъ епархіямъ. Они являются къ архіереямъ въ сопровожденіи чиновъ Чека и мѣстныхъ Совѣтовъ. Если имъ оказывается сопротивленіе, епископа и его сотрудниковъ арестовываютъ и высылаютъ. Захватывая власть, обновленцы или живоцерковники стараются внести свои реформы во всѣ стороны церковной жизни. Во главѣ всѣхъ догматовъ они ставятъ сотрудничество съ коммунизмомъ. Быть вѣрнымъ Патріарху, или, какъ стали называть его вѣрныхъ чадъ, тихоновцемъ, равносильно признанію человѣка контръ-революціонеромъ. Безчисленны исповѣдники и мученики, пострадавшіе за Вѣру по доносамъ и интригамъ обновленцевъ.

А между тѣмъ, Патріархъ продолжаетъ находиться подъ арестомъ. Онъ знаетъ о развалѣ въ Церкви. Знаетъ, что уже много епископовъ убито или изгнано, а многіе измѣнили ему, не выдерживая этого давленія. Онъ слышитъ, что цѣлыя епархіи подъ контролемъ обновленцевъ, что даже такіе видные іерархи, какъ Митрополитъ Сергій, перешли къ нимъ. Его освѣдомленіе подъ строгимъ контролемъ тюремщиковъ. Допускаютъ ли они до его свѣдѣнія сообщенія о противодѣйствіи обновленчеству со стороны вѣрныхъ чадъ Церкви? И кто возглавляетъ ихъ? Вѣдь и Митрополитъ Агаѳангелъ тоже уже подъ стражей.

Патріархъ видитъ, что вѣрующіе обезглавлены, что безпре/с. 24/пятственно распространяется ересь. Какъ остановить этотъ развалъ? Положеніе могло казаться ему даже хуже дѣйствительности.

Когда большая часть страны занята непріятелемъ, стараются спасти хоть остающуюся часть. Патріархъ видитъ, что онъ въ данныхъ условіяхъ не можетъ сохранить за собою всѣхъ тѣхъ функцій, какія принялъ на себя какъ Патріархъ. У него нѣтъ силы сохранить свое положеніе православнаго народнаго вождя для всего русскаго народа и оградить Церковь отъ волковъ, даже не заботящихся о томъ, чтобы скрыть себя въ овечьей шкурѣ. И ради сохраненія самаго главнаго онъ отказывается отъ борьбы съ коммунистической политикой. Онъ рѣшилъ, что главная задача сейчасъ — вернуть Русской Церкви Главу, дать вѣрующимъ видимое знамя, объединяющее ихъ въ защитѣ Православія.

Между тѣмъ, Заграничная Церковь подняла на ноги иностранцевъ, хлопоча о защитѣ Патріарха. Англійское Правительство, Правительства Франціи, Соединенныхъ Штатовъ, Чехословакіи и др. посылаютъ протесты въ Москву. Держать Патріарха въ тюрьмѣ дѣлается политической проблемой, чего самъ Патріархъ, конечно, не могъ знать. Тогда Совѣтская власть идетъ съ нимъ на компромиссъ, и онъ самъ уступаетъ въ одномъ, чтобы сохранить за собою остальное. Онъ проситъ освобожденія, заявляя одновременно, что прекращаетъ свою борьбу съ Совѣтской властью. Онъ не обѣщается быть ея слугой, онъ заявляетъ только, что онъ Совѣтской власти болѣе не врагъ и изъявляетъ сожалѣніе о прошломъ.

Патріархъ освобожденъ. Многіе думаютъ, что большевики разсчитывали, что подписанное имъ заявленіе оттолкнетъ отъ него вѣрующихъ. Можетъ быть, это и такъ. Можетъ быть, они сами вѣрили, что за Патріархомъ шли главнымъ образомъ какъ за врагомъ ихъ власти. Если такъ, то они ошиблись. Отъ Патріарха не отшатнулись, а многіе отошедшіе вернулись въ лоно Церкви.

Однако, симпатіи коммунистовъ, конечно, оставались на сторонѣ обновленцевъ, а не тихоновцевъ. Постепенно, правда, послѣднимъ становилось чуть-чуть легче, и они стали отвоевывать нѣкоторыя позиціи отъ живоцерковниковъ.

Жестокое гоненіе не прекращалось въ теченіе всего остатка жизни Патріарха. Его хотѣли сдѣлать такимъ же послушнымъ рабомъ, какимъ сталъ впослѣдствіи Митрополитъ Сергій, но онъ оставался на стражѣ Православія.

/с. 25/ Никогда еще во всѣ времена своей исторіи Церковь не имѣла передъ собою такого жестокаго и лукаваго врага. Патріархъ буквально заболѣвалъ отъ каждой встрѣчи съ Тучковымъ, который велъ совѣтскую церковную политику. Патріархъ не боялся мученичества. Самая мучительная смерть, вѣроятно, была бы для него легче, чѣмъ постоянная забота о ссылаемыхъ епископахъ, священникахъ и вѣрныхъ мірянахъ. Тотъ развалъ, который происходилъ во время его заключенія, съ другой стороны, казалось, указывалъ на необходимость дѣлать все возможное внѣ измѣны основнымъ началамъ Церкви и Ея внутренней свободы, чтобы не повторилось недавнее положеніе, при которомъ овцы оказались оставленными на милость волковъ. Эти овцы, конечно, знали, что пастырь ихъ не покидалъ и былъ отдѣленъ отъ нихъ помимо своей воли. И они проявляли свою любовь къ нему при каждомъ возможномъ случаѣ.

Служеніе Патріарха въ какой-либо церкви наполняло ее молящимися до отказа. Пока онъ былъ въ силахъ посѣщать уѣздные города, его тамъ встрѣчали толпы вѣрующихъ.

Въ отношеніи управленія Патріархъ, въ сущности, былъ совершенно безсиленъ. Онъ говорилъ о своемъ положеніи: «Лучше сидѣть въ тюрьмѣ, я вѣдь только считаюсь на свободѣ, а ничего дѣлать не могу. Я посылаю архіерея на югъ, а онъ попадаетъ на сѣверъ, посылаю на западъ, а его привозятъ на востокъ».

Иногда Патріархъ кое въ чемъ уступалъ, надѣясь, что его уступка не имѣетъ принципіальнаго значенія. Но ему бывало трудно судить объ этомъ при совѣтской системѣ ложнаго освѣдомленія. Вотъ, напримѣръ, Тучковъ требуетъ отъ него введенія новаго календаря. Патріархъ противъ, онъ не желаетъ уступать. Но, съ одной стороны, употребляются угрозы, а съ другой — сообщаютъ, что всѣ Православныя Церкви уже приняли этотъ календарь. Что онъ могъ сказать противъ такого аргумента? Все же Патріархъ нарочито поручаетъ огласить своей нежеланный указъ кому-то со слабымъ голосомъ. Но потомъ Митрополитъ Анастасій изъ Константинополя посылаетъ ему телеграмму съ сообщеніемъ, что не всѣ Церкви приняли новый календарь, а Тучковъ, толкнувъ Патріарха на непопулярное рѣшеніе, уже больше этимъ не интересуется. Въ данномъ случаѣ крайняя слабость административнаго аппарата пошла на пользу, ибо помѣшала распространенію соблазна.

Въ распоряженіи Управленія не было типографіи. Б. Пред/с. 26/сѣдатель Епархіальнаго Совѣта при Патріархѣ Тихонѣ протопресв. В. Виноградовъ такъ опредѣляетъ тактику Тучкова: «Отношеніе Тучкова къ Патріаршему Управленію — это было нѣчто вродѣ кошки съ мышкой. Съ одной стороны, онъ даетъ постоянно чувствовать Патріаршему Управленію то, что оно и безъ того хорошо чувствовало и сознавало, а именно, что оно — нелегальная организація, не имѣющая въ Совѣтской Россіи права на существованіе, и потому въ любой моментъ ГПУ при малѣйшемъ неудовольствіи можетъ это Управленіе закрыть и всѣхъ его членовъ переарестовать, а съ другой стороны, тотъ же Тучковъ ультимативно предъявляетъ къ нему требованія о проведеніи въ церковную жизнь различныхъ мѣропріятій и притомъ такихъ, проведеніе которыхъ равносильно было бы актамъ сознательнаго саморазвала, самоуничтоженія. Каждое такое требованіе сопровождалось обѣщаніемъ дарованія легализаціи въ случаѣ исполненія и угрозами разгона, уничтоженія органа церковнаго управленія и ареста всѣхъ его членовъ — въ случаѣ неисполненія».

Такими требованіями, напримѣръ, были требованія о поминовеніи властей, введеніи новаго стиля и др. Реформа была нужна только для замѣшательства въ Церкви. Съ одной стороны, не давали ордера типографіи напечатать указъ, и Тучковъ говорилъ, что это его не интересуетъ: «Ну, ужъ вы тамъ какъ знаете... Дѣло ваше». Помѣстили въ газетахъ распоряженіе о введеніи новаго стиля, когда оно было уже отмѣнено, а затѣмъ тамъ же напечатали Патріаршее посланіе съ сообщеніемъ, что Патріархъ новаго стиля не отмѣнялъ, но что на мѣстахъ съ разрѣшенія мѣстныхъ совѣтскихъ властей можно Рождество Христово праздновать по старому стилю. О. Виноградовъ даетъ къ этому интересное и важное поясненіе: «Какого происхожденія былъ этотъ документъ, мнѣ не удалось выяснить, т. к. онъ черезъ Патріаршее Управленіе вовсе не проходилъ, никому онъ не разсылался и дальше совѣтскихъ газетъ не пошелъ; ни оригинала его, ни копіи не имѣлось, и, главное, никакого примѣненія въ церковной жизни онъ не имѣлъ». О. Виноградовъ далѣе сообщаетъ, что Совѣтами была сдѣлана еще попытка провести новый стиль, для чего состоялось совѣщаніе у комиссара Смидовича. Но представитель Патріарха на этотъ разъ ему не уступилъ, и реформа осталась отмѣненной.

Когда кошка играетъ съ пойманной мышкой, она то отпускаетъ /с. 27/ ее немного, то опять ловитъ, пока не доведетъ ее до изнеможенія. Такъ дѣйствовалъ съ Патріархомъ и Тучковъ. Все это надо имѣть въ виду при сужденіи о посланіяхъ Патріарха Тихона послѣ его освобожденія.

Каждый такой опубликованный актъ есть плодъ торга съ Тучковымъ. Но если внимательно разсмотрѣть его, тамъ нигдѣ Патріархъ, по существу, не идетъ дальше негативнаго заявленія, что онъ не врагъ Совѣтской власти. 18 іюня 1923 г. Патріархъ писалъ: «Я, конечно, не выдавалъ себя за такого поклонника Совѣтской власти, какими объявляютъ себя обновленцы, но зато я и не такой врагъ ея, какимъ они меня выставляютъ». Правда, въ воззваніи 1-го іюня 1923 г. есть чисто совѣтскія выраженія: «враги трудового народа», «монархисты и бѣлогвардейцы», слова, чуждыя Патріарху и, очевидно, внесенныя туда изъ тучковскаго проекта, но все-таки Патріархъ остался вѣренъ позиціи только «не врага» Совѣтскаго правительства. Угроза тамъ, что если заграничные іерархи не прекратятъ дальнѣйшую контръ-революціонную дѣятельность, то «придется ихъ звать для отвѣта передъ церковнымъ судомъ и просить власть о разрѣшеніи имъ прибыть сюда», т. е. въ Москву, какъ будто шла навстрѣчу желанію Совѣтовъ. Однако, она была и отказомъ отъ заочнаго суда, чего требовали большевики и что позднѣе исполнилъ Митрополитъ Сергій.

Еще ранѣе, находясь подъ домашнимъ арестомъ, на засѣданіи Сѵнода въ помѣщеніи, оцѣпленномъ войсками, Патріархъ согласился на указъ объ упраздненіи Высшаго Церковнаго Управленія Заграницей, но это былъ явный актъ насилія. Совѣтскій историкъ обновленчества Шишкинъ пишетъ, что Патріархъ не хотѣлъ выступать противъ постановленій Перваго Карловацкаго Собора и сдѣлалъ это только подъ давленіемъ гражданской власти. Однако, въ посланіи отъ 2/15 марта 1931 г. Митрополитъ Антоній писалъ, что позднѣе, въ 1923-24 г.г., Патріархъ утвердилъ постановленіе того же заграничнаго Высшаго Церковнаго Управленія о выдѣленіи Харбинской епархіи.

Патріархъ ни за что не хотѣлъ быть пѣшкой въ рукахъ Совѣтской Власти. Но эта его борьба за духовную свободу Церкви стоила ему неимовѣрныхъ усилій.

Патріархъ все время старался быть на виду у народа. Онъ посѣщалъ храмы, служилъ въ разныхъ приходахъ. Но душевныя страданія, причиняемыя безконечными интригами обновленцевъ и требованіями Тучкова, быстро подрывали его силы. /с. 28/ Крѣпкое отъ природы здоровье все больше поддавалось переживаемымъ тяжелымъ испытаніямъ. Сердце не выдерживало постояннаго напряженія. Припадки сердечной болѣзни усиливались и учащались. 12 января 1925 г. врачи рѣшили помѣстить Патріарха въ больницу. На слѣдующій день онъ былъ принятъ въ частную больницу Е. Бакуниной. У него нашли застарѣвшее воспаленіе почекъ, общій склерозъ и грудную жабу. Ему былъ прописанъ полный покой, но именно это обезпечить для него было труднѣе всего. Его постоянно посѣщали по служебнымъ и личнымъ дѣламъ. На другой же день по поступленіи въ клинику къ Патріарху явился начальникъ церковнаго отдѣла ГПУ Тучковъ. Патріарху въ больницѣ скоро полегчало, и онъ опять сталъ выѣзжать на службы въ разныя церкви, но онъ уже продолжалъ трудиться черезъ силу. На уговоры врачей ограничить свой трудъ Патріархъ отвѣчалъ отказомъ. Особенно тяготили его посѣщенія Тучкова и слѣдователя ГПУ. Они систематически подрывали его здоровье.

Въ день Благовѣщенія 1925 г. здоровье Патріарха ухудшилось. Незадолго передъ тѣмъ ему вырвали 2 зуба, что вызвало опухоль десенъ, перешедшую на горло. Врачи, однако, не находили еще ничего угрожающаго для жизни. Несмотря на болѣзненное состояніе, Патріархъ въ этотъ день вынужденъ былъ поѣхать на засѣданіе Сѵнода. Дѣло въ томъ, что Тучковъ настойчиво и срочно требовалъ изданія посланія, которое измѣняло бы прежнюю позицію Патріарха. Позиція его, какъ «не врага» Совѣтской власти, Тучкова не удовлетворяла. Онъ требовалъ заявленія о полной лойяльности и сотрудничествѣ, подобнаго тому, каковое позднѣе сдѣлалъ Митрополитъ Сергій. Выработанный на засѣданіи Сѵнода проектъ Митрополитъ Петръ долженъ былъ отвезти для согласованія къ Тучкову.

Никто этого сейчасъ точно не знаетъ, но, по-видимому, Митрополитъ Петръ вернулся къ Патріарху въ клинику съ отзывомъ или требованіями Тучкова въ связи съ проектомъ. Надо полагать, что эти требованія, по обычаю, сопровождались угрозами. Никто не знаетъ содержанія разговора между Митрополитомъ и Патріархомъ. Извѣстно только, что разговоръ съ Митрополитомъ Петромъ былъ очень горячимъ, и врачъ пошелъ, чтобы его остановить. Дѣйствительно, Патріархъ былъ истощенъ. Вскорѣ у него начался припадокъ. Ему впрыснули морфій, и онъ легъ спать.

Около 12-ти часовъ ночи прислужникъ замѣтилъ ухудшеніе и /с. 29/ вызвалъ доктора, но уже ничего нельзя было сдѣлать. Безъ четверти 12 Патріархъ открылъ глаза и спросилъ: «Который часъ?» Ему отвѣтили. Тогда онъ трижды перекрестился, произнося «Слава Тебѣ Боже», и испустилъ духъ.

Патріархъ скончался во время своей послѣдней схватки съ врагами Церкви. Нынѣшняя Московская Патріархія представляетъ опубликованный послѣ его кончины документъ, называемый ею его «завѣщаніемъ», какъ подлинное выраженіе его воли. Но такъ ли это? Дѣйствительно ли онъ скончался въ моментъ пораженія, сдѣлавъ послѣднюю уступку, каковой требовали отъ него враги? Сдался ли онъ передъ смертью?

Можно смѣло утверждать, что это не такъ, что Патріархъ физически не выдержалъ напряженія, но онъ умеръ, не уступивъ врагамъ Церкви.

Противъ этого утвержденія намъ представляютъ напечатанное въ «Извѣстіяхъ» обращеніе, называемое завѣщаніемъ. Говорятъ, что оно было доставлено въ редакцію двумя Митрополитами. По милости Божіей, у насъ имѣется очень вѣское свидѣтельство, опровергающее это утвержденіе.

Вопросъ этотъ самъ по себѣ заслуживаетъ особаго изслѣдованія. Я посвятилъ ему много страницъ въ своей книгѣ «Правда о Русской Церкви на Родинѣ и за Рубежомъ». Главнымъ, но очень важнымъ свидѣтелемъ является уже упомянутый мною протопресвитеръ Василій Виноградовъ.

Независимо отъ него мы знаемъ, что въ день кончины Патріарха обсуждался вопросъ посланія, которое требовалъ Тучковъ. По-видимому, именно о немъ былъ послѣдній разговоръ между Патріархомъ и Митрополитомъ Петромъ. Комната, въ которой умеръ Патріархъ, была сразу же опечатана Тучковымъ. Только черезъ нѣсколько дней Тучковъ даетъ двумъ Митрополитамъ отвезти въ газету якобы завѣщаніе Святѣйшаго.

Но о. В. Виноградовъ, со словъ лица, бывшаго вблизи комнаты Святѣйшаго Патріарха, передаетъ, что во время разговора съ Митр. Петромъ слышались слова Патріарха: «Я этого не могу». Затѣмъ, очень важно обратить вниманіе, что на состоявшемся совѣщаніи собравшихся архіереевъ пресловутое «завѣщаніе» НЕ оглашалось. О. Виноградовъ правъ, подчеркивая, что Тучковъ, разрѣшившій Совѣщаніе, непремѣнно потребовалъ бы его оглашенія, если бы оно было дѣйствительно подписано Патріархомъ. Больше того, Митрополитъ Петръ въ своемъ /с. 30/ первомъ посланіи въ качествѣ Мѣстоблюстителя не только не упомянулъ о завѣщаніи, но и написалъ его совсѣмъ въ другомъ духѣ.

Обращаетъ на себя вниманіе и то, что такъ наз. «завѣщаніе» начинается съ заявленія, что Патріархъ его пишетъ «оправившись отъ болѣзни», а мы знаемъ, что напротивъ, состояніе здоровья у Патріарха въ послѣдніе дни было очень плохимъ, и въ самый день якобы подписанія документа оно было особенно плохо, былъ консиліумъ врачей, и Патріархъ скончался. Наименованіе посланія «завѣщаніемъ» никакъ не соотвѣтствуетъ содержанію этого документа, говорящаго о возвращеніи выздоровѣвшаго автора къ активной работѣ. Вотъ только нѣсколько соображеній. Протопресвитеръ В. Виноградовъ, сопоставляя много данныхъ, приходитъ къ логическому выводу: подписи Патріарха подъ предложеннымъ ему текстомъ посланія не было. «Но, — пишетъ онъ, — Тучковъ былъ человѣкомъ, способнымъ для достиженія цѣли не останавливаться передъ обманомъ; какъ онъ поступилъ съ уже отмѣненнымъ посланіемъ о новомъ стилѣ, какъ онъ поступилъ съ неутвержденнымъ проектомъ Высшаго Церковнаго Управленія, такъ онъ рѣшаетъ поступить и въ данномъ случаѣ: онъ рѣшается неподписанный Патріархомъ проектъ объявить подписаннымъ».

Итакъ, въ послѣднемъ своемъ сраженіи съ врагами Церкви Патріархъ остался непобѣжденнымъ. Онъ не омрачилъ своего облика борца за чистоту Церкви. Одержавъ духовную побѣду, Патріархъ отдалъ Богу свою изстрадавшуюся душу. Не напрасно такъ оплакивала его вся Русская Церковь и всѣ другія Православныя Церкви, о чемъ свидѣтельствовали многочисленныя изъявленія сочувствія, полученныя Митрополитомъ Антоніемъ отъ всѣхъ Патріарховъ и ряда главъ инославныхъ исповѣданій.

На вдохновенной иконѣ Всѣхъ Святыхъ, въ Землѣ Россійской Просіявшихъ, не напрасно ликъ новыхъ священномучениковъ возглавляется изображеніемъ Патріарха Тихона. Вѣрится, что перенеся столько страданій на землѣ въ своемъ великомъ и тяжкомъ подвигѣ, Патріархъ Тихонъ дѣйствительно присоединился къ лику великихъ подвижниковъ Русской Земли.

1975 г.

Источникъ: Епископъ Григорій (Граббе). Церковь и ея ученіе въ жизни. (Собраніе сочиненій). [Томъ четвертый]: Завѣтъ Святого Патріарха. — М., 1996. — С. 13-30.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.