Церковный календарь
Новости


2018-09-23 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Римъ и Халкидонскій Соборъ (1970)
2018-09-23 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 65-е (9 декабря 1917 г.)
2018-09-22 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Святые Отцы на Вселенскихъ Соборахъ (1970)
2018-09-22 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 64-е (8 декабря 1917 г.)
2018-09-21 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Русская Зарубежная Церковь въ кривомъ зеркалѣ (1970)
2018-09-21 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 63-е (8 декабря 1917 г.)
2018-09-20 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Фантастическая исторія (1970)
2018-09-20 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 62-е (7 декабря 1917 г.)
2018-09-19 / russportal
Предсоборное Присутствіе 1906 г. Отдѣла I-го Журналъ №3 (18 марта 1906 г.)
2018-09-19 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 61-е (7 декабря 1917 г.)
2018-09-18 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Святая Русь въ исторіи Россіи (1970)
2018-09-18 / russportal
Предсоборное Присутствіе 1906 г. Отдѣла I-го Журналъ №2 (16 марта 1906 г.)
2018-09-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Кончина и погребеніе Блаж. Митр. Антонія (1970)
2018-09-17 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 60-е (5 декабря 1917 г.)
2018-09-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Какъ Митр. Антоній создалъ Зарубежную Церковь (1970)
2018-09-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Митрополитъ Антоній какъ учитель пастырства (1970)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - понедѣльникъ, 24 сентября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 8.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

М. М. Родзянко († 1956 г.)

Михаилъ Михайловичъ Родзянко (1884-1956), юристъ, спеціалистъ по церковному пѣнію, вѣрное чадо РПЦЗ. Родился 1 (14) декабря 1884 г. въ С.-Петербургѣ въ семьѣ М. В. Родзянко (†1924), буд. предсѣдателя 3-й и 4-й Государственной Думы Россійской имперіи. Окончилъ юридическій факультетъ Московскаго университета, служилъ мировымъ судьей. Съ 1920 г. въ эмиграціи, жилъ въ Югославіи. Въ 1946 г. переѣхалъ въ Парижъ. Посвятилъ себя церковному пѣнію, публиковалъ статьи на эту тему. Членъ Союза русскихъ дворянъ. Съ 1951 г. жилъ въ США. Авторъ работы «Правда о зарубежной церкви» (отд. изд.: New York, 1954; то же: «Православный Путь», 1954; «Лучъ Свѣта», 1970, «Православная Жизнь», 1976, №6). Скончался 1 (14) декабря 1956 г. въ г. Наякъ, подъ Нью-Іоркомъ. Похороненъ на кладбищѣ женскаго монастыря въ Ново-Дивѣево (штатъ Нью-Іоркъ, США).

Сочиненія М. М. Родзянко

ЛУЧЪ СВѢТА.
Ученіе въ защиту Православной вѣры, въ обличеніе атеизма и въ опроверженіе доктринъ невѣрія.

Въ двухъ частяхъ: Часть вторая.
Собралъ, перепечаталъ и дополнилъ иллюстраціями Архимандритъ Пантелеимонъ.

М. М. Родзянко († 1956 г.)
Правда о Зарубежной Церкви.
По документамъ и личнымъ воспоминаніямъ.

Введеніе.

Приступая къ настоящему труду я преслѣдовалъ цѣль сообщить истинное положеніе, въ которомъ пребываетъ Зарубежная Церковь и пролить свѣтъ на происхожденіе церковныхъ раздѣленій. Беру на себя смѣлость въ виду того, что съ дѣтскаго возраста принимая участіе въ церковной жизни, я усвоилъ тотъ церковный духъ, который пребывалъ въ дореволюціонной Россіи. Это духъ того истиннаго православія, который хранится въ нѣдрахъ русскаго народа, того народа, который безхитростно вѣруетъ какъ дитя, слѣдуя словамъ Христа. Этотъ духъ особенно чувствуется въ сельскихъ церквахъ. Проведя большую часть дѣтства при этихъ церквахъ Новгородской, Московской и Екатеринославской губерній, постоянно прислуживая при Богослуженіяхъ и участвуя въ хорѣ, а впослѣдствіи состоя церковнымъ старостой и управляя хоромъ, я усвоилъ этотъ духъ русскаго православія, ставшій мнѣ особенно дорогимъ. Всякое мудрствованіе, основанное на отвлеченной и сухой буквѣ закона въ моемъ понятіи становится тѣмъ явленіемъ, которое мертвитъ живой духъ православія. Будучи близокъ къ церковной жизни и интересуясь всѣми событіями, мнѣ удалось собрать необходимые документы. Принимая уже въ эмиграціи близкое участіе въ изжитіи церковной смуты и будучи лично извѣстенъ Сербскому Патріарху Варнавѣ, Митрополиту Антонію, Митрополиту Евлогію, Митрополиту Ѳеофилу и Митрополиту Анастасію, по личнымъ воспоминаніямъ хочу повѣдать о томъ, что можетъ быть многимъ неизвѣстно. Долгое время живя въ Петербургѣ и встрѣчая много лицъ, имѣющихъ отношеніе какъ къ петербургскому обществу, такъ и къ правительственнымъ кругамъ, мнѣ тоже многое стало извѣстно.

Памятуя слова Св. Іоанна Златоуста, которыя привожу ниже, считаю своимъ долгомъ повѣдать о томъ, что знаю, ибо не считаю себя въ правѣ стоять въ сторонѣ отъ жизни Церкви, а также не бороться съ растлѣвающимъ и пагубнымъ церковнымъ раздѣленіемъ.

Слово Св. Іоанна Златоуста.

«Ничто такъ не оскорбляетъ Бога, какъ раздѣленія въ Церкви. Хотя бы мы совершили тысячу добрыхъ дѣлъ, — подвергаемся осужденію не меньше тѣхъ, которые терзали Тѣло Его, если будемъ расторгать тѣло Церкви. Поэтому-то и мы говоримъ все это, обо всемъ этомъ напоминаемъ, чтобы вамъ уже нельзя было сказать въ тотъ послѣдній день: никто намъ не говорилъ, никто не объяснилъ, мы этого не знали и вовсе не считали грѣхомъ. Итакъ я говорю и свидѣтельствую, что производить раздѣленія въ Церкви не меньшее зло, какъ и впадать въ ереси. Такъ какъ каждый изъ васъ имѣетъ возрастъ и дастъ отчетъ въ своихъ поступкахъ, то я прошу васъ о томъ, чтобы вы, все слагая на насъ, не считали невинными самихъ себя и такимъ образомъ въ обольщеніи не повредили напрасно самимъ себѣ».

Господи, благослови.



Тысяча лѣтъ, какъ русскій народъ сталъ народомъ христіанскимъ и христіанство имъ было воспринято съ такою силою, что Россія въ понятіи народа стала именоваться Святою Русью. Безъ церкви и внѣ церкви русскій человѣкъ жизни не мыслилъ и весь укладъ жизни русскаго народа проникнутъ былъ церковностью. Такъ было до Петра Великаго рѣшительно во всѣхъ слояхъ народныхъ. Послѣ Петра положеніе это сохранилось лишь въ толщѣ народной, въ интеллигентныхъ же слояхъ оно въ довольно значительной мѣрѣ измѣнилось и особенно это сказалось въ концѣ 19-го и началѣ 20-го вѣка. Зараженная всевозможными либеральными ученіями, интеллигенція либерализмъ перенесла и въ церковные вопросы. Среди интеллигенціи, особенно петербургской, стали образовываться всевозможные кружки, зачастую зараженные сектантствомъ. Такъ было увлеченіе одно время ученіемъ Редстока, увлеченіе теософіей, оккультизмомъ, спиритизмомъ и прочими ученіями, осужденными Церковью. Въ періодъ времени послѣ 1901 года образовалось общество «Аргонавтовъ», которое собиралось у Андрея Бѣлаго, писателя того времени. Вотъ какъ Андрей Бѣлый описываетъ это время: «Появились «видящіе» средь «невидящихъ», они узнавали другъ друга; тянуло дѣлиться другъ съ другомъ непонятнымъ знаніемъ ихъ, интересъ ко всему наблюдаемому разгорался у нихъ, все казалось имъ новымъ, охваченнымъ зорями космической и исторической важности и «видящіе» расходились въ догадкахъ: тотъ былъ атеистъ, этотъ теософъ, этотъ влекся къ церковности, этотъ шелъ прочь отъ церковности, соглашались другъ съ другомъ на фактѣ зари: «нѣчто свѣтитъ», изъ этого «нѣчто» грядущее развернетъ свои судьбы». (Эпопея т. 1, стр. 136-137). Этой зарей была обнаружена богиня Софія и это фактически стало началомъ, «обнаруженіемъ» русскимъ прогрессивнымъ обществомъ объекта поклоненія, оторвавшаго его отъ православія, т. е. отъ Церкви для того, чтобы начать «философскую» борьбу съ нею. Въ числѣ «Аргонавтовъ» встрѣчаются слѣдующія общеизвістныя лица: поэтъ Бальмонтъ, Валерій Брюсовъ, Балтрушайтисъ, С. И. Танѣевъ, Н. А. Бердяевъ, С. Н. Булгаковъ, впослѣдствіи священникъ, Д. В. Философовъ, проф. Каблуковъ, Д. С. Мережковскій, Игорь Кистяковскій, З. Н. Гиппіусъ, А. В. Карташевъ, Ѳедоръ Сологубъ и др. (Эпопея тт. 1, 2 и 3, стр. 179, 191, 181, 144). Русская интеллигенція того времени, сознательно или нѣтъ, подрывала вѣковые устои русской православной церкви. Направляющимъ центромъ явилось «Религіозно-Философское Общество», созданное въ этотъ періодъ. Въ это общество входили: В. Ивановъ, Д. В. Философовъ, С. Каблуковъ, Мережковскій, Розановъ, Карташевъ, Булгаковъ, Бердяевъ и др. (Эпопея т. 4, стр. 61, 130 и 156). Общество это имѣло какъ закрытыя, такъ и открытыя собранія, имѣвшія цѣлью широкую пропаганду въ духѣ революціи, реформаціи и софіанства. Про эти собранія Андрей Бѣлый пишетъ: «Бывало порой до двухсотъ человѣкъ, тутъ сидѣли священники, соціалисты революціонеры, сектанты, эстеты, марксисты, доценты и ницшеанцы»... (Эпопея т. 2, стр. 237-238). Въ то время среди интеллигенціи проявлялся церковный либерализмъ. Такъ, священникъ Крестовоздвиженской Общины Сестеръ Милосердія ввелъ своеобразное служеніе литургіи: тайныя молитвы онъ произносилъ громко, а хоръ въ это время пѣлъ едва слышно. Этотъ эффектъ очень многимъ нравился. Имя священника: Отецъ Васильевъ. Священникъ Григорій Петровъ тоже прославился новаторскими наклонностями, онъ нѣкоторые возгласы, напримѣръ, произносилъ во время литургіи по-русски, хотя каноническаго перевода на русскій языкъ литургіи не было. Онъ стяжалъ себѣ разными лекціями и введеніемъ новшествъ большую популярность, такъ что былъ даже приглашенъ въ качествѣ законоучителя въ военно-учебныя заведенія. Спустя нѣсколько лѣтъ онъ былъ лишенъ сана. Эти новаторскія и реформаторскія тенденціи, конечно, подрывали вѣковые устои православія, но особаго успѣха имѣть не могли, такъ какъ въ корнѣ пресѣкались Святѣйшимъ Сѵнодомъ. Была авторитетная власть въ Церкви, которую поддерживала тоже авторитетная власть Благочестивѣйшаго Царя, Помазанника Божія. Такъ было и въ Византіи, когда Благочестивый Вазилевсъ ограждалъ Церковь отъ всяческаго зла. На стражѣ исполненія всѣхъ каноническихъ правилъ стоялъ Святѣйшій Сѵнодъ. Особенною твердостю и ревностію къ чистотѣ православія и точному соблюденію каноновъ отличался Архіепископъ Волынскій Антоній, впослѣдствіи Кіевскій Митрополитъ. Прогрессивное общество относилось къ нему съ предубѣжденіемъ и весьма отрицательно и когда въ 1911 году онъ былъ назначенъ членомъ Святѣйшаго Сѵнода, многіе выражали по этому поводу свое негодованіе. Къ сожалѣнію, нѣкоторые члены правительства, бывшіе по существу элементами консервативными, въ церковныхъ вопросахъ проявляли вредный либерализмъ и къ Владыкѣ Антонію относились не такъ, какъ бы то слѣдовало. Графъ В. Н. Коковцевъ, предсѣдатель Совѣта Министровъ, къ Владыкѣ Антонію относился опредѣленно отрицательно, что онъ доказалъ спустя много лѣтъ уже во время эмиграціи въ Парижѣ.

Святѣйшій Сѵнодъ за нѣсколько лѣтъ до начала первой міровой войны велъ подготовительную работу по созыву Помѣстнаго Собора, для чего было образовано Предсоборное Совѣщаніе. Въ немъ Владыка Антоній усиленно настаивалъ на возстановленіи Патріаршества.



Въ августѣ 1917 года, уже при Временномъ Правительствѣ, собрался Всероссійскій Церковный Соборъ. Изъ дѣяній этого Собора слѣдуетъ отмѣтить возстановленіе Патріаршества. Нельзя обойти молчаніемъ, какъ Соборомъ, другими словами всей Русской Церковію, Отмѣченъ былъ Владыка Антоній. Несмотря на отрицательное къ нему отношеніе всей прогрессивной интеллигенціи, Соборъ избралъ его первымъ кандидатомъ въ Патріархи Всероссійскіе. Жребій, однако, палъ на митрополита Московскаго Тихона, ставшаго Патріархомъ. Святѣйшему Тихону суждено было перенести много страданій: началось страшное гоненіе на Церковь со стороны большевиковъ, и Патріарху много пришлось претерпѣть, но онъ никогда не воздавалъ Божіе кесарю, какъ бы ни было тяжело. Видя, что гоненія усиливаются и что можетъ наступить моментъ, когда центральная церковная власть окажется совершенно отдѣленной отъ мѣстныхъ церковныхъ учрежденій, Патріархъ, совмѣстно со Священнымъ Сѵнодомъ и Высшимъ Церковнымъ Совѣтомъ, издали указъ 20 ноября 1920 года за ном. 362. Означенный указъ гласитъ:

«Въ случаѣ, если епархія окажется внѣ всякаго общенія съ Высшимъ Церковнымъ Управленіемъ или само Высшее Церковное Управленіе во главѣ съ Святѣйшимъ Патріархомъ почему-либо прекратитъ свою дѣятельность, епархіальный архіерей немедленно входитъ въ сношеніе съ архіереями сосѣднихъ епархій на предметъ организаціи высшей инстанціи церковной власти... въ случаѣ невозможности этого, епархіальный архіерей воспринимаетъ на себя всю полноту власти».

Въ пунктѣ 3 этого указа говорится, что возглавлять эту Высшую инстанцію церковной власти долженъ старѣйшій изъ іерарховъ.

Указъ этотъ былъ изданъ законной церковной властью совершенно свободно, безъ всякаго давленія ни съ какой стороны. Къ этому указу придется еще вернуться.

Въ концѣ 1917 года началась гражданская война. Какъ на югѣ Россіи, такъ и въ другихъ мѣстахь образовались фронты, и всякое общеніе съ Москвой было прервано. Архіереи юга Россіи, лишенные общенія съ Патріархіей, собрались на Соборъ въ г. Ставрополѣ. На этомъ Соборѣ было учреждено Высшее Церковное Управленіе юга Россіи. Къ этому времени прибыли туда Митрополитъ Кіевскій Антоній и Архіепископъ Волынскій Евлогій, оба изъ плѣна. Они были взяты Петлюровцами и заключены въ католическій монастырь. Вмѣстѣ съ ними былъ также въ плѣну архимандритъ Виталій, нынѣ Архіепископъ Сѣверо-Американскій. Возглавилъ Высшее Церковное Управленіе, какъ старѣйшій, Митр. Антоній. Это Высшее Церковное Управленіе перешло въ Симферополь, когда былъ сданъ Сѣверный Кавказъ, а послѣ эвакуаціи арміи генерала Врангеля — въ Константинополь, гдѣ оно первое время и находилось. На пребываніе тамъ было дано согласіе Константинопольской Патріархіей оффиціальнымъ актомъ отъ 29 декабря 1920 года. На словахъ же мѣстоблюститель Патріаршаго Престола Митрополитъ Дороѳей сказалъ слѣдующее Митрополиту Антонію: «Подъ Вашимъ руководствомъ Патріархія разрѣшаетъ всякое начинаніе, ибо Патрархіи вѣдомо, что Ваше Высокопреосвященство не совершитъ ничего неканоничнаго».

Вскорѣ Высшее Церковное Управленіе по приглашенію Сербскаго Патріарха Димитрія переѣхало въ Югославію и обосновалось въ Сремскихъ Карловцахъ. Еще въ бытность Высшаго Церковнаго Управленія въ Симферополѣ, Архіепископъ Евлогій былъ имъ назначенъ управляющимъ Западно-Европейскими церквами, которыя были въ вѣдѣніи Петроградскаго Митрополита. Назначеніе это было сдѣлано по просьбѣ самого Архіепископа Евлогія, обращенной въ Высшее Церковное Управленіе черезъ Таврическаго Архіепископа Димитрія. Настоятель Парижской Церкви, протоіерей Іоаннъ Смирновъ, пожелалъ имѣть подтвержденіе этого назначенія отъ центральной Россійской церковной власти, каковое и было получено имъ при посредствѣ Финляндскаго Архіепископа Серафима. Патріаршій Сѵнодъ 2 марта 1921 года призналъ законными дѣйствія Высшаго Церковнаго Управленія въ слѣдующихъ выраженіяхъ: «Въ виду состоявшагося постановленія Высшаго Церковнаго Управленія заграницей, считать русскія церкви въ Зап. Европѣ временно подъ управленіемъ Преосвященнаго Евлогія».

Вокругъ Высшаго Церковнаго Управленія объединилось 34 архіерея со всѣхъ мѣстъ и странъ, находившихся внѣ досягаемости большевиковъ, а именно: съ Дальняго Востока, Европы и Америки. Въ апрѣлѣ 1921 года Высшее Церковное Управленіе постановило организовать собраніе представителей русской православной Церкви заграницей для объединенія, урегулированія и оживленія церковной дѣятельности. Соборъ этотъ состоялся въ Сремскихъ Карловцахъ съ 8 по 20 ноября 1921 года. Изъ числа архіереевъ, кромѣ митрополита Антонія, принимали участіе митрополитъ Платонъ архіепископъ Евлогій, архіепископъ Анастасій и многіе другіе. Среди постановленій, вынесенныхъ этимъ соборомъ, слѣдуетъ особо отмѣтить посланіе къ Міровой Генуэзской конференціи. Въ этомъ посланіи указывалось на опасность коммунизма въ міровомъ масштабѣ. Постановленіе это объ обращеніи къ Генуэзской конференціи вызвало негодованіе совѣтской власти. Она поняла, что единая Зарубежная Церковь является громадной моральной силой и что ее необходимо такъ или иначе обезвредить. Было оказано сильное давленіе на Патріарха съ угрозами разстрѣла цѣлаго ряда священниковъ и его вынудили въ концѣ концовъ издать указъ о закрытіи Высшаго Церковнаго Управленія заграницей. Большевики разсчитывали, что съ закрытіемъ центра Зарубежная Церковь прекратитъ свое существованіе. Указъ былъ данъ на имя митрополита Евлогія и ему поручалось временно управленіе заграничными приходами, съ предложеніемъ представить свои соображенія о порядкѣ управленія ими. Указъ датированъ 5 мая 1922 года. Тутъ надо отмѣтить, что Соборъ постановилъ обратиться къ Генуэзской конференціи въ ноябрѣ 1921 года, приведено же постановленіе это въ исполненіе было лишь весной 1922 года, когда митрополитъ Антоній обратился съ посланіемъ къ Генуэзской конференціи. Ясно, что указъ 5 мая 1922 года былъ данъ именно въ отвѣтъ на это посланіе. Другія постановленія Собора, повидимому, не безпокоили совѣтскую власть, иначе она бы немедленно реагировала. Слѣдуетъ обратить вниманіе на то, что въ Указѣ 5 мая не было предъявлено никакихъ обвиненій въ нарушеніи каноновъ, слѣдовательно этотъ указъ носилъ чисто мірской политическій характеръ и былъ данъ подъ давленіемъ совѣтской власти.

Получивъ этотъ указъ, митрополитъ Евлогій пришелъ въ полное смущеніе. Въ письмѣ къ митрополиту Антонію отъ 3/16 іюля 1922 года онъ пишетъ: «Указъ этотъ поразилъ меня своею неожиданностію и прямо ошеломляетъ представленіемъ той страшной смуты, которую онъ можетъ внести въ нашу церковную жизнь. Несомнѣнно онъ данъ былъ подъ давленіемъ большевиковъ. Я за этимъ документомъ никакой обязательной силы не признаю, хотя бы онъ былъ и дѣйствительно написанъ и подписанъ Патріархомъ. Документъ этотъ имѣетъ характеръ политическій, а не церковный. Внѣ предѣловъ совѣтскаго государства онъ не имѣетъ значенія и авторитета ни для кого и нигдѣ». Въ результатѣ этого указа митрополитъ Евлогій подалъ Собору епископовъ 8 августа 1922 года записку слѣдующаго содержанія: «Предлагаю теперь же закрыть означенное управленіе и немедленно всѣмъ собравшимся заграничнымъ русскимъ епископамъ приступить къ организаціи новаго центральнаго Высшаго Церковнаго Управленія заграницей или къ возстановленію стараго, дѣйствовавшаго до Карловацкаго Собора». 31 августа 1922 года Соборъ собрался и постановилъ: «Во исполненіе Указа Патріарха и его Сѵнода и Совѣта Высшее Церковное Управленіе упразднить. На основаніи же постановленія Патріарха и тѣхъ же органовъ управленія при немъ отъ 20 ноября 1920 г. за ном. 362 — образовать Временный Священный Архіерейскій Сѵнодъ Русской православной церкви заграницей». Такимъ образомъ Высшее Церковное Управленіе, состоящее изъ епископовъ, клириковъ и мірянъ было замѣнено Сѵнодомъ, состоящимъ уже исключительно изъ епископовъ. Циркулярное собщеніе объ образованіи Сѵнода, посланное по всѣмъ церковнымъ установленіямъ заграницей, было подписано за предсѣдателя митрополитомъ Евлогіемъ. Въ своемъ представленіи въ Архіерейскій Сѵнодъ отъ 18/31 мая 1923 года митрополитъ Евлогій пишетъ: «Всѣ заграничныя епархіи пріемлютъ свое объединеніе и имѣютъ высшую инстанцію въ ежегодномъ Соборѣ епископовъ, въ чемъ и проявляется во всей чистотѣ нашъ исконный восточно-православный принципъ соборности. На Соборѣ архіереевъ будетъ предсѣдательствовать старѣйшій по сану изъ архипастырей, который и въ Россіи имѣлъ особыя передъ другими Владыками права — Высокопреосвященнѣйшій митрополитъ Кіевскій Антоній, что будетъ согласно съ п. 3 патріаршаго указа 1920 года за ном. 362». Это постановленіе Собора не вызвало никакихъ возраженій со стороны Патріарха, а также не воспослѣдовало ни закрытіе Сѵнода ни прещеніе.

Возвращаясь назадъ отмѣтимъ, что Патріархъ Тихонъ въ бесѣдѣ съ представителемъ ИМКИ американцемъ Колтономъ въ присутствіи протоіерея Ѳедора Пашковскаго, впослѣдствіи митрополита Ѳеофила, на просьбу о назначеніи въ Америку митрополита Платона сказалъ, что даетъ лишь рекомендацію, которую Колтонъ сообщитъ Собору бѣженцевъ епископовъ заграницей, которые управляютъ заграничными дѣлами Церкви. Этотъ разговоръ имѣлъ мѣсто 3 мая 1922 года, т. е. за два дня до изданія указа 5 мая 1922 года. Ясно, что указъ не являлся истиннымъ выраженіемъ воли Патріарха. Если бы указъ соотвѣтствовалъ волѣ Патріарха, то разговоръ съ Колтономъ и протоіереемъ Пашковскимъ носилъ бы совершенно иной характеръ. Спустя четыре года митрополитъ Сергій написалъ обращеніе къ зарубежнымъ епископамъ въ отвѣтъ на ихъ просьбу быть судьей въ вопросѣ объ уходѣ митрополита Евлогія изъ Собора. Вотъ что онъ пишетъ: «Дорогіе мои Святители, Вы просите меня быть судьей въ дѣлѣ, котораго я совершенно не знаю. Не знаю, изъ кого состоитъ вашъ Сѵнодъ и Соборъ и какія ихъ полномочія. Не знаю я и предмета разногласій между Сѵнодомъ и митр. Евлогіемъ. Ясно, что судьей между вами я быть не могу. Ваше письмо даетъ мнѣ поводъ поставить общій вопросъ: можетъ ли вообще Московская Патріархія быть руководительницей церковной жизни православныхъ эмигрантовъ, когда между нами фактически нѣтъ отношеній? Мнѣ думается, польза самого церковнаго дѣла требуетъ, чтобы вы общимъ согласіемъ создали для себя центральный органъ церковнаго управленія, достаточно авторитетный, чтобы разрѣшать всѣ недоразумѣнія и разногласія, и имѣющій силу пресѣкать всякое недоразумѣніе и всякое непослушаніе, не прибѣгая къ нашей поддержкѣ, всегда найдутся основанія заподозрить подлинность нашихъ распоряженій или объяснить ихъ недостаточной освѣдомленностью: одни будутъ ихъ признавать, другіе — нѣтъ, напримѣръ митр. Евлогій, какъ вы пишете, ссылается на указъ Святѣйшаго Патріарха отъ 22 года, а вы — на указъ 20 года и т. п.» — Посланіе это датировано 12 сентября 1926 года, т. е. до того времени, когда митрополитъ Сергій подпалъ всецѣло подъ власть большевиковъ, и могъ еще дѣйствовать свободно.

Изъ вышеизложеннаго можно опредѣленно сдѣлать слѣдующій выводъ: что центральная церковная власть считаетъ необходимымъ сохраненіе заграничнаго Сѵнода и что она очень недвусмысленно даетъ понять, что ея собственные акты могутъ не всегда быть свободны и даже противорѣчить истинному изъявленію ея воли, вслѣдстве чего надо избѣгать всякаго общенія съ ней.

Изъ изложеннаго видно, что имѣются налицо два указа Патріарха и его высшаго управленія, причемъ одинъ противорѣчитъ другому. Однако, второй указъ не отмѣняетъ перваго. Если бы этотъ указъ былъ дѣйствительно изъявленіемъ воли Патріарха, то онъ прежде всего отмѣнилъ бы указъ 1920 года и второй указъ начинался бы словами: «Въ отмѣну указа отъ 20 ноября 1920 г. за ном. 362» и т. д. — Между тѣмъ этого не послѣдовало, и этимъ Патріархъ подчеркнулъ что, давая указъ о закрытіи Высшаго Церковнаго Управленія заграницей, онъ даетъ выходъ заграничнымъ архіереямъ для новой организаціи заграничнаго церковнаго управленія.

Когда проводится въ жизнь новый законъ, то лицо или учрежденіе, которое его проводитъ, должно прежде всего уяснить себѣ духъ этого закона, постараться угадать, что имѣлъ въ виду законодатель и какую онъ цѣль преслѣдовалъ, издавая данный законъ. Подходя со всѣхъ сторонъ къ этому вопросу и принявъ во вниманіе всѣ обстоятельства и политическую обстановку, получается, что главная цѣль Патріарха была сохранить ту часть русской церкви, которая оказалась внѣ большевицкой досягаемости, поставить ее на законный фундаментъ и тѣмъ отстранить всякую возможность проявленія самочинія. Указъ 20 ноября можно толковать исключительно съ этой точки зрѣнія. Такъ его и понялъ Архіерейскій Соборъ. Другой указъ отъ 1922 года имѣлъ совсѣмъ иной характеръ; онъ былъ вынужденный. Его Патріархъ издалъ подъ угрозой усиленія гоненій, и, какъ вынужденный, онъ теряетъ всякую юридическую силу. Онъ не выражаетъ воли Патріарха, ибо данъ былъ противъ его воли. Это опредѣленно высказалъ въ своемъ письмѣ къ митр. Антонію митр. Евлогій. Указъ же отъ 1920 года данъ былъ совершенно свободно, безъ всякаго давленія и выражалъ подлинную волю Патріарха. Повторяю, Соборъ архіереевъ въ августѣ 1922 г. совершенно правильно понялъ всю юридическую сторону обоихъ указовъ и поступилъ такъ, какъ то предписала Мать Церковь, а именно: организовать центральный органъ церковнаго управленія для всѣхъ частей русской церкви, разбросанныхъ по всему свѣту; этотъ органъ долженъ все объединить и тѣмъ предотвратить всякое раздѣленіе и распыленіе. Такое положеніе должно продолжаться до того времени, когда явится возможность нормальнаго сношенія съ Патріархіей, и тогда это временное управленіе дастъ отчетъ о своей дѣятельности. Само собой понятно, что не могъ Патріархъ точно указать, какимъ моментомъ надо считать эту возможность нормальнаго сношенія. Опредѣлить этотъ моментъ можетъ лишь тотъ, кто не находится подъ большевицкимъ гнетомъ. Моментъ этотъ наступитъ тогда, когда соберется свободно избранный Соборъ Русской Церкви, когда не будутъ больше томиться въ лагеряхъ и тюрьмахъ исповѣдники страстотерпцы, когда Церковь Русская скажетъ, кто долженъ ее возглавлять. Тогда это произойдетъ, когда Богу угодно будетъ, чтобы пала совѣтская власть.



Выше было сказано о существованіи религіозно-философскаго общества въ Петербургѣ и Москвѣ. Когда произошелъ большевицкій переворотъ, это общество вновь появилось, составленное изъ тѣхъ же лицъ, но подъ названіемъ «Вольной академіи духовной культуры». Эта академія благополучно просуществовала до 1922 года, т. е. пять лѣтъ. Никто изъ членовъ этой академіи въ концентраціонный лагерь не попалъ, а въ 1922 году эти лица вмѣстѣ съ группой профессоровъ были высланы заграницу. По свѣдѣніямъ, помѣщеннымъ въ книгѣ: «Документы и мысли о высылкѣ ученыхъ изъ совѣтской Россіи въ 1922 году» (Нerаusgеgеbеn vоn Dr. Wіlhеlm Liеbеnоv Веrlіn W 85 Sсhоеnеbеrsgеr Ufеr 44), эти лица пользовались матеріальнымъ пособіемъ отъ совѣтской власти. Деньги высылались ежемѣсячно отъ бывшаго консула Полякова въ Кенигсбергѣ, а потомъ отъ УЗА (помощь ученымъ заграницей), который оставался въ Россіи. Въ ном. 603 газеты «Руль», издававшейся въ Берлинѣ, отъ 21 ноября 1922 года напечатано: «За нѣсколько недѣль до высылки Зиновьевъ, выступая на одномъ изъ рабочихъ собраній обмолвился заявленіемъ о томъ, что совѣтская власть со своей стороны готова оказать высылаемымъ матеріальное содѣйствіе. Основываясь на этомъ заявленіи удалось добиться ассигнованія Госполитуправленіемъ средствъ на оплату пароходныхъ билетовъ».

По прибытіи въ Берлинъ члены «Вольной академіи духовной культуры» открываютъ «Религіозно философскую академію», которая черезъ нѣкоторый промежутокъ времени переѣзжаетъ въ Парижъ, гдѣ образовываетъ братство Св. Софіи. Уставъ этого братства былъ представленъ на утвержденіе митроп. Евлогію, который уставъ этотъ утвердилъ 11 декабря 1923 г. Въ число членовъ братства входили въ числѣ другихъ все тѣ же лица: Булгаковъ, Карташевъ, Зандеръ, Бердяевъ и др. Спустя нѣкоторое время приступаютъ къ основанію въ Парижѣ Богословскаго Института при Сергіевскомъ подворьѣ, причемъ вся профессура состоитъ изъ членовъ бывшей при большевикахъ «Вольной академіи духовной культуры». Персоналъ этого института образовалъ прочное окруженіе митр. Евлогія. Въ число этого окруженія вошли еще бывшіе предсѣдатель совѣта министровъ и министръ финансовъ графъ В. Н. Коковцевъ, членъ Гос. Думы Е. П. Ковалевскій и членъ Гос. Думы И. П. Демидовъ. Сѵнодъ, узнавъ о намѣреніи открыть въ Парижѣ Богословскій Институтъ, затребовалъ программу, по которой предполагается вести преподаваніе. Такое же требованіе было предъявлено такому же Институту, открывшемуся въ Харбинѣ. Изъ Харбина программа была прислана, а изъ Парижа нѣтъ. Столкнулась опять церковно-либеральная интеллигенціи съ митр. Антоніемъ. Увидѣла она, что не дастъ онъ ей проводить модернизацію православія, и рѣшила избавиться отъ его вліянія. Присоединились также къ этому движенію гр. Коковцевъ и другіе. Тутъ сказалась старая антипатія гр. Коковцева къ Владыкѣ Антонію. Окруженіе митр. Евлогія стало всѣми средствами добиваться, чтобы освободиться отъ главенства Сѵнода, и въ концѣ концовъ добилось того, что митр. Евлогій порвалъ съ Сѵнодомъ и Соборомъ. Это произошло въ 1926 году. Слѣдуетъ отмѣтить, что Соборъ относился отрицательно къ ИМКѢ и требовалъ, чтобы митр. Евлогій отъ нея отмежевался, чего онъ сдѣлать не могъ, такъ какъ созданіе Богословскаго Института было въ большой степени финансировано этимъ учрежденіемъ.

Совѣтской власти не удалось уничтожить Зарубежную Церковь, вынудивъ Патріарха дать указъ 1922 года. Несомнѣнно она искала возможности ослабить моральную силу Зарубежной Церкви. Случившееся въ 1926 году отпаденіе митр. Евлогія съ большей частью его Зап. Европейской епархіи отъ Зарубежной Церкви было какъ нельзя болѣе на руку совѣтской власти. Расколъ этотъ былъ нуженъ только ей и никому другому.

Вотъ что говорилъ по этому поводу Сербскій Патріархъ Варнава въ своемъ словѣ во время службы въ Русской Церкви въ Бѣлградѣ 22 іюня 1930 г.:

«Знайте, что изувѣры, гонящіе Церковь, не только Ее мучатъ, но стараются Ее расколоть, разъединить и всячески простираютъ свои преступныя руки и къ вамъ, находящимся за предѣлами вашего отечества. Вы, вѣрные сыны Россіи, должны помнить, что вы являетесь единственной опорой великаго русскаго народа. Вы обязаны во что бы то ни стало сохранить неповрежденными народныя церковныя преданія во всей ихъ чистотѣ. Это вашъ долгъ передъ Богомъ, передъ вашей великой Родиной и передъ всѣхъ христіанскимъ міромъ. Посѣянные врагами вашей родины, церковные раздоры должны во что бы то ни стало прекратиться. Среди васъ находится великій іерархъ Высокопреосвященнѣйшій Митрополитъ Антоній, который является украшеніемъ вселенской православной Церкви. Это высокій умъ, который подобенъ первымъ іерархамъ Церкви Христовой въ началѣ христіанства. Въ немъ и заключается церковная правда, и тѣ, кто отдѣлились, должны вернуться къ нему. Вы всѣ, не только живущіе въ нашей Югославіи, но и находящіеся въ Америкѣ, въ Азіи и во всѣхъ странахъ міра, должны составить во главѣ съ вашимъ великимъ Архипастыремъ, митрополитомъ Антоніемъ, единое, несокрушимое цѣлое, не поддающееся нападкамъ и провокаціямъ враговъ Церкви. Я, какъ Сербскій Патріархъ, какъ вашъ родной братъ, горячо молюсь Богу, чтобы Онъ соединилъ русскихъ людей, находящихся заграницей въ единое цѣлое, чтобы возстала Россія такою, какою она была во главѣ съ православнымъ Самодержавнымъ Царемъ, и отъ имени Господа Іисуса Христа и всѣхъ Его Святыхъ благословляю васъ благословеніемъ Патріаршимъ».

Порвавъ съ Соборомъ въ 1926 году, митр. Евлогій сталъ управлять своей епархіей, основываясь на указѣ 5 мая 1922 г. за ном. 348, о которомъ въ письмѣ къ митр. Антонію отъ 3/16 іюня 1922 года онъ писалъ: «несомнѣнно онъ данъ былъ подъ давленіемъ большевиковъ. Я за этимъ документомъ никакой обязательной силы не признаю... внѣ предѣловъ совѣтскаго государства онъ не имѣетъ значенія и авторитета ни для кого и нигдѣ». Выходитъ, что теперь этотъ указъ для него имѣетъ и значеніе и авторитетъ, и въ своихъ посланіяхъ онъ сталъ писать діаметрально противоположное тому, что писалъ раньше. Такъ 26 іюня 1924 г. въ посланіи къ паствѣ онъ писалъ: «Правила духовныя указуютъ особое внимательное и братолюбивое отношеніе къ тѣмъ епископамъ, которые лишились своихъ каѳедръ не по своей винѣ съ предоставленіемъ имъ участія въ чести и служеніи епископскомъ (18 прав. Антіох. Собора), дабы они могли и рукоположенія въ разныя степени клира по правиламъ совершать и преимуществомъ предсѣданія сообразно своему предѣлу пользоваться; и всякое ихъ начальственное дѣйствіе да будетъ признаваемо законнымъ и твердымъ, говорится въ 37 правилѣ Трульскаго Собора». Теперь же отъ 6/19 августа 1926 года онъ пишетъ: «наши же соборы за рубежомъ и особенно Сѵнодъ въ большинствѣ состоятъ изъ епископовъ только титулярныхъ, уже освобожденныхъ отъ своихъ мѣстъ въ Россіи и уже замѣщенныхъ тамъ другими законно правящими епископами. Митр. Платонъ и я только имѣемъ свои административныя полномочія отъ Патріарха. Ссылка митр. Антонія на 37 правило четвертаго Вселенскаго, Трульскаго Собора здѣсь не умѣстна». Въ этомъ же посланіи онъ пишетъ: «попытка выбросить изъ историческаго обращенія ясный и не допускающій никакихъ кривотолковъ московскій указъ 1922 года только потому, что онъ кому-то непріятенъ, является произвольною и незаконною», а 3/16 іюля 1922 года т. е. три года раньше онъ писалъ митр. Антонію, какъ объ этомъ сказано выше, что онъ никакой обязательной силы за этимъ указомъ не признаётъ. Въ томъ же посланіи отъ 6/19 августа 1926 года онъ пишетъ, что «предыдущіе Соборы при обсужденіи вопросовъ церковнаго управленія всегда исходили изъ указа 5 мая 1922 г. какъ основоположительнаго, давшаго имъ бытіе. Теперь же онъ намѣренно замалчивается, и выдвигается новоизмышленная несостоятельная теорія, будто и заграничный Соборъ и Сѵнодъ созданы по иниціативѣ старѣйшаго митр. Антонія на основаніи Патріаршаго указа отъ 20 ноября 1920 г. за ном. 362 и не нуждается въ утвержденіи свыше. Искусственность этой теоріи видна уже изъ того, что она доселѣ была неизвѣстна и теперь выдвигается впервые». 18/31 мая 1923 года въ своемъ докладѣ Сѵноду онъ писалъ: «на Соборѣ архіереевъ будетъ предсѣдательствовать старѣйшій по сану изъ архипастырей, который и въ Россіи имѣлъ особыя передъ другими Владыками права — Высокопреосвященнѣйшій митрополитъ Кіевскій Антоній, что будетъ согласно съ п. 3 Патріаршаго указа 1920 года за ном. 362». А сейчасъ для него оказываются эти епископы и митр. Антоній безправными.

Вотъ какъ реагировалъ на это начальникъ Пекинской миссіи митр. Иннокентій, который обратился къ митр. Евлогію, послѣ разрыва послѣдняго съ Соборомъ, съ письмомъ, въ которомъ пишетъ: «Зачѣмъ же Вы вводили насъ, епископовъ, въ заблужденіе, когда образовывали Архіерейскій Сѵнодъ и посылали намъ отъ его имени, указы? Не были ли Вы постояннымъ членомъ Сѵнода, а одно время даже замѣстителемъ предсѣдателя его? Мы Вамъ вѣрили и слушались Вашихъ распоряженій, считая ихъ законными. Что же оказывается теперь? Вы сознательно вводили насъ въ какія-то преступныя заблужденія, и мы, епископы, вѣрные своему долгу, оказались обманутыми Вами. Но это не такъ. Вы, Ваше Высокопреосвященство, просто измѣнили себѣ и нынѣ начали разрушать то, что раньше созидали. Этимъ Вы сами себя являете по Апостолу Павлу преступникомъ (Галат. 2, 18). Я лично никогда не могъ допустить, чтобы епископъ въ высокомъ санѣ могъ вводить насъ, епископовъ отдаленныхъ странъ, въ обманъ. Я вѣрилъ и не перестаю вѣрить, что Сѵнодъ являлся и является исполнительнымъ органомъ Собора всѣхъ русскихъ епископовъ заграницей. Какъ къ таковому я не перестаю питать къ нему моего глубокаго уваженія и быть у него въ послушаніи, ибо я подчиняюсь не Сѵноду, какъ таковому, а Собору всего епископата заграницей. Надѣюсь — и Вы не будете отрицать того общеизвѣстнаго факта, что Вы являли полное послушаніе Собору и Сѵноду всегда, когда это Вамъ было выгодно».

Въ теченіе нѣсколькихъ мѣсяцевъ, Сѵнодъ пытался ликвидировать создавшееся положеніе, и какъ будто бы митр. Евлогій пошелъ навстрѣчу, приславъ двухъ своихъ викаріевъ для переговоровъ въ Сремскія Карловцы. Переговоры уже близились къ концу, когда неожиданно викаріи были отозваны обратно. Тогда Соборъ наложилъ на митр. Евлогія прещеніе. Митр. Евлогій этого прещенія не призналъ. Онъ сталъ управлять своей епархіей согласно указу отъ 5 мая 1922 года, а въ 1927 году вошелъ въ сношеніе съ Митр. Сергіемъ, Замѣстителемъ Блюстителя Патр. Престола, и всецѣло ему подчинился. Въ это время митр. Сергій уже вошелъ въ соглашеніе съ совѣтской властью и издалъ свою извѣстную декларацію. Митр. Сергій подъ давленіемъ совѣтской власти указомъ отъ 27 мая 1927 года за ном. 97 потребовалъ отъ митр. Евлогія, его викаріевъ и всего подчиненнаго ему духовенства персональную подписку о лояльности совѣтской власти. Подписи эти были даны и всѣ отосланы въ Москву. Таковое же требованіе о лояльности совѣтской власти было предъявлено митр. Антонію и Сѵноду. Митр. Антоній въ категорической формѣ отъ этого требованія отказался.

Въ ном. 2655 газеты «Послѣднія Новости» и въ ном. 1123 газеты «Возрожденіе» отъ 8 іюня 1928 года напечатанъ указъ митр. Сергія, въ которомъ говорится:

«Преосвященнаго Управляющаго русскими церквами въ Зап. Европѣ, митрополита Евлогія, архіепископа бывшаго Бѣлостокскаго Владиміра, епископовъ бывшаго Бѣльскаго Сергія и бывшаго Севастопольскаго Веніамина съ прочими священнослужителями, давшими затребованное отъ нихъ обязательство, считать по прежнему состоящими въ административно каноническомъ вѣдѣніи Московской Патріархіи...

Раздѣлъ VIII: По полученіи отъ Преосвященнаго митрополита Евлогія подробнаго донесенія о послѣдующемъ, имѣть особое сужденіе о Преосвященныхъ и прочемъ духовенствѣ Карловацкой группы, чтобы: а — тѣхъ изъ нихъ, кто съ принятіемъ настоящіаго предписанія дастъ вмѣстѣ и обязательство о лояльности къ совѣтской власти — признать остающимися въ каноническомъ подчиненіи Московской Патріархіи».

Входящій въ окруженіе митр. Евлогія профессоръ Карташевъ въ газетѣ «Борьба за Россію» въ ном. 41 отъ 3-го сентября 1927 года въ передовой статьѣ «Церковный вопросъ» восхваляетъ актъ митр. Евлогія, подчинившагося Москвѣ, и рѣзко критикуетъ позицію Сѵнода. Вмѣстѣ съ митр. Евлогіемъ дали подписку о лояльности совѣтской власти его викаріи, начиная съ архіепископа Владиміра, и большинство духовенства. Были и отказавшіеся. Такъ, напримѣръ, настоятель церкви въ Женевѣ протоіерей Сергій Орловъ въ отвѣтъ на полученный вопросъ о его отвѣтѣ на циркулярное письмо митр. Евлогія писалъ: «...На всемъ духовенствѣ Церкви лежитъ по меньшей мѣрѣ долгъ подвига крѣпкой, стойкой, горячей молитвы Господу объ избавленіи дорогой Родины нашей и всего русскаго православнаго народа отъ «богоборческой совѣтской власти». Если же я объ этомъ ежедневно и усердно молюсь, призывая и другихъ со мною молиться, то не могу я лицемѣрить и не говорить, что я не признаю совѣтской власти законною и благою для моей Родины, отъ которой совѣтская власть оторвала и дорогое мнѣ имя «Россія»... Церковь не можетъ быть аполитичной по отношенію къ таковой власти, и совѣтская власть истолкуетъ означенное обязательство въ томъ смыслѣ, что мы не только должны быть не дѣятельны противно ей, но должны быть безмолвны противъ всей ея правительственной т. е. политической дѣятельности, направленной къ поруганію и искорененію изъ жизни всѣхъ основъ святой вѣры нашей, къ разрушенію самой Церкви нашей. Таковы мои вѣрованія и убѣжденія совѣсти, которая не позволяетъ мнѣ давать никакой подписки и никакого письменнаго заявленія, изъ которыхъ можно было бы заключать о какомъ бы то ни было обязательствѣ въ отношеніи къ такъ называемой совѣтской власти, большевицкой, интернаціональной, богоборческой».

Возглавитель бѣлаго движенія генералъ баронъ П. Н. Врангель писалъ графу Д. А. Олсуфьеву, члену Всероссійскаго Церковнаго Собора, слѣдующее: «Конечно, заграничная свободная Церковь, со дня плѣненія Церкви въ Россіи, должна въ дѣйствіяхъ своихъ стать независимой, самостоятельной; конечно, всемѣрно желательно, чтобы заграничная Церковь управлялась соборнѣ. Что же касается отвѣта Заграничнаго Собора и митр. Евлогія на посланіе митр. Сергія, то, конечно, насколько отвѣтъ Собора достоинъ и опредѣлененъ, настолько же отвѣтъ митр. Евлогія уклончивъ и двусмысленъ. Я счелъ своимъ долгомъ отвѣтъ Собора разослать всѣмъ чинамъ зарубежной арміи, какъ образецъ твердаго и мужественнаго голоса Заруб. Церкви, не желавшей подчиниться безбожной власти, поработившей нашу несчастную Родину».

Разбирая вопросъ о подпискѣ въ лояльности совѣтской власти съ юридической стороны, можно притти къ заключенію, что актъ этотъ является юридическимъ нонсенсомъ. Абсурдно завѣреніе въ лояльности той власти, которая преслѣдовала данное лицо и отъ которой это лицо принуждено было эмигрировать.

За время своего подчиненія митр. Сергію митр. Евлогій, между прочимъ, обратился къ митр. Сергію съ просьбой предоставить ему автономное управленіе. Въ этомъ ему было отказано съ указаніемъ, что онъ не является даже епархіальнымъ архіереемъ, а лишь временно исполняющимъ обязанность викарія Петроградской епархіи.

Требованія изъ Москвы все увеличивались и дошли до такого предѣла, что митр. Евлогій не могъ уже ихъ выполнять, такъ какъ долженъ былъ считаться съ паствой. Въ результатѣ, за неподчиненіе большевицкимъ директивамъ, проводимымъ черезъ московскую Патріархію, митр. Евлогій 30 іюня 1930 года былъ лишенъ права управленія, а 24 декабря 1930 года запрещенъ въ служеніи. Такимъ образомъ, митр. Евлогій оказался подъ вторымъ запрещеніемъ. Оба раза онъ подпадаетъ подъ запрещеніе той власти, которую онъ въ данный моментъ считаетъ единственно каноничной.

Митр. Евлогій и этому прещенію не подчинился и оказался со своей паствой въ очень затруднительномъ положеніи. Какъ слѣдствіе этого его Епархіальное собраніе 29 іюня 1930 г. постановляетъ: «Наступилъ фактическій перерывъ нормальныхъ административныхъ сношеній съ высшей церковной властью въ Россіи, и прекратилась возможность получать отъ послѣдней свободныя волеизъявленія, и потому наступилъ моментъ подчиниться указаніямъ отъ 20 ноября 1920 года и, не порывая духовной и канонической связи съ Матерью Всероссійской Церковью въ вѣрѣ, молитвѣ и любви, впредь до возстановленія нормальнаго положенія, правящему епископу митр. Евлогію воспринять полноту власти по ввѣренной ему епархіи». (Церк. Вѣстникъ ном. 8 1930 г.)

Привести это постановленіе въ исполненіе было невозможно, такъ какъ митр. Евлогій со своей епархіей не былъ изолированъ отъ другихъ русскихъ зарубежныхъ епархій. Единственное, что можно было сдѣлать на основаніи указа 20 ноября 1920 г. — это вновь соединиться съ Соборомъ Заруб. Церкви. Этому воспротивилось окруженіе, не желавшее подпасть подъ контроль митр. Антонія. Выходъ былъ найденъ въ каноническомъ подчиненіи Вселенскому Патріарху. Характерно, что только теперь былъ изобрѣтенъ этотъ «единственно» каноническій путь. Для сохраненія свободы своей мысли и своей внутренней независимости, лица, нашедшія этотъ выходъ, оторвали Зап. Европейскую епархію отъ русскаго іерархическаго подчиненія и, перейдя къ Константинопольскому Патріарху, уже не встрѣчали какой-либо оппозиціи своей дѣятельности.

Этимъ актомъ вся Зап. Европейская епархіи оказалась оторванной отъ Русской Церкви. Имъ была нарушена воля Патріарха Тихона и его управленія къ созданію единой Соборной Зарубежной Церкви, могущей въ свободныхъ условіяхъ морально противостоять безбожному коммунизму.

Митр. Евлогій обратился къ суду Константинопольскаго Патріарха противъ митр. Сергія, базируясь на 17 правилѣ Халкидонскаго Собора, которое гласитъ: «По каждой епархіи въ селахъ или предградіяхъ сущіе приходы должны неизмѣнно пребывати подъ властію завѣдывающихъ оными епископовъ: и наипаче, аще въ продолженіи 30 лѣтъ безспорно имѣли оные въ своемъ вѣдѣніи и управленіи. Аще же не далѣе тридесяти лѣтъ былъ или будетъ о нихъ какой споръ: то да будетъ позволено почитающимъ себя обиженными, начати о томъ дѣло предъ областнымъ Соборомъ. Аще же кто будетъ обиженъ отъ своего митрополита: да судится предъ экзархомъ великія области или предъ Константинопольскимъ Престоломъ, якоже рѣчено выше. Но аще Царскою властію вновь устроенъ или впредь устроенъ будетъ градъ: то распредѣленіе церковныхъ приходовъ да послѣдуетъ гражданскому и земскому порядку».

Въ дополненіе къ сказанному и чтобы кто не подумалъ, что Константинопольскій Патріархъ имѣетъ безусловное право надъ всѣми митрополитами и внѣ границъ своего Патріархата, приведемъ изъ толкованій Зонары на это правило слѣдующее: «Но не надъ всѣми безъ исключенія митрополитами Константинопольскій Патріархъ поставляется судьею, а только надъ подчиненными ему, ибо онъ не можетъ привлечь къ своему суду митрополитовъ Сиріи, или Палестины и Финикіи, или Египта противъ ихъ воли. Но митрополиты Сиріи подлежатъ суду Антіохійскаго Патріарха а Палестинскіе — суду Патріарха Іерусалимскаго, а Египетскій должны судиться у Патріарха Александрійскаго, отъ которыхъ они принимаютъ и хиротонію и которымъ именно и подчинены».

Изъ этого 17-го правила ясно, что митр. Евлогій не могъ обращаться къ суду Константинопольскаго Патріарха, такъ какъ Московскій митрополитъ Сергій не былъ этому Патріарху подсуденъ.

Здѣсь нужно отмѣтить, что до раскола митр. Евлогій всячески сопротивлялся посягательствамъ Константинопольскаго Патріарха на части Русской Церкви заграницей. Это видно изъ его письма Варшавскому митрополиту Діонисію отъ 5/18 мая 1926 г. «Обращеніе же къ Константинопольскому Патріарху, и участіе послѣдняго въ устроеніи православной Церкви въ Польшѣ я признаю, при всемъ моемъ глубокомъ уваженіи къ высокому положенію этого православнаго первоіерарха, неправильнымъ и вижу въ этомъ неоправдываемый канонами актъ вмѣшательства его во внутреннія дѣла Автокефальной Русской Церкви». Въ своихъ посланіяхъ въ защиту позиціи Архіерейскаго Сѵнода онъ писалъ слѣдующее въ отвѣтъ на притязанія Константинопольскаго Патріарха въ 1923 и 1924 гг.: «Всѣ эти церкви становятся въ настоящее время русскими метохами въ предѣлахъ новой Православной Церкви въ Чехіи, и положеніе ихъ является тождественнымъ съ положеніемъ Русской Духовной Миссіи и ея храмовъ въ Палестинѣ, а также съ современнымъ положеніемъ русскихъ приходовъ въ Константинополѣ, Сербіи и въ другихъ православныхъ странахъ».

Викаріи митр. Евлогія — Архіепископъ Владиміръ и Епископъ Сергій были сосланы въ монастыри въ Польшѣ за несогласіе признать вмѣшательство Константинопольскаго Патріарха въ дѣла тамошней Церкви, подчиненной Московскому Патріарху.



Одновременно съ митр. Евлогіемъ порвалъ съ Соборомъ Заруб. Церкви американскій митрополитъ Платонъ. Положеніе въ Американской епархіи сводилось къ слѣдующему: митр. Платонъ былъ назначенъ Сѵнодомъ Заруб. Церкви епархіальнымъ архіереемъ въ Америку по рекомендаціи Патріарха Тихона, переданной черезъ американца Колтона и протоіерея Пашковскаго, о чемъ послѣдній представилъ докладъ митр. Антонію. 22 августа / 5 сентября 1922 года архіерейскій Сѵнодъ постановилъ: «Въ виду выраженнаго Святѣйшимъ Тихономъ, Патріархомъ Московскимъ и всея Россіи, воли о томъ, чтобы управленіе Сѣв. Американской епархіей временно принялъ на себя митр. Херсонскій и Одесскій Платонъ, сообщенной въ рапортѣ прибывшаго изъ Москвы протоіерея Ѳ. Пашковскаго отъ 1/14 іюля 1922 года за ном. 1, и въ виду согласія архіепископа Александра на передачу временно управленія епархіей митр. Платону — считать митр. Платона временно управляющимъ Сѣв. Американской епархіей».

Будучи уже въ Америкѣ, митр. Платонъ всячески старался подчеркивать свое искреннее подчиненіе Собору и Сѵноду. Такъ онъ писалъ въ «Американскомъ Православномъ Вѣстникѣ» ном. 6 за 1924 г.: «Въ тѣхъ обстоятельствахъ, среди которыхъ стала жить русская Церковь заграницей, единственнымъ для нея утѣшеніемъ и отрадою явилась возможность созыва Архіерейскихъ Соборовъ изъ іерарховъ, волею судебъ оказавшихся за предѣлами бывшей Россіи. Архіерейскій Соборъ морально такая величина, передъ которою невольно должна преклониться даже привыкшая къ своеволію и упорству энергія единицы... Будемъ посему ожидать, что и въ Америкѣ тѣ, кто о себѣ говоритъ, что онъ подлинно «епископъ», вникнутъ въ сущность созданнаго ими церковнаго обостренія и покажутъ свою православную настроенность въ духѣ, указываемомъ Архіерейскимъ Соборомъ въ Карловцахъ». До этого состоялось въ Детройтѣ собраніе, названное соборомъ, на которомъ были вынесены явно автокефалическаго духа постановленія. Самъ митр. Платонъ оставался въ началѣ дѣятельности Собора въ тѣни и главную роль выполнялъ протоіерей Леонидъ Туркевичъ, нынѣ митрополитъ Леонтій. Въ 1924 году митр. Платонъ участвуетъ на Соборѣ въ Сремскихъ Карловцахъ и избирается членомъ Сѵнода и проявляетъ полное послушаніе Собору. Въ 1926году онъ снова пріѣзжаетъ изъ Америки на Соборъ въ Сремскія Карловцы и представляетъ подробный докладъ, занесенный въ протоколъ Архіерейскаго Собора ном. 4 отъ 14/27 іюня 1926 года:

«Священный Соборъ Архіереевъ Русской Православной Церкви заграницей слушали: подробный докладъ Высокопреосвященнаго Митрополита Платона, въ коемъ онъ ознакомилъ Соборъ съ исторіей смуты и нестроеній въ Русской Церкви въ Америкѣ со времени отъѣзда изъ Америки быв. Архіепископа Евдокима и до послѣдняго времени. — По вопросу о Съѣздѣ духовенства и мірянъ въ Детройтѣ онъ сказалъ, что онъ былъ допущенъ имъ какъ клапанъ для выхода автокефалическихъ газовъ, угрожавшихъ спокойствію и цѣлости Русской Церкви въ Америкѣ. Если онъ и утверждалъ постановленія этого съѣзда, то только ввиду указанныхъ обстоятельствъ, но одновременно принялъ мѣры къ анулированію ихъ въ жизни учрежденіемъ комиссіи для проведенія ихъ въ жизнь, въ каковую онъ нарочито включилъ, получивъ на это право на съѣздѣ, путемъ кооптаціи большинство членовъ, не сочувствующихъ автокефаліи, и надѣется такимъ путемъ подготовить и формальное ихъ анулированіе. Съ своей стороны, онъ настойчиво свидѣтельствуетъ, что онъ рѣшительный врагъ автокефаліи Американской Церкви и подтверждаетъ свою полную каноническую покорность Мѣстоблюстителю Патріаршаго Престола Митрополиту Петру, Собору епископовъ заграничной части Русской Православной Церкви и избираемому имъ Архіерейскому Сѵноду. Въ виду всего вышеупомянутаго онъ проситъ Соборъ епископовъ дать ему за собственноручною подписью всѣхъ членовъ Собора заготовленную его адвокатомъ грамоту ко всѣмъ Патріархамъ и къ Русской Церкви въ Америкѣ, въ коей подтверждаются его права и полномочія на управленіе православной Церковью въ Америкѣ и каковая необходима ему для суда съ представителемъ живоцерковниковъ въ Америкѣ бывшимъ священникомъ Кедровскимъ». — Протоколъ этотъ былъ подписанъ всѣми присутствующими архіереями, за исключеніемъ митр. Платона и митр. Евлогія. По этому поводу состоялось нижеслѣдующее постановленіе Собора отъ 18 іюня / 1 іюля 1926 г.: «Архіерейскій Соборъ имѣли сужденіе объ отказѣ Высокопреосвященнаго митр. Платона подписать протоколъ соборнаго засѣданія отъ 14/27 іюня о своихъ отношеніяхъ къ Патріаршему Мѣстоблюстителю, Архіерейскому Собору и Сѵноду. Постановили:

1. Соборъ архіереевъ свидѣтельствуетъ: что въ протоколѣ отъ 14/27 іюня 1926 года ном. 4 точно переданы положенія словеснаго доклада митр. Платона, а его заявленіе, что подписаніе имъ сего протокола свидѣтельствовало бы о томъ, что онъ якобы не признаетъ власти Патріаршаго Мѣстоблюстителя, признаетъ неосновательнымъ.

2. Соборъ архіереевъ свидѣтельствуетъ, что означенный протоколъ не подписалъ и митр. Евлогій, хотя при чтеніи заявилъ, что протоколъ составленъ правильно.

3. Признать несомнѣннымъ, что митр. Платонъ вопреки своимъ устнымъ и письменнымъ заявленіямъ, стремится къ организаціи автокефальнаго управленія для Сѣв. Американской Церкви.

4. Признать крайне опаснымъ, вреднымъ для интересовъ Русской Церкви въ Америкѣ и противорѣчащимъ канонамъ постановленіе такъ называемаго Детройтскаго Собора объ автокефаліи Сѣв. Американской Церкви, о чемъ состоялось постановленіе Сѵнода и Собора въ 1924 году.

5. Потребовать отъ митр. Платона и его викаріевъ заявленіе, что они не признаютъ постановленія такъ называемаго Детройтскаго Собора относительно автокефаліи Сѣв. Американской Церкви и что они подчиняются временно, до установленія нормальныхъ сношеній съ законной высшей церковной властью въ Россіи, канонической, судебно-административной власти Заграничнаго Собора и Сѵнода русскихъ епископовъ, ибо это подчиненіе не ослабляетъ подчиненія Мѣстоблюстителю Патріаршаго Всероссійскаго Престола, власть коего признаетъ надъ собою Соборъ и Сѵнодъ.

6. Если въ теченіи четырехъ мѣсяцевъ Архіерейскій Сѵнодъ не получитъ таковыхъ заявленій, поручить Сѵноду имѣть о семъ сужденіе и послать архіепископа Кишиневскаго и Хотинскаго Анастасія для ознакомленія на мѣстѣ съ нестроеніями Сѣв. Американской епархіи и предоставить ему право въ случаѣ надобности, каковую установитъ Сѵнодъ, взять на себя временное управленіе Сѣв.-Американской епархіей.

7. Затребовать отъ митр. Платона акты состоявшагося въ Нью Іоркѣ въ 1925 году «собора» и объясненіе по дѣлу этого «собора».

8. Просимыхъ митр. Платономъ грамотъ ко всѣмъ Патріархамъ и посланія къ Американской Церкви въ указанной имъ редакціи не давать.

9. До полученія указаннаго въ п. 5 заявленія не считать митр. Платона членомъ архіерейскаго Сѵнода въ виду того, что онъ указалъ о своей неподчиненности ему».

На этомъ митр. Платонъ покидаетъ Соборъ вмѣстѣ съ митр. Евлогіемъ. Такимъ образомъ Зарубежная Церковь раздѣлилась на три части и въ значительной степени была этимъ ослаблена. Спрашивается кому это нужно? Отвѣтъ одинъ: только большевикамъ.

Въ началѣ 1926 года прибылъ въ Югославію архимандритъ Арсеній и навѣстилъ своего брата, служившаго ветеринарнымъ врачемъ въ селѣ Беодра въ Банатѣ, гдѣ и я съ семьей проживалъ. Онъ намъ повѣдалъ, что былъ прежде въ Америкѣ и что его бывшая паства, узнавъ, что онъ благополучно прибылъ въ Югославію, проситъ его вернуться къ ней и что митр. Платонъ ходатайствуетъ передъ Сѵнодомъ о его хиротоніи и поставленіи въ Канаду. Сѵнодъ пошелъ на встрѣчу ходатайству и вскорѣ въ Троицкой церкви въ Бѣлградѣ была его хиротонія, во время которой новый архипастырь принесъ архіерейскую клятву. Въ ней онъ именемъ Божіимъ обѣщается по священнымъ канонамъ и по совѣсти исполнять свой архипастырскій долгъ, повиноваться высшей церковной власти, Собору архіереевъ и архіерейскому Сѵноду. Въ своемъ обращеніи къ Канадской паствѣ онъ говоритъ: «Любовь архипастыря главы Церкви православной въ Америкѣ и Канадѣ Высокопреосвященнѣйшаго Митрополита Платона черезъ Высшую Власть нашей Церкви заграницей, Архіерейскій Сѵнодъ, призвала меня къ служенію архіерейскому на нивѣ Канадской православной Церкви». Нѣсколько мѣсяцевъ спустя викаріи митр. Платона обратились съ «отвѣтнымъ посланіемъ епископовъ русской православной Церкви въ Сѣв. Америкѣ отъ 10 сентября 1926 г. на письмо и постановленіе русскихъ епископовъ въ Карловцахъ». Изъ заголовка этого посланія уже становится яснымъ, что авторы этого посланія не признаютъ ни Собора, ни Сѵнода. Въ самомъ текстѣ говорится, что «имѣются русскіе епископы въ Карловцахъ, бѣженцы, бросившіе свои паствы и тѣмъ самымъ оторвавшіеся отъ тѣла Церкви, а затѣмъ самовольно объединившіеся въ такъ называемый Сѵнодъ и Соборъ, никакого каноническаго значенія не имѣющіе». Это посланіе среди другихъ епископовъ подписалъ епископъ Арсеній, клятвенное обѣщаніе котораго въ вѣрности Собору и Сѵноду приведено выше. Единственно еп. Апполинарій категорически отказался его подписать. Это случилось еще до возвращенія митр. Платона изъ Европы. Вернувшись, онъ собралъ всѣхъ епископовъ въ Нью Іоркъ и 18/31 января 1927 года огласилъ посланіе къ Американской паствѣ, гдѣ говорится, что «Сѵнодъ архіереевъ въ Карловцахъ не канониченъ, что ему поэтому не слѣдуетъ подчиняться и что Американская епархія отселѣ будетъ считаться «самоопредѣляющейся церковью». Всѣ епископы это обращеніе одобрили за исключеніемъ епископа Аполлинарія, который заявилъ, что архіерейскій Сѵнодъ онъ признавалъ и признаетъ каноничнымъ, какъ по своему происхожденію, такъ и по составу его теперешнему, повиновался и повинуется ему какъ судебно-административной власти; права Американской епархіи на «самоопредѣляемость церковную» отрицаетъ. Въ отвѣтъ на такое заявленіе митр. Платонъ со своими викаріями устранили его отъ управленія діоцезіей Санъ-Франциско и отъ настоятельства прихода Свято-Троицкаго Собора и лишили его всѣхъ правъ служенія въ церквахъ Америки. Сѵнодъ въ отвѣтъ на незаконное устраненіе епископа Аполлинарія, указомъ отъ 14/27 апрѣля 1927 г. ном. 464 опредѣлилъ: «такъ какъ означенное рѣшеніе митр. Платона и его викаріевъ состоялось съ нарушеніемъ священныхъ каноновъ (9 правила Третьяго Вселенскаго Собора, 16 прав. Двукр. Соб., Третьяго прав. 7-го Всел. Соб., 19 и 23 прав. Антіох. Соб., 12 прав. Лаодик. Соб., 13-го прав. Карѳаг. Соб. и друг.), согласно коимъ епископы увольняются и ихъ каѳедры замѣщаются по суду архіереевъ всей церковной области, на архіерейскомъ Соборѣ...» рѣшеніе митр. Платона считать неканоническимъ и, какъ таковое, недѣйствительнымъ.

18/31 марта 1927 г. Архіерейскій Сѵнодъ опредѣлилъ:

а) Высокопреосвящ. митр. Платона освободить отъ управленія Сѣв.-Американской епархіей, съ запрещеніемъ ему священнослуженія въ предѣлахъ Сѣв.-Американской епархіи; б) впредь до назначенія въ Америку новаго архіерея временное управленіе названной епархіей поручить Преосвященному Аполлинарію, епископу Сан-Францискому».

Митрополитъ Платонъ 2-го февраля 1927 года учредилъ «Священный Сѵнодъ», назначивъ предсѣдателемъ его епископа Бруклинскаго Евѳимія, сиро-араба. Того же 2-го февраля этотъ Сѵнодъ повелѣваетъ епископу Евѳимію позаботиться о благоустройствѣ американскаго православія, въ собственномъ смыслѣ православнаго каѳолическаго народа, рожденнаго въ Америкѣ и, главнымъ образомъ, говорящаго по-англійски, или другихъ американскихъ жителей и народовъ какой бы ни было національности или лингвистической группы или происхожденія, но неудовлетворительно обслуженнаго канонической православной каѳолической заботой... и далѣе: приказываетъ названному епископу Бруклинскому учредить, организовать, основать, возглавлять, вести, контролировать и поддерживать опредѣленную независимую и автономную вѣтвь православной каѳолической церкви, которая да будетъ извѣстна, законно установлена и общепризнана, какъ святая восточная православная, каѳолическая и Апостольская Церковь въ Сѣв. Америкѣ. Былъ составленъ «чартеръ», иначе говоря уставъ, который былъ утвержденъ Соборомъ епископовъ 14 сентября 1927 года и былъ зарегистрированъ въ штатѣ Массачузетсъ 1-го декабря 1927 года. Въ этомъ чартерѣ, между прочимъ, говорится, что для всѣхъ лицъ православной каѳолической вѣры, жительствующихъ въ Америкѣ или временно пребывающихъ въ Америкѣ, — учредить для этой цѣли автокефальную, независимую, самоуправляющуюся церковную корпорацію въ Америкѣ.

Отъ имени «Святѣйшаго Сѵнода Американской православной Каѳолической Церкви» всѣмъ главамъ Помѣстныхъ Церквей было разослано увѣдомленіе объ основаніи въ Америкѣ независимой и автокефальной Американской Церкви.

Архіерейскій Соборъ Зарубежной Церкви, ознакомившись съ рѣшеніями Митр. Платона, постановилъ 23 августа / 5 сентября 1927 г. «Самочинно не въ порядкѣ церковномъ организованный въ Сѣв. Америкѣ такъ называемый Сѵнодъ Православной Каѳолической Церкви въ Сѣв. Америкѣ, какъ неканоническое учрежденіе, не признавать и акты его считать недѣйствительными». Тотъ же Соборъ въ засѣданіи 26 августа / 8 сентября опредѣлилъ: «Утвердить постановленіе Архіерейскаго Сѵнода отъ 18/31 марта 1927 года объ увольненіи митр. Платона отъ управленія Сѣв. Американской епархіей. Лишеннаго права священнослуженія въ предѣлахъ Сѣв. Американской епархіи митр. Платона запретить въ священнослуженіи»...

Каноническимъ возглавителемъ епархіи явился епископъ Аполлинарій.

Греческій архіепископъ Александръ доложилъ объ учрежденіи митр. Платономъ этой автокефальной Американской Церкви Вселенскому Патріарху Василію Третьему. Патріархъ прислалъ въ отвѣтъ слѣдующій указъ:

«Высокопреосвященному Александру, архіепископу Сѣверной и Южной Америки, возлюбленному брату и сопомощнику нашей мѣрности — благодать отъ Господа да будетъ съ Вашимъ Преосвященствомъ. Въ виду Вашего доклада, помѣченнаго днемъ 15 мая 1928 года за ном. 5975 съ извѣщеніемъ объ установленіи въ Сѣверной Америкѣ въ мѣсяцѣ декабрѣ минувшаго года, такъ называемой «Святой Восточной Православной Каѳолической Церкви», Мы симъ, по рѣшенію нашего Св. Сѵнода, заявляемъ, что конституція упомянутой Церкви есть всецѣло антиканонична. Слѣдовательно, Мать Святая Церковь отвергаетъ эту новую Русскую Церковь и требуетъ отъ Вашего Преосвященства абсолютно не входить ни въ какія сношенія съ нею... Благодать Господа и безграничная Его милость да будетъ съ Вашимъ Преосвященствомъ. Василій, архіепископъ Константинополя, Вашъ о Христѣ возлюбленный братъ. Декабря 1-го дня 1928 г. ном. 2499.»

Эту Патріаршую грамоту Сѵнодъ греческой православной Церкви въ Америкѣ оффиціально объявилъ духовенству и православному народу. Это обращеніе греческаго Сѵнода подписали: Александръ, архіепископъ Сѣверной и Южной Америки, Филаретъ епископъ Чикагскій, Іоакимъ епископъ Бостонскій, Каллистъ епископъ Санъ-Францискій. Въ этомъ посланіи греческаго Сѵнода отъ 7 марта 1929 года говорится такъ: «Сирійскій архіепископъ Евѳимій Бруклинскій получилъ отъ митр. Платона, котораго часть православныхъ русскихъ признаетъ своимъ епископомъ, позволеніе на организацію какой-то новой, независимой Церкви, такъ называемой: Ноlу Еаstеrn Оrhоdоx Сatholic аnd Ароstolіс Сhurсh, иначе называемой Аmerісаn Оrhоdоx Сhurсh съ заранѣе обдуманнымъ планомъ включить въ нее всѣхъ православныхъ людей, проживающихъ въ Америкѣ безъ различія національности и языка, а въ особенности включить молодыхъ, дѣтей и родичей эмигрантовъ. Назвавъ себя президентомъ «Св. Сѵнода» упомянутой Церкви на 7 лѣтъ, Евѳимій оффиціально пригласилъ іерархію греческой Церкви здѣсь въ Америкѣ присоединиться къ его движенію. Само собой разумѣется, что эта новая односторонняя автокефальная Церковь является антиканоничною и противится канонамъ и исторіи Восточнаго Православія. Мы отвергли приглашеніе Евѳимія и оффиціально доложили про его замыслы Вселенскому Патріарху. Выше приводимъ отвѣтъ Его Святѣйшества Вселенскаго Патріарха Василія Третьяго. Таковъ отвѣтъ-эдиктъ наивысшаго авторитета православнаго міра, который ставитъ новую Церковь въ рядъ схизмы. Мы сожалѣемъ объ этомъ, но тѣмъ не менѣе мы увѣрены, что вѣрующій народъ не дастъ себя обмануть и втянуть — соблазнить такими недобрыми маневрами и планами и что наши вѣрные сыны Церкви будутъ твердо стоять за своихъ каноническихъ вождей и откажутся отъ всякаго общенія съ этой неканонической Церковью».

Учреждая автокефальную Церковь въ Америкѣ, митр. Платонъ въ то же время писалъ въ Москву письма митр. Сергію, начиная съ 1927 года. Митр. Сергій только въ 1933 году прислалъ указъ митр. Платону, въ которомъ и приводитъ выдержки изъ этихъ писемъ. Въ письмѣ отъ 7 марта 1927 года митр. Платонъ признаетъ единственной высшей церковной властью для Сѣв.-Американской епархіи Патріарха Россійской Церкви съ существующими при немъ органами высшаго церковнаго управленія, а въ настоящее время такою высшею церковною властію онъ считаетъ Мѣстоблюстителя Патріаршаго Престола митр. Крутицкаго Петра и митр. Сергія, его замѣстителя вмѣстѣ съ существующими при нихъ органами высшаго церковнаго управленія. Результатомъ этихъ писемъ явился указъ митр. Сергія отъ 25 августа 1933 года ном. 837. Въ резолютивной части указа говорится, что образованная митр. Платономъ и его соумышленниками церковная организація объявляется «раскольническимъ обществомъ», остающіеся въ составѣ этого общества объявлены отлученными отъ общенія въ молитвахъ и таинствахъ церковныхъ. Образуемое или имѣющееся быть образованнымъ въ этомъ обществѣ епархіальное или иное управленіе признать незаконнымъ и всѣ его распоряженія и дѣйствія, въ частности поставленіе архіереевъ и назначеніе ихъ — незаконными и не дѣйствительными. Митр. Платона, какъ иниціатора и главнаго виновника учиненія раскола предать суду архіереевъ по обвиненію въ нарушеніи правилъ Свв. Апостоловъ 31-34, Двукр. 14-15, Василія Великаго 1 и другихъ аналогичныхъ, съ запрещеніемъ митр. Платона въ священнослуженіи.

Такимъ образомъ, онъ вторично подпалъ подъ запрещеніе и тоже отъ власти, которую онъ почиталъ какъ законную въ данное время. Этому указу митр. Платонъ не подчинился, о чемъ имъ былъ составленъ актъ вмѣстѣ съ его викаріями 11 сентября 1933 года.

Далеко не вся паства пошла за митр. Платономъ, очень многіе остались въ Зарубежной Церкви, подчиняясь епископу Аполлинарію. Какъ одинъ изъ примѣровъ можно указать на постановленіе Петро-Павловскаго прихода въ Скрентонѣ, штатъ Пенсильванія, отъ 30 декабря 1928 года. Въ этомъ постановленіи между прочимъ говорится: «Считать митр. Платона неправомочнымъ на управленіе епархіей, какъ состоящаго въ запрещеніи и увольненіи отъ этой должности и дѣйствующаго вопреки канонамъ православной соборной Церкви, и не имѣть съ нимъ никакого молитвеннаго общенія до его раскаянія. Впредь до установленія законной, свободной высшей церковной власти въ Россіи и свободнаго нормальнаго сношенія съ ней, признавать законнымъ главой православной русской Церкви Блюстителя Патріаршаго Всероссійскаго Престола митр. Петра, а законной церковной властью заграницей — Соборъ русскихъ православныхъ епископовъ заграницей и по всѣмъ нуждамъ и вопросамъ, вызываемымъ церковной жизнью, обращаться къ законно назначенному правящимъ Сѣв.-Американской епархіей Соборомъ православныхъ епископовъ Преосвященному епископу Аполлинарію». Возведенный въ санъ архіепископа 1/14 мая 1929 года Владыка Аполлинарій не долго правилъ своей епархіей, 19 іюня 1933 года онъ скончался. Къ этому времени въ его епархію входило уже 62 прихода. Указомъ Архіерейскаго Сѵнода отъ 18/31 іюля 1933 года ном. 3037 возглавителемъ Сѣв.-Американской и Канадской епархіи послѣ кончины Владыки Аполлинарія былъ назначенъ епископъ Тихонъ.

Постановленіемъ Архіерейскаго Сѵнода отъ 22 авг. / 4 сент. 1934 г. преосвященный Виталій былъ назначенъ архіепископомъ Сѣв.-Американскимъ и Канадскимъ, преосвященный Тихонъ — архіепископомъ Зап.-Амер. и Санъ-Францисскимъ.

Въ одномъ изъ писемъ Архіепископъ Аполлинарій оставилъ намъ свое глубокое пониманіе сущности церковной смуты. Вотъ что онъ пишетъ:

«Скончался Патріархъ Тихонъ — и перестали подчиняться. Да отъ этихъ митрополитовъ даже и не требовалось никакого особеннаго подчиненія Архіерейскому Сѵноду. Они вѣдь оба были членами Сѵнода, управляли своими епархіями на автономныхъ началахъ, т. е. почти самостоятельно. Отъ нихъ требовалось и требуется только такое помимо каноновъ, что дѣлаетъ несноснымъ для этихъ митрополитовъ единеніе, а вмѣстѣ съ единеніемъ и возможность со стороны Сѵнода заглянуть въ непроницаемыя дебри церковнаго управленія этихъ митрополитовъ своими епархіями. Сюда надо смотрѣть всякому желающему знать истинную причину нежеланія митр. Платона и митр. Евлогія подчиниться высшему наблюденію Архіерейскаго Сѵнода».

Окруженіе митр. Евлогія заставило его не допускать надзоръ Архіерейскаго Сѵнода за «обновлявшимъ» православіе Богословскимъ Институтомъ въ Парижѣ, съ разлагающей работой создателей и питомцевъ котораго приходится теперь считаться и въ Сѣв. Америкѣ, куда ихъ постепенно перебрасывали. Митрополита же Платона совершенно не устраивалъ надзоръ высшей заграничной церковной власти въ отношеніи его, все болѣе осложнявшихся, денежныхъ и хозяйственныхъ дѣлъ.



Весной 1934 года скончался митр. Платонъ. Его замѣстителемъ сталъ митр. Ѳеофилъ. Здѣсь будетъ умѣстно сказать нѣсколько словъ. Когда викаріи митр. Платона послали свое обращеніе Сѵноду въ весьма неподходящей редакціи, епископъ Ѳеофилъ почувствовалъ неправильность этого поступка и послалъ на имя митр. Антонія письмо, въ которомъ между прочимъ пишетъ: «...перечитавши теперь отвѣтъ, я нахожу, что многое сказанное въ немъ не должно имѣть мѣста или должно быть выражено иначе...» и далѣе: «...вмѣстѣ съ симъ я глубоко извиняюсь, что сей отвѣтъ причинилъ Вашему Высокопреосвященству и членамъ Сѵнода усмотрѣнное въ немъ оскорбленіе». Вышеуказанное письмо характеризуетъ миролюбивое настроеніе митр. Ѳеофила, и когда онъ сталъ замѣстителемъ умершаго митр. Платона, явилась надежда на изжитіе пагубной смуты. Митр. Антоній 5/18 мая 1934 года обратился съ посланіемъ къ русскимъ людямъ въ Сѣв. Америкѣ и Канадѣ, призывая объединиться вновь въ единое тѣло Зарубежной Церкви. 13/26 іюля состоялась встрѣча митр. Ѳеофила съ епископомъ Тихономъ для обсужденія вопроса о возстановленіи церковнаго единства, о чемъ было помѣщено сообщеніе въ ном. 8 «Церковной Жизни» отъ 1/14 августа 1934 года. Въ томъ же номерѣ было напечатано, что посланіе митр. Антонія къ Сѣв. Американской паствѣ встрѣтило много сочувствующихъ, но есть и противники единства и въ этомъ духѣ высказывается епископъ Леонтій, теперешній митрополитъ. Въ ном. 15 «Православной Прикарпатской Руси» отъ 1/14 августа 1934 г. былъ помѣщенъ призывъ къ единству, подписанный 24 іерархами, въ томъ числѣ митр. Діонисіемъ и другими архіереями польской Церкви и всѣми дальневосточными іерархами. Къ этому призыву присоединились еще другіе архіереи, какъ-то епископъ Арсеній, архіепископъ Владиміръ, епископъ Ѳеофилъ, впослѣдствіи митрополитъ, и друг. Оставили призывъ безъ отвѣта митр. Евлогій, епископъ Леонтій, нынѣшній митрополитъ, Веніаминъ епископъ Питсбургскій.

Въ томъ же 1934 году такая же тяга къ церковному миру стала замѣчаться и въ Европѣ. Съ Дальняго Востока прибылъ въ Бѣлградъ епископъ Несторъ. Онъ собирался проѣхать въ Парижъ съ цѣлью склонить митр. Евлогія къ прекращенію церковнаго раскола. Пріѣхавъ въ Бѣлградъ, онъ увидѣлъ, что этотъ путь не такъ легокъ. Тогда онъ предложилъ сыну моему, студенту Богословскаго факультета Бѣлградскаго университета отвезти въ Парижъ митр. Евлогію короткое письмо митр. Антонія. Сынъ на это согласился; Владыка Антоній вручилъ письмо, и сынъ поѣхалъ. Письмо было ласковое и привѣтливое, преисполненное любви. Въ немъ говорилось, что, если митр. Евлогій только обратится къ нему, то съ любовію будетъ принятъ. Пріѣхалъ сынъ въ Парижъ въ прощеное воскресеніе и, узнавъ, что Владыка Евлогій служитъ вечерню на Сергіевскомъ подворьи, отправился туда. По окончаніи службы, во время обряда прощанія, сынъ подошелъ къ Владыкѣ, положилъ установленный поклонъ и сказалъ: «Владыка Антоній шлетъ Вамъ свой поклонъ». Эти слова поразили митр. Евлогія, и онъ, узнавъ у сына кто онъ, велѣлъ ему тотчасъ послѣ вечерни явиться къ нему въ его покои на рю Дарю. Придя къ митрополиту въ его покои, сынъ ему вручилъ письмо. Митрополитъ прочелъ письмо и прослезился. Результатомъ этого было, что 17/30 марта 1934 года митр. Евлогій написалъ митр. Антонію отвѣтъ, гдѣ пишетъ, что готовъ признать, что въ защитѣ своей правоты ему быть можетъ не слѣдовало прибѣгать въ 1926 году къ оставленію Собора, что онъ очень жалѣетъ объ этомъ, проситъ простить его и снять съ него и клира наложенное прещеніе.

Письмо это мнѣ дали, и я его читалъ.

Въ маѣ мѣсяцѣ того же года митр. Евлогій прибылъ въ Бѣлградъ. Ѣхалъ онъ изъ Парижа въ Берлинъ, а оттуда въ Бѣлградъ. Въ Берлинъ ему была прислана телеграмма воздержаться отъ поѣздки въ Бѣлградъ. Эта телеграмма была послана гр. В. Н. Коковцевымъ и получена архимандритомъ Іоанномъ Шаховскимъ. Послѣдній переслалъ ее въ Бѣлградъ, совѣтуя не слушать указанія Коковцева.

По пріѣздѣ въ Бѣлградъ митр. Евлогій прямо съ вокзала проѣхалъ на квартиру митр. Антонія. Оба Владыки трогательно другъ друга привѣтствовали и другъ надъ другомъ прочитали отпустительныя молитвы, сперва митр. Антоній накрывъ епитрахилью митр. Евлогія, а потомъ по просьбѣ митр. Антонія митр. Евлогій прочелъ надъ нимъ ту же молитву, накрывъ его тоже епитрахилью. Ликованіе церковнаго народа было не поддающееся описанію, и всѣ ждали совмѣстнаго служенія двухъ митрополитовъ, но этого сдѣлать было нельзя, т. к. по каноническимъ правиламъ митр. Антоній не могъ единолично отмѣнять рѣшеніе Собора. Митр. Евлогій присутствовалъ въ церкви на Богослуженіяхъ, его поминали на ектеніяхъ и на Великомъ Входѣ.

Осенью того же года Соборъ снялъ прещеніе съ митр. Евлогія и его клира. Тотъ же Соборъ снялъ прещеніе и съ Американскихъ епископовъ. Несмотря на это, полнаго единенія еще достигнуто не было, и стали возвышаться голоса противъ такового и въ Европѣ и Америкѣ, гдѣ въ этомъ духѣ высказывался епископъ Леонтій. Такое положеніе стало волновать церковный народъ, и это вылилось въ обращеніе къ Сербскому Патріарху Варнавѣ. Делегація въ составѣ протоіерея Владислава Неклюдова, старосты Троицкой церкви въ Бѣлградѣ Севрюгова, члена приходскаго Совѣта Троицкой церкви Н. И. Иванова и меня была принята Святѣйшимъ въ его дворцѣ въ Сремскихъ Карловцахъ. Этотъ замѣчательный во всѣхъ отношеніяхъ Первосвятитель Сербской Церкви, истинный другъ русскихъ и болѣющій душей за церковныя раздѣленія русской Зарубежной Церкви, что такъ ярко выражено въ его словѣ, произнесенномъ въ Бѣлградской русской церкви, упомянутомъ выше, принялъ делегацію радушно и выслушалъ съ большимъ вниманіемъ дѣлаемые ему доклады. При разставаніи Патріархъ сказалъ, что сдѣлаетъ все возможное, чтобы помочь дѣлу церковнаго единенія.

Въ 1935 году Патріархъ Варнава пригласилъ къ себѣ митр. Евлогія, митр. Ѳеофила и представителя Дальняго Востока епископа Хайларскаго Димитрія. Указанные іерархи откликнулись на Патріаршій зовъ и пріѣхали въ Сремскіе Карловцы. Подъ предсѣдательствомъ Патріарха происходили засѣданія, первое изъ нихъ 18/31 октября. Изъ протокола видно, какъ митр. Ѳеофилъ выразилъ полную готовность со своей стороны пойти навстрѣчу общему желанію водворить миръ и единство на основаніяхъ, изложенныхъ въ докладѣ, который онъ тутъ же огласилъ. Послѣ всесторонняго обсужденія, происходившаго въ нѣсколькихъ засѣданіяхъ, явилось «Временное положеніе о Русской Православной Церкви заграницей». Это «Положеніе» было подписано Патріархомъ Варнавой, митр. Антоніемъ, митр. Евлогіемъ, митр. Ѳеофиломъ, митр. Анастасіемъ и епископомъ Димитріемъ. Вотъ главныя части этого «Положенія».

Русская Православная Церковь заграницей, состоящая изъ находящихся за предѣлами Россіи епархій, духовныхъ миссій и церквей, есть неразрывная часть Россійской Православной Церкви, временно существующая на автономныхъ началахъ.

Высшимъ органомъ законодательства, суда и управленія для Русской Православной Церкви заграницей является Соборъ Архіереевъ, собирающійся ежегодно, а его исполнительнымъ органомъ — Священный Архіерейскій Сѵнодъ.

Заграничная часть Русской Церкви состоитъ изъ четырехъ областей: Зап.-Европейской, Ближне-Восточной, Сѣв. Американской и Дальне-Восточной, въ каждой изъ которыхъ образуются митрополичьи округа.

За подписью митр. Антонія, митр. Евлогія, митр. Ѳеофила, митр. Анастасія и епископа Димитрія 16/29 ноября 1935 года было выпущено воззваніе къ «Возлюбленной во Христѣ Русской православной паствѣ въ разсѣяніи сущей». Это посланіе гласило, что глава Сербской Церкви Патріархъ Варнава, ища путей къ возстановленію русскаго единства заграницей, пригласилъ четырехъ іерарховъ главныхъ областей на совѣщаніе, которое и рѣшило создать четыре митрополичьихъ округа, прочно объединенныхъ въ общемъ центрѣ — Соборѣ русскихъ заграничныхъ іерарховъ и его исполнительномъ органѣ Священномъ Сѵнодѣ.

«Взыщите мира и пожените его», провозглашаютъ іерархи ко всеобщей радости.

Патріархъ Варнава предлагаетъ свое посредничество для переговоровъ съ Вселенскимъ Патріархомъ объ отпускѣ митр. Евлогія изъ Константинопольской Церкви. Митр. Евлогій принимаетъ это предложеніе съ благодарностью и выражаетъ готовность соединиться со всѣми частями Русской Церкви за рубежомъ. Братское единеніе архіереевъ присутствовавшихъ на совѣщаніи, равно какъ и другихъ, находившихся въ это время въ Бѣлградѣ, засвидѣтельствовано и закрѣплено двукратнымъ совмѣстнымъ совершеніемъ Божественной литургіи. Въ сербскомъ соборѣ возглавлялъ службу Святѣйшій Варнава, въ русской Троицкой церкви служили митр. Евлогій, митр. Ѳеофилъ, митр. Анастасій и епископъ Димитрій (митр. Антоній не служилъ по болѣзни). Въ словѣ, сказанномъ послѣ литургіи, митр. Евлогій повѣдалъ о встрѣчѣ его съ митр. Антоніемъ и сказалъ, что онъ почувствовалъ вѣяніе Св. Духа, когда митр. Антоній возложилъ на него епитрахиль. Радость была всеобщая, церковный народъ ликовалъ. Къ сожалѣнію, радость эта была преждевременна. Окруженіе митр. Евлогія снова возстало противъ церковнаго единенія, причемъ епархіальный совѣтъ представилъ объ этомъ докладъ, и митр. Евлогій отказался отъ своей подписи. Опять профессора Богословскаго Института и присные съ ними, вызвавшіе расколъ въ 1926 г., захотѣли безконтрольно и далѣе проводить свои новыя ученія. Они знали, что Сѵнодъ, съ митр. Антоніемъ во главѣ, этого не допустилъ бы. Они не считались съ тѣмъ зломъ, которое они наносятъ и Церкви и вообще русскому дѣлу, они не считались съ тѣмъ, что продолженіе раскола вредно и нужно только большевикамъ и врагамъ православія.

Когда выяснилось пораженіе Германіи, митр. Евлогій черезъ совѣтскаго посла въ Парижѣ вступилъ въ переписку съ Московскимъ Патріархомъ и заявилъ о своей готовности возсоединиться. Онъ былъ принятъ и около года считался одновременно экзархомъ Патріарха Московскаго и Вселенскаго.

Митр. Евлогій первый изъ русскихъ въ Парижѣ взялъ совѣтскій паспортъ.

Послѣ кончины митр. Евлогія по его завѣщанію вступилъ въ управленіе Экзархатомъ Вселенскаго Патріарха архіепископъ Владиміръ. Одновременно по указу изъ Москвы былъ назначенъ экзархомъ Московскаго Патріарха митроп. Серафимъ, который незадолго передъ тѣмъ, подъ давленіемъ митр. Николая Крутицкаго, призналъ Московскаго Патріарха, порвавъ съ Зарубежной Церковью.

Митр. Владиміръ, получивъ этотъ указъ, отвѣтилъ, что принялъ его къ свѣдѣнію, но не къ исполненію.

Паства была противъ присоединенія къ Москвѣ.

Была надежда, что митр. Владиміръ склонится къ возсоединеяію съ Зарубежной Церковью, но этого не послѣдовало. Опять окруженіе проводило мысль, что «единственный» каноническій путь это подчиненіе Вселенскому Патріарху.

Вселенскій Патріархъ 6 марта 1947 года опредѣлилъ, чтобы Русскій Экзархатъ «сохранялъ свою непосредственную отъ него зависимость», и уже ни однимъ словомъ не напоминаетъ о временности этого положенія.

Такъ паства, подчиненная митр. Владиміру и по сей день находится внѣ русской Церкви. Она теперь окончательно отъ нея оторвана.



Митр. Ѳеофилъ всей душей принялъ «Положеніе» о Заруб. Церкви и не скрывалъ своей радости по этому поводу. По возвращеніи изъ Европы, онъ въ бесѣдѣ съ корреспондентомъ газеты «Новая Заря» заявилъ: «Положеніе Русской Зарубежной Православной Церкви въ связи съ достигнутымъ единеніемъ и миромъ укрѣпилось. Теперь у насъ единый центръ церковнаго управленія въ лицѣ Заграничнаго Архіерейскаго Сѵнода въ Сремскихъ Карловцахъ, гдѣ американскій митрополичій округъ будетъ представлять нашъ выборный представитель. Наша церковная жизнь налажена, подъ нее теперь подведенъ прочный каноническій фундаментъ». Въ ном. 1 возобновившагося «Русско-Американскаго Православнаго Вѣстника» въ передовой статьѣ говорится: «Усиліями Святѣйшаго Патріарха Сербскаго Варнавы и новаго главы нашей Сѣв.-Американской митрополіи Высокопреосвященнѣйшаго митрополита Ѳеофила, миръ между юрисдикціями въ концѣ прошлаго года былъ, наконецъ, достигнутъ, и нашей церковной жизни онъ коснулся, какъ дыханіе благодатной весны». Въ маѣ 1936 года состоялся Соборъ Епископовъ въ Питсбургѣ, на которомъ было принято «Положеніе» о Русской Православной Церкви заграницей. Соборъ обратился къ паствѣ съ посланіемъ, въ которомъ говорилось: «Съ великой радостью извѣщаемъ мы васъ, возлюбленные, что на нашемъ архіерейскомъ Соборѣ въ городѣ Питсбургѣ всѣми единодушно принято «Временное положеніе о Русской Православной Церкви заграницей», выработанное въ ноябрѣ 1935 года нашими іерархами на совѣщаніи подъ предсѣдательствомъ Святѣйшаго Патріарха Сербскаго Киръ-Варнавы съ сохраненіемъ существующей автономіи». Кончается посланіе словами: «Умоляемъ именемъ Господа нашего Іисуса Христа, чтобы отнынѣ не было между нами раздѣленій и чтобы мы всѣ соединены были въ одномъ духѣ и въ однѣхъ мысляхъ».

5/18 октября 1937 года Всеамериканскій Соборъ съ участіемъ клира и мірянъ принялъ «Временное положеніе» и основы устроенія Русской Православной Церкви заграницей по Патріаршему Указу 1920 года и исповѣдалъ себя частью Русской Помѣстной Церкви. О такомъ постановленіи Всеамериканскаго Собора было опубликовано архипастырское посланіе, въ которомъ паства извѣщается о принятіи Соборомъ «Временнаго Положенія объ управленіи Русской Православной Церкви заграницей», въ составъ которой входитъ и «нашъ митрополичій округъ». Дальше говорилось, что «такое устроеніе Русской Церкви заграницей состоялось на основаніи постановленія въ Бозѣ почившаго Патріарха нашего Тихона, Священнаго Сѵнода и Высшаго Церковнаго Совѣта отъ 20 ноября 1920 года за ном. 362». Архіерейскій Соборъ 3 января 1938 года въ Сремскихъ Карловцахъ привѣтствуетъ и благословляетъ автономію Сѣв.-Америк. митрополичьяго Округа въ объемѣ, установленномъ этимъ положеніемъ.

Такъ продолжалось до 1946 года. Еще въ 1945 году по окончаніи войны стали проявляться въ Америкѣ среди клира и мірянъ просовѣтскія симпатіи, которыя поддерживались со стороны совѣтскихъ агентовъ усиленной пропагандой. Агитація шла въ пользу подчиненія митрополіи Московской Патріархіи. Совѣтская власть вновь чрезъ Московскую Патріархію стремится ослабить Зарубежную Церковь, отрывая отъ нея Американскую митрополію. Изъ Москвы 16 сентября 1945 года прибылъ въ Америку патріаршій делегатъ архіепископъ Алексій. Онъ внесъ много смуты въ церковныя дѣла, имѣя большую поддержку вліятельной русской печати. Такъ онъ явился на одно изъ засѣданій Собора Американскихъ епископовъ въ декабрѣ 1945 года, гдѣ предъявилъ письменныя условія, въ силу которыхъ могло бы быть снято запрещеніе, наложенное на митрополію Московской Патріархіей. Первымъ условіемъ было поставлено прекращеніе молитвеннаго и каноническаго общенія съ митрополитомъ Анастасіемъ. Соборъ ему отвѣтилъ, что не признаетъ самаго существованія запрещенія, а потому отказывается обсуждать условія снятія такового. Еще передъ Соборомъ митр. Ѳеофилъ послалъ телеграмму митр. Анастасію, что признаніе Москвы неизбѣжно ввиду возможности растерять приходы, и предлагалъ Митр. Анастасію сложить свои полномочія и передать ему всѣ русскіе приходы Европы, Азіи, Африки и Америки. На это митр. Анастасій отвѣтилъ слѣдующей телеграммой:

«Предложенное Вами возсоединеніе съ Патріархіей имѣетъ не только духовный, но и каноническій характеръ и обязываетъ Васъ послѣдствіями: оно возможно только послѣ тщательнаго обсужденія вопроса на общемъ Соборѣ. Подавляющее большинство архіереевъ, духовенства и вѣрующихъ, эвакуировавшихся въ Европу, рѣшительно противъ единенія съ Патріархіей, которая не свободна. Существованіе Сѵнода необходимо для поддержанія единства русскихъ православныхъ приходовъ заграницей и предотвращенія анархіи. Администрація Американской Церкви не можетъ замѣнить Архіерейскій Сѵнодъ изъ-за отдаленности и недостаточной освѣдомленности въ жизни заграницей. Божія правда источникъ нашей силы и наша надежда. Богъ поругаемъ не бываетъ».

Получивъ эту телеграмму, митр. Ѳеофилъ присоединяется къ мнѣнію въ ней изложенному и оглашаетъ ее на Соборѣ. Одновременно митр. Ѳеофилъ возбуждаетъ ходатайство передъ Сѵнодомъ о возведеніи въ санъ архіепископа епископа Леонтія. Сѵнодъ это ходатайство удовлетворяетъ. Архіепископъ Леонтій обращается съ благодарственнымъ письмомъ къ митр. Анастасію, выражая въ немъ чувства своего уваженія и преданности. Въ маѣ 1946 года собирается Соборъ американскихъ епископовъ, который сообщаетъ митр. Анастасію, что американскій округъ будетъ продолжать братски сотрудничать съ заграничнымъ Сѵнодомъ.



Въ ноябрѣ 1946 года собрался Всеамериканскій Соборъ въ Кливлэндѣ съ участіемъ клира и мірянъ. Совѣтофильски настроенные ораторы вели усиленную пропаганду за подчиненіе Москвѣ и за разрывъ съ Сѵнодомъ. Пропаганда эта велась и въ печати. Такъ, въ газетѣ «Новое Русское Слово» отъ 27 окт. 1946 года было напечатано, что Сѵнодъ больше не пользуется благословеніемъ и покровительствомъ Сербской Церкви и черезъ то потерялъ связь со Вселенской Церковью. На это можно возразить, что въ общеніе со Вселенской Церковью Сѵнодъ Зарубежной Церкви входитъ не черезъ Сербскаго или какого другого Патріарха, а черезъ свою Русскую Церковь, частью которой и является Заруб. Церковь. Работа «совѣтскихъ патріотовъ» велась съ тѣмъ, чтобы оторвать Американскую митрополію отъ Зарубежной Церкви и тѣмъ послѣднюю ослабить, что является всегдашней цѣлью совѣтской власти. Эти агитаторы не остановились и передъ клеветой, которую они возводили на митр. Анастасія во время Кливлэндскаго Собора, обвиняя его въ гитлеризмѣ. Несмотря на возраженія митр. Ѳеофила и архіеписк. Леонтія, которые доказывали что ничего, кромѣ хорошаго, отъ Сѵнода митрополія не видѣла, совѣтския тенденціи взяли верхъ, и Соборъ постановилъ признать своимъ «духовнымъ отцомъ» Патріарха Московскаго и порвать съ заграничнымъ Сѵнодомъ. Соборъ постановилъ считать себя верховной властью и свое рѣшеніе совѣщанію епископовъ не передавать. Послѣднее постановленіе шло явно противъ закона, а именно противъ статьи 37 наказа, которая гласитъ: «На основаніи слова Божія и священныхъ каноновъ всѣ рѣшенія общаго собранія Собора подлежатъ утвержденію совѣщанія епископовъ и пріемлютъ силу лишь по подписаніи ихъ послѣдними». На Соборѣ присутствовало 9 епископовъ, изъ которыхъ 5 были противъ признанія Патріарха «духовнымъ отцомъ», а главное противъ разрыва съ Заграничнымъ Сѵнодомъ. Отсюда ясно, почему совѣтофильски настроенное большинство на Соборѣ было противъ передачи своего рѣшенія совѣщанію епископовъ. Упомянутые 5 епископовъ, не считая такое постановленіе законнымъ, ему не подчинились и съ Сѵнодомъ не порвали. Нѣкоторые говорятъ, что эти 5 епископовъ не должны были «создавать» отдѣльную епархію, но они забываютъ что Заруб. Церковь въ Америкъ существуетъ со дня ея основанія и по сей день, что митрополія незаконно отъ нея оторвалась, Кливлэндскій же Соборъ, въ сущности, былъ лишь собраніемъ митрополичьяго округа, а потому такого рода вопросы не могутъ входить въ его компетенцію. По опредѣленію профессора каноническаго права С. В. Троицкаго, когда митрополичій округъ безъ санкціи высшей власти объявляетъ себя самостоятельнымъ органомъ, то это ничто иное, какъ церковный расколъ (Амер. Прав. Вѣстникъ ном. 3 отъ 1930 г.). Не должно также забывать, что всякій епископъ при поставленіи приноситъ архіерейскую присягу и что всѣ указанные 5 архіереевъ присягали въ вѣрности Архіерейскому Заграничному Собору и Сѵноду. Обвинять же ихъ, что они остались вѣрны принесенной присягѣ болѣе, чѣмъ странно.

Изъ Москвы былъ присланъ для переговоровъ митр. Григорій. Митр. Ѳеофилъ всячески избѣгалъ встрѣчи съ нимъ и тотъ уъхалъ обратно ни съ чѣмъ. Въ результатѣ изъ Москвы было наложено прещеніе на Американскую митрополію.

Оторвавшись отъ зарубежной Церкви, митрополія оказалась въ томъ же положеніи, въ какомъ она была при митр. Платонъ въ 1927 по 1935 г. Тогда она была осуждена Заграничнымъ Архіерейскимъ Соборомъ, Вселенскимъ Патріархомъ Василіемъ Третьимъ, митр. Московскимъ Сергіемъ, а теперь запрещена и Патріархомъ Алексіемъ.

Интересно, что объективное и вполнѣ безпристрастное въ русскихъ церковныхъ дѣлахъ учрежденіе, американскій судъ, неоднократно выносилъ по этому вопросу свое рѣшеніе. Такъ въ 1931 году Высшій Кассаціонный судъ въ штатѣ Коннектикутъ (Suрrеmе Соurt of Еrrоrs) высказалъ въ связи съ проигрышемъ митр. Платономъ процесса, важное принципіальное сужденіе:

«Карловацкій Сѵнодъ пытается, по мѣръ силъ и возможности, при наличіи разрухи въ Церкви, поддержать центральную организацію, представляющую традиціонное устройство Церкви, и, повидимому, Сѵнодъ этотъ является единственнымъ учрежденіемъ, къ этому стремящимся. Приверженность къ этому учрежденію со стороны какой-либо части Церкви способствуетъ сохраненію единства общей Церкви, насколько это возможно при теперешнемъ положеніи».

А вотъ что опредѣлилъ другой американскій судъ, который разбиралъ искъ объ имуществѣ въ Лосъ Анжелосѣ въ 1948 году по дѣлу Преображенскаго прихода. Принявъ означенное дѣло къ производству, судъ подробно изучилъ каноническія правила православной Церкви, а также всѣ правила, узаконенія и всевозможные указы Русской Церкви и на основаніи таковыхъ пришелъ къ слѣдующему выводу съ церковно канонической и гражданско правовой точки зрѣнія: «Судъ находитъ: что Заграничная Церковь никогда не выходила изъ состава Русской Православной Церкви и продолжаетъ быть неотдѣлимой частью Церкви, а также, что Сѣв.-Американскій округъ продолжаетъ быть неотдѣлимой частью Русской Православной Церкви. Судъ находитъ, что церковная организація, возглавляемая митр. Платономъ и митр. Ѳеофиломъ въ періодъ примѣрно до 1935 года, а также церковная организація, возглавлявшаяся митр. Ѳеофиломъ втеченіе всего времени, начиная съ названнаго Кливлэндскаго Собора 1946 года, не были и не являются частью Русской Православной Церкви, но вышли изъ состава таковой и были организованы, существовали и функціонировали незаконно, какъ отдѣльныя единицы или организаціи, независимо отъ Русской православной Церкви... По принятіи Кливлэндскимъ Соборомъ резолюціи митр. Ѳеофилъ и всѣ епископы, священники и міряне, а равно и всѣ приходы и конгрегаціи, которые были и находятся въ союзѣ съ ними, которые порвали всѣ сношенія съ заграничной Церковью и ея административными органами и которые отказались признавать авторитетъ заграничной Церкви, сдѣлались и съ тѣхъ поръ всегда продолжали быть раскольничьей и незаконной фракціей или группой». Это рѣшеніе суда, какъ никѣмъ не обжалованное, имѣетъ силу закона и обязательно для гражданскихъ властей штата Калифорнія и является руководящимъ началомъ для властей другихъ штатовъ. Само собой разумѣется, что рѣшеніе гражданскаго суда не можетъ разсматриваться, какъ каноническое правило, но здѣсь характерно то, что при безпристрастномъ и добросовѣстномъ разборѣ означеннаго дѣла судъ пришелъ къ тому же выводу, къ которому въ свое время пришли заграничный Архіерейскій Соборъ и Вселенскій Патріархъ Василій Третій.

Въ 1950 году послѣ кончины митр. Ѳеофила, былъ снова созванъ Всеамериканскій Соборъ, но онъ, хотя и отказался отъ подчиненія Москвѣ, не анулировалъ незаконныхъ постановленій Кливлэндскаго Собора, почему митрополія и продолжаетъ пребывать, какъ церковная организація, лишенная того каноническаго фундамента, про который говорилъ въ свое время митр. Ѳеофилъ. Означенный Соборъ не былъ даже, какъ Кливлэндскій, собраніемъ митрополичьяго округа, т. к. таковой пересталъ существовать послѣ новаго раскола. Въ его компетенцію, поэтому, еще менѣе могло входить то, что не подлежало сужденію и на Кливлэндскомъ собраніи, а именно вопросъ о подчиненіи Московской Патріархіи, а также вопросъ о самостоятельномъ существованіи митрополіи. Подобные вопросы подлежатъ вѣдѣнію Высшей Церк. инстанціи, каковой могъ быть лишь Архіерейскій Соборъ Зарубежной Церкви. Оторвавшись отъ Зарубежной, а тѣмъ самымъ отъ Русской Церкви, митрополія, такимъ образомъ, потеряла со всей Вселенской православной Церковью всякое общеніе. Нѣкоторые считаютъ, что митрополія въ основу своего каноническаго бытія ставитъ указъ отъ 20 ноября 1920 года за ном. 362. Не надо забывать, что митрополія не изолирована отъ сосѣднихъ епархій и, слѣдовательно, возглавитель ея не имѣетъ права взять на себя всю полноту власти, а согласно этому указу онъ долженъ войти въ общеніе съ епархіальными архіереями сосѣднихъ епархій. Въ такомъ общеніи митрополія и находилась, когда входила въ составъ Зарубежной Церкви до 1926 года и отъ 1935 по 1946 г. Самочинно объявлять себя самостоятельнымъ Американскій митрополичій округъ не можетъ безъ санкціи высшей церковной власти, ибо это есть церковный расколъ, о чемъ упомянуто было выше. По мнѣнію нѣкоторыхъ духовныхъ лицъ, митрополія является «канонической американской церковью». Она была бы таковой, если бы получила на то благословеніе Матери Церкви и признаніе со стороны остальныхъ автокефальныхъ Церквей, другими словами, если бы къ тому шла каноничнымъ путемъ, а не самочиннымъ, какъ это имѣетъ мѣсто теперь. Самочиніе приводитъ къ раздѣленію. Спрашивается, кому это раздѣленіе нужно и почему есть лица, поддерживающія это раздѣленіе и не желающія возстановить положеніе 1935 года? Вопросъ этотъ весьма тяжелый.



Ненормальное положеніе въ церковной жизни продолжается по сей день. Русская Церковь за рубежомъ по завѣту Патріарха Тихона должна была быть единая, объединяющая всѣхъ православныхъ русскихъ, находящихся внѣ досягаемости большевиковъ. По интригамъ богослововъ, бывшихъ членовъ «Вольной академіи духовной культуры», и всевозможныхъ совѣтскихъ патріотовъ, она оказалась раздѣленной на три части.

Та Церковь, которая по мысли Патріарха Тихона должна была быть моральной силой въ борьбѣ съ безбожіемъ — оказалась ослабленной. Та Церковь, которая въ свободныхъ условіяхъ вѣщала о злѣ, происходящемъ на Родинѣ — покидается. Кому это на пользу? — совѣтской власти, врагамъ православія и прочимъ темнымъ силамъ. Приходится только удивляться, какъ лица, противящіяся единенію, стараются всякими искусственными подтасовками доказать, что Зарубежная Церковь не канонична и что церковныя образованія, отдѣлившіяся отъ нея, стоятъ на правильномъ пути. Неужели они не чувствуютъ, что въ этомъ дѣлѣ они солидаризируются съ совѣтской властью? Неужели они не чувствуютъ, что нарушаютъ заповѣдь Христову, такъ ясно сказанную въ Его Первосвященнической молитвѣ: «Да будутъ едино, якоже Мы едино есма» (Іоан. 17, 22)? Неужели они не знаютъ предостерегающаго слова Св. Іоанна Златоуста, что «производить раздѣленія въ Церкви не меньшее зло, какъ и впадать въ ереси»? Надъ этими словами слѣдуетъ особенно призадуматься духовнымъ лицамъ, сторонникамъ раздѣленій и врагамъ Зарубежной Церкви.

Выше были указаны причины раздѣленія — желаніе безконтрольно проповѣдывать свои необогословскія идеи. Безконтрольность привела къ уклоненію отъ истиннаго православнаго пути, основаннаго на святоотеческихъ преданіяхъ. Новые богословы, втеченіе 30 лѣтъ внушая свои ученія, кореннымъ образомъ измѣнили психологію учащейся у нихъ молодежи. Эта психологія далеко отошла отъ психологіи вѣрующаго народа, который втеченіе 1000 лѣтъ сумѣлъ сохранить чистоту православія со всѣми его благочестивыми обычаями, даже несмотря на неслыханныя гоненія на Церковь. Эти люди перестали быть православными по духу; они остались лишь православными по схоластической теоріи, не отдавая себѣ отчета въ ужасѣ своего дѣла.

За самое послѣднее время со стороны Москвы была попытка войти въ контактъ какъ съ Зарубежной Церковью, такъ и съ Американской митрополіей. Чѣмъ это объяснить? Какъ отвѣтъ на это приведемъ слова профессора С. В. Троицкаго: «Церковное примиреніе и соединеніе русской эмиграціи мѣшаетъ большевицкимъ планамъ, — совѣтская власть стремится заставить замолкнуть заграничную русскую Церковь, а если это невозможно, то хотя бы путемъ раздробленія и осужденія ея со стороны центральной церковной власти лишить ее всякаго авторитета. А такъ какъ здѣсь заграницей совѣтская власть силы примѣнить не можетъ, то она стремится какъ можно шире использовать то единственное средство, которое осталось въ ея рукахъ — каноническую зависимость заграничной части русской Церкви отъ центральной власти въ Москвѣ въ лицѣ Патріарха».

Полное недоумѣніе вызываютъ выступленія нѣкоторыхъ лицъ. Ихъ абсолютно нельзя упрекнуть въ симпатіи къ совѣтской власти, а между тѣмъ проф. С. С. Верховскій въ ном. 21 за октябрь-ноябрь 1949 года Церковнаго Вѣстника пишетъ: «Въ августѣ 1922 года митр. Евлогій совершаетъ огромную каноническую ошибку, допуская образованіе временнаго Священнаго Сѵнода Русской православной Церкви заграницей, который былъ противенъ и канонамъ и волѣ Патріарха». Какъ понять эти слова? Съ одной стороны осужденіе митр. Евлогія и косвенно осужденіе всего Архіерейскаго Собора и его предсѣдателя митр. Антонія. Съ другой, пользуясь полнымъ незнаніемъ церковныхъ дѣлъ среди подавляющаго большинства мірянъ, стараніе опорочить Заруб. Церковь, выставляя ее якобы не каноничной. Это порождаетъ не только недоумѣніе, но и крайнее удивленіе, ибо такія слова идутъ только на пользу тѣмъ, кто хочетъ создавать разъединеніе и раздоръ.

Авторитетно ли мнѣніе проф. Верховскаго и его единомышленниковъ представителей новой богословской школы, возникшей въ стѣнахъ Парижскаго Богословскаго Института? Прежде всего, мы обязаны считаться съ мнѣніями и взглядами такихъ богослововъ какъ митр. Антонія, доктора богословія, церковнаго писателя, воспитателя многихъ поколѣній, школы монашескихъ обѣтовъ, извѣстнаго во всей вселенской Церкви. Про этого святителя Патріархъ Варнава выразился: «Среди васъ находится этотъ великій іерархъ, являющійся украшеніемъ Вселенской православной Церкви. Это высокій умъ, который подобенъ первымъ іерархамъ Церкви Христовой въ началѣ христіанства. Въ немъ и заключается церковная правда». Представитель Константинопольской Церкви митр. Дороѳей заявилъ митр. Антонію: «Подъ Вашимъ руководствомъ Патріархія разрѣшаетъ всякое начинаніе, ибо Патріархіи вѣдомо, что Ваше Высокопреосвященство не совершитъ ничего неканоничнаго». Съ митр. Антоніемъ считались другія помѣстныя Церкви: такъ, онъ былъ приглашенъ возглавлять интронизацію румынскаго Патріарха Мирона, возглавлять интронизацію Патріарха Варнавы, выступилъ съ успѣхомъ въ защиту Вселенскаго Патріарха, когда Кемаль-паша хотѣлъ его выселить изъ Константинополя, и былъ приглашенъ Патріархами Антіохійскимъ Григоріемъ IV и Александрійскимъ Фотіемъ для совѣщанія по вопросу тѣхъ «реформъ» православія, которыя собирался вводить Константинопольскій Патріархъ Мелетій IV. Также слѣдуетъ считаться съ мнѣніемъ остальныхъ архіереевъ, признающихъ Архіерейскій Сѵнодъ каноничнымъ, какъ напримѣръ, митр. Пекинскій Иннокентій, а также съ мнѣніемъ Сербской Церкви, которая 6 декабря 1927 года высказалась такъ: «По канонамъ Св. Православной Церкви, когда православная іерархія со своей паствою вслѣдствіе гоненій перейдетъ въ бѣженство на территорію другой Церкви, она имѣетъ право самостоятельной организаціи и управленія, вслѣдствіе этого таковое право необходимо признать и за русской церковной іерархіей на территоріи Сербской Церкви». Считая, что Сѵнодъ Заруб. Церкви противенъ канонамъ, проф. Верховскій тѣмъ самымъ не признаетъ и каноничности рѣшенія Собора Сербской Церкви, что является вполнѣ логичнымъ выводомъ. Магистрантъ Кіевской духовной академіи Г. А. Знаменскій, представитель стараго богословія, основаннаго на святоотеческихъ преданіяхъ, говоритъ слѣдующее: «И какъ бы ни осуждали нашу высшую церковную власть, какіе бы упреки въ якобы незаконныхъ «притязаніяхъ» и «домогательствахъ» ни посылали каноническія комиссіи инакомыслящихъ, какими бы словами ни величали нашу Высшую Церковную Власть, низводя ее на степень «карловацко-мюнхенско-ньюіоркскаго» Сѵнода, — для насъ Соборъ архіереевъ съ постояннымъ заграничнымъ Сѵнодомъ болѣе 30 лѣтъ былъ и по нынѣ есть Высшая Церковная Власть по точному смыслу Указа Святѣйшаго Патріарха Тихона и его управленія, мудро предусмотрѣвшихъ судьбы русскихъ епархій внѣ государственныхъ границъ Россіи, а вся наша Соборно-Зарубежная Церковь, получившая благословеніе на временное раздѣльное бытіе отъ своей полоненной, но не сдавшейся антихристу Церкви, какъ была, такъ и теперь является носительницей истиннаго образа Помѣстной Русской Церкви».

Всѣ указанные выше авторитеты держались и держатся на чисто православномъ богословіи, основанномъ на святоотеческихъ преданіяхъ и, конечно, ихъ не приходится ставить на одну плоскость съ представителями богословской науки изъ Парижскаго Богословскаго Института. Это двѣ несравнимыя величины, и, конечно, слѣдуетъ итти только по пути, указанномъ митр. Антоніемъ, основанномъ на апостольскихъ правилахъ и постановленіяхъ Вселенскихъ Соборовъ.



Представители Парижской богословской науки теперь появились и въ Америкѣ и вступили въ Американскую митрополію, хотя, по ихъ ученію, единственно каноническій путь это быть въ подчиненіи Вселенскаго Патріарха, экзархъ коего въ Америкѣ существуетъ. Они будутъ и здѣсь проповѣдывать свое ученіе, которое не вяжется со святоотеческими преданіями. Они будутъ проводить въ жизнь свои ученія о «душѣ міра», о «логосахъ міра», о «происхожденіи человѣка», о «расширеніи смысла догмата Халкидонскаго Собора» и т. п. Ученіемъ о происхожденіи человѣка они подходятъ къ аріанству съ другой стороны, какъ поясняетъ это ихъ ученіе ученый богословъ протоіерей отецъ Михаилъ Помазанскій. Всѣ эти ихъ ученія разобраны имъ въ докладѣ, сдѣланномъ на епархіальномъ съѣздѣ Восточно Американской и Канадской епархіи весной 1954 г. и помѣщенномъ въ ном. 11 «Православной Руси» отъ 14 іюня с. г. Приведу заключительныя слова этого доклада:

«Новое движеніе при всей его широко развернутой дѣятельности, все же остается дѣломъ интеллигентской группы «богослововъ», живущихъ больше головной жизнью. Въ сущности, вооружаясь противъ стараго, якобы «школьнаго» богословія, новое богословіе само становится въ полномъ смыслѣ слова «школьнымъ», такъ какъ въ своихъ основахъ питается изъ источниковъ метафизики и собственнаго творческаго воображенія. Желая быть откровеніемъ новой эпохи, оно на дѣлѣ являетъ собою схоластику двадцатаго вѣка, исходящую изъ тѣхъ же началъ, что и средневѣковая схоластика. Только та развивалась окруженная теплой атмосферой живой религіозной вѣры и чувства Среднихъ Вѣковъ, а эта культивируется въ холодѣ современнаго скептицизма и религіознаго равнодушія. Русская Церковь пережила и, повидимому, окончательно изжила церковно-бытовое обновленчество. Но то обновленчество касалось въ большей степени внѣшнихъ сторонъ церковной жизни. Необогословіе бьетъ въ самое сердце, въ вѣроученіе Церкви. Это побуждаетъ каждаго члена Церкви, желающаго быть ей вѣрнымъ, быть особенно осторожнымъ къ предлагаемымъ новымъ откровеніямъ и новымъ точкамъ зрѣнія, провѣрять ихъ «преданіемъ вѣры» и испытывать духовъ отъ Бога ли они».

Православная Церковь никому не возбраняетъ разсуждать и высказывать свои мысли, но всѣ эти исканія должны быть провѣрены и пересмотрѣны Церковью въ лицѣ Собора Ея епископовъ. Только съ признаніемъ ихъ правильности и утвержденіемъ, что они не расходятся съ ученіемъ Церкви, они могутъ быть проповѣданы міру. Въ данномъ случаѣ мысли и ученія, высказываемыя профессорами Парижскаго Богословскаго Института, какъ еще не провѣренныя Церковью, не могутъ приниматься какъ непреложныя истины. Ученіе профессора Парижскаго Богословскаго Института протоіерея С. Булгакова о Св. Софіи было осуждено Соборомъ епископовъ.

Свое заявленіе о томъ, что «Сѵнодъ противенъ канонамъ и волѣ Патріарха», проф. Верховскій основываетъ на отрицаніи того факта, что Указъ 1922 г. данъ подъ давленіемъ большевиковъ. Вмѣстѣ съ тѣмъ, запрещеніе, наложенное Моск. Патріархіей на Амер. Митрополію, считается наложеннымъ подъ давленіемъ сов. власти и повидимому не признается. Однако, данное прещеніе является обязательнымъ для Вселенскаго Патріарха, находящагося въ молитвенномъ общеніи съ Московск. Патріархомъ, а, слѣдовательно, обязательно и для его экзарховъ. Логически разсуждая, его Парижскій экзархъ не долженъ былъ бы давать отпуска подчиненнымъ ему священнослужителямъ въ Амер. запрещенную митрополію, но чтобы эти отпуска были возможны, прещеніе признано вынужденнымъ, а потому неканоничнымъ. Итакъ въ однихъ случаяхъ давленіе сов. власти признается, а въ другихъ — нѣтъ.

Неосновательно мнѣніе, будто Русская Зарубежная Церковь «имѣетъ склонность считаться въ устроеніи церковной жизни прежде всего съ національнымъ признакомъ» (проф. С. С. Верховскій ном. 21 Церк. Вѣст. 1949 г.). Опять-таки, этотъ взглядъ принадлежитъ къ доктринѣ Парижскаго Богословскаго Института. Это видно изъ посланія, выпущеннаго епархіальнымъ Собраніемъ юрисдикціи митр. Владиміра въ Парижѣ, гдѣ между прочимъ говорится: «Самъ Богъ положилъ быть одному изъ высшихъ іерарховъ первенствующимъ во всей Каѳолической Церкви, въ каждой же области или городѣ быть власти одного епископа, намѣстника Сына Его на землѣ, совмѣстно съ подчиненнымъ ему единымъ пресвитерствомъ и въ единодушномъ согласіи со всѣмъ православнымъ народомъ, хотя бы онъ состоялъ изъ людей разнаго происхожденія и языка». Какъ такое положеніе можетъ согласоваться съ 34 Апостольскимъ правиломъ, которое гласитъ: «Епископамъ всякаго народа подобаетъ знать перваго изъ нихъ и признавать его какъ главу и ничего превышающаго ихъ власти не творить безъ его разсужденія, но и первый ничего не творитъ безъ разсужденія всѣхъ, ибо такъ будетъ единомысліе и прославится Богъ о Господѣ во Святомъ Духѣ, Отецъ, Сынъ и Духъ Святой». Если считать, что во главѣ Каѳолической Церкви долженъ стоять одинъ изъ высшихъ іерарховъ, то какая будетъ разница съ римско-католическимъ ученіемъ о Папѣ Римскомъ. Въ Апостольскомъ правилѣ сказано: «Епископамъ всякаго народа», другими словами — націи, какъ же можно итти противъ этого и бросать упрекъ Зарубежной Церкви, что она «имѣетъ склонность считаться въ устроеніи жизни прежде всего съ національнымъ признакомъ?» Этотъ національный признакъ имѣется и въ другихъ Церквахъ. Взять, напримѣръ, Сербскую Церковь: она называется «Сербская», а не «Югославская», хотя находится на всей территоріи Югославіи. Называется же такъ потому, что въ нее входятъ только сербы, другія же двѣ народности, входящія въ составъ Югославіи — хорваты и словенцы католики. Изъ 25 епархій Сербской Церкви, три находятся внѣ границъ Югославіи, а именно: Темешварская на территоріи Румыніи, гдѣ своя православная Церковь, Будимская — въ Венгріи съ центромъ въ Будапештѣ и Мункачево-Пряшевская — въ Чехословакіи. На этой почвѣ никакихъ недоразумѣній у Сербской Церкви ни съ кѣмъ не было. Такихъ примѣровъ можно привести много. Все это доказываетъ, что и въ этомъ вопросѣ, въ связи съ 34 Апостольскимъ правиломъ, тоже появилось какое-то новшество наравнѣ съ другими, о чемъ рѣчь была раньше. Меня могутъ упрекнуть, что я замалчиваю призывъ къ единенію со стороны Парижскаго епархіальнаго Собранія, а только говорю о нежеланіи съ ихъ стороны единенія. Дѣйствительно, они призывали къ единенію и это въ слѣдующихъ выраженіяхъ: «Объединимся всѣ въ единую Церковь въ странахъ, куда привелъ насъ и нашихъ православныхъ братьевъ Богъ... изживемъ самую причину распри — наше раздѣленіе по разнымъ церковнымъ юрисдикціямъ... мы зовемъ къ объединенію всѣхъ живущихъ съ нами въ однихъ странахъ и сыновне просимъ Святѣйшаго Вселенскаго Патріарха благословить наши начинанія». Это было сказано въ томъ же году — 1949 и въ то же время, когда профессоръ Верховскій, одинъ изъ дѣятельныхъ участниковъ этого собранія, писалъ, что Сѵнодъ Заруб. Церкви «противенъ канонамъ». Итакъ, объединеніе это было бы достигнуто цѣной уничтоженія Зарубежной Церкви, съ подчиненіемъ ея Вселенскому Патріарху. Если бы это произошло, уничтожена была бы та Русская Церковь, которая, по мудрой мысли Патріарха Тихона, была создана, какъ хранительница завѣтовъ и преданій исконнаго русскаго православія въ свободныхъ условіяхъ. Уничтоженъ былъ бы единственный оплотъ борьбы съ безбожіемъ, единственный потому, что митр. Владиміръ, экзархъ Вселенскаго Патріарха въ 1947 г. заявилъ: «мы борьбы не ищемъ». Была бы уничтожена та моральная сила, которую еще съ 1922 года стремятся уничтожить со всѣхъ сторонъ. На такое «единеніе» ни одинъ іерархъ Зарубежной Церкви, конечно, пойти не могъ.

Въ своемъ посланіи къ русскимъ православнымъ людямъ въ 1945 году митр. Анастасій пишетъ:

«Подчиняющіеся юрисдикціи Заграничнаго Архіерейскаго Собора и Сѵнода никогда не считали и не считаютъ себя находящимися внѣ ограды Русской православной Церкви, ибо никогда не разрывали каноническаго, молитвеннаго и духовнаго единенія со своей Матерью Церковью... Не перестаемъ благодарить Бога за то что Онъ судилъ намъ оставаться свободной частью русской Церкви. Нашъ долгъ хранить эту свободу до тѣхъ поръ, пока не возвратимъ Матери Церкви врученный ею намъ драгоцѣнный залогъ. Вполнѣ правомочнымъ судіею между зарубежными епископами и нынѣшнимъ главою Русской Церкви могъ бы быть только свободно и законно созванный и вполнѣ независимый въ своихъ рѣшеніяхъ Всероссійскій Церковный Соборъ съ участіемъ по возможности всѣхъ заграничныхъ и особенно заточенныхъ нынѣ въ Россіи епископовъ, передъ которыми мы готовы дать отчетъ во всѣхъ своихъ дѣяніяхъ за время нашего пребыванія за рубежомъ».

Зарубежная Церковь всегда готова предстать предъ судомъ свободнаго Собора Матери Церкви. Она шла все время прямымъ путемъ, сохраняя всѣ духовныя цѣнности русскаго православія. Она не металась, какъ другія юрисдикціи, мѣняя свои оріентаціи, а твердо держалась своего пути.

Предъ этимъ же судомъ предстанетъ и Московская Патріархія, предстанутъ и тѣ церковныя образованія, которыя оторвались отъ Зарубежной Церкви.

Надо возносить молитвы Господу Богу, чтобы Онъ просвѣтилъ всѣхъ, умирилъ и соединилъ. Чтобы еще до грядущаго суда всѣ бы соединились вокругъ единой Чаши Христовой со словами: «Христосъ посреди насъ — и есть и будетъ».

М. Родзянко.       

Источникъ: «Лучъ свѣта». Ученіе въ защиту Православной вѣры, въ обличеніе атеизма и въ опроверженіе доктринъ невѣрія. Въ двухъ частяхъ: Часть вторая. / Собралъ, перепечаталъ и дополнилъ иллюстраціями Архимандритъ Пантелеимонъ. — Изданіе второе. — Jordanville: Изданіе Свято-Троицкаго Монастыря, 1970 [1971]. — С. 361-400.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.