Церковный календарь
Новости


2018-09-20 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Фантастическая исторія (1970)
2018-09-20 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 62-е (7 декабря 1917 г.)
2018-09-19 / russportal
Предсоборное Присутствіе 1906 г. Отдѣла I-го Журналъ №3 (18 марта 1906 г.)
2018-09-19 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 61-е (7 декабря 1917 г.)
2018-09-18 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Святая Русь въ исторіи Россіи (1970)
2018-09-18 / russportal
Предсоборное Присутствіе 1906 г. Отдѣла I-го Журналъ №2 (16 марта 1906 г.)
2018-09-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Кончина и погребеніе Блаж. Митр. Антонія (1970)
2018-09-17 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 60-е (5 декабря 1917 г.)
2018-09-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Какъ Митр. Антоній создалъ Зарубежную Церковь (1970)
2018-09-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Митрополитъ Антоній какъ учитель пастырства (1970)
2018-09-16 / russportal
Предсоборное Присутствіе 1906 г. Отдѣла I-го Журналъ №1 (14 марта 1906 г.)
2018-09-16 / russportal
Предсоборное Присутствіе 1906 г. Раздѣленіе на секціи (1906)
2018-09-15 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). А. С. Хомяковъ и Митрополитъ Антоній (1970)
2018-09-15 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 59-е (4 декабря 1917 г.)
2018-09-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). А. С. Хомяковъ, соборность и современность (1970)
2018-09-14 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 58-е (2 декабря 1917 г.)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - пятница, 21 сентября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

И. А. Ильинъ († 1954 г.)

Иванъ Александровичъ Ильинъ (1883-1954), знаменитый русскій философъ, писатель и публицистъ, сторонникъ Бѣлаго движенія и послѣдовательный критикъ коммунистической власти въ Россіи, идеологъ Русскаго Обще-Воинскаго Союза (РОВС). Родился 28 марта (10 апрѣля) въ Москвѣ, въ религіозной дворянской семьѣ. Окончилъ Московскій университетъ по юридическому и историко-философскому факультету (1912). Приватъ-доцентъ (1909) и профессоръ философіи (1918-1922) Московскаго университета. Въ силу своихъ православно-монархическихъ убѣжденій не принялъ февральскую революцію и категорически отвергъ октябрьскій переворотъ, ставъ активнымъ противникомъ большевицкаго режима. По подозрѣнію въ антиправительственной дѣятельности И. А. Ильина шесть разъ арестовывали. Послѣ послѣдняго, шестого, ареста онъ съ группой ученыхъ, философовъ и литераторовъ въ 1922 г. былъ высланъ изъ совѣтской Россіи въ Германію. Съ 1922 по 1938 гг. проживалъ въ Берлинѣ. Профессоръ Русскаго научнаго института въ Берлинѣ (1922-1934). Редакторъ-издатель журнала «Русскій колоколъ» (1927-1930). Съ 1938 г. до смерти въ 1954 г. проживалъ въ Швейцаріи. Авторъ болѣе 40 книгъ и 300 статей на русскомъ и нѣмецкомъ языкахъ. Нѣкоторые свои труды И. А. Ильинъ публиковалъ подъ псевдонимами: Н. Ивановъ, Н. Костомаровъ, И. Л. Юстусъ, Иверъ, С. П., Старый Политикъ, К. П., Ослябя, Пересвѣтъ, Помѣщикъ, д-ръ Альфредъ Нормани, Юліусъ Швейкертъ. Въ теченіе всего зарубежнаго періода жизни И. А. Ильинъ былъ вѣрнымъ чадомъ РПЦЗ. Имѣлъ тѣсныя и добрыя отношенія съ митрополитами Антоніемъ (Храповицкимъ) и Анастасіемъ (Грибановскимъ), архим. Константиномъ (Зайцевымъ), проф. И. М. Андреевымъ. Скончался 8 (21) декабря 1954 г. въ Цюрихѣ, былъ отпѣтъ въ Русской Зарубежной Церкви и похороненъ на кладбищѣ въ Цолликонѣ (Швейцарія). Осенью 2005 г. останки И. А. Ильина были торжественно перезахоронены въ некрополѣ Донского монастыря въ Москвѣ.

Сочиненія И. А. Ильина

И. А. Ильинъ († 1954 г.)
ПУТЬ ДУХОВНАГО ОБНОВЛЕНІЯ.
(Изд. 2-е. Мюнхенъ: Типографія Обители преп. Іова Почаевскаго, 1962).

ГЛАВА ПЕРВАЯ.
О ВѢРѢ.

«Прежде всего снимай съ очей ума твоего покровы, содержащіе его въ ослѣпленіи» (Ѳеофанъ Затворникъ).

2. Вѣра и жизнь.

Кто однажды пойметъ и продумаетъ это, тотъ перестанетъ дѣлить людей — на живущихъ «съ вѣрой» и живущихъ «безъ вѣры», или, во всякомъ случаѣ, тотъ перестанетъ придавать этому условному и не точному дѣленію прежнее значеніе; и благодаря этому онъ избавится отъ многихъ мнимыхъ проблемъ, отъ цѣлаго ряда безполезныхъ парадоксовъ. Напротивъ, онъ поставитъ новый и чрезвычайно поучительный вопросъ: во что же, собственно говоря, вѣрятъ такъ называемые «невѣры»? И если онъ самъ причислялъ себя доселѣ къ «невѣрамъ», къ «безрелигіознымъ» или «безбожникамъ», — то во что же онъ самъ при этомъ все таки вѣрилъ? Потому что оказывается, что онъ самъ все таки во что то вѣрилъ; это уже установлено. Вѣрятъ всѣ: и теплопрохладный «свободомыслящій», и воинствующій безбожникъ, и ожесточенный матеріалистъ; вѣрятъ и соціалисты, и коммунисты, и гонители христіанства... И чѣмъ рѣшительнѣе эти «враги вѣры» нападаютъ, чѣмъ ожесточеннѣе ихъ преслѣдованія и воздвигаемыя ими гоненія, тѣмъ яснѣе они обнаруживаютъ, что у нихъ есть въ виду нѣчто такое, что они считаютъ «главнѣйшимъ» и «важнѣйшимъ»; они воображаютъ, будто владѣютъ какой то важнѣйшей и драгоцѣннѣйшей истиной, къ которой они прилѣпились душой и волей. Они считаютъ себя «невѣрами»? Они объявляютъ себя «безбожниками»? Пусть. Этимъ они хотятъ только подчеркнуть, что они не принадлежатъ ни къ какому опредѣленному исповѣданію, кромѣ... собственнаго, раздѣляемаго ими самими; что они не входятъ ни въ какую церковную общину, кромѣ... своей собственной общины, которую они не хотятъ называть «церковью» (обозначая ее, какъ «партію», или какъ «орденъ», или какъ «международное общество»)... Да, они не вѣрятъ въ Бога; но это означаетъ, что они вѣрятъ не въ Бога, а во что то иное. Они критикуютъ или поносятъ вѣру вообще... Этимъ они, какъ настоящіе фанатики своей вѣры, объявляютъ что они признаютъ только свою вѣру обоснованной, единственно вѣрной и единственно допустимой; всѣ же остальныя вѣры и исповѣданія они относятъ къ «глупымъ предразсудкамъ» или «вреднымъ суевѣріямъ». Они воображаютъ, будто они одни владѣютъ тѣмъ спасительнымъ словомъ, той непогрѣшимой правдой, /с. 22/ которая освобождаетъ и оплодотворяетъ благія, творческія силы человѣка; будто имъ однимъ извѣстно то начало, тотъ принципъ, который вѣрно отличаетъ «главное» отъ «неглавнаго», «доброе» отъ «злого», который указуетъ человѣку вѣрную цѣль его жизни и вѣрный путь ведущій къ этой цѣли. Они — вѣрятъ; и воображаютъ, будто обладаютъ истиной и единственно вѣрной вѣрой. И тотъ, кто читалъ писанія воинствующихъ безбожниковъ и присматривался къ ихъ разрушительной работѣ, тотъ не можетъ не согласиться, что эта характеристика соотвѣтствуетъ дѣйствительности.

Но во что же вѣрятъ тѣ люди, которые вѣрятъ не въ Бога и потому считаютъ себя «невѣрами» вообще, или «безбожниками»? Они вѣрятъ во всевозможныя небожественныя силы и обстоянія.

Большинство вѣритъ, повидимому, въ наслажденія, или особливо въ чувственныя наслажденія, во все, что къ нимъ ведетъ или съ ними связано; это для нихъ — важнѣйшее въ жизни; это ихъ цѣль, это ихъ путь; этому они служатъ, ради этого они жертвуютъ всѣмъ остальнымъ; здѣсь у нихъ критерій, по которому они отличаютъ «хорошее» отъ «дурного»; здѣсь ихъ «сокровище» и ихъ сердце. Есть такіе люди, которые признаютъ и выговариваютъ это открыто: «я хочу земного счастья, наслажденія и спокойствія — ибо это главное въ жизни» (гедонизмъ); «я ищу въ жизни денегъ и власти» (маммонизмъ); «главное въ томъ, чтобы всѣ люди несли одинаковую работу и имѣли одинаковыя права, ибо только тогда они смогутъ одинаково наслаждаться жизнью, быть равно счастливыми» (соціализмъ); «все дѣло въ томъ, чтобы дерзновенно завладѣвать земными благами и безоглядно наслаждаться ими» (большевизмъ); «главное въ томъ, чтобы дать массамъ земныя блага и удобства, а для этого надо у всѣхъ все отнять (всеобщая пролетаризація) и всѣхъ подчинить монопольному работодателю (всеообщее хозяйственное и политическое порабощеніе, коммунизмъ)» и т. д.

Однако, наряду съ этими теченіями, есть не мало такихъ людей, которые не выговариваютъ вслухъ своей вѣры, и не признаются, въ чемъ же она собственно состоитъ: одни изъ нихъ просто избѣгаютъ касаться этихъ вопросовъ; другіе скромно ссылаются на свою внутреннюю неувѣренность; третьи выдвигаютъ теорію, въ силу которой человѣкъ вообще не можетъ имѣть никакого «достовѣрнаго знанія» (агностицизмъ); иные ссылаются на свое неотъемлемое право — оставаться «безразличными», и на свою обязанность — относиться терпимо ко всякому чужому вѣрованію; иные же отступаютъ вь сферу проблематическаго «свободомыслія»... Въ извѣстномъ смыслѣ они правы: вѣрить можно только искренно и свободно, а свобода требуетъ вѣротерпимости; нельзя принудить человѣка къ той или иной вѣрѣ; и никто не обязанъ разсказывать другимъ людямъ вслухъ, во что именно и какъ именно онъ вѣритъ... Но видимое «безразличіе» и явное умолчаніе, дѣйствительная скромность и насмѣшливая мистификація — не освобождаютъ /с. 23/ человѣка отъ неизбѣжности вѣрить. Нельзя человѣку не имѣть опредѣленной жизненной цѣли и жизненной цѣнности, въ которыя онъ вѣритъ и которымъ онъ служитъ. Однако психологически можно понять, что есть люди, у которыхъ эта «высшая» и «главная» жизненная цѣнность такова, что для нихъ выгоднѣе умалчивать о ней и замалчивать ее до конца. Вѣдь молчаніе создаетъ нѣкій загадочный мракъ, въ которомъ многое неразличимо и многое можетъ остаться сокровеннымъ... И не всегда бываетъ легко установить, кто молчитъ отъ настоящей религіозной скромности, а кто изъ умнаго или хитраго житейскаго разсчета...

Если бы удалось однажды пронизать всѣ человѣческія сердца безъ исключенія таинственнымъ лучомъ свѣта, такъ чтобы у всѣхъ выступила и въявѣ обнаружилась главная цѣнность жизни, составляющая предметъ вѣры, то очень возможно, что мы всѣ просто ужаснулись бы... Потому что вѣроятно оказалось бы, что большинство людей вѣритъ въ нѣчто такое, что не только не обѣщаетъ имъ ни блага, ни спасенія, но что прямо ведетъ ихъ къ погибели. Люди живутъ и вѣрятъ очень часто въ слѣпотѣ и безпомощности; и не знаютъ, и не догадываются о томъ, что человѣку надлежитъ строитъ свою вѣру, а не предоставлять ей расти на подобіе полевой травы; и вслѣдствіе этого люди очень часто вѣрятъ, т. е. прилѣпляются не только своимъ «правдоподобнымъ» мнѣніемъ, а сердцемъ, волею и дѣлами, служеніемъ и жертвенностью къ такимъ жизненнымъ содержаніямъ, служить которымъ и итти на жертвы ради которыхъ поистинѣ нѣтъ никакого смысла...

Вотъ ключъ къ современному духовному кризису, охватывающему все человѣчество. И овладѣвъ этимъ ключемъ, и понявъ, что происходитъ въ мірѣ мы не можемъ не подивиться тому, что современному человѣчеству, въ общемъ и цѣломъ, живется все еще такъ хорошо и слишкомъ хорошо, по сравненію съ тѣми бѣдами и страданіями, которыя могутъ возникнуть изъ этого кризиса...

Есть нѣкій духовный законъ, владѣющій человѣческой жизнью; согласно этому закону человѣкъ самъ постепенно уподобляется тому во что онъ вѣритъ. Чѣмъ сильнѣе и цѣльнѣе его вѣра, тѣмъ явственнѣе и убѣдительнѣе обнаруживается этотъ законъ. Это нетрудно понять: душа человѣка плѣняется тѣмъ, во что она вѣритъ, и оказывается въ плѣну; это содержаніе начинаетъ господствовать въ душѣ человѣка, какъ бы поглощаетъ ея силы и заполняетъ ея объемъ. Вѣря во что нибудь, человѣкъ постоянно ищетъ этого предмета, предпочитаетъ его, занимается имъ и явно, и втайнѣ; человѣкъ воображаетъ себѣ этотъ предметъ, вступаетъ съ нимъ въ самыя прочныя отношенія, желаетъ его; этотъ предметъ какъ бы занимаетъ и поглощаетъ его вниманіе, его сосредоточенность, его душевныя силы. Это можно было бы выразить такъ: человѣкъ постоянно (то сознательно, то безсоз/с. 24/нательно) медитируетъ [1] о томъ предметѣ, въ который онъ вѣритъ. Вслѣдствіе этого душа вживается въ этотъ предметъ, а самый предметъ, въ который она вѣритъ, проникаетъ въ душу до самой ея глубины. Возникаетъ нѣкое подлинное и живое тождество: душа и предметъ вступаютъ въ особое единеніе, образуютъ новое живое единство. И тогда мы видимъ, какъ въ глазахъ у человѣка сіяетъ и сверкаетъ предметъ его вѣры; то, во что ты вѣришь, сжимаетъ трепетомъ твое сердце, напрягаетъ въ минуту поступка твои мускулы, направляетъ твои шаги, прорывается въ словахъ и осуществляется въ поступкахъ...

Такъ обстоитъ всегда. Если человѣкъ вѣритъ только въ чувственныя наслажденія, принимая ихъ за главнѣйшее въ жизни, ихъ любя, имъ служа и предаваясь, — то онъ самъ превращается постепенно въ чувственное существо, въ искателя земныхъ удовольствій, въ наслаждающееся животное; и это будетъ выражаться въ его лицѣ и въ его походкѣ, смотрѣть изъ его глазъ и управлять его поступками. Если человѣкъ вѣритъ въ деньги и власть, то душа его постепенно высохнетъ въ голодной жадности, въ холодной жаждѣ власти; и опытный наблюдатель прочтетъ все это въ его взорѣ, услышитъ въ его рѣчи и не ошибется, ожидая отъ него соотвѣтствующихъ поступковъ. Если онъ повѣритъ въ классовую борьбу и завистливое равенство, то онъ самъ скоро станетъ профессіональнымъ завистникомъ и ненавистникомъ, и въ глазахъ его отразится черствая злоба, а въ поступкахъ — политическое ожесточеніе и т. д.

Однако тотъ же самый законъ обнаруживается и на благихъ путяхъ, но съ тѣмъ различіемъ, что человѣкъ будетъ не «вѣрить», а «вѣровать», и это придастъ его вѣрѣ особую силу и глубину.

Замѣчательно, что русскій языкъ придаетъ идеѣ «вѣры» два различныя значенія: одно связываетъ вѣру съ потребностью вѣрить, а другое — со способностью вѣровать.

Вѣрятъ — всѣ люди, сознательно или безсознательно, злобно или добродушно, сильно или слабо. Вѣруютъ же — далеко не всѣ: ибо вѣрованіе предполагаетъ въ человѣкѣ способность прилѣпиться душою (сердцемъ, и волею, и дѣлами) къ тому, что дѣйствительно заслуживаетъ вѣры, что дается людямъ въ духовномъ опытѣ, что открываетъ имъ нѣкій «путь ко спасенію» [2]. Въ карты, въ сны, въ гаданіе, въ астрологическіе гороскопы — вѣрятъ; но въ Бога и во все /с. 25/ божественное — вѣруютъ [3]. Въ суевѣрія «вѣрятъ» — вѣрятъ отъ страха, и боятся отъ своей вѣры; и чѣмъ больше боятся, тѣмъ сильнѣе вѣрятъ; и обратно. Но въ то, что подлинно есть (что не «всуе», не напрасно), — «вѣруютъ», и отъ этой вѣрующей вѣры получаютъ спокойствіе и перестаютъ бояться. «Вѣрящіе» люди чаще всего не имѣютъ единаго и общаго имъ всѣмъ духовнаго предмета и потому ихъ вѣра разъединяетъ ихъ, не создавая ни религіи, ни церкви. Но «вѣрующіе» люди имѣютъ единый и общій имъ всѣмъ духовный Предметъ; они вступаютъ въ творческое единеніе съ Нимъ, а черезъ это объединяются и между собою; слагается религія и церковь.

Важно отмѣтить, что оба эти оттѣнка, передаваемые глагольной формой, сливаются и какъ бы исчезаютъ въ существительномъ «вѣра». Вѣра живетъ и въ томъ, кто «вѣритъ», и въ томъ, кто «вѣруетъ». Она выражаетъ у обоихъ склонность души видѣть въ чемъ то жизненно-главное и руководящее, и прилѣпляться къ нему своимъ довѣріемъ и преклоненіемъ. Но эта приверженность души поднимаетъ человѣка на настоящую высоту только тогда, когда она находитъ себѣ высшій и достойный предметъ [4].

И вотъ если законъ «отождествленія черезъ вѣру» обнаруживается уже на низшихъ ступеняхъ жизни и вѣры, то настоящей силы и полноты онъ достигаетъ именно у вѣрующихъ людей.

Если человѣкъ вѣруетъ въ Бога или хотя бы въ божественное начало, проявляющееся въ земныхъ явленіяхъ и обстояніяхъ, — то божественныя содержанія становятся для него жизненнымъ центромъ, и въ созерцаніяхъ, и въ поступкахъ, чѣмъ-то важнѣйшимъ и главнѣйшимъ, любимымъ, искомымъ, желаннымъ, и уже въ силу одного этого — всегда присутствующимъ въ душѣ обстояніемъ. Узрѣть съ очевидностью лучшее и не восхотѣть его, и не осуществить его, — почти невозможно для человѣка; но также невозможно для него осуществить это лучшее и не стать самому лучшимъ, чѣмъ былъ раньше. Вѣровать въ Бога, значитъ стремиться къ созерцанію Его, молитвенно «медитировать» о Немъ, стремиться къ осуществленію Его воли и Его закона; отъ этого возрастаетъ и усиливается божественный огонь въ самомъ человѣкѣ; онъ очищаетъ его душу и насыщаетъ его поступки. На высшихъ ступеняхъ такой жизни возникаетъ то живое и таинственное единеніе между человѣкомъ и Богомъ, о которомъ такъ вдохновенно и ясновидчески писалъ Макарій Великій, ха/с. 26/рактеризуя его какъ внутреннее «срастаніе» или «сраствореніе» (по гречески «κρᾶσις»), отъ котораго душа становится «вся свѣтомъ, вся — окомъ, вся — радостью, вся — упоеніемъ, вся — любовію, вся — милосердіемъ, вся благостью и добротою»... [5] Естественно, что, отъ такого перерожденія души, измѣняется и внѣшній видъ человѣка, о чемъ онъ самъ можетъ и не знать, но что другимъ людямъ бываетъ трудно не замѣтить [6].

Отшельникъ, проводящій свою жизнь въ «богомысліи» и «богодѣланіи» («θεωποίησις», по выраженію Макарія Великаго), пріобрѣтаетъ нѣкую подлинную богоозаренность въ душѣ и въ ея тѣлесномъ обнаруженіи. Подобно этому — душа истиннаго художника становится гармоническою, поющею, мѣрно-зданною, утонченно созерцательной; и самое лицо его можетъ стать ликомъ. Такъ, горящее сердце патріота укореняется въ духѣ, силѣ и славѣ его родины. А тотъ, кто занимается черной магіей и медитируетъ о сатанѣ, незамѣтно становится самъ, и по лицу и по голосу, дьяволо-образнымъ...

Кто во что вѣруетъ, тотъ тѣмъ и живетъ; и обратно: скажи мнѣ, чѣмъ ты живешь, какъ самымъ важнымъ для тебя, а я скажу тебѣ, во что ты вѣришь или вѣруешь. Ибо человѣкъ есть не что иное, какъ живая цѣлокупность того, чѣмъ онъ живетъ и что онъ осуществляетъ, и притомъ именно потому что онъ это любитъ и въ это вѣритъ. Вотъ почему: «по плодамъ ихъ, узнаете ихъ». (Матѳ. 7, 16 и 20).

Примѣчанія:
[1] Т. е. сосредоточенно помышляетъ о немъ всѣми своими душевными силами.
[2] См. замѣчательный трудъ Ѳеофана Затворника, такъ именно и озаглавленный.
[3] Терминологія допускаетъ такое словоупотребленіе: «вѣрить» можно и въ высшее — «я вѣрю въ Бога», «я не вѣрю въ безсмертіе души»; но въ низшее «вѣровать» нельзя. Нельзя сказать: «я вѣрую въ карты», или «я вѣрую въ дурныя примѣты»... Подобно этому: въ сильнаго человѣка, въ вождя «вѣрятъ», а не «вѣруютъ».
[4] Это различіе между «вѣрящимъ» и «вѣрующимъ» человѣкомъ — мы и будемъ соблюдать въ дальнѣйшемъ изложеніи.
[5] Срв. у Ап. Павла: «А соединяющійся съ Господомъ есть одинъ духъ съ Господомъ». 1 Коринѳ. 6, 17.
[6] Срв. Библію. Исходъ. Гл. 34, стихъ 29-30: сходя съ горы Синая «Моисей не зналъ, что лицо его стало сіять лучами отъ того, что Богъ говориль съ нимъ. И увидѣлъ Моисея Ааронъ и всѣ сыны Израилевы, и вотъ, лице его сіяетъ, и боялись подойти къ нему»...

Источникъ: И. А. Ильинъ. Путь духовнаго обновленія. — Мюнхенъ: Типографія Обители преп. Іова Почаевскаго въ Мюнхенѣ-Оберменцингѣ, 1962. — С. 21-26.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.