Церковный календарь
Новости


2017-06-22 / russportal
Архіеп. Аверкій. Сила вѣры, смиренія и неотступности въ молитвѣ (1975)
2017-06-22 / russportal
Архіеп. Аверкій. Пасхальное привѣтствіе св. Владимірской молодежи (1975)
2017-06-22 / russportal
Манифестъ о бракосоч. Вел. Кн. Елены Владиміровны съ Греч. Корол. Николаемъ (1902)
2017-06-22 / russportal
Манифестъ о бракосоч. Вел. Кн. Георгія Михаиловича съ Греч. Корол. Маріею (1900)
2017-06-22 / russportal
П. Н. Красновъ. "Павлоны". Часть 1-я. Глава 10-я (1943)
2017-06-22 / russportal
П. Н. Красновъ. "Павлоны". Часть 1-я. Глава 9-я (1943)
2017-06-22 / russportal
Грамота Россійскаго Правительства адм. Колчака Казачьимъ войскамъ (1919)
2017-06-22 / russportal
Основные Законы Всевеликаго Войска Донского (1918)
2017-06-21 / russportal
Архіеп. Иннокентій (Борисовъ). Слово въ недѣлю четвертую по Пасхѣ (1908)
2017-06-21 / russportal
Архіеп. Иннокентій (Борисовъ). Слово въ недѣлю свв. женъ мѵроносицъ (1908)
2017-06-21 / russportal
Высочайшій Манифестъ объ открытіи чрезвычайнаго сейма въ Гельсингфорсѣ (1905)
2017-06-21 / russportal
Манифестъ о бракосоч. Вел. Кн. Ольги Александровны съ Герц. Ольденбургскимъ (1901)
2017-06-21 / russportal
Н. В. Гоголь. «Выбр. мѣста изъ переп. съ друзьями». Часть 24-я (1921)
2017-06-21 / russportal
Н. В. Гоголь. «Выбр. мѣста изъ переп. съ друзьями». Часть 23-я (1921)
2017-06-20 / russportal
Прав. Іоаннъ Кронштадтскій. «Новыя грозныя слова». Слово 18-е (1908)
2017-06-20 / russportal
Прав. Іоаннъ Кронштадтскій. «Новыя грозныя слова». Слово 17-е (1908)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - пятница, 23 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.
Литература Русскаго Зарубежья

И. А. Ильинъ († 1954 г.)

Иванъ Александровичъ Ильинъ (1883-1954), знаменитый русскій философъ, писатель и публицистъ, сторонникъ Бѣлаго движенія и послѣдовательный критикъ коммунистической власти въ Россіи, идеологъ Русскаго Обще-Воинскаго Союза (РОВС). Родился 28 марта (10 апрѣля) въ Москвѣ, въ религіозной дворянской семьѣ. Окончилъ Московскій университетъ по юридическому и историко-философскому факультету (1912). Приватъ-доцентъ (1909) и профессоръ философіи (1918-1922) Московскаго университета. Въ силу своихъ православно-монархическихъ убѣжденій не принялъ февральскую революцію и категорически отвергъ октябрьскій переворотъ, ставъ активнымъ противникомъ большевицкаго режима. По подозрѣнію въ антиправительственной дѣятельности И. А. Ильина шесть разъ арестовывали. Послѣ послѣдняго, шестого, ареста онъ съ группой ученыхъ, философовъ и литераторовъ въ 1922 г. былъ высланъ изъ совѣтской Россіи въ Германію. Съ 1922 по 1938 гг. проживалъ въ Берлинѣ. Профессоръ Русскаго научнаго института въ Берлинѣ (1922-1934). Редакторъ-издатель журнала «Русскій колоколъ» (1927-1930). Съ 1938 г. до смерти въ 1954 г. проживалъ въ Швейцаріи. Авторъ болѣе 40 книгъ и 300 статей на русскомъ и нѣмецкомъ языкахъ. Нѣкоторые свои труды И. А. Ильинъ публиковалъ подъ псевдонимами: Н. Ивановъ, Н. Костомаровъ, И. Л. Юстусъ, Иверъ, С. П., Старый Политикъ, К. П., Ослябя, Пересвѣтъ, Помѣщикъ, д-ръ Альфредъ Нормани, Юліусъ Швейкертъ. Въ теченіе всего зарубежнаго періода жизни И. А. Ильинъ былъ вѣрнымъ чадомъ РПЦЗ. Имѣлъ тѣсныя и добрыя отношенія съ митрополитами Антоніемъ (Храповицкимъ) и Анастасіемъ (Грибановскимъ), архим. Константиномъ (Зайцевымъ), проф. И. М. Андреевымъ. Скончался 8 (21) декабря 1954 г. въ Цюрихѣ, былъ отпѣтъ въ Русской Зарубежной Церкви и похороненъ на кладбищѣ въ Цолликонѣ (Швейцарія). Осенью 2005 г. останки И. А. Ильина были торжественно перезахоронены въ некрополѣ Донского монастыря въ Москвѣ.

Сочиненія И. А. Ильина

И. А. Ильинъ († 1954 г.)
НАШИ ЗАДАЧИ (СТАТЬИ 1948-1954 Г.Г.).
Томъ I-й. Парижъ, 1956.

64.
ЗАВѢТЫ ФЕВРАЛЯ.

II.

Систематическое разрушеніе государственнаго аппарата, проводившееся Временнымъ Правительствомъ, объясняется прежде всего отвращеніемъ февралистовъ къ государственному принужденію.

5. Въ русскомъ либералѣ 19-го вѣка дремалъ сентиментальный анархистъ: либералъ начиналъ съ мечты о свободѣ, воспринималъ отъ всего христіанства одно только требованіе «гуманности», отрицалъ «насиліе», а потомъ и «всякое принужденіе» и кончалъ въ безвластьѣ. Такъ, для Керенскаго (Воспомин., гл. 1) — государственное принужденіе сводится къ «террору» и «гильотинѣ», смертная казнь есть для него «классическое орудіе самодержавія»; въ русской дореволюціонной администраціи онъ видитъ «лакеевъ и палачей Николая II». Все это, конечно, отвергается съ негодованіемъ. Напротивъ, Временное Правительство «творило новое государство», основанное на «любви къ ближнему», на «гуманности, терпимости, прощеніи и кротости». Внѣшне это выгля/с. 145/дѣло, какъ «слабость», но на самомъ дѣлѣ требовало, видите ли, «великой силы характера».

Вотъ откуда это разложеніе власти: февралисты ничего не понимали и нынѣ ничего не понимаютъ въ государствѣ, въ его сущности и дѣйствіи. Тайна государственнаго импонированія; сила повелѣвающаго и воспринимающаго внушенія; секретъ народнаго уваженія и довѣрія къ власти; умѣніе дисциплинировать и готовность дисциплинироваться; искусство вызывать на жертвенное служеніе; любовь къ Государю и власть присяги, тайна водительства и вдохновеніе патріотизма — все это они просмотрѣли, разложили и низвергли, увѣряя себя и другихъ, что Императорская Россія держалась «лакеями и палачами», что вся сила государства — въ краснорѣчивомъ «уговариваніи» и что этимъ искусствомъ они владѣютъ какъ никто. Понятно, почему Временное Правительство не организовывало никакихъ вѣрныхъ ему воинскихъ частей; почему оно въ критическую минуту имѣло за себя только добровольцевъ-юнкеровъ и женскіе батальоны, и, наконецъ, почему оно не могло оборонить Учредительное Собраніе. У сентиментальныхъ дилетантовъ отъ политики — все расползлось и пошло прахомъ.

И вотъ пятая традиція февраля: государство безъ принужденія, безъ религіозной основы, безъ монархическаго благоговѣнія и вѣрности, построенное на силахъ отвлеченнаго довода и прекраснословія, на паѳосѣ безрелигіозной морали, на сентиментальной вѣрѣ во «все высокое и прекрасное» и въ «разумъ» революціоннаго народа. Словомъ: «демократизмъ» въ состояніи анархическаго умиленія.

6. Однако, разрушеніе государственнаго аппарата, проводившееся Временнымъ Правительствомъ, имѣло еще одно весьма трезвое основаніе: страхъ передъ правыми и передъ, якобы, подготовляемой ими «контрреволюціей».

Страхъ передъ правыми былъ психологически понятенъ: слишкомъ долго боролись лѣвые съ Императорскимъ Правительствомъ; слишкомъ импонировалъ имъ его административный аппаратъ; слишкомъ суровое возмездіе предносилось каждому изъ нихъ въ случаѣ провала революціи и торжества консервативной государственности. Къ этому присоединились еще инерція и близорукость. Но политически этотъ страхъ былъ противогосударственъ и необоснованъ. Противогосударственъ — потому, что спасеніе Россіи требовало объединенія всѣхъ политическихъ и государственно-опытныхъ силъ, каковыя находились именно справа, а не въ кругахъ революціоннаго подполья, открывшаго «Всероссійское Учредительное Собраніе» пѣніемъ гнуснаго «интернаціонала». — Необоснованъ этотъ страхъ былъ потому, что овцы, потерявшія пастыря, разсѣялись, а угрожающіе выкрики Маркова-Второго о «многомилліонномъ Союзѣ Русскаго народа» были обманны: онъ просто искалъ субсидій и заискивалъ у Государя. Въ теченіе всего 1917 года опасность грозила слѣва, а не справа. Это понимали всѣ трезвые и патріотически настроенные люди, кромѣ Временнаго Правительства, которое боролось противъ «правыхъ», включая сюда и демократически настроенныхъ Корнилова и Деникина, и браталось съ лѣвыми — по совдепамъ и въ комиссаріатахъ разлагаемой арміи.

Такова шестая директива февраля: опасаться мнимой контррево/с. 146/люціи, срывать ея начинанія всѣми средствами, вѣрить въ революціонную демократичность большевиковъ и брататься съ ними.

7. Было бы, однако, несправедливо приписывать февралистамъ только сентиментальное примиренчество. На внутреннемъ соціальномъ фронтѣ они вели замаскированное, но успѣшное наступленіе.

Авторъ настоящей статьи состоялъ лѣтомъ 1917 года членомъ Волостного Исполкома и предсѣдателемъ Волостного Комитета по выборамъ въ Учредительное Собраніе. Онъ имѣлъ возможность наблюдать агитацію партіи соціалистовъ-революціонеровъ среди крестьянъ и самъ читалъ и разъяснялъ вслухъ членамъ Вол. Исполкома приказъ министра земледѣлія Чернова, въ которомъ выдвигалось два тезиса: 1). Высококультурныя помѣщичьи имѣнія должны быть сохранены до Учредительнаго Собранія. 2). Такихъ имѣній чрезвычайно мало. — Выслушавъ этотъ приказъ, крестьяне дѣлали выводъ, что «Временное Правительство разрѣшаетъ немедленно приступить къ раздѣлу всѣхъ остальныхъ имѣній», тогда какъ комментаторъ доказывалъ имъ анархическую, преступную и противогосударственную природу этого погромнаго приказа. Такимъ образомъ, Черновъ призывалъ къ аграрнымъ погромамъ, Керенский выслушивалъ призывы съ мѣстъ о помощи и отказывалъ въ защитѣ, а провинціальные дѣятели ихъ партіи организовывали подвижные погромные отряды.

Такова еще одна традиція февраля: немедленно проводить желательный имущественный передѣлъ, осуществляя его въ видѣ фактическаго захвата и разгрома, но въ сентиментально-непротивленчески-замаскированной формѣ, приписывая его «революціонной активности массъ». Учредительное Собраніе должно было быть поставлено передъ совершившимся фактомъ. Само собою разумѣется, что никакая сила не могла удержать солдатъ въ арміи при извѣстіи, что «черный передѣлъ» въ странѣ идетъ полнымъ ходомъ.

8. Въ то же самое время февралисты, разложивъ армію и порядокъ въ странѣ, и замаскированно поощряя черный передѣлъ, попытались, въ успокоеніе союзниковъ, продолжать войну, что и закончилось позоромъ Тарнополя и Риги. Мнимое «предательство революціи» главнокомандующимъ Корниловымъ должно было прикрыть весь этотъ жалкій провалъ.

Такова восьмая традиція февраля, традиція полнаго государственнаго и стратегическаго безсмыслія.



Съ насъ довольно этого: основныя традиціи февральской революціи вскрыты и формулированы. Онѣ выражались не въ словахъ, въ которыхъ аффектированно изливались общія мѣста радикальнаго либерализма, революціонной демократіи и сентиментальной гуманности, а въ дѣяніяхъ, въ приказахъ, въ назначеніяхъ и смѣщеніяхъ, а также въ неизбѣжныхъ послѣдствіяхъ всего этого, погубившихъ Россію, ея свободу и ея демократическія возможности. Вся эта политическая линія проявила такую государственную наивность, такое политическое безволіе, такую правительственную неспособность, что стыдъ и ужасъ овладѣваетъ русскимъ сердцемъ, когда теперь вновь раздаются призывы къ возрожденію этихъ традицій и когда газеты приносятъ доказательство того, что февралисты опять собираются брать въ свои руки «всю полноту власти»...

Но страшенъ сонъ, да милостивъ Богъ!

Источникъ: Профессоръ И. А. Ильинъ. Наши задачи: Статьи 1948-1954 г.г. Томъ I. — Парижъ: Изданіе Русскаго Обще-Воинскаго Союза, 1956. — С. 144-146.

/ Часть 1-я /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.