Церковный календарь
Новости


2018-11-14 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 4-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-14 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 3-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отвѣтъ (1-й) архіеп. Іоанну Шаховскому (1996)
2018-11-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Неправильный отвѣтъ (1996)
2018-11-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 37-я (1922)
2018-11-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 36-я (1922)
2018-11-13 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово въ день Богоявленія (1883)
2018-11-13 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово въ навечеріе Новаго года (1883)
2018-11-13 / russportal
"Книга Правилъ". Правила св. Кирилла, архіеп. Александрійскаго (1974)
2018-11-13 / russportal
"Книга Правилъ". Правила Ѳеофила, архіеп. Александрійскаго (1974)
2018-11-13 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 2-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-13 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 1-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-13 / russportal
М. Хлѣбниковъ. Правда о свт. Василіи Кинешемскомъ (1997)
2018-11-13 / russportal
Жизнеописаніе свт. Василія, епископа Кинешемскаго (1996)
2018-11-13 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 112-й (1899)
2018-11-13 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 111-й (1899)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 14 ноября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Н. Д. Тальбергъ († 1967 г.)

Николай Дмитріевичъ Тальбергъ (1886-1967), русскій духовный писатель, публицистъ, историкъ, вѣрное чадо РПЦЗ. Родился 10 (23) іюля 1886 г. въ мѣст. Коростышевъ ок. Кіева. Окончилъ въ 1907 г. Императорское училище правовѣдѣнія въ С.-Петербургѣ. Поступилъ на службу въ Министерство внутреннихъ дѣлъ, гдѣ по мѣрѣ силъ стоялъ на стражѣ православной монархіи и боролся съ революціоннымъ движеніемъ. Послѣ переворота 1917 г. — участникъ подпольнаго монархическаго движенія въ Россіи и на Украинѣ. Съ 1920 г. въ эмиграціи. Жилъ въ Берлинѣ, Парижѣ и Бѣлградѣ, а съ 1950 г. — въ США. Одинъ изъ лидеровъ Высшаго монархическаго совѣта, участникъ Второго Всезарубежнаго Собора 1938 г. Защищалъ монархическія и строго православныя идеи въ журналахъ «Двуглавый орелъ», «Отечество», «Россія», «Русская жизнь», «Православный Путь», «Православная Русь» и др. Ведущій церковный историкъ русскаго зарубежья. Съ 1950 г. преподавалъ русскую церковную и гражданскую исторію въ семинаріи при Свято-Троицкомъ монастырѣ въ г. Джорданвилль. Скончался 16 (29) мая 1967 г. въ Нью-Іоркѣ. Похороненъ на кладбищѣ Свято-Троицкаго монастыря (Jordanville, USA). Основные труды: «Возбудители раскола» (Парижъ, 1927), «Церковный Расколъ» (Парижъ, 1927), «Святая Русь» (Парижъ, 1929), «Пространный мѣсяцесловъ русскихъ святыхъ» (Jordanville, 1951), «Покаянный подвигъ Александра Благословеннаго» (1951), «Въ свѣтѣ исторической правды» (1952), «Къ 500-лѣтію паденія Второго Рима» (1953), «Полвѣка архипастырскаго служенія» (1956), «Императоръ Николай I-й» (1956), «Скорбный юбилей» (1956), «Мужъ вѣрности и разума» (1957), «Исторія Русской Церкви» (1959), «Отечественная быль» (1960), «Царская Россія и восточные патріархи» (1961), «Императоръ Николай I-й въ свѣтѣ исторической правды» (1961), «Исторія Христіанской Церкви» (1964), «Къ 40-лѣтію пагубнаго евлогіанскаго раскола» (1966).

Сочиненія Н. Д. Тальберга

ЛУЧЪ СВѢТА.
Ученіе въ защиту Православной вѣры, въ обличеніе атеизма и въ опроверженіе доктринъ невѣрія.

Въ двухъ частяхъ: Часть вторая.
Собралъ, перепечаталъ и дополнилъ иллюстраціями Архимандритъ Пантелеимонъ.

Н. Д. Тальбергъ († 1967 г.)
Архіепископъ Тихонъ (Лященко).

Двадцать лѣтъ назадъ, 11 февраля 1945 г., преставился въ Карлсбадѣ архіепископъ Тихонъ (Лященко), долгое время возглавлявшій германскую епархію. Будучи, въ теченіе многихъ лѣтъ, близокъ съ нимъ, я имѣлъ возможность хорошо изучить его. Храню о немъ память, какъ о замѣчательномъ духовникѣ, много давшемъ мнѣ. Былъ я свидѣтелемъ его кипучей административной дѣятельности. Глубокая духовность сочеталась у него съ большой работой на пользу Церкви, иногда не достигавшей цѣли, что не ослабляло его дальнѣйшей энергіи.

Въ жизни его, — сужу по его повѣствованіямъ, — бывало необычайное. Такъ, въ раннемъ дѣтствѣ, онъ сидѣлъ въ комнатѣ, гдѣ лежала тяжело больная маленькая сестра. Вдругъ видитъ онъ, какъ словно облачко начало двигаться отъ ея изголовія и ушло въ открытое окно. Въ эти секунды скончалась его сестренка. Въ бытность молодымъ сельскимъ священникомъ онъ обходилъ хаты съ крещенской водой. При входѣ въ домъ пожилой одинокой, считавшейся здоровой, женщины, онъ потрясенъ былъ дикимъ воплемъ. Хозяйка, съ перекошеннымъ лицомъ, вскочила на печку со всѣми признаками бѣшенства.

Будучи инспекторомъ Кіевской Духовной Академіи, онъ намѣревался создать въ окрестностяхъ города женскій миссіонерскій монастырь, на подобіе извѣстной Лѣсненской обители на Холмщинѣ. Духовникомъ его былъ почитаемый старецъ Алексій Голосѣевскій. Въ концѣ января 1917 г. архимандритъ Тихонъ повѣдалъ ему свой планъ. Старецъ-провидецъ, съ грустью взглянувъ на него, отвѣтствовалъ: «Что задумалъ, отче. Не до построекъ теперь. Вскорѣ обители и храмы будутъ разрушаться». Въ концѣ февраля провидецъ о. Алексій преставился. Черезъ нѣсколько дней вспыхнула революція, въ развитіи своемъ дошедшая до богоборчества.

Въ началѣ двадцатыхъ годовъ архим. Тихонъ, будучи настоятелемъ б. посольской церкви въ Берлинѣ, былъ приглашенъ въ Кобургъ вел. княгиней Викторіей Ѳеодоровной для служенія заупокойныхъ службъ по матери ея, вел. кн. Маріи Александровнѣ, герцогинѣ Эдинбургской, дочери императора Александра II. По прибытіи туда онъ отслужилъ парастасъ. Послѣ вечернихъ молитвъ въ отведенной ему комнатѣ, онъ заснулъ. Вдругъ слышится ему ясно дѣтскій голосъ, произносящій: «Батюшка, помолись за меня». Черезъ короткое время раздалось повтореніе этой просьбы. Тогда онъ спросилъ: «Скажи мнѣ твое имя». — «Елисавета», — послѣдовалъ отвѣтъ. «Когда я послѣ этого сразу проснулся», — разсказывалъ онъ мнѣ, «то оказался не лежащимъ, а сидящимъ на постели». На литургіи архим. Тихонъ помянулъ рабу Божію Елисавету. Передъ послѣдовавшей вскорѣ трапезой онъ разсказалъ о происшедшемъ русской дамѣ, состоявшей при вел. княгинѣ. Та взволнованно попросила повторить имя. Она вышла въ сосѣднюю комнату и вернулась съ вел. княгиней. Послѣ обѣда послѣдняя пригласила о. Тихона въ гостинную и попросила разсказать пережитое имъ ночью. Выслушавъ его повѣствованіе, вел. княгиня сказала, что имя Елисаветы носила ея покойная дочь, добавивъ, что и она ночью слышала ея голосъ, вопрошавшій «Отчего ты молишься за бабушку, а за меня не молишься?»

Необходимо пояснить, что архим. Тихонъ зналъ только, что вел. княгиня имѣетъ здравствующими сына и двухъ дочерей. Понятія онъ не имѣлъ о томъ, что вел. княгиня Викторія Ѳеодоровна первымъ бракомъ — съ 1894 г. — была супругой вел. герцога Гессенскаго Эрнеста Людвига, брата императрицы Александры Ѳеодоровны. Въ 1901 г. она развелась съ нимъ и въ 1905 г., въ нарушеніе церковныхъ каноновъ, вторично вышла замужъ въ Баваріи за своего двоюроднаго брата, вел. кн. Кирилла Владиміровича, за что послѣдній, коему бракъ этотъ былъ запрещенъ Государемъ, высланъ изъ Россіи и прощенъ въ 1907 г. послѣ рожденія первой дочери. Вел. княгиня, вступая въ бракъ была лютеранкой, православіе приняла позднѣе. Бракъ этотъ, изъ-за неправославія супруги, согласно статьи 142 Основныхъ государственныхъ законовъ, лишалъ великаго князя Кирилла Владиміровича и его потомство правъ на престолъ. Прежнимъ вѣроисповѣданіемъ вел. кн. Викторіи Ѳеодоровны и можно объяснить то, что она не молилась за дочь свою, тоже лютеранку.

Разсказалъ я тогда архим. Тихону, что въ Петербургѣ въ свое время говорили о таинственной смерти маленькой гессенской принцессы въ Спалѣ или Бѣловѣжѣ, при чемъ пущенъ былъ слухъ, что она умерла случайно отъ отравы въ пищѣ, предназначавшейся для Наслѣдника Цесаревича Алексѣя Николаевича. Въ письмѣ къ вел. княгинѣ Еленѣ Владиміровнѣ, принцессѣ греческой, сестрѣ вел. кн. Кирилла и двоюродной сестрѣ Викторіи Ѳеодоровны, я описалъ въ 1954 г. происшедшее съ архим. Тихономъ, добавивъ, что не вполнѣ увѣренъ въ томъ, что дочь послѣдней именовалась Елисаветой. Вел. княгиня 6/19 марта 1954 г. отвѣтила мнѣ изъ Псишико (ея загороднаго дворца около Аѳинъ): «Очень интересно и волнительно относительно разсказа архіеп. Тихона о томъ, чтó случилось съ нимъ, когда онъ былъ въ Кобургѣ послѣ кончины Вел. Княг. Маріи Александровны. Никогда объ этомъ раньше не слыхала. Имя маленькой принцессы, скончавшейся въ Спалѣ было Елисавета — прелестная была дѣвочка, я ее хорошо знала».



Первоначальныхъ данныхъ о владыкѣ Тихонѣ мнѣ, къ сожалѣнію, удалось получить мало. Какъ видно изъ книги «Извлеченія изъ журналовъ Кіевской Духовной Академіи за 1908-1909 учебный годъ», онъ былъ ея ученикомъ, въ санѣ священника. Слѣдовательно рожденіе его надо отнести къ концу 70-хъ, или началу 80-хъ годовъ. Насколько помню, онъ былъ уроженецъ Воронежской губ. Въ той же книгѣ (стр. 415-418) помѣщенъ отзывъ заслуженнаго профессора К. Попова о работѣ семинариста, священника Тимоѳея Лященко на тему: «Жизнь св. Кирилла, архіепископа Александрійскаго», изложенной на 742 страницахъ. Извлекаемъ изъ отзыва слѣдующія строки: «...Скромное названіе «Жизнь св. Кирилла» представляетъ собою ученое критико-біографическое изслѣдованіе о св. Кириллѣ, обладающее слѣдующими высокими качествами: 1) Ни въ богословской ученой литературѣ на Западѣ, ни въ русской нѣтъ полной, детально разработанной и безпристрастной монографіи о св. Кириллѣ, обнимающей всѣ многоразличныя стороны его дѣятельности. Удачный опытъ составленія подобной представляетъ собой настоящій трудъ свящ. Лященко, отличающійся полнотою и всесторонностью изслѣдованія всѣхъ фактовъ, относящихся къ жизни и дѣятельности св. Кирилла Александрійскаго. 2) Борьба съ несторіанствомъ сопровождалась большою страстностію. Защитники этой ереси и противники ея не щадили другъ друга. Неудивительно, что дѣятельность св. Кирилла, стоявшаго въ центрѣ этой борьбы, подверглась злостному перетолкованію со стороны недоброжелателей его, — современныхъ ему и послѣдующихъ историковъ и изслѣдователей. Для очищенія фактовъ, относящихся къ жизни и дѣятельности св. Кирилла, отъ клеветы необходимо было въ широкихъ размѣрахъ воспользоваться критикой. И авторъ отвелъ ей въ своемъ сочиненіи подобающее мѣсто, сообщивъ ему характеръ историко-критической работы. 3) Но историческая критика имѣетъ цѣнность только тогда, когда она утверждается на тщательномъ изученіи и знаніи первоисточниковъ. Каждая страница сочиненія свящ. Лященко можетъ служить доказательствомъ того, что авторъ его обладаетъ такимъ знаніемъ ихъ. Но онъ сдѣлалъ нѣчто большее. Ученые изслѣдователи, особенно нѣмецкіе раціоналисты, часто свои рѣзкія сужденія о св. Кириллѣ утверждаютъ на неточныхъ, а иногда тенденціозныхъ переводахъ первоисточниковъ. Для открытія правды авторъ вынуждался свѣрять и провѣрять латинскіе, нѣмецкіе и русскіе переводы. 4) Наконецъ, произведенное авторомъ переизслѣдованіе документовъ и фактовъ, имѣющихъ отношеніе къ жизни св. Кирилла, дало важные въ научномъ отношеніи результаты; ему, напр., удалось установить хронологическую послѣдовательность событій, относящихся къ борьбѣ Кирилла съ несторіанствомъ. Указанныя высокія ученыя качества разсмотрѣннаго сочиненія даютъ автору его полное право на полученіе степени кандидата богословія».

Въ связи съ этимъ отзывомъ проф. К. Попова, вспоминаю сказанное мнѣ однажды покойнымъ Митрополитомъ Антоніемъ, что онъ считаетъ владыку Тихона однимъ изъ образованнѣйшихъ іерарховъ Зарубежной Русской Церкви.

Въ той же книгѣ сообщается, что священникъ Тимоѳей Лященко окончилъ въ 1909 г. Академію вторымъ и, въ числѣ 22 другихъ, удостоенъ степени кандидата богословія съ предоставленіемъ имъ всѣмъ права полученія степени магистра безъ новаго устнаго испытанія. Передъ революціей онъ былъ инспекторомъ Кіевской Духовной Академіи и преподавалъ гомилетику и церковный уставъ. Помнитъ его инспекторомъ прот. Григорій Герасимовъ, настоятель церкви Всѣхъ скорбящихъ Радосте въ Кливеландѣ. Учащіе считали его суровымъ, требовательнымъ, имѣли съ нимъ только дѣловыя отношенія. Извѣстенъ былъ онъ тогда своими опредѣленно правыми убѣжденіями. Такимъ же непоколебимымъ монархистомъ остался онъ послѣ преступной февральской революціи 1917 г. «Если до революціи за его правыя убѣжденія онъ былъ нами цѣнимъ», писалъ мнѣ недавно о. Григорій, «то послѣ 17 года мы искренно его полюбили. Инспекторъ архим. Тихонъ оставался такимъ же твердымъ, непоколебимымъ столпомъ всего того, что было возвышеннымъ, свѣтлымъ, святымъ до революціи. Когда кто изъ насъ, зная его убѣжденія, подходилъ къ нему, чтобы съ нимъ подѣлиться своею скорбью, онъ, этотъ суровый, сухой начальникъ, не зная съ какой цѣлью задаетъ ему студентъ, можетъ быть, каверзный вопросъ, смѣло, безкомпромиссно, громилъ зло, большое предсказывая горе Россіи, если она сатанѣ повѣритъ, поддастся льстивымъ обѣщаніямъ его».

Первыя свѣдѣнія о личности и дѣятельности архим. Тихона, получили мы, правые монархисты, въ Берлинѣ въ началѣ двадцатыхъ годовъ отъ нашихъ единомышленниковъ въ Болгаріи. Они писали о немъ, какъ о выдающемся пастырѣ и убѣжденномъ монархистѣ. Онъ былъ настоятелемъ русскаго храма, сооруженнаго, насколько помню, при посланникѣ Ю. П. Бахметевѣ, рядомъ съ русскимъ посольствомъ.

Въ 1921 г. подготовлялся созывъ монархическаго съѣзда. Въ связи съ этимъ я былъ посланъ изъ Берлина въ Венгрію, Югославію и Грецію. Находясь въ Бѣлградѣ, я получилъ письмо отъ возглавителя нашего монархическаго движенія, Н. Е. Маркова, описывавшаго все усиливавшіяся недоразумѣнія съ настоятелемъ берлинскаго храма и поручавшаго вручить архіепископу Анастасію Кишиневскому прилагавшееся письмо нашего единомышленника, князя А. А. Ширинскаго-Шихматова, бывшаго оберъ-прокурора Святѣйшаго Сѵнода. Въ письмѣ князь описывалъ мѣстныя церковныя неурядицы и просилъ владыку Анастасія, какъ можно скорѣе, прибыть въ Берлинъ, привезя съ собой священника и діакона. Приложена была для врученія владыкѣ отъ монархистовъ сумма денегъ, вполнѣ достаточная на дорогу для трехъ лицъ. Не зная, гдѣ въ данное время находится архіеп. Анастасій, я отправился къ временно находившемуся въ Бѣлградѣ архіеп. Евлогію волынскому, съ которымъ лично познакомился незадолго передъ этимъ, мнѣніе же о коемъ, не очень о немъ благопріяное, составилъ еще въ Россіи. Архіеп. Евлогій сообщилъ мнѣ, что архіеп. Анастасій находится въ Константинополѣ, гдѣ окормляетъ русскихъ въ предѣлахъ Турціи. Къ этому онъ добавилъ, что просьба князя относится именно къ нему. Высшимъ Церковнымъ Управленіемъ Зарубежной Церкви онъ недавно назначенъ управлять приходами въ Западной Европѣ. Переѣздъ въ Берлинъ его вполнѣ устраиваетъ. Мнѣ ничего не оставалось какъ оставить у него письмо. Деньги ему тогда я не вручилъ. Сразу же обо всемъ написалъ Маркову. Переписку мы вели черезъ курьеровъ, русскихъ офицеровъ, часто ѣздившихъ изъ Берлина въ Константинополь, гдѣ тогда пребывалъ ген. баронъ П. Н. Врангель. Отвѣтное письмо Маркова было рѣшительнымъ — довѣрія къ митр. Евлогію нѣтъ, деньги ему не передавать. Попавъ невольно въ трудное положеніе, я долженъ былъ сообщить лично митр. Евлогію, что въ Берлинѣ обстоятельства измѣнились и необходимости въ его пріѣздѣ нѣтъ. Онъ сердито отвѣтилъ, что уѣзжаетъ въ Бѣлую Церковь Черезъ нѣсколько часовъ получаю краткую записку отъ митрополита Антонія, возглавителя Зарубежной Церкви, съ просьбой немедленно прибыть въ сербскую патріархію, въ которой онъ останавливался, пріѣзжая изъ Сремскихъ Карловцевъ. Съ 1905 г. я преклонялся передъ волынскимъ епископомъ Антоніемъ за его церковную и монархическую дѣятельность. Послѣдняя столь ярко выявилась въ смутные 1905-6 годы. Однажды, кажется въ 1908 г., представленъ былъ ему передъ началомъ религіознаго собесѣдованія объ отношеніи мірянъ къ духовенству, происходившемъ въ домѣ графини С. С. Игнатьевой въ С.-Петербургѣ. Въ 1918 г. въ Кіевѣ мнѣ не удалось быть у него. Присутствовалъ только въ іюнѣ при пріѣздѣ его изъ Харькова, незадолго передъ этимъ избраннаго митрополитомъ Кіевскимъ и Галицкимъ. По моей службѣ при гетманѣ Скоропадскомъ въ министерствѣ внутр. дѣлъ, смогъ я обезпечить ему спокойное прибытіе въ Владимірскій соборъ и слѣдованіе крестнаго хода, съ нимъ во главѣ, оттуда въ Софіевскій соборъ. Сорвана была попытка украинскихъ сепаратистовъ устроить безпорядки. Въ Бѣлградѣ видѣлся съ нимъ нѣсколько разъ и счастливъ былъ тому единомыслію, которое у насъ сразу выявилось.

Когда я прибылъ въ патріархію, владыка Антоній сказалъ мнѣ, что митр. Евлогій былъ у него съ жалобой на меня и уѣхалъ въ Бѣлую Церковь. Онъ просилъ меня убѣдить моихъ единомышленниковъ измѣнить свое рѣшеніе, т. к. Берлинъ входитъ въ епархію архіеп. Евлогія. Указалъ я тогда владыкѣ на неустойчивость архіеп. Евлогія, въ предреволюціонные годы все болѣе лѣвѣвшаго, напомнилъ его же разсказы мнѣ, какъ тотъ трусливо держалъ себя при общемъ ихъ заточеніи въ католическомъ монастырѣ. Добрый архипастырь отвѣтилъ мнѣ: «Право, онъ теперь исправился!» По настоянію владыки, я изложилъ его мнѣніе въ письмѣ Маркову. Въ Берлинѣ съ неудовольствіемъ склонились тогда передъ волею почитаемаго первоіерарха, но настойчиво просили его о назначеніи настоятелемъ храма архим. Тихона (Лященко) и б. Харьковскаго протодіакона Вербицкаго. Митр. Антоній горячо одобрилъ выборъ о. Тихона, высказавъ сомнѣніе согласится ли уѣхать болѣющій Вербицкій. Тотъ дѣйствительно не захотѣлъ покидать Земунъ. Архіепископу Евлогію деньги были вручены.

Въ книгѣ «Путь моей жизни» — Воспоминанія митрополита Евлогія, изложенныя по его разсказамъ М. Манухиной (Парижъ, 1947 г.), событія эти изображены такъ (стр. 376-7): «Вскорѣ послѣ этого прибылъ изъ Берлина представитель Высшаго Монархическаго Совѣта Н. Д. Тальбергъ [1] съ приглашеніемъ пріѣхать въ Германію. «Мы облегчимъ всѣ условія Вашего устройства въ Берлинѣ, но только просимъ Васъ удалить протоіерея Зноско, а взять съ собою архимандрита Тихона, настоятеля посольской церкви въ Болгаріи», сказалъ Тальбергъ и вручилъ мнѣ на организацію управленія 10000 марокъ. Я съ радостью вызвалъ архимандрита Тихона. Онъ привезъ съ собою изъ Софіи бумагу — ходатайство русскихъ въ Софіи о назначеніи на его мѣсто Лубенскаго епископа Серафима. Это нѣсколько мои планы мѣняло (я хотѣлъ назначитъ въ Софію протопресвитера Шавельскаго), но я все же на назначеніе епископа Серафима согласился. Начались приготовленія къ отъѣзду. Моимъ преемникомъ въ институтѣ я оставлялъ протоіерея Николая Александрова; вмѣстѣ съ нимъ пріѣхалъ Е. І. Вдовенко, по профессіи электротехникъ, но церковный человѣкъ, близко знавшій Патріарха Тихона и московское духовенство, часто вращавшійся въ этой средѣ. Я предложилъ ему быть діакономъ при мнѣ и поѣхать вмѣстѣ со мною въ Европу: онъ согласился. Передъ отъѣздомъ онъ соорудилъ мнѣ митру изъ бальнаго лифа жены генерала Поливанова. Кромѣ митры и старенькой епитрахили никакого облаченія при выѣздѣ изъ Бѣлой Церкви не было. Разставаніе съ институтомъ было милое. Дѣвочки плакали, провожая меня. Я заѣхалъ въ Карловцы проститься съ владыкой Георгіемъ (Сербскимъ — Н. Т.). Онъ подарилъ мнѣ не новое, но очень красивое архіерейское облаченіе: шитое шелками по парчевому фону».

Съ Страстной недѣлѣ, 1921 г., въ серединѣ апрѣля ст. ст., богослуженія въ б. посольской церкви совершались митр. Евлогіемъ и архим. Тихономъ. Въ то время германское республиканское правительство не признавало сов. власть. Зданіе русскаго посольства на Унтеръ-денъ-Линденъ находилось въ вѣдѣніи министерства иностранныхъ дѣлъ. Въ второмъ домѣ, со входомъ со двора, архим. Тихону предоставлена была небольшая квартира. Храмъ св. кн. Владиміра находился во дворѣ.

Архіеп. Евлогій проживалъ въ Тегелѣ, отдаленной части Берлина. Тамъ имѣлся большой участокъ земли, пріобрѣтенный св. Владимірскимъ Братствомъ, въ бытность предсѣдателемъ его извѣстнаго настоятеля посольскаго храма прот. Алексѣя Мальцева. Имѣлся домъ, въ которомъ до войны оказывался временный пріютъ русскимъ. Назывался онъ «Кайзеръ Александеръ Хеймъ» въ память имп. Александра III, послѣ революціи «Александерхеймъ». Имѣлось и кладбище съ церковью, во имя св. равноапостольныхъ Константина и Елены.

Архіеп. Евлогій былъ участникомъ монархическаго съѣзда въ баварскомъ городѣ-курортѣ Рейхенгаллѣ въ маѣ ст. ст. 1921 г. Почетнымъ предсѣдателемъ съѣзда былъ митрополитъ Антоній, избранный и почетнымъ членомъ Высшаго Монархическаго Совѣта. Въ его отсутствіе замѣстителемъ считался архіеп. Евлогій, участвовавшій много разъ въ засѣданіяхъ совѣта. Будучи секретаремъ Совѣта, я часто общался съ нимъ. Нѣсколько позднѣе, онъ участвовалъ въ Берлинѣ въ съѣздѣ монархистовъ-конституціоналистовъ, входившихъ въ составъ общаго монархическаго движенія.

Въ Парижѣ мѣстное духовенство, обслуживавшее прежнее посольство, не было довольно назначеніемъ архіеп. Евлогія. Оно обращалось даже къ патріарху Тихону, который разъяснилъ ему 26 марта ст. ст. 1921 г. права владыки Евлогія на временное управленіе церквами въ Зап. Европѣ, «въ виду состоявшагося постановленія Высшаго Русскаго Церковнаго Управленія за-границей». Митр. Евлогій вскорѣ предпринялъ поѣздку въ Парижъ и Лондонъ.

Приходская работа въ Берлинѣ сосредоточена была у архим. Тихона, котораго скоро оцѣнили. Служилъ онъ благолѣпно, хорошо говорилъ проповѣди, былъ настоящимъ пастыремъ, входившимъ въ жизнь пасомыхъ. Русская колонія была тогда очень большая. Часто устраивались лекціи, политическія собранія. Архим. Тихонъ всегда присутствовалъ на научныхъ и монархическихъ докладахъ.

Политическое положеніе въ Берлинѣ дѣлалось все напряженнѣе. Ожидалось признаніе совѣтскаго правительства. Усиливалась дѣятельность коммунистической партіи. Вѣроятно и эти основанія побудили владыку Евлогія, къ этому времени возведеннаго патріархомъ въ санъ митрополита, переѣхать въ Парижъ, изъ котораго, конечно, было и легче управлять большой епархіей.

Вскорѣ послѣ его отъѣзда германское правительство признало правительство СССР. Зданіе посольства было передано послѣднему. Владыкѣ Тихону пришлось закрыть церковь и самому выселиться. При срочномъ оставленіи храма большую помощь ему оказала группа монархической молодежи. Спасены были ею священные сосуды, иконы, отвинчены памятныя доски, внѣ иконостаса, на которыхъ отмѣчались посѣщенія церкви Государями. Для богослуженій администрація русской гимназіи на Находъ ул. отвела маленькую комнату при входѣ въ зданіе. Значительно позднѣе, предоставлена была нѣсколько большая комната напротивъ. Въ дни Страстной недѣли и Св. Пасхи снималось въ вечерніе часы большое помѣщеніе въ протестантской церкви. Позднѣе на воскресные дни снимался залъ въ помѣщеніи германскаго Краснаго Креста на Берлинеръ улицѣ въ Шарлоттенбургѣ. Церковная жизнь развивалась.

Возникалъ нѣсколько разъ вопросъ о возведеніи архим. Тихона во епископа, викарія митр. Евлогія. Послѣдній этому долго не сочувствовалъ, но уступилъ настояніямъ Архіерейскаго Собора. Хиротонія состоялась въ Берлинѣ, въ 1924 г. Совершали ее митр. Евлогій и его викарный епископъ владыка Сергій пражскій. Митр. Евлогій временами пріѣзжалъ въ Берлинъ.

Когда митр. Евлогій въ 1926 г. началъ расколъ въ Зарубежной Церкви, епископъ Тихонъ остался вѣренъ законной высшей канонической власти, — Архіерейскимъ Собору и Сѵноду. Митр. Евлогій дерзнулъ самовольно отрѣшить его отъ управленія викаріатствомъ, чему онъ, конечно, не подчинился. Большинство русскихъ людей въ Германіи остались подъ его омофоромъ. Вскорѣ онъ былъ назначенъ Сѵнодомъ правящимъ германскимъ епископомъ.

Небольшая церковь на Находъ штр. давно была мала для молящихся. Владыка Тихонъ задумалъ постройку храма. Сначала приходомъ пріобрѣтенъ былъ участокъ земли въ центральной части города на Фербеллинеръ улицѣ. Позднѣе, подъ залогъ этой земли, одна изъ крупныхъ германскихъ фирмъ взялась выстроить для прихода большой доходный домъ съ квартирами. На верхнемъ этажѣ должна была помѣщаться церковь, этажомъ ниже квартира епископа и его канцелярія.

22 октября 1928 г., въ день празднованія иконы Казанской Божіей Матери, чинъ освященія храма совершали митрополитъ Антоній, архіепископъ Серафимъ, возглавлявшій западно-европейскую епархію, епископъ Тихонъ и сонмъ духовенства. Присутствовалъ племянникъ Царя-Мученика, Его Высочество Князь Никита Александровичъ, и множество молящихся.

Въ субботу 28 окт. ст. ст. незадолго передъ всенощной, я посѣтилъ митрополита Антонія, проживавшаго въ покояхъ владыки Тихона. Онъ довѣрительно сообщилъ мнѣ, что недавно былъ у него кн. С. А. Долгорукій, состоявшій въ Копенгагенѣ при императрицѣ Маріи Ѳеодоровнѣ, незадолго передъ этимъ скончавшейся. Онъ, по порученію Великой Княгини Ксеніи Александровны, исполнявшей волю Матери, привезъ владыкѣ величайшую Святыню: чудотворную икону Божіей Матери Филермскую, по преданію написанную Св. ев. Лукой и освященную благословеніемъ Богоматери, нетлѣнную руку Іоанна Крестителя и частицу древа Креста Господня. Въ 1204 г. святыни были захвачены въ Царьградѣ латинянами крестоносцами, перенесены въ Палестину, оттуда на островъ Мальту. Въ 1799 г. святыни были принесены мальтійскими рыцарями въ даръ императору Павлу I, великому магистру ордена. Находились онѣ въ церкви Зимняго дворца; съ 12 по 22 октября пребывали въ гатчинскомъ соборѣ св. ап. Павла. Тамъ онѣ остались послѣ октябрьскаго переворота большевиковъ въ 1917 г. Одно время Гатчина занята была добровольческой арміей ген. Н. Н. Юденича. Когда началось отступленіе арміи, находившійся при ней бывшій тобольскій губернаторъ Н. А. Ордовскій-Танаевскій вывезъ святыни изъ Гатчины и позднѣе доставилъ Государынѣ императрицѣ Маріи Ѳеодоровнѣ. Съ величайшей радостью приложился я къ Святынямъ и, съ благословенія владыки, участвовалъ вскорѣ при перенесеніи Святынь въ храмъ. Приблизительно черезъ полъ года Святыни, съ помощью сербской дипломатической миссіи, были перевезены въ Бѣлградъ, гдѣ пребывали въ королевской дворцовой церкви. Во время паники, охватившей сербскій власти, послѣ бомбардировки Бѣлграда нѣмцами въ 1940 г., Святыни пропали.

Къ сожалѣнію, финансовые расчеты владыки Тихона не оправдались. Квартиры сдавались туго. Не хватало денегъ для расплаты съ банкомъ. Пришлось просить о пожертвованіяхъ. Призывали къ этому мы, монархисты, на страницахъ нашего парижскаго журнала «Двуглавый Орелъ». Въ итогѣ — домъ съ храмомъ перешелъ къ кредиторамъ. Бѣдный владыка Тихонъ тяжело переживалъ этотъ ударъ.

Но духомъ онъ не палъ. Подчиняясь волѣ Божіей, онъ продолжалъ вѣрить въ помощь Господа. Рѣшилъ онъ искать помощи въ правительственныхъ, протестантскихъ и городскихъ кругахъ. Сначала предоставленъ былъ ему для богослуженій помѣстительный храмъ въ хорошемъ мѣстѣ. Нѣсколько позднѣе отведенъ былъ для построенія церкви участокъ земли на Гогенцоллерндаммъ и предоставлены правительствомъ соотвѣтственныя средства.

Но въ это время велся подкопъ противъ владыки Тихона. Дѣло въ томъ, что въ хлопотахъ о постройкѣ новаго храма помогалъ архіеп. Тихону русскій, давно жившій въ Германіи, имѣвшій хорошія связи съ нѣмецкими вліятельными кругами. Личность эта пользовалась неважной репутаціей у русскихъ. Близость къ нему ставилась въ вину владыкѣ Тихону. Съ послѣднимъ давно враждовало лицо, игравшее тогда видную роль въ русской колоніи. Возможно, владыкѣ мстили братья-каменьщики, о которыхъ рѣчь будетъ ниже. Среди таковыхъ было немало нашихъ либеральствующихъ соотечественниковъ. Въ итогѣ, послѣ краткаго и поверхностнаго разслѣдованія члена Архіерейскаго Сѵнода, архіепископа Ѳеофана курскаго, владыка Тихонъ весной 1938 г. былъ уволенъ на покой. Патріархъ Гавріилъ доброжелательно предоставилъ ему мѣстожительство въ монастырѣ Раковица, вблизи Бѣлграда. Замѣстителемъ его назначенъ былъ викарный епископъ Серафимъ (Ляде) потсдамскій, саксонецъ по происхожденію, незадолго передъ этимъ выбравшійся изъ СССР.

Въ день Св. Троицы, 30 мая / 12 іюня 1938 г., исполнилось, наконецъ, давнишнее желаніе архіеп. Тихона, его вѣрою и достойнымъ упорствомъ осуществленное. Митрополитъ Анастасій, въ сослуженіи съ владыками Тихономъ и Серафимомъ, совершилъ чинъ освященія величественнаго храма на Гогенцоллерндаммъ.

«Въ понедѣльникъ 4 іюля въ 19 час. 40 м. отбылъ изъ Берлина въ Югославію Высокопреосвященнѣйшій Архіепископъ Тихонъ. Ко времени отхода поѣзда на перронъ Лертеръ-вокзала собрался весь причтъ Воскресенскаго собора, во главѣ съ епископомъ Серафимомъ, сестричествомъ и многіе другіе русскіе церковные дѣятели. Проводы отличались большой сердечностью. Изъ окна отходящаго поѣзда, Владыка Тихонъ благословилъ свою осиротѣвшую паству. На глазахъ многихъ были видны слезы». («Царскій Вѣстникъ». Бѣлградъ, 24/11 іюля 1938 г.).

Архіерейскій Сѵнодъ назначилъ архіеп. Тихона предсѣдателемъ Ученаго Комитета при Сѵнодѣ. Принималъ онъ въ 1938 г. живое участіе въ работахъ Второго Всезаграничнаго Собора Православной Церкви. Состоя однимъ изъ помощниковъ секретаря Собора, хорошо помню его работу тогда.

Выступалъ владыка Тихонъ при обсужденіи вопроса о невозможности православнымъ русскимъ людямъ быть членами сообщества франкъ-масоновъ. По протоколу засѣданія отъ 10/23 августа владыка повѣдалъ слѣдующее: «Онъ вспоминаетъ, какъ въ 1924 г., послѣ хиротоніи его, масонъ высокой степени пріѣзжалъ къ нему во фракѣ и цилиндрѣ убѣждать его вступить въ масонство. Онъ говорилъ, что ложа его состоитъ только изъ христіанъ и монархистовъ. Масонство, якобы, убѣдилось, что коммунизмъ не оправдалъ надеждъ. «Вы не стѣсняйтесь, что Вы — епископъ», говорилъ онъ. «У насъ есть люди съ высокимъ іерархическимъ положеніемъ. Клятвъ отъ Васъ не требуется, только не боритесь противъ насъ». («Дѣянія Второго Всезарубежнаго Собора Русской Православной Церкви заграницей съ участіемъ представителей клира и мірянъ, состоявшагося 1/14 — 11/24 августа 1938 г. въ Сремскихъ Карловцахъ въ Югославіи. Бѣлградъ, 1939 г.»).

Любилъ я навѣщать дорогого владыку Тихона въ монастырѣ, много назидательнаго воспринимая отъ умнаго, духовнаго склада, образованнаго архипастыря. Помню наши прогулки въ окраинахъ монастыря. Это были наши послѣднія встрѣчи въ жизни.

Съ приближеніемъ красной арміи къ Бѣлграду, онъ, вмѣстѣ съ митрополитомъ Анастасіемъ, въ августѣ 1944 г. покинулъ Бѣлградъ. Съ недолгой остановкой въ Вѣнѣ, гдѣ ими переживались бомбардировки, они уѣхали въ Карлсбадъ. Оказавшись вскорѣ самъ бѣженцемъ, я, при посѣщеніи тамъ владыки Анастасія, не засталъ въ живыхъ дорогого архипастыря-друга. Матеріальное положеніе его тамъ было тяжелое. Отравившись испортившейся отъ времени пищей, онъ преставился 11 февраля 1945 г.

Много разъ, въ особенности въ послѣдніе годы, скорбно размышлялъ я о томъ, сколько пользы онъ могъ бы принести нашей Церкви.

Н. Тальбергъ.       


Примѣчаніе:
[1] Высшій Совѣтъ избранъ былъ позднѣе — въ іюнѣ 1921 г. на съѣздѣ въ Рейхенгаллѣ.

Источникъ: «Лучъ свѣта». Ученіе въ защиту Православной вѣры, въ обличеніе атеизма и въ опроверженіе доктринъ невѣрія. Въ двухъ частяхъ: Часть вторая. / Собралъ, перепечаталъ и дополнилъ иллюстраціями Архимандритъ Пантелеимонъ. — Изданіе второе. — Jordanville: Изданіе Свято-Троицкаго Монастыря, 1970 [1971]. — С. 298-308.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.