Церковный календарь
Новости


2018-11-19 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ I-й, Ч. 2-я, Гл. 4-я (1922)
2018-11-19 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ I-й, Ч. 2-я, Гл. 3-я (1922)
2018-11-19 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово въ первый день Пасхи (1883)
2018-11-19 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово (3-е) въ Великій пятокъ (1883)
2018-11-19 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Ди Пи въ Канадѣ (1975)
2018-11-19 / russportal
Архіеп. Никонъ. Видѣнія Св. Руси на просторахъ Канады (1975)
2018-11-19 / russportal
"Почему правосл. христ. нельзя быть экуменистомъ". 5-е основаніе (1992)
2018-11-19 / russportal
"Почему правосл. христ. нельзя быть экуменистомъ". 4-е основаніе (1992)
2018-11-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ I-й, Ч. 2-я, Гл. 2-я (1922)
2018-11-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ I-й, Ч. 2-я, Гл. 1-я (1922)
2018-11-18 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 114-й (1899)
2018-11-18 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 113-й (1899)
2018-11-18 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Признаки Христовой Церкви (1976)
2018-11-18 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. О важности догмата о Церкви (1976)
2018-11-18 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 8-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-18 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 7-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 20 ноября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 6.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Протопресвит. Михаилъ Польскій († 1960 г.).

Протопресвитеръ Михаилъ Польскій († 1960 г.) родился 24 октября (6 ноября) 1891 г. въ станицѣ Новотроицкой Кубанской области въ семьѣ псаломщика. Окончилъ Ставропольскую духовную семинарію (1914) и по ея окончаніи работалъ противосектантскимъ миссіонеромъ. Священникъ (1920). Въ 1921 г. поступилъ въ Московскую духовную академію, которая вскорѣ была закрыта. Въ 1923 г. арестованъ и послѣ тюремнаго заключенія былъ сосланъ въ Соловецкій лагерь, а въ 1929 г. — на 3 года въ Зырянскій край. Въ 1930 г. бѣжалъ изъ ссылки и покинулъ Россію, перейдя россійско-персидскую границу. Сначала попалъ въ Палестину, потомъ (съ 1938 по 1948 гг.) былъ настоятелемъ прихода въ Лондонѣ въ юрисдикціи Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ). Въ 1948 г. переѣхалъ въ США. Служилъ въ каѳедральномъ соборѣ «Всѣхъ скорбящихъ Радосте» въ г. Санъ-Франциско (шт. Калифорнія, США) (съ 1952 г. — старшимъ каѳедральнымъ протоіереемъ указаннаго собора). Послѣ побѣды въ 1949 г. на т. н. «Лосъ-Анжелосскомъ процессѣ», гдѣ о. Михаилъ защитилъ каноническую правоту РПЦЗ какъ экспертъ-канонистъ, онъ былъ возведенъ въ санъ протопресвитера. Въ 1955 г. упомянутъ какъ каѳедральный протопресвитеръ, замѣститель предсѣдателя епархіальнаго совѣта Западно-Американской епархіи Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ). Ушелъ на покой въ 1959 г. Скончался 8 (21) мая 1960 г. въ Санъ-Франциско. Похороненъ на Сербскомъ кладбищѣ подъ Санъ-Франциско.

Сочиненія протопресвит. Михаила Польскаго

Протопр. Михаилъ Польскій († 1960 г.).
НОВЫЕ МУЧЕНИКИ РОССІЙСКІЕ.
Первое собраніе матеріаловъ. Jordanville, 1949.

Глава 18.
Дамаскинъ, епископъ Глуховскій.

Епископъ Дамаскинъ, въ міру Дмитрій Дмитріевичъ Цедрикъ, родился въ Херсонѣ, въ семьѣ бѣднаго почтоваго чиновника. Вся эта семья была проникнута высокимъ христіанскимъ духомъ. Это показываетъ хотя бы тотъ фактъ, что братъ епископа, Николай, пошелъ въ священники и въ самомъ началѣ октябрской революціи былъ разстрѣлянъ большевиками за безстрашное исповѣданіе вѣры и обличеніе большевиковъ.

Высшее образованіе еп. Дамаскинъ получилъ въ сельско-хозяйственномъ институтѣ, который окончилъ со званіемъ агронома. Впослѣдствіи, во время ссылки въ Туруханскій край, это образованіе ему очень пригодилось. По окончаніи сельско-хозяйственнаго института, еп. Дамаскинъ поступилъ въ институтъ восточныхъ языковъ въ Казани. Окончивъ его, принялъ монашество и работалъ миссіонеромъ при Пекинской миссіи. Говорятъ о его дѣятельности тамъ въ свое время была помѣщена статья въ «Нивѣ», причемъ было указано, что въ честь іеромонаха Дамаскина его именемъ была даже названа спасательная лодка. Гдѣ былъ Владыка въ періодъ между пребываніемъ на Дальнемъ Востокѣ и появленіемъ въ Кіевѣ, нѣтъ данныхъ сказать точно. Какъ то въ разговорѣ онъ упомянулъ, что въ одной губерніи (онъ назвалъ или Орловскую или Тульскую) его должны были разстрѣлять и «въ эти минуты предъ человѣкомъ проходитъ вся его жизнь».

Въ Кіевѣ онъ появился іеромонахомъ въ 1919 г. Кіевскій Митрополитъ Антоній, лично зная и цѣня іеромонаха Дамаскина, назначилъ его епархіальнымъ миссіонеромъ. Будучи зачисленъ въ число братіи Михайловскаго монастыря, онъ поступилъ слушателемъ въ Кіевскую Духовную Академію, которая въ это время еще существовала. Обладая прекраснымъ голосомъ, онъ принималъ участіе въ монастырскомъ хорѣ и выполнялъ другія монашескія послушанія. Недалеко отъ монастыря находилось маленькое Владимірское братство, куда въ праздничные дни онъ неизмѣнно являлся въ 6 ч. веч., чтобы служить молебенъ съ акафистомъ и проповѣдывать предъ любымъ количествомъ собравшихся. Въ одной изъ /с. 158/ такихъ проповѣдей онъ упомянулъ о «Трехъ Разговорахъ» Вл. Соловьева и о сбывшемся его предчувствіи надвигающейся на нашу родину темной силы.

Событія гражданской войны заставили іеромонаха Дамаскина покинуть Кіевъ и направиться въ Крымъ. Здѣсь архіепископъ Таврическій Димитрій Абашидзе возвелъ его въ санъ архимандрита и назначилъ настоятелемъ живописнаго Георгіевскаго монастыря, который потомъ во время совѣто-германской войны, былъ большевиками взорванъ вмѣстѣ съ размѣщенными тамъ ранеными и эвакуированными. Вскорѣ послѣ установленія совѣтской власти въ Крыму архіепископъ Димитрій и архимандритъ Дамаскинъ были арестованы, сидѣли нѣсколько мѣсяцевъ въ тюрьмѣ и послѣ суда были освобождены съ высылкой за предѣлы Крыма. Одно изъ обвиненій о. Дамаскину выражалось въ томъ, — какъ онъ смѣлъ, будучи «служителемъ культа», поступить куда-то на совѣтскую службу. О. Дамаскинъ полагалъ, что пастыри должны быть матеріально независимы отъ паствы. Конечно, такое мнѣніе въ отношеніи къ моменту, повторяющему апостольскія времена, было совершенно вѣрнымъ. Можно предположить, что случайная милость большевиковъ къ подсудимымъ явилась не только въ силу абсолютной невиновности подсудимыхъ, но и за то, что они не эвакуировались заграницу вмѣстѣ съ бѣлыми. Высланные изъ Крыма, архіеп. Димитрій прибылъ въ Кіевъ (гдѣ умеръ схимникомъ Кіево-Печерской лавры въ 1943 г.), а о. Дамаскинъ отправился въ Москву.

Здѣсь въ 1923 г. Святѣйшій Патріархъ Тихонъ лично посвятилъ о. Дамаскина въ епископа Глуховскаго, управляющаго Черниговской епархіей, на время отсутствія заключеннаго архіепископа Пахомія (Кедрова).

Дѣятельность епископа Дамаскина въ Черниговской епархіи была кратковременной, но кипучей. Даровитый проповѣдникъ и миссіонеръ, смѣлый и енергичный, онъ большую часть времени проводилъ въ поѣздкахъ по городамъ и селамъ епархіи. Внѣ ея онъ посѣтилъ и такіе крупные центры, какъ Кіевъ и Харьковъ. Всюду необыкновенный епископъ совершаетъ служенія въ переполненныхъ храмахъ.

Его неоднократно арестовываютъ въ Черниговѣ. Выпущенный въ первый разъ изъ тюрьмы подъ большой праздникъ епископъ служилъ всенощную. Измученный заточеніемъ и допросами онъ не могъ стоять и «мѵровалъ» сидя. Въ алтарѣ у него сдѣлался сердечный припадокъ. Но это не помѣшало ему на другой день служить литургію. Всегда и вездѣ, во всѣхъ условіяхъ, его первая радость, утѣшеніе и долгъ — божественная служба, храмовая или келейная.

Въ общей сложности еп. Дамаскинъ съ арестами пробылъ въ /с. 159/ Черниговской епархіи около двухъ лѣтъ. Сначала онъ былъ высланъ въ Харьковъ и уже здѣсь арестованъ, а потомъ отправленъ въ Москву, гдѣ сидѣлъ въ Бутырской тюрьмѣ. Совершенно неизвѣстны вообще подробности его пребыванія въ тюрьмахъ. Онъ никогда объ этомъ не разсказывалъ, а на разспросы келейника обычно отвѣчалъ: «а что-же, тамъ люди хорошіе, я и сейчасъ готовъ опять туда».

Изъ Бутырской тюрьмы онъ былъ высланъ въ Туруханскій край, въ поселокъ Полой, на 250 километровъ сѣвернѣе Туруханска и на 10 град. сѣвернѣе полярнаго круга. Короткимъ лѣтомъ туда добираются на пароходѣ, а въ другое время — по замерзшему Енисею на собакахъ. Ранней осенью, когда навигація уже прекратилась, а санный путь еще не установился, еп. Дамаскинъ прибылъ въ Красноярскъ и пробылъ здѣсь нѣкоторое время. Большой и богатый рыбопромышленный городъ на р. Енисеѣ, съ многочислеными церквами и монастырями, колокольнымъ звономъ и со всѣмъ религіознымъ бытомъ, еще не былъ здѣсь стѣсненъ большевицкимъ режимомъ, какъ въ другихъ мѣстахъ Россіи, и Владыка не встрѣтилъ здѣсь никакихъ житейскихъ затрудненій. Духовенство, монашествующіе и народъ проявили къ ссыльному епископу, ожидающему отправки за полярный кругъ, огромное вниманіе. Онъ имѣлъ квартиру, служилъ по церквамъ и снискалъ такое расположеніе вѣрующихъ, что даже его келейника-подростка, который потомъ проѣздомъ былъ здѣсь, встрѣчали съ распростертыми объятіями.

Какъ только замерзъ Енисей, Владыку отправили въ Полой-поселокъ, — это всего лишь одинъ дворъ семьи охотника. Кромѣ дома хозяина былъ еще домикъ, въ которомъ уже жили два сосланныхъ архіерея (одинъ изъ нихъ по имени Николай, архіепископъ, имя другого неизвѣстно), и полуразрушенный домикъ — будущая келлія еп. Дамаскина, которую онъ самъ и исправилъ вмѣстѣ съ келейникомъ, прибывшимъ къ нему лѣтомъ. Полярное лѣто вмѣстѣ съ весною продолжается здѣсь всего мѣсяцъ, въ который Владыка успѣлъ завести себѣ маленькій огородъ. Зелень отъ огорода и посылки (почта разъ въ мѣсяцъ) спасали его отъ свирѣпствующей здѣсь цынги. Физически онъ себя чувствовалъ здѣсь все же не плохо, не смотря на холода, въ которыхъ онъ застудилъ себѣ ноги, и особенно сердце, которое послѣ столькихъ тюремъ и всего, что связано было съ этимъ, было не въ порядкѣ. Невозможно описать въ краткомъ очеркѣ остальныхъ подробностей полярной жизни и быта Владыки.

Письма приносятъ ему сюда вѣсти о потрясеніяхъ, которыя испытываетъ церковь. По поводу закрытія храмовъ въ Нежинѣ /с. 160/ онъ пишетъ короткое, но выразительное посланіе своей нежинской паствѣ. Въ Полой застаетъ еп. Дамаскина декларація митрополита Сергія, (авг. 1927 г.), устанавливающая союзъ церковнаго управленія съ безбожной государственной властью. Насколько велико было произведенное ею на него впечатлѣніе, видно изъ того, что еп. Дамаскинъ написалъ по этому поводу 150 писемъ. Отправить такое большое количество писемъ по почтѣ было невозможно: они дошли бы не туда, куда предназначались. Поэтому Владыка рѣшилъ разстаться со своимъ келейникомъ и отправить его въ Москву съ тѣмъ, чтобы часть писемъ онъ доставилъ лично, а большую часть опустилъ въ ящики въ разные города Россіи.

Зимой 1928 г. мимо Полой везутъ митрополита Казанскаго Кирилла въ поселокъ еще сѣвернѣе. Послѣ этой встрѣчи они остаются любящими друзьями и обмѣниваются письмами по поводу деклараціи м. Сергія. Срокъ ссылки кончается и въ ноябрѣ 1928 г. Владыка снова въ Красноярскѣ, откуда пишетъ друзьямъ: «много горечи впиталъ я за это недолгое время, когда наблюдалъ мѣстную церковную жизнь Енисейска и Красноярска; что же встрѣчу въ Москвѣ и дальше?..» Онъ переживаетъ колебанія, обычныя для освобождаемыхъ заключенныхъ духовнаго сана: на свободѣ хуже, чѣмъ въ заключеніи и предстоитъ новая борьба и новыя страданія. Такъ какъ въ свою епархію запрещено возвращеніе, то Владыка избираетъ г. Стародубъ, бывшій въ его епархіи и теперь принадлежащій къ Брянской губ. На пути изъ Сибири онъ заболѣлъ на столько, что едва добрался до Москвы, гдѣ и пролежалъ больше недѣли съ зачинавшимся воспаленіемъ легкихъ. Но только благодаря этому случаю онъ могъ задержаться въ Москвѣ, повидаться съ нужными людьми и главное имѣть продолжительную бесѣду съ митр. Сергіемъ 11 дек. «Если издали я еще предполагалъ возможность данныхъ, коими бы оправдывалось поведеніе его, то теперь и эти предположенія рушились» — писалъ онъ по поводу этого свиданія.

«На мои два вопроса: — 1) считаете ли Вы, что рѣшеніе Ваше является голосомъ соборнаго іерархическаго сознанія Россійской Церкви, и 2) имѣете ли Вы основаніе считать Вашъ личный авторитетъ достаточнымъ, чтобы противопоставить его сонму маститыхъ іерарховъ, совершенно нераздѣляющихъ Вашу точку зрѣнія, — Вы не дали отвѣта» — пишетъ онъ въ посланіи самому митроп. Сергію. Въ посланіяхъ къ народу еп. Дамаскинъ подчеркиваетъ упорство, съ какимъ м. Сергій продолжаетъ игнорировать мнѣніе подавляющаго числа іерарховъ, несогласныхъ съ его курсомъ, какъ и голосъ возмущенія вѣрующихъ массъ. Совѣтскій обманъ съ деклараціей былъ уже совершенно очевиденъ. У многихъ «легализованныхъ» (т. е. принявшихъ декларацію м. Сергія) общинъ были от/с. 161/няты послѣдніе храмы. Происходила не легализація, а ликвидація церкви, но съ поощреніемъ уже главы Церкви. «Неисчислимы, безконечно тягостны, внутреннія послѣдствія деклараціи — этой продажи первородства Истины за чечевичную похлебку лживыхъ и неосуществимыхъ благъ» — пишетъ еп. Дамаскинъ.

Въ маѣ 1929 г. онъ получилъ приглашеніе отъ митроп. Серафима Петроградскаго (Чичагова), быть его помощникомъ, и отказался, какъ и раньше отъ Сергіевскихъ предложеній. «Есть и другое предложеніе, — пишетъ онъ, — отъ ссыльныхъ отцовъ: пріѣхать къ нимъ въ ссылку добровольно. Чувствую, что это было бы наиболѣе безопасное мѣстопребываніе, но не хочется ни о чемъ просить господъ». Въ это время онъ организуетъ посылку гонца къ митроп. Петру въ деревушку Хэ, Обдорскаго района, Тобольской области. Онъ желаетъ, чтобы раздался голосъ самаго законнаго мѣстоблюстителя Патріаршаго престола на всю Русскую Православную Церковь по поводу дѣйствій его замѣстителя. Діаконъ К. объѣхалъ нѣсколько городовъ и собралъ нужную сумму на дальнюю дорогу. Въ 22 документахъ еп. Дамаскинъ представилъ полную картину самаго разнообразнаго матеріала и копіи сергіевскихъ распоряженій и обращеній. Посланецъ съ трудомъ добрался до деревушки за 200 километровъ отъ желѣзной дороги. Даже въ самой деревнѣ трудно было розыскать стараго, больного монаха, ютившагося въ углу избы среди многочисленной семьи хозяина. Никто изъ мѣстныхъ жителей, туземцевъ и язычниковъ, не зналъ, кто именно у нихъ обрѣтается. Посланецъ засталъ м. Петра совершенно больнымъ. Оставаться въ деревнѣ и ждать отвѣта было опасно и для посланца, и для м. Петра. Все посланное оказалось совершенной новостью для послѣдняго. Послѣ ознакомленія, «Дѣдушка (такъ условно называетъ въ письмахъ еп. Дамаскинъ м. Петра) говорилъ о положеніи и дальнѣйшихъ выводахъ изъ него почти моими словами». Сразу письменнаго отвѣта нельзя послать по обстоятельствамъ чисто внѣшняго характера. Посланецъ долженъ былъ какъ можно скорѣе убраться. Какую бы широкую контръ-революціонную организацію раздули бы изъ этого дѣла чекисты, захвативши они его на мѣстѣ или въ дорогѣ. Однако, письменнаго отвѣта еп. Дамаскинъ отъ м. Петра никогда не получилъ. «Я прихожу къ мысли, что даже рѣшительное слово м. Петра (дѣдушки) не измѣнитъ существенно положенія» — пишетъ Владыка уже въ октябрѣ 1929 г. Въ этотъ періодъ своей жизни въ Стародубѣ онъ уже пріучаетъ своихъ друзей и послѣдователей къ мысли, что христіанство на Руси вынуждено будетъ уйти въ подпольѣ. Вліять на широкіе слои народа потеряна всякая возможность.

/с. 162/ Въ ноябрѣ 1929 г. его снова арестовываютъ. На этотъ разъ обвинителемъ его въ контръ-революціи былъ ставленникъ м. Сергія — стародубскій благочинный, ревностный сторонникъ деклараціи. Епископа ссылаютъ въ Соловки. Тамъ онъ встрѣчаетъ многихъ своихъ единомышленниковъ, съ которыми ранѣе былъ знакомъ только по перепискѣ. Въ этотъ періодъ корреспонденція съ нимъ была очень затруднена — письма не доходили, отвѣты не получались. Выпущенный въ 1934 г. на свободу онъ почти ничего не разсказывалъ объ этомъ своемъ пребываніи, кромѣ того, что голодъ заставлялъ соловчанъ собирать на берегу моря ракушки-улитокъ. Отдохнуть отъ окружавшаго его «бедлама» онъ, по его словамъ, уходилъ въ лѣсъ. Другіе къ этому добавляли, что онъ тамъ погружался въ молитву, что и понятно и естественно.

Теперь широкая дѣятельность невозможна, прошла пора длинныхъ посланій къ многочисленнымъ вѣрующимъ, многолюдныхъ собраній на богослуженія. Общее антирелигіозное или безбожное разложеніе и внутри-церковное заставляли думать уже не о спасеніи большинства, а меньшинства. Еп. Дамаскинъ снова у себя на югѣ Россіи собираетъ малое стадо. Объѣзжаетъ знакомые города, навѣщаетъ своихъ единомышленниковъ. Проситъ маститаго протоіерея, кіевскаго профессора, въ свою подпольную паству, и тотъ отказывается и тѣмъ огорчаетъ Владыку до сердечнаго припадка. Протоіерей не понимаетъ еще, что идетъ не легализація церкви, а ея ликвидація и почти тотчасъ платится: его арестовываютъ и онъ умираетъ въ тюрьмѣ.

Друзья и послѣдователи Владыки стараются держать въ тайнѣ его мѣстопребываніе, но онъ не снимаетъ рясы, не обрѣзываетъ свою бороду, не теряетъ своей архіерейской осанки. Онъ посѣщаетъ свою родину Кіевъ и проходитъ мимо тѣхъ мѣстъ, гдѣ онъ когда-то жилъ и служилъ, гдѣ все дорогое закрыто, опустошено, исковеркано. Онъ точно прощается съ этими мѣстами. И осенью этого же 1934 г. онъ снова арестованъ. Теперь уже не разрѣшаются передачи съ пищей, одеждой и деньгами. Кто исчезъ за воротами тюрьмы, тотъ вычеркнутъ изъ жизни навсегда. Дошли слухи, что онъ работалъ въ Казахстанѣ бухгалтеромъ, даже хотѣли сдѣлать колхознымъ агрономомъ, но НКВД не позволило. Съ разными этапами гоняли его на сѣверъ, а потомъ на югъ. Во время одного такого этапа онъ взвалилъ на свои плечи ослабѣвшаго своего духовнаго сына о. Іоанна С. и такъ несъ его до стоянки, а то бы отстающаго пристрѣлили.

Въ 1935 г. Владыку въ Казахстанѣ опять арестовали и отправили въ Сибирь. Долго никакихъ вѣстей, а потомъ разсказы о его смерти. Его въ очередномъ этапѣ везли на далекій сѣверъ. Гдѣ-то /с. 163/ на берегу великой сибирской рѣки глубокой осенью ждали паромъ. Въ послѣднюю минуту привели еще одного священника, одѣтаго въ легкій подрясникъ. Онъ дрожалъ отъ холода. Епископъ Дамаскинъ снялъ съ себя верхнюю рясу и со словами — «у кого двѣ одежды, дай неимущему» — закуталъ въ нее священника. Но надорванное здоровье не выдержало стужи, онъ тутъ же на паромѣ, на которомъ этапъ долженъ былъ ѣхать нѣсколько дней, умеръ. Тѣло его опустили на дно рѣки. По другой версіи, со словъ келейника, слышавшаго ее отъ священника о. Андрея Б., отбывшаго ссылку и бывшаго въ подпольной церкви еп. Дамаскина, и потомъ наканунѣ прихода нѣмцевъ на Украину разстрѣляннаго, Владыка сидѣлъ въ одной изъ сибирскихъ тюремъ. Изъ общей камеры его перевели въ штрафную одиночку, безъ оконъ, безъ освѣщенія. На полу этой камеры — замерзшая вода, стѣны покрыты инеемъ. Очевидно его посадили въ нее въ наказаніе. За что: за молитву, за проповѣдь? — неизвѣстно. Въ этомъ холодѣ и мракѣ, можетъ быть безъ пищи, его продержали пока онъ не получилъ отмороженіе ногъ и не началась гангрена. Въ тюремномъ лазаретѣ онъ и умеръ отъ общей гангрены на почвѣ отмороженія ногъ. Возможно, что послѣдняя версія и есть истинная, а первая можетъ быть относится къ другому какому-то лицу, ибо вполнѣ оригинальна и правдоподобна.

Такъ епископъ Дамаскинъ черезъ тюрьмы, Полой, Соловки, Казахстанъ и Сибирь взошелъ на свою Голгоѳу.

Источникъ: Новые мученики Россійскіе. Первое собраніе матеріаловъ. Составилъ Протопресвитеръ М. Польскій. — Jordanville: Типографія преп. Іова Почаевскаго. Свято-Троицкій монастырь, 1949. — С. 157-163.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.