Церковный календарь
Новости


2018-07-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 1-я (1922)
2018-07-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 41-я (1922)
2018-07-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 40-я (1922)
2018-07-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 39-я (1922)
2018-07-18 / russportal
Н. А. Соколовъ. Убійство въ Алапаевскѣ Вел. Кн. Елизаветы Ѳедоровны (1925)
2018-07-17 / russportal
С. Павловъ. Екатеринбургское злодѣяніе 17-го іюля 1918 года (1947)
2018-07-16 / russportal
В. К. Абданкъ-Коссовскій. Страшная годовщина 17 іюля 1918 г. (1942)
2018-07-16 / russportal
Поиски отвѣта на вопросъ о судьбѣ останковъ Царской Семьи (1995)
2018-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 38-я (1922)
2018-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 37-я (1922)
2018-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 36-я (1922)
2018-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 35-я (1922)
2018-07-15 / russportal
Н. А. Соколовъ. "Убійство Царской Семьи". Глава 16-я (1925)
2018-07-15 / russportal
Н. А. Соколовъ. "Убійство Царской Семьи". Глава 15-я (1925)
2018-07-14 / russportal
И. А. Ильинъ. "Путь духовнаго обновленія". Гл. 4-я. Разд. 4-й (1962)
2018-07-14 / russportal
И. А. Ильинъ. "Путь духовнаго обновленія". Гл. 4-я. Разд. 3-й (1962)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 18 iюля 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 4.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

И. А. Ильинъ († 1954 г.)

Иванъ Александровичъ Ильинъ (1883-1954), знаменитый русскій философъ, писатель и публицистъ, сторонникъ Бѣлаго движенія и послѣдовательный критикъ коммунистической власти въ Россіи, идеологъ Русскаго Обще-Воинскаго Союза (РОВС). Родился 28 марта (10 апрѣля) въ Москвѣ, въ религіозной дворянской семьѣ. Окончилъ Московскій университетъ по юридическому и историко-философскому факультету (1912). Приватъ-доцентъ (1909) и профессоръ философіи (1918-1922) Московскаго университета. Въ силу своихъ православно-монархическихъ убѣжденій не принялъ февральскую революцію и категорически отвергъ октябрьскій переворотъ, ставъ активнымъ противникомъ большевицкаго режима. По подозрѣнію въ антиправительственной дѣятельности И. А. Ильина шесть разъ арестовывали. Послѣ послѣдняго, шестого, ареста онъ съ группой ученыхъ, философовъ и литераторовъ въ 1922 г. былъ высланъ изъ совѣтской Россіи въ Германію. Съ 1922 по 1938 гг. проживалъ въ Берлинѣ. Профессоръ Русскаго научнаго института въ Берлинѣ (1922-1934). Редакторъ-издатель журнала «Русскій колоколъ» (1927-1930). Съ 1938 г. до смерти въ 1954 г. проживалъ въ Швейцаріи. Авторъ болѣе 40 книгъ и 300 статей на русскомъ и нѣмецкомъ языкахъ. Нѣкоторые свои труды И. А. Ильинъ публиковалъ подъ псевдонимами: Н. Ивановъ, Н. Костомаровъ, И. Л. Юстусъ, Иверъ, С. П., Старый Политикъ, К. П., Ослябя, Пересвѣтъ, Помѣщикъ, д-ръ Альфредъ Нормани, Юліусъ Швейкертъ. Въ теченіе всего зарубежнаго періода жизни И. А. Ильинъ былъ вѣрнымъ чадомъ РПЦЗ. Имѣлъ тѣсныя и добрыя отношенія съ митрополитами Антоніемъ (Храповицкимъ) и Анастасіемъ (Грибановскимъ), архим. Константиномъ (Зайцевымъ), проф. И. М. Андреевымъ. Скончался 8 (21) декабря 1954 г. въ Цюрихѣ, былъ отпѣтъ въ Русской Зарубежной Церкви и похороненъ на кладбищѣ въ Цолликонѣ (Швейцарія). Осенью 2005 г. останки И. А. Ильина были торжественно перезахоронены въ некрополѣ Донского монастыря въ Москвѣ.

Сочиненія И. А. Ильина

И. А. Ильинъ († 1954 г.)
О сопротивленіи злу силою.

«И сдѣлавъ бичъ изъ веревокъ, выгналъ изъ храма всѣхъ, также и овецъ, и воловъ, и деньги у мѣновщиковъ разсыпалъ, а столы ихъ опрокинулъ» (Іоан. II, 15).

1. Введеніе.

Въ страданіяхъ мудрѣетъ человѣчество. Неви́дѣніе ведетъ его къ испытаніямъ и мукамъ; въ мученіяхъ душа очищается и прозрѣваетъ; прозрѣвшему взору дается источникъ мудрости — очевидность.

Но первое условіе умудрѣнія — это честность съ самимъ собою и съ предметомъ передъ лицомъ Божіимъ.

Можетъ ли человѣкъ, стремящійся къ нравственному совершенству, сопротивляться злу силою и мечомъ? Можетъ ли человѣкъ, вѣрующій въ Бога, пріемлющій Его мірозданіе и свое мѣсто въ мірѣ, не сопротивляться злу мечомъ и силою? Вотъ двуединый вопросъ, требующій нынѣ новой постановки и новаго разрѣшенія. Нынѣ особенно, впервые, какъ никогда раньше; ибо безпочвенно и безплодно рѣшать вопросъ о злѣ, не имѣя въ опытѣ подлиннаго зла; а нашему поколѣнію опытъ зла данъ, съ особенною силою, впервые, какъ никогда раньше. Въ итогѣ долго назрѣвавшаго процесса, злу удалось нынѣ освободить себя отъ всякихъ внутреннихъ раздвоенностей и внѣшнихъ препонъ, открыть свое лицо, расправить свои крылья, выговорить свои цѣли, собрать свои силы, осознать свои пути и средства; мало того, оно открыто узаконило себя, формулировало свои догматы и каноны, восхвалило свою, нескрытую болѣе природу и явило міру свое духовиое естество. Ничего равносильнаго и равнопорочнаго этому человѣческая исторія еще не видала или, во всякомъ случаѣ, не помнитъ. Столь подлинное зло впервые дано человѣческому духу съ такою откровенностью. И понятно, что при свѣтѣ этой новой данности многія проблемы духовной культуры и философіи, особенно тѣ, которыя имѣютъ непосредственное отношеніе къ идеямъ добра и зла, наполняются новымъ содержаніемъ, получаютъ новое значеніе, по новому освѣщаются и требуютъ предметнаго пересмотра. И прежде всего, — свиду морально-практическій, а по существу глубокій, религіозно-метафизическій вопросъ о сопротивленіи злу, о вѣрныхъ, необходимыхъ и достойныхъ путяхъ этого сопротивленія.

Этотъ вопросъ надо поставить и разрѣшить философически, какъ вопросъ, требующій зрѣлаго духовнаго опыта, продуманной постановки и безпристрастнаго рѣшенія. Для этого необходимо прежде всего отрѣшиться отъ преждевременныхъ и торопливыхъ выводовъ примѣнительно къ своей личности, къ ея прошлымъ дѣйствіямъ и будущимъ путямъ. Изслѣдователь не долженъ предварять своего изслѣдованія отпугивающими возможностями или перспективами: онъ ни долженъ торопиться судить свое прошлое или позволять чужому осужденію проникать въ глубину сердца. Каково бы ни было послѣднее рѣшеніе вопроса, оно не можетъ быть практически единымъ или одинаковымъ для всѣхъ: наивность всеуравнивающей, отвлеченной морали давно уже осознана въ философіи, и требовать, чтобы «всѣ всегда» сопротивлялись злу силою, или чтобы «никто никогда» не сопротивлялся силою злу — безсмысленно. Только неиспуганный, свободный духъ можетъ подойти къ проблемѣ честно, искренно, зорко; все додумать и договорить, не прячась трусливо и не упрощая; не заговаривая себя словами аффектированной добродѣтели и не увлекая себя ожесточенными жестами. Весь вопросъ глубокъ, утонченъ и сложенъ; всякое упрощеніе здѣсь вредно и чревато ложными выводами и теоріями; всякая неясность опасна и теоретически, и практически; всякое малодушіе искажаетъ формулу вопроса; всякое пристрастіе искажаетъ формулу отвѣта.

Но именно поэтому необходимо разъ навсегда отрѣшиться отъ той постановки вопроса, которую съ такой слѣпой настойчивостью вдвигали и постепенно вдвинули въ философски неискушенныя души — графъ Л. Н. Толстой, его сподвижники и ученики. Отправляясь отъ чисто личнаго, предметно не углубленнаго и непровѣреннаго опыта «любви» и «зла», предрѣшая этимъ и глубину, и ширину самаго вопроса, урѣзывая свободу своего нравственнаго ви́дѣнія чисто личными отвращеніями и предпочтеніями, не подвергая внимательному анализу ни одного изъ обсуждаемыхъ духовныхъ содержаній (напр.: «насиліе», «зло», «религіозность»), умалчивая о первоосновахъ и торопясь съ категорическимъ отвѣтомъ, эта группа морализирующихъ публицистовъ невѣрно поставила вопросъ и невѣрно разрѣшила его; и затѣмъ со страстностью, нерѣдко доходившею до озлобленія, отстаивала свое невѣрное разрѣшеніе невѣрнаго вопроса, какъ богооткровенную истину. И, такъ какъ матеріалъ исторіи, біологіи, психологіи, этики, политики и всей духовной культуры не укладывался въ разсудочныя схемы и формулы, а схемы и формулы претендовали на всеобщее значеніе и не мирились съ исключеніями [1], то естественно начался отборъ «подходящаго» матеріала и отверженіе «неподходящаго», причемъ недостатокъ перваго восполнялся художественно «убѣдительными» построеніями. Проповѣдовался наивно-идиллическій взглядъ на человѣческое существо [2], а черныя бездны исторіи и души обходились и замалчивались. Производилось невѣрное межеваніе добра и зла: герои относились къ злодѣямъ; натуры безвольныя, робкія, ипохондрическія, патріотически мертвенныя, противогражданственныя — превозносились, какъ добродѣтельныя [3]. Искреннія наивности [4] чередовались съ нарочитыми парадоксами [5]; возраженія отводились, какъ софизмы; несогласные и непокорные объявлялись людьми порочными, подкупными, своекорыстными, лицемѣрами [6]. Вся сила личнаго дара вождя и вся фанатическая ограниченность его послѣдователей обращалась на то, чтобы духовно навязать другимъ собственную ошибку и распространить въ душахъ собственное заблужденіе. И естественно, что ученіе, узаконивающее слабость, возвеличивающее эгоцентризмъ, потакающее безволію, снимающее съ души общественыя и гражданскія обязанности и, чтó гораздо больше, трагическое бремя мірозданія, — должно было имѣть успѣхъ среди людей, особенно неумныхъ, безвольныхъ, малообразованныхъ и склонныхъ къ упрощающему, наивно-идиллическому міросозерцанію. Такъ случилось это, что ученіе графа Л. Н. Толстого и его послѣдователей привлекало къ себѣ слабыхъ и простодушныхъ людей и, придавая себѣ ложную видимость согласія съ духомъ Христова ученія, отравляло русскую религіозную и политическую культуру.

Русская философія должна вскрыть все это, незамѣтно внѣдрившееся въ души, гнѣздо опытныхъ и идейныхъ ошибокъ и постараться разъ навсегда удалить отсюда всѣ неясности и наивности, всякое малодушіе и пристрастіе. Въ этомъ ея религіозное, научное и патріотическое призваніе: помочь слабымъ увидѣть и окрѣпнуть, а сильнымъ удостовѣриться и умудриться.

Примѣчанія:
[1] Срв. Л. Толстой, Законъ насилія, стр. 55. Кругъ Чтенія, т. II, стр. 162-165.
[2] Срв. Л. Толстой, Законъ насилія, стр. 53, 79, 80. Кругъ Чтенія, III, 155 и др.
[3] Напр.: когда часовой убиваетъ бѣгущаго преступника, то это есть «подлость и низость». «Царство Божіе», стр. 76; или: «пьяный сифилитикъ Петръ со своими шутами», тамъ же, стр. 90, и т. под.
[4] Напр.: «животныя живутъ мирно безъ государственнаго насилія», Л. Толстой, Законъ насилія, стр. 129; «всякая присяга вымогается у людей для зла». «Въ чемъ моя вѣра», стр. 92; срв. «Царство Божіе»: «теперь уже нѣтъ тѣхъ особенныхъ насильниковъ, отъ которыхъ государство могло защищать насъ», стр. 66; преступники «суть такіе же люди, какъ и всѣ мы и точно также не любящіе совершать преступленія какъ и тѣ, противъ которыхъ они ихъ совершаютъ», стр. 66; «всѣ Европейскіе народы исповѣдуютъ одинаковые принципы свободы и братства и потому не нуждаются въ защитѣ другъ отъ друга», стр. 67; срв. о «безполезности... и нелѣпости собиранія податей съ трудового народа», 71; «сумма насилія ни въ какомъ случаѣ не можетъ увеличиться отъ того, что власть перейдетъ отъ однихъ людей къ другимъ», 90; государственная власть всегда принадлежитъ худшимъ и злымъ, 89 и сл.; «злые всегда властвуютъ надъ добрыми и всегда насилуютъ ихъ», 90; и т. под.
[5] Напр.: «Политическая дѣятельность... правителей и ихъ помощниковъ... есть въ сущности самая пустая, притомъ же и вредная человѣческая дѣятельность». Законъ насилія, 134 и др.
[6] Напр.: «Степень отрицанія ученія о непротивленіи и непониманіе его всегда пропорціонально степени власти, богатства, цивилизаціи людей». Законъ насилія, 171; срв. 22-27, 43, 170. Государственные властители суть «большею частью подкупленные насильники», точно такіе же, какъ разбойники на большихъ дорогахъ. Тамъ же, стр. 80, срв. 110, 129. «Признаніе необходимости противленія злу насиліемъ есть не что иное, какъ только оправданіе людьми своихъ привычныхъ, излюбленныхъ пороковъ: мести, корысти, зависти, честолюбія, властолюбія, гордости, трусости, злости». Законъ насилія, стр. 143. Срв. еще утвержденіе, что сенаторъ, министръ, монархъ — даже и хуже палача и шпіона, ибо прикрываются лицемѣріемъ. Тамъ же, стр. 147. Извѣстно, что количество такихъ утвержденій можетъ быть увеличено во много разъ, ибо Л. Н. Толстой былъ щедръ на подобныя характеристики.

Источникъ: И. Ильинъ. О сопротивленіи злу силою. — Берлинъ: Типографія Об-ва «Presse», 1925. — С. 7-11.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.