Церковный календарь
Новости


2018-11-16 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 43-я (1922)
2018-11-16 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 42-я (1922)
2018-11-16 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Наше церковное правосознаніе (1976)
2018-11-16 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Мысли о Православіи (1976)
2018-11-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 41-я (1922)
2018-11-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 40-я (1922)
2018-11-15 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово (2-е) въ Великій пятокъ (1883)
2018-11-15 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово (1-е) въ Великій пятокъ (1883)
2018-11-15 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Православная Русь въ Канадѣ (1975)
2018-11-15 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Тайна креста (1975)
2018-11-15 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 6-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-15 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 5-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-15 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Еще объ одной статьѣ (1996)
2018-11-15 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отвѣтъ (2-й) архіеп. Іоанну Шаховскому (1996)
2018-11-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 39-я (1922)
2018-11-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 38-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - пятница, 16 ноября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 8.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

И. А. Ильинъ († 1954 г.)

Иванъ Александровичъ Ильинъ (1883-1954), знаменитый русскій философъ, писатель и публицистъ, сторонникъ Бѣлаго движенія и послѣдовательный критикъ коммунистической власти въ Россіи, идеологъ Русскаго Обще-Воинскаго Союза (РОВС). Родился 28 марта (10 апрѣля) въ Москвѣ, въ религіозной дворянской семьѣ. Окончилъ Московскій университетъ по юридическому и историко-философскому факультету (1912). Приватъ-доцентъ (1909) и профессоръ философіи (1918-1922) Московскаго университета. Въ силу своихъ православно-монархическихъ убѣжденій не принялъ февральскую революцію и категорически отвергъ октябрьскій переворотъ, ставъ активнымъ противникомъ большевицкаго режима. По подозрѣнію въ антиправительственной дѣятельности И. А. Ильина шесть разъ арестовывали. Послѣ послѣдняго, шестого, ареста онъ съ группой ученыхъ, философовъ и литераторовъ въ 1922 г. былъ высланъ изъ совѣтской Россіи въ Германію. Съ 1922 по 1938 гг. проживалъ въ Берлинѣ. Профессоръ Русскаго научнаго института въ Берлинѣ (1922-1934). Редакторъ-издатель журнала «Русскій колоколъ» (1927-1930). Съ 1938 г. до смерти въ 1954 г. проживалъ въ Швейцаріи. Авторъ болѣе 40 книгъ и 300 статей на русскомъ и нѣмецкомъ языкахъ. Нѣкоторые свои труды И. А. Ильинъ публиковалъ подъ псевдонимами: Н. Ивановъ, Н. Костомаровъ, И. Л. Юстусъ, Иверъ, С. П., Старый Политикъ, К. П., Ослябя, Пересвѣтъ, Помѣщикъ, д-ръ Альфредъ Нормани, Юліусъ Швейкертъ. Въ теченіе всего зарубежнаго періода жизни И. А. Ильинъ былъ вѣрнымъ чадомъ РПЦЗ. Имѣлъ тѣсныя и добрыя отношенія съ митрополитами Антоніемъ (Храповицкимъ) и Анастасіемъ (Грибановскимъ), архим. Константиномъ (Зайцевымъ), проф. И. М. Андреевымъ. Скончался 8 (21) декабря 1954 г. въ Цюрихѣ, былъ отпѣтъ въ Русской Зарубежной Церкви и похороненъ на кладбищѣ въ Цолликонѣ (Швейцарія). Осенью 2005 г. останки И. А. Ильина были торжественно перезахоронены въ некрополѣ Донского монастыря въ Москвѣ.

Сочиненія И. А. Ильина

И. А. Ильинъ († 1954 г.)
О СОПРОТИВЛЕНІИ ЗЛУ СИЛОЮ.

«И сдѣлавъ бичъ изъ веревокъ, выгналъ изъ храма всѣхъ, также и овецъ, и воловъ, и деньги у мѣновщиковъ разсыпалъ, а столы ихъ опрокинулъ» (Іоан. II, 15).

15. О границахъ любви.

Далѣе, начало духа ограничиваетъ начало любви, указуя духовный предѣлъ ея непосредственному, наивному разливу.

/с. 128/ Духовная любовь есть не только религіозная преданность, но, въ основѣ своей, она есть, прежде всего, зрячій, живой, предметный выборъ. Если разумѣть любовь не въ смыслѣ сентиментальнаго, безпредметнаго умиленія, а въ ея предметной опредѣленности и функціональной полнотѣ, во всей полнотѣ живого одобренія, сочувствія, содѣйствія, общенія — вплоть до художественнаго отождествленія съ любимымъ предметомъ, то ясно, что невозможно реально любить все (напримѣръ, — и воспринятое, и невоспринятое) или все наравнѣ (напримѣръ — и близкое, и далекое, и Божественное, и небожественное); во всякомъ случаѣ, человѣку, пока онъ человѣкъ, это недоступно. Тотъ изъ людей, кто говоритъ, что «любитъ» «все», или «все безъ различія», тотъ или ошибается въ самопознаніи, или въ дѣйствительности не любитъ ничего и никого. Любовь, какъ психическая сила, совсѣмъ и не способна къ такому безпредметному растяженію; любовь, какъ духовное состояніе, совсѣмъ и не призвана къ этому. Конечно, если подъ любовью разумѣть только благожелательство, а подъ благомъ духовное усовершенствованіе (т. е. побѣду добра надъ зломъ), то религіозно прозрѣвшій человѣкъ желаетъ блага всѣмъ и постольку любитъ всѣхъ: ибо простая наличность зла уже вызываетъ въ немъ страданіе и отвращеніе и заставляетъ его искренно благо-желательствовать. Но если понимать любовь во всей ея полнотѣ какъ отождествляющееся единеніе, и творческое пріятіе, то такой человѣкъ не можетъ любить ни всѣхъ, ни всѣхъ одинаково; да и не ставитъ передъ собою такую задачу.

Такъ, никто не призванъ любить зло, какъ таковое, или злого человѣка, какъ такового; и, если мыслить діавола, какъ подлинное и чистое средоточіе зла, то любовь къ діаволу, въ его діавольствѣ, должна быть признана совершенно противоестественною. Есть смыслъ желать діаволу преображенія, и есть глубокій смыслъ въ молитвѣ за діавола; но нѣтъ смысла обращаться къ нему съ творческимъ пріятіемъ, т. е. принимать его цѣли и интересы, какъ свои, сочувствовать ему и помогать ему; и нѣтъ основанія вступать съ нимъ въ союзъ и объединять его дѣло со своимъ зломъ. Конечно, человѣкъ, сильный духомъ, можетъ рѣшиться /с. 129/ на то, чтобы воспринять діавола во всемъ его подлинномъ діавольствѣ, впустить въ свою душу его чистое зло для испытанія, познанія и умудренія: онъ можетъ даже довести это испытаніе до нѣкотораго художественнаго отождествленія, отводя для этого мучительнаго и отвратительнаго опыта ткань своей души и силы своей личности. Но это допущеніе никогда не превратится для него въ любовное пріятіе [1], и эта реализація никогда не вовлечетъ и не захватитъ его духовнаго центра, и не приведетъ его къ сочувствующему поступку и содѣйствію. Мучительность этого испытанія будетъ состоять не только въ воспріятіи отвратительнаго, но и въ добровольномъ раздвоеніи своей душевной ткани; она будетъ выражаться въ непрерывномъ отвращающемся содроганіи всего духа, какъ въ его злоиспытывающихъ частяхъ, такъ и въ его свободномъ отъ зла центрѣ. Мало того, это испытаніе, отъ котораго душа обжигается какъ уголь и быстро въ мукахъ старѣетъ, а духъ закаляется и мудрѣетъ, — имѣетъ единое оправданіе и назначеніе: сопротивленіе злу. Воспріемлющій воспринимаетъ только для того, чтобы не пріять; «отождествлявшійся» только для того и допускалъ это, чтобы противостать злу во всей силѣ измѣрившаго, увидѣвшаго и уразумѣвшаго противника. Въ этомъ испытаніи онъ прозрѣвалъ и вооружался; и, вооружившись, увидѣлъ себя призваннымъ къ неумолимому посѣченію діавола, испытаннаго во всемъ его діавольствѣ.

Понятно, что для слабаго человѣка это испытаніе можетъ превратиться въ непосильное искушеніе, а искушеніе можетъ привести его къ покорности злу. И это искушеніе и паденіе можетъ осуществиться не только въ обычномъ порядкѣ слѣпого или наивнаго зараженія зломъ, но и вслѣдствіе невѣрнаго пониманія предѣловъ любви. Достаточно мягкосердечному человѣку упустить изъ вида, что любовь кончается тамъ, гдѣ начинается зло; что любить можно и должно только искру, лучъ и ликъ, если они не померкли еще до конца за буйствомъ расплескавшагося зла; что въ обращеніи къ злу отъ любви остается только духовное благожелательство; и что это духовное благожелательство, направленное на діавола, всегда можетъ пріобрѣсти един/с. 130/ственно вѣрную форму — форму посѣкающаго меча...; достаточно упустить это изъ вида — и побѣда зла обезпечена. Есть мудрая христіанская легенда объ отшельникѣ, который долгое время побѣждалъ діавола во всѣхъ его видахъ и во всѣхъ, исходившихъ отъ него искушеніяхъ, пока, наконецъ, врагъ не постучался къ нему въ его уединилище въ образѣ раненаго, страдающаго ворона; и тогда слѣпое, сентиментальное состраданіе побѣдило въ душѣ отшельника, воронъ былъ впущенъ и монахъ оказался во власти діавола... Именно этой сентиментальной любви, проистекающей изъ слабости и имѣющей значеніе соблазна, — духовная зрячесть и духовная воля полагаютъ предѣлъ; онѣ заставляютъ человѣка установить вѣрную грань для своей неразборчивой и безпринципной чувствительности и обращаютъ его прозрѣвающее око къ водительнымъ óбразамъ архангела Михаила и Георгія Побѣдоносца.

Напрасно было бы ссылаться здѣсь въ видѣ возраженія на заповѣди Христа, учившаго любить враговъ и прощать обиды. Такая ссылка свидѣтельствовала бы только о недостаточной вдумчивости ссылающагося.

Призывая любить враговъ, Христосъ имѣлъ въ виду личныхъ враговъ самого человѣка («вашихъ», «васъ»; срв. Мтѳ. V, 43-47; Луки VI, 27-28), его собственныхъ ненавистниковъ и гонителей, которымъ обиженный, естественно, можетъ простить и не простить. Христосъ никогда не призывалъ любить враговъ Божіихъ, благословлять тѣхъ, кто ненавидитъ и попираетъ все Божественное, содѣйствовать кощунственнымъ совратителямъ, любезно сочувствовать одержимымъ растлителямъ душъ, умиляться на нихъ и всячески заботиться о томъ, чтобы кто-нибудь, воспротивившись, не помѣшалъ ихъ злодѣйству. Напротивъ, для такихъ людей, и даже для несравненно менѣе виновныхъ. Онъ имѣлъ и огненное слово обличенія (Мѳ. XI, 21-24, XXIII; Мрк. XII, 38-40; Луки XI, 39-52, XIII, 32-35, XX, 46-47 и др.), и угрозу суровымъ возмездіемъ (Мтѳ. X, 15, XII, 9, XVIII, 9, 34-35, XXI, 41, XXII, 7. 13, XXIV, 51, XXV, 12. 30; Мрк. VIII, 38; Луки XIX, 27, XXI, 20-26; Іоанна III, 36), и изгоняющій бичъ (Мтѳ. XXI, 12; Мрк. XI, 15; Луки XIX, 45; Іоанна II, 13-16) и грядущія вѣчныя /с. 131/ муки (Мѳ. XXV, 41. 46; срв. Іоанна V, 29). Поэтому христіанинъ, стремящійся быть вѣрнымъ слову и духу своего Учителя, совсѣмъ не призванъ къ тому, чтобы противоестественно вынуждать у своей души чувства нѣжности и умиленія къ нераскаянному злодѣю, какъ таковому; онъ не можетъ также видѣть въ этой заповѣди ни основанія, ни предлога для уклоненія отъ сопротивленія злодѣямъ. Ему необходимо только понять, что настоящее, религіозно-вѣрное сопротивленіе злодѣямъ ведетъ съ ними борьбу именно не какъ съ личными врагами, а какъ съ врагами дѣла Божія на землѣ; такъ, что чѣмъ меньше личной вражды въ душѣ сопротивляющагося и чѣмъ болѣе онъ внутренне простилъ своихъ личныхъ враговъ, — всѣхъ вообще и особенно тѣхъ, съ которыми онъ ведетъ борьбу, — тѣмъ эта борьба его будетъ при всей ея необходимой суровости, духовно вѣрнѣе, достойнѣе и жизненно цѣлесообразнѣе [2].

Это относится всецѣло и къ заповѣди о прощеніи обидъ. Согласно этой заповѣди, человѣкъ имѣетъ призваніе прощать своимъ обидчикамъ наносимыя ему личныя обиды (срв.: «сколько разъ прощать брату моему, согрѣшающему противъ меня?» Мтѳ. XVIII, 21; «если семь разъ въ день согрѣшитъ противъ тебя...» Луки XVII, 3-4; «долженъ былъ ему сто динаріевъ...» Мтѳ. XVIII, 28) [3]. При этомъ размѣры прощающей доброты и терпѣливости должны быть поистинѣ безконечны (Мтѳ. XVIII, 22). Однако даже въ разсмотрѣніи личной обиды Евангеліе устанавливаетъ тѣ условія, при которыхъ «согрѣшившій противъ тебя братъ твой» [4] можетъ стать для тебя «какъ язычникъ и мытарь» (Мтѳ. XVIII, 15-17): допуская силу личнаго ожесточенія, неподдающагося никакимъ уговорамъ («выговори ему» Луки XVII, 3), Евангеліе указываетъ на судъ церкви, какъ на высшую инстанцію, неповиновеніе которой влечетъ за собою понудительную, воспитывающую изоляцію ожесточеннаго [5]. Понятно, что обращеніе къ этой инстанціи и исключеніе обидчика изъ общенія — нисколько не мѣша/с. 132/ютъ акту внутренняго прощенія; и, точно также, актъ личнаго прощенія, разрѣшая проблему обиженности, совсѣмъ не разрѣшаетъ проблему обидчика и его ожесточенности. Однако помимо всего этого, Христосъ предвидѣлъ и указалъ такія злодѣйства («соблазненіе малыхъ»), которыя, по Его сужденію, дѣлаютъ смертную казнь лучшимъ исходомъ для злодѣя (Мтѳ. XVIII, 6; Мрк. IX, 42; Луки XVII, 1-2).

Вообще говоря, нужна сущая духовная слѣпота для того, чтобы сводить всю проблему сопротивленія злу къ прощенію личныхъ обидъ, къ «моимъ» врагамъ, «моимъ» ненавистникамъ и къ «моему» душевно-духовному преодолѣнію этой обиженности; и было бы совершенно напрасно приписывать такую духовную слѣпоту Евангелію. Естественно, что наивный человѣкъ, съ его чисто личнымъ и скуднымъ міровоспріятіемъ, не видитъ добра и зла въ ихъ болѣе, чѣмъ личномъ, — общественномъ, общечеловѣческомъ и религіозномъ измѣреніи; и именно потому онъ полагаетъ, что личное прощеніе угашаетъ зло и разрѣшаетъ проблему борьбы съ нимъ. Но на самомъ дѣлѣ это не такъ. Простить обиду погасить въ себѣ ея злотворящую силу и не впустить въ себя потокъ ненависти и зла; но это совсѣмъ не значитъ побѣдить силу злобы и зла въ обидчикѣ. Послѣ прощенія остается открытымъ и неразрѣшеннымъ вопросъ: что же дѣлать съ обидѣвшимъ, не какъ съ человѣкомъ, который меня обидѣлъ и которому за это «причитается» отъ меня месть или «возмездіе», а какъ съ нераскаявшимся и неисправляющимся насильникомъ? Ибо бытіе злодѣя есть проблема совсѣмъ не для одного пострадавшаго и совсѣмъ не лишь въ ту мѣру, въ какую ему не удалось простить; это — проблема для всѣхъ, значитъ, и для пострадавшаго, но не какъ для пострадавшаго и непростившаго, а какъ для члена того общественнаго единенія, которое призвано къ общественному взаимовоспитанію и къ организованной борьбѣ со зломъ.

Обиженный можетъ и долженъ простить свою обиду и погасить въ своемъ сердцѣ свою обиженность; но именно его личнымъ сердцемъ и его личнымъ ущербомъ ограничивается компетентность его прощенія; дальнѣйшее же превышаетъ его права и его призваніе. Врядъ ли надо доказывать, /с. 133/ что человѣкъ не имѣетъ ни возможности, ни права — прощать обиду, нанесенную другому, или злодѣйство, попирающее божескіе и человѣческіе законы, — если только, конечно, онъ не священникъ, властный отпускать грѣхи кающемуся, и не верховный государственный óрганъ, властный даровать амнистію. Въ составѣ каждой неправды, каждаго насилія, каждаго преступленія, кромѣ личной стороны «обиды» и «ущерба», есть еще сверхличная сторона, ведущая преступника на судъ общества, закона и Бога; и понятно, что личное прощеніе частнаго лица не властно погасить эту подсудность и эти возможные приговоры. Въ самомъ дѣлѣ, кто далъ мнѣ право «прощать» отъ себя злодѣямъ, творящимъ поруганіе святыни, или злодѣйское соблазненіе малолѣтнихъ, или гибель родины? И каковъ можетъ быть смыслъ этого мнимаго «прощенія»? Что означаетъ оно: что «я» ихъ не осуждаю и не обвиняю? но кто же поставилъ меня столь милостливымъ судьею? Или, — что «я» примиряюсь съ ихъ злодѣяніями и обязуюсь не мѣшать имъ? но откуда же у меня можетъ взяться такое мнимое право на предательство, на предательство святыни, родины и беззащитныхъ? Или, быть можетъ, это «прощеніе» означаетъ, что я воздерживаюсь отъ всякаго сужденія, умываю руки и предоставляю событія ихъ неизбѣжному ходу? однако такая позиція безразличія, безволія и попущенія не имѣетъ ничего общаго съ христіанскимъ прощеніемъ и не можетъ быть обоснована никакими ссылками на Евангеліе...

Сопротивляющійся злу долженъ прощать личныя обиды: и чѣмъ искреннѣе и полнѣе это прощеніе, тѣмъ болѣе простившій способенъ вести неличную, предметную борьбу со злодѣемъ, тѣмъ болѣе онъ призванъ быть óрганомъ живого добра, не мстящимъ, а понуждающемъ и пресѣкающимъ. Но въ душѣ его не должно быть мѣста наивнымъ и сентиментальнымъ иллюзіямъ, будто зло въ злодѣѣ побѣждено въ тотъ моментъ, когда онъ лично простилъ его. Прощеніе есть первое условіе борьбы со зломъ, или, если угодно, начало ея; но не конецъ и не побѣда. Ибо для этой великой борьбы со зломъ необходимо имѣть по истинѣ не менѣе «нежели двѣнадцать легіоновъ ангеловъ» (Мтѳ. XXVI, 53); и настоящій злодѣй, пока не увидитъ этихъ ле/с. 134/гіоновъ, всегда будетъ усматривать въ «прощеніи прямое поощреніе, а, можетъ быть, и тайное сочувствіе.

Именно въ этой связи слѣдуетъ понимать и евангельскія слова «не противься злому» (Мтѳ. V, 39). Правило, заключающееся въ нихъ, опредѣлительно разъяснено послѣдующими словами — въ смыслѣ кроткаго перенесенія личныхъ обидъ [6], а также щедрой отдачи личнаго имущества [7] и личныхъ услугъ [8]. Истолковывать этотъ призывъ къ кротости и щедрости въ личныхъ дѣлахъ, какъ призывъ къ безвольному созерцанію насилій и несправедливостей или къ подчиненію злодѣямъ въ вопросахъ добра и духа, было бы противосмысленно и противоестественно. Развѣ предать слабаго злодѣю — значитъ проявить кротость? Или человѣкъ воленъ подставлять нападающему и чужую щеку? Развѣ щедрость не распространяется только на свое, личное? Или растратившій общественное достояніе и отдавшій своего брата въ рабство — тоже проявилъ «щедрость»? Или предоставлять злодѣямъ свободу надругиваться надъ храмами, насаждать безбожіе и губить родину — значитъ быть кроткимъ и щедрымъ? И Христосъ призывалъ къ такой кротости и къ такой щедрости, которыя равносильны лицемѣрной праведности и соучастію со злодѣями? Ученіе Апостоловъ и Отцовъ Церкви выдвинуло, конечно, совершенно иное пониманіе. «Божіи слуги» нуждаются въ мечѣ и «не напрасно носятъ его» (Римл. XIII, 4); они — гроза злодѣямъ. И именно въ духѣ этого пониманія училъ св. Ѳеодосіи Печерскій, говоря: «живите мирно не только съ друзьями, но и съ врагами; однако только со своими врагами, а не съ врагами Божіими» [9].

Такъ, начало духа ограничиваетъ дѣйствіе любви въ ея непосредственномъ, наивномъ разливѣ. Понятно, что это ограниченіе неизбѣжно ведетъ за собою и видоизмѣненіе ея духовнаго строенія и облика.

Примѣчанія:
[1] См. главу восьмую.
[2] См. главы двадцать первую и двадцать вторую.
[3] Курсивъ мой. И.
[4] Курсивъ мой. И.
[5] См. главу пятую.
[6] «Кто ударитъ тебя въ правую щеку твою». Мтѳ. V, 39; Луки VI, 29. Курсивъ мой. И.
[7] «Взять у тебя рубашку». Мтѳ. V, 40. 42; Луки VI, 29. 38; «Просящему у тебя»... «взявшаго твое». Луки VI, 30. Курсивъ мой. И.
[8] «И кто принудитъ тебя идти съ нимъ». Мтѳ. V, 41. Курсивъ мой. И.
[9] См. Н. Костомаровъ. Русская Исторія, т. I, гл. 3, стр. 29.

Источникъ: И. Ильинъ. О сопротивленіи злу силою. — Берлинъ: Типографія Об-ва «Presse», 1925. — С. 127-134.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.