Церковный календарь
Новости


2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 2-я (1849)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 1-я (1849)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 126-й (1899)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 125-й (1899)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Православное Догмат. Богословіе митр. Макарія (1976)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Свт. Тихонъ Задонскій, еп. Воронежскій (1976)
2018-12-10 / russportal
Лактанцій. Книга о смерти гонителей Христовой Церкви (1833)
2018-12-10 / russportal
Евсевій, еп. Кесарійскій. Книга о палестинскихъ мученикахъ (1849)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Истинное христіанство есть несеніе креста (1975)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Сознаемъ ли мы себя православными? (1975)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, какъ душѣ обрѣсти Бога (1895)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, что не должно соблазнять ближняго (1895)
2018-12-07 / russportal
Тихонія Африканца Книга о семи правилахъ для нахожд. смысла Св. Писанія (1891)
2018-12-07 / russportal
Архим. Антоній. О правилахъ Тихонія и ихъ значеніи для совр. экзегетики (1891)
2018-12-06 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 16-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-12-06 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 15-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 13 декабря 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 17.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Архим. Пантелеимонъ (Нижникъ) († 1984 г.)

Архим. Пантелеимонъ (въ мірѣ Петръ Адамовичъ Нижникъ) (1895-1985), подвижникъ Русскаго зарубежья, духовный писатель, основатель Свято-Троицкаго монастыря въ Джорданвиллѣ. Род. 4 января 1895 г. въ с. Рѣчица Гродненской губ. въ крестьянской семьѣ. Въ 1913 г. выѣхалъ въ США, жилъ и работалъ въ Чикаго. Въ 1918 г. вступилъ въ братство Свято-Тихоновскаго монастыря въ Пенсильваніи, основаннаго въ 1905 г. свят. патріархомъ Тихономъ въ бытность его архіеп. Сѣверо-Американскимъ и Алеутскимъ. Въ этомъ монастырѣ въ 1920 г. принялъ монашескій постригъ и священство. Въ 1930 г. поселился на пріобрѣтенной землѣ и, вмѣстѣ съ регентомъ-псаломщикомъ Иваномъ Колосомъ (впослѣдствіи архим. Іосифъ), основалъ въ г. Джорданвилль (шт. Нью-Іоркъ, США) небольшое трудовое монашеское братство (послѣ 1945 г. на мѣстѣ этого скита былъ образованъ Свято-Троицкій монастырь съ духовной семинаріей и крупнымъ издательствомъ духовной литературы). Въ 1930-1946 гг. настоятель основаннаго монастыря. Организовалъ издательское дѣло. Вначалѣ работа по изданію книгъ велась на устарѣвшемъ оборудованіи: о. Пантелеимонъ производилъ наборъ вручную. Послѣ прибытія въ 1946 г. въ Джорданвилль 14-ти монаховъ издательскаго братства преп. Іова Почаевскаго, имѣвшаго давнюю традицію церковнаго книгопечатанія, типографское дѣло въ Свято-Троицкомъ монастырѣ начало успѣшно развиваться. Скончался 13 января 1985 г. (31 декабря 1984 г.) Похороненъ на кладбищѣ Свято-Троицкаго монастыря.

Изданія

ПРОПОВѢДНИЧЕСКАЯ ХРЕСТОМАТІЯ.
Составилъ по лучшимъ проповѣдническимъ образцамъ Архимандритъ Пантелеимонъ.
Въ 3-хъ томахъ. Томъ 1-й: Поученія на всѣ воскресные дни года.

О ТАИНСТВѢ ПРИЧАЩЕНІЯ.
200. О св. Причащеніи.

Нѣкоторые іудеи, видя и слыша о великихъ чудесахъ, совершенныхъ Господомъ Іисусомъ Христомъ, выразили желаніе, чтобы Господь сотворилъ предъ ними знаменіе, подобное тому, какое показалъ Моисей народу іудейскому, давши ему манну съ неба. Господь сказалъ имъ на это, что манну далъ имъ не Моисей, а Отецъ Небесный; что та манна ядущихъ ее не дѣлала безсмертными, ибо всѣ питающіеся таковою умирали. А теперь Отецъ Небесный даетъ имъ иной хлѣбъ, который сходитъ съ небесъ и даетъ жизнь міру. Ядущій этотъ хлѣбъ не умретъ, какъ умерли ѣвшіе манну. Іудеи сказали на это: «Господи, подавай намъ такой хлѣбъ».. Господь сказалъ имъ: «Я — Хлѣбъ живый, сшедшій съ небесъ; ядущій сей Хлѣбъ жить будетъ во вѣкъ. Хлѣбъ же, который Я дамъ, есть Плоть Моя». Тогда іудеи сказали: какъ Онъ можетъ дать намъ плоть Свою? Господь не разъяснилъ имъ этого, ибо не пришло для этого время, и они неспособны были принять слова Его; но только еще болѣе подтвердилъ сказанныя Имъ слова о необходимости для всѣхъ вкушать этотъ хлѣбъ жизни. «Если не будете ѣсть Плоти Сына Человѣческаго и пить Крови Его, говорилъ Онъ, не будете имѣть жизни въ себѣ» (Іоан. 6, 30-53).

Братіе-христіане! Эти слова Господа о пречистомъ Тѣлѣ и Крови Его нужно помнить всякому христіанину; а особенно они благопотребны для людей нашего времени. Ибо и среди насъ есть христіане, которые, подобно іудеямъ, готовы вопросить: какъ Христосъ можетъ намъ дать плоть Свою? Онъ на небесахъ, и мы не видимъ, чтобы Онъ Самъ давалъ съ неба вкушать Тѣло и Кровь Свою. Когда Онъ Самъ былъ съ апостолами, тогда Самъ и подавалъ имъ Святое Причащеніе подъ видомъ хлѣба и вина, которые Онъ силенъ былъ претворить въ Свое Тѣло и Кровь: а теперь Его Самого нѣтъ; таинство совершаютъ люди, можетъ быть, недостойные. Какъ увѣриться въ томъ, что дѣйствительно, подъ видомъ хлѣба нынѣ преподается Тѣло Христово, а подъ видомъ вина — истинная Кровь Его?

Попытаемся разъяснить это, сколько возможно. Пріобщеніе Тѣла и Крови Христовой есть таинство. Таинство потому такъ называется, что оно — тайна, умомъ человѣческимъ непостигаемая, но воспріемлемая вѣрою. Таинство причащенія есть одно изъ тѣхъ семи таинствъ, чрезъ которыя вѣрующимъ подается благодать. Какъ совершается таинство Тѣла и Крови Христовой, т. е., какъ прелагается хлѣбъ въ Тѣло, а вино — въ кровь Христову, — это постигнуть невозможно. Но что это, дѣйствительно, такъ бываетъ, /с. 630/ то въ этомъ невозможно сомнѣваться тому, кто вѣруетъ во Христа и вѣритъ слову Его.

Всѣ таинства въ Церкви установлены Самимъ Господомъ. Власть совершать таинства и подавать спасительную благодать, получили сперва св. апостолы отъ Самого Господа, Который для сего послалъ имъ Духа Святаго. Апостолы передали эту власть и благодать Св. Духа своимъ преемникамъ. Отъ апостоловъ таковая благодать священства преемственно переходитъ ко всѣмъ законно поставляемымъ епископамъ и священникамъ. Эта непрерывная цѣпь священства преемственно дошла и до нашего времени. И въ наше время спасительная благодать подается чрезъ таинства, совершаемыя законно поставленными епископами и священниками.

Сомнительные помыслы о святомъ причащеніи могутъ рождаться не только у людей невѣрующихъ или отпавшихъ отъ вѣры, но они смущаютъ иногда, по вражескому навожденію, и людей благочестивыхъ.

Таковыхъ Господь иногда вразумлялъ и вразумляетъ особенными откровеніями, на пользу ихъ и друтихъ, смущаемыхъ подобными помышленіями.

Въ книгѣ, именуемой «Прологъ», есть слѣдующее сказаніе объ инокѣ, по навожденію діавольскому, смущавшемуся сомнѣніемъ о причащеніи.

Разсказывали о нѣкоемъ братѣ, такъ начинается эта повѣсть, что, когда въ воскресный день было церковное собраніе, онъ, по обычаю, всталъ и пошелъ въ церковь; но діаволъ посмѣялся надъ нимъ, вложивши ему такую мысль: «ты идешь въ церковь, чтобы принять хлѣбъ и вино, какъ Тѣло и Кровь Христовы? Не срамись, не ходи!» Братъ послушался этого помысла и не пошелъ въ церковь. Между тѣмъ, братія ждали его; ибо въ этой пустынѣ былъ обычай: не начинать службы, пока не соберутся всѣ братія. Когда же, послѣ долгаго ожиданія, братъ все еще не приходилъ, нѣкоторые изъ нихъ встали и пошли въ его келлію, говоря: «не заболѣлъ ли братъ, и не умеръ ли?» Пришедши въ келлію, они спросили его: «почто, братъ, ты не пришелъ въ церковь?» Онъ же стыдился сказать имъ истину; тогда они поняли, что діаволъ внушилъ ему какой-то коварный совѣтъ, и, поклонившись ему въ ноги, умоляли его повѣдать имъ этотъ совѣтъ діавольскій. Тогда онъ разсказалъ имъ слѣдующее: «Простите, меня, братіе! Когда я всталъ, по обычаю, чтобы идти въ церковь, то помыслъ сказалъ мнѣ: нѣтъ Тѣла и Крови Христовыхъ: зачѣмъ ты идешь принять простой хлѣбъ и вино? Итакъ, если хотите, чтобы я пошелъ съ вами, освободите мой помыслъ отъ сомнѣнія, относительно святаго прича/с. 631/стія. Они сказали ему: встань, иди съ нами, помолимся Богу, да поможетъ Онъ тебѣ и откроетъ Свою таинственную силу и невидимое сдѣлаетъ видимымъ. Онъ всталъ, и пошелъ въ церковь съ ними. Тамъ совершена была молитва о братѣ, чтобы Богъ открылъ ему силу Божественныхъ таинъ. Затѣмъ, когда настало время церковной молитвы, поставили брата посреди церкви. Въ продолженіе всей службы онъ непрестанно плакалъ. Послѣ церковнаго отпуска, отцы и братія, призвавши его, спрашивали: «повѣдай намъ, что тебѣ открыто Богомъ, дабы и мы могли получить пользу для себя». Тогда онъ началъ, со слезами, разсказывать имъ слѣдующее: «Когда было исполнено обычное пѣніе, прочитано ученіе апостольское, и діаконъ началъ читать Евангеліе, — тогда я увидѣлъ, что верхъ храма раскрылся, и было видно небо; каждое Евангельское слово, какъ огонь, восходило къ небесамъ. Когда же было прочитано Евангеліе, и діаконы несли причастіе Божественныхъ Таинъ, я также увидѣлъ отверстыя небеса и оттуда сходящій огонь со множествомъ святыхъ ангеловъ; вверху ихъ видны были два лица, столь прекрасныя, что красоты ихъ невозможно описать, они сіяли, какъ молнія. Въ срединѣ этихъ двухъ лицъ былъ Отрокъ: ангелы стали около святой трапезы, а тѣ два лица надъ святой трапезой, и посреди ихъ Отрокъ. По совершеніи Божественныхъ Таинъ съ клироса подошли діаконы для преломленія хлѣба предложенія, увидѣлъ я два лица, вѣявшія надъ святой трапезой. Они связали руки и ноги Отрока, заклали Его ножемъ, который былъ у нихъ, а кровь Его выливали въ чашу, находившуюся надъ святой трапезой. Тѣло Его, раздробивши, положили поверхъ хлѣба, и сталъ хлѣбъ Тѣломъ. Тогда я вспомнилъ слова апостола: Пасха наша — Христосъ закланъ за насъ. Когда братія приблизилась принять Святые Дары, то имъ подаваемо было Тѣло; а когда они произносили «аминь», то въ рукахъ ихъ оказался хлѣбъ. Когда же подошелъ я, и мнѣ подано было Тѣло; я не могъ принять его, и услышалъ въ ушахъ моихъ голосъ, говорившій мнѣ: «человѣкъ! почему ты этого не принимаешь? Развѣ это не то, чего ты искалъ?» Я сказалъ: «Боже, милостивъ буди ми, я не могу принять Тѣло»; и опять сказано мнѣ: «если бы человѣкъ могъ принимать тѣло, то и обратилось бы тѣло какъ и ты обрѣлъ его; но никто не можетъ ѣсть тѣла, поэтому Богъ повелѣлъ, чтобы предлагался хлѣбъ. Если вѣруешь, пріими то, что держишь въ рукахъ. Я сказалъ: «вѣрую, Господи!» и когда произнесъ «аминь», стало въ рукахъ моихъ Тѣло хлѣбомъ. Я восхвалилъ Бога, и принялъ святые Дары. Когда кончилась служба и пришли всѣ клирики, я увидѣлъ опять Отрока посреди двухъ лицъ; а клирики /с. 632/ потребляли въ это время Дары. Послѣ сего церковный кровъ опять открылся и я увидѣлъ Божественыя Силы, возносящіяся на небеса, и среди ихъ отрока».

Братія, услышавши это, весьма утѣшались, и возвратились въ келліи свои, возсылая славу Богу Отцу.

Въ писаніяхъ человѣческихъ мы читаемъ много объявленій о врачевствахъ отъ разныхъ болѣзней. Но доселѣ никто изъ знающихъ врачебное искусство не рѣшался издать такое объявленіе, которымъ бы обѣщалось смертнымъ — безсмертіе, мертвымъ — воскресеніе, хотя и такое объявленіе не оставалось бы безъ людей, готовыхъ повѣрить ему; потому что вѣра въ возможность существованія столь всесильнаго средства противъ болѣзни и смерти существовала издревле; она, иногда, выражалась въ народныхъ преданіяхъ. Хотя преданія эти имѣли, иногда, сказочный характеръ, тѣмъ не менѣе, едва ли основательно было бы признавать таковыя только плодомъ чьего-либо мечтательнаго воображенія, а не отголоскомъ былой старины. Не получили ли эти сказанія свое начало, напримѣръ, въ вѣщаніяхъ тѣхъ древнихъ провидцевъ, которымъ открывались тайны Божіи? А можетъ быть, происхожденіе ихъ еще древнѣе — отъ той первозданной четы человѣческой, которая одарена была безсмертіемъ, но потеряла его чрезъ грѣхъ. Какъ бы то ни было, но вѣра въ возможность существованія животворнаго средства не оставалась однимъ сказочнымъ преданіемъ, но стала, впослѣдствіи, чудною дѣйствительностью. Эта тайна жизни и безсмертія открыта: она — въ Церкви, а чрезъ Церковь стала вѣдомою большей части рода человѣческаго. Намъ, христіанамъ, указано врачевство, которымъ истребляется корень всякой болѣзни: намъ, возлюбленные, указанъ способъ, какъ достигнуть безсмертія. Всѣ мы знаемъ, всѣ мы слышали такое объявленіе. Благую вѣсть объ этомъ мы читаемъ въ св. Евангеліи; объ этомъ могучемъ, божественномъ врачевствѣ возвѣщается въ Церкви. Это — животворящее Тѣло и животочная Кровь Господа нашего Іисуса Христа. Вѣрующіе знаютъ, что они для того дарованы, чтобы пріемлющіе ихъ имѣли жизнь вѣчную. Знаютъ это, скажетъ кто-либо, но не видимъ, что это святое врачевство прекращало болѣзни и уничтожало смерть. Напротивъ, знаемъ, что причащающіеся этого святѣйшаго таинства болѣютъ, и вѣрные умираютъ такъ же, какъ и невѣрные. Гдѣ же свобода отъ болѣзней? гдѣ безсмертіе? Справедливо, что причащающіеся св. Христовыхъ Таинъ не свободны отъ болѣзни, и христіане умираютъ, какъ и другіе люди. Но эта болѣзнь и смерть, для достойно пріемлюпщхъ Хлѣбъ жизни и Чашу безсмертія не то же, что болѣзнь и смерть язычника, или того /с. 633/ невѣрнаго, который самовольно удаляется отъ святаго причащенія, по невѣрію или безпечности язычника. Наказаніе за грѣхъ, — послѣдствіе грѣха. Что такое смерть язычника или безбожника? Переходъ отъ временныхъ страданій — къ вѣчнымъ, отъ временной смерти — къ вѣчной. Совсѣмъ другое значеніе имѣетъ болѣзнь и смерть христіанина, находящагося въ общеніи со Христомъ, какъ Источникомъ жизни и безсмертія. Объяснимъ это. Двоякаго рода бываетъ болѣзнь, двоякая и смерть. Есть болѣзнь тѣла, есть болѣзнь души; есть смерть тѣлесная и смерть духовная. Тѣлесная болѣзнь и тѣлесная смерть произошли вслѣдствіе болѣзни и смерти духовной. Адамъ, вкусивши запрещеннаго плода, сперва подвергся болѣзни духовной, а потомъ и тѣлесной; сперва наступила смерть духовная, а потомъ — тѣлесная. Болѣзнь души есть грѣхъ; оброкъ грѣха — смерть. Чтобы освободить человѣка отъ болѣзни и смерти, нужно прежде уничтожить грѣхъ, какъ первопричину болѣзни и смерти. Господь, восхотѣвши спасти человѣка, принесъ Себя въ жертву за грѣхъ: Онъ убилъ грѣхъ чрезъ тѣло Свое, предавши его на страданіе за грѣхъ. Затѣмъ, умершее по причинѣ грѣха (человѣческаго) и воскресшее силою Божества, Тѣло Свое Господь далъ вѣрующимъ, чтобы чрезъ него сперва убить въ человѣкѣ грѣхъ, корень смерти, а поэтому уврачевать и оживить тѣло.

Господь умеръ и воскресъ. И ядущій Его, аще и умретъ, оживетъ (Іоан. 11, 25). Оживетъ сперва духомъ, очистившись отъ грѣха, а потомъ и тѣломъ, которое возстанетъ нетлѣннымъ. Какъ земныя врачевства не вдругъ изгоняютъ изъ тѣла болѣзнь, такъ духовное врачевство не вдругъ истребляетъ грѣхъ, но постепенно. Примѣръ этого видимъ на святыхъ: при помощи благодати Христовой (крещенія и причащенія), они получали желаніе и силу вести борьбу со страстями и истреблять въ себѣ ихъ постепенно. По той мѣрѣ, какъ ослабѣвали страсти, у нихъ укрѣплялся духъ.

Силою духа у нихъ укрѣплялось и тѣло, такъ что и въ изнуренной подвигами плоти они жили иногда весьма долго. Тѣло ихъ, еще въ этой жизни, получало цѣлебную силу: одно прикосновеніе руки ихъ къ болящимъ освобождало тѣхъ отъ болѣзни. Если святые умирали, то для того, чтобы воскреснуть со Христомъ. Какъ Христосъ по смерти воскресъ и, изшедши изъ гроба, оставилъ знаменіе воскресенія своего — погребальную плащаницу; такъ и святые оставляютъ, какъ знаменія своего совоскресенія Христу, свои останки, прославленныя у нѣкоторыхъ полнымъ нетлѣніемъ, у другихъ — даромъ чудотвореній; Тѣло и Кровь Христова для нихъ служатъ источникомъ жизни. Итакъ, причащающіеся Тѣла и Крови Христовой хотя и подвергаются болѣзнямъ и смерти, но это /с. 634/ служитъ ко благу ихъ: болѣзнями они очищаются отъ грѣховъ, ибо страдавшіе плотію перестаютъ грѣшить (1 Петр. 4, 1), а смерть есть переходъ къ лучшей жизни: они умираютъ въ упованіи получить гораздо лучшее того тѣла, котораго на время лишаются: вмѣсто тлѣннаго получатъ нетлѣнное, вмѣсто неблагообразнаго — славное, вмѣсто душевнаго — духовное. Мы уже не говоримъ о многочисленныхъ примѣрахъ чудеснаго исцѣленія отъ тяжкихъ и смертельныхъ болѣзней, послѣдовавшаго непосредственно послѣ пріобщенія больныхъ св. Христовыхъ Таинъ. Если въ святомъ причащеніи намъ дано средство противъ самаго корня болѣзней; если притомъ оно есть хлѣбъ, дающій жизнь міру, то не должны ли бы прибѣгать къ этому средству всѣ, носящіе въ себѣ грѣховный зародышъ болѣзней, всѣ желающіе получить ту безконечную жизнь, изъ которой навсегда удалены болѣзнь, печаль, воздыханіе, и гдѣ нѣтъ мѣста для смерти? Зная о такомъ всесильномъ средствѣ, не должны ли бы люди отдать все свое имѣніе, всѣ сокровища, если бы то понадобилось, чтобы пріобрѣсти его? Такъ какъ этотъ хлѣбъ жизни и источникъ безсмертія подается въ Церкви, то не должны ли бы день и ночь наполняться всѣ храмы приходящими туда для того, чтобы получить этотъ животворящій плодъ отъ древа — Христа, чтобы чрезъ него пріобрѣсти безсмертіе? Не слѣдовало ли бы ожидать, что въ нашихъ храмахъ, отъ множества приходящихъ, нѣкоторымъ нужно было бы ждать очереди для полученія этого спасительнаго средства отъ болѣзни и смерти цѣлые дни, мѣсяцы и даже годы, какъ случилось подобное при купели Силоамской съ 38-ми лѣтнимъ разслабленнымъ? Словомъ, не должны ли бы всѣ весьма дорожить этимъ хлѣбомъ жизни, дарованнымъ, людямъ вмѣсто райскаго древа жизни? Однакоже что мы видимъ? Это драгоцѣннѣйшее средство, истребляющее корень болѣзней, даруется всѣмъ, не требуется за него ни золота, ни серебра; но — увы! — какъ мало желающихъ получить его даже и даромъ! Удивительное неразуміе! Этотъ залогъ безсмертія подается каждый день, во всякомъ храмѣ, и однакожъ, какъ рѣдкіе приходятъ сюда, чтобы получить его, и какъ много такихъ, которые не приходятъ для полученія его не годъ, не два, а десятки лѣтъ. Пагубная безпечность! Тѣло Христово, какъ хлѣбъ жизни, Кровь Его, какъ источникъ безсмертія, могли бы служить врачевствомъ и противъ нравственныхъ недуговъ, которыми такъ страдаетъ наша общественная жизнь: всемощнымъ средствомъ къ уменьшенію преступленій, которыя нынѣ такъ умножились, и для борьбы съ которыми ни у государственныхъ правителей, ни у общественныхъ дѣятелей нѣтъ средствъ. И, однакоже, эти, столь мо/с. 635/гучія, средства пренебрегаются. А если иногда нѣкоторыми и пріемлются, то они остаются для нихъ недѣйствительными, потому что у пріемлющихъ недостаетъ той живой вѣры и благоговѣйнаго чувства, которыя дѣлали бы причастниковъ Тѣла и Крови Христовыхъ достойными небесной благодати.

Господь взялъ на Себя наши немощи и понесъ наши болѣзни: ранами Его мы исцѣлились (Ис. 54, 4). А между тѣмъ у насъ какъ много недугующихъ, и умираетъ довольно! Не оттого ли это, что мы или самовольно удаляемся отъ святаго врачевства, или же приступаемъ къ нему недостойно?

Братія! Будемъ же приступать къ Искупителю нашему чаще, чтобы Тѣломъ Его, изъязвленнымъ за насъ, уврачевать наши душевныя раны и тѣлесныя немощи. Будемъ съ вѣрою припадать къ язвамъ Его, изъ которыхъ истекала Кровь Его; ибо эту Кровь Онъ далъ намъ въ питіе. Будемъ же благоговѣйно вкушать ее, чтобы намъ исцѣлиться. Аминь. (Сост. по «Слов. и бесѣд.» Макарія, митр. Московск., выпускъ 4-й).

Источникъ: Проповѣдническая хрестоматія. Полный кругъ поученій на всѣ воскресные и праздничные дни года, слова и бесѣды на разные случаи, слова и бесѣды на разные случаи, и катихизическія поученія. Составилъ по лучшимъ проповѣдническимъ образцамъ Архимандритъ Пантелеимонъ. Въ трехъ томахъ. Томъ первый: Поученія на всѣ воскресные дни года. — Jordanville: Изданіе Свято-Троицкаго монастыря, 1963. — С. 629-635.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.