Церковный календарь
Новости


2018-11-19 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Ди Пи въ Канадѣ (1975)
2018-11-19 / russportal
Архіеп. Никонъ. Видѣнія Св. Руси на просторахъ Канады (1975)
2018-11-19 / russportal
"Почему правосл. христ. нельзя быть экуменистомъ". 5-е основаніе (1992)
2018-11-19 / russportal
"Почему правосл. христ. нельзя быть экуменистомъ". 4-е основаніе (1992)
2018-11-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ I-й, Ч. 2-я, Гл. 2-я (1922)
2018-11-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ I-й, Ч. 2-я, Гл. 1-я (1922)
2018-11-18 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 114-й (1899)
2018-11-18 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 113-й (1899)
2018-11-18 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Признаки Христовой Церкви (1976)
2018-11-18 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. О важности догмата о Церкви (1976)
2018-11-18 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 8-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-18 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 7-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-18 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Докладъ Архіерейскому Сѵноду РПЦЗ (1996)
2018-11-18 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Психіатрія и исповѣдь (1996)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 49-я (1922)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 48-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - понедѣльникъ, 19 ноября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 23.
Исторія Русской Церкви

Архим. Пантелеимонъ (Нижникъ) († 1984 г.)

Архим. Пантелеимонъ (въ мірѣ Петръ Адамовичъ Нижникъ; 1895-1985) — подвижникъ Русскаго зарубежья, духовный писатель, основатель Свято-Троицкаго монастыря въ Джорданвиллѣ. Род. 4 января 1895 г. въ с. Рѣчица Гродненской губ. въ крестьянской семьѣ. Въ 1913 г. выѣхалъ въ США, жилъ и работалъ въ Чикаго. Въ 1918 г. вступилъ въ братство Свято-Тихоновскаго монастыря въ Пенсильваніи, основаннаго въ 1905 г. свят. патріархомъ Тихономъ въ бытность его архіеп. Сѣверо-Американскимъ и Алеутскимъ. Въ этомъ монастырѣ въ 1920 г. принялъ монашескій постригъ и священство. Въ 1930 г. поселился на пріобрѣтенной землѣ и, вмѣстѣ съ регентомъ-псаломщикомъ Иваномъ Колосомъ (впослѣдствіи архим. Іосифъ), основалъ въ г. Джорданвилль (шт. Нью-Іоркъ, США) небольшое трудовое монашеское братство (послѣ 1945 г. на мѣстѣ этого скита былъ образованъ Свято-Троицкій монастырь съ духовной семинаріей и крупнымъ издательствомъ духовной литературы). Въ 1930-1946 гг. настоятель основаннаго монастыря. Организовалъ издательское дѣло. Вначалѣ работа по изданію книгъ велась на устарѣвшемъ оборудованіи: о. Пантелеимонъ производилъ наборъ вручную. Послѣ прибытія въ 1946 г. въ Джорданвилль 14-ти монаховъ издательскаго братства преп. Іова Почаевскаго, имѣвшаго давнюю традицію церковнаго книгопечатанія, типографское дѣло въ Свято-Троицкомъ монастырѣ начало успѣшно развиваться. Скончался 13 января 1985 г. (31 декабря 1984 г.) Похороненъ на кладбищѣ Свято-Троицкаго монастыря.

Изданія

ЛУЧЪ СВѢТА.
Ученіе въ защиту Православной вѣры, въ обличеніе атеизма и въ опроверженіе доктринъ невѣрія.

Въ двухъ частяхъ: Часть вторая.
Собралъ, перепечаталъ и дополнилъ иллюстраціями Архимандритъ Пантелеимонъ.

Документальныя данныя о началѣ раскола Русской Православной Церкви на «Совѣтскую» и «Катакомбную».
9) Документъ изъ Кіева — разборъ посланія митр. Сергія. (Сентября, 1927 г.).

(Это «Посланіе» составлено, повидимому, епископомъ Дамаскинымъ Глуховскимъ, викаріемъ Черниговскимъ.)

6-го августа ст. ст. этого года въ жизни русской Церкви совершилось большое событіе.

Замѣститель патріаршаго Мѣстоблюстителя, митр. Сергій, вмѣстѣ съ такъ называемымъ временнымъ патріаршимъ сѵнодомъ, опубликовалъ «Обращеніе ко всѣмъ чадамъ русской Церкви».

За послѣдніе 10 лѣтъ не было документа, который бы расчитывалъ имѣть такое значеніе въ церковной жизни, на какое претендуетъ сіе «Обращеніе».

При первомъ знакомствѣ съ этимъ документомъ, возникаетъ мысль сопоставить его съ обращеніемъ къ народу покойнаго Патріарха Тихона.

Но, надо сказать, что посланія Патрірха, хотя и были обращены къ народу, но всегда носили личный характеръ. Въ нихъ Святѣйшій говорилъ о своихъ ошибкахъ, о своихъ взглядахъ, о своихъ намѣреніяхъ. Онъ одинъ несъ отвѣтственность за свои слова.

Совсѣмъ иначе обстоитъ дѣло съ деклараціей митр. Сергія. Какъ видно изъ нея, она неразрывно связана съ такъ называемой «легализаціей», она является только первымъ актомъ, сдѣланнымъ въ центрѣ, которымъ неизбѣжно должны послѣдовать соотвѣтственныя дѣйствія на мѣстахъ — во всѣхъ уголкахъ Русской Церкви. «Мы надѣемся, — говорится въ деклараціи, — что легализація, постепенно распространится и на низшее наше церковное управленіе — епархіальное и уѣздное и т. д.».

Итакъ, митр. Сергій началъ со своими помощниками дѣло, которое должно вызвать активность всѣхъ клѣточекъ церковнаго организма. Онъ легализировался, конечно, на условіяхъ изданія своей деклараціи. Съ роковой необходимостью отсюда слѣдуетъ выводъ: всѣ клѣточки церковнаго организма, если только они хотятъ быть въ единствѣ съ центральнымъ органомъ церковной власти, должны тоже легализироваться и, конечно, на тѣхъ же условіяхъ. Значитъ, своимъ дѣяніемъ митр. Сергій принимаетъ на себя обязательство за всѣхъ членовъ Русской Церкви, ставитъ насъ въ необходимость не только прослушать его посланіе, какъ слушали мы прежде посланія Патріарха, но онъ вынуждаетъ насъ или рѣшительно встать на тотъ путь, которымъ идетъ онъ самъ — путь легализаціи и деклараціи, или же встать на путь раздѣленія съ нимъ со всѣми вытекающими отсюда церковными и политическими послѣдствіями.

Вотъ какую важность, какое значеніе имѣетъ Декларація. Когда мы видимъ передъ собою документъ, принимающій на себя обязательство за цѣлую организацію, первый вопросъ, возникающій въ нашемъ сознаніи — о томъ — уполномочены ли нравственно и юридически лица, подписавшія документъ — говорить отъ имени всей организаціи?

При нормальныхъ условіяхъ, русскую помѣстную Церковь возглавляетъ Патріархъ. Однако, по смыслу церковныхъ законоположеній о патріаршествѣ, установленныхъ Московскимъ Соборомъ 1918 г. и Патріархъ не является единодержавнымъ правителемъ Церкви и полномочнымъ выразителемъ Ея голоса. Онъ дѣйствуетъ въ неразрывномъ союзѣ съ выборными Соборомъ органами, — Священнымъ Сѵнодомъ и Высшимъ Церковнымъ Совѣтомъ. По существеннѣйшимъ же вопросамъ онъ можетъ принимать рѣшенія только совмѣстно съ Соборомъ. Патріархъ обязанъ рѣшить важнѣйшіе вопросы церковной жизни, считаясь съ общецерковнымъ мнѣніемъ, а прежде всего со всѣмъ епископатомъ русской Церкви. Такъ обстояло бы дѣло, если бы во главѣ Русской Церкви стоялъ всенародно выбранный Патріархъ.

Но кто такой митрополитъ Сергій?

Митрополитъ Сергій — замѣститель Мѣстоблюстителя Патріарха, который, хотя и отдѣленъ отъ насъ тысячами верстъ и стѣною своего заточенія, однако, благодареніе Богу, еще живъ, является отвѣтственнымъ за Русскую Церковь передъ Богомъ святителемъ и поминается во всѣхъ храмахъ Русской Церкви.

Говорятъ, еще недавно, полушутя, митрополитъ Сергій говорилъ о себѣ, что онъ только — «сторожъ» въ Русской Церкви.

Принадлежатъ ли эти слова митрополиту Сергію или нѣтъ, но они хорошо характеризуютъ то положеніе, которое ему по праву должно принадлежать въ церковномъ строительствѣ.

Разъ Мѣстоблюститель живъ, то, естественно, его замѣститель не можетъ безъ соглашенія съ нимъ предпринимать никакихъ существенныхъ рѣшеній, а долженъ только охранять и поддерживать существующій церковный порядокъ отъ всякихъ опасныхъ опытовъ и уклоненій отъ твердо намѣченнаго пути.

Митр. Сергій, «сторожъ» Русской Церкви, не имѣетъ права, безъ санкціи митр. Петра и сонма русскихъ іерарховъ, и находящихся на свободѣ, и разбросанныхъ по мѣстамъ ссылокъ, декларировать и предпринимать отвѣтственныя рѣшенія, которыя должны опредѣлить жизнь церковнаго организма въ каждой его клѣточкѣ.

Наличіе при митр. Сергіи такъ называемаго «Временнаго Сѵнода» не измѣняетъ положенія. Сѵнодъ митр. Сергія организованъ совершенно не такъ, какъ предполагаютъ постановленія Московскаго Собора 1918 г. Онъ не избранъ соборне, не уполномоченъ епископами, и потому не можетъ считаться представительствомъ епископата при митр. Сергіи. Онъ составленъ самимъ митрополитомъ и является, собственно говоря, какъ бы его личной канцеляріей, частнымъ совѣщаніемъ при немъ. Кстати сказать, вѣдь даже и самая конституція Сѵнода приписываетъ ему исключительно личный характеръ: съ прекращеніемъ почему-либо полномочій митр. Сергія, автоматически падаютъ и полномочія Сѵнода.

Все это говоритъ за то, что поскольку замѣститель Мѣстоблюстителя декларируетъ отъ лица всей Церкви и предпринимаетъ отвѣтственнѣйшія рѣшенія безъ согласія Мѣстоблюстителя и сонма епископовъ, — онъ явно выходитъ изъ предѣловъ своихъ полномочій.

Переговоры съ митр. Петромъ и со всѣмъ русскимъ епископатомъ несомнѣнно должны были быть выдвинуты митр. Сергіемъ, какъ предварительныя условія возможности для него всякихъ отвѣтственныхъ выступленій.

Но дѣло обстоитъ еще хуже.

Митр. Сергій дѣйствуетъ не только безъ согласія епископата, но явно, вопреки его волѣ. Кто въ курсѣ трагической русской церковной жизни послѣднихъ лѣтъ и кто внимательно вчитается въ текстъ деклараціи, тотъ, конечно, увидитъ, что темы, о которыхъ говоритъ декларація вовсе не новы.

Передъ нами «пресловутые вопросы», по поводу которыхъ въ теченіе послѣднихъ лѣтъ предлагали высказываться представители власти и отвѣтственнымъ руководителямъ церковной жизни, и рядовымъ работникамъ на нивѣ церковной, какъ единолично, такъ и коллективно.

Это четыре вопроса: объ отношеніи къ совѣтской власти, объ отношеніи къ заграничному духовенству, главное, объ отношеніи къ ссыльнымъ, и «нелегальнымъ» епископамъ и, наконецъ, вопросъ о формѣ церковнаго высшаго управленія въ связи съ автокефаліей. Они именно и трактуются въ деклараціи.

Множество епископовъ а также и другихъ церковныхъ дѣятелей, опредѣленно высказывались по поводу этихъ вопросовъ и вовсе не въ духѣ деклараціи митр. Сергія. Митр. Сергій не можетъ не знать объ этомъ. Передъ его глазами декларація Соловецкихъ узниковъ, которую можно считать наиболѣе полнымъ и обоснованнымъ выраженіемъ тѣхъ точекъ зрѣнія, на которыхъ стои́тъ епископатъ и лучшая часть духовенства Русской Церкви.

Правда, отдѣльными группами духовенства, въ отдѣльныхъ епархіяхъ дѣлались попытки изданія деклараціи, приближающихся по духу къ тому, что мы видимъ въ «Обращеніи». Но эти попытки вызывали всегда наружное негодованіе и въ средѣ епископата, и въ средѣ вліятельнѣйшаго духовенства. Они считались равносильными переходу въ обновленчество и быстро ликвидировались съ позоромъ для тѣхъ, кто ихъ предпринималъ.

Митр. Сергій не можетъ, слѣдовательно, ссылаться на незнаніе воли епископата, на то, что трудно услышать его голосъ. Нѣтъ, голосъ этотъ звучалъ неоднократно и громко, и кто не считается съ нимъ, тотъ дѣлаетъ это, конечно, не потому, что не знаетъ, а потому что не хочетъ. Митр. Сергій не хочетъ считаться съ убѣжденіями своихъ собратьевъ-епископовъ, томящихся за эти убѣжденія въ тяжелыхъ изгнаніяхъ.

Декларація говоритъ о самыхъ больныхъ и самыхъ страшныхъ вопросахъ нашего церковнаго бытія.

Откуда тотъ ужасъ, тотъ кошмаръ, въ которомъ мы изнемогаемъ вотъ уже столько лѣтъ? Гдѣ причина того, что Церковь, оффиціально признанная законодательствомъ имѣющей право на свободное существованіе, находится въ положеніи совершеннаго безправія, въ состояніи «нелегальности»?

Кто виноватъ въ томъ, что наши святители умираютъ въ холодѣ тундръ и въ сыпучихъ пескахъ пустынь? Лучшіе представители духовенства большее время проводятъ въ тюрьмѣ, чѣмъ у себя дома. Наши обители уничтожаются, останки святыхъ оскорбляются, и мы не имѣемъ возможности совершать молитвословій, такъ какъ наши храмы переданы отступникамъ. Гдѣ причина этого?

Декларація даетъ на это опредѣленный отвѣтъ. Митрополитъ говоритъ о принятой имъ на себя трудной задачѣ поставить Церковь на путь легальнаго существованія. И по его словамъ, мѣшать осуществленію этой задачи — «можетъ лишь то, что мѣшало и въ первые годы совѣтской власти устроенію церковной жизни на началахъ лойяльности. Это — недостаточное сознаніе всей серьезности совершившагося въ нашей странѣ». «Настроеніе извѣстныхъ церковныхъ круговъ, — читаемъ мы дальше, — выражавшееся, конечно, и въ словахъ и въ дѣлахъ, и навлекавшее подозрѣніе совѣтской власти, тормозило и усилія Святѣйшаго Патріарха установить мирное отношеніе Церкви съ Совѣтскимъ правительствомъ».

Всюду декларація противопоставляетъ это нелойяльное прошлое — лойяльному будущему, которое будетъ выражено въ дѣлахъ.

Такъ вотъ истинная причина нашихъ неописуемыхъ церковныхъ бѣдствій. Она въ насъ самихъ, — въ нашей нелойяльности. Это причина — единственная, которую подчеркиваетъ митр. Сергій.

Но, указаніе митр. Сергія не ново. Мы не разъ слышали его и отъ представителей власти и отъ нашихъ церковныхъ враговъ — обновленцевъ всѣхъ видовъ, которые обвиняли насъ въ нелойяльности и преступности.

Но, мы называли это обвиненіе клеветой. Мы говорили, что оно не можетъ быть подтверждено фактами. Мы указывали на то, что за всѣ эти годы среди фигурировавшихъ на судахъ политическихъ преступниковъ противъ власти — не было видно представителей духовенства. Мы обращали вниманіе на то, что за всѣ эти годы, всѣ нарушенія закона объ отдѣленіи Церкви отъ государства, всѣ отобранія храмовъ, всѣ кощунственныя оскверненія святынь, всѣ оскорбленія и глумленія — духовенство встрѣчало гробовымъ молчаніемъ.

Гдѣ «слова и дѣла» наши, гдѣ наши реальныя выступленія? Такъ говорили мы нашимъ обвинителямъ.

Но, что скажемъ мы, когда управляющій нами святитель самъ произноситъ намъ страшный приговоръ, самъ говоритъ о «словахъ и дѣлахъ»? Не ставятъ ли эти слова черный крестъ надъ всѣми невыразимыми страданіями, пережитыми Церковью за послѣдніе годы, надъ всей Ея героической борьбой за самосохраненіе? Не объявляютъ ли они весь подвигъ Церкви — преступленіемъ?

И какъ прочитаютъ эти слова тѣ, кто изнемогаетъ теперь въ далекомъ изгнаніи? Что почувствуютъ они, увидѣвъ обвинителя въ лицѣ своего отвѣтственнѣйшаго собрата и не сорвется ли страшное слово «клевета» у нихъ въ отвѣтъ ему?

Въ своей деклараціи митр. Сергій говоритъ, что теперь «нужно не на словахъ, а на дѣлѣ показать», что мы можемъ быть «вѣрными гражданами совѣтскаго союза, лойяльными совѣтской власти». Но, каково же должно быть это «дѣло»?

Указанія на этотъ счетъ деклараціи противорѣчивы. Съ одной стороны, декларація какъ будто бы требуетъ того, на что духовенство и церковные люди съ чистой совѣстью соглашались въ теченіе всѣхъ этихъ лѣтъ — полной аполитичности, рѣшительнаго отграниченія храмовой и церковной жизни отъ политической работы и политической симпатіи.

Говоря о людяхъ, настроенныхъ политически оппозиціонно къ существующему порядку, митрополитъ предлагаетъ имъ, «оставивъ свои политическія симпатіи дома, приносить въ Церковь только вѣру и работать съ нами только во имя вѣры». Такое требованіе, которое представляется по существу законнымъ, тѣмъ не менѣе оказывается односторонимъ, потому что оно обращается не ко всѣмъ вообще членамъ православной Церкви, а только къ людямъ опредѣленныхъ политическихъ настроеній.

Но, этого мало. На ряду съ требованіемъ отказа отъ однихъ политическихъ настроеній, декларація опредѣленно предлагаетъ намъ запастись другими. Нашъ долгъ оказывается не только въ томъ, чтобы отказаться отъ оппозиціонныхъ настроеній къ власти, но и въ томъ, чтобы обнаружить солидарность съ этой властью. Мы должны, говоритъ декларація, «показать, что мы... съ нашимъ правительствомъ». «Мы должны сознавать совѣтскій союзъ нашей гражданской родиной, радости и успѣхи которой — наши радости, а неудачи — наши неудачи. Всякій ударъ, направленный въ союзъ: будь то война, бойкотъ, какое-нибудь общественное бѣдствіе, или просто убійство изъ-за угла, подобное варшавскому, сознается нами какъ ударъ, направленный въ насъ».

Но здѣсь наблюдается недоговоренность. Отождествленіе себя съ правительственнымъ аппаратомъ съ логической неизбѣжностью должно быть доведено до конца. Разъ въ вопросахъ внѣшней политики (изъ области которой беретъ митрополитъ свои примѣры), мы должны занять опредѣленную позицію, то не та же ли позиція, не то же ли отождествленіе себя съ властью — («показать, что мы съ нашимъ правительствомъ») обязательны для насъ и въ вопросахъ политики внутренней?

Не становится ли, такимъ образомъ, «сторожъ Русской Церкви» — сторожемъ совѣтскаго аппарата и не превращается ли сонмъ служителей Церкви въ послушную и безотвѣтную армію «явныхъ и тайныхъ» сотрудниковъ власти? И какъ тогда должны будутъ реагировать церковные люди на такіе факты внутренней совѣтской политики, — какъ поруганіе святынь, отобраніе храмовъ, разрушеніе обителей?

Объ этомъ ничего не говоритъ митр. Сергій со своими собратьями. Онъ настроенъ чрезвычайно оптимистически по отношенію къ переживаемому моменту. По поводу предполагающейся легализаціи онъ предлагаетъ выразить «всенародно нашу благодарность совѣтскому правительству за такое вниманіе къ нуждамъ православнаго населенія».

Въ чемъ же «вниманіе» правительства и за что ему наша благодарность? Пока мы знаемъ одинъ фактъ: митр. Сергій и члены Сѵнода имѣютъ возможность засѣдать въ Москвѣ и составлять декларацію.

Они въ Москвѣ...

Но, Первосвятитель Русской Православной Церкви — митрополитъ Петръ, вотъ уже не первый годъ безъ суда обреченъ на страшное томительное заключеніе.

Они въ Москвѣ...

Но, митрополитъ Кириллъ, потерявшій счетъ годамъ своего изгнанія, на которое онъ былъ обреченъ безъ суда, находится нынѣ, если онъ еще живъ, на много сотъ верстъ за предѣлами полярнаго круга.

Митрополитъ Арсеній, поименнованный среди членовъ Сѵнода, не можетъ пріѣхать въ Москву, и въ пустыняхъ Туркестана, по его словамъ, готовится къ вѣчному покою.

И многочисленный сонмъ русскихъ святителей совершаетъ свой страдальческій путь между жизнью и смертью въ условіяхъ невѣроятнаго ужаса.

За что благодарить? За эти неисчислимыя страданія послѣднихъ лѣтъ? За храмы, попираемые отступниками? За то, что погасла лампада преподобнаго Сергія? За то, что драгоцѣнные для милліоновъ вѣрующихъ останки преподобнаго Серафима, а еще раньше, останки святителей: Ѳеодосія, Митрофана, Тихона, Іоасафа — подверглись неимовѣрному кощунству? За то, что замолчали колокола Кремля и закрылась дорога къ московскимъ святителямъ? За то, что Печерскіе угодники и Лавра Печерская въ рукахъ у нечестивыхъ? За то, что сѣверная наша обитель стала мѣстомъ непрекращающихся страданій? (Соловки).

За эти мученія, за кровь митрополита Веніамина и другихъ убіенныхъ святителей?

За что?

Однако, важно, одно нужно знать: вѣритъ ли митр. Сергій, вѣрятъ ли всѣ тѣ, кто съ нимъ, тому, что они говорятъ и пишутъ? Еще недавно онъ говорилъ и писалъ совсѣмъ иначе. Еще въ прошломъ году онъ разослалъ всѣмъ пастырямъ и чадамъ Церкви проэктъ деклараціи, совсѣмъ иной, гдѣ политическая лойяльность декларировалась рядомъ съ опредѣленно подчеркнутой противоположностью принциповъ міровоззрѣнія.

Когда же былъ искрененъ митр. Сергій? Что случилось за этотъ годъ и почему измѣнились тонъ и содержаніе его обращеній?

Вступительная статья, предваряющая въ «Извѣстіяхъ» декларацію, грворитъ о вынужденномъ «перекрашиваніи» долго упорствовавшихъ «тихоновцевъ» въ «совѣтскіе цвѣта». Она противополагаетъ имъ «дальновидную часть духовенства», еще въ 1918 г. вступившую на этотъ путь, т. е. обновленцевъ и живоцерковниковъ. Статья эта, такимъ образомъ, опредѣленно считаетъ путь митр. Сергія проторенной дорогой обновленчества.

Для насъ же важенъ одинъ вопросъ: могъ ли бы митр. Сергій передъ Крестомъ и Евангеліемъ присягнуть, что то, что онъ пишетъ въ деклараціи, влючительно до «благодарности», есть дѣйствительно голосъ его убѣжденій, свидѣтельство его неустрашенной и чистой пастырской совѣсти?

Мы убѣждены и утверждаемъ, что митр. Сергій и его братія не могли бы сдѣлать этого безъ клятвопреступленія.

А можетъ ли кто-нибудь отъ лица Церкви, съ высоты церковнаго амвона возвѣщать то, въ чемъ онъ не могъ бы присягнуть какъ совершенной истинѣ?

Великій русскій писатель говорилъ когда то объ инокахъ русскихъ: «Образъ Христовъ хранятъ пока въ уединеніи своемъ благолѣпно и неискаженно, въ чистотѣ правды Божіей отъ древнѣйшихъ отцевъ, апостоловъ и мучениковъ, и когда надо будетъ — явятъ его поколебавшейся правдѣ міра. Сія мысль великая. Отъ востока звѣзда сія возсіяетъ».

Правда міра поколебалась.

Ложь стала закономъ и основаніемъ человѣческой жизни.

Слово человѣческое утратило всякую связь съ Истиной, съ Предвѣчнымъ словомъ, потеряло всякое право на довѣріе и уваженіе. Люди потеряли вѣру другъ въ друга и потонули въ океанѣ неискренности, лицемѣрія и фальши. Но среди этой стихіи всеобщаго растлѣнія, огражденная скалой мученичества и исповѣдничества, стояла Церковь, какъ Столпъ и Утвержденіе Истины.

Изолгавшіеся и истомившіеся въ своей лжи люди знали, что есть мѣсто, куда не могутъ захлеснуть мутныя волны неправды, есть Престолъ, на которомъ Сама Истина утверждаетъ свое Царство и гдѣ слова звучатъ не какъ фальшивая, не имѣющая цѣнности мѣдяшка, но какъ чистое золото.

Не отъ того ли потянулось къ Церкви за послѣдніе годы столько охваченныхъ трепетомъ вѣры, сердецъ, которыя до этого были отдѣлены отъ нея долгими годами равнодушія и невѣрія?

Что же скажутъ они? Что они почувствуютъ, когда и оттуда, съ высоты послѣдняго прибѣжища отвергнутой міромъ правды, съ высоты амвона зазвучатъ слова лицемѣрія, человѣкоугодничества и клеветы?

Не покажется ли имъ, что ложь торжествуетъ своею конечную побѣду надъ міромъ, и что тамъ, гдѣ мерцалъ для нихъ свѣтомъ невечернимъ Образъ воплощенной Истины, смѣется въ отвратительной гримасѣ личина отца лжи.

Одно изъ двухъ: или, дѣйствительно, Церковь Непорочная и Чистая Невѣста Христова — есть Царство Истины, и тогда Истина — это воздухъ безъ котораго мы не можемъ дышать, или же она какъ и весь лежащій во злѣ міръ, живетъ во лжи и ложью, и тогда — все ложь, ложь каждое слово, каждая молитва, каждое таинство.

«Кабинетными мечтателями» называетъ митр. Сергій тѣхъ, кто не хочетъ строить церковнаго дѣла по непосредственной указкѣ ненавидящихъ всѣмъ сердцемъ вѣру людей, потому что вѣдь иначе нельзя понимать его неудобовразумительныя слова — «закрывшись отъ власти».

Нѣтъ, мы — не мечтатели. Не на мечтѣ, а на непоколебимомъ Камнѣ Воплощенной Истины, въ дыханіи Божественной Свободы хотимъ мы создать твердыню Церкви.

Мы не мечтатели. Вмѣстѣ съ тѣмъ мы и не бунтовщики. Совершенно искренно мы отмежевываемся отъ всякаго политиканства и до конца честно можемъ декларировать свою лойяльность. Но мы не думаемъ, что лойяльность непремѣнно предполагаетъ клевету и ложь. Мы считаемъ, напротивъ, что политическая лойяльность есть тоже, прежде всего, добросовѣстность и честность. Вотъ эту то честную, построенную на аполитичности, лойяльность можемъ мы предложить Правительству и думаемъ, что она должна расцѣниваться дороже, чѣмъ явное, похожее на издѣвательство, лицемѣріе.

И кажется намъ, что не мы, а митр. Сергій и иже съ нимъ плѣнены страшной мечтой, что можно строить Церковь на человѣкоугодничествѣ и неправдѣ.

Мы же утверждаемъ, что ложь раждаетъ только ложь, и не можетъ она быть фундаментомъ Церкви.

У насъ передъ глазами позорный путь «церкви лукавнующихъ», обновленчества; и этотъ же позоръ постепеннаго погруженія въ засасывающее болото все болѣе страшныхъ компромиссовъ и отступничества, этотъ ужасъ полнаго нравственнаго растлѣнія, неизбѣжно ждетъ церковное общество, если оно пойдетъ по пути, намѣченному дѣяніями Сѵнода.

Намъ кажется, что митр. Сергій поколебался въ увѣренности во всемогущество Всепреодолѣвающей Истины, во Всемогущество Божіе, въ роковой мигъ, когда онъ подписывалъ декларацію.

И это колебаніе, какъ страшный толчокъ, передастся Тѣлу Церкви и заставитъ его содрогнуться. Не одно человѣческое сердце, услыхавъ слова деклараціи въ стѣнахъ храма, дрогнетъ въ своей вѣрѣ и въ своей любви, и, можетъ быть, раненое въ самой сокровенной святынѣ, оторвется отъ обманувшей его Церквй и останется за стѣнами храма.

И не только въ сердцѣ интеллегенціи вызоветъ декларація мучительный соблазнъ.

Тысячеустная молва пронесетъ страшное слово въ самую толщу народа, «новой раной поразитъ многострадальную душу народную, и во всѣ концы земли пойдетъ слухъ о томъ, что Царство Христа стало царствомъ звѣря.

Неисчислимы эти безконечныя тягостныя внутреннія послѣдствія деклараціи, этой продажи первородства Истины за чечевичную похлебку лживыхъ и неосуществимыхъ благъ.

Но кромѣ этихъ внутреннихъ послѣдствій, конечно, будетъ имѣть она и другія послѣдствія, болѣе очевидныя и осязаемыя.

Уже несутся изъ отдаленнѣйшихъ ссылокъ голоса протеста, голоса скорби и негодованія. Къ этимъ голосамъ присоединится все наиболѣе стойкое и непоколебимое въ церковныхъ нѣдрахъ.

Не мало найдется тѣхъ, для кого лучше умереть въ Истинѣ, чѣмъ жить во лжи, тѣхъ кто не перемѣнитъ своего знамени.

Надъ Церковью нависъ грозный призракъ новаго раскола!

Съ одной стороны будутъ они, «неуставшіе» отъ своихъ изгнаній, тюремъ и ссылокъ, обреченные на новые, еще болѣе страшныя испытанія, а съ другой стороны станутъ полчища «уставшихъ» отъ постояннаго колебанія и переходовъ, «покаяній» и не прекращающейся неустойчивости. Они, эти «неуставшіе», будутъ, вѣроятно, въ меньшинствѣ среди духовенства, но, вѣдь церковная истина не всегда тамъ, гдѣ большинство! И не всегда она тамъ, гдѣ административный церковный аппаратъ. Объ этомъ свидѣтельствуетъ исторія великихъ святыхъ: Аѳанасія, Іоанна Златоуста и Ѳеодора Студита.

Но къ нимъ прильнетъ и пойдетъ за ними, ищущая правды, душа народа.

А большинство духовенства...

Жалкой будетъ судьба его.

Оторванные отъ живаго общенія со всѣмъ, подлинно творческимъ и непоколебимымъ въ Церкви, тщетно стараясь заглушить голоса обличеній, несущіеся изъ глубины ссылокъ и тюремъ, закрывая глаза, чтобы отвратить отъ себя грозящій призракъ страданія исповѣдниковъ, будутъ они, эти «уставшіе», лепетать заплетающимися языками слова оправданій и нанизывать дрожащими руками на цѣпь лжи и компромиссовъ все новыя и новыя звенья, втаптывая въ грязь честь бѣлоснѣжной Ризы Христовой. Тамъ впереди, маячатъ новые призраки: повтореніе деклараціи на мѣстахъ, незаконные и недопустимые епархіальные съѣзды безъ ссыльныхъ епископовъ, и незаконный соборъ безъ первосвятителя и другихъ изгнаниковъ, и позорное примиреніе съ обновленцами, о которомъ уже говорятъ «легализировавшіеся» епископы и, наконецъ, отказъ отъ патріаршества. Вѣдъ декларація опредѣленно ставитъ патріаршество подъ вопросъ. Говоря о задачахъ будущаго собора, она указываетъ не выборы патріарха, а «избраніе высшаго церковнаго управленія».

Какое жалкое и недостойное существованіе.

Воистину лучше умереть, чѣмъ такъ жить.

Черная туча нависла надъ Церковью.

Тамъ, въ обителяхъ небесныхъ, плачутъ о нашей землѣ святители русскіе, стоятели за Церковь прошлыхъ вѣковъ и мученики и исповѣдники недавняго прошлаго.

Тамъ, въ преисподней, темные силы ада готовятся торжествовать новую и рѣшительную побѣду.

Остановитесь же, пока еще не поздно.

Остановитесь же, пока еще не до конца поздно.

Остановитесь, хотя бы цѣною жертвъ своимъ положеніемъ и благополучіемъ!

Господи, сжалься надъ Твоею Церковью: вѣдь она все же Твоя Невѣста!

Источникъ: «Лучъ свѣта». Ученіе въ защиту Православной вѣры, въ обличеніе атеизма и въ опроверженіе доктринъ невѣрія. Въ двухъ частяхъ: Часть вторая. / Собралъ, перепечаталъ и дополнилъ иллюстраціями Архимандритъ Пантелеимонъ. — Изданіе второе. — Jordanville: Изданіе Свято-Троицкаго Монастыря, 1970 [1971]. — С. 16-24.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.