Церковный календарь
Новости


2018-05-25 / russportal
Н. И. Ульяновъ. Замолчанный Марксъ (1969)
2018-05-25 / russportal
Дѣянія 2-го Всезарубежн. Собора РПЦЗ 1938 г. Докладъ (2-й) К. Н. Николаева (1939)
2018-05-24 / russportal
Cвт. Іоаннъ, архіеп. Шанхайскій. Святыя Евѳимія и Ольга (1994)
2018-05-24 / russportal
Cвт. Іоаннъ, архіеп. Шанхайскій. Преп. Серафимъ Саровскій (1994)
2018-05-24 / russportal
Прав. Іоаннъ Кронштадтскій. "Новыя грозныя слова". Слово 15 (37) (1908)
2018-05-24 / russportal
Прав. Іоаннъ Кронштадтскій. "Новыя грозныя слова". Слово 14 (36) (1908)
2018-05-23 / russportal
И. А. Родіоновъ. Повѣсть "Жертвы вечернія". Глава 50-я (1922)
2018-05-23 / russportal
И. А. Родіоновъ. Повѣсть "Жертвы вечернія". Глава 49-я (1922)
2018-05-23 / russportal
Н. А. Соколовъ. "Убійство Царской Семьи". Глава 6-я (1925)
2018-05-23 / russportal
Н. А. Соколовъ. "Убійство Царской Семьи". Глава 5-я (1925)
2018-05-23 / russportal
Cвт. Іоаннъ Шанхайскій. Разслабленный, самарянка и слѣпорожденный (1994)
2018-05-23 / russportal
Cвт. Іоаннъ, архіеп. Шанхайскій. Святые Кириллъ и Меѳодій (1994)
2018-05-23 / russportal
Прав. Іоаннъ Кронштадтскій. "Моя жизнь во Христѣ". Часть 1-я (стр. 71-80) (1957)
2018-05-23 / russportal
Прав. Іоаннъ Кронштадтскій. "Моя жизнь во Христѣ". Часть 1-я (стр. 61-70) (1957)
2018-05-21 / russportal
И. А. Родіоновъ. Повѣсть "Жертвы вечернія". Глава 48-я (1922)
2018-05-21 / russportal
И. А. Родіоновъ. Повѣсть "Жертвы вечернія". Глава 47-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - суббота, 26 мая 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 8.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Свт. Іоаннъ, архіеп. Шанхайскій и Санъ Францисскій († 1966 г.)

Свт. Іоаннъ (въ мірѣ Михаилъ Борисовичъ Максимовичъ) (1896-1966), архіеп. Шанхайскій и Санъ Францисскій (РПЦЗ), величайшій изъ святыхъ XX вѣка, дивный чудотворецъ, проповѣдникъ покаянія и безкомпромисснаго Православія, молитвенникъ, богословъ, строгій аскетъ, истинный русскій патріотъ, строгій и любящій архипастырь. Родился 4 (17) іюня 1896 г. въ Изюмскомъ уѣздѣ Харьковской губерніи въ семьѣ уѣзднаго предводителя дворянства. Окончилъ Полтавскій кадетскій корпусъ (1914) и юридическій фак-тъ Харьковскаго университета (1918). Въ эмиграціи въ Югославіи. Окончилъ богословскій фак-тъ Бѣлградскаго университета (1925). Въ 1926 г. принялъ монашество въ Мильковскомъ монастырѣ (Югославія). Іеромонахъ (21 нояб. / 4 дек. 1926). Законоучитель въ сербской гимназіи въ г. Великая Кикинда (1925-1929). Преподаватель и воспитатель въ Духовной семинаріи св. ап. Іоанна Богослова въ г. Битоли (1929-1934). Епископъ Шанхайскій (28 мая / 10 іюня 1934). Послѣ прихода къ власти коммунистовъ эвакуировался съ паствой на Филиппины (о. Тубабао), затѣмъ переѣхалъ во Францію. Архіепископъ Западно-Европейскій (1951). Одинъ изъ организаторовъ, учредитель и первый предсѣдатель общества «Православное Дѣло» (1959). Съ 1962 г. пребывалъ въ США. Архіепископъ Западно-Американскій и Санъ-Францисскій (1962). Строитель каѳедральнаго собора въ честь иконы Пресвятой Богородицы «Всѣхъ Скорбящихъ Радосте» въ г. Санъ Францисско. Скончался 19 іюня (2 іюля) 1966 г. въ г. Сіэтлъ (США) во время молитвы въ своей кельѣ. 19 іюня (2 іюля) 1994 г. прославленъ Русской Православной Церковью Заграницей въ ликѣ святыхъ. Чудоточащія мощи святителя почиваютъ въ каѳедральномъ соборѣ г. Санъ Францисско. День памяти свт. Іоанна — въ субботу, ближайшую къ 19 іюню (2 іюлю).

Сочиненія свт. Іоанна, архіеп. Шанхайскаго и Санъ-Францисскаго

Слова иже во святыхъ отца нашего Іоанна, архіепископа Шанхайскаго и Санъ Францисскаго, чудотворца.
Сборникъ проповѣдей, поученій, посланій, наставленій и указовъ.

Раздѣлъ III. Богословіе.

О чемъ молился Христосъ въ Геѳсиманскомъ саду.

Господь, совершивъ съ учениками Своими Тайную Вечерю и преподавъ имъ Свои наставленія, пошелъ съ ними на гору Елеонскую (Матѳ. 26, 30; Марк. 14, 26; Лук. 22, 39). Дорóгою Онъ продолжалъ Свои послѣднія поученія, закончивъ которыя, Онъ обратился къ Небесному Отцу съ молитвой о Своихъ ученикахъ и о тѣхъ, кто увѣруетъ по слову ихъ (Іоан. 17).

Перейдя Кедронскій потокъ, Господь съ учениками вошелъ въ Геѳсиманскій садъ, гдѣ и прежде съ ними часто собирался (Матѳ. 26, 36; Марк. 14, 32; Іоан. 18, 1-2). Здѣсь Онъ оставилъ Своихъ учениковъ, кромѣ Петра, Іоанна и Іакова, приказавъ имъ посидѣть, пока Онъ помолится. А Самъ съ Петромъ, Іоанномъ и Іаковомъ прошелъ немного дальше. Онъ хотѣлъ какъ можно болѣе уединиться, а зная все имѣвшее быть, Онъ началъ скорбѣть, ужасаться и тосковать (Матѳ. 26, 37; Марк. 14, 27) и сказалъ бывшимъ съ Нимъ: «Прискорбна есть душа Моя до смерти, побудьте здѣсь и бодрствуйте со Мною». И отшедъ немного, Онъ палъ лицомъ Своимъ на землю и молился.

Дважды прерывалъ Господь Свою молитву — Онъ подходилъ къ Петру и сыновьямъ Зеведеевымъ. Увы! Они были здѣсь, но не бодрствовали: сонъ овладѣлъ ими. Тщетно убѣждалъ ихъ Божественный Учитель бодрствовать и моли́ться, чтобы не впасть въ искушеніе: «Духъ убо бодръ, плоть же немощна» (Матѳ. 26, 41; Марк. 14, 38). Ученики вновь засыпали, какъ только Спаситель отходилъ отъ нихъ, чтобы продолжать Свою молитву, которая кончилась лишь тогда, когда приблизился часъ преданія Сына Человѣческаго въ руки грѣшниковъ. Молитвенное напряженіе Іисуса достигло высшей степени — выступившій кровавый потъ падалъ каплями на землю (Лук. 22, 44).

/с. 139/ О чемъ же такъ пламенно молился Іисусъ? О чемъ умолялъ Онъ Небеснаго Отца, трижды припадая Своимъ лицомъ до земли? — «Авва Отче Мой! Все возможно Тебѣ; о если бы Ты благоволилъ пронести чашу сію мимо Меня. Если возможно, да минуетъ Меня чаша сія; пронеси чашу сію мимо Меня. Впрочемъ, не какъ Я хочу, но какъ Ты, не Моя воля, но Твоя да будетъ. — Отче Мой, если не можетъ чаша сія миновать Меня, чтобы Мнѣ не пить ея, да будетъ воля Твоя».

Господь Іисусъ Христосъ былъ Богочеловѣкъ. Божеское и человѣческое естества, не слившись и не измѣнившись, «нераздѣльно и неразлучно» (догматъ Халкидонскаго собора) соединились въ Немъ въ одномъ лицѣ. Сообразно двумъ естествамъ, Господь имѣлъ и двѣ воли. Какъ Богъ, Іисусъ Христосъ былъ единосущенъ Богу Отцу и имѣлъ съ Нимъ и со Святымъ Духомъ одну волю. Но какъ совершенный человѣкъ, состоящій изъ души и тѣла, Господь имѣлъ и человѣческія чувствованія и волю. Человѣческая воля Его вполнѣ покорялась Божеской. Господь подчинилъ Свою человѣческую волю Божеской — искалъ лишь того, чтобы творить волю Небеснаго Отца (Іоан. 5, 30); духовная пища Его была — «творить волю Пославшаго Его и совершить дѣло Его» (Іоан. 4, 34). А совершить предстояло дѣло, равнаго которому не было, которому должна была изумиться даже безчувственная неодушевленная природа. Надлежало искупить человѣка отъ грѣха и смерти, возстановить единеніе человѣка съ Богомъ. Надлежало, чтобы безгрѣшный Спаситель поднялъ на Себя весь человѣческій грѣхъ, чтобы Онъ, не имѣющій собственныхъ грѣховъ, почувствовалъ тяжесть грѣха всего человѣчества и такъ возскорбѣлъ о немъ, какъ можетъ только совершенная святость, ясно ощущающая даже малѣйшее отклоненіе отъ заповѣдей и воли Божіей. Надлежало, чтобы Тотъ, въ Комъ ѵпостасно было соединено Божество и человѣчество, Своимъ святымъ, безгрѣшнымъ человѣчествомъ испыталъ весь ужасъ удаленія человѣка отъ своего Творца, разобщенія грѣховнаго человѣчества съ источникомъ святыни и свѣта — Богомъ. Глубина паденія человѣчества воочію должна была выявиться въ этотъ моментъ, ибо человѣкъ, не захотѣвшій въ раю повиноваться Богу и послушавшій клеветавшаго /с. 140/ на Него діавола, теперь возстанетъ на своего Божественнаго Спасителя, оклевещетъ Его и, объявивъ Его недостойнымъ жить на землѣ, повѣситъ Его на древѣ между небомъ и землей, чѣмъ подведетъ подъ проклятіе богодарованнаго закона (Второз. 21, 22-23). Надлежало, чтобы безгрѣшный Праведникъ, отверженный грѣшнымъ міромъ, за который и отъ котораго Онъ страдалъ, простилъ человѣчеству это злодѣяніе и обратился къ Небесному Отцу съ молитвой, чтобы и божественная Правда простила ослѣпленному діаволомъ человѣчеству это отверженіе своего Создателя и Спасителя. Такая святая молитва не могла не быть услышанной, такая сила любви должна была соединить источника любви — Бога съ тѣми, кто хоть теперь почувствуютъ эту любовь и, понявъ насколько до сихъ поръ пути человѣческіе отстояли отъ путей Божіихъ, возымѣютъ крѣпкую рѣшимость — черезъ воспринявшаго человѣческое естество Создателя опять вернуться къ Богу Отцу.

И вотъ пришелъ часъ, когда это все должно сбыться. Черезъ нѣсколько часовъ вознесенный на крестъ Сынъ Человѣческій всѣхъ привлечетъ къ Себѣ Своимъ самопожертвованіемъ. Передъ напоромъ любви Его не смогутъ устоять грѣховныя человѣческія сердца. Любовь Богочеловѣка разобьетъ камень людскихъ сердецъ. Они почувствуютъ свою нечистоту и тьму, свое ничтожество, и только упорные богоненавистники не пожелаютъ просвѣтиться свѣтомъ Божіяго величія и милосердія. Всѣ же, кто не отвергнется отъ Призывающаго ихъ, озаренные свѣтомъ любви Богочеловѣка, ощутятъ свою удаленность отъ любящаго Творца и возжаждутъ соединенія съ Нимъ. И произойдетъ невидимо величайшее таинство — человѣчество обратится къ своему Создателю, а милосердный Господь съ радостью приметъ тѣхъ, кто отъ клеветника діавола возвращается къ своему Первообразу. Разрушилось прегражденіе вражды. «Милость и истина встрѣтились, правда и миръ облобызались», — правда приникла съ небесъ, ибо отъ земли на крестѣ возсіяла воплощенная Истина. — Наступилъ часъ, когда все это должно было произойти.

Міръ не подозрѣвалъ еще величія наступающаго дня. Передъ взоромъ же Богочеловѣка открыто было все имѣющее быть. Добровольно жертвовалъ Онъ Собою для спасенія человѣческаго /с. 141/ рода. И теперь Онъ пришелъ въ послѣдній разъ помолиться наединѣ Своему Небесному Отцу. Здѣсь Онъ совершитъ ту жертву, которая спасетъ родъ людской, — добровольно отдастъ Себя на страданія, предастъ Себя во власть тьмы.

Однако не будетъ спасительна эта жертва, если Онъ будетъ испытывать лишь Свои личныя страданія — Онъ долженъ былъ терзаться тѣми грѣховными язвами, отъ которыхъ страдаетъ человѣчество. Сердце Богочеловѣка наполняется невыразимою скорбью. Всѣ грѣхи человѣческіе, начиная отъ преступленія Адамова и кончая тѣми, которые будутъ совершаться тогда, когда загремитъ послѣдняя труба, — всѣ великіе и малые грѣхи всѣхъ людей предстали предъ мысленнымъ взоромъ Его. Какъ Богу, Ему всегда они были открыты, — «вся явлена предъ Нимъ суть», но теперь всю тяжесть и мерзость ихъ испытываетъ и Его человѣческая природа. Ужасомъ наполняется святая безгрѣшная душа. Онъ страдаетъ такъ, какъ не страдаютъ сами грѣшники, которые своимъ огрубѣлымъ сердцемъ не чувствуютъ, насколько оскверняетъ грѣхъ человѣка и удаляетъ его отъ Создателя. Страданія Его тѣмъ сильнѣе, что Онъ видитъ эту огрубѣлость и ожесточенность сердца, что люди «ослѣпили глаза свои, да не видятъ, и не хотятъ слышать ушами и обратиться, чтобы Онъ исцѣлилъ ихъ». Онъ видитъ, что весь міръ и теперь отворачивается отъ пришедшаго къ нему въ человѣческомъ образѣ Бога. Наступаетъ часъ и насталъ уже (Іоан. 16, 31), когда разсѣются даже тѣ, кто только что увѣрялъ въ готовности положить за Него свою душу. Одинокій будетъ висѣть на крестѣ Богочеловѣкъ, осыпаемый градомъ насмѣшекъ пришедшаго видѣть сіе зрѣлище народа. Лишь нѣсколько душъ остались вѣрны Ему, но и онѣ своей безмолвной скорбью и безпомощностью увеличиваютъ страданія любвеобильнаго сердца Сына Дѣвы. Ниоткуда нѣтъ помощи...

Правда, въ эти минуты Онъ не одинъ, ибо Отецъ съ Нимъ всегда (Іоан. 8, 29; 10, 30). Но, дабы почувствовать всю тяжесть послѣдствій грѣха, Сынъ Божій добровольно допуститъ Своей человѣческой природѣ почувствовать и ужасъ разобщенія съ Богомъ. Этотъ страшный мигъ будетъ невыносимъ для святаго, безгрѣшнаго существа. Сильный вопль вырвется изъ устъ Его: «Боже мой, Боже /с. 142/ мой, вскую Мя еси оставилъ». И въ предвидѣніи этого часа наполняется ужасомъ и возмущеніемъ святая душа.

Еще прежде, когда къ Іисусу пришли эллины, чтобы видѣть Его, Онъ попустилъ Своей человѣческой природѣ испытать приближеніе этого страшнаго часа. Когда къ Нему пришли эти «овцы съ иного двора», то увидѣлъ Богочеловѣкъ, что уже близокъ часъ, когда всѣ придутъ къ Нему, вознесенному на крестѣ. Содрогнулась человѣческая природа, возмутилась душа Его. Но Іисусъ зналъ, что безъ страданій Его невозможно спасеніе людей, что безъ нихъ его земная дѣятельность оставитъ также мало слѣда, какъ зерно, которое долго лежало на поверхности земли, пока не было высушено солнцемъ. Поэтому онъ тогда сейчасъ же обратился къ Отцу, чтобы Онъ не попустилъ человѣческимъ слабостямъ овладѣть всѣми мыслями и желаніями его человѣческаго естества: «Нынѣ душа Моя возмутися, и что реку, Отче, спаси Мя отъ часа сего. Но на сей часъ Я и пришелъ (но сего ради пріидохъ на часъ сей)». И, какъ бы ободрившись воспоминаніемъ о томъ, зачѣмъ Онъ пришелъ на землю, Христосъ молитъ, чтобы исполнилась воля Божія — спасся человѣческій родъ: «Отче, прослави имя Твое» — прославь его на землѣ, между людьми, покажи Себя не Творцомъ только, но и Спасителемъ (св. Василій Великій, Противъ Евномія, книга 4). «И прославихъ и паки прославлю» — былъ голосъ съ неба, возвѣщавшій, что наступаетъ время исполненія отъ вѣка сокрытой Божіей Тайны (Кол. 12, 26; Еф. 1, 9; 3, 9).

И вотъ теперь это уже наступило. Если и прежде содрогалась и возмущалась человѣческая природа Христа при мысли о грядущемъ, то что испытывала она теперь, когда Онъ въ ожиданіи прихода Своихъ враговъ и предателя въ послѣдній разъ наединѣ молился Богу? Господь зная, что всякая молитва Его будетъ услышана (Іоан. 11, 42), зналъ, что если Онъ попроситъ Отца избавить Его отъ мученій и смерти — болѣе нежели двѣнадцать легіоновъ ангеловъ явятся (Матѳ. 26, 53), чтобы защитить Его. Но развѣ для этого пришелъ Онъ? Для того ли, чтобы въ послѣдній моментъ отказаться отъ исполненія того, что Онъ предвозвѣстилъ черезъ Писаніе?

Однако духъ бодръ, плоть же немощна. Духомъ горитъ (Рим. 12, /с. 143/ 11) и теперь Іисусъ, желая лишь одного — выполненія воли Божіей. Но отвращается по самой природѣ своей человѣческое естество отъ страданій и смерти (Точное изложеніе православной вѣры, книга 3, главы 18, 20, 23, 24; Блаж. Ѳеофилактъ; «Лѣствица» Іоанна, слово 6, «о памяти и смерти»). Добровольно принялъ Сынъ Божій эту немощную природу. Онъ самъ отдаетъ Себя на смерть за спасеніе міра. И Онъ побѣждаетъ, хотя ощущаетъ чувство приближающагося страха смерти и отвращенія отъ страданій («Лѣствица», тамъ же; Блаж. Августинъ; Точное изложеніе православной вѣры, книга 3, 24). Сейчасъ эти страданія особенно будутъ ужасны, ужасны не столько сами по себѣ, какъ оттого, что потрясена до глубины душа Богочеловѣка.

Невыразимо тяжелъ для Него принятый на Себя человѣческій грѣхъ. Этотъ грѣхъ давитъ Іисуса, дѣлаетъ имѣющія наступить страданія невыносимыми.

Христосъ знаетъ, что когда страданія достигнутъ наивысшей степени, Онъ будетъ совершенно одинокъ. Не только между людьми никто не можетъ облегчить ихъ — «ждахъ соскорбящаго и не бѣ, утѣшающихъ и не обрѣтохъ, и воззрѣхъ и не бѣ помощника, и помыслихъ и никтоже заступи» (Пс. 68, 21; Исаія 63, 5), — но даже для полнаго ощущенія тяжести грѣховъ попущено будетъ Ему почувствовать и тяготу разобщенія съ Небеснымъ Отцомъ. И въ эту минуту человѣческая воля Его можетъ пожелать избѣжать страданій. Да не будетъ же этого. Пусть ни на одно мгновеніе человѣческая воля Его не разойдется съ Божеской. Объ этомъ и молитъ Богочеловѣкъ Своего Небеснаго Отца. Если возможно, чтобы человѣчество возстановило свое единеніе съ Богомъ помимо новаго страшнаго преступленія противъ Сына Божія (св. Василій Великій, Противъ Евномія, книга 4), пусть лучше не будетъ этого часа. Но, если только такъ человѣчество можетъ быть привлечено къ своему Создателю, пусть и въ этомъ случаѣ исполнится благоволеніе воли Божіей. Пусть будетъ воля Его, и пусть человѣческая природа Іисуса даже въ самыя ужасныя мгновенія не пожелаетъ ничего, кромѣ одного — исполненія воли Божіей, совершенія Божіяго домостроительства. Объ этомъ именно молился Христосъ въ саду Геѳси/с. 144/манскомъ, «съ сильнымъ воплемъ и со слезами во дни плоти Своей принесъ молитвы и моленія Могущему спасти Его отъ смерти» (Евр. 6, 7).

Онъ принесъ молитвы и моленія Могущему спасти Его отъ смерти, но молился не объ избавленіи отъ смерти. Какъ бы такъ говорилъ Господь Іисусъ Христосъ Своему Божественному Отцу: «Авва, Отче Мой, Отецъ Того, Котораго Ты послалъ собрать воедино народъ израильскій и разсѣянныхъ чадъ Божіихъ — народъ языческій, дабы изъ двухъ создать одного новаго человѣка и посредствомъ креста примирить обоихъ съ Тобою. Все возможно Тебѣ, возможно все, что соотвѣтствуетъ Твоимъ безпредѣльнымъ совершенствамъ. Ты знаешь, что человѣческой природѣ естественно отвращаться отъ страданія, что человѣкъ хотѣлъ бы всегда "дни видѣти благи"... Но тотъ, кто любитъ Тебя всѣмъ сердцемъ своимъ, всею душою своею и всѣмъ разумѣніемъ своимъ, желаетъ лишь того, что угодно Твоей волѣ, благой и совершенной. Я, пришедшій на землю для исполненія Твоей премудрой воли и для сего пріобщивыйся плоти и крови, воспринявшій естество человѣческое со всѣми его немощами, кромѣ грѣховныхъ, тоже желалъ бы избѣжать страданій, но лишь подъ однимъ условіемъ — чтобы на это была Твоя святая воля. Если возможно, чтобы дѣло домостроительства совершилось помимо новаго страшнаго преступленія со стороны людей; если возможно Мнѣ не испытывать этихъ душевныхъ страданій, къ которымъ черезъ нѣсколько часовъ присоединятся ужасныя страданія человѣческаго тѣла; если это возможно — избавь Меня тогда отъ наступившихъ уже и грядущихъ еще испытаній и искушеній. Избавь Меня отъ необходимости испытывать послѣдствія преступленія Адамова. Впрочемъ, сію мольбу Мнѣ подсказываетъ немощь Моей человѣческой природы, а пусть будетъ такъ, какъ угодно Тебѣ, пусть исполнится воля не немощнаго человѣческаго естества, а Нашъ общій, предвѣчный совѣтъ. Отче Мой! Если по премудрому домостроительству нужно, чтобы Я принесъ эту жертву, Я не отказываюсь отъ нея. Но одного лишь молю: да будетъ воля Твоя. Да будетъ воля Твоя всегда и во всемъ. Какъ на небѣ у Меня, Твоего Единороднаго Сына, и у Тебя одна воля, такъ пусть и Моя /с. 145/ человѣческая воля здѣсь, на землѣ, ни на одинъ мигъ не пожелаетъ ничего противнаго Нашей общей волѣ. Пусть исполнится то, что рѣшено у Насъ прежде созданія міра, пусть совершится спасеніе человѣческаго рода. Пусть искупятся отъ порабощенія діаволу сыны человѣческіе, искупятся дорогóй цѣной — страданіями и самоотверженіемъ Богочеловѣка. И пусть вся тяжесть человѣческихъ грѣховъ, которую Я принимаю на Себя, пусть никакія присоединяющіяся къ этому душевныя и тѣлесныя муки не смогутъ поколебать Моей человѣческой воли въ жаждѣ того, да исполнится Твоя святая воля. Да исполню Я съ радостью волю Твою. Да будетъ воля Твоя».

«О чашѣ вольнѣй спасительныя страсти Господь помолился, якоже о невольнѣй» (воскресная служба 5-го гл., 8 пѣснь канона), показавъ этимъ два хотѣнія двухъ естествъ, и прося Бога Отца, чтобы человѣческая воля Его не поколебалась въ покорности волѣ Божеской (Точное изложеніе православной вѣры, книга 3, 24). Съ небесъ Ему явился ангелъ и укрѣплялъ (Лук. 22, 43) Его человѣческую природу, а совершавшій подвигъ самопожертвованія Іисусъ молился все прилежнѣе, обливаясь кровавымъ потомъ. И за Свое благоговѣніе, за всегдашнюю покорность волѣ Отчей услышанъ былъ Сынъ Человѣческій.

Укрѣпленный и ободренный всталъ Іисусъ отъ молитвы (Точное изложеніе православной вѣры, книга 3, 24). Онъ зналъ, что не поколеблется болѣе Его человѣческая природа, что вскорѣ снимется съ Него бремя человѣческихъ грѣховъ, и что Своимъ послушаніемъ Богу Отцу Онъ приведетъ къ Небу заблудшее человѣческое естество. Онъ подошелъ къ ученикамъ и сказалъ: «Вы все еще спите и почиваете. Кончено, пришелъ часъ: вотъ предается Сынъ Человѣческій въ руки грѣшниковъ. Встаньте, пойдемъ, вотъ приблизился предающій Меня, молитесь, чтобы не впасть въ искушеніе».

Выйдя навстрѣчу пришедшимъ за Нимъ, Господь добровольно отдалъ Себя въ руки ихъ. А когда Петръ, желая защитить Своего Учителя, ударилъ мечомъ архіерейскаго раба и отсѣкъ ему ухо, Господь исцѣлилъ раба, а Петру напомнилъ, что Онъ самъ добровольно предаетъ Себя: «Вложи мечъ въ ножны; неужели Мнѣ не пить чаши, /с. 146/ которую далъ Мнѣ Отецъ. Или думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего и Онъ представитъ Мнѣ болѣе, нежели двѣнадцать легіоновъ ангеловъ. Какъ же сбудутся Писанія, что такъ должно быть». И добровольно выпивъ до дна всю чашу душевныхъ и тѣлесныхъ страданій, Христосъ прославилъ Бога на землѣ, — совершилъ дѣло по величію не меньшее, чѣмъ само сотвореніе міра. Онъ возставилъ падшую природу человѣка, примирилъ Божество и человѣчество, и сдѣлалъ людей причастниками Божескаго естества (2 Петр. 1, 4).

Совершивъ дѣло, которое «далъ Ему Отецъ да сотворитъ», Христосъ и по человѣчеству Своему прославился той славой, которую, какъ Богъ, имѣлъ «прежде міръ не бысть» (Іоан. 17, 5), и сѣлъ человѣчествомъ Своимъ одесную Бога Отца, ожидая, доколѣ враги Его положены будутъ въ подножіе ногъ Его (Евр. 10, 13).

Сдѣлавшись для всѣхъ послушныхъ Ему виновникомъ спасенія вѣчнаго (Евр. 5, 9), Христосъ и по восшествіи на небеса пребываетъ «во двою существу неслитно познаваемый» (Богородиченъ догматикъ 6-го гласа), «два хотѣнія двумя по коемуждо естествома нося во вѣки (воскресный канонъ 5-го гласа, тропарь 8-й пѣсни), но прославленное тѣло не можетъ теперь страдать и не нуждается ни въ чемъ, а сообразно сему и человѣческая воля Его ни въ чемъ не можетъ расходиться съ Божеской. Съ этой же плотію пріидетъ Христосъ въ послѣдній день «судити живымъ и мертвымъ», послѣ чего, какъ Царь не только по Божеству, но и по человѣчеству Своему, со всѣмъ Своимъ вѣчнымъ царствомъ покорится Богу Отцу, да «будетъ Богъ всяческая во всѣхъ» (1 Кор. 15, 28).

Источникъ: Слова иже во святыхъ отца нашего Іоанна, Архіепископа Шанхайскаго и Санъ Францисскаго Чудотворца. Сборникъ проповѣдей, поученій, посланій, наставленій и указовъ. / Составленъ протоіереемъ Петромъ Перекрестовымъ къ прославленію святителя Іоанна. — Санъ Франциско: «Русскій пастырь», 1994. — С. 138-146.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.