Церковный календарь
Новости


2018-09-25 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Приложеніе къ дѣянію 94-му (1999)
2018-09-25 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Протоколъ 94-й (27 февраля 1918 г.)
2018-09-25 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). По поводу новой папской энциклики (1970)
2018-09-25 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Протоколъ 93-й (26 февраля 1918 г.)
2018-09-24 / russportal
Предсоборное Присутствіе 1906 г. Особое мнѣніе Ѳ. Д. Самарина (1906)
2018-09-24 / russportal
Предсобор. Присутствіе 1906 г. Отдѣла I-го Журналъ №4 (22 марта 1906 г.)
2018-09-24 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Приложеніе къ дѣянію 92-му (1999)
2018-09-24 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Протоколъ 92-й (24 февраля 1918 г.)
2018-09-23 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Римъ и Халкидонскій Соборъ (1970)
2018-09-23 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 65-е (9 декабря 1917 г.)
2018-09-22 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Святые Отцы на Вселенскихъ Соборахъ (1970)
2018-09-22 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 64-е (8 декабря 1917 г.)
2018-09-21 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Русская Зарубежная Церковь въ кривомъ зеркалѣ (1970)
2018-09-21 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 63-е (8 декабря 1917 г.)
2018-09-20 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Фантастическая исторія (1970)
2018-09-20 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 62-е (7 декабря 1917 г.)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 26 сентября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Благословеніе митр. Анастасія, Первоіерарха РПЦЗ († 1965 г.)

Богъ благословитъ изученіе настоящаго Сборника въ ознаменованіе 50-лѣтія со дня блаженной кончины приснопамятнаго о. Протоіерея Іоанна Кронштадтскаго во славу этаго Великаго праведника Русской земли въ поученіе пастырямъ и въ назиданіе и духовное утѣшеніе вѣрующимъ благоговѣйно почитающихъ его свѣтлую благословенную память.

† Митрополитъ Анастасій.       

1958. 13/26 августа. Нью-Іоркъ.

Юбилейный Сборникъ ко дню 50-лѣтія со дня кончины о. Іоанна Кронштадтскаго (1908-1958)

50-ти лѣтіе преставленія приснопамятнаго отца Іоанна Кронштадтскаго.
Юбилейный сборникъ, 1908-1958.

О. Іоаннъ Кронштадтскій, какъ совершитель Божественной Литургіи.

Въ этомъ году, 1958 — 20 декабря исполняется 50 лѣтъ со дня блаженной кончины приснопамятнаго настоятеля Кронштадтскаго Собора Протоіерея Іоанна Сергіева, во всей Россіи извѣстнаго подъ именемъ Протоіерея Іоанна Кронштадтскаго.

О. Іоаннъ Кронштадтскій въ своихъ «Мысляхъ о Богослуженіи Православной Церкви» писалъ: «есть люди, для которыхъ Литургія — всё на свѣтѣ».

О. Іоаннъ Кронштадтскій былъ великій молитвенникъ Земли Русской. Отличался благочестивой святой жизнью, творилъ много чудесъ, и оказывалъ неимущимъ широкую помощь.

Отдаваясь молитвѣ, онъ особенно высоко ставилъ Божественную Литургію, которую онъ считалъ вѣчнымъ великимъ чудомъ и отдавался ей всѣцѣло. И безусловно, когда онъ писалъ въ мысляхъ о Литургіи, то конечно онъ разумѣлъ /с. 84/ прежде всего самого себя, какъ говорилъ извѣстный въ бывшемъ Петербургѣ Протоіерей о. Павелъ Лахотскій, хорошо знавшій о. Іоанна и очень часто сослужившій ему.

Онъ наканунѣ 2-ой годовщины 19 Декабря ст. ст. 1910 года держалъ рѣчь въ собраніи Общества религіозно-нравственнаго просвѣщенія объ о. Іоаннѣ Кронштадтскомъ, какъ совершителѣ Божествешой Литургіи.

Эту рѣчь и предлагаемъ нашимъ читателямъ, посвящая её 50-лѣтію блаженной кончины о. Іоанна Кронштадтскаго.

«Есть люди, для которыхъ Литургія — всё на свѣтѣ». (Мысли о. Іоанна о богослуженіи православной Церкви, стр. 63).

Когда о. Іоаннъ писалъ эти слова, то разумѣлъ прежде всего самого себя. Извѣстно, что съ первыхъ дней своего священства онъ стремился совершать Божественную Литургію какъ можно чаще, а въ последніе 35 лѣтъ своей жизни совершалъ её ежедневно, кромѣ тѣхъ дней, утро которыхъ проводилъ въ пути, или въ которые былъ тяжко боленъ. Но и то, если онъ ѣхалъ по желѣзной дорогѣ, спѣшилъ къ утру сдѣлать перепутье, чтобы можно было въ близь лежащемъ монастырѣ или сѣлѣ, если таковыхъ не оказывалось на самой дорогѣ, совершить Евхаристію и причаститься, а если путешествовалъ на пароходѣ въ родную Суру, или ѣхалъ по Волгѣ или Камѣ, то располагалъ заранѣе свое время такъ, чтобы не оставаться нѣсколько дней подрядъ безъ священнодѣйствія и причащенія.

Очевидно онъ не только живо чувствовалъ и ясно сознавалъ, но и опытомъ личной жизни всё величайшее значеніе для своей жизни и дѣятельности этого великаго таинства. И дѣйствительно, онъ и говорилъ и писалъ, что свою бодрость, свою неутомимую энергію, свою положительно непосильную обыкновенному смертному, дѣятельность, оставлявшую ему для сна и покоя не болѣе 4-хъ часовъ въ сутки, онъ объясняетъ тѣмъ, что ежедневно, по милости Божіей, онъ совершаетъ великое таинство и причащается св. Таинъ.

Въ своихъ дневникахъ онъ очень часто обращается мыслью и благоговѣйнымъ чувствомъ къ Божественной литургіи и не находитъ даже на своёмъ, богатомъ для выраженія духовныхъ понятій, языкѣ достаточно словъ, чтобы изобразить ея величіе и плоды для вѣрующихъ.

/с. 85/ «Что величественнѣе, трогательнѣе, животворнѣе на землѣ служенія литургіи? Тутъ изображается и совершается величайшее таинство любви Божіей къ роду человѣческому — соединеніе Бога съ человѣками» (Мысли о богослуженіи, стр. 61).

«Безъ таинства Тѣла и Крови, безъ литургіи, могло бы забыться величайшее дѣло любви, премудрости, всемогущества Спасителя нашего, могли бы утратиться плоды Его страданій; посему Онъ повелѣлъ творить таинство, таинство Тѣла и Крови Его и не только въ воспоминаніе, но и въ тѣснѣйшее общеніе съ Нимъ. Громогласно, во всеуслышаніе, во всемъ мірѣ совершается это таинство». (Тамъ же, стр. 87-88).

«Всѣ мы любимъ жизнь, но въ насъ нѣтъ истинной жизни безъ источника жизни — Іисуса Христа. Литургія есть сокровищница, источникъ истинной жизни: потому что въ ней Самъ Господь, Владыка жизни, преподаетъ Себя Самого въ пищу и питье верующимъ въ Него и въ избыткѣ даетъ жизнь причастникамъ Своимъ, какъ Самъ говоритъ: «Ядый Мою плоть и піяй Мою кровь имать животъ вѣчный», «Азъ пріидохъ, да животъ имутъ и лишше имутъ» (Іоан. VI, 54, X, 10). Если бы міръ не имѣлъ Пречистаго Тѣла и Крови Господа, онъ не имѣлъ бы главнаго блага, блага истинной жизни — (живота не имаете въ себѣ — Іоан. VI, 53), имѣлъ бы лишь призракъ жизни» (Тамъ же, стр. 69).

«Божественная литургія естъ непрестанное и величайшее чудо въ благодатномъ царствѣ Божіемъ; есть, такъ сказать, непрестанное заколеніе Агнца Божія и изліяніе Его крови пречистой; воспоминаніе Его искупительныхъ страданій, смерти, воскресенія, вознесенія и второго Его пришествія, ибо Онъ единою Себѣ принесъ Отцу (Евр. VII, 27) за весь міръ, присно закалается и освящаетъ причащающіяся, есть непрестанно продолжающаяся и до конца міра продолжаться имѣющая жертва Богочеловѣка Богу Отцу Своему за насъ грѣшныхъ. «Твоя отъ Твоихъ Тебѣ приносяще о всѣхъ и за вся: ибо Господь за всѣхъ пострадалъ, и умеръ, и воскресъ, и потому всѣмъ родамъ человѣческимъ во всѣ дни напоминаетъ и будетъ напоминать о Своей жертвѣ и преподавать её всѣмъ искренно вѣрующимъ и желающимъ спасенія въ пищу и питіе для очищенія и обновленія до скончанія вѣка, чтобы всѣ вѣрные могли спастись и всѣ грѣшники нераскаянные были безотвѣтны» (Тамъ же, стр. 69).

/с. 86/ «Мысль литургіи — да вси едино будутъ о Христѣ. Къ соучастію въ Божественной литургіи призываются на проскомидіи и литургіи всѣ святые, начиная съ Божіей Матери. Со священникомъ участвуютъ въ служеніи всѣ святые и всѣ ангелы» (стр. 74). «Кромѣ того, черезъ литургію я ежедневно обновляю свое общеніе во Христѣ со всею земною Церковью. О, литургія, всемірная, вселенская! О, литургія, воистину божественная и обожающая человѣка, небесная и творящая людей изъ земныхъ небесными» (стр. 75). «Въ какой близости другъ къ другу находятся и небожители, и землежители, и Божія Матерь и всѣ святые, и всѣ мы, православные христіане, когда совершается Божественная, всемірная, пренебесная, всеобщительная литургія! Боже мой! Какое прерадостное, животворное общеніе» (стр. 80).

О. Іоаннъ имѣлъ дерзновенный взглядъ на литургію. «Совершая благоговѣйно и чистымъ сердцемъ литуртію, можно и должно крѣпко надѣяться, что мы испросимъ черезъ неё у Бога всё, потребное для душъ и тѣлесъ нашихъ: оставленіе грѣховъ, здоровье, спасеніе и во всёмъ благопоспѣшеніе живымъ и милость Божію, оставленіе грѣховъ и упокоеніе со святыми всѣмъ въ вѣрѣ, покаяніи и упованіи вѣчной жизни преставившимся. Литургія всесильна, вседѣйственна, ибо вообразите, какая жертва на ней приносится? Самъ Единородный Сынъ Божій. Если же Богъ Сына Своего Единороднаго для насъ не пощадилъ, то какъ не дастъ намъ съ Нимъ всего (сравн. Римл. VIII, 32)? Апостолъ недоумѣваетъ, какъ можетъ быть иначе» (стр. 70).

У о. Іоанна слово и настроеніе никогда не расходились съ дѣломъ и жизнью. Какъ онъ понималъ литургію, какъ училъ о ней, такъ и совершалъ ее, совершалъ необыкновенно, вживаясь въ каждое слово возгласовъ и молитвъ, отдаваясь весь безраздѣльно воспоминанію о Господѣ Іисусѣ Христѣ, Который на литургіи «и приносящій и приносимый, и жертва и архіерей» (Молитва на литургіи).

Присматриваясь къ нему на литургіи и въ Кронштадтѣ, и въ разныхъ храмахъ С.-Петербурта, нельзя было не видѣть, что каждую литургію онъ совершалъ такъ, какъ бы она была первою, совершаемою имъ въ жизни литургіею, всякій разъ съ новою, свѣжею, если такъ можно выразиться, благодатію. Быть можетъ, и даже вѣроятно, для этого постоян/с. 87/наго поновленія своего настроенія, онъ охотно соглашался служить въ разныхъ храмахъ, гдѣ внѣшне-новая обстановка, новые сослужащіе какъ бы подновляли его впечатленія. Онъ любилъ, даже пребывая въ одномъ городѣ, въ одномъ монастырѣ несколько дней, служить въ разныхъ храмахъ, иногда выражалъ желаніе послужить тамъ-то.

Онъ жилъ духовно отъ литургіи до литургіи. Всё остальное было для него второстепеннымъ, не захватывало и не заполняло его души такъ, какъ литургія. Много разъ приходилось наблюдать его послѣ совершенія таинства и предъ совершеніемъ, рано утромъ, и его настроеніе, рѣчи, всё поведеніе подтверждали, что для него литургія — всё на свѣтѣ.

Невыразимо добрый и общительный, онъ никогда не отказывался раздѣлить послѣ литургіи трапезу съ сослуживцами и своими почитателями, а у себя въ Кронштадтѣ, въ нарочитые дни, непременно самъ устраивалъ для нихъ угощеніе.

Вотъ онъ, переговоривши съ нѣкоторыми, особо въ его утешеніи и помощи духовной и тѣлесной нуждающимися, послѣ литургіи въ алтарѣ, гдѣ-нибудь на лѣстницѣ, по дорогѣ изъ храма въ домъ, или, въ укромномъ уголкѣ квартиры, входитъ быстро въ комнату, гдѣ приготовлена трапеза, привѣтливо, при общемъ оживленіи, со всѣми здоровается, садится на приготовленное для него мѣсто и некоторое время молчитъ, сосредоточенъ въ себѣ, видимо живетъ ещё воспоминаніями отъ совершенной литургіи, ибо отдѣльныя замѣчанія и молитвенныя, благодарныя обращенія дышатъ этими воспоминаніями, затѣмъ онъ заводитъ разговоръ непремѣнно на тему о Церкви, о храмѣ, о богослуженіи. Мысль о единеніи всѣхъ вѣрующихъ о Христѣ въ Божественной литургіи продолжаетъ управлять его дѣйствіями и онъ, пусть тутъ близко сидятъ радушные хозяева трапезы, начинаетъ наливать всѣмъ, близко сидящимъ, вино и ласково угощаетъ ихъ, переливаетъ изъ своего сосуда въ другіе, беретъ густую вѣтку винограда, раздѣляетъ её на части, угощаетъ всѣхъ около находящихся, а некоторыхъ подзываетъ къ себѣ издали и даетъ имъ въ руки, разламываетъ на части апельсинъ и съ нимъ дѣлаетъ то-же, кладетъ въ чужіе стаканы и чашки сахаръ, хотя бы туда его много было положено раньше, и всё это сопровождаетъ разными назидатель/с. 88/ными наставленіями, могущими составить, если бы ихъ собрать вмѣстѣ, своего рода «сокровище духовное». Но до конца трапезы о. Іоаннъ никогда не досиживаетъ, быть можетъ потому, что обычная обстановка и темы разговоровъ въ это время не будутъ соотвѣтствовать, по своей суетности, его настроенію, а еще вѣроятнее — ему нельзя. Онъ здѣсь уже утѣшилъ, согрѣлъ и освѣтилъ своимъ свѣтомъ, теперь надо торопиться къ другимъ, особенно къ больнымъ, старымъ и немощнымъ, которые сами не могутъ придти къ нему, а жаждутъ видѣть его и ждутъ съ нетерпѣніемъ.

И здѣсь приходилось замѣчать, что онъ живётъ всё ещё воспоминаніями о Божественной литургіи. Вотъ входитъ онъ къ больному (чего Богъ сподобилъ меня быть нѣсколько разъ свидѣтелемъ), его съ трепетною радостью встрѣчаютъ, а больной (или больная) благодаритъ его за молитвы, сообщаетъ, что ему послѣ прошлаго посѣщенія о. Іоанна стало легче, — что онъ надѣется, что и теперь будетъ ему легче, а о. Іоаннъ дерзновенно отвѣчаетъ: «непремѣнно надѣйся, вѣдь я недавно совершилъ Божественную литургію, во мнѣ Христосъ Спаситель, Всемогущій Богъ. Твоя вѣра нужна, а Онъ всё можетъ сдѣлать», или ту же мысль выражаетъ другими словами.

Алчба и жажда совершенія Евхаристіи и пріобщенія св. Таинъ выражались у о. Іоанна и въ томъ, что онъ никогда почти не выдерживалъ до того срока, въ который назначена литургія: онъ всегда пріѣзжалъ и начиналъ служеніе немного, а иногда и значительно, раньше, чемъ назначалъ.

Какъ именно совершалъ о. Іоаннъ Божественную литургію, — это описать чрезвычайно трудно, хотя приходилось служить съ нимъ много разъ, и всѣ существующія описанія не передаютъ, да и не могутъ передать того, что можно было только благоговѣйно созерцать, не имѣя силъ проникнуть въ тайники духа о. Іоанна и вѣрно понять, что тамъ совершается. А тамъ совершалось, безъ сомнѣнія, тоже своего рода священнодѣйствіе — полное соединеніе этого, востановленнаго святою жизнью и цѣложизненнымъ горѣніемъ предъ Богомъ, чистаго образа Божія съ Своимъ Первообразомъ.

Вся Церковь небесная — пророки, апостолы, мученики, святители, преподобные и всѣ небожители были для о. Іоанна во время литургіи близкими, живыми собесѣдниками.

/с. 89/ Поражали всѣ его возгласы. Онъ произносилъ ихъ отрывисто, рѣзко, громко, подчёркивая и растягивая нѣкоторыя слова, иногда, даже въ серединѣ возгласа, поворачиваясь къ народу, какъ бы особенно приближаясь къ нему въ это время своею молитвою за народъ. Молился онъ также необыкновенно. То онъ совершенно оставлялъ на время крестное знаменіе, а только низко кланялся или устремлялъ свой взоръ къ нему, то колѣнопреклонённый стоялъ долго безъ всякаго движенія. Молитвы онъ читалъ такъ, какъ будто видитъ передъ собою Спасителя, или Богоматерь, или святыхъ, то въ глубокомъ смиреніи въ прахъ повергаясь предъ ними, то дерзновенно, какъ бы требуя исполненія просимаго.

Иногда о. Іоаннъ употреблялъ жесты, или особаго рода движенія, согласованныя съ его внутренними въ то время переживаніями, а потому вполнѣ естественныя и едва ли кѣмъ заподозрѣнныя въ ихъ искренности. Такъ, во время пѣсни о воплощеніи Сына Божія «Единородный Сыне и Слове Божій...», онъ бралъ съ престола святой крестъ и нѣсколько разъ съ умиленіемъ, а иногда и слезами, цѣловалъ его. Послѣ пресуществленія Свв. Даровъ онъ иногда нѣсколько разъ приближалъ къ себѣ дискосъ со Святымъ Тѣломъ или св. Чашу съ Кровью Спасителя, ставя ихъ на край престола и низко наклонялся надъ ними, цѣловалъ края свв. сосудовъ, и слёзы умиленія обильно текли по его ланитамъ, такъ что нужно было вытирать ихъ платками, которые и вынималъ о. Іоаннъ то изъ одного, то изъ другого кармана своего подрясника.

Къ нѣкоторымъ литургійнымъ молитвамъ, положеннымъ по чину, о. Іоаннъ прибавлялъ свои моленія, большею частью однѣ и тѣ же, имъ самимъ напечатанныя въ книгѣ «Мысли о Богослуженіи Православной Церкви», но иногда и особыя, судя по времени, мѣсту и обстоятельствамъ служенія. Всѣ эти моленія — выраженіе дара глубокаго проникновенія въ значеніе Голгоѳской Жертвы и Божественной литургіи, какъ повторенія этой жертвы. Особенно трогали сослужащихъ ему краткія прибавленія къ словамъ Спасителя: «Пріимите, ядите, Сіе есть Тѣло Мое...» и «Пійте отъ Нея вси...» Пасхальной пѣсни: «О, Божественнаго, о любезнаго, о сладчайшаго Твоего гласа, съ нами бо неложно обѣщался еси быти до скончанія вѣка, Христе...», и послѣ благословенія Свв. Да/с. 90/ровъ словъ апостола: «Велія благочестія тайна: Богъ явися во плоти», и «Слово плоть бысть и вселися въ ны».

Нельзя было не замѣтить, что сряду послѣ причащенія Свв. Таинъ, лицо о. Іоанна просвѣтлялось, осіявалось радостью, обычная усталость и утомлённость сразу исчезали, и онъ становился «юнымъ» и бодрымъ, какимъ всѣ мы и привыкли видѣть его до самой послѣдней болѣзни.

Нельзя не сказать, что архипастыри, пастыри и вѣрующіе міряне чрезвычайно дорожили молитвеннымъ общеніемъ съ о. Іоанномъ во время литургіи, имъ или его участіемъ совершаемой. Его наперерывъ звали служить на праздники и церковныя торжества. Если центръ праздника Божественная литургія, если о. Іоаннъ совершитель ея, который давалъ понять ея силу и значеніе, то можно ли не желать, чтобы онъ былъ? Безъ него, при его жизни, и праздникъ былъ какъ будто неполнымъ, и потому онъ служилъ не только во всѣхъ храмахъ Кронштадта, почти всѣхъ — Петербурга, но и во многихъ храмахъ Москвы и едва-ли не во всѣхъ большихъ городахъ Россіи. Соглашался онъ служить на праздникахъ весьма охотно: литургія — его жизнь; онъ радъ, что другіе желаютъ проникнуть въ тотъ Божественный даръ людямъ, который онъ самъ такъ ясно понималъ и такъ полно переживалъ въ литургіи. Гдѣ онъ служилъ, тамъ всегда соборъ, много священниковъ и діаконовъ; гдѣ онъ, тамъ и народа бездна, народа вѣрующаго, истинно-православнаго, того народа, которымъ вѣра въ грѣшномъ, разлагающемся духовно, мірѣ держится, да и самый міръ стоитъ этимъ народомъ. Гдѣ онъ, тамъ торжество любви и братства, тамъ — пиръ вѣры. Значеніе о. Іоанна въ этомъ отношеніи огромно и еще мало оцѣнено. Окруженный постоянно, при служеніи литургіи, сонмомъ священнослужителей, онъ являлся для нихъ учителемъ въ самомъ важнѣйшемъ дѣлѣ ихъ служенія. Воистину онъ былъ здѣсь пастыремъ пастырей!

Время отодвигаетъ отъ насъ благодатное и одухотворяющее пребываніе съ нами о. Іоанна. Уже два года протекло со дня его кончины. Но пройдутъ и многіе годы, а мы не забудемъ, не можемъ забыть этаго яркаго свѣтильника Православной Церкви. Мы не только не можемъ забыть его сами, но на насъ лежитъ священный долгъ — передать память о немъ и благоговеніе къ нему нашимъ потомкамъ...».

/с. 91/ Я привелъ рѣчь протоіерея Лахотскаго.

Къ этому съ своей стороны хочу прибавить следующее: я видѣлъ о. Іоанна Кронштадтскаго служащимъ въ нашемъ Морскомъ Соборѣ въ Кронштадтѣ и въ нѣсколькихъ нашихъ военныхъ церквахъ Петербурга и обратилъ вниманіе на его манеру, когда благословлялъ народъ при возгласѣ «Миръ всѣмъ», онъ оставался стоять лицомъ къ народу, преклонивъ голову, пока пѣвчіе не пропоютъ «и духови твоему».

Мнѣ это очень понравилось, и, подумавъ надъ этимъ проникновенно, понялъ, что смыслъ его дѣйствія: на благословеніе его ему отвѣчаютъ «и духови твоему», онъ, выслушивая это, преклоненіемъ головы, благодаритъ.

У насъ въ епархіи тоже есть священникъ, такъ поступающій. Я поинтересовался у его окружающихъ, видѣлъ ли онъ когда-либо о. Іоанна Кронштадтскаго служащимъ? Получилъ отрицательный отвѣтъ. Значитъ, онъ самъ осмысленно дошёлъ до этаго.

Е. Махароблидзе.       

(Секретарь Епарх. Управ. Германской Епархи).

Церковныя Вѣдомости» 3-4. г. Мюнхенъ 1958 г. Апрѣль м.)

Источникъ: 50-ти лѣтіе преставленія приснопамятнаго отца Іоанна Кронштадтскаго: Юбилейный сборникъ, 1908-1958. — Изданіе Благотворительнаго Фонда имени о. Іоанна Кронштадтскаго въ г. Ютика (N.Y., U.S.A). — Нью Іоркъ: Въ типографіи Всеславянскаго Издательства, 1958. — С. 83-91.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.