Церковный календарь
Новости


2017-12-15 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 23-я (1904)
2017-12-15 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 22-я (1904)
2017-12-15 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 21-я (1904)
2017-12-15 / russportal
Дѣянія 2-го Всезарубежн. Собора РПЦЗ. Протоколъ №2 (2/15 августа 1938 г.)
2017-12-15 / russportal
Дѣянія 2-го Всезарубежн. Собора РПЦЗ. Протоколъ №1 (1/14 августа 1938 г.)
2017-12-14 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 20-я (1904)
2017-12-14 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 19-я (1904)
2017-12-14 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 18-я (1904)
2017-12-14 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 17-я (1904)
2017-12-14 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 16-я (1904)
2017-12-14 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 15-я (1904)
2017-12-14 / russportal
Архіеп. Аверкій. Чего мы еще не потеряли и что должны хранить? (1975)
2017-12-14 / russportal
"Церковныя Вѣдомости" № 16-17. (1/14-15/28 ноября) 1922 года
2017-12-13 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 14-я (1904)
2017-12-13 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 13-я (1904)
2017-12-13 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 12-я (1904)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - пятница, 15 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

И. М. Андреевскій († 1976 г.)

Иванъ Михайловичъ Андреевскій родился 14 (27) марта 1894 г. въ С.-Петербургѣ въ семьѣ архіваріуса М. П. Андреевскаго. Его дѣдъ по отцу былъ священникомъ. Въ Парижѣ три семестра слушалъ лекціи по философіи въ Сарбоннѣ. Окончилъ историко-филологическій факультетъ Петербургскаго университета. Одновременно отбывалъ въ Николаевскомъ госпиталѣ воинскую повинность, работая фельдшеромъ въ психіатрическомъ отдѣленіи. Получилъ ученыя степени въ области медицины, литературы, философіи и богословія. Въ 1926 г. членъ братства преп. Серафима Саровскаго. Всѣ члены братства были противниками обновленчества и Деклараціи 1927 г. Въ декабрѣ 1927 г. лично убѣждалъ митр. Сергія (Страгородскаго) отказаться отъ компромисса съ безбожной властью. Былъ арестованъ и въ 1927-1932 гг. находился въ заключеніи на Соловкахъ, гдѣ общался съ епископами-исповѣдниками. По выходѣ изъ совѣтскаго концлагеря сталъ активнымъ участникомъ катакомбнаго («іосифлянскаго») движенія, одновременно работая врачемъ-психіаторомъ и педіаторомъ. Попавъ во время Второй міровой войны за границу, сначала въ Германію, а затѣмъ въ США, И. М. Андреевскій присоединился къ РПЦЗ. Двадцать лѣтъ преподавалъ въ Свято-Троицкой семинаріи въ г. Джорданвилль (США). Читалъ курсы патрологіи, нравственнаго богословія, апологетики, исторіи Церкви, психологіи, логики и исторіи литературы. Авторъ многочисленныхъ трудовъ. Писалъ подъ псевдонимомъ «Андреевъ». Скончался 17 (30) декабря 1976 г. Похороненъ на кладбищѣ Свято-Троицкаго монастыря въ г. Джорданвилль (США).

Сочиненія И. М. Андреевскаго (Андреева)

ЛУЧЪ СВѢТА.
Ученіе въ защиту Православной вѣры, въ обличеніе атеизма и въ опроверженіе доктринъ невѣрія.

Въ двухъ частяхъ: Часть вторая.
Собралъ, перепечаталъ и дополнилъ иллюстраціями Архимандритъ Пантелеимонъ.

Проф. И. М. Андреевскій († 1976 г.)
Непобѣдимая и непостижимая сила Креста Христова.

Непобѣдимая, и непостижимая, и божественная сила честнаго и животворящаго креста, не остави насъ грѣшныхъ (Изъ послѣдов. великаго повечерія).

Крестъ — символъ Христіанства; величайшій, глубочайшій, неисчерпаемый символъ.

Восьмиконечный крестъ — символъ Православія.

Взирая на крестъ умомъ и сердцемъ — христіанинъ углубляется въ этотъ святой символъ и духовно растетъ. Какъ для растенія необходимы: почва, влага и солнце съ его свѣтомъ и тепломъ, такъ христіанину нуженъ крестъ Христовъ для духовной и тѣлесной жизни, ибо въ крестѣ Христовомъ для него и питаніе, и питіе, и тепло и свѣтъ.

Всѣ ли знаютъ — чтó такое крестъ для истиннаго христіанина? Всѣ ли понимаютъ, что содержаніе этого христіанскаго символа воистину неисчерпаемо? Попробуемъ немного сосредоточиться для благочестиваго размышленія надъ крестомъ, надъ тѣмъ самымъ крестомъ, который, въ Крестопоклонную недѣлю, Святая Церковь выноситъ намъ для напоминанія о Страстяхъ Христовыхъ.

Наше трудное, страшное, лукавое, торопливое время — не позволяетъ сосредоточиться. Люди жаждутъ развлеченія, разнообразія ощущеній, представленій, мыслей, чувствъ и дѣйствій. А крестъ зоветъ къ противоположному. Въ немъ нѣтъ движенія, перемѣнъ, разнообразія внѣшняго. Крестъ требуетъ сосредоточеннаго вниманія въ глубину духа. И тогда въ его простотѣ, неподвижности и безмолвіи — откроется безконечное содержаніе и бездонная глубина смысла.

Св. Апостолъ Павелъ ничего въ мірѣ не хотѣлъ знать «кромѣ Іисуса Христа, и притомъ распятаго» (1 Коринѳ. 2, 2). Потому что познаніе Господа Іисуса Христа, на крестѣ распятаго, даетъ все, что нужно человѣку. Крестъ сдѣланъ изъ древа познанія добра и зла, къ которому дерзновенно прикоснулся, несмотря на запрещающую заповѣдь Господню, первый человѣкъ. На крестѣ Господь нашъ Іисусъ Христосъ раздралъ рукописаніе грѣха Адамова и содѣлалъ спасеніе людей. И этотъ крестъ, произшедшій отъ древа познанія добра и зла, принесшаго людямъ смерть, черезъ орошеніе божественною кровью преобразился въ древо жизни. Каждый крестъ, изображающій распятаго Спасителя, безмолвно говоритъ намъ: «Вотъ что Я сдѣлалъ для тебя. Что же сдѣлалъ ты для Меня?» На крестѣ написано все, что необходимо намъ знать о Богѣ и о себѣ: наше паденіе и наше возстановленіе, нашъ грѣхъ и божественное милосердіе. Крестъ научаетъ насъ великому терпѣнію и смиренію, любви и всепрощенію, распятію нашей плоти и надеждѣ на вѣчное спасеніе. Распростертыя распятыя руки явно свидѣтельствуютъ намъ, что Господь не хочетъ смерти грѣшника и готовъ простить и обнять всѣхъ истинно кающихся, какъ бы грѣшны они не были.

Прообразы креста мы находимъ уже въ Ветхомъ Завѣтѣ. Патріархъ Іаковъ крестообразно благословилъ дѣтей Іосифа — Ефрема и Манассію (Быт. 48 гл.). Моисей начерталъ крестъ своимъ жезломъ на волнахъ Чермнаго моря (Исх. 14 гл.). Изъ послѣдняго примѣра мы видимъ, что крестъ имѣетъ силу преодолѣвать даже законы природы. Есть и другіе примѣры, когда крестомъ «побѣждается естества чинъ»: такъ, напр., св. мученица Василисса Никомидійская, оградивъ себя крестнымъ знаменіемъ, стояла посреди пламени безъ всякаго вреда; такъ, св. епископъ Юліанъ, начертавъ св. крестъ на чаше съ ядомъ, выпилъ ее безъ всякаго вреда. Крестъ есть и знамя побѣды воинской. Когда Амаликитяне напали на евреевъ, по исхожденіи ихъ изъ Египта, Моисей, поддерживаемый священниками во время молитвы, крестообразно простиралъ свои руки и амаликитяне были побѣждены (Исх. 16, 11). Св. Кипріанъ Карѳагенскій объясняетъ, что израильтяне побѣдили потому, что крестообразное простираніе рукъ было прообразомъ креста Христова. Наиболѣе ясно была засвидѣтельствована побѣдная сила креста Христова въ видѣніи Императора Константина Великаго: блестящаго креста на ясномъ небѣ со словами «симъ побѣдиши».

Крестъ подаетъ и исцѣленія. Въ Ветхомъ Завѣтѣ прообразъ креста — мѣдный змій — исцѣлялъ отъ смерти всѣхъ ужаленныхъ зміями, посланными Богомъ въ наказаніе евреямъ за ихъ ропотъ. Если прообразъ креста обладалъ такой цѣлительной силой, то насколько сильнѣе исцѣляетъ самъ крестъ Христовъ. Православная Церковь съ древнѣйшихъ временъ до настоящаго времени считаетъ крестъ великой защитой отъ всякой заразы, какъ тѣлесной, такъ и духовной. Вотъ почему ношеніе креста на груди началось у христіанъ съ древнѣйшихъ временъ. Ношеніе креста на груди разсматривалось: 1) какъ исповѣданіе себя христіаниномъ, и 2) какъ защита, для «отгнанія всякихъ золъ». И до нашихъ дней, на натѣльныхъ крестахъ можно часто найти надпись: «Господи! Спаси и сохрани!» Освящая крестикъ, священникъ молится о томъ, чтобы онъ былъ «всякому, на себе носящему, защищеніе и соблюденіе отъ всякаго зла души и тѣлу спасительное, и въ умноженіе въ немъ духовныхъ дарованій и христіанскихъ добродѣтелей», и былъ бы исполненъ «силы и крѣпости къ прогнанію и разоренію діавольскія козни, въ защищеніе души и тѣла отъ лица врагъ видимыхъ и невидимыхъ и отъ всякаго зла» (Дополнительный требникъ).

Въ канонѣ «Честному и животворящему кресту» (Твореніе Григорія Синаита), Православная Церковь воспѣваетъ: «Кресте, ты ми сила буди, крѣпость и держава, избавитель предратникъ на борющія мя, щитъ и хранитель, побѣда и утвержденіе мое, присно соблюдая мя и покрывая». «Яко тріобоюдный мечъ начала тьмы сѣчеши... кресте, оружіе великое Христово и непобѣдимое побѣдительство всесильное». Ибо «крестъ есть знаменіе непостижимыя Троицы жизноносче».

Крестъ есть великое непреоборимое оружіе, поборающее все. Но надо умѣть пользоваться этимъ оружіемъ, этой силой. Вѣдь и обычное оружіе (огнестрѣльное и холодное) м. б. безсильнымъ въ неопытныхъ рукахъ и даже опаснымъ для самого носителя. Непреоборимымъ оружіемъ и всепобѣждающей силой крестъ становится лишь при условіи вѣры и благоговѣнія. Безъ вѣры и благоговѣнія нельзя пользоваться силой креста и употреблять его какъ оружіе, ибо это есть оружіе святой правды Христовой. Безъ вѣры и благоговѣнія нельзя и осенять себя или другихъ крестнымъ знаменіемъ.

Враги креста — враги Христовы. Во времена Запорожской Сѣчи такихъ враговъ узнавали просто: достаточно было посмотреть, какъ человѣкъ прочитывалъ «Отче нашъ» и осѣнялъ себя православнымъ крестнымъ знаменіемъ.

Въ православномъ ученіи о такъ называемой «прелести» отмѣчается, что дьяволъ не въ силахъ дать виденіе правильнаго и яснаго креста, какъ не въ силахъ явиться въ видѣ Пресвятой Богородицы или троекратно повторить пророческаго видѣнія.

Чрезвычайно знаменательно, что извѣстная всемірно организація ИМКА отказалась отъ символа креста и замѣнила его... треугольникомъ (угломъ внизъ).

Сектанты не почитаютъ святого Креста, иконъ и святыхъ мощей.

Крестъ — прежде всего есть символъ нашего спасенія. Когда мы знаменуемъ себя крестнымъ знаменіемъ, то этимъ самымъ, въ молитвѣ нашей, мы молимся Богу Отцу черезъ крестъ Его Сына (при чтеніи молитвы «Отче нашъ»), или Самому Богу Сыну, Спасителю нашему — чрезъ крестъ Его Голгоѳы (въ молитвахъ къ Господу Іисусу Христу), или Богу Духу Святому (молитва «Царю Небесный») — опять черезъ крестъ Спасителя, крестомъ стяжавшаго право послать намъ Утѣшителя. Особенное значеніе имѣетъ наложеніе на себя крестнаго знаменія при мольбѣ о прощеніи и спасеніи, ибо никакими собственными заслугами, какъ бы онѣ ни были велики, мы прощены и спасены быть не можемъ! Только заслугами Страстей Христовыхъ, цѣной драгоцѣнной крови Его, послѣ нашего покаянія съ плодами, дерзаемъ мы надѣяться на прощеніе и спасеніе. Вотъ каковъ первый глубокій смыслъ осѣнѣнія себя крестнымъ знаменіемъ. Можно ли, понимая это, дѣлать его небрежно.

Крестъ — самое сильное и всемощное утѣшеніе и укрѣпленіе въ скорбяхъ, въ уныніи и отчаяніи. Крестъ — послѣдняя надежда отчаявшихся — никогда не посрамляеть надѣющихся. Достаточно мысленно представить себѣ Распятаго на крестѣ Спасителя и только уголкомъ сердца вознамѣриться покаяться, — какъ Спаситель, цѣлующій намѣренія, тотчасъ, никогда не медля, посылаетъ всесильную помощь. Безчисленное количество людей было спасено отъ самоубійства въ одно мгновеніе за мысленное обращеніе съ вѣрой къ распятому Спасителю.

Съ креста — раздалась молитва о прощеніи враговъ.

Съ креста — былъ помилованъ раскаявшійся благоразумынй разбойникъ.

Съ креста — св. Апостолъ Іоаннъ Богословъ (а съ нимъ и всѣ вѣрующіе христіане) былъ усыновленъ Пресвятой Богородицѣ, непостыдной надеждѣ ненадежныхъ.

Матерь Божія стояла у креста — со скрещенными на груди руками. Она первая скрестила руки передъ крестомъ Своего Сына и Бога, сораспявшись съ Нимъ Своимъ Материнскимъ сердцемъ, вспомнившимъ на Голгоѳѣ о словахъ пророчества Праведнато Симеона: «И Тебѣ Самой оружіе пройдетъ душу, — да откроются помышленія многихъ сердецъ». Смѣемъ ли мы, понявъ это, не открыть помышленія нашего сердца? И скрещивая на груди свои руки, смѣемъ ли мы не вспомнить сердцемъ Ея святыя скрещенныя руки?

Подходя къ св. Чашѣ, мы всегда крестообразно складываемъ свои руки. Не крестимся (чтобы нечаянно не задѣть св. Чаши), а держимъ крестъ на груди. Причащаясь, мы стоимъ какъ бы у креста, вмѣстѣ съ Пресв. Богородицей, ибо причащаемся мы Тѣла и Крови Распятаго на крестѣ.

«Со страхомъ Божіимъ и вѣрою приступите». Можно ли безъ страха и вѣры подходить къ Распятому Спасителю, при лицезрѣніи Котораго солнце померкло, и земля содрогнулась, какъ живая, и Ангелы не въ силахъ отъ св. ужаса были видѣть Страстей Господнихъ?

Крестъ научаетъ насъ смиренію и терпѣнію, трезвенію и разсужденію, чистотѣ сердца, вѣрѣ, надеждѣ и нелицемѣрной любви Христовой, которая такъ рѣзко отличается отъ обычной человѣческой любви. Обычная земная человѣческая любовь — эгоцентрична и эгоистична, тогда какъ истинная Христова любовь — жертвенно-сострадательна. Путеводитель истинной любви — всегда крестъ, съ которымъ истинная любовь воистину, «сильнѣе смерти».

Всѣ святыя Таинства Церкви Христовой — тѣсно связаны съ крестомъ: Крещеніе — все подъ знакомъ креста; Мѵропомазаніе — тоже; Покаяніе есть «второе крещеніе», «крещеніе слезами»; Елеосвященіе — сугубое крещеніе слезами покаянія; Бракъ — есть крещеніе на совмѣстную жизнь мужа и жены; Священство — крещеніе на служеніе Церкви, а св. Евхаристія безъ креста и немыслима вовсе. Св. Іоаннъ Кассіанъ Римлянинъ, размышляя о Таинствѣ креста — Евхаристіи, утверждаетъ, что это Таинство будетъ вѣчно совершаться въ Царствѣ Небесномъ Самимъ Первосвященникомъ-Христомъ. Ибо никогда, во вѣки вѣковъ не можетъ быть забыта Жертва Креста Христова.

Крестъ Христовъ, у истиннаго христіанина, не можетъ не вызвать отвѣтной, благодарной, сострадательно-жертвенной любви къ Господу, а съ ней и желанія сораспяться со Христомъ. Вѣдь Крестъ молча и молитъ объ этомъ. Одѣвая на грудь натѣльный крестъ, или осѣняя себя крестнымъ знаменіемъ, или скрещивая свои руки на груди, мы, христіане, свидѣтельствуемъ, что готовы нести крестъ безропотно, смиренно, добровольно, съ радостью, ибо любимъ Христа и хотимъ сострадать съ Нимъ, ради Него. Крестъ Христовъ не только зоветъ насъ на добровольныя страданія, но и показываеть примѣръ невинныхъ мукъ, которыя вѣнчаетъ высшей наградой — вѣнцомъ терновымъ со Своего Святаго Чела. И вся «Карамазовская» проблема: «чѣмъ можно оправдать страданія безвинныхъ младенцевъ» — разрѣшается такъ ясно и глубоко-просто передъ лицомъ невинно распятаго на крестѣ Спасителя. Но крестъ символъ не только страданій. Онъ символъ и побѣды, и торжества любви и правды; онъ символъ и вѣчной радости, которая послѣдуетъ за временными страданіями, и которой уже никто не отниметъ отъ насъ. Крестъ неложно обѣщаетъ намъ, что всякая слезинка будетъ утерта, что всякая скорбь, ради Христа понесенная, превратится въ радость, что капли слезъ, крови и предсмертнаго пота христіанъ, любящихъ Христа — превратятся въ алмазы, рубины и перлы несказанной красоты въ Царствѣ Небесномъ.

Крестъ зоветъ къ подвигу и обѣщаетъ помощь, побѣду, торжество и члаву Воскресенія.

Изъ всего вышесказаннаго становится понятнымъ, почему вся жизнь христіанина, со дня рожденія до послѣдняго вздоха на землѣ, и даже послѣ смерти — сопровождается крестомъ. Осѣняетъ себя и родившагося младенца — мать, послѣ скорби родовъ «непомнящая себя отъ радости, что родился человѣкъ въ міръ». Крещается младенецъ въ св. Купели, въ освященной крестомъ водѣ. Съ первыми признаками умственнаго и сердечнаго развитія младенца — узнаетъ онъ о крестѣ и крестномъ знаменіи, сначала совершаемомъ его рукою близкими родственниками. Первое сознательное религіозное движеніе христіанскаго младенца — должно быть самостоятельное осѣнѣніе себя крестнымъ знаменіемъ. Крестнымъ знаменіемъ осѣняетъ себя христіанинъ при пробужденіи (надо пріучить себя, чтобы оно было первымъ движеніемъ), и при отходѣ ко сну — послѣднимъ движеніемъ. Крестится христіанинъ передъ и послѣ вкушенія пищи, передъ и послѣ ученія, при выходѣ на улицу, передъ началомъ каждаго дѣла, передъ принятіемъ лекарства, передъ вскрытіемъ полученнаго письма, при неожиданныхъ, радостныхъ и горестныхъ извѣстіяхъ, при входѣ въ чужой домъ, въ поѣздѣ, на пароходѣ, вообще, при началѣ всякаго пути, прогулки, путешествія, передъ купаніемъ, навѣщая больныхъ, идя въ судъ, на допросъ, въ тюрьму, въ ссылку, передъ операціей, передъ боемъ, передъ научнымъ или инымъ докладомъ, передъ и послѣ собранія я совѣщанія и т. д. Но нельзя дѣлать изъ крестнаго знаменія талисмана, какъ нельзя носить натѣльный крестъ какъ амулетъ. Ибо и натѣльный крестъ и крестное знаменіе — есть только выраженіе во внѣ того, что должно быть въ сердцѣ христіанина: смиренія, вѣры, попеченія на Господа безропотное.

Когда христіанинъ умретъ, тогда другіе, ближніе — сложатъ ему руки крестомъ на груди и персты сложатъ въ крестное знаменіе. А на мотилѣ — поставятъ послѣдній крестъ. Страшный Судъ начнется тоже явленіемъ Креста Христова.

Все вышесказанное — только одна маленькая страничка изъ «книги о Крестѣ», которая имѣетъ безчисленное количество страницъ.

Слава, Господи, Кресту Твоему Честному!

Проф. И. М. Андреевъ.        

Источникъ: «Лучъ свѣта». Ученіе въ защиту Православной вѣры, въ обличеніе атеизма и въ опроверженіе доктринъ невѣрія. Въ двухъ частяхъ: Часть вторая. / Собралъ, перепечаталъ и дополнилъ иллюстраціями Архимандритъ Пантелеимонъ. — Изданіе второе. — Jordanville: Изданіе Свято-Троицкаго Монастыря, 1970 [1971]. — С. 63-67.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.