Церковный календарь
Новости


2018-07-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 1-я (1922)
2018-07-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 41-я (1922)
2018-07-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 40-я (1922)
2018-07-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 39-я (1922)
2018-07-18 / russportal
Н. А. Соколовъ. Убійство въ Алапаевскѣ Вел. Кн. Елизаветы Ѳедоровны (1925)
2018-07-17 / russportal
С. Павловъ. Екатеринбургское злодѣяніе 17-го іюля 1918 года (1947)
2018-07-16 / russportal
В. К. Абданкъ-Коссовскій. Страшная годовщина 17 іюля 1918 г. (1942)
2018-07-16 / russportal
Поиски отвѣта на вопросъ о судьбѣ останковъ Царской Семьи (1995)
2018-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 38-я (1922)
2018-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 37-я (1922)
2018-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 36-я (1922)
2018-07-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 1-я. Глава 35-я (1922)
2018-07-15 / russportal
Н. А. Соколовъ. "Убійство Царской Семьи". Глава 16-я (1925)
2018-07-15 / russportal
Н. А. Соколовъ. "Убійство Царской Семьи". Глава 15-я (1925)
2018-07-14 / russportal
И. А. Ильинъ. "Путь духовнаго обновленія". Гл. 4-я. Разд. 4-й (1962)
2018-07-14 / russportal
И. А. Ильинъ. "Путь духовнаго обновленія". Гл. 4-я. Разд. 3-й (1962)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 18 iюля 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 4.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

И. А. Ильинъ († 1954 г.)

Иванъ Александровичъ Ильинъ (1883-1954), знаменитый русскій философъ, писатель и публицистъ, сторонникъ Бѣлаго движенія и послѣдовательный критикъ коммунистической власти въ Россіи, идеологъ Русскаго Обще-Воинскаго Союза (РОВС). Родился 28 марта (10 апрѣля) въ Москвѣ, въ религіозной дворянской семьѣ. Окончилъ Московскій университетъ по юридическому и историко-философскому факультету (1912). Приватъ-доцентъ (1909) и профессоръ философіи (1918-1922) Московскаго университета. Въ силу своихъ православно-монархическихъ убѣжденій не принялъ февральскую революцію и категорически отвергъ октябрьскій переворотъ, ставъ активнымъ противникомъ большевицкаго режима. По подозрѣнію въ антиправительственной дѣятельности И. А. Ильина шесть разъ арестовывали. Послѣ послѣдняго, шестого, ареста онъ съ группой ученыхъ, философовъ и литераторовъ въ 1922 г. былъ высланъ изъ совѣтской Россіи въ Германію. Съ 1922 по 1938 гг. проживалъ въ Берлинѣ. Профессоръ Русскаго научнаго института въ Берлинѣ (1922-1934). Редакторъ-издатель журнала «Русскій колоколъ» (1927-1930). Съ 1938 г. до смерти въ 1954 г. проживалъ въ Швейцаріи. Авторъ болѣе 40 книгъ и 300 статей на русскомъ и нѣмецкомъ языкахъ. Нѣкоторые свои труды И. А. Ильинъ публиковалъ подъ псевдонимами: Н. Ивановъ, Н. Костомаровъ, И. Л. Юстусъ, Иверъ, С. П., Старый Политикъ, К. П., Ослябя, Пересвѣтъ, Помѣщикъ, д-ръ Альфредъ Нормани, Юліусъ Швейкертъ. Въ теченіе всего зарубежнаго періода жизни И. А. Ильинъ былъ вѣрнымъ чадомъ РПЦЗ. Имѣлъ тѣсныя и добрыя отношенія съ митрополитами Антоніемъ (Храповицкимъ) и Анастасіемъ (Грибановскимъ), архим. Константиномъ (Зайцевымъ), проф. И. М. Андреевымъ. Скончался 8 (21) декабря 1954 г. въ Цюрихѣ, былъ отпѣтъ въ Русской Зарубежной Церкви и похороненъ на кладбищѣ въ Цолликонѣ (Швейцарія). Осенью 2005 г. останки И. А. Ильина были торжественно перезахоронены въ некрополѣ Донского монастыря въ Москвѣ.

Сочиненія И. А. Ильина

И. А. Ильинъ († 1954 г.)
ПУТЬ ДУХОВНАГО ОБНОВЛЕНІЯ.
(Изд. 2-е. Мюнхенъ: Типографія Обители преп. Іова Почаевскаго, 1962).

ГЛАВА ВТОРАЯ.
О ЛЮБВИ.

2. Любовь какъ путь.

Итакъ, любовь къ совершенному есть источникъ религіозной вѣры. Именно на этомъ пути человѣкъ становится вѣрующимъ въ подлинномъ и чистомъ смыслѣ этого слова.

Нельзя начать вѣровать въ силу логическихъ, отвлеченно умственныхъ доказательствъ или аргументовъ. Разсудочныя доказательства могутъ только разрушить умственныя сомнѣнія, да и то только въ томъ случаѣ, если эти сомнѣнія проистекаютъ изъ умнаго источника и имѣютъ разумныя и предметныя основанія [1]. Вѣра не дается доказательствами. Ибо источникъ вѣры не въ разсужденіи, а въ предметномъ горѣніи сердца. Въ этомъ основное отличіе православія отъ протестантизма.

Точно такъ же нельзя вѣровать въ силу волевого рѣшенія, — своего собственнаго или чужого (приказа или понуждающаго мучительства). Правда, человѣку, который уже вѣритъ (именно вѣритъ, а не вѣруетъ) или который способенъ начать вѣрить въ порядкѣ самовнушенія (особенно, если ему безразлично, во что собственно «надо» вѣрить) — воля можетъ помочь въ подавленіи сомнѣній или другихъ внутреннихъ противленій. Но къ вѣрованію этотъ путь не ведетъ. Сколько бы человѣкъ ни тведилъ себѣ, что «надо» увѣровать, сердце отъ этого не воспламенится и духовное ви́дѣніе отъ этого не возникнетъ. Однако воля можетъ разбить цѣльность души и этимъ сдѣлать вѣру навсегда недоступною для человѣка; воля можетъ пріучить человѣка къ лицемѣрному оказательству и этимъ извратить его религіозность. Одно несомнѣнно, — что никакое волевое напряженіе не можетъ отверзнуть духовно-незрячія очи и не можетъ вызвать къ жизни глубинный огонь любви. Вѣра не дается волевому нажиму. Ибо источникъ вѣры не въ волевомъ рѣшеніи («буду вѣровать»), а въ силѣ созерцающей любви. Въ этомъ основное отличіе православія отъ католичества.

Человѣкъ можетъ увѣровать, только свободно и подлинно прозрѣвъ, духов/с. 56/ но прозрѣвъ сердцемъ, или, иначе, — узрѣвъ Бога въ горѣніи свободной и искренней любви. Но это каждый изъ насъ долженъ пережить самъ въ себѣ и за себя. Правда, горящая вѣра одного, изливаясь въ его словахъ и дѣлахъ, можетъ вызвать огонь въ другихъ сердцахъ; но въ этихъ другихъ сердцахъ огонь долженъ появиться дѣйствительно, какъ живое и самостоятельное пламя, а не только въ видѣ «подражанія» или внушающаго «зараженія». Тогда только духовная любовь можетъ вызвать въ душѣ духовное прозрѣніе (какъ бываетъ у однихъ людей) или же (какъ бываетъ у другихъ) духовное прозрѣніе вызоветъ къ жизни пламя вѣры. Тогда вѣра сможетъ превратиться въ средоточіе души и въ дѣйствительный путь жизни.

Вѣра станетъ главнымъ въ жизни; не въ смыслѣ церковнаго богослуженія, — ибо совсѣмъ не всѣ люди призваны къ духовному сану, — а главнымъ источникомъ настроеній, рѣшеній, словъ и дѣлъ. Вѣра вдохновитъ и направитъ волю; раскроетъ уму и воображенію новые горизонты; облагородитъ жизнь чувства и воспитаетъ, освящая и одухотворяя, чувственную жизнь человѣка. Она станетъ какъ бы въ центрѣ душевнаго круга или жизненнаго шара; и разошлетъ по всей периферіи, какъ бы живыми радіусами свои лучи, въ видѣ всепроникающаго свѣта, вскрывающаго во всемъ духовный смыслъ и особую, не выставляющуюся на показъ, религіозную значительность. И отъ этого постепенно, но окончательно вытравится изъ жизни главный источникъ безбожія и главный врагъ духовности — пошлость.

У вѣрующаго человѣка открыто духовное зрѣніе, отличающее добро отъ зла, совершенное отъ несовершеннаго. И потому онъ видитъ Бога: ибо Богъ есть добро и совершенство.

У вѣрующаго человѣка на таинственномъ и скрытомъ отъ глазъ «жертвенникѣ душевномъ» (Григорій Синаитъ) горитъ огонь; это его духовная любовь, ведущая его и заставляющая его прилѣпиться къ совершенному. И потому онъ не только видитъ Бога, но и любитъ его по завѣту Евангелія «всѣмъ сердцемъ», «всею душою», «всѣмъ разумѣніемъ» и «всею крѣпостью» (т. е. волею своею) [2].

И какія же доказательства или опроверженія другихъ людей, могли бы убѣдить его, будто онъ «не видитъ» и «не любитъ Бога», когда онъ и видитъ и любить Его, во всей подлинной реальности Его подлиннаго совершенства и во всѣхъ его таинственныхъ, но благодатныхъ излученіяхъ въ міръ людей и вещей? Осязая духомъ Его дѣйствіе во мнѣ, воспринимая и созерцая Его въ моемъ живомъ и подлинномъ духовномъ опытѣ, какъ могу я не увѣровать въ Него, или перестать въ Него вѣровать? Источникъ удостовѣренія во мнѣ самомъ; этотъ источникъ имѣетъ характеръ живого опыта, который /с. 57/ глубже и первоначальнѣе всякаго умственнаго доказательства, всякаго отвлеченнаго опроверженія...

Естественно, что человѣкъ, достигшій этой ступени въ своемъ внутреннемъ опытѣ и увѣровавшій въ Бога, почувствуетъ острую потребность узнать о Богѣ болѣе того, что даетъ этотъ достовѣрный и пламенный, но можетъ быть недостаточно опредѣленный духовный опытъ. Онъ непремѣнно спроситъ себя: что же открывается мнѣ — безличное Божество на подобіе Огня Гераклита или Субстанціи Спинозы, или личный Богъ, какъ о немъ учитъ христіанство? И если это личный Богъ, то какъ представить себѣ Его? Какъ сочетать личное начало въ Богѣ съ его вездѣприсутствіемъ? Возможно ли увидѣть и уразумѣть отношеніе Бога къ міру и къ человѣческому роду, и отношеніе человѣческаго рода къ Богу? И какъ удостовѣриться живымъ опытомъ и духовнымъ ви́дѣніемъ въ томъ, что христіанская православная Церковь содержитъ религіозную истину?

Само собою разумѣется, что отвѣтить исчерпывающимъ образомъ на всѣ эти вопросы можно было бы только въ видѣ цѣлаго догматическаго богословія; но и его было бы недостаточно: надо было бы обратиться къ духовнымъ путямъ восточной православной аскетики и попытаться воспроизвести въ собственномъ живомъ опытѣ (конечно въ мѣру личныхъ силъ) ея созерцательную практику. Все это не входитъ въ нашу задачу. Мы должны ограничиться здѣсь слѣдующими путеводными указаніями.

Ни одинъ человѣкъ изъ жившихъ или живущихъ на землѣ не можетъ считать свою вѣру совершенной и законченной — ни по глубинѣ и объему ея, ни по ея содержанію. Напротивъ, каждый остается до конца строителемъ своей вѣры и Божіимъ ученикомъ. И чѣмъ искреннѣе и скромнѣе онъ въ своемъ ученичествѣ, тѣмъ плодотворнѣе будетъ его строительство, тѣмъ бóльшаго онъ достигнетъ — и въ углубленіи своей вѣры, и въ раскрытіи и обогащеніи ея содержанія.

Ни одинъ человѣкъ не имѣетъ основанія полагаться въ этомъ на свои личныя, одинокія силы; ибо онъ можетъ быть увѣренъ, что всей жизни его, даже сосредоточенной и напряженной, не хватитъ на испытаніе Божіихъ тайнъ: «длиннѣй земли мѣра Его» [3]. Поэтому каждому человѣку надлежитъ присмотрѣться къ строенію своего религіознаго акта (умъ ли въ немъ преобладаетъ, воля, или воображеніе, или горѣніе сердца и созерцаніе любви?...); и прислушаться къ тѣмъ содержаніямъ, которыя несетъ ему духовный опытъ. И присмотрѣвшись, и прислушавшись — избрать себѣ наиболѣе сродную имъ религію и церковь, и вступить въ эту церковь и въ эту религію, въ качествѣ уже вѣрующаго, но еще недостаточно и несовершенно вѣрующаго ученика. Можно предположить, что строеніе его религіознаго акта будетъ наиболѣе близко къ вѣрѣ его отцовъ; но въ жизни бываетъ и иначе. Необходимо установить при этомъ, что чѣмъ больше его вѣра будетъ питать/с. 58/ся горѣніемъ сердца и созерцаніемъ любви, тѣмъ ближе окажется ему Православное Христіанство.

Быть ученикомъ въ вопросахъ вѣры не значитъ заучивать формулы по указанію авторитетовъ; но значитъ бережно и отвѣтственно углублять, очищать и расширять свое духовное чувствилище и его содержанія; это значить припасть къ духовно-религіозному опыту данной церкви, какъ къ нѣкоей «неупиваемой чашѣ» (Шмелевъ), и пить содержащуюся въ ней мудрость и зоркость — мѣрою, лично доступною и цѣлительною. Такое ученичество не только не постыдно и не унизительно, а наоборотъ, — оно въ смиреніи своемъ мудро и въ цѣлительности своей возносяще.

Къ какому бы исповѣданію не прильнулъ человѣкъ, къ какой бы религіи онъ не приложился, онъ будетъ поддерживать общеніе съ Богомъ. Это общеніе есть молитва. Опытъ молитвы и отвѣтитъ ему на всѣ поставленные имъ вопросы.

Такъ, если вѣра его построена на духовной любви, то она откроетъ ему, что Богъ есть духъ и любовь; что всюду и всегда, гдѣ онъ коснется духа и любви въ другихъ вещахъ и людяхъ, — онъ коснется какъ бы ризы Божіей; и что каждый разъ, какъ онъ чувствуетъ въ себѣ самомъ вѣяніе духа и трепетъ любви, — онъ пріобщается Богу живому. Онъ убѣдится, что главное и священное въ немъ самомъ, то, что составляетъ подлинную сущность его личности, — не только подобно Божіему естеству, но что онъ самъ есть искра этого пламени, водная капля изъ этого источника, живое и личное существо (индивидуація), сродное этому Духу. Тогда онъ скажетъ: «я есмь жизнь отъ Твоей Жизни и духъ отъ Твоего Духа; и то, чего я хочу духомъ моимъ, — есть Твоя Воля; и Твоему Дѣлу я хочу служить отнынѣ и до конца; и такъ, какъ я люблю Тебя, — такъ, но еще безконечно совершеннѣе, я хочу быть любимымъ Тобою». И одна эта молитва покажетъ ему, что онъ услышанъ Богомъ и любимъ Имъ. И онъ впервые убѣдится, что Богъ есть Богъ личный и живой. Ибо воззвать и быть услышаннымъ; молиться и чувствовать, что молитва дошла и принята; раскрыть свое сердце и почувствовать себя прощеннымъ и исцѣленнымъ — значитъ вступить въ личное общеніе съ личнымъ Богомъ. И, памятуя объ условности и несовершенствѣ всѣхъ земныхъ мѣрилъ и словъ, онъ впервые скажетъ о Богѣ «Отецъ», а себя почувствуетъ «сыномъ» этого Отца, состоящимъ въ его неизъяснимой и благодатной любви.

Только духомъ можно познать Духъ, какъ высшее ecтество и существо всѣхъ вещей и людей. Только черезъ живую, огненную любовь можно познать, что Богъ есть Любовь. Только тотъ, кто чувствуетъ себя «сыномъ» въ духѣ и любви, можетъ воззвать къ Отцу.

И тотъ, кто разъ испытаетъ и постигнетъ это, и послѣ этого прочтетъ и прочувствуетъ Евангеліе, тотъ увидитъ во Христѣ подлиннаго, единороднаго Сына Божія и приметъ его духомъ, любовію и вѣрою.

Примѣчанія:
[1] Я хочу сказать, что бываютъ сомнѣнія, проистекающія изъ чисто личнаго и при томъ безсознательнаго источника, неустранимыя и неутолимыя никакими доказательствами, вѣчно возникающія вновь и наслаждающіяся собою, подобно нелѣпымъ вопросамъ «почему?» у маленькихъ дѣтей.
[2] Мтѳ. XXII. 37-40. Мрк. XII. 29-31. Луки X. 26-28.
[3] Лѣсковъ. Захудалый родъ, стр. 164.

Источникъ: И. А. Ильинъ. Путь духовнаго обновленія. — Мюнхенъ: Типографія Обители преп. Іова Почаевскаго въ Мюнхенѣ-Оберменцингѣ, 1962. — С. 55-58.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.