Церковный календарь
Новости


2017-12-18 / russportal
П. Н. Красновъ. Очеркъ "Борьба съ Китаемъ". Глава 10-я (1901)
2017-12-18 / russportal
П. Н. Красновъ. Очеркъ "Борьба съ Китаемъ". Глава 9-я (1901)
2017-12-18 / russportal
"Лугъ духовный" блаж. Іоанна Мосха. Введеніе (1967)
2017-12-18 / russportal
"Лугъ духовный" блаж. Іоанна Мосха. Благочестивому читателю (1967)
2017-12-17 / russportal
П. Н. Красновъ. Очеркъ "Борьба съ Китаемъ". Глава 8-я (1901)
2017-12-17 / russportal
П. Н. Красновъ. Очеркъ "Борьба съ Китаемъ". Глава 7-я (1901)
2017-12-16 / russportal
П. Н. Красновъ. Очеркъ "Борьба съ Китаемъ". Глава 6-я (1901)
2017-12-16 / russportal
П. Н. Красновъ. Очеркъ "Борьба съ Китаемъ". Глава 5-я (1901)
2017-12-16 / russportal
П. Н. Красновъ. Очеркъ "Борьба съ Китаемъ". Глава 4-я (1901)
2017-12-16 / russportal
П. Н. Красновъ. Очеркъ "Борьба съ Китаемъ". Глава 3-я (1901)
2017-12-16 / russportal
П. Н. Красновъ. Очеркъ "Борьба съ Китаемъ". Глава 2-я (1901)
2017-12-16 / russportal
П. Н. Красновъ. Очеркъ "Борьба съ Китаемъ". Глава 1-я (1901)
2017-12-16 / russportal
Указъ Архіер. Сѵнода РПЦЗ отъ 30 авг. 1938 г. о положеніи Правосл. Церкви въ Польшѣ
2017-12-16 / russportal
К. Н. Николаевъ. Къ положенію Православной Церкви въ Польшѣ (1938)
2017-12-15 / russportal
П. Н. Красновъ. Рождественскій разсказъ "Письма матери" (1899)
2017-12-15 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 23-я (1904)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - понедѣльникъ, 18 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Архіеп. Антоній (Синкевичъ) († 1996 г.)

Вл. Антоній (въ мірѣ Александръ Ѳедоровичъ Синкевичъ) (1903-1996), архіеп. Лосъ-Анжелосскій и Южно-Калифорнійскій (РПЦЗ), духовный писатель, апологетъ русской православной монархіи. Родился 9 ноября 1903 г. въ Кіевѣ въ семьѣ прот. Ѳедора Николаевича Синкевича — кіевскаго монархическаго дѣятеля и редактора газеты «Двуглавый орелъ». Во время Гражданской войны вмѣстѣ съ отцомъ выѣхалъ на Югъ. Воевалъ въ Крыму въ рядахъ арміи ген. Врангеля. Въ 1920 г. эвакуировался въ Константинополь, затѣмъ въ Югославію. Окончилъ русскую кадетскую школу (1924). Богословскій факультетъ Бѣлградскаго ун-та (1927). Поступилъ послушникомъ въ монастырь Мильково (1928). Постриженъ въ монашество митр. Антоніемъ (Храповицкимъ) (1930). Іеродіаконъ (1930). Іеромонахъ (1931). Законоучитель въ сербскомъ духовномъ училищѣ въ Ягодинѣ (1931-1933). Игуменъ (1933). Архимандритъ (1934). Начальникъ Русской Духовной Миссіи въ Іерусалимѣ (1933-1951). Епископъ Лосъ-Анжелосскій (6/19 августа 1951), викарій Восточно-Американской епархіи РПЦЗ. Архіерейскую хиротонію возглавилъ митр. Анастасій (Грибановскій) въ Нью-Іоркѣ. Архіепископъ (1961). Правящій архіеп. Лосъ-Анжелосской и Техасской епархіи (1962). Постоянный членъ Архіерейскаго Сѵнода РПЦЗ. Съ 1971 г. титуловался «Лосъ-Анжелосскимъ и Южно-Калифорнійскимъ». Скончался 18 (31) іюля 1996 г. въ г. Санта-Моника (США). Похороненъ на кладбищѣ Свято-Троицкаго монастыря (Джорданвилль).

Сочиненія архіеп. Антонія (Синкевича)

ЛУЧЪ СВѢТА.
Ученіе въ защиту Православной вѣры, въ обличеніе атеизма и въ опроверженіе доктринъ невѣрія.

Въ двухъ частяхъ: Часть вторая.
Собралъ, перепечаталъ и дополнилъ иллюстраціями Архимандритъ Пантелеимонъ.

О положеніи церкви въ Совѣтской Россіи и о духовной жизни русскаго народа.
Докладъ Архіерейскому собору 1959 года Епископа Лосъ Анжелосскаго Антонія.

ЧАСТЬ I.
О положеніи церкви въ Совѣтской Россіи.

Составлять докладъ о положеніи церкви въ Совѣтской Россіи крайнѣ тягостно потому, что приходится, говоря объ этой церкви лукавнующихъ, погружаться въ атмосферу самой беззастѣнчивой лжи на истину, клеветы на св. Церковь, на св. исповѣдниковъ и мучениковъ и рабскаго низкопоклонства передъ безбожными гонителями вѣры — коммунистами. Все это уже извѣстно и производитъ такое же впечатлѣніе, какъ и вся искусственная пропаганда совѣтскаго правительства, отъ которой отвращается слухъ и сердце русскаго народа. Тѣмъ не менѣе, изучать эту ложь совѣтской церкви необходимо, ибо она настойчиво продолжается и можетъ вліять на слабыхъ духомъ, неосвѣдомленныхъ или либерально настроенныхъ людей, особенно заграницей, производя свое вредоносное дѣйствіе.

Вторымъ затрудненіемъ, болѣе серьезнымъ, на которое мы натолкнулись при составленіи доклада, явилось ограниченное количество нужнаго для нашей темы матеріала, крайне несистематическаго, изъ котораго, казалось, трудно составить сколько-нибудь полную и объективную картину положенія вѣры въ Совѣтской Россіи. Имѣющіеся газетныя замѣтки и разсказы очевидцевъ, хотя довольно многочисленные, не вполнѣ удовлетворяютъ потому, что, являясь свидѣтельствами отдѣльныхъ частныхъ лицъ, носятъ всегда личный, случайный, эпизодическій характеръ и не выражаютъ поэтому всего происходящаго. Кромѣ того, бóльшая часть свидѣтельствующихъ объ отдѣльныхъ фактахъ, находясь въ угнетенномъ положеніи гонимыхъ за вѣру, не могли сдѣлать обзоръ всего положенія, естественно недоступнаго имъ. Поэтому, пользуясь и этими цѣнными свидѣтельствами, какъ иллюстраціей и подтвержденіемъ фактовъ, мы не ставимъ ихъ въ разрядъ главныхъ документовъ.

Самымъ важнымъ матеріаломъ намъ представляется совѣтская печать. Хотя ея подходъ къ вѣрѣ подчеркнуто-враждебный и хотя она умалчиваетъ о многихъ интересующихъ насъ моментахъ, тѣмъ не менѣе, на основаніи совѣтскихъ изданій можно узнать многое, часто изъ самаго умалчиванія. Кромѣ того, свидѣтельство враговъ иногда бываетъ особенно доказательнымъ какъ по существу, такъ и потому, что всѣ совѣтскія свидѣтельства являются цѣнными документами, отъ которыхъ враги вѣры отказаться не могутъ. Къ печатнымъ матеріаламъ совѣтскаго происхожденія мы прежде всего причисляемъ всѣ изданія московской патріархіи, такъ же какъ сообщенія совѣтскихъ газетъ, журналовъ и изданій антирелигіознаго характера. На основаніи этого матеріала можно составить достаточно ясное представленіе о положеніи вѣры въ Совѣтской Россіи, при чемъ въ докладѣ Собору, который не можетъ быть подробнымъ изслѣдованіемъ, многое приходится излагать въ сжатомъ, схематическомъ и сокращенномъ видѣ, опуская рядъ существенныхъ событій и фактовъ.

Въ настоящемъ докладѣ содержатся слѣдующія основныя мысли.

Совѣтская церковь, признавши совѣтскую безбожную власть органически и идейно близкой себѣ и воспѣвая дифирамбы, является ея усердной прислужницей и используется послѣдней для пропаганды совѣтскаго строя и совѣтской политики съ цѣлью распространенія безбожнаго коммунизма во всемъ мірѣ. Несмотря на пресмыкательство совѣтской церкви передъ богоборческой властью, гоненіе на вѣру продолжается.

Внутри СССР совѣтская патріархія подчинена коммунистическому правительству черезъ генерала НКВД (МГБ) Г. Г. Карпова. Назначеніе епископовъ и священниковъ осуществляется по выбору и указанію безбожнаго правительства, въ чемъ ему усердно помогаетъ сама московская патріархія.

Внѣ СССР главнѣйшей и наиболѣе яркой дѣятельностью совѣтской церкви за послѣдній періодъ, особенно цѣнной для совѣтскаго правительства, является насколько энергичная, столько же лживая пропаганда мира, для усыпленія Запада и подготовки его захвата коммунизмомъ. Эта пропаганда ведется подъ прикрытіемъ якобы евангельскихъ идей и облекаясь по возможности, хотя далеко не всегда, въ пристойную церковную и благочестивую внѣшность.

Насколько совѣтская церковь преуспѣла въ исполненіи этихъ коммунистическиъ заданій, видно изъ того, что при всѣхъ продолжающихся гоненіяхъ на вѣру, совѣтское правительство не нападаетъ прямо на нужную ей совѣтскую церковь, а совѣтскій митрополитъ Николай занялъ почетное мѣсто въ совѣтскомъ пропагандномъ аппаратѣ. Совѣтское правительство поддерживаетъ московскую патріархію морально (если такое слово умѣстно въ отношеніи аморальной власти), а на офиціальныхъ пріемахъ совѣтскаго правительства представители совѣтской церкви занимаютъ видное мѣсто наряду съ высшими совѣтскими сановниками.

Глава I.
Совѣтская церковь — прислужница совѣскаго правительства.

Еще въ 1927 году митрополитъ Сергій замѣститель Мѣстоблюстителя Патріарха, сталъ на путь сотрудничества съ совѣтской властью своей извѣстной деклараціей, призывавшей подчиниться коммунистамъ «не за страхъ, а за совѣсть».

Время отъ времени онъ заявлялъ, что никакихъ гоненій на религію и на церковь въ СССР нѣтъ, а духовныя лица и вѣрующіе, если и арестовываются, то только за политическія и уголовныя преступленія. Такое заявленіе, напримѣръ, было опубликовано 16 февраля 1930 года въ газетахъ «Правда» и «Извѣстія» (В. Алексѣевъ. Внѣшняя политика Московской Патріархіи. Нью Іоркъ, 1955 г., стр. 3).

«Нынѣшній патріархъ московскій и всея Руси въ своемъ декларативномъ письмѣ отъ 20 мая 1944 года заявилъ главѣ совѣтскаго правительства, что въ своей дѣятельности будетъ неизмѣнно слѣдовать своему предшественнику патріарху Сергію и звать къ тому же вѣрующій русскій народъ. Это заявленіе выразило гражданскую, патріотическую вѣрность предстоятеля церкви по отношенію къ совѣтскому государству и твердое намѣреніе жить по церковнымъ законамъ». («Русская православная церковь». Изданіе Московской Патріархіи. 1958 г.). Въ оригиналѣ сказано, что принципами дѣятельности нынѣшняго московскаго патріарха будетъ «слѣдованіе канонамъ и установленіямъ церковнымъ съ одной стороны, и неизмѣнная вѣрность родинѣ и возглавляемому вами (Сталинымъ) правительству нашему, — съ другой». Въ заключеніе онъ просилъ «глубокочтимаго и дорого Іосифа Виссаріоновича вѣрить чувствамъ глубокой къ нему любви и благодарности, какими одушевлены всѣ... церковные работники». (Письмо отъ 20.5.1944 г., «Патріархъ Сергій и его духовное наслѣдство», стр. 135-136).

Въ день похоронъ Сталина 9 марта 1953 года патріархъ Алексій произнесъ въ патріаршемъ соборѣ рѣчь, въ которой восхвалялъ Сталина, какъ «великаго вождя», какъ «поборника мира», какъ человѣка «геніальнаго, который въ каждомъ дѣлѣ открывалъ то, что было невидимо и недоступно для обыкновеннаго ума». «И мы, собравшись помолиться о немъ, не можемъ не указать на его всегда доброжелательное и внимательное отношеніе къ нуждамъ церкви. Ни одно обращеніе къ нему никогда не было отвергнуто, онъ исполнялъ всѣ наши просьбы». Съ благодарностью вспоминая «много добраго и полезнаго», сдѣланнаго для церкви благодаря авторитету покойнаго, патріархъ Алексій возглашаетъ «съ глубокой горячей любовію» вѣчную память «возлюбленному» и «незабвенному Іосифу Виссаріоновичу». (Журналъ Московской Патріархіи 1953 г., стр. 3-4). Дальнѣйшее отношеніе совѣтской церкви къ власти остается неизмѣннымъ. Въ упомянутой выше новой пропагандной книгѣ «Русская православная церковь — устройство, положеніе, дѣятельность», изданіе Московской Патріархіи 1958 г., напечатанной на семи языкахъ (русскій, англійскій, нѣмецкій, французскій, итальянскій, испанскій и арабскій), похвалы совѣтской власти расточаются въ масштабахъ, превосходящихъ всѣ границы приличія. Положеніе церкви въ Совѣтскомъ Союзѣ рисуется въ самыхъ розовыхъ тонахъ, при чемъ не только умалчивается о преслѣдованіи религіи, но торжественно провозглашается ложь о томъ, будто благодаря совѣтской власти положеніе церкви гораздо лучше, чѣмъ при самодержавной власти. Лживость этихъ восторговъ выражается и въ томъ, что законы СССР противъ религіи, такъ же какъ и существующее «Положеніе» о церкви въ Совѣтскомъ Союзѣ приводятся съ опущеніемъ невыгодныхъ мѣстъ; только однажды, для кажущейся объективности, приводятся слова о свободѣ антирелигіозной пропаганды съ расчетомъ на наивнаго читателя; находятся онѣ въ потокѣ фразъ, восторгающихся совѣтской жизнью и совѣтскими законами, включая законы противъ вѣры, такъ что, даже и эта свобода атеистической пропаганды кажется московской патріархіи благомъ и свободой, о чемъ въ радостномъ тонѣ говорится слѣдующее:

«Съ полной объективностью надо заявить, что конституція, гарантирующая полную свободу отправленія религіознаго культа, рѣшительно ни въ чемъ не стѣсняетъ религіозной жизни вѣрующихъ и жизни церкви вообще» (стр. 24).

Приведемъ нѣкоторыя мѣста, иллюстирующія вышесказанное. Выдержки приводятся безъ особаго выбора, вся книга представляетъ собой шедевръ лжи, фальши и восторженнаго преклоненія передъ угнетателями. Очень важно каждому вѣрующему ознакомиться внимательно и полностью съ этимъ изобличающимъ совѣтскую церковь документомъ.

Глава II.
Московская патріархія о свободѣ вѣры въ Совѣтской Россіи.

Вотъ чтó говорится въ вышеупомянутой книгѣ о «свободѣ» религіозной жизни:

«Предсѣдатель совѣта по дѣламъ русской православной церкви при совѣтѣ министровъ СССР Г. Г. Карповъ, присутствовавшій на соборѣ (1945 г.) въ качествѣ представителя отъ совѣтскаго правительства, обратился къ членамъ собора и въ такихъ словахъ опредѣлилъ взаимоотношенія между церковью и государствомъ въ Совѣтскомъ Союзѣ: «Въ нашей великой странѣ съ побѣдой новаго, невиданнаго еще въ мірѣ, соціалистическаго, самаго справедливаго строя волею народа церковь отдѣлена отъ государства и пользуется полной свободой въ своей внутри-церковной жизни, а установившіяся взаимоотношенія между церковью и государствомъ являются вполнѣ нормальными, благодаря невмѣшательству церкви въ политическую дѣятельность государства и, съ другой стороны, — невмѣшательству государства во внутреннюю дѣятельность церкви» (Русск. Прав. Церковь, стр. 18).

Нетрудно замѣтить, что эту же ложь повторяетъ совѣтская патріархія, по желанію совѣтской власти.

«Взаимоотношенія между церковью и государствомъ опредѣляются декретомъ совѣтской власти о свободѣ совѣсти и конституціей СССР. Тотъ и другой документы достаточно ясно опредѣляютъ положеніе и права церкви, гарантируя полную свободу совершенія религіозныхъ обрядовъ и совершенно исключаютъ какое-либо стѣсненіе религіозной жизни вѣрующихъ и вообще церковной жизни» (стр. 14).

«Наша церковь не испытываетъ никакого стѣсненія и не знаетъ никакого вмѣшательства въ свою внутреннюю жизнь со стороны государства» (стр. 20).

«Такія благопріятныя условія церковной жизни и дѣятельности даютъ намъ основаніе увѣренно смотрѣть въ будущее нашей церкви и надѣяться на ея дальнѣйшіе успѣхи и процвѣтаніе. Въ самомъ дѣлѣ — она въ настоящее время имѣетъ въ своемъ составѣ милліоны вѣрующихъ въ Бога, вѣрующихъ убѣжденно, искренно и сознательно, чего нельзя было сказать о господствующей церкви Россійской Имперіи; тамъ за вѣрующихъ часто принимались люди, принадлежавшіе къ церкви формально, по соображеніямъ гражданской благонадежности. Наша церковь имѣетъ и гарантированную совѣтскимъ правительствомъ свободу внутренней жизни и благодаритъ Бога за все настоящее, чѣмъ она располагаетъ, надѣясь стать достойной еще болѣе лучшаго будущаго» (очевидно, она ожидаетъ достойнаго будущаго со стороны безбожнаго правительства) (стр. 20).

«Въ предѣлахъ совѣтской республики запрещается издавать какіе-либо законы или постановленія, которые бы стѣсняли или ограничивали свободу совѣсти или устанавливали какія бы то ни было преимущества или привиллегіи на основаніи вѣроисповѣдной принадлежности гражданъ» (стр. 22).

«Съ отдѣленіемъ церкви отъ государства сняты были всякія преграды, искусственно задержававшія людей въ составѣ церкви, и всѣ номинальные церковники отъ насъ ушли».

«Декретъ о свободѣ совѣсти, изданный совѣтской властью еще въ январѣ 1918 года, обезпечиваетъ всякому религіозному обществу, въ томъ числѣ и нашей православной церкви, право и возможность жить и вести свои религіозныя дѣла согласно требованію своей вѣры, поскольку это не нарушаетъ общественнаго порядка и правъ другихъ гражданъ. Этотъ декретъ имѣлъ громадное значеніе для оздоровленія внутренней жизни церкви. При царскомъ правительствѣ церковь находилась въ услуженіи у государства... Государственная опека распространялась на весь церковно-административный строй ея. Декретъ совѣтской власти о свободѣ совѣсти, о свободѣ религіознаго исповѣданія снялъ тотъ гнетъ, который лежалъ надъ церковью долгіе годы, освободилъ церковь отъ внѣшней опеки. Это принесло внутренней жизни церкви громадную пользу. Декретъ предоставляетъ свободу и гарантируетъ неприкосновенность этой свободы всѣмъ религіознымъ объединеніямъ. Величайшее благо для нашей православной церкви, что она перестала быть господствующей, и въ этомъ отношеніи, какъ нѣкій рычагъ самодержавной власти, связывать религіозную совѣсть другихъ вѣроисповѣданій». «Въ дореволюціонной Россіи не было ни свободы совѣсти, ни свободы вѣроисповѣданій, такъ какъ существовала система государственной православной церковности, въ силу которой церковь управлялась верховной властью главы государства — царя, имѣвшаго право устанавливать, отмѣнять и измѣнять въ церковной области все, что, по его мнѣнію, не обосновывалось Священнымъ Писаніемъ» (стр. 23).

«Царскіе законы совершенно отрицали свободу совѣсти. Только побѣдой Великой Октябрской соціалистической революціи былъ положенъ конецъ вѣковой царско-самодержавной политической опекѣ надъ совѣстью гражданъ, только при совѣтской власти церковь была отдѣлена отъ государства и школа отъ церкви и установлены дѣйствительная свобода совѣсти и подлинная вѣротерпимость. Церковь въ СССР не государственная, а частная организація, не получающая никакихъ средствъ отъ государства и независимая отъ него». (Здѣсь умѣстно указать, что въ статьѣ Ж.М.П. «На пріемѣ у Сталина» Митрополитъ Николай сообщаетъ, что патріархъ Алексій благодарилъ правительство за то, что оно «предоставило транспортныя средства для прибытія изъ заграницы приглашенныхъ на соборъ почетныхъ гостей, теплую одежду для пребыванія ихъ у насъ на зимніе дни, помѣщеніе и питаніе въ Москвѣ для всѣхъ членовъ собора, автомобили и автобусы для ихъ поѣздокъ въ Москвѣ» (Ж.М.П. 1945 г., № 5, стр. 25-26).

«Свобода вѣроисповѣданія въ СССР гарантирована и конституціей Совѣтскаго Союза» (стр. 24).

«Въ нѣкоторыхъ заграничныхъ кругахъ нѣкоторыми, враждебно относящимися къ СССР лицами, распространялась и распространяется клевета о стѣсненіи будто бы свободы совѣсти въ Совѣтскомъ Союзѣ, распространялась и распространяется ложь о томъ, что въ нашей странѣ духовенство и вѣрующіе якобы подвергались и подвергаются преслѣдованіямъ, въ томъ числѣ и судебнымъ, со стороны государственныхъ органовъ за свою религіозную дѣятельность. Эта ложь и клевета категорически и давно опровергнуты, въ частности, и самой церковью: «За годы послѣ октябрьской революціи въ Россіи, — читаемъ мы въ книгѣ «Правда о религіи въ Россіи» (стр. 26-27), — бывали неоднократные процессы церковниковъ. За что судили этихъ церковныхъ дѣятелей? — Исключительно за то, что они, прикрываясь рясой и церковнымъ знаменемъ, вели антисовѣтскую работу. Это были политическіе процессы, отнюдь не имѣвшіе ничего общаго съ чисто церковной жизнью религіозныхъ организацій и чисто церковной работой отдѣльныхъ священнослужителей. Православная церковь сама громко и рѣшительно осуждала такихъ своихъ отщепенцевъ, измѣняющихъ ея открытой линіи честной лояльности по отношенію къ совѣтской власти... Нѣтъ, церковь не можетъ жаловаться на власть» (стр. 24-25).

Интересно, что все же приходится доказывать, что гоненій нѣтъ.

Приведемъ еще выдержку изъ свидѣтельствъ церковныхъ делегацій, возглавлявшихся патріархами Антіохійскимъ и Александрійскимъ, изъ которыхъ видно, что совѣтская патріархія съумѣла привлечь къ участію въ своей пропагандѣ и другія православныя церкви.

Вотъ свидѣтельство Антіохійской делегаціи:

«Мы въ теченіе мѣсячнаго пребыванія въ СССР широко познакомились съ жизнью русской православной церкви, ея епископата, клира и мірянъ, а также съ различными сторонами жизни и быта совѣтскаго народа. Мы имѣли возможность посѣтить и осмотрѣть новые храмы Москвы и Ленинграда, а также древнюю Троице-Сергіеву Лавру съ ея соборами — твореніями геніальныхъ русскихъ зодчихъ. Мы видѣли, что многочисленные храмы въ дни богослуженій переполнены молящимися разныхъ возрастовъ — мужчинами, женщинами и дѣтьми... Государство предоставило церкви полную свободу по отправленію богослуженій и распространенію слова Божія въ проповѣдяхъ и литературѣ. Мы заявляемъ, что русская православная церковь живетъ во всей канонической полнотѣ и величіи» (стр. 27-28).

Подобно ему и свидѣтельство Александрійской делегаціи:

«Не хватаетъ словъ, чтобы выразить нашъ восторгъ отъ посѣщенія Россіи. Навсегда останутся въ памяти праздники въ Лаврѣ, посвященные преподобному Сергію, а также наше посѣщеніе замѣчательныхъ религіозныхъ памятниковъ, музеевъ, дворцовъ, богословскихъ академій и семинарій. Не вызываетъ никакого сомнѣнія тотъ фактъ, что русская православная церковь въ настоящее время развивается совершенно свободно и пользуется большимъ вниманіемъ совѣтского государства...» (стр. 29).

Знаменательны слова обѣихъ делегацій. Дѣйствительно, совѣтская церковь не подвергается гоненіямъ, имъ подвержены лишь вѣра и религія; гоненіе на вѣру и вѣрующихъ совѣтскую патріархію не безпокоитъ. Болѣе того, совѣтская церковь призываетъ на гонителей Христа Божіе благословеніе.

«Митрополитъ Сергій призвалъ вѣрующихъ русскихъ людей къ молитвѣ о томъ, чтобы Богъ благословилъ народную рабоче-крестьянскую власть въ ея трудахъ на благо народа, и съ того времени эти молитвы возносятся во всѣхъ храмахъ нашей русской православной церкви» (стр. 12).

Подобныхъ мѣстъ, потрясающихъ непредубѣжденнаго читателя, въ цитируемой книгѣ множество.

Глава III.
Ложь московской патріархіи о свободѣ вѣры въ СССР.

Въ дѣйствительности гоненіе на вѣру въ СССР продолжается. Оно происходитъ волнами. Религіозный НЭП появился въ началѣ послѣдней войны, когда приходилось большевикамъ думать о спасеніи своего режима. Но какъ только опасность миновала, прекратился и НЭП.

Преслѣдованіе православной вѣры и антирелигіозная пропаганда, никогда не пракращающаяся, находитъ свое выраженіе въ совѣтской прессѣ.

10 ноября 1954 года центральный комитетъ коммунистической партіи Совѣтскаго Союза выпустилъ постановленіе объ ошибкахъ въ проведеніи научно-атеистической пропаганды. Постановленіе подписано Хрущевымъ. Говоря о необходимости усиленія атеистической пропаганды и о лучшемъ отборѣ лекторовъ, въ этомъ постановленіи, между прочимъ, говорится: «Коммунистическая партія не можетъ безучастно, нейтрально относиться къ религіи, какъ къ идеологіи, ничего общаго не имѣющей съ наукой» «Исправленіе ошибокъ, допущенныхъ въ антирелигіозной пропагандѣ, не должно привести къ ослабленію научно-атеистической пропаганды, являющейся составной частью коммунистическаго воспитанія трудящихся». «Коммунистическая партія ведетъ идейную борьбу съ религіозной идеологіей». «Партія считаетъ необходимымъ проведеніе глубокой систематической научно-атеистической пропаганды».

Еще въ 1936 году, въ программѣ и Конституціи Коммунистическаго Интернаціонала (Москва, 1936 г.) было сказано:

«Среди задачъ культурной революціи... особое мѣсто занято борьбой противъ религіи — опіума для народа — борьба, которая должна проводиться систематически и неустанно».

Въ бесѣдѣ съ делегаціей французскаго парламента въ сентябрѣ 1955 года, Хрущевъ заявилъ: «Мы продолжаемъ быть атеистами. Мы будемъ стараться освободить отъ дурмана религіознаго опіума, который еще существуетъ, бóльшую часть народа».

Въ «Большой Совѣтской энциклопедіи» т. 50, стр. 642-643, въ статьѣ «Религія и церковь», послѣ замѣчанія, что церковь легально существуетъ въ СССР, говорится: «Однако, коммунистическая партія считаетъ религію идеологіей, ничего общаго не имѣющей съ наукой, и поэтому она не можетъ относиться къ ней безразлично... Партія считаетъ необходимымъ проводить глубокую, систематическую научано-атеистическую пропаганду». О томъ, что коммунистическая партія никогда не примирится съ религіей, но будетъ вести съ ней борьбу и что религія противоположна коммунизму, — повторяется на всѣ лады во всѣхъ безъ исключенія атеистическихъ книжкахъ и почти во всѣхъ многочисленныхъ антирелигіозныхъ статьяхъ совѣтскихъ газетъ.

Особенно усилившаяся анти-религіозная кампанія въ 1958 году, видна изъ того, что по даннымъ совѣтской прессы, выпущено множество изданій противъ вѣры, о которыхъ мы будемъ говорить болѣе подробно во второй части нашего доклада. Упомянемъ лишь, что многіе изъ безбожныхъ книгъ и журналовъ издаются въ количествѣ 50, 100, 150 и даже 200 тысячъ экземпляровъ.

Распущенный во время религіознаго НЭПа Союзъ воинствующихъ безбожниковъ теперь возстановленъ подъ названіемъ «Общества распространенія политическихъ и научныхъ знаній». «Правда» отъ 18 янв. 1958 года хвалится, что въ составѣ этого общества имѣется 644.000 членовъ.

По собщенію же номера «Правды», за 1956 годъ въ Совѣтской Россіи было организовано 1.875.000 антирелигіозныхъ лекцій, а за 1957-й годъ — 3.875.000 такихъ же лекцій, т. е. на 2 милліона больше.

Въ декабрьскомъ номерѣ совѣтскаго журнала «Коммунистъ» за 1958 г. имѣется статья: «Усилить научно-атеистическую пропаганду». Тамъ говорится: «Коммунистическая партія всегда была непримиримой къ религіи, никогда не относилась нейтрально къ этой идеологіи. Она ведетъ непримиримую идейную борьбу съ религіозной идеологіей». «Церковныя организаціи, обманывая вѣрующихъ, инсценируютъ «явленія» иконъ, «открываютъ» могилы праведниковъ, «святые цѣлебные» источники, ведутъ тамъ идеологическую обработку людей, вытягиваютъ у нихъ деньги. «Святыя мѣста», о чемъ уже не разъ говорилось въ печати, являются очагами безкультурья и безнравственности. Въ монастыряхъ практикуется эксплоатація наемнаго труда для обработки земли. Имѣются факты издѣвательства надъ личностью».

Возглавляющій антирелигіозную пропаганду сейчасъ въ Совѣтскомъ Союзѣ членъ Центральнаго Комитета Маркъ Борисовичъ Митинъ пераиздалъ массовымъ тиражемъ старыя безбожныя изданія, какъ напримѣръ, сборникъ кощунственныхъ статей Емельяна Ярославскаго «О религіи» и цѣлый рядъ другихъ, разославши ихъ по библіотекамъ съ предписаніемъ навязывать ихъ читателямъ, особенно молодежи.

Для насъ особый интересъ представляетъ статья Ярославскаго (Губельмана), переизданная въ 1957 году, «Среди церковниковъ», въ которой онъ выражаетъ отношеніе большевиковъ къ деклараціи митрополита Сергія объ отношеніи къ совѣтской власти. Цитируя слова митрополита Сергія, что нужно принять совѣтскую власть «не за страхъ, а за совѣсть», Губельманъ говоритъ: «Само собой разумѣется, что отъ этого роль церкви подъ руководствомъ епископа Сергія не стала иной, чѣмъ раньше: церковь была и остается учрежденіемъ, эксплоатирующимъ отсталость трудовыхъ массъ. Съ религіей, хотя бы ее епископъ Сергій прикрасилъ въ какія угодно совѣтскія одежды, съ вліяніемъ религіи на массы трудящихся, мы будемъ вести борьбу, какъ ведемъ борьбу со всякой религіей, со всякой церковью». (Ем. Ярославскій. О религіи. Москва 1957 г.). Эти заявленія подтверждаются тѣмъ фактомъ, что въ сов. газетахъ все время появляются статьи на антирелигіозныя темы въ самомъ непримиримомъ, враждебномъ тонѣ, что сокрушительнымъ образомъ обличаетъ ложь совѣтской церкви о благодѣтелыной роли совѣтскаго правительства по отношенію къ православной вѣрѣ и объ отсутствіи религіозныхъ гоненій. Этого гоненія пока нѣтъ противъ административнаго аппарата совѣтской церкви, являющейся приспѣшницей безбожниковъ-коммунистовъ.

Насколько лживы заявленія о свободѣ религіи въ СССР видно и изъ свидѣтельства одной русской православной, служащей американской выставки, возвратившейся недавно изъ Москвы. Все свое свободное время въ Москвѣ она посвятила посѣщенію храмовъ, пробывши тамъ 7 недѣль. Ее поразило то, что въ храмъ ходить вѣрующіе боятся, за исключеніемъ старыхъ женщинъ, которыя составляютъ 80 процентовъ молящихся. За все время она видѣла въ церкви только одного военнаго и очень мало мужчинъ, если не считать туристовъ или любопытныхъ комсомольцевъ, которые говорятъ, что ходятъ въ храмъ, чтобы послушать красивое пѣніе. Когда она вошла въ переполненный храмъ и покупала свѣчи, старая женщина замѣтила у нея крестъ и тотчасъ ее предупредила: «Дѣвушка, сними кресть!» На ея возраженіе, что она не хочетъ его снимать, женщина спросила: «А ты не боишься?» Служащая выставки отвѣтила: «Нѣтъ, наоборотъ, я боюсь быть безъ креста». Когда она продвигалась впередъ чтобы поставить свѣчи она неоднократно слышала предупрежденіе: «Дѣвушка, спрячь крестъ!» «Дѣвушка, сними крестъ!» На ея родственницу — вѣрующую — ея крестъ произвелъ большое впечатлѣеніе; она въ свою очередь показала крестъ приколотый изнутри, чтобы не было видно. У этой родственницы не оказалось никакихъ иконъ, держать которыя она опасается.

Эту же служащую выставки просили здѣсь въ Америкѣ нѣкоторые русскіе привезти русской земли, для чего она отправилась на одно изъ московскихъ кладбищъ. Тамъ она встрѣтила старую женщину, которая ей охотно показала мѣста, гдѣ лучше брать землю, указавъ могилу особенно благочестиваго священника. Эта женщина спросила ее: «Знаютъ ли у васъ въ Америкѣ, какъ здѣсь преслѣдуется вѣра, какія здѣсь гоненія и какъ намъ трудно?», на что она отвѣтила: «Да, мы это знаемъ и въ каждой нашей церкви мы молимся о русскомъ народѣ». Въ отвѣтъ, женщина горестно произнесла: «Нѣтъ, вы не можете знать всего ужаса здѣшней жизни вѣрующихъ.»

Глава IV.
Московская патріархія подъ контролемъ и управлением совѣтской власти.

Совѣтская церковь, вопреки ея заявленіямъ, находится подъ всецѣлымъ контролемъ и управленіемъ совѣтской власти черезъ генерала НКВД (МГБ) Г. Г. Карпова. Доказать эту зависимость лучше всего можно изъ Положенія объ управленіи Русской Православной Церковью.

Согласно этому Положенію, патріархъ облеченъ очень большими полномочіями, гораздо большими, чѣмъ Патріархъ Тихонъ; полномочія эти приближаются къ власти древнихъ русскихъ патріарховъ, которые управляли церковью въ значительной степени единолично.

«Допуская столь широкія полномочія для патріарха, совѣтское правительство было, несомнѣнно, очень заинтересовано въ томъ, чтобы на патріаршемъ престолѣ находилось такое лицо, которое, дѣйствительно, могло бы сверху направлять дѣятельность церковныхъ учрежденій въ русло совѣтской политики. Въ Положеніе 1945 г. включено одно весьма осторожно формулированное постановленіе. Статья 16-я Положенія гласитъ: «Патріархъ имѣетъ печать и штампъ, зарегистрированный надлежащей гражданской властью». Рѣчь идетъ не о печати патріаршаго престола, а о печати и штампѣ, присвоенномъ одному опредѣленному лицу, поставленному на должность Патріарха. Если бы это былъ общій штампъ и общая печать патріаршаго престола достаточно было бы одной общей регистраціи ихъ разъ навсегда и не требовалось бы спеціальнаго указанія на это въ Положеніи именно по отношенію къ патріарху, а не къ патріаршему престолу.

Такое пониманіе «регистраціи печати и штампа» въ качествѣ личной регистраціи владѣльца ихъ явствуетъ изъ того, что правило это примѣняется также къ каждому епархіальному архіерею и къ каждому настоятелю приходскаго храма. Епархіальный архіерей управляетъ ввѣренной ему епархіей, «пользуясь должностнымъ штампомъ и печатью, зарегистрированными надлежащей гражданской властью» (ст. 26). «Настоятель храма» также «имѣетъ свою печать и штампъ зарегистрированные надлежащей гражданской властью» (ст. 48).

Терминъ «регистрація» употребляется въ совѣтскомъ законодательствѣ именно въ смыслѣ дозволенія или разрѣшенія, какъ это видно, напримѣръ, изъ постановленія отъ 8 апр. 1929 года, которымъ быда введена обязательная регистрація культовыхъ объединеній всѣхъ наименованій. Если въ регистраціи отказывалось, то религіозное объединеніе вообще не могло функціонировать.

Постановленіе о регистраціи штампа и печати какъ патріарха, такъ равно всѣхъ епархіальныхъ архіереевъ и настоятелей приходовъ означаетъ по существу утвержденіе ихъ въ должности гражданской властью. Отказъ въ регистраціи равняется недопущенію къ отправленію церковной должности. Этотъ порядокъ налагаетъ яркій отпечатокъ на всю систему подбора личнаго состава священнослужителей церкви и является однимъ изъ лучшихъ опроверженій утвержденія, будто православная церковь пользуется свободой внутренняго управленія. Въ отношеніи самого патріарха, система утвержденія его мѣняетъ самый характеръ выборовъ его. Заранѣе провѣренные гражданской властью члены помѣстнаго собора не могутъ не чувствовать себя поставленными въ необходимость голосовать только за того кандидата, штампъ и печать котораго имѣютъ всѣ шансы быть признанными и «зарегистрированными» совѣтомъ по дѣламъ русской православной церкви. Вмѣстѣ съ тѣмъ, члены собора, естественно, могутъ опасаться голосовать за кандидата неугоднаго совѣтскому правительству, чтобы не подвегнуть риску ни его, ни самихъ себя. Въ такихъ условіяхъ избраніе патріарха соборомъ практически переходитъ въ соборное подтвержденіе правъ кандидата, заранѣе намѣченнаго совѣтскимъ правительствомъ. Вмѣстѣ съ тѣмъ, эта система является и ограниченіемъ власти патріарха назначать епархіальныхъ архіереевъ (ст. 24), такъ какъ при каждомъ назначеніи епископа онъ долженъ считаться съ тѣмъ, согласятся ли надлежащія гражданскія власти «зарегистрировать» это лицо. (В. Алексѣевъ. Церковь подъ властью коммунизма. Мюнхенъ, 1958 г., стр. 41-42).

Такимъ образомъ, по даннымъ основного закона самой совѣтской церкви, совершенно неоспоримо, что церковь эта находится въ полной зависимости и фактически подъ управленіемъ совѣтскаго правительства, подбирающаго личный составъ епископата, начиная отъ патріарха, а также и остального духовенства. Что это именно такъ, видно и изъ процедуры избранія совѣтскаго патріарха, которое почти не имѣло даже видимости избранія, являясь фактически утвержденіемъ заранѣе намѣченнаго совѣтскимъ правительствомъ кандидата.

Совѣтская церковь старается скрыть свою зависимость отъ совѣтскаго правительства во-первыхъ своими лживыми заявленіями о своей, якобы, свободѣ; кромѣ того, стремленіе скрыть свое рабское подчиненіе совѣтской власти видно и въ мелочахъ. Такъ напримѣръ, въ первые годы ея существованія бросалось въ глаза всѣмъ читающимъ изданія совѣтской церкви, что они напечаны государственной типографіей безбожнаго правительства, которое, конечно, не станетъ этого дѣлать, не получивши взамѣнъ отъ совѣтской церкви нужныхъ услугъ. Для того, чтобы не получалось такого неблагопріятнаго впечатлѣнія, въ послѣднее время, во всѣхъ изданіяхъ совѣтской церкви перестали указывать на послѣдней страницѣ, что изданія печатаются государственной типографіей. Имѣется только одно указаніе на первой страницѣ: «Изданіе Московской Патріархіи». Совѣтская церковь обличаетъ себя своей же похвальбой въ книгѣ «Русская православная Церковь» 1958 года, гдѣ на стр. 26 говорится:

«Церковь можетъ издавать журналы, календари, молитвенники, библію, евангеліе, богослужебныя книги, богословскіе труды и учебныя пособія для духовныхъ школъ, получая для этого за счетъ своихъ средствъ государственные бумажные фонды и пользуясь государственными типографіями».

За бумагу церковь платитъ, а о типографіяхъ этого не сказано. Можно полагать что заслуги совѣтской церкви передъ совѣтскимъ правительствомъ столь велики, что ея изданія печатаются безплатно. Есть и другія причины для безплатнаго печатанія. Изданія эти хороши, напр., для иностранцевъ, чтобы создавать впечатлѣніе, что церковныя изданія есть въ СССР. Въ нѣкоторыхъ изъ нихъ — политически-пропаганднаго характера — не можетъ не быть заинтересовано совѣтское правительство, какъ «Правда о религіи въ Россій», книгѣ «Русская Православная Церковь», изд. 1958 года, а также въ большой мѣрѣ Журналѣ Московской Патріархіи, ведущемъ пропагандный отдѣлъ «Въ защиту мира» — тотъ же отдѣлъ, которому посвящена значительная часть содержанія многочисленныхъ совѣтскихъ газетъ. Насколько изданія совѣтской церкви, о которыхъ хвалится совѣтская патріархія, мало распространены среди населенія, видно изъ того, что на американской выставкѣ происходила погоня за евангеліями, которыя выпрашивались у нашихъ русскихъ дѣтей эмигрантовъ — служащихъ выставки, — и это при томъ, что на выставку могли попасть почти исключительно коммунисты, такъ какъ, по свидѣтельству возвратившихся американскихъ служащихъ русскаго происхожденія, на выставку давали, приблизительно, по 10 билетовъ на совѣтское учрежденіе, состоявшее изъ 200 или 300 человѣкъ.

Глава V.
Услуги совѣтской церкви безбожной власти.

Эта глава должна показать, какую услугу дѣлаетъ въ настоящее время совѣтская церковь коммунистическому правительству въ уплату за право существованія. Услуга эта заключается въ такъ называемой кампаніи совѣтской церкви «Въ защиту мира».

Этому предшествовали выступленія совѣтской церкви пропаганднаго характера для заграницы.

«Патріархъ Алексій неизмѣнно старался поддерживать своимъ авторитетомъ и авторитетомъ священнаго сѵнода самыя разнообразныя мѣры совѣтской политики, какъ только правительство начинало быть особенно озабоченнымъ проведеніемъ ихъ. Когда греческое правительство начало военныя дѣйствія противъ коммунистическихъ повстанцевъ и стало тѣснить ихъ, патріархъ Алексій въ письмѣ къ аѳинскому архіепископу Дамаскину протестовалъ противъ «печальныхъ событій, при видѣ которыхъ русская православная церковь не могла молчать». Архіепископъ Дамаскинъ въ своемъ отвѣтѣ указывалъ на явную неосвѣдомленность патріарха въ обстоятельствахъ дѣла, поскольку гражданская война въ Греціи была начата лишь небольшой группой коммунистовъ (John Shelton Curtiss. The Russian and Soviet State, Boston, 1933, р. 317).

Когда въ 1950 году испортились отношенія Совѣтскаго Союза съ югославскимъ правительствомъ Тито, патріархъ Алексій вернулъ полученный имъ югославскій орденъ «народнаго освобожденія», считая для себя непріемлемымъ носить его въ виду явно враждебнаго этношенія Югославіи къ Совѣтскому Союзу («Ж.М.П.» 1950 г. № 4, стр 5).

Послѣ вторженія сѣверо-корейскйхъ коммунистовъ при поддержкѣ Краснаго Китая въ Южную Корею патріархъ Алексій и священный сѵнодъ послали 21 авг. 1950 года обращеніе къ Совѣту Безопасности ООН, въ которомъ отъ имени Русской Православной Церкви рѣшительно осуждали «вмѣшательство США во внутреннія дѣла корейскаго народа и происходящее безчеловѣчное уничтоженіе американской авіаціей мирнаго населенія Кореи». Обращеніе настаивало на прекращеніи бомбардировокъ, на выводѣ иностранныхъ войскъ изъ Кореи и окончаніи войны (Ж.М.П. 1953 г., стр. 27).

Въ концѣ 1954 года, на совѣщаніяхъ въ Парижѣ и Лондонѣ, приближался къ окончательному разрѣшенію вопросъ о вооруженіи Западной Германіи, противъ чего настойчиво протестовало совѣтское правительство. Въ связи съ этимъ, патріархомъ Алексіемъ было опубликовано обращеніе церкви ко всѣмъ христіанскимъ церквамъ западнаго міра съ призывомъ всемѣрно противиться вооруженію Западной Германіи («Извѣстія», 23 дек. 1954 г.).

21 февраля 1955 года, появилось обращеніе патріарха Алексія и постоянныхъ членовъ сѵнода подъ заглавіемъ «Уничтожить жало атомной смерти», съ протестомъ — въ духѣ совѣтской пропаганды — противъ атомной войны (Ж.М.П. 1955 г. № 3).

Въ связи съ началомъ военныхъ дѣйствій изъ-за Суэцкаго канала, патріархъ Алексій вмѣстѣ съ постоянными членами священнаго сѵнода, заявилъ, что православная церковь осуждаетъ «вѣроломныя дѣйствія агрессоровъ», и настаивалъ на немедленномъ прекращеніи войны (Ж.М.П. 1956 г. № 11, стр. 3).

Въ особенности цѣнной для совѣтскаго правительства была энергичная поддержка патріархіей такъ называемой кампаніи «въ защиту мира». Когда совѣтское правительство первое созвало въ августѣ 1949 года Всесоюзную Конференцію сторонниковъ мира, то вмѣстѣ съ совѣтскими членами присутствовала на ней и делегація русской православной церкви во главѣ съ митрополитомъ Крутицкимъ и Коломенскимъ Николаемъ, который затѣмъ вошелъ въ составъ постояннаго «Совѣтскаго Комитета защиты мира». Посылала московская патріархія своихъ представителей и на послѣдующія Всесоюзныя Конференціи сторонниковъ мира: вторую (1950 г.), третью (1951 г.), четвертую (1952 г.) и пятую (1955 г.). На трехъ послѣднихъ выступалъ съ рѣчами самъ патріархъ Алексій (Ж.М.П.). Всѣ эти конференціи и комитеты сторонниковъ мира, дѣйствующіе въ предѣлахъ Совѣтскаго Союза, состоятъ изъ представителей различныхъ коммунистическихъ организацій и учрежденій и подчинены руководству совѣтскаго правительства. Влившись въ нихъ, московская патріархія открыто признала свою подчиненность коммунистическому водительству въ вопросахъ внѣшней политики.

Содѣйствіе въ борьбѣ за миръ оказалось тѣмъ болѣе значительнымъ, что оно затѣмъ перешло въ область международныхъ отношеній. Представители московскаго патріарха приняли дѣятельное участіе во всемірныхъ ассамблеяхъ мира въ сессіяхъ Всемірнаго Совѣта мира. Въ международныхъ коммунистическихъ съѣздахъ и организаціи «борьбы за миръ» главную роль въ делегаціяхъ русской церкви игралъ ближайшій помощникъ патріарха Алексія митрополитъ Крутицкій и Коломенскій Николай. Выступленія его бывали такъ рѣзки, что въ 1950 году англійское правительство, въ числѣ другихъ делегатовъ, отказало ему въ визѣ на въѣздъ въ Шеффильдъ для участія во второмъ Всемірномъ Конгрессѣ сторонниковъ мира. Самъ Патріархъ Алексій поддерживалъ совѣтскую акцію мира воззваніями и обращеніями, проводимыми черезъ различныя церковныя учрежденія. Въ 1955 году онъ выступилъ [1] съ личнымъ заявленіемъ «по поводу "Всемірной Ассамблеи" въ Хельсинки». (Проф. А. А. Боголѣповъ. Церковь подъ властью коммунизма. Мюнхенъ, 1958 г., стр. 53-55).

Цѣлью всѣхъ этихъ коммунистическихъ съѣздовъ въ защиту мира въ СССР и внѣ его является проведеніе совѣтской политики.

Какъ уже было упомянуто, совѣтская пресса обильно заполнена солиднымъ отдѣломъ «Въ защиту мира». Для того, чтобы совѣтская политика проникла возможно шире, большевики использовали въ этихъ цѣляхъ совѣтскую церковь, привлекши къ участію представителей всѣхъ церквей-сателлитовъ, а также представителей почти всѣхъ православныхъ автокефальныхъ церквей. Это имъ нужно потому, что населеніе привыкло къ совѣтской лжи и мало довѣряетъ воплямъ о «поджигателяхъ войны американцахъ». Къ духовенству все-таки сохранилось больше довѣрія, особенно у иностранцевъ, тѣмъ болѣе, что духовенство можетъ пользоваться евангельскими призывами къ миру, прикрывая этимъ, что дѣйствуетъ по указаніямъ агрессивной безбожной власти.

Объ этомъ почти прямо проговаривается журналъ «Коммунистъ» въ № 17 за декабрь 1958 года на стр. 92, гдѣ сказано: «правда, въ ходѣ борьбы широкихъ слоевъ населенія за миръ и національную независимость, въ нѣкоторыхъ случаяхъ используются религіозные лозунги, но это не отмѣняетъ общей тенденціи, выражающейся въ томъ, что религія въ конечномъ счетѣ служитъ реакціи».

Въ этомъ цѣнномъ признаніи заключается указаніе на полезную для совѣтской власти роль московской патріархіи, объединяющей вокругъ себя разныя церкви и религіи, «въ ходѣ борьбы за миръ», и вмѣстѣ съ тѣмъ, какъ указалъ Ярославскій, на намѣреніе совѣтской власти бороться и уничтожить религію, «хотя бы ее еп. Сергій прикрасилъ въ какія угодно совѣтскія одежды».

Та же мысль заключается въ статьѣ «Правды» отъ 18 іюня 1959 года подъ заглавіемъ «Всесоюзное совѣщаніе по вопросамъ научнаго атеизма» Между прочимъ, тамъ говорится:

«Идеологическая борьба между научнымъ и религіознымъ міровоззрѣніемъ не можетъ препятствовать сотрудничеству атеистовъ и вѣрующихъ при рѣщеніи такихъ острыхъ вопросовъ современности, какъ вопросы борьбы за миръ».

Воззванія и обращенія церковныхъ представителей въ кампаніи за миръ усиленно стремятся показать, что ихъ выступленія дѣлаются якобы во имя христіанскихъ принциповъ, стараясь выдержать благочестивый церковный тонъ. Образцы такихъ воззваній приведены въ большомъ количествѣ въ сводкѣ дѣятельности совѣтской церкви въ борьбѣ за миръ, помѣщенной въ концѣ книги «Русская Православная Церковь» 1958 года. Съ другой стороны, являлась исключительно совѣтской пропагандой, церковные участники этой кампаніи борьбы за миръ, — среди которыхъ имѣются не только представители почти всѣхъ религій совѣтскаго Союза и западныхъ исповѣданій и сектъ, но и мусусльмане, и раввины, и буддисты, — эти просовѣтскіе дѣятели «защиты мира» не могли вполнѣ умолчать о цѣляхъ коммунизма, отразивъ это въ соотвѣтствующихъ выраженіяхъ, которыя краснорѣчиво говорятъ за себя. Вотъ нѣкоторыя изъ нихъ:

«Когда рѣшалась судьба Венгріи, православные христіане нашей страны молились о скорѣйшемъ прекращеніи кровопролитія. А нѣкоторые заграничные круги дѣлали въ это время совсѣмъ другое: обѣщая контрреволюціоннымъ мятежникамъ помощь съ Запада, они всѣми способами старались разжечь вражду и вызвать безпорядки въ Венгріи въ разсчетѣ возстановить ее противъ Совѣтскаго Союза и зажечь пожаръ новой міровой войны. Но этотъ замыселъ, къ счастью, не удался!» (Русская Православная Церковь, стр. 243).

«Жадные щупальцы заокеанскаго спрута пытаются опутать весь земной шаръ. Капиталистическая Америка, эта неистовая блудница...» и тому подобное (Изъ рѣчи Митр. Николая на всесоюзной конференціи сторонниковъ мира. Ж.М.П. 1949 г., № 9, стр. 12-17).

«Обращеніе о заключеніи Пакта Мира заставитъ правительства агрессивнаго англо-американскаго блока открыть себя. Оно поможетъ народамъ увидѣть звѣриное лицо поджигателей войны, поможетъ разоблачить ихъ передъ миролюбивымъ человѣчествомъ» (Рѣчь Митр. Николая на засѣданіи совѣтскаго Комитета Защиты Мира 28 авг. 1951 года. Ж.М.П. 1951 г., № 9, стр. 26).

Въ Ж.М.П. за 1952 г. въ № 4 на стр. 6 опубликовано заявленіе «Отъ патріарха московскаго и священнаго сѵнода» съ протестомъ противъ «примѣненія врагомъ миролюбивыхъ народовъ — американскими имперіалистами безчеловѣчныхъ методовъ бактеріологической войны» въ Кореѣ.

Въ Ж.М.П. за 1955 г., № 3 имѣется статья митрополита Николая подъ заглавіемъ «Голосъ свидѣтеля». Вотъ выдержки этой статьи:

«Правящіе круги США, въ своемъ безудержномъ стремленіи клеветать на мою Родину, выступили съ новой чудовищной провокаціей.

Своей акціей по поводу такъ называемаго «Катынскаго дѣла», они хотятъ какъ это правильно понялъ весь нашъ народъ — реабилитировать гитлеровскихъ преступниковъ...

Во мнѣ, какъ участникѣ разслѣдованія катынскаго преступленія, закипаетъ жгучее чувство протеста противъ такой отвратительной провокаціи Геббельса и К°., поднятой въ 1943 году съ ея попытками приписать преступленіе намъ».

Дѣйствительно, Геббельсъ устроилъ разслѣдованіе этого дѣла въ 1943 году въ присутствіи нейтральныхъ свидѣтелей. Послѣ этого, когда большевики были уже не союзниками, а врагами нѣмцевъ, разслѣдованіе было повторено коммунистами; въ ихъ комиссію по разслѣдованію отъ московской патріархіи вошелъ митрополитъ Николай.

Въ рѣчи, сказанной въ Берлинѣ 23 февраля 1951 года на первомъ засѣданіи коммунистическаго Мірового Конгресса за миръ, опубликованной въ Ж.М.П., митрополитъ Николай сказалъ: «Съ цѣлью уничтоженія населенія, американскіе преступники прежде всего фанатично убили политическихъ заключенныхъ (отъ 200.000 до 400.000 человѣкъ), заставивши ихъ сначала выкопать собственныя могилы; они бросили въ яму тѣла патріотовъ, которые были повѣшены, разстрѣляны или умерли отъ тифа и чтобы прикрыть слѣды они взорвали гору надъ ямой».

«Эти цивилизованные дикари устраивали состязанія въ стрѣльбѣ въ живыя мишени, привязывая крестьянъ колючей проволокой къ столбамъ и стрѣляя въ сердце каждаго, какъ въ цѣль. Возрождая обычаи молодыхъ фашистовъ, молодые янки фотографировали эти сцены для семейныхъ альбомовъ и посылали ихъ домой своимъ невѣстамъ и женамъ».

Подобной же была его рѣчь на Конгрессѣ мира, напечатанной въ Ж.М.П. за 1950 годъ, № 12. Митр. Николай говорилъ не только какъ гражданинъ Совѣтскаго Союза, но и какъ русскій православный іерархъ, признавая свою отвѣтственность передъ Богомъ, церковью и исторіей. Онъ обвинялъ американцевъ въ Кореѣ въ примѣненіи «висѣлицъ, разстрѣловъ, звѣрскихъ пытокъ — не только для военноплѣнныхъ, но и по отношенію дѣтей, стариковъ, женщинъ и больныхъ».

Въ концѣ этихъ выдержекъ, иллюстрирующихъ духъ и языкъ такъ называемой «борьбы за миръ», интересно привести образецъ изъ посланія патр. Юстиніана, напечатаннаго въ Ж.М.П. за 1955 г., № 2, стр. 37 и озаглавленнаго «Румынская церковь святѣйшему патріарху московскому и всея Руси Алексію».

«...Какъ наслѣдники нашихъ предковъ, познавшихъ бѣдствія войнъ и нашествій чужеземцевъ, мы имѣемъ всѣ основанія приложить всѣ наши старанія къ тому, чтобы воспрепятствовать пролитію крови и предовратить великое несчастье, въ результатѣ котораго навѣрное не смогутъ оставаться невредимыми надменные руководители Америки и странъ объединенныхъ съ нею, которымъ мы можемъ напомнить слова пророка: «Горе тебѣ, опустошитель, который не былъ опустошаемъ, и грабитель, котораго не грабили! Когда закончишь опустошеніе, будешь опустошенъ и ты, когда прекратишь грабительства, разграбятъ и тебя! (Ис. 33, 1)».

Въ этой выдержкѣ содержится, кощунственно приводимыми словами пророка, угроза разграбленія Америки коммунистами (Изъ посланія Румынскаго патріарха Юстиніана отъ 21 декабря 1954 г.).

Какъ видно изъ приведенныхъ документовъ, въ своихъ обращеніяхъ и рѣчахъ, представители совѣтской церкви часто подчеркиваютъ фактъ полнаго совпаденія мѣропріятій движенія борьбы за миръ съ интересами мірового коммунизма.

Воззванія «борцовъ за миръ» подъ предводительствомъ совѣтской патріархіи, а точнѣе, безбожнаго коммунизма, призываютъ населенія всѣхъ несовѣтскихъ странъ заставить свои правительства прекратить подготовку къ войнѣ, то-есть разоружиться передъ лицомъ коммунистической агрессіи.

Интересно отмѣтить, что когда въ Парижѣ усиліями и по иниціативѣ коммунистовъ былъ созданъ въ 1949 году «Постоянный комитетъ Всемірнаго Конгресса сторонниковъ мира», въ него отъ СССР вошли постоянными членами Илья Эренбургъ, Ванда Василевская, Корнейчукъ и Митрополитъ Николай, который, такимъ образомъ, занялъ важное мѣсто въ передовомъ совѣтскомъ пропагандномъ аппаратѣ. (Ж.М.П., 1949 г., № 5, стр. 31).

«Совѣтское правительство оцѣнило по достоинству такого рода услуги. Патріархъ Алексій былъ два раза награжденъ орденомъ Трудового Краснаго Знамени: въ 1946 году «за организацію патріотической работы» во время войны и въ 1952 году, — въ связи съ празднованіемъ его 75-лѣтія. По случаю исполнившагося десятилѣтія его служенія въ санѣ патріарха, въ февралѣ 1955 года, былъ устроенъ торжественный пріемъ въ Совѣтѣ по дѣламъ Р.П.Ц., на которомъ предсѣдатель Совѣта Г. Г. Карповъ въ присутствіи ряда офиціальныхъ лицъ привѣтствовалъ патріарха Алексія «отъ имени и по порученію правительства СССР». Въ 1955 году митр. Николай также былъ награжденъ орденомъ Трудового Краснаго Знамени «за многолѣтнюю патріотическую дѣятельность и активное участіе въ борьбѣ за миръ». Пожалованіе ордена сопровождалось пріемомъ у предсѣдателя Совѣта по дѣламъ Р.П.Ц. Г. Г. Карпова.

Іерархи и высшія должностныя лица московской патріархіи входятъ теперь уже въ категорію совѣтскихъ сановниковъ. По смерти Сталина, патріархъ Алексій былъ офиціально принятъ вновь назначеннымъ предсѣдателемъ совѣта министровъ СССР Г. М. Маленковымъ, а затѣмъ и его преемникомъ Н. А. Булганинымъ, въ присутствіи предсѣдателя Совѣта по дѣламъ Р.П.Ц. Г. Г. Карпова.

Архіереи и другіе церковные дѣятели считаютъ нужнымъ присылать въ Совѣтъ по дѣламъ Р.П.Ц. «свои привѣтствія и поздравленія въ связи съ годовщиной Великой Октябрьской соціалистической Революціи». За это имъ офиціально выражается благодарность предсѣдателемъ Совѣта Г. Г. Карповымъ на страницахъ Журнала М.П.». (Проф. А. А. Боголѣповъ. Церковь подъ властью коммунизма. Мюнхенъ. 1958 г. стр. 55). Поздравленія главы правительства, прежде Сталина, а впослѣдствіи Хрущева, печатаются также въ этомъ журналѣ, но всегда остаются безъ отвѣта. Глава безбожнаго правительства не находитъ удобнымъ марать себя отвѣтами хотя и совѣтскимъ, но все же «церковникамъ», борьба съ которыми по заявленію ЦК и недавнему подтвержденію Хрущева всегда будетъ неотдѣлимой отъ коммунистической партіи. Это, однако, не смущаетъ совѣтскую патріархію, которая призываетъ благословеніе Божіе на богоборческую власть.

«Представители патріархіи стали обычными гостями на дипломатическихъ пріемахъ иностранныхъ гостей совѣтскимъ правительствомъ. На пріемѣ устроенномъ въ Большомъ Кремлевскомъ Дворцѣ предсѣдателемъ Совѣта Министровъ Булганинымъ въ честь премьеръ-министра Индіи Неру, присутствовалъ самъ патріархъ Алесій вмѣстѣ съ митрополитомъ Крутицкимъ Николаемъ. То же было и на рядѣ другихъ подобныхъ иностранныхъ пріемовъ.

Представители московской патріархіи приглашаются теперь и на пріемы, устраиваемые иностранными посольствами, въ частности посольствами США, Франціи, Великобританіи, Бельгіи, Аргентины, Индонезіи и другихъ (Всѣ свѣдѣнія о пріемахъ почерпнуты изъ Ж.М.П.). Честь присутствовать на этихъ пріемахъ принадлежитъ далеко не всѣмъ совѣтскимъ сановникамъ, а только высшему слою ихъ, къ которому относятся теперь представители московской патріархіи» (Ibid., стр. 56).

Выше мы показали, въ какомъ направленіи происходитъ главная дѣятельность московской патріархіи. Но это не все. Нельзя не упомянуть хотя бы въ самыхъ краткихъ чертахъ и другихъ ея дѣяній.

Не такъ давно (въ 1948 году), съ одобренія и съ помощью совѣтскаго правительства, было организовано празднованіе 500-лѣтняго юбилея автокефаліи Русской Православной Церкви и главной его цѣлью являлось привлеченіе въ сферу и подъ покровительство совѣтскаго патріарха возможно большаго числа автокефальныхъ церквей съ цѣлью подчинить ихъ совѣтскому вліянію, ибо большевики очень оцѣнили возможность дѣйствовать черезъ религіозныхъ представителей въ цѣляхъ своей пропаганды, убѣдившись въ томъ, что этимъ путемъ появляются новыя возможности вліять заграницей.

Изъ всѣхъ автокефальныхъ церквей болѣе осторожное отношеніе проявилъ къ этому стремленію константинопольскій патріархъ, почувствовавъ въ лицѣ совѣтскаго патріарха соперника въ смыслѣ представителя вселенскаго православія. Что это такъ, — видно изъ двухъ рѣчей на юбилейныхъ торжествахъ — патріарха Алексія и Гавріила сербскаго, въ которыхъ они заявили, что нѣкоторые обвиняютъ московскаго патріарха въ желаніи первенства среди другихъ православныхъ автокефальныхъ церквей.

Въ дѣйствительности, такое первенство до сихъ поръ не безъ успѣха удается совѣтскому патріарху, который развилъ весьма оживленную дѣятельность по перепискѣ и обмѣну визитами съ предстоятелями православныхъ автокефальныхъ церквей. Къ болому стыду и огорченію за нихъ, особенно находящихся внѣ коммунистическаго вліянія, слѣдуетъ упомянуть, что они не только вошли въ эти сношенія и усердно отвѣчаютъ на привѣтствія совѣтскаго патріарха, но дѣлали заявленія въ совѣтской печати, восхваляя совѣтское правительство, утверждая, что оно покровительствуетъ православной церкви въ Совѣтской Россіи. Ж.М.П. въ № 5 за 1959 годъ, на страницахъ 33, 34 и 35 хвалится достигнутымъ вліяніемъ «а восточныхъ патріарховъ и приводитъ многочисленныя выдержки ихъ заявленій, вторящихъ совѣтскимъ агитаціоннымъ воплямъ «въ защиту мира».

Въ достиженіи такого успѣха, совѣтская церковь не скупилась на подарки — облаченія, золотые кресты и панагіи, иконы въ драгоцѣнныхъ ризахъ, о чемъ сообщалось въ Ж.М.П. (и это послѣ изъятія церковныхъ цѣнностей совѣтской властью) и, наконецъ, деньгами.

Какъ образецъ такого вліянія, приводимъ документъ, опубликованный въ Нью Іоркской газетѣ «Новое Русское Слово» 28 мая 1953 года, какъ «стороннее сообщеніе» Управленія Экзархата Русской Православной Церкви въ Америкѣ (совѣтской).

«Посланіе Патріарха Іерусалимскаго.»

Блаженнѣйшій Патріархъ Московскій и всея Руси и Предсѣдатель Святаго и Священнаго Сѵнода Русской Церкви, во Христѣ Бозѣ весьма возлюбленный братъ и сослужитель Нашей мѣрности, Господинъ Алексѣй. Ваше Высокопочитаемое Блаженство, лобызая лобзаніемъ святымъ, сердечно привѣтствуемъ.

Мы своевременно получили столь дорогое письмо Вашего Высокопочитаемаго Блаженства отъ 26 числа прошедшаго мѣсяца сентября. Мы прочитали его сами, а потомъ обсудили на засѣданіи Нашего Святого и Священнаго Сѵнода, и спѣшимъ сообщить Вамъ слѣдующее:

Въ вышеназванномъ письмѣ Ваша Глава говоритъ объ эмигрировавшихъ русскихъ архіереяхъ и клирикахъ — ихъ послѣдователяхъ, которые, по постановлешю Священнаго Сѵнода Русской Церкви отъ 22-го іюня 1934 г., подъ номеромъ 50 и отъ 10-го августа 1945 г., находятся подъ полнымъ церковнымъ запрещеніемъ и подлежатъ суду.

Нашъ Святой и Священный Сѵнодъ на послѣднемъ своемъ засѣданіи, тщательно изслѣдовавъ этотъ важный вопросъ, который очень безпокоитъ Ваше Блаженство и Вашъ Святой и Священный Сѵнодъ, постановилъ:

Святѣйшая Сіонская Матерь Церковь не будетъ входить ни въ какое общеніе съ находящимися подъ церковнымъ запрещеніемъ русскими епископами и клириками, пока они не возвратятся къ ихъ Матери — Русской Церкви и не возстановятъ каноническаго общенія съ ней.

Согласно этому постановленію, мы не разрѣшили прибывшему изъ Америки во Святой Городъ Іерусалимъ русскому епископу Серафиму, послѣдователю митрополита Анастасія, священнодѣйствовать во Всесвятыхъ Мѣстахъ Поклоненія. Равнымъ образомъ находящагося здѣсь проѣздомъ архимандрита Димитрія, на котораго митрополитъ Анастасій антиканонично возложилъ обязанности начальника Духовной Русской Миссіи въ Іорданіи, мы не признали и не разрѣшили ему служить съ нашими клириками во Всесвятыхъ Мѣстахъ Поклоненія.

Доводя это до свѣдѣнія Вашего Выскопочитаемаго Блаженства, увѣряемъ Васъ, что въ Нашихъ ко Господу молитвахъ Мы усердно молимся о мирѣ и благосостояніи Святѣйшей Сестры — Русской Церкви и о возвращеніи въ нѣдра ея вдали находящихся чадъ ея. Затѣмъ съ братскимъ расположеніемъ снова лобзаемъ Вашу любовь лобзаніемъ святымъ и пребываемъ

Во Святомъ Городѣ Іерусалимѣ 1952, октября 29-го

            Вашего Высокопочитаемаго Блаженства
                              Возлюбленный во Христѣ братъ Тимоѳей».

Не имѣя возможности перечислить всѣ стороны дѣятельности московской патріархіи, упомянемъ лишь, что послѣ совѣтизаціи церкви внутри Совѣтской Россіи и главной работы на пользу коммунизма въ «борьбѣ за миръ», эта патріархія стремится подчинить себѣ всѣ зарубежныя русскія церковныя группы: парижскую, американскую и нашу зарубежную Церковь или по крайней мѣрѣ увлечь въ свои сѣти отдѣльныхъ клириковъ и мірянъ. Послѣдней попыткой въ отношеніи насъ было сравнительно недавнее обращеніе совѣтской патріархіи ко всѣмъ нашимъ Преосвященнымъ съ предложеніемъ вернуться на Родину. Всѣ попытки въ отношеніи зарубежныхъ церковныхъ группъ потерпѣли неудачу.

Слѣдуетъ упомянуть также о чисто совѣтскомъ методѣ обращенія уніатовъ въ православіе. Для полноты, вспомнимъ также кощунственные призывы молиться объ упокоеніи со святыми Сталина, дежурство въ почетномъ караулѣ у его гроба отъ совѣтской церкви Митрополита Николая и кощунственное искаженіе текста службы всѣмъ русскимъ святымъ.

Нѣкоторыя подробности о церкви въ Совѣтской Россіи входятъ во вторую часть настоящей работы.

Подводя итогъ сотрудничеству московской патріархіи съ совѣтской властью, слѣдуетъ подчеркнуть, что въ единствѣ устремленій и дѣйствій между ними, совѣтская патріархія не только вполнѣ стала на путь Живой церкви, но и превзошла ее.

Этимъ мы заканчиваемъ первую часть доклада, въ которой старались показать, что московская патріархія

Во-первыхъ, является усердной прислужницей совѣтскаго безбожнаго правительства,

Во-вторыхъ, съ энтузіазмомъ распространяетъ ложь о свободѣ вѣры въ СССР,

Въ-третьихъ, что въ дѣйствительности этой свободы нѣтъ,

Въ-четвертыхъ, что московская патріархія, вопреки ея заявленіямъ, находится подъ полнымъ контролемъ и управленіемъ совѣтской власти и, наконецъ,

Въ-пятыхъ, что московская патріархія оказываетъ совѣтской власти, по ея инструкціямъ, цѣнныя политическія услуги, изъ которыхъ наиболѣе важной за послѣдній періодъ является ея дѣятельное участіе въ такъ называемой «борьбѣ за миръ». Была показано также, что московская патріархія усиленно стремится вовлечь въ эту политическую работу всѣ другія православныя церкви, какъ за Желѣзнымъ Занавѣсомъ, такъ и внѣ его, что ей въ большой мѣрѣ удается. Помимо православныхъ церквей, она стремится привлечь къ этой пропагандѣ и неправославныя и даже нехристіанскія исповѣданія, и тоже небезуспѣшно.

Сдѣлаемъ выводъ изъ всего сказаннаго.

Мы всѣ сознаемъ себя убѣжденными антикоммунистами и, въ виду не только порабощенія, но настоящаго, полнаго союза совѣтской церкви съ коммунистической безбожной властью, что нельзя назвать даже ересью, ибо это — отступничество, предательство вѣры и участіе въ богоборчествѣ, — мы не можемъ имѣть съ этой церковью никакого общенія, какъ сказано въ постановленіи прошлаго Архіерейскаго Собора 1956 года и какъ подчеркнулъ въ своемъ вступительномъ словѣ къ настоящему Собору Высокопреосвященнѣйшій Владыка Митрополитъ Анастасій.

Совѣтская церковь, заключивъ союзъ съ безбожнымъ коммунизмомъ, стала на путь отступничества и богоборчества. Она попрала завѣтъ, данный на всѣ времена Святымъ Духомъ:

Блаженъ мужъ, иже не иде на совѣтъ нечестивыхъ, и на пути грѣшныхъ не ста и на сѣдалищи губителей не сѣдѣ (Псал. 1, 1).

Не сѣдохъ съ сонмомъ суетнымъ и со законопреступными не вниду. Возненавидѣхъ церковь лукавнующихъ, и съ нечестивыми не сяду (Псал. 25, 4-5).

Для правильнаго уразумѣнія этой церкви лукавнующихъ, слѣдуетъ вникать въ корень ея паденія — богомерзкій коммунизмъ, какъ это понялъ нашъ Первоіерархъ, постоянно уже много лѣтъ призывающій въ своихъ посланіяхъ разсмотрѣть его безнравственную сущность.

Безбожниковъ больно задѣваетъ высота нравственнаго ученія Господа Іисуса Христа, привлекающая души, о чемъ они сѣтуютъ въ своихъ послѣднихъ атеистическихъ кощунственныхъ изданіяхъ, но противопоставить Христову ученію не могутъ ничего, кромѣ бѣсовской ненависти.

Эта религія зла и человѣконенавистничества, организованная и поддерживаемая властью, представляетъ новое, исключительное и страшное явленіе въ жизни человѣчества.

Сила коммунизма — въ низшихъ, грѣховныхъ человѣческихъ чувствахъ. Онъ на нихъ утверждается и ими поддерживается. Успѣшная борьба съ нимъ можетъ быть только въ этой области, т. е. въ сердцѣ.

Московская патріархія, заключившая союзъ съ человѣконенавистниками и безбожниками, что такъ неразрывно связано одно съ другимъ, служитъ антихристіанскому ученію ненависти, и недаромъ Оптинскіе старцы, когда Карлъ Марксъ проповѣдывалъ ненависть къ ближнему, возводя ее въ добродѣтель, говорили, что появился Антихристъ.

Господь судилъ намъ жить въ отвѣтственнѣйшій моментъ организованнаго наступленія на человѣческую душу религіи зла, когда многіе, по словамъ своимъ даже убѣжденные противники красной церкви и коммунизма, по своимъ дѣламъ оказываются ихъ попутчиками.

Нашъ долгъ — сказать это паствѣ, призвавъ ее къ нравственному возрожденію и возвращенію къ христіанскимъ началамъ жизни.


ЧАСТЬ II.
О духовной жизни русскаго народа.

Приступая къ составленію второй части доклада — о духовной жизни русскаго народа — мы сознавали огромную отвѣтственность. Какъ дать отчетъ въ духовномъ состояніи русскаго народа при нашей удаленности, оторванности и при наличіи Желѣзнаго Занавѣса, когда до сего дня большинство змигрантовъ боится переписываться съ оставшимися въ Совѣтской Росеіи, чтобы не пострадали ихъ родные, а если кто и получаетъ оттуда письма, онѣ почти исключительно касаются личной жизни, и изъ нихъ видно, что тамъ боятся затрагивать какія-либо другія темы?

Единственнымъ выходомъ изъ этого труднаго положенія оказалось знакомство съ совѣтской прессой и изданіями, которыя намъ удалось собрать въ значительномъ количествѣ: газеты, журналы и книги за періодъ главнымъ образомъ отъ 1954 до 1959 года, включая новѣйшія изданія до сегодняшняго дня. Насколько этотъ способъ удаченъ, будетъ видно изъ дальнѣйшаго изложенія, которое покажетъ, что вѣра въ Бога у русскаго народа не сломлена и сильна. Она есть не только у старшаго поколѣнія, но и у молодежи, родившейся въ условіяхъ совѣтскаго антирелигіознаго режима. Бросается въ глаза то обстоятельство, что она въ большой мѣрѣ существуетъ среди членовъ партіи и въ комсомольскихъ организаціяхъ, имѣющихъ заданіемъ борьбу съ религіей. Имѣются данныя о значительной религіозности въ арміи, среди солдатъ и офицеровъ, есть также вѣра, и въ большой степени, среди интеллигенціи. Наиболѣе интенсивно выражается она и сохраняется членами тайной церкви.

Борьба власти противъ вѣры, въ сравненіи съ затраченными и затрачнваемыми усиліями, даетъ малые результаты, и безбожники испытываютъ состояніе растерянности.

Наряду съ этимъ, есть въ русскомъ народѣ и духовныя слабости, уклоненія отъ вѣры, грѣхи и паденія, именно малодушіе, отходъ въ сектанство, невѣріе, алкоголь и распущенность нравовъ.

Зато есть и цѣнныя положительныя стороны, подающія много надеждъ на духовное обновленіе.

Глава I.
Вѣра въ Бога русскаго народа не сломлена.

Однимъ изъ цѣннѣйшихъ самыхъ новыхъ свидѣтельствъ о вѣрѣ русскаго народа является, несомнѣнно, свидѣтельство Хрущева, недавно бывшаго въ Америкѣ. Въ Лосъ Анжелосѣ ему былъ устроенъ обѣдъ собственникомъ большой киностудіи Тwentieth Сеntury Fоx. Отвѣчая на привѣтственную рѣчь владѣльца-милліонера, православнаго грека Скураса, Хрущевъ началъ ее, приблизительно, слѣдующими словами:

«Мой дорогой братъ грекъ, но еще лучше я Васъ хочу назвать "мой братъ во Христѣ!" Вы можете удивиться, какъ я, будучи атеистомъ, называю Васъ братомъ по Христу. Но я говорю это сознательно — Вы мой братъ во Христѣ, потому что въ древности мы приняли христіанскую вѣру отъ грековъ, а я выступаю какъ отъ своего имени, такъ и отъ имени русскаго народа, среди котораго сейчасъ есть невѣрующіе, но есть и вѣрующіе. Поэтому я Васъ называю "братъ во Христѣ"».

Этими словами противъ своей цѣли, какъ нѣкогда евангельскіе бѣсы, свидѣтельствовавшіе о Божествѣ Господа Іисуса Храста (Лук. 4, 41), Хрущевъ засвидѣтельствовалъ о вѣрѣ въ Россіи.

Въ журналѣ «Коммунистъ» (за декабрь 1958 г., № 17) говорится:

«Нынѣ, и это подчеркиваетъ коммунистическая партія, необходимы новыя усилія, чтобы окончательно преодолѣть пережитки религіи въ сознаніи совѣтскихъ людей. Глубокая и настойчивая научно-атеистическая пропаганда, систематическое распространеніе въ массахъ научныхъ и политическихъ знаній — таковы пути окончательнаго преодолѣнія религіи». Такимъ обрзомъ, религія существуетъ.

Ярославскій говоритъ: «Многіе атеисты заблуждались когда думали, что справиться съ религіей будетъ легко...» (Новое Русское слово, 1 іюня 1958 г.).

Совѣтскій авторъ Елфимовъ въ своей работѣ «Религіозные предразсудки и пути ихъ преодолѣнія» подчеркиваетъ, что религія «обнаруживаетъ величайшую живучесть. Гдѣ трудно — тамъ на сценѣ появляется религія. Вторая міровая война, напримѣръ, сыграла большую роль въ оживленіи религіозныхъ вѣрованій». (Тамъ же).

Несмотря на коллективизацію, все усиливающуюся антирелигіозную пропаганду и требованія партіи, взрослые колхозники усердно посѣщаютъ церковь.

Корреспондентъ газеты «Трудъ» (1954 г.) пишетъ изъ Вышняго Волочка:

«Рабочій день на деревообдѣлочномъ заводѣ. Но въ поселкѣ необычайное оживленіе. Часть рабочихъ и ихъ семей собираются въ ближайшую деревню Лютивля справлять такъ называемый «Ниловъ день». Въ «Троицу» 13 іюня въ церковь стеклось много народу изъ окрестныхъ поселковъ. Такая же картина и въ «Духовъ день», 14 іюня. Въ церковномъ хорѣ въ рабочій день поютъ молодыя ткачихи фабрики «Большевичка»... На гулянкахъ въ дни религіозныхъ праздниковъ можно встрѣтить инженеровъ, врачей, комсомольцевъ, профсоюзныхъ активистовъ... Въ порядкѣ вещей считается пойти въ кумовья, присутствовать при отпѣваніи въ церкви, участвовать въ вѣнчаніи».

Въ фельетонѣ «Въ дыму кадилъ», опубликованномъ въ комсомольской провинціальной газетѣ «Молодая Гвардія» (органъ Молотовскаго обкома ВЛКСМ, 1954), читаемъ слѣдующее:

«Да, тучи кадильнаго дыма плывутъ по Кунгурскому району... Священнослужители произносятъ свои проповѣди страстно, убѣжденно и, конечно, безъ шпаргалокъ. Въ кунгурскую церковь, напримѣръ, многіе ходятъ, чтобы послушать, какъ красно говоритъ попъ Бартовъ. Комсомольскіе же докладчики обычно вяло жуютъ за трибуной длинѣйшую лекцію, не отрываясь отъ приготовленнаго кѣмъ-то текста».

«Кто-то», подсовывающій шпаргалки нынѣшнимъ комсомольскимъ докладчикамъ, хорошо извѣстенъ. Это — руководство коммунистической партіи Совѣтскаго Союза. Извѣстно это, конечно, и автору фельетона и всему населенію СССР.

Всѣ эти данныя мы узнаёмъ изъ совѣтской партійной печати. Изъ нея видно, что религіозныя настроенія въ СССР въ настоящее время — явленіе повсемѣстное, крѣпнущее, несмотря на ненависть и отпоръ со стороны власти, и особенно растущее въ средѣ современной совѣтской молодежи. Даже центральныя газеты «Правда» и «Извѣстія» косвенно признали силу вѣры въ Россіи, напримѣръ, такими словами:

«Нѣкоторыя партійныя, профсоюзныя, комсомольскія и другія организаціи, призванныя вести воспитательную работу въ массахъ, подъ свободой совѣсти почему-то понимаютъ только свободу распространенія религіозныхъ взглядовъ, забывая о томъ, что ихъ долгомъ является просвѣщеніе трудящихся, развертываніе научно-атеистической пропаганды... Лекціи и доклады на атеистическія темы читаются крайне рѣдко, причемъ количество этихъ лекцій изъ года въ годъ сокращается, идейно-научный уровень лекцій очень невысокъ. Органы народнаго образованія, учителя, комсомольскія организаціи нерѣдко проходятъ мимо фактовъ, когда дѣтямъ прививаютъ религіозные предразсудки, не считаютъ своимъ прямымъ долгомъ бороться противъ этихъ предразсудковъ» (Передовица въ «Правдѣ» отъ 26 іюня 1954 г.).

«Извѣстія» повторяютъ эти слова въ болѣе дипломатическомъ тонѣ и призываютъ «распространять естественно-научныя знанія».

Въ чемъ причина этого неуспѣха антирелигіозной кампаніи совѣтской власти?

Въ томъ, что вѣра глубоко заложена въ человѣческую душу, безбожники сдѣлали противоестественную попытку подмѣнить вѣру своей собственной религіей, которая не приводитъ въ свою пользу никакихъ доказательствъ и поэтому не имѣетъ корней даже въ душахъ самихъ безбожниковъ, являясь въ то же время отвратительной по своей безнравственной идеологіи.

Въ статьѣ журнала «Коммунистъ» (№ 17 за декабрь 1958 г.) «Усилить научно-атеистическую пропаганду» говорится:

«Споръ вокругъ проблемъ матеріализма и идеализма, атеизма и религіи, разгорается съ новой силой. Попытки истолковать въ идеалистическомъ (т. е. религіозномъ Е. А.) духѣ новѣйшія открытія физики (несомнѣнно, имѣется въ виду новый законъ въ связи съ раздробленіемъ атома о переходѣ матеріи въ энергію и, обратно, о переходѣ энергіи въ матерію. Е. А.) породили волну мистики, фидеизма среди части буржуазныхъ ученыхъ».

Далѣе подробно перечисляются «утонченные» способы религіозной проповѣди, для сохраненія ея вліянія на массы; къ этимъ способамъ причисляются заявленія представителей религіи, что они являются друзьями науки, а также нравственная привлекательность ея. «Церковники и сектанты не только приспосабливаютъ къ современнымъ условіямъ религіозную идеологію, модернизируютъ ее, но и совершенствуютъ методы и формы ея воздѣйствія на массы».

Все это создаетъ правильное впечатлѣніе о силѣ религіозныхъ настроеній. Поэтому автору статьи приходится доказывать противное. Онъ говоритъ: «Было бы неправильно, конечно, утверждать, что въ результатѣ активизаціи церковниковъ въ нашей странѣ, происходитъ абсолютный ростъ религіозности. Основаній для такого вывода нѣтъ. Наоборотъ, подъ вліяніемъ успѣховъ соціалистическаго строительства, повышенія матеріальнаго благосостоянія и культурнаго уровня совѣтскихъ людей, научное міровоззрѣніе все шире и прочнѣе овладѣваетъ сознаніемъ массъ». И тутъ же авторъ, самъ себѣ противорѣча, подтверждаетъ силу вѣры въ народѣ. «Нельзя забывать, что процессъ преодолѣнія религіозныхъ пережитковъ — это сложный, противорѣчивый процессъ... Мы уже не говоримъ о прямомъ, непосредственномъ матеріальномъ ущербѣ, который наносится народному хозяйству многочисленными религіозными праздниками съ прогулами, о вредѣ для здоровья человѣка такихъ обычаевъ, какъ цѣлованіе иконъ и крестовъ, купаніе младенцевъ въ купеляхъ и т. д. (почему-то атеисты никогда не выступаютъ противъ цѣлованія, какъ семейнаго обычая. Е. А.). За послѣднее время церковники и особенно сектанты объявили чуть ли не своей монополіей право поучать совѣтскихъ людей правиламъ нравственности. Они всячески выискиваютъ въ нашемъ обществѣ недостатки, проявленія сохранившихся пережитковъ прошлаго и внушаютъ совѣтскимъ людямъ мысль о томъ, что, дескать, причиной ихъ является безбожіе, разрывъ съ религіей. Освобожденіе сознанія людей отъ пережитковъ религіи — трудная и сложная задача. Религіозные предразсудки и суевѣрія, несмотря на всѣ побѣды атеизма, имѣютъ у насъ еще довольно широкое распространеніе».

«Комсомольская Правда» отъ 3 января 1959 г. приводитъ корреспонденцію изъ города Сталино, въ которой описывается городской базаръ. Отмѣчая на немъ «полное отсутствіе вещей для домашняго уюта», корреспондентъ жалуется, что на базарѣ «идетъ бойкая торговля иконками, натѣльными крестами, ладонками, поминальниками».

Въ газетѣ «Извѣстія» (58 г.) есть письмо въ редакцію «сельскаго жителя», который пишетъ:

«Товарищъ редакторъ! За послѣдніе годы я по характеру своей работы объѣхалъ множество деревень и замѣтилъ, что во многихъ домахъ на стѣнахъ висятъ иконы». Далѣе слѣдуетъ жалоба, что нельзя достать картинъ, прилично напечатанныхъ, которыя могли бы замѣнить иконы.

Въ «Совѣтской Литвѣ» отъ 21 августа 1958 года есть статья «Почему я порвалъ съ религіей? — Отвѣтъ моимъ корреспондентамъ», въ которой говорится: «Въ Совѣтскомъ Союзѣ свобода гарантируется Конституціей СССР, за всѣми гражданами признается свобода отправленія религіозныхъ культовъ и антирелигіогной пропаганды. У насъ запрещено оскорблять религіозныя чувства вѣрующаго. Но отсюда вовсе не вытекаетъ право вѣрующихъ оскорблять атеистическія чувства невѣрующихъ гражданъ. Между тѣмъ, среди полученныхъ писемъ есть анонимки, авторы которыхъ оскорбляютъ меня за разрывъ съ религіей. «Коль скоро церковь тебя обучила, ты долженъ служить ей всю жизнь, несмотря ни на какія сомнѣнія». Съ возмущеніемъ приводятся слова другого письма съ указаніемъ имени отправителя: «Я вѣрю, что Богъ есть».

Интересны наблюденія людей, посвятившихъ себя изученію происходящаго въ совѣтской Россіи. Одинъ изъ такихъ — сотрудникъ газеты Сhristian Science Моnіtоr Павелъ Воль (Раbi Ѵоhl), получившій образованіе въ Германіи и Франціи и написавшій нѣсколько книгъ о Совѣтской Россіи. Въ статьѣ «Что такое Совѣтскій Союзъ?» (СSМ отъ 29 мая 1958 г.) онъ пишетъ:

«Православная церковь сохраняетъ наибольшую силу вліянія послѣ существующаго режима. Совѣтскія газеты для молодежи жалуются, что молодые люди обращаются съ просьбами о церковныхъ бракахъ и что больше и больше дѣтей крестятъ.

Сообщенія о религіозной сознательности среди народа различны. Возвратившіеся нѣмцы полагаютъ, что отъ религіознаго наслѣдія страны осталось немного. Однако, если бы религія не представляла значенія, существующій режимъ не выступалъ бы со своей пропагандой противъ крещеній, церковныхъ браковъ и странствующихъ проповѣдниковъ».

Знаменательно, что «даже совѣтскіе писатели считаютъ, что выборъ названія нашумѣвшаго и спорнаго романа Владиміра Дудинцева «Не хлѣбомъ единымъ» послужилъ причиной его популярности въ Совѣтскомъ Союзѣ».

Другой иностранецъ, изучающій положеніе въ СССР разсказываетъ на страницахъ «Новости Соединенныхъ Штатовъ и Міровое Обозрѣніе» отъ 27 сент. 1957 г. о бесѣдѣ съ бывшимъ заключеннымъ совѣтскаго концлагеря, вернувшимся оттуда въ 1955 году. Въ его лагерѣ сотни заключенныхъ были вѣрующими; онъ самъ сталъ вѣрующимъ въ заключеніи. Значительный процентъ заключенныхъ другихъ лагерей тоже вѣрующіе.

Между прочимъ, изъ разнообразныхъ сообщеній о религіозной жизни въ Совѣтской Россіи можно замѣтить, что въ большихъ городахъ религія выражается не такъ свободно, какъ въ провинціи. Объясненіе этому можно видѣть изъ слѣдующаго. Членъ Общества распространенія политическихъ и научныхъ знаній атеистъ Р. И. Гарковенко между другими выступленіями противъ вѣры указалъ, что «деревня всегда была оплотомъ религіи». (Москва, 29 ноября 1957 г., перепечатано газетой «Россіи» 30 ноября 1957 г.).

Въ журналѣ «Наука и Жизнь», издаваемомъ тиражемъ отъ 150.000 до 195.000 экземпляровъ, въ № 10 за 1958 годъ, сказано съ похвальбой :

«Десятки милліоновъ людей, свободныхъ отъ религіи въ СССР и въ другихъ соціалистическихъ государствахъ... являются живымъ свидѣтельствомъ начала процесса вымиранія религіозной идеологіи». Такимъ образомъ «умираніе религіи» только «начинается» черезъ 40 лѣтъ антирелигіозныхъ усилій.

Вотъ нѣкоторыя свѣдѣнія объ антирелигіозной литературѣ въ Совѣтской Россіи. Только за августъ 1958 года было издано 12 атеистическихъ книгъ, включая «Вопросы исторіи религіи и атеизма» (440 стр.), «Матеріализмъ и религія» (250 стр.) — 50.000 экземпляровъ, «Библія для вѣрующихъ и невѣрующихъ» Ярославскаго, 10-е изданіе — 150.000 экз. «Атеизмъ, общество и религія» — 50.000 экз., «Примиримы ли наука и религія?» — 100.000 экз.

Интересно перечислить заглавія нѣкоторыхъ послѣднихъ изданій, чтобы получить общее представленіе о нихъ.

«Мысли Маркса и Энгельса о религіи.

Пропагандистъ религіи.

Гносеологическія формы религіи.

Вопросы ватиканской политики въ Африкѣ.

Происхожденіе религіозности въ капиталистическихъ странахъ.

Русскія пословицы XVII вѣка о церкви и ея слугахъ.

Крестьяне противъ монастырей въ Россіи въ XVI и XVII вѣкахъ.

Новое въ Варѳоломеевской ночи въ дипломатической перепискѣ XVI вѣка.

Свободная мысль въ Твери въ XIV и XV вѣкахъ.

Проблемы происхожденія религій въ совѣтской наукѣ».

Среди изданій, опубликованныхъ въ ноябрѣ 1958 года имѣются: «Вопросы исторіи, религіи и атеизма» (244 стр.), изданіе Академіи Наукъ СССР, «Книга о Библіи» (360 стр. — 125.000 экз.), «Евангельскія исторіи и ихъ смыслъ» (116 стр. — 75.000 экз.), «Происхожденіе нашего Бога» (138 стр. — 150.000 экз.), «Существуетъ ли Богъ?» (80 стр. — 150.000 экз.).

Въ совѣтской печати объявлено объ изданіи въ началѣ 1959 года 20 антирелигіозныхъ брошюръ, спеціально предназначенныхъ для популярнаго потребленія. Офиціальный ежемѣсячникъ «Коммунистъ» (май 1958 г.) жалуется, что издается недостаточно атеистической литературы, но вмѣстѣ съ тѣмъ перечисляетъ 106 названій, выпущенныхъ въ 1957 году для всего СССР.

Всѣ эти свѣдѣнія указываютъ съ одной стороны на отчаянныя мѣры борьбы противъ религіи, такъ вмѣстѣ съ тѣмъ на то, что существуетъ сильный объектъ этой борьбы — вѣра въ Бога.

Существованіе вѣры въ Совѣтской Россіи постоянно подтверждается почти во всѣхъ такихъ безбожныхъ изданіяхъ чернымъ по бѣлому.

Въ книгѣ «Жилъ ли Христосъ?» изданія 1959 года для распространенія среди военныхъ, сказано (стр. 87):

«Основная масса совѣтскихъ гражданъ освободилась отъ религіозныхъ предразсудковъ, но они еще сохраняются въ сознаніи нѣкоторой части трудящихся, какъ вредный пережитокъ идеологіи эксплуататорскаго общества». «Религіозные взгляды засоряютъ сознаніе вѣрующихъ неправильными антинаучными представленіями объ окружающемъ мірѣ...».

Въ книгѣ «О корняхъ религіи, изданія 1959 года подробно говорится о широкомъ распространеніи религіи въ Совѣтской Россіи (стр. 54, 55 и 56):

«Религія не утрачиваетъ почву. Она существуетъ въ новыхъ общественныхъ условіяхъ, какъ пережитокъ прошлаго, который поддерживается и закрѣпляется рядомъ внутреннихъ и внѣшнихъ причинъ», именно отсталостью, самостоятельностью религіи и традиціями. «Живучесть религіозныхъ пережитковъ усиливается тѣми противорѣчіями, которыя соціалистическое общество преодолѣваетъ въ процессѣ своего развитія.» Не приводя полностью эту интереснѣйшую статью, которую можно назвать паникой безбожниковъ передъ вѣрой, подчеркнемъ особенно цѣнные для насъ моменты: и то, что религія очень сильно распространена и даже «закрѣпляется» среди населенія, и то, что она особенно распространена среди крестьянства и то, что атеистическая работа ведется безъ подъема, (ибо негдѣ взять духъ для мертваго безсодержательнаго богоборчества), и то, что религія сохраняется въ трудныхъ для нея условіяхъ, что особенно цѣнно слышать отъ безбожниковъ и, наконецъ, что она продолжаетъ быть гонимой.

Судя по сообщеніямъ Ж.М.П., въ Совѣтской Россіи иногда открываются старые храмы и даже устраиваются новые въ приспособляемыхъ для этой цѣли помѣщеніяхъ. Это обстоятельство, при враждебномъ отношеніи власти къ вѣрѣ и къ вѣрующимъ, является однимъ изъ яркихъ свидѣтельствъ о народной вѣрѣ и о стремленіи вѣрующихъ къ удовлетворенію духовныхъ нуждъ. Впрочемъ, нѣкто В. М. Петрусъ, въ статьѣ «Свобода и вѣротерпимость по-совѣтски» (отдѣльное изданіе, Нью Іоркъ, 1959 г.) сообщаетъ о своей бесѣдѣ съ совѣтскимъ митрополитомъ Гермогеномъ, имѣвшей мѣсто въ г. Нью Іоркѣ въ февралѣ 1954 года въ совѣтскомъ домѣ на 97 улицѣ, который былъ его сослуживцемъ при царскомъ правительствѣ въ семинаріи; въ этой статьѣ приведены такія слова митрополита Гермогена: «Сейчасъ идетъ большое строительство церквей и открытіе церковныхъ приходовъ!» Послѣ этого сказано: «Но потомъ онъ признался, что строительство идетъ больше на бумагѣ и церковныя службы приходится совершать въ большихъ домахъ и сараяхъ, т. к. церкви всѣ разрушены». Что открытые храмы существуютъ теперь въ какомъ-то количествѣ, сообщается и на страницахъ совѣтской печати. Менѣе извѣстны факты закрытія существующихъ церквей. Такъ напримѣръ, въ селѣ Первозвановка, Успенскаго района, Ворошиловградской (Луганской) области, храмъ московской юрисдикціи, посѣщавшійся молящимися въ большомъ числѣ, былъ закрытъ около 1950 года и передѣланъ въ клубъ.

Поэтому весьма интересный вопросъ цифръ остается для насъ неяснымъ и загадочнымъ. Мы полагаемъ, что, несмотря на всю рекламу, открытыхъ храмовъ въ СССР мало. Судя по Ж.М.П., ихъ совсѣмъ нѣтъ на территоріи Сибири; что касается остальной территоріи СССР, значительная часть церквей находится въ ново-присоединенныхъ областяхъ странъ-сателлитовъ, гдѣ онѣ функціонировали до большевиковъ. Совѣтская власть допускаетъ пока существованіе офиціальной церкви, слѣпо послушной ей, для своей пропаганды заграницей, чтобы скрыть свои истинныя богоборческія намѣренія, для усыпленія и захвата Запада; поэтому она старается создать впечатлѣніе о большомъ числѣ открытыхъ храмовъ. Январьскій номеръ USSR Іnformation Вullеtіn за 1949 г., на основаніи данныхъ Карпова, даетъ цифру около 22 тысячъ храмовъ; въ американскомъ журналѣ Newsweek отъ 17 января 1952 г. на стр. 84 помѣщена бесѣда совѣтскаго архіепископа Бориса съ корреспондентомъ этого журнала. По словамъ архіепископа, въ СССР имѣется до 24-25 тысячъ храмовъ. Въ томъ же сообщеніи Карпова отъ 1949 года говорится, что совѣтская церковь имѣетъ 89 монастырей, а по сообщенію пропагандной книги московской патріархіи «Русская Православная Церковь» изданія 1958 года, ихъ существуетъ 69. Такимъ образомъ, нужно предположить, что или за послѣдніе несколько лѣтъ 20 монастырей закрыты, или что Карповъ далъ невѣрныя свѣдѣнія, или же что также и московская патріархія сообщаетъ неправильныя данныя. Въ 1953 году, при самыхъ тщательныхъ попыткахъ установить число монастырей, пользуясь свѣдѣніями Ж.М.П., а также вѣрующихъ и духовенства, прибывшаго изъ Совѣтской Россіи, намъ не удалось обнаружить ихъ болѣе двадцати. Одинъ совсѣмъ недавно побывавшій въ Совѣтскомъ Союзѣ православный русскій — американскій гражданинъ — утверждаетъ, что во всемъ СССР имѣется не болѣе 2 тысячъ открытыхъ храмовъ.

Всѣ заявленія богоборца Карпова подлежатъ тщательной провѣркѣ и ихъ невозможно принимать на вѣру. Репутація совѣтскаго архіепископа Бориса такова, что американское правительство долгое время отказывало ему въ визѣ, въ виду чего и его данныя должны быть провѣрены. Но самое большое сомнѣніе въ вѣрности этихъ данныхъ вызывается поразительнымъ фактомъ: информаціонная книга совѣтской церкви (Р.П.Ц. 58 г.), утверждая на стр. 20, что «она въ настоящее время имѣетъ въ своемъ составѣ милліоны вѣрующихъ въ Бога» (не сотню и даже не десятки милліоновъ, а только милліоны!), совершенно молчитъ о числѣ открытыхъ храмовъ. Чѣмъ вызывается это странное и бросающееся въ глаза обстоятельство? Мы можемъ лишь предполагать, что совѣтская власть не разрѣшила совѣтской церкви опубликовать это число или потому, что богоборческая власть не можетъ терпѣть лишнихъ упоминаній о духовной жаждѣ русскаго народа, или же, что вѣроятнѣе, потому, что дѣйствительное число открытыхъ храмовъ слишкомъ мало въ сравненіи съ пропагандными заявленіями безбожника Карпова. Не можетъ же онъ самъ себя срамить! А для совѣтской церкви это странное отсутствіе такихъ необходимыхъ цифръ представляетъ громадный минусъ, ибо одинъ этотъ вопіющій пробѣлъ ставитъ подъ сомнѣніе всѣ утвержденія совѣтской патріархіи о молочныхъ рѣкахъ и кисельныхъ берегахъ для вѣры и вѣрующихъ въ СССР.

О маломъ количествѣ храмовъ свидѣтельствуютъ и иностранцы, которые видѣли по 200 крещеній въ одинъ день въ одной церкви. Этого не могло бы произойти при достаточномъ количествѣ храмовъ.

Незадолго до второй міровой войны, совѣтская власть обнаружила съ помощью анкеты, проведенной по всему Союзу, что около 70 процентовъ крестьянъ вѣрятъ въ Бога. Объ этомъ было сообщено въ совѣтской прессѣ. Если принять во вниманіе, что не всѣ вѣрующіе рѣшились открыто заявить о своей вѣрѣ, процентъ окажется выше.

Около года тому назадъ, коммунисты снова проговорились. Въ одномъ изъ популярныхъ журналовъ «Наука и Жизнь» (№ 10 за 1958 г.), въ которомъ имѣется постоянный отдѣлъ, посвященный борьбѣ съ религіей, какъ было упомянуто выше, имѣется сообщеніе о томъ, что «десятки милліоновъ свободны отъ религіи въ СССР и въ другихъ соціалистическихъ государствахъ». Мы не располагаемъ точными статистическими данными о числѣ населенія СССР и странъ-сателлитовъ, но если предположить, что это число можетъ быть около 250.000.000, а также что «десятки милліоновъ» — весьма неопредѣленное число, — которое въ лучшемъ для богоборцевъ случаѣ доходитъ до 70 или 80 милліоновъ, то и въ такомъ случаѣ 170 или 180 милліоновъ, по утвержденію самихъ коммунистовъ, остаются вѣрующнмъ. И это при томъ, что формулировка богоборцевъ довольно осторожна: милліоны людей «свободны отъ религіи», т. е. эти милліоны не являются активными безбожниками, другими словами среди нихъ могутъ оказаться вѣрующіе.

Хотя всѣ эти разсчеты очень приблизительны, они не могутъ не радовать насъ, тѣмъ болѣе, что многіе милліоны вѣрующихъ не старики царскихъ временъ, т. к. въ Совѣтскомъ Союзѣ послѣ двухъ войнъ, голода и террора осталось очень мало старыхъ людей. Большинство населенія, это тѣ, кто ничего не зналъ въ своей жизни, кромѣ совѣтскаго богоборческаго режима.

Заканчивая главу о вѣрѣ русскаго народа, упомянемъ, что безбожники въ борьбѣ противъ религіи пользуются всѣми средствами пропаганды: фильмами, проэкціонными картинами, плакатами, театрами, кинематографами, радіо и телевидѣніемъ. Совѣтскія газеты пестрятъ инструкціями о пользованіи всѣми этими способами. Спеціальное антирелигіозное образованіе поощряется всѣми мѣрами. Программа для преподавателей въ особомъ антирелигіозномъ университетѣ, существующемъ въ СССР, содержитъ длинный списокъ предметовъ съ указаніями о томъ, какъ нужно пользоваться ими для атеистическаго воспитанія, среди нихъ математика, механика, физика, геологія и біологія. Эти и десятки другихъ предметовъ должны быть использованы при вдалбливаніи атеизма въ умы учащейся молодежи. Говоря о роли учителя «въ борьбѣ противъ тяжелаго наслѣдія прошлаго — религіозной части нашего населенія», «Учительская Газета» (отъ 11 декабря 1958 года) выражаетъ увѣренность, что «настойчивая, ежедневная, мучительная работа сдѣлаетъ это дѣло. Учителя, лекторы и агитаторы несутъ воинствующій атеизмъ въ массы». Для сокращенія, мы не приводимъ всѣхъ многочисленныхъ инструкцій совѣтскихъ газетъ дословно.

Обращаетъ на себя вниманіе, что содержаніе безчисленныхъ совѣтскихъ антирелигіозныхъ изданій, при всей своей внѣшней самоувѣренной развязности, выдаетъ духъ опасенія, безпокойства и даже растерянности передъ силой христіанской вѣры русскаго народа. Въ іюльскомъ № 7 журнала «Наука и Жизнь» за 1959 годъ, въ безбожномъ отдѣлѣ «Наука и религія» помѣщенъ разборъ одной вышедшей въ СССР повѣсти, въ которой передаются картины религіозной жизни, при чемъ неясно отношеніе къ религіи автора. Составитель замѣтки «За или противъ» не находитъ словъ для возмущенія. «Мы вправѣ ожидать отъ автора ясно выраженной атеистической тенденціозности. Книга не снабжена ни подстрочными примѣчаніями, ни приложеніемъ, гдѣ присутствовала бы та атеистическая направленность, которой недостаетъ въ повѣсти». При этомъ изобличаются имена автора и директора государственнаго издательства, разрѣшившаго книгу. Чувствуется сильное безпокойство, что такая книга поможетъ укрѣпленію религіозныхъ чувствъ читателей. Это безпокойство цѣнно для насъ, ибо показываетъ, что для него есть всѣ основанія, что люди изголодались по вѣрѣ и что описанія религіозной жизни читаются съ большимъ интересомъ.

Подобное же безпокойство сквозитъ во всей богоборческой прессѣ, и въ этомъ отношеніи знакомство съ ней приноситъ много утѣшительнаго.

Борьба съ вѣрой, несмотря на всѣ доступныя человѣческія средства, оказалась непосильной для коммунистовъ. Опытъ показалъ безбожникамъ, что грубое физическое гоненіе приводитъ къ большому подъему вѣры. Пришлось перемѣнить тактику; но когда атеисты перестали подвергать чувства вѣрующихъ грубымъ оскорбленіямъ, вѣра при этихъ условіяхъ еще больше стала расти. Атеисты испытываютъ состояніе растерянности. Они наводнили всю территорію СССР безбожными изданіями, особенно за послѣдніе два года, но эти изданія безсодержательны. Ихъ агрессивность отражаетъ сознаніе полной безнаказанности. Богоборцамъ некого опасаться, Совѣтская патріархія ничего не возражаетъ и, наоборотъ, не можетъ найти достаточныхъ словъ похвалы и благодарности передъ гонителями Христа. Малѣйшая критика атеизма съ чьей-либо стороны строжайше запрещена, и это извѣстно даже малому ребенку. Поэтому безбожники позволяютъ себѣ грубую клевету противъ вѣры и вѣрующихъ, какъ нѣкогда на зарѣ христіанства поступали язычники, а доводы богоборцевъ противъ вѣры несерьезны, бездоказательны и часто совершенно наивны [2].

Мы видимъ, что Господь допускаетъ все это съ премудрой цѣлью. Указанныя отрицательныя черты богоборчества уже создали большое движеніе среди подсовѣтскихъ людей, главнымъ образомъ молодежи, разочаровавшихся въ коммунистической безбожной идеологіи и тѣмъ самымъ уже подготовленныхъ самими безбожниками къ убѣжденному принятію и исповѣданію православной вѣры, подобно тому, какъ это было въ язычествѣ передъ пришествіемъ Христа, когда люди не находили удовлетворенія въ язычествѣ и жаждали новаго, болѣе совершеннаго ученія.

Въ этомъ убѣждаютъ насъ и встрѣчи съ подсовѣтскими людьми этой категоріи.

Глава II.
Вѣра въ Бога среди молодого поколѣнія.

Эта глава должна показать словами безбожниковъ особенно цѣнное и свѣтлое явленіе духовной жизни нашего подъяремнаго православнаго народа — вѣру въ Бога среди юнаго поколѣнія: дѣтей, учащейся молодежи и выходящей въ жизнь по окончаніи ученія.

«Однимъ изъ наиболѣе упорныхъ и вредныхъ остатковъ въ сознаніи народа являются религіозныя предубѣжденія. Этимъ предубѣжденіямъ особенно подвержена наша молодежь» («Учительская Газета» отъ 18 авг. 1954 г.).

«Въ нашей странѣ существуютъ вѣрующіе, которые посѣщаютъ церковь и исполняютъ обряды. Такихъ людей можно найти не только среди старшаго поколѣнія, родившагося до установленія совѣтской власти, но и среди нашей молодежи. Болѣе того, довольно часто наши молодые люди и дѣвушки женятся по церковному обряду и крестятъ своихъ дѣтей» (Передача по радіо «Москва» П. Колонецкаго отъ 21 авг. 1954 г.).

Цѣнное сообщеніе: вѣрующая молодежь, родившаяся при совѣтской власти, посѣщаетъ церковь, и «довольно часто» совершаетъ браки и креститъ дѣтей.

Учительская Газета (18 авг. 54 г.) сообщаетъ:

«Учащіеся посѣщаютъ церковь послѣ школы. Послѣ уроковъ, учащіеся шестого класса Успенской школы совершаютъ крестное знаменіе, въ то время, какъ ихъ учебники находятся на партахъ!»

«У ученика десятаго класса этой школы имѣется маленькая иконка, изображеніе Дѣвы въ медальонѣ. Мальчикъ прилежно устроилъ кожаную покрышку для нея, помѣстивъ въ нее икону съ молитвой «Сонъ Дѣвы»... Во время религіозныхъ праздниковъ, нѣкоторое число учащихся старшихъ классовъ не присутствовали на урокахъ въ теченіе нѣсколькихъ дней» (Учительская Газета отъ 7 авг. 54 г.).

Въ той же газетѣ находимъ жалобы на родителей, заставляющихъ своихъ дѣтей принимать участіе въ религіозныхъ обрядахъ:

«Нѣкоторые дѣти посѣщаютъ церковь со своей матерью или бабушкой, чтобы освятить «пасху» и «куличъ». Нѣкоторые родители даже принуждаютъ своихъ дѣтей носить крестъ и регулярно ходить въ церковь».

Въ Учительской Газетѣ отъ 31 іюля 54 года разсказывается объ ученицахъ, окончившихъ десятый классъ съ золотой медалью. Въ теченіе ряда лѣтъ онѣ были блестящимъ примѣромъ для учащихся; онѣ отлично учились и были хорошаго поведенія. Однако, дома, эти ученицы «вмѣстѣ со своими подругами читали евангеліе и пѣли молитвы». Статья отмѣчаетъ, что изъ-за этихъ ученицъ религіозныя настроенія проникли въ школу, и скорбитъ о томъ, что «для нихъ большія достиженія матеріалистической науки являются навсегда закрытой книгой». Эта статья показываетъ, что въ совѣтскомъ обществѣ появился новый типъ учащихся, которые остаются неприступными для Марксистскаго ученія, живутъ вѣрой въ Бога и противятся вовлеченію ихъ въ антирелигіозный комосомолъ.

Статья «Неотдѣлимая часть коммунистическаго воспитанія» въ Учительской Газетѣ отъ 7 авг. 1954 года приводитъ примѣръ указаннаго выше внутренняго сопротивленія. Въ одномъ городѣ комиссія изслѣдовала степень религіозности среди молодежи. Одинъ юный школьникъ не пожелалъ подтвердить комиссіи, что Бога нѣтъ, несмотря на непріятныя послѣдствія, могущія явиться результатомъ такого отношенія.

Въ Комсомольской Правдѣ (начало лѣта 1954 г.) имѣется заявленіе:

«Извѣстно, что религіозные предразсудки еще бытуютъ въ сознаніи отдѣльныхъ молодыхъ людей».

На послѣднемъ съѣздѣ представителей комсомольскихъ организацій (1958 года) раздавались жалобы на то, что «церковники» различныхъ направленій отвоевываютъ молодежъ у партіи. Представители церкви, кромѣ проповѣдей, создаютъ при церквахъ оркестры, хоры, кружки художественной самодѣятельности, концерты классической музыки... (Новое Русское Слово, 1 іюня 1958 г., «Борьба съ религіей продолжается»).

Объ успѣхахъ религіозной проповѣди среди молодежи свидѣтельствуетъ Учительская Газета (№ 126, 1959 г.), которая заявляетъ, что «сейчасъ нельзя возрождать старые формы борьбы съ враждебной коммунизму идеологіей». Въ этой газетѣ приведенъ случай ученика средней школы изъ Стерлитамака Толи Колчина, сына рабочаго инвалида войны. Толя мечталъ послѣ окончанія десятилѣтки поступить въ духовную семинарію и стать священникомъ. Начальство школы узнало объ этомъ и не давало Толѣ необходимаго для поступленія въ духовную семинарію аттестата зрѣлости.

«Хоть ты и сдалъ экзамены, — сказалъ директоръ Толѣ, но аттестата ты не получишь!»

Учительскую Газету возмущаетъ не произволъ директора школы, а Толя Колчинъ, сынъ рабочаго, бывшій комсомолецъ, который на 42-мъ году совѣтской власти мечтаетъ стать священникомъ.

Еще раньше Учительская Газета, указывая на то, что «многіе ученики средней школы ходятъ въ церковь и носятъ натѣльные кресты», привела такой случай:

«150 воспитанницъ Дѣтскихъ домовъ работаютъ подъ руководствомъ монахинь въ селѣ Таборъ (Молдавія). Эта трудовая артель арендуетъ помѣщеніе у женскаго монастыря. Дѣвочки, изъ которыхъ многія состоятъ въ комсомолѣ, подпавъ подъ вліяніе монахинь, стали молиться и ходить въ церковь. А комсомолка и активистка Маруся Солонарь даже стала «соблюдать всѣ посты», чѣмъ гордится. «Мы увидѣли свѣтъ и цѣль жизни, — заявили онѣ корреспонденту и добавили: вѣдь наша конституція не запрещаетъ религію!..»

Въ газетѣ «Коммунистъ Таджикистана» отъ 25 іюня 1958 года напечатано:

«Одной изъ наиболѣе устойчивыхъ сторонъ религіи являются религіозные обряды и праздники. Религіозные предразсудки до сихъ поръ имѣютъ мѣсто въ сознаніи и быту нѣкоторой части населенія, въ томъ числѣ и среди молодежи. У насъ есть еще люди, которые посѣщаютъ церковь, выполняютъ религіозные обряды, справляютъ церковные праздники. Религіозная среда вліяетъ и на воспитаніе дѣтей». Статья признаетъ силу «религіозныхъ предразсудковъ среди взрослыхъ и молодежи и протестъ дѣтей противъ атеистическаго воспитанія.

Сознавая наличіе вѣры у молодежи, совѣтское правительство старается держать учащихся и вообще молодежь вдали отъ церкви, для чего оно принудительно заставляетъ дѣтей состоять въ коммунистическихъ клубахъ и организаціяхъ, дѣятельность которыхъ спеціально приноравливается къ часамъ церковныхъ богослуженій. Подтвержденіе этому можно найти въ совѣтской прессѣ. Напримѣръ, «Совѣтская Культура» отъ 18 ноября 1958 г. приводитъ слова работницы молочной фермы: «Здѣсь въ колхозѣ наша жизнь такъ наполнена, что я не имѣю времени посѣщать религіозныя учрежденія». Изъ этихъ словъ видно стремленіе молодежи къ церкви и усилія коммунистовъ помѣшать ей въ этомъ.

Еще болѣе интересное свидѣтельство объ отвлеченіи дѣтей отъ церкви устройствомъ ученическихъ празднествъ въ часы богослуженій находимъ въ брошюрѣ «Религія и бытъ», издательство «Знаніе», Москва, 1958 г. (Тиражъ 86.000 экз.). На стр. 18, приводится примѣръ «неправильнаго воспитанія въ духѣ религіи»:

«Въ религіозный праздникъ ученику 7-го класса Василію Якевичу отецъ приказываетъ: "Сегодня праздникъ, и ты долженъ сидѣть дома, нечего тебѣ въ школѣ дѣлать!" Мальчикъ горько плачетъ. Уже въ какой разъ жестоко наказываетъ его отецъ! Въ прошломъ году его почти насильно потащили въ церковь, когда въ школѣ проходила школьная олимпіада. Такъ и не пришлось ему посмотрѣть выступленія своихъ товарищей и выступить самому».

Изъ этого «примѣра» видно, что школьные праздники устраиваются систематически въ часы богослуженій, и что къ этой мѣрѣ приходится прибѣгать потому, что есть вѣрующіе родители, заботящіеся о посѣщеніи храма дѣтьми.

Въ школахъ, каждый учитель обязанъ включать антирелигіозный матеріалъ во все преподаваніе. «Совѣтская Бѣлоруссія» (отъ 30 мая 58 г.) замѣчаетъ: «Какъ хорошо, что въ нашихъ школахъ удѣляется болѣе вниманія атеистическому воспитанію дѣтей! «Учительская Газета (отъ 11 дек. 58 г.) въ длинной статьѣ «Воспитывать воинствующихъ безбожниковъ» говоритъ:

«Наша школа находится на окраинѣ Кишинева... Часть мѣстныхъ жителей все еще находится подъ вліяніемъ религіи. Настроеніе въ семьѣ не можетъ не вліять на дѣтей. Поэтому педагогическій коллективъ нашей школы придаетъ великое значеніе воспитанію дѣтей въ атеизмѣ». Приводятся примѣры. Когда одинъ учитель спросилъ, что нужно для хорошаго сада, одинъ изъ учениковъ сказалъ: «Мама говоритъ, что у насъ будетъ хорошій садъ, когда Богъ пошлетъ дождь».

Въ пятомъ классѣ учитель «демонстрировалъ дѣтямъ абсурдность вѣры въ загробную жизнь и во всякую сверхъестественную силу». Въ шестомъ классѣ учитель «объяснялъ своимъ ученикамъ, какъ и почему возникла христіанская религія, удѣляя особое вниманіе ея реакціонной природѣ».

«Комсомольская Правда» (отъ 1 авг. 58 г.), органъ коммунистической молодежи, сообщаетъ «немало фактовъ, указывающихъ на давленіе религіозныхъ идей среди части нашей молодежи, и даже объ усиленіи этихъ идей».

Усиленіе религіознаго настроенія среди молодежи подтверждается и недавними встрѣчами съ подсовѣтскими людьми. Несмотря на всю антирелигіозную пропаганду, происходитъ все увеличивающееся движеніе молодежи около 30-лѣтняго возраста къ церкви. Многіе молодые люди, начиная думать о себѣ, находятъ религію коммунизма неудовлетворяющей и обращаются къ церкви.

Въ книгѣ «Есть ли Богъ?» Москва, 1959 г. говорится:

«Суевѣрные взрослые передаютъ свои предразсудки дѣтямъ. И нерѣдко бываетъ такъ, что учащіеся оканчиваютъ среднюю школу и даже высшія учебныя заведенія, а у нихъ нѣтъ научнаго (т. е. безбожнаго) міровоззрѣнія. Поэтому научныя знанія въ ихъ головахъ уживаются съ самыми нелѣпыми предразсудками и суевѣріями».

Другими словами эти молодые учащіеся остаются вѣрующими.

Какъ страшно узнавать изъ совѣтской печати обо всемъ, что дѣлается коммунистами, чтобы искалѣчить дѣтскую невинную воспріимчивую душу! Дѣти, вмѣсто добра и евангельскаго свѣта, видятъ грѣхъ, ненависть, богоборчество. И среди всего этого царства сатаны, по признанію самихъ безбожниковъ, многія изъ дѣтей сохраняютъ благочестіе.

Непрерывный потокъ свидѣтельствъ и безпокойство совѣтской печати о вѣрѣ среди молодежи особенно радуетъ и обнадеживаетъ насъ, но есть еще нѣчто болѣе удивительное: это свидѣтельства безбожниковъ о религіозномъ движеніи среди членовъ партіи и комсомола.

Глава III.
Вѣра въ Бога среди комсомольцевъ, членовъ партіи и членовъ ихъ семействъ.

Статья «Мы не должны мириться съ этимъ положеніемъ» въ Учительской Газетѣ отъ 14 августа 1954 г. разсказываетъ о дочери важнаго члена партіи, которую церковь склонила пѣть въ церковномъ хорѣ.

Въ «Правдѣ» отъ 4 августа 1954 года сообщается, что въ Омутнинскѣ (одномъ изъ районныхъ центровъ Кировской области) секретарь районнаго комитета комсомола Коврижный, секретари районнаго комитета партіи Крючковъ и Шишкова и другіе отвѣтственные работники административныхъ органовъ крестили своихъ дѣтей въ церкви.

Въ «Крокодилѣ» отъ 10 апреля 1954 года читаемъ:

«Въ нѣкоторыхъ комсомольскихъ организаціяхъ слабо поставлена научно-атеистическая пропаганда, въ результатѣ чего отдѣльные комсомольцы совершаютъ церковные обряды». Эта надпись сдѣлана на большой каррикатурѣ «Крокодила» на комсомольца и комсомолку, вѣнчавшихся въ церкви.

Мы полагаемъ, что причиной служитъ не слабо поставленная пропаганда, а вѣра въ Бога.

Въ «Комсомольской Правдѣ» (отъ 1 іюля 1954 г.) появилось сообщеніе:

«Въ колхозахъ Средней Азіи и Закавказья, въ самую горячую пору сельскохозяйственныхъ работъ, справляются религіозные праздники, вызывающіе многочисленные прогулы. Въ этихъ праздникахъ подчасъ участвуетъ и молодежь, отдѣльные комсомольцы».

Въ журналѣ «Партійная Жизнь» № 22 за 1958 г. помѣщена статья Д. Сидорова «Объ отношеніи коммунистической партіи къ религіи». Сидоровъ напоминаетъ, что программа КПСС, принятая 8 съѣздомъ РКП(б), требуетъ, чтобы каждый коммунистъ былъ атеистомъ и велъ активную антирелигіозную прапаганду.

«Однако, продолжаетъ Сидоровъ, у насъ еще находится немало людей, подъ вліяніемъ религіи, и было бы неправильно закрывать на это глаза».

Среди этихъ людей «подъ вліяніемъ религіи» не мало коммунистовъ.

«Надо признать, пишетъ Сидоровъ, что отдѣльные коммунисты перестали вести пропаганду атеизма, стали примиренчески относится къ религіи и церкви... Подчасъ сами коммунисты принимаютъ участіе въ различныхъ престольныхъ праздникахъ, обрядахъ, забывая, что это несовмѣстимо со званіемъ члена партіи. Напримѣръ, секретарь парторганизаціи колхоза имени Жданова, Гдовскаго района, тов. Ефимовъ крестилъ въ церкви своихъ дѣтей, его домъ регулярно посѣщалъ священникъ. Секретарь комсомольской организаціи тов. Федорова вѣнчалась въ церкви. Въ колхозѣ «Россія» Тамбовской области, въ домахъ отдѣльныхъ коммунистовъ висятъ иконы, ихъ семьи отмѣчаютъ религіозные праздники, справляютъ церковные обряды.»

Въ «Литературной Газетѣ» № 130 за 1958 г. нѣкто Дашковскій, разсказывая объ успѣхахъ религіозной проповѣди, ставитъ передъ властями слѣдующій провокаціонный вопросъ:

«Не превращается ли свобода вѣроисповѣданій въ свободу дѣйствій для подчасъ и антисовѣтски настроенныхъ элементовъ въ нашей странѣ?» Дашковскій считаетъ, что «религіозники перешли въ наступленіе» и приводитъ факты:

«Бѣда, пишетъ онъ, ни одной свадьбы въ колхозахъ не обходится безъ поповъ. Не такъ давно Марія Фролова вѣнчалась съ Иваномъ Ряшенцевымъ... Она — учительница дочь коммуниста, онъ — комсомолецъ, одинъ изъ лучшихъ механиковъ. Въ этомъ колхозѣ (имени Ленина) однихъ только «главныхъ священниковъ» имѣется «человѣкъ семь» и то не могутъ полностью удовлетворить религіозныя нужды населенія».

Американецъ Харрисъ Сольсбюри, проведшій 5 лѣтъ въ СССР, въ статьѣ Нью Іоркъ Таймсъ (отъ 29 сентября 1954 г.) о православной церкви въ Россіи говоритъ, что не только среди народа наблюдается огромное религіозное устремленіе, но и среди коммунистовъ, которые ходятъ въ храмъ, вѣнчаются въ церкви, крестятъ дѣтей, при чемъ это стало очень популярнымъ среди нихъ. Число молодежи, посѣщающей церкви, постоянно увеличивается.

Вѣрующая православная американка на выставкѣ въ Москвѣ (лѣтомъ 1959 года) замѣтила, что совѣтская власть старалась оградить американцевъ отъ общенія съ руссккмъ народомъ, стремясь допускать ихъ къ встрѣчамъ болѣе всего съ комсомольцами. Съ ними происходили бесѣды, при чемъ они заявляютъ, что они атеисты, одновременно разсказывая, что вѣнчаются въ церкви и крестятъ своихъ дѣтей. Когда одна изъ американскихъ служащихъ спросила «Почему же вы, называя себя атеистами, дѣлаете это», они отвѣчали: «это просто русскій обычай», но ничего не могли возразить, когда имъ было сказано, что крестятъ и вѣнчаются въ церкви не обязательно русскіе, а всѣ вѣрующіе независимо отъ національности.

Отвѣтъ на это противорѣчіе можно найти въ наблюденіяхъ нашихъ русскихъ переводчиковъ для посѣщающихъ Америку разныхъ совѣтскихъ научныхъ группъ. Участники этихъ группъ, подобно московскимъ комсомольцамъ, въ началѣ усиленно подчеркиваютъ, что они атеисты и лишь очень не сразу, иногда дней черезъ десять, убѣдившись, что переводчики вѣрующіе, сознаются имъ, что они тоже вѣрятъ въ Бога.

Здѣсь многое интересно. Люди боятся сказать, что они вѣрятъ, значитъ вѣра преслѣдуется, вѣрятъ тѣ, кто офиціально являются оплотомъ власти и, наконецъ, къ вѣрующимъ принадлежитъ интеллигентный классъ наряду съ простымъ народомъ.

Приведемъ попутно нѣкоторыя свидѣтельства о вѣрѣ среди образованныхъ людей въ Совѣтской Россіи.

Въ большомъ совѣтскомъ очень распространенномъ ежемѣсячномъ журналѣ «Наука и Жизнь» есть отдѣлъ «Наука и Религія», посвященный борьбѣ съ вѣрой. Всѣ статьи этого отдѣла направлены на хорошо образованнаго читателя. Если религія только суевѣріе, сохранившееся у невѣжественныхъ людей, какъ это постоянно твердятъ коммунисты, для чего такая усиленная пропаганда безбожія среди образованныхъ?

Въ книгѣ «Есть ли Богъ?» (Москва, 1959 г.) на стр. 71 имѣется цѣнное признаніе:

«Суевѣрія живутъ не только въ сознаніи самыхъ отсталыхъ людей, но иногда и въ сознаніи умѣлыхъ совѣтскихъ рабочихъ и колхозниковъ, передовыхъ производственниковъ. Бываетъ такъ, что человѣкъ на производствѣ не отстаетъ отъ другихъ, участвуетъ въ соціалистическомъ соревнованіи и перевыполняетъ планъ, а вмѣстѣ съ тѣмъ въ его сознаніи еще не изжиты религіозные и разные другіе суевѣрія и предразсудки».

Глава IV.
Вѣра въ Бога среди чиновъ Красной Арміи.

Въ одномъ изъ сравнительно недавнихъ номеровъ «Красной Звѣзды» за 1958 годъ замѣтно волненіе и тревога по поводу успѣха религіозной пропаганды среди солдатъ и офицеровъ. Эта газета возмущается тѣмъ, что офицеръ-летчикъ Шатилинъ въ свободное время вмѣстѣ съ женой читаетъ евангеліе и выполняетъ всѣ религіозные обряды.

«Въ другой воинской части, продолжаетъ «Красная Звѣзда», жена офицера Рыбникова, подъ вліяніемъ смерти родителей стала выполнять религіозные обряды, посѣщать церковь, а жена офицера Вовченко и дѣтей своихъ стремится воспитать въ религіозномъ духѣ».

Вотъ что нашли въ военныхъ городахъ корреспонденты «Красной Звѣзды»:

«Въ трусковецкомъ военномъ санаторіи-городкѣ жена одного изъ старшихъ офицеровъ Вѣра Кузнецова, не посѣщая кино, лекціи, экскурсіи, предпочитала читать евангеліе и распространять религіозные догматы среди другихъ женщинъ». Въ другомъ военномъ городкѣ «жена полковника Яковлева еще болѣе фанатична въ религіи и умѣетъ говорить столь убѣдительно, что за ней не угнатъся инымъ пропагандистамъ». «Красная Звѣзда» замѣчаетъ, что хотя «религіозные пережитки не мѣшаютъ многимъ успѣшно овладѣвать военнымъ дѣломъ, безупречно выполнять свои служебныя обязанности, но они тормозятъ ростъ политической сознательности». Такимъ образомъ мы имѣемъ признаніе офиціальнаго органа въ томъ, чаго «многіе» военные солдаты и офицеры — вѣрующіе.

Менѣе года тому назадъ въ одной изъ совѣтскихъ газетъ появилось такое заявленіе: «Религія наступаетъ, а атеизмъ отступаетъ».

Въ «Красной Звѣздѣ» № 251 (1958 г.) помѣщенъ такой случай:

Совсѣмъ недавно, послѣ одной «научной лекціи» о религіи, прочитанной въ средѣ молодыхъ солдатъ, капитанъ Шмидовъ, политрукъ этой части, написалъ въ газету: «Намъ такой псевдонаучной халтуры не надо» и прогналъ лектора-безбожника, надъ которымъ громко потѣшались собравшіеся солдаты.

Какъ уже было многократно показано, въ Совѣтской Россіи и въ настоящее время люди скрываютъ свои религіозныя убѣжденія.

Несомнѣнно то же происходитъ и въ арміи. И тѣмъ не менѣе совѣтская пресса приводитъ многочисленныя доказательства и примѣры вѣры въ Бога среди чиновъ красной арміи.

Однимъ изъ самыхъ поразительныхъ свидѣтельствъ совѣтской власти о сильнѣйшемъ распространеніи вѣры въ красной арміи является опубликованный перечень изданій совѣтскаго военнаго издательства. Оказывается, что за 1958 и 1959 годы это издательство 40 процентовъ всѣхъ своихъ книгъ для военныхъ посвятило антирелигіознымъ кощунственнымъ сочиненіямъ.

Какъ же должна быть распространена вѣра въ арміи, чтобы понадобились такія огромныя затраты средствъ и усилія власти для борьбы съ нею? Но это понятно. Армія часть вѣрующаго русскаго народа. Ей коммунисты не довѣряютъ, какъ не довѣряли въ минувшую войну, смотря на каждаго безпартійнаго бойца какъ на потенціальнаго врага.

Глава V.
О церковныхъ бракахъ въ Совѣтской Россіи.

Въ этой небольшой главѣ, намъ хотѣлось бы привести особое свидѣтельство совѣтской власти о самомъ широкомъ распространеніи церковныхъ браковъ въ Совѣтскомъ Союзѣ.

Въ апрѣльскомъ номерѣ журнала «Партійная Жизнь» (58 г.) подведены итоги работы мобилизованныхъ кадровъ активныхъ безбожниковъ. Особенное вниманіе обращено на атеистическое воспитаніе молодежи. Чтобы бороться съ торжественными и пышными религіозными обрядами, разрабатываются основанные на народныхъ обычаяхъ торжественные обряды, но гражданскаго характера: совѣтскія свадьбы, крестины, именины и т. п. Эти суррогаты должны отвлечь молодежь отъ церкви, заставить ихъ забыть о религіозныхъ праздникахъ.

Въ «Извѣстіяхъ» отъ 11 октября 1959 года помѣщена статья подъ заглавіемъ «Да, совѣтскіе обряды нужны».

Между прочимъ, тамъ написано: «Въ Извѣстіяхъ поднятъ очень важный вопосъ — объ обрядахъ. Въ старое время попы создали красивые обряды, въ частности свадебные. Такъ почему мы, совѣтскіе люди, не можемъ создать новые, еще болѣе красивые торжественные обряды, которые бы запомнились на всю жизнь. А то посудите сами. Пришли мы въ ЗАГС, и первое, что прочитали, было объявленіе о регистраціи смертей. Потомъ шло скучное заполненіе заявленій, а послѣ этого мы узнали, что надо прійти регистрироваться... черезъ нѣсколько дней (почему?). Въ общемъ, все было безцвѣтно, неинтересно, буднично».

Далѣе слѣдуетъ предложеніе ввести совѣтскій обрядъ въ красивомъ залѣ, съ кольцами, съ музыкой, съ красивыми одеждами, угощеніемъ, приглашеніями и, наконецъ, съ красивыми удостовѣреніями на особой бумагѣ въ переплетѣ. Наконецъ, выражается пожеланіе, чтобы тамъ ни въ коемъ случаѣ не было отдѣленій записи смерти.

Въ газетѣ Hеral Тribunе отъ 25 октября 1959 г. (Н. І.) имѣется замѣтка: «Открытіе дворца бракосочетанія». Сообщеніе изъ Москвы отъ 24 октября с. г. говоритъ объ открытіи перваго совѣтскаго «Дворца бракосочетанія» въ Ленинградѣ, устроеннаго въ соотвѣтствіи съ предложеніемъ, напечатаннымъ въ упомянутомъ номерѣ Извѣстій.

Это служитъ доказательствомъ свѣдѣній, распространившихся, какъ черезъ совѣтскую печать, такъ и черезъ побывавшихъ въ Россіи американцевъ русскаго происхожденія о томъ, что не только въ народѣ, но среди членовъ партійнаго аппарата стало общепринятымъ совершать церковные браки. Совѣтская власть обезпокоена и, въ поискахъ борьбы съ этимъ явленіемъ, рѣшила устроить подражаніе имъ. Она уже не смѣетъ издѣваться надъ таинствомъ церковнаго брака и, хотя его ненавидитъ, неожиданно признаетъ: «Попы создали красивые обряды», стремясь переманить вѣрующихъ къ себѣ. Насколько она въ этомъ успѣетъ, покажетъ будущее, но по всѣмъ признакамъ, ея попытки обречены на неудачу, начиная отъ малочисленности такихъ дворцевъ (пока только одинъ). Но главный недостатокъ ихъ въ томъ, что они не имѣютъ духа вѣры и благодати, что болѣе всего привлекаетъ вѣрующихъ, желающихъ получить благословеніе Божіе на ихъ семейную жизнь.

Глава VI.
Тайная катакомбная церквь въ Совѣтской Россіи.

На фонѣ страшной картины богостступничества и грѣха, соблазнившаго многихъ въ несчастной Россіи, свѣтлымъ и радостнымъ лучемъ, славой Православной Церкви являются исповѣдники нашихъ дней, принадлежащіе къ тайной катакомбной церкви.

Хотя посѣщаемость храмовъ въ СССР свидѣтельствуетъ о вѣрѣ подъяремнаго русскаго народа, мы особенно радуемся о тѣхъ членахъ тайной церкви, которые совѣтскихъ храмовъ сознательно не посѣщаютъ. Точное число ихъ неизвѣстно. Для насъ великимъ и драгоценнымъ утѣшеніемъ является тотъ фактъ, что они есть. Среди нихъ и сейчасъ есть исповѣдники, находящіеся въ заключеніи и страдающіе за исповѣданіе истины или за непризыаніе московской патріархіи. Послѣднее для насъ должно быть особенно поучительно. Примѣры такихъ исповѣдниковъ съ указаніемъ именъ и съ другими подробностями приведены въ книгѣ протопресвитера о. М. Польскаго «Новые мученики Россійскіе». Во II томѣ собрано довольно много документовъ о существованіи тайной церкви въ Россіи. За исключеніемъ небольшого числа болѣе позднихъ свидѣтельствъ, всѣ они относятся къ періоду до начала послѣдней войны.

О существованіи тайной церкви прекрасныя свидѣтельства имѣются въ Ж.М.П. Ихъ нѣсколько; всѣ они были приведены въ докладѣ Собору 1953 года о положеніи Церкви въ СССР. Можно полагать, что въ дальнѣйшемъ, совѣтское духовенство получило инструкціи быть осторожнѣе въ своихъ письменныхъ высказываніяхъ. Само собой разумѣется, что тайная церковь, какъ слѣдуетъ изъ самаго ея названія, обязана скрывать свое существованіе, ибо раскрытіе ея грозитъ ссылкой и смертью.

Интересно отмѣтить, что, по статистикѣ проф. И. Андреева, до 20 процентовъ заключенныхъ въ совѣтскихъ концлагеряхъ отбываютъ сроки за вѣру. Такимъ образомъ такихъ заключенныхъ и сейчасъ милліоны. Намъ приходилось встрѣчать людей въ священномъ санѣ, которые до начала послѣдней войны состояли членами и посѣшали богослуженія катакомбной церкви въ Совѣтскомъ Союзѣ. Они просили не опубликовывать мѣстѣ и именъ по понятнымъ причинамъ.

О тайной церкви въ Совѣтскомъ Союзѣ имѣются интереснѣйшія послѣднія свѣдѣнія отъ совсѣмъ недавно возвратившихся оттуда бывшихъ эмигрантовъ, которые во время войны были захвачены большевиками и пробыли болѣе 10 лѣтъ въ совѣтскихъ сибирскихъ концлагеряхъ.

Будучи вѣрующими людьми, они томились безъ св. причастія и искали тайнаго священника.

Имъ удалось, наконецъ, найти такого духовника; онъ ихъ причастилъ, при чемъ на исповѣди спросилъ, къ какой церкви они принадлежали заграницей и при этомъ сказалъ имъ, что единственной правильной церковью является та, гдѣ поминаютъ Митрополита Анастасія. Это произвело на нихъ такое впечатлѣніе, что, возвратившись заграницу, они прежде всего вступили въ юрисдикцію Зарубежной Церкви.

Эти свидѣтели разсказали, что недалеко отъ Воркуты устроенъ спеціальный концлагерь для «выявленныхъ церковниковъ», т. е. членовъ тайной церкви, непризнающихъ московской патріархіи. Насколько существованіе этого лагеря представляетъ значительное явленіе, слѣдуетъ изъ того, что обычно совѣтская власть не устраиваетъ концлагеря менѣе чѣмъ на 50.000 заключенныхъ. И если есть столько «выявленныхъ церковниковъ», то сколько же должно оставаться «невыявленныхъ»?

Мы не увлекаемся цифрами, полагая, что истина не въ количествѣ, по слову нашего Небеснаго Пастыреначальника: «Не бойся малое стадо, яко благоизволи Отецъ вашъ дати вамъ Царство» (Лук. 12, 32); также: «Узкая врата и тѣсный путь вводяй въ животъ, и мало ихъ есть, иже обрѣтаютъ его» (Матѳ. 7, 13). Вѣрные послѣдователи Христа шли не за большинствомъ, а по пути правды. Поэтому великій угодникъ Хистовъ св. Максимъ Исповѣдникъ, когда его убѣждали причаститься съ еретиками-моноѳелитами, въ виду того, что къ нимъ присоединился царь и патріархъ, сказалъ: «Аще и вся вселенная причастится, единый азъ не причащусь!» Тѣмъ не менѣе, по нашимъ выводамъ, членовъ церкви въ Совѣтской Россіи, несомнѣнно, имѣется много больше, чѣмъ членовъ совѣтской церкви.

Дѣйствительно, какъ было показано ранѣе, сами коммунисты признаютъ наличіе въ СССР многихъ десятковъ милліоновъ вѣрующихъ. Съ другой стороны, совѣтская патріархія офиціально заявила («Русская Православная Церковь», стр. 20), что «она въ настоящее время имѣетъ въ своемъ составѣ милліоны вѣрующихъ въ Бога». Къ какой же церкви принадлежатъ тѣ многіе десятки милліоновъ вѣрующихъ, которые составляютъ разницу между двумя цифрами, указанными выше такими отвѣтственными инстанціями? Нѣкоторая часть этихъ десятковъ милліоновъ относится къ сектантамъ, а остальные, какъ можетъ заключить всякій безпристрастный человѣкъ, представляютъ собой мощную массу принадлежащихъ къ исповѣднической катакомбной тайной церкви.

Сколько бы ихъ ни было, мы благодаримъ Бога за ихъ мужество, лобызаемъ ихъ свѣтлый подвигъ и исповѣдуемъ, что именно они, подъ тяжкимъ игомъ богоборческой власти, прежде всего и болѣе всего сохраняютъ православную вѣру и духовную жизнь въ Россіи.

Глава VII.
Духовные недочеты и слабости.

Было бы ошибкой считать, что все обстоитъ благополучно въ области вѣры русскаго народа. Нельзя закрывать глаза на рядъ значительныхъ недочетозъ его духовной жизни. Они слѣдующіе:

Малодушіе, уклоненіе въ сектантство, алкоголь, развратъ и невѣріе.

Малодушіе.

Среди вѣрующихъ имѣется особый типъ людей, которыхъ можно назвать малодушными. Ихъ много. Это искренно вѣрующіе люди, которые изъ боязни потерять свое положеніе или же оказаться въ числѣ преслѣдуемыхъ, тщательно скрываютъ свою вѣру не только отъ совѣтской власти, но часто и отъ собственныхъ членовъ семьи. По этой причинѣ вѣрующія матери, напримѣръ, боятся воспитывать родныхъ дѣтей въ религіозномъ духѣ, особенно маленькихъ, что такъ важно въ этомъ возрастѣ. Но именно маленькіе могутъ легко проговориться, что навлекаетъ гнѣвъ власти на всю семью. Другой видъ малодушныхъ — это всѣ, которыхъ заставляютъ изучать Марксизмъ-Ленинизмъ и ихъ философію — діалектическій матеріализмъ. Для того, чтобы получить мало-мальски приличное мѣсто, обезпечивающее сносное существованіе, обязательно требуется экзаменъ по этимъ предметамъ. Вѣрующіе должны говорить на экзаменѣ, что вѣрятъ въ матеріализмъ, не вѣрятъ въ Бога, вѣрятъ въ конечную побѣду атеизма и, что особенно тяготитъ ихъ совѣсть, — въ необходимость физическаго уничтоженія классоваго врага. Стараются перемѣнить профессію, избравши наиболѣе нейтральную, чтобы не кривить совѣстью, но даже и на такихъ, казалось бы, отвлеченныхъ спеціальностяхъ какъ математика, требуется тотъ же экзаменъ. Другой видъ малодушія, когда вѣрующіе изъ опасности преслѣдованія уничтожаютъ иконы и священныя книги. Объ этомъ извѣстно изъ разсказовъ бывшихъ подсовѣтскихъ людей, которые теперь, черезъ много лѣтъ послѣ ухода изъ СССР, не могутъ простить себѣ этого малодушія, ибо оно является въ ихъ совѣсти отреченіемъ отъ Бога и христіанства. Можно полагать, что такихъ малодушныхъ очень много.

Уклоненіе въ сектантство.

Имѣется множество указаній на сильное распространеніе сектантства въ Совѣтской Россіи. Легко понять это. Съ одной стороны неиспорченные люди стремятся къ вѣрѣ, которую часто трудно найти и изучить, а съ другой — сектанты придерживаются самыхъ упрощенныхъ формъ религіи, почти безъ обрядовъ и безъ духовенства.

Для того, чтобы не переобременять докладъ выдержками, мы ихъ опускаемъ, упомянувъ лишь, что во всѣхъ совѣтскихъ газетахъ и антирелигіозныхъ книгахъ упоминанія о сектантахъ съ подробными описаніями ихъ религіозной жизни имѣются въ огромномъ и даже угрожающемъ количествѣ. Впрочемъ, извѣстно, что богоборцы сознательно очень часто называютъ православныхъ сектантами, чтобы уменьшить впечатлѣніе объ ихъ дѣйствительной вѣрѣ.

Алкоголь.

Одинъ наблюдательный зарубежный публицистъ отмѣтилъ въ своей недавней статьѣ, что всѣ разбойники во всѣ времена на первомъ мѣстѣ имѣютъ въ большомъ количествѣ двѣ вещи: оружіе и водку. То же наблюдается и въ Совѣтскомъ Союзѣ: накопленіе оружія и неограниченное количество водки.

Она и въ старыя времена являлась однимъ изъ частыхъ пороковъ русскихъ людей, а теперь алкоголь занимаетъ гораздо большее мѣсто въ подсовѣтской жизни и объ этомъ также имѣются постоянныя свидѣтельства въ совѣтскихъ газетахъ. Для насъ это особенно печально, ибо алкоголь убиваетъ тѣло и душу.

Распущенность нравовъ.

Довольно жуткую картину опустошеннаго состоянія душъ, запутавшихся въ этомъ грѣхѣ рисуетъ Николай Красновъ въ книгѣ «Незабываемое». Описаніе относится сравнительно къ недавнему времени пятидесятыхъ годовъ. Тамъ приводятся обычаи, неизвѣстные въ русской жизни прежде, которые являются результатомъ отнятія всего святого у русскаго народа. Красновъ разсказываетъ, какъ въ мѣстахъ временнаго поседенія заключенныхъ, которымъ предоставляется въ лагеряхъ нѣкоторая свобода, по прибытіи на новое мѣсто, начинаютъ искать себѣ подругъ, чтобы совершенно открыто начать сожительство, которое при переводѣ въ другой лагерь быстро кончается, чтобы снова повторяться съ другими, такъ же мимолетно встрѣтившимися лицами на новомъ мѣстѣ.

Въ этомъ разсказѣ поражаетъ неизвѣстный прежде въ такой степени моментъ — полное отстутствіе стыда, указывающее на сильную распространенность этого грѣха, убивающаго въ корнѣ духовную жизнь. Именно этотъ грѣхъ у св. отцовъ преимущественно называется паденіемъ, какъ потому, что при обычныхъ грѣхахъ исправляются тѣмъ же путемъ, напримѣръ, при похищеніи руками, руками же можно раздать имущество нищимъ; а согрѣшившій противъ цѣломудрія, возвращается другимъ путемъ — постомъ и плачемъ; кромѣ того, этотъ грѣхъ повреждаетъ и растлѣваетъ одновременно всѣ силы тѣлесныя и душевныя, почему и называется паденіемъ.

Невѣріе.

Сейчасъ въ Совѣтской Россіи появилась большая по своей численности категорія невѣрующихъ людей. Однако, эти невѣрующіе въ очень значительной своей части не могутъ быть сравнимы съ тѣми, кого мы привыкли называть невѣрующими. Это совершенно новое явленіе, которое могло появиться только въ странѣ воинствующаго безбожія. Есть, конечно, и въ Совѣтскомъ Союзѣ обыкновенные невѣрующіе, такіе же какихъ мы наблюдаемъ въ своей средѣ. Они отягчаютъ списокъ духовныхъ недочетовъ русскаго народа, относясь къ вѣрѣ съ пренебреженіемъ или съ предубѣжденіемъ.

Но тотъ новый типъ невѣрующихъ, о которыхъ мы намѣрены сказать, гораздо болѣе приближается къ положительнымъ явленіямъ, чѣмъ къ отрицательнымъ. Это тѣ, которые ничего не зная о вѣрѣ, недалеки отъ нея, тѣ о которыхъ сказалъ Христосъ Своимъ апостоламъ: «Кто не противъ васъ тотъ за васъ» (Марк. 9, 40; Лук. 9, 50).

Объ этихъ близкихъ намъ невѣрующихъ скажемъ нѣсколько словъ въ слѣдующей главѣ.

Глава VIII.
Положительные стороны души русскаго народа.

Существуетъ изслѣдованіе Ирколина, опубликованное Мюнхенскимъ Институтомъ по изученію СССР подъ заглавіемъ «Религіозныя настроенія среди совѣтской молодежи» (Мюнхенъ, вып. № 5, августъ 1954 г.), въ которомъ на основаніи изученія совѣтской печати, со многими ссылками на нее, указывается на огромный процентъ молодежи, разочаровавшейся въ безсодержательной и недоказательной критикѣ вѣры совѣтской безбожной литературы и вообще неудовлетворенной коммунизмомъ.

Объ этой молодежи читаемъ и въ другихъ совѣтскихъ изданіяхъ, которыхъ не приводитъ Ирколинъ. Въ нихъ безбожники раздѣляютъ все населеніе СССР на три категоріи: невѣрующихъ, вѣрующихъ и «колеблющихся между вѣрой и атеизмом». Эта послѣдняя часть сильно безпокоитъ безбожныхъ авторовъ, ибо они наблюдаютъ частое обращеніе ихъ къ вѣрѣ, обвиняя въ этомъ церковниковъ, «умѣющихъ привлечь къ себѣ колеблющихся».

Какъ уже было упомянуто, вся многомилліонная безбожная литература, въ большинствѣ списанная съ Ярославскаго, отличается общимъ свойствомъ: она не критикуетъ христіанскую вѣру по существу, какъ по незнанію ея, такъ и по безсилію опровергнуть истину. Несерьезность этой литературы понимаютъ и тѣ, кто родился, воспитанъ и выросъ внѣ вѣры. Она не можетъ зажечь и заинтересовать. Въ то же время, русская молодежь отличается стремленіемъ къ добру и нравственности.

Какое удивительное знаменіе переживаемъ мы, являемся его свидѣтелями: безбожники подготовляютъ людей къ принятію вѣры. Частично оно совершается сейчасъ, увеличиваясь все время и приводя ихъ въ страхъ. Это вѣра не формальная, но глубокая, всей душой, вѣра убѣжденная и сознательная, вѣра той души, которая «по природѣ христіанка» (Тертуліанъ), и которая изголодалась по духовной пищѣ.

Глава IX.
Безбожники не сломили христіанский характеръ русской души.

Извѣстный американскій проповѣдникъ Билли Грахамъ былъ пораженъ скромностью и цѣломудренностью русской молодежи, въ сравненіи съ заграничной, недавно побывавши въ Москвѣ. Давно было замѣчено, что русскій народъ сохранилъ христіанское незлобіе, ибо онъ, въ большинствѣ не ищетъ своихъ враговъ и не питаетъ къ нимъ чувства личной ненависти. Онъ проявилъ великое терпѣніе, которое продолжаетъ показывать всему міру. Онъ въ значительной части не ропщетъ за всѣ ниспосланныя ему Богомъ страданія и униженія. Онъ попрежнему помогаетъ въ бѣдѣ всякому, что знаютъ жившіе въ Совѣтскомъ Союзѣ и что единственно скрашивало и скрашиваетъ сейчасъ ихъ тяжелую жизнь. Кто чувствуетъ эту красоту русской души, всегда сохраняетъ стремленіе вернуться туда, ибо этой красоты ничто матеріальное замѣнить не можетъ.

Изъ разсказовъ возвратившихся съ американской выставки едва ли не самое большое впечатлѣніе производитъ описаніе сердечности русскихъ людей, поразившее тѣхъ, кто попалъ въ Россію впервые, и это при томъ, что на выставку, какъ было упомянуто, совѣтская власть старалась допускать главнымъ образомъ комсомольцевъ и членовъ партіи.

Въ американскихъ газетахъ печатаются впечатлѣнія разныхъ научныхъ американскихъ группъ, побывавшихъ въ Союзѣ. Одна медицинская группа сообщаетъ, что въ совѣтскихъ больницахъ оборудованіе вездѣ хуже американскаго, но зато уходъ за больными гораздо лучше.

Нѣсколько лѣтъ тому назадъ возвратилось 700 или 800 нѣмецкихъ плѣнныхъ, отъ которыхъ естественно было ожидать великой горечи по отношенію къ тѣмъ, кто уничтожилъ большинство ихъ товарищей, попавшихъ въ совѣтскій плѣнъ и заморенныхъ рабскимъ трудомъ, кто разорилъ ихъ родину и отнялъ у нихъ болѣе десяти лѣтъ жизни, отправивши на рабскй трудъ.

Несмотря на все это, нѣмецкіе военноплѣнные не находили словъ похвалы русскому народу, въ своихъ бесѣдахъ съ корреспондентами, которыя были опубликованы въ иностранной печати. Эти плѣнные особенно преклонялись передъ сердечностью и добротой русскихъ женщинъ въ СССР и говорили, что они хотѣли бы, чтобы ихъ жены были такія же, какъ русскія.


Заключеніе.

Заканчивая по необходимости краткій обзоръ духовнаго состоянія русскаго народа, мы должны сказать, что его можно было бы и, полагаемъ, слѣдовало бы продолжить. Это невозможно сдѣлать въ настоящемъ докладѣ. Мы сообщили только часть изъ имѣющихся у насъ матеріаловъ, извлеченныхъ изъ многочисленныхъ совѣтскихъ изданій. Они очень обнадеживающи. Не подлежитъ сомнѣнію, что коммунисты хотѣли бы скрыть и въ дѣйствительности, внѣ всякаго сомнѣнія, они скрываютъ много данныхъ о вѣрѣ. Безбожники проговариваются о проявленіяхъ вѣры неохотно, только для того, чтобы усилить свою борьбу съ нею. Поэтому то, что мы находимъ въ совѣтскихъ изданіяхъ, не можетъ не утѣшать и не радовать насъ при созерцаніи общей религіозной устремленности, которая не сломлена, и мы чувствуемъ, что никогда не будетъ сломлена ими у русскаго народа, поскольку онъ сохраняетъ вѣрность Христу, создавшему Свою Церковь, Которую врата ада не одолѣютъ (Матѳ. 16, 18).

† Антоній, Епископъ Лосъ Анжелосскій.       

г. Нью Іоркъ, октябрь-ноябрь 1959 г.

Примѣчанія:
[1] «Извѣстія», 8. 5. 1955 г. № 108 и Ж.М.П. 1955 г. № 6. стр. 23.
[2] Примѣръ клеветы противъ вѣры можно видѣть въ постоянномъ обвинененіи религіи за воспитаніе дѣтей вѣрующими родителями, которое, по мнѣнію бозбожниковъ, портитъ дѣтей, при чемъ самое ученіе религіи о воспитаніи, такъ же какъ добрые примѣры такого воспитанія, совершенно игнорируются атеистами, см., напр., «Религія и бытъ», издательство «Знаніе», Москва, 1958 г., глава «Воспитаніе дѣтей въ семьѣ и религія».
       Примѣръ постоянной клеветы противъ вѣрующихъ — обвиненіе ихъ въ слабоволіи, бездѣятельности, малодушіи, жестокости, нетерпимости и т. д. подъ вліяніемъ, якобы, христіанскаго ученія.
       Однимъ изъ самыхъ избитыхъ доводовъ противъ вѣры является утвержденіе, что религія есть порожденіе невѣжества и отсталости. Атеисты при этомъ опровергаютъ самихъ себя, жалуясь на распространеніе вѣры среди интеллигенціи. «Партійная Жизнь» въ № 18 за 1959 г., говоря о томъ, что дѣло организаціи научной атеистической пропаганды возложено на «Всесоюзное Общество по распространенію политическихъ и научныхъ знаній», сообщаетъ, что всѣ крупныя интеллектуальныя силы бросили это общество. Журналъ «Крокодилъ» помѣстилъ по этому поводу каррикатуру: священникъ въ полномъ облаченіи провозглашаетъ «Многая лѣта» предсѣдателю этого общества (Русская Жизнь, № 1439, 1959 г.).

Источникъ: «Лучъ свѣта». Ученіе въ защиту Православной вѣры, въ обличеніе атеизма и въ опроверженіе доктринъ невѣрія. Въ двухъ частяхъ: Часть вторая. / Собралъ, перепечаталъ и дополнилъ иллюстраціями Архимандритъ Пантелеимонъ. — Изданіе второе. — Jordanville: Изданіе Свято-Троицкаго Монастыря, 1970 [1971]. — С. 68-118.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.