Церковный календарь
Новости


2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (2-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (1-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Евангеліе въ церкви (1975)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Новый храмъ въ Бруклинѣ (1975)
2018-11-14 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 4-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-14 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 3-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отвѣтъ (1-й) архіеп. Іоанну Шаховскому (1996)
2018-11-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Неправильный отвѣтъ (1996)
2018-11-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 37-я (1922)
2018-11-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 36-я (1922)
2018-11-13 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово въ день Богоявленія (1883)
2018-11-13 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово въ навечеріе Новаго года (1883)
2018-11-13 / russportal
"Книга Правилъ". Правила св. Кирилла, архіеп. Александрійскаго (1974)
2018-11-13 / russportal
"Книга Правилъ". Правила Ѳеофила, архіеп. Александрійскаго (1974)
2018-11-13 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 2-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-13 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 1-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 14 ноября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 3.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Протопресвит. Михаилъ Польскій († 1960 г.).

Протопресвитеръ Михаилъ Польскій († 1960 г.) родился 24 октября (6 ноября) 1891 г. въ станицѣ Новотроицкой Кубанской области въ семьѣ псаломщика. Окончилъ Ставропольскую духовную семинарію (1914) и по ея окончаніи работалъ противосектантскимъ миссіонеромъ. Священникъ (1920). Въ 1921 г. поступилъ въ Московскую духовную академію, которая вскорѣ была закрыта. Въ 1923 г. арестованъ и послѣ тюремнаго заключенія былъ сосланъ въ Соловецкій лагерь, а въ 1929 г. — на 3 года въ Зырянскій край. Въ 1930 г. бѣжалъ изъ ссылки и покинулъ Россію, перейдя россійско-персидскую границу. Сначала попалъ въ Палестину, потомъ (съ 1938 по 1948 гг.) былъ настоятелемъ прихода въ Лондонѣ въ юрисдикціи Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ). Въ 1948 г. переѣхалъ въ США. Служилъ въ каѳедральномъ соборѣ «Всѣхъ скорбящихъ Радосте» въ г. Санъ-Франциско (шт. Калифорнія, США) (съ 1952 г. — старшимъ каѳедральнымъ протоіереемъ указаннаго собора). Послѣ побѣды въ 1949 г. на т. н. «Лосъ-Анжелосскомъ процессѣ», гдѣ о. Михаилъ защитилъ каноническую правоту РПЦЗ какъ экспертъ-канонистъ, онъ былъ возведенъ въ санъ протопресвитера. Въ 1955 г. упомянутъ какъ каѳедральный протопресвитеръ, замѣститель предсѣдателя епархіальнаго совѣта Западно-Американской епархіи Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ). Ушелъ на покой въ 1959 г. Скончался 8 (21) мая 1960 г. въ Санъ-Франциско. Похороненъ на Сербскомъ кладбищѣ подъ Санъ-Франциско.

Сочиненія протопресвит. Михаила Польскаго

Протопр. Михаилъ Польскій († 1960 г.).
НОВЫЕ МУЧЕНИКИ РОССІЙСКІЕ.
Второй томъ собранія матеріаловъ. Jordanville, 1957.

Глава II.
Серафимъ, Архіепископъ Угличскій.

Осенью 1930 г. на начавшееся строительство Бѣломорскаго канала приходили этапы заключенныхъ изъ Соловковъ; ихъ принимали и первымъ дѣломъ отправляли въ баню на санобработку (дезинфекція носильнаго платья и принудительная стрижка машинкой волосъ на головѣ, лицѣ и по всему тѣлу), затѣмъ медицинскій осмотръ врачами изъ заключенныхъ. Тутъ я впервые увидѣлъ, — разсказываетъ свидѣтель, — работая лек’помомъ на пріемкѣ этапа, Архіепископа Серафима — высокаго, согбеннаго старца съ уже остриженными подъ машинку № 1 головой и лицомъ. Часто потомъ съ нимъ бесѣдуя, многое узналъ я отъ него, и о немъ отъ прибывшихъ съ нимъ другихъ архипастырей, изъ коихъ назову лишь Архіепископа Пахомія Черниговскаго, ибо болѣе молодые и сейчасъ могутъ быть еще въ застѣнкахъ, и всякое о нихъ упоминаніе въ печати усугубитъ тяжесть ихъ узъ.

Архіепископъ Серафимъ (въ міру Самойловичъ) еще юнымъ принялъ монашество въ одной изъ южныхъ епархій, послѣ нѣсколькихъ лѣтъ преподаванія въ одной семинаріи [1]. Былъ командированъ въ началѣ нашего столѣтія миссіонеромъ въ Алеуто-Аляскинскую Епархію Соединен. Штатовъ, гдѣ явился усерднымъ сподвижникомъ преосвященнаго Тихона, будущаго Патріарха. Владыка высоко цѣнилъ ревностнаго миссіонера, сочетавшаго личный аскетизмъ съ умѣлымъ подходомъ не только къ полудикой алеутской паствѣ, но и къ американской админи/с. 13/страціи на Аляскѣ. И по назначеніи своемъ въ Ярославль въ 1907 г. вызвалъ отца іеромонаха и по возведеніи въ санъ архимандрита назначилъ его настоятелемъ Толгскаго монастыря въ 6 километрахъ выше Ярославля — лѣтней резиденціи Ярославскаго Архипастыря. Кто хоть разъ проѣзжалъ до 1920 г. по Волгѣ, помнитъ, что по остановкѣ парохода у монастырской пристани команда и пассажиры сходили на пристань и молились на молебнѣ передъ копіей Толгской иконы Божіей Матери (праздникъ ея 8/21 августа), прикладывались ко святому образу и пароходъ отходилъ, пока съ пристани еще доносился монастырскій хоръ: «О, Владычица міра, буди ходатаица»...

Архимандритъ Серафимъ написалъ серьезный историческій трудъ «Исторія Толгскаго монастыря 1314-1915 гг.», готовясь праздновать въ августѣ 1914 г. 600-лѣтіе руководимой имъ обители. Для пользы своей и окрестной паствы онъ построилъ и открылъ въ полуверстѣ отъ монастыря на опушкѣ прекраснаго лѣса въ 1913 году школу пчеловодства для мальчиковъ-сиротъ, которыхъ призрѣвала его обитель, — въ память 300-лѣтія Дома Романовыхъ, но за 3 недѣли до 600-лѣтія обители вспыхнула міровая война. Настоятель устроилъ съ первыхъ же дней войны лазаретъ и дѣятельно помогалъ въ годы войны и революціи Высокопреосвященному Агаѳангелу въ управленіи епархіей. Его мужество и присутствіе духа спасло обитель отъ разгрома лѣтомъ 1918 г., когда чекисты рыскали въ дни — «Ярославскаго востанія» по кельямъ, подваламъ и склепамъ могилъ на монастырскомъ кладбищѣ въ поискахъ «мятежниковъ». 350 невинныхъ ярославскихъ гражданъ были разстрѣляны въ отвѣтъ на убійство губ. военнаго комиссара Нахимсона и продовольственнаго комиссара Закгейма...

Вскорѣ архимандритъ хиротонисанъ во Епископа и назначенъ на Епархію въ древній Угличъ, полный памяти о Царевичѣ, за 329 лѣтъ до мученика нашихъ дней Царевича Алексія, пріявшаго столь же лютую кончину.

Въ тяжелые смутные дни Архіепископъ Серафимъ былъ назначенъ въ 1926 г. замѣстителемъ Патріаршаго мѣстоблюстителя. Всѣ его предшественники находились въ заключеніи, онъ зналъ, что его ждетъ та же участь, а также выбраннаго имъ себѣ, на случай ареста, преемника. Поэтому, вступивъ въ управленіе въ декабрѣ 1926 г. онъ не назначалъ себѣ преемника и на допросѣ въ ГПУ заявилъ на вопросъ: «Кто же возглавитъ Церковь, если мы васъ не выпустимъ?»

— «Самъ Господь Іисусъ Христосъ».

Черезъ три дня онъ былъ выпущенъ и высланъ въ Угличъ, /с. 14/ откуда правилъ Церковью до марта 1927 г., когда сдалъ управленіе выпущенному изъ тюрьмы Митрополиту Сергію [2].

Четыре мѣсяца спустя онъ обличилъ отступничество Митрополита Сергія — декларацію отъ 16/29 іюля 1927 г. и былъ арестованъ вскорѣ, приговоренъ къ 5 годамъ концлагеря и отправленъ въ Соловки. Тамъ почти все время его томили на общихъ работахъ. Таская кирпичи на постройку двухъэтажнаго зданія Владыка упалъ съ лѣсовъ и переломалъ себѣ ребра, которыя неудачно срослись, что сдѣлало его инвалидомъ. Но никакія гоненія не сломили его сильной воли.

Такимъ я увидѣлъ его впервые по прибытіи съ этапомъ соловчанъ осенью 1931 г. на командировкѣ «Новая Биржа» около Сѣвернаго семафора станціи — «Май Губа», Мурманской желѣзной дороги.

Впослѣдствіи мнѣ довелось съ нимъ ближе познакомиться. Попавъ на инвалидныя работы, онъ часто обращался въ амбулаторію и мы, лек’помы, старались помочь Владыкѣ, страдавшему двухстороннимъ хроническимъ плевритомъ при декомпенсированномъ міокардитѣ и общемъ артеріосклерозѣ.

Разъ, въ концѣ октября, въ сырой ненастный день, проходя мимо землянки-дезокамеры, гдѣ производилась дезинфекція вещей при герметически закрытой двери, а заключенный-инвалидъ караулилъ снаружи камеру, чтобы не забрались воры, я услышалъ, что меня зовутъ по имени. Подойдя я увидѣлъ продрогшаго Архіепископа Серафима. — «На эти посты ставятъ на 2 часа по очереди насъ — инвалидовъ; я стою съ 12 дня и меня не смѣняютъ». (Было около 6-ти часовъ вечера). Я побѣжалъ въ баракъ инвалидовъ: — «Гдѣ нарядчикъ?» — «Ушелъ въ кино» — отвѣтилъ писарь. — «Скажите ему, что я черезъ Нач. Санчасти подамъ рапортъ, что онъ держитъ на наружномъ посту заключеннаго Самойловича шесть часовъ, вмѣсто двухъ». Писарь струхнулъ и побѣжалъ въ кино. Черезъ 10 минутъ прибѣжалъ обратно. — «Нарядчикъ велѣлъ его смѣнить, а васъ проситъ не заводить исторіи». — «Хорошо, но черезъ 10 минутъ провѣрю».

/с. 15/ Дѣйствительно онъ тутъ же растолкалъ дремавшаго на нарахъ дряхлаго полковника и послалъ его «бѣгомъ» смѣнить Владыку. Старикъ побѣжалъ къ дезокамерѣ. Черезъ полчаса я снова зашелъ въ баракъ; продрогшій Архіепископъ съ удовольствіемъ пилъ кипятокъ изъ кружки и я пожелалъ ему спокойнаго отдыха.

Онъ считался «запретникомъ», т. е. не имѣлъ права выхода изъ лагеря въ административныя зданія внѣ покрытаго колючей проволокой частокола.

Разъ онъ просилъ меня позвать работавшаго въ финчасти архимандрита Гурія Егорова, яраго поклонника Митрополита Сергія, впослѣдствіи освобожденнаго изъ ссылки (концлагерную пятилѣтку онъ кончилъ въ 1934 г.) и хиротонисаннаго въ 1946 г. во епископы. Съ тѣхъ поръ онъ возглавляетъ «Патріаршую» Церковь въ Средней Азіи съ титуломъ Епископа Ташкентскаго и Средне-Азіатскаго.

Архимандритъ Гурій нахмурился: — «вѣдь архіепископъ не «нашъ». Мнѣ съ нимъ и разговаривать неудобно. Я подъ благословеніе не вправѣ къ нему подходить». — «Никто васъ и не проситъ, отецъ Гурій. Но вѣдь онъ запретникъ, а мы съ вами имѣемъ пропуска. Разъ онъ, зная отъ меня, кто вы, проситъ васъ придти къ нему въ лагерь» — возразилъ я, — «можемъ ли мы, сами заключенные, отказаться навѣстить заключеннаго въ квадратѣ, если даже онъ для васъ еретикъ. Не лек’пому учить архимандрита». Онъ смутился и пошелъ со мной. Я проводилъ его къ амбулаторіи и оставилъ его вмѣстѣ съ вызваннымъ мной въ амбулаторію Архіепископомъ.

Стройный 40-лѣтній архимандритъ-бухгалтеръ, кивнувъ головой, заговорилъ съ согбеннымъ дряхлымъ Архіепископомъ. Предметъ ихъ бесѣды мнѣ неизвѣстенъ.

Въ мартѣ 1932 г. Владыку освободили за 6 мѣсяцевъ до срока, засчитавъ ему, согласно приказа 1931 г. 5 рабочихъ дней за 6; что устроили ему благочестивые заключенные УРО (Учетно-Распр. Отдѣлъ), засчитывающіе рабочіе дни для скидки части срока. Въ 1934 г. этотъ «либеральный» приказъ былъ отмѣненъ.

Но Владыку направили этапомъ въ ссылку въ область Коми-зырянъ къ сѣверу отъ Вятки. Онъ слабѣлъ тѣлесно, но духомъ былъ твердъ. Онъ считалъ, что въ эпоху гоненій не должно быть единаго централизованнаго Церковнаго Управленія. Епископъ долженъ управлять самъ своей епархіей; въ ссылкѣ онъ возглавляетъ тайную Церковь тамъ, гдѣ проживаетъ, ставитъ тайныхъ священниковъ, совершаетъ тайные постриги.

/с. 16/ Лишь теперь мнѣ довелось прочесть отрывки изъ его обличеній Митрополита Сергія отъ 6 февраля 1928 г. [3].

Отъ вѣрующихъ я слышалъ, что Архіепископъ изъ ссылки не выходилъ; ея срокъ кончался въ 1935 г. Говорили глухо, что гдѣ-то онъ погибъ безъ медицинской помощи въ лишеніяхъ, чему повѣрить легко, кто знаетъ состояніе его больного сердца еще въ 1932 г.

Больной Владыка Серафимъ часто вспоминался мнѣ въ скитаніяхъ по тюрьмамъ и ссылкамъ, когда лишенный физически общенія съ вѣрующими, я мысленно въ молитвѣ поминалъ его; мнѣ представлялось его кротко улыбающееся изможденное лицо и, склонивъ въ молитвѣ голову, я словно чувствовалъ на ней его исхудалую, огрубѣвшую, покрытую ссадинами архипастырскую руку.



Кромѣ приводимаго далѣе «Увѣщанія» Архіепископа Серафима Митрополиту Сергію, исполненнаго духа правды Божіей, существуетъ еще посланіе его съ начальными словами — «Ко мнѣ часто обращаются» (1929 г. Могилевъ, Буйницкій монастырь), за которое, по свѣдѣніямъ, Архіепископъ Серафимъ былъ арестованъ 27 февраля 1929 г. А за распространеніе этого посланія былъ арестованъ 21 февраля 1930 г. Епископъ Алексій (Буй) Воронежскій. Текста этого посланія у составителя сей книги не имѣется.

Увѣщаніе Архіепископа Угличскаго Серафима, обращенное къ Митрополиту Сергію и врученное ему 27 января / 9 февраля 1928 г.

Ваше Высокопреосвященство,

Болѣе чѣмъ полугодовой срокъ, протекшій со дня изданія Вами деклараціи 16/29 іюля 1927 года, показалъ, что всѣ надежды Ваши на «мирное устроеніе» нашихъ церковныхъ дѣлъ, «на приведеніе» въ должный строй и порядокъ всего нашего церковнаго управленія, напрасны, а Ваша «увѣренность въ возможности мирной жизни и дѣятельности нашей въ предѣлахъ закона», совершенно несбыточна и никогда не можетъ при настоящихъ условіяхъ перейти въ дѣйствительность.

Наоборотъ, факты чуть ли не ежедневно свидѣтельствуютъ, что еще труднѣе стало жить православнымъ людямъ. Но особенно тяжело сознавать, что Вы, такъ мудро и твердо державшій знамя православія въ первый періодъ своего замѣстительства, теперь свернули съ прямого пути и пошли по дорогѣ компромиссовъ, противныхъ Истинѣ.

/с. 17/ Вы повергли насъ въ область страшныхъ нравственныхъ мученій и сами себя сдѣлали первымъ изъ таковыхъ мучениковъ, ибо должны страдать и за себя, и за насъ. Раньше мы страдали и терпѣли молча, зная, что мы страдаемъ за истину и что съ нами несокрушимая никакими страданіями сила Божія, которая насъ укрѣпляла и воодушевляла надеждою, что въ срокъ, вѣдомый Единому Богу, истина Православія побѣдитъ, ибо Ей неложно обѣщана и когда нужно будетъ подана всесильная помощь Божія.

Своей деклараціей и основанной на ней церковной политикой Вы силитесь ввести насъ въ такую область, въ которой мы уже лишаемся этой надежды, ибо отводите насъ отъ служенія истинѣ, а лжи Богъ не помогаетъ.

Мы — лойяльные граждане СССР, покорно выполняемъ всѣ велѣнія Совѣтской власти, никогда не собирались и не собираемся бунтовать противъ нея, но хотимъ быть честными и правдивыми членами и Церкви Христовой на землѣ и не «перекрашиваться въ совѣтскіе цвѣта», потому что знаемъ, что это безполезно и люди серьезные и правдивые не повѣрятъ.

Пока еще не поздно, пока еще не совсѣмъ захлестнула Васъ пучина эта страшная, готовая безславно и навѣки поглотить Васъ, соберите свои, еще недавно могучія умственныя и нравственныя силы, встаньте во весь свой духовный ростъ, издайте другую декларацію, въ исправленіе первой, или хотя бы подобную той, которую Вы разослали въ первый періодъ своего замѣстительства, разрубите благодатными порывами духа, — цѣпи, Васъ сковавшія и выйдите на святую свободу. За Васъ будутъ молить Бога всѣ истинные сыны Церкви, на Вашу сторону сейчасъ же станутъ всѣ добрые пастыри и мужественные Архипастыри. Васъ духовно облобызаютъ всѣ многочисленные страдальцы, этотъ голосъ свидѣтелей чистой истины, удаленные отъ своихъ паствъ и отъ братій, за Васъ будетъ сама непобѣдимая Истина. Она укажетъ Вамъ дальнѣйшій путь, она охранитъ и защититъ Васъ.

Дорогой Владыко. Я представляю, какъ Вы должны страдать. Почему же Вы, испытывая эти страданія сами, не желаете облегчить ихъ тѣмъ, которые въ свое время довѣрились Вамъ. Съ какой радостью я передавалъ Вамъ свои права замѣстительства, вѣря, что Ваша мудрость и опытность будутъ содѣйствовать Вамъ въ управленіи Церковью.

Что же случилось?.. Неужели это роковое безповоротно... Неужели Вы не найдете мужества сознаться въ своемъ заблужденіи, въ своей роковой ошибкѣ — изданіи Вашей деклараціи 16/29 іюля 1927 года... Вы писали мнѣ и искренне вѣрили, что избранный Вами путь принесетъ миръ Церкви... И что же Вы видите и слышите теперь. Страшный стонъ несется со всѣхъ концовъ Россіи... Вы обѣщали вырывать по 2, по 3 страдальца и возвращать ихъ обществу вѣрныхъ, а смотрите, какъ много появилось новыхъ страдальцевъ, которыхъ страданія еще болѣе усугубились при сознаніи, что эти страданія есть слѣдствіе Вашей новой церковной политики... Неужели этотъ стонъ страдальцевъ съ береговъ Оби и Енисея, съ далекихъ острововъ Бѣлаго моря, отъ пустынь закаспійскихъ, съ горныхъ хребтовъ Туркестана — не доносится до Вашего сердца.

Какъ же Вы могли своей деклараціей наложить на нихъ и на многихъ клеймо противниковъ нынѣшняго гражданскаго строя, когда они и мы по самой духовной природѣ своей всегда были чужды политики, строго до самопожертвованія охраняя чистоту православія...

Мнѣ ли юнѣйшему сравнительно съ Вами писать эти строки, мнѣ ли поучать многоопытнаго и многоученаго Святителя Церкви Россійской, но голосъ моей совѣсти понуждаетъ меня снова и снова тревожить Ваше широкое и доброе сердце... Проявите мужество, сознайтесь въ своей роковой /с. 18/ ошибкѣ и, если невозможно Вамъ издать новую декларацію, то для блага мира церковнаго передайте власть и права замѣстительства другому.

Я имѣю право писать Вамъ эти строки и дѣлать это предложеніе, ибо многіе теперь укоряютъ меня, что я поспѣшно и безоговорочно передалъ Вамъ права замѣстительства.

Испытавши на себѣ это бремя церковнаго управленія, я вѣрю, что Вы въ тишинѣ своей келіи проливаете горькія слезы и пребываете въ страшномъ томленіи духа... И мы жалѣемъ Васъ и плачемъ вмѣстѣ съ Вами... и если идутъ отдѣленія епархій и приходовъ отъ Васъ и Вашего «Синода», то это набатъ, страшный набатъ, истомленныхъ вѣрующихъ сердецъ, который могъ бы донестись до Вашего сердца, зажечь его пламенемъ самопожертвованія и готовности положить душу свою за други своя...

Господь да поможетъ Вамъ и благословитъ Ваше мужественное рѣшеніе, которое подскажетъ Вамъ голосъ архипастырской совѣсти и которое мы не диктуемъ, а съ сыновьей любовью предлагаемъ Вамъ для Вашего спасенія душевнаго и блага Церкви.

Мнѣ кажется, что однимъ изъ выходовъ изъ создавшагося положенія — это обратить Вамъ и всѣмъ православно-мыслящимъ вѣрующимъ нашей страны свои взоры къ старѣйшему іерарху Русской Церкви Высокопреосвященному Агаѳангелу, Митрополиту Ярославскому.

Приникните къ нему съ любовью и довѣріемъ.

Онъ, несмотря на свои преклонные лѣта, остался мудръ и силенъ духомъ. Вѣдь и пермское его воззваніе было актомъ ревности о спасеніи Церкви.

Протяните къ нему свои братскія руки, скажите ему теплое братское привѣтствіе, попросите его помочь Вамъ выйти изъ этого ужаснаго положенія (тягостнаго) и передайте ему свои замѣстительскія права впредь до возвращенія къ власти Высокопреосвященнѣйшаго Митрополита Петра.

Мы, архипастыри, вмѣстѣ съ Вами поможемъ ему и безъ организаціи «синода» въ управленіи церковью своими силами и разумѣніемъ.

Серафимъ архіепископъ Угличскій, викарій Ярославской Епархіи, Бывшій Замѣститель Патріаршаго Мѣстоблюстителя.

1928 года, 24 января/6 февраля.

Примѣчанія:
[1] Временный замѣститель Мѣстоблюстителя Патріаршаго престола Архіепископъ Серафимъ (Самойловичъ), имѣлъ 48 лѣтъ въ это время. Обучался онъ въ Полтавской Духовной Семинаріи, служилъ 6 лѣтъ въ Америкѣ: пять лѣтъ при Архіепископѣ Тихонѣ и одинъ годъ при архіепископѣ Платонѣ. По возвращеніи въ Россію состоялъ игуменомъ Толгскаго монастыря, потомъ былъ перемѣщенъ настоятелемъ Угличскаго Покровскаго монастыря и тамъ же возведенъ въ санъ архимандрита. Въ 1920 г. хиротонисанъ во епископа Угличскаго, съ 1925 г. архіепископъ.
      Какъ викарій онъ находился въ подчиненіи у архіепископа Ярославскаго Агаѳангела, а какъ замѣститель Патріаршаго Мѣстоблюстителя, онъ не зависилъ отъ него.
[2] Описаніе этого разговора подтверждается и другимъ разсказомъ. Одно время Арх. Серафимъ былъ 10 дней на «отдыхѣ». Его усиленно допрашивали, кого онъ назначилъ замѣстителемъ. На это онъ отвѣтилъ: «Господа Бога». Допрашивающій въ московскомъ ГПУ удивленно взглянулъ на него и сказалъ: «всѣ у васъ оставляли себѣ замѣстителей: и Тихонъ Патріархъ, и Петръ Митрополитъ». «Ну а я на Господа Бога оставилъ Церковь», — повторилъ Архіепископъ Серафимъ. «И нарочно такъ сдѣлалъ. Пусть всему міру будетъ извѣстно, какъ свободно живется православнымъ христіанамъ въ свободномъ государствѣ». Вслѣдъ за этимъ Серафимъ былъ освобожденъ, освобожденъ былъ и Сергій. (Вѣстн. Рус. Студ. Хр. Дв. № 7. Іюль. 1927).
[3] См. Прот. М. Польскій. Каноническое положеніе Высшей Церковной власти, стр. 47 и отъ 24 янв. 1927 г. (тамъ же, стр. 48-49) и его посланіе ко всей церкви отъ 7/20 января 1929 г. изъ Соловецкаго заключенія (тамъ же, стр. 49).

Источникъ: Новые мученики Россійскіе. Второй томъ собранія матеріаловъ. Составилъ Протопресвитеръ М. Польскій. — Jordanville: Типографія преп. Іова Почаевскаго. Holy Trinity Monastery, 1957. — С. 12-18.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.