Церковный календарь
Новости


2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 49-я (1922)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 48-я (1922)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 47-я (1922)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 46-я (1922)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 45-я (1922)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 44-я (1922)
2018-11-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Начало болѣзней (1996)
2018-11-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Письмо въ ред. газеты "Новое Русское Слово" (1996)
2018-11-17 / russportal
"Почему правосл. христ. нельзя быть экуменистомъ". 3-е основаніе (1992)
2018-11-17 / russportal
"Почему правосл. христ. нельзя быть экуменистомъ". 2-е основаніе (1992)
2018-11-16 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 43-я (1922)
2018-11-16 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 42-я (1922)
2018-11-16 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Наше церковное правосознаніе (1976)
2018-11-16 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Мысли о Православіи (1976)
2018-11-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 41-я (1922)
2018-11-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 40-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - воскресенiе, 18 ноября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 60.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

И. А. Ильинъ († 1954 г.)

Иванъ Александровичъ Ильинъ (1883-1954), знаменитый русскій философъ, писатель и публицистъ, сторонникъ Бѣлаго движенія и послѣдовательный критикъ коммунистической власти въ Россіи, идеологъ Русскаго Обще-Воинскаго Союза (РОВС). Родился 28 марта (10 апрѣля) въ Москвѣ, въ религіозной дворянской семьѣ. Окончилъ Московскій университетъ по юридическому и историко-философскому факультету (1912). Приватъ-доцентъ (1909) и профессоръ философіи (1918-1922) Московскаго университета. Въ силу своихъ православно-монархическихъ убѣжденій не принялъ февральскую революцію и категорически отвергъ октябрьскій переворотъ, ставъ активнымъ противникомъ большевицкаго режима. По подозрѣнію въ антиправительственной дѣятельности И. А. Ильина шесть разъ арестовывали. Послѣ послѣдняго, шестого, ареста онъ съ группой ученыхъ, философовъ и литераторовъ въ 1922 г. былъ высланъ изъ совѣтской Россіи въ Германію. Съ 1922 по 1938 гг. проживалъ въ Берлинѣ. Профессоръ Русскаго научнаго института въ Берлинѣ (1922-1934). Редакторъ-издатель журнала «Русскій колоколъ» (1927-1930). Съ 1938 г. до смерти въ 1954 г. проживалъ въ Швейцаріи. Авторъ болѣе 40 книгъ и 300 статей на русскомъ и нѣмецкомъ языкахъ. Нѣкоторые свои труды И. А. Ильинъ публиковалъ подъ псевдонимами: Н. Ивановъ, Н. Костомаровъ, И. Л. Юстусъ, Иверъ, С. П., Старый Политикъ, К. П., Ослябя, Пересвѣтъ, Помѣщикъ, д-ръ Альфредъ Нормани, Юліусъ Швейкертъ. Въ теченіе всего зарубежнаго періода жизни И. А. Ильинъ былъ вѣрнымъ чадомъ РПЦЗ. Имѣлъ тѣсныя и добрыя отношенія съ митрополитами Антоніемъ (Храповицкимъ) и Анастасіемъ (Грибановскимъ), архим. Константиномъ (Зайцевымъ), проф. И. М. Андреевымъ. Скончался 8 (21) декабря 1954 г. въ Цюрихѣ, былъ отпѣтъ въ Русской Зарубежной Церкви и похороненъ на кладбищѣ въ Цолликонѣ (Швейцарія). Осенью 2005 г. останки И. А. Ильина были торжественно перезахоронены въ некрополѣ Донского монастыря въ Москвѣ.

Сочиненія И. А. Ильина

И. А. Ильинъ († 1954 г.)
ПУТЬ ДУХОВНАГО ОБНОВЛЕНІЯ.
(Изд. 2-е. Мюнхенъ: Типографія Обители преп. Іова Почаевскаго, 1962).

ГЛАВА ПЕРВАЯ.
О ВѢРѢ.

«Прежде всего снимай съ очей ума твоего покровы, содержащіе его въ ослѣпленіи» (Ѳеофанъ Затворникъ).

1. Мы всѣ вѣримъ.

Есть у насъ довольно распространенное воззрѣніе, будто люди могутъ прожить жизнь безъ всякой вѣры и будто «образованіе», а въ особенности «научное образованіе», — несовмѣстимо съ вѣрою. Образованный человѣкъ, думаютъ люди, не можетъ вѣрить: онъ слишкомъ много «знаетъ»; и «самое существенное» онъ уже «понялъ»; такъ, напримѣръ, онъ знаетъ, что все совершается по законамъ природы и что эти законы природы рано или поздно будутъ изучены; во что же ему еще «вѣрить»? Сущность культуры и прогресса сводится къ слѣдующему: идетъ просвѣщеніе, а вѣра уступаетъ и исчезаетъ. Согласно этому, вѣрить могутъ лишь тѣ, кого еще не коснулось просвѣщеніе; но вотъ придетъ время, — они будутъ просвѣщены и перестанутъ вѣрить, ибо на самомъ дѣлѣ всякая вѣра есть не что иное, какъ суевѣріе. Итакъ: будущее принадлежитъ просвѣщенному безвѣрію и безбожію.

Тотъ, кто хочетъ зорко и вѣрно видѣть происходящее и, особенно, понять и одолѣть переживаемый нами духовный кризисъ, — долженъ прежде всего вдумчиво отнестись къ этому воззрѣнію и критически разобраться въ немъ; ибо оно укрываетъ въ себѣ не одно роковое недоразумѣніе или заблужденіе.

Безспорно, есть не мало людей, которые не вѣрятъ въ Бога. Но это совсѣмъ не значитъ, что они ни во что не вѣрятъ и что поэтому ихъ можно причислить къ людямъ, живущимъ безъ всякой вѣры. Вѣдь возможно, что они вѣрятъ не въ Бога, а во что то другое... Во что же? Въ нѣчто такое, что они принимаютъ за главное и существенное въ жизни; что, дѣйствительно для нихъ и есть самое важное; чѣмъ они дорожатъ и чему они служатъ; что составляетъ предметъ ихъ желаній и стремленій. Такое отношеніе и есть отношеніе вѣры; и кто имѣетъ такой предметъ, тотъ вѣритъ въ него.

Этимъ мы вскрыли первое недоразумѣніе, первый предразсудокъ: люди обычно думаютъ, что «вѣрить» это то же caмое, что «признавать за истину». На самомъ дѣлѣ это не такъ: вѣра есть нѣчто гораздо большее, болѣе творческое и болѣе жизненное. Мы всѣ считаемъ «истиною» — таблицу умноженія, геометрическія теоремы, химическія формулы, географическія данныя, устанновленные историческіе факты, законы логики; мы /с. 18/ совершенно увѣрены въ томъ, что они вѣрны, что мы спокойно можемъ пользоваться этими истинами и примѣнять ихъ въ жизни. Мы это и дѣлаемъ, и притомъ увѣренно и успѣшно: высчитываемъ, путешествуемъ, строимъ, наблюдаемъ природу, споримъ, доказываемъ, составляемъ и принимаемъ лѣкарства и т. д. И что же? Все выходитъ, удается, подтверждается. То, что мы признали въ теоріи за истину, оказывается и на практикѣ правильнымъ и вѣрнымъ. И мы всѣ это знаемъ; и согласно этому мы въ жизни и дѣйствуемъ. Но о вѣрѣ здѣсь нѣтъ еще и рѣчи...

«Вѣрить» — это гораздо больше, чѣмъ «признавать за истину». И такъ обстоитъ и въ теоріи, и на практикѣ. Есть холодныя истины, къ которымъ мы и относимся холодно; мы устанавливаемъ ихъ и пользуемся ими равнодушно, или, самое большее, съ нѣкоторымъ «уважительнымъ» «интересомъ». Мы узнаемъ о нихъ и признаемъ ихъ, не воспринимая ихъ глубиною нашей души; мы подтверждаемъ ихъ и соглашаемся «опираться» на нихъ теоретически и практически, отнюдь не отзываясь на нихъ сердцемъ. Онѣ даютъ намъ извѣстную увѣренность, но только во второстепенныхъ дѣлахъ, не въ главныхъ и важнѣйшихъ вопросахъ нашей жизни. Онѣ свѣтятъ намъ на подобіе уличныхъ фонарей, безъ которыхъ намъ было бы и неудобно, и неуютно; но душу нашу онѣ не согрѣваютъ и не воспламеняютъ. Тысячу разъ мы пройдемъ мимо нихъ, или примемъ ихъ во вниманіе, или даже воспользуемся ими, безъ того, чтобы могучіе и творческіе источники нашей души пришли въ движеніе; напротивъ — тамъ все остается безразличнымъ, молчаливымъ и не отзывчивымъ. Кто изъ насъ начнетъ «вѣрить» — въ классификацію химическихъ элементовъ, открытую Менделѣевымъ, въ таблицу логарифмовъ, въ хронологическій обзоръ событій 19 вѣка, въ горную карту Европы или Азіи? И даже тотъ изъ насъ, кто усомнится въ этихъ «законахъ» или «истинахъ», и начнетъ критиковать ихъ или опровергать, — поколеблется не въ вѣрѣ, а только въ познавательной увѣренности.

О вѣрѣ позволительно говорить только тамъ, гдѣ истина воспринимается глубиной нашей души; гдѣ на нее отзываются могучіе и творческіе источники нашего духа; гдѣ говоритъ сердце, а на его голосъ откликается и остальное существо человѣка; гдѣ снимается печать именно съ этого воднаго ключа нашей души, такъ что воды его приходятъ въ движеніе и текутъ въ жизнь.

Человѣкъ вѣритъ въ то, что онъ воспринимаетъ и ощущаетъ, какъ самое главное въ своей жизни. Скажи мнѣ, что для тебя самое важное въ жизни, и я скажу, во что ты вѣришь. Душа твоя прилѣпляется къ тому, во что ты вѣришь, и какъ бы живетъ и дышитъ имъ; ты желаешь предмета своей вѣры, ты ищешь его; онъ становится источникомъ твоей радости и остается имъ даже тогда, когда тебѣ его не хватаетъ. Здѣсь пребываютъ твои чувства и твое воображеніе. Словомъ, здѣсь реальный центръ тво/с. 19/ей жизни: тутъ твоя любовь, твое служеніе; тутъ ты идешь на жертвы. Здѣсь твое сокровище; а гдѣ сокровище твое, тамъ и сердце твое; — тамъ и вѣра твоя.

И вотъ, сколько бы мы ни искали, мы не найдемъ такого человѣка, который ни во что не вѣрилъ бы. Чѣмъ глубже заглянемъ мы въ человѣческую душу, тѣмъ скорѣе мы убѣдимся, что человѣкъ безъ вѣры вообще не можетъ жить; ибо вѣра есть не что иное, какъ главное и ведущее тяготѣніе человѣка, опредѣляющее его жизнь, его воззрѣнія, его стремленія и поступки.

Правда, не всегда легко установить, къ чему прилѣпляется и тянется тотъ или другой человѣкъ... Иными словами: гдѣ бодрствуетъ его душа? гдѣ она загорается? что для нея выше всего? въ чемъ сокровище его жизни? гдѣ онъ способенъ жертвовать? Можетъ быть и такъ, что онъ и самъ этого не знаетъ; или еще такъ, что повидимому онъ въ теченіи всей своей жизни «ни во что не вѣрилъ»: явно относился ко всему безразлично, оставался теплопрохладнымъ; онъ какъ бы прозябалъ всю свою жизнь, не имѣя никакого реальнаго центра; ни отъ чего не зажигался; нигдѣ душа его не вела интенсивной жизни; не было у него сокровища; ничему онъ не служилъ и не жертвовалъ. Однако жизненныя наблюденія заставляютъ насъ установить, что такіе люди, такія безразличныя, «проблематическія» натуры, являются обычно людьми съ дремлющею вѣрою. Пока надъ водами жизни царитъ безвѣтріе, кажется, что ихъ душа пребываетъ въ тихой дремотѣ: мертвенно повисли паруса; малыя волны повседневной жизни катятся мимо нихъ безъ цѣли и смысла; ни воли, не свершеній, ни судьбы. Но жизненная буря можетъ измѣнить всю эту картину. Потрясенная, возмущенная, можетъ быть раненая, душа пробуждается ото сна, собирается съ силами, отличаетъ главное отъ неглавнаго, пріемлетъ важнѣйшее и священное, совершаетъ свой выборъ, рѣшеніе слѣдуетъ за рѣшеніемъ, поступокъ за поступкомъ, — и жизненный корабль, руководимый вѣрою, плыветъ на всѣхъ парусахъ. И если присмотрѣться къ человѣку въ такой жизненный часъ, то всегда обнаружится, что процессъ внутренняго отбора и оформленія совершался уже давно, — но въ глубинѣ, сокрытой отъ глазъ, и какъ бы въ нѣкоторой медлительности. Гдѣ то тамъ, въ таинственной тишинѣ, уже возникала «твердь среди воды» и «свѣтъ» уже отдѣлялся отъ «тьмы»... Но вотъ насталъ часъ страданія и воззвалъ голосъ великой бѣды; и что же? — все сложилось и созрѣло въ кратчайшее время такъ, какъ если бы оно только и ожидало этого часа и этого голоса. Можно было бы сказать: знамя уже развѣвалось — но мракъ царилъ, и его не было видно; и исповѣданіе уже сложилось, — но пребывало въ безмолвіи; и выборъ былъ уже совершонъ, и путь былъ предначертанъ, — и оставалось только пойти по этому пути...

Жить на свѣтѣ — значитъ выбирать и стремиться; кто выбираетъ и стремится, тотъ служитъ нѣкоторой цѣнности, въ которую онъ вѣритъ. Всѣ люди /с. 20/ вѣрятъ: и образованные, и необразованные; и умные, и глупые; и сильные, и слабые. Одни сознаютъ, что они вѣрятъ; другіе вѣрятъ не сознавая этого. Одни знаютъ и то, что они вѣрятъ, и то, во что они вѣрятъ; а можетъ быть и то, на какомъ основаніи они вѣрятъ. Другіе вѣрятъ просто, не зная этого за собою и, можетъ быть, ни разу въ жизни не подумавъ, во что же это они, собственно говоря, вѣрятъ, и есть ли у нихъ какія нибудь основанія для этой вѣры. Но вѣра всегда остается первичной силой человѣческой жизни, — совершенно независимо отъ того, понимаютъ люди это, или нѣтъ. Человѣку дана возможность дорожить своей вѣрой, беречь ее, укрѣплять, очищать и углублять; какъ бы строить ее и воздвигать на ея основѣ свое міросозерцаніе и свой характеръ; формировать ея содержаніе въ видѣ догмата и символа вѣры; создавать на этомъ фундаментѣ церковь и богослуженіе; превращать ее во всеохватывающую цѣлокупность жизни и смерти. Однако человѣкъ имѣетъ и другую возможность: пренебрегать своею вѣрою, оставлять ее на произволъ случайностей, пронизывать ее предразсудками и суевѣріями, превращать ее въ слѣпой и разрушительный фанатизмъ, или же отводить ей одинъ уголокъ своей души, и притомъ самый трусливый и лицемѣрный. Человѣкъ можетъ заблуждаться въ своей вѣрѣ и итти по ложнымъ путямъ; онъ можетъ разочаровываться въ своей прежней вѣрѣ и отходить отъ нея; хуже того, онъ можетъ измѣнять своей вѣрѣ по разсчету и «продавать» ее. Но въ одномъ человѣку отказано, одного онъ не можетъ: именно — жить безъ вѣры.

Источникъ: И. А. Ильинъ. Путь духовнаго обновленія. — Мюнхенъ: Типографія Обители преп. Іова Почаевскаго въ Мюнхенѣ-Оберменцингѣ, 1962. — С. 17-20.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.