Церковный календарь
Новости


2018-11-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ I-й, Ч. 2-я, Гл. 2-я (1922)
2018-11-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ I-й, Ч. 2-я, Гл. 1-я (1922)
2018-11-18 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 114-й (1899)
2018-11-18 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 113-й (1899)
2018-11-18 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Признаки Христовой Церкви (1976)
2018-11-18 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. О важности догмата о Церкви (1976)
2018-11-18 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 8-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-18 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 7-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-18 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Докладъ Архіерейскому Сѵноду РПЦЗ (1996)
2018-11-18 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Психіатрія и исповѣдь (1996)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 49-я (1922)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 48-я (1922)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 47-я (1922)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 46-я (1922)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 45-я (1922)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 44-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - понедѣльникъ, 19 ноября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Протопресвит. Михаилъ Польскій († 1960 г.).

Протопресвитеръ Михаилъ Польскій († 1960 г.) родился 24 октября (6 ноября) 1891 г. въ станицѣ Новотроицкой Кубанской области въ семьѣ псаломщика. Окончилъ Ставропольскую духовную семинарію (1914) и по ея окончаніи работалъ противосектантскимъ миссіонеромъ. Священникъ (1920). Въ 1921 г. поступилъ въ Московскую духовную академію, которая вскорѣ была закрыта. Въ 1923 г. арестованъ и послѣ тюремнаго заключенія былъ сосланъ въ Соловецкій лагерь, а въ 1929 г. — на 3 года въ Зырянскій край. Въ 1930 г. бѣжалъ изъ ссылки и покинулъ Россію, перейдя россійско-персидскую границу. Сначала попалъ въ Палестину, потомъ (съ 1938 по 1948 гг.) былъ настоятелемъ прихода въ Лондонѣ въ юрисдикціи Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ). Въ 1948 г. переѣхалъ въ США. Служилъ въ каѳедральномъ соборѣ «Всѣхъ скорбящихъ Радосте» въ г. Санъ-Франциско (шт. Калифорнія, США) (съ 1952 г. — старшимъ каѳедральнымъ протоіереемъ указаннаго собора). Послѣ побѣды въ 1949 г. на т. н. «Лосъ-Анжелосскомъ процессѣ», гдѣ о. Михаилъ защитилъ каноническую правоту РПЦЗ какъ экспертъ-канонистъ, онъ былъ возведенъ въ санъ протопресвитера. Въ 1955 г. упомянутъ какъ каѳедральный протопресвитеръ, замѣститель предсѣдателя епархіальнаго совѣта Западно-Американской епархіи Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ). Ушелъ на покой въ 1959 г. Скончался 8 (21) мая 1960 г. въ Санъ-Франциско. Похороненъ на Сербскомъ кладбищѣ подъ Санъ-Франциско.

Сочиненія протопресвит. Михаила Польскаго

Протопр. Михаилъ Польскій († 1960 г.).
НОВЫЕ МУЧЕНИКИ РОССІЙСКІЕ.
Второй томъ собранія матеріаловъ. Jordanville, 1957.

Глава IV.
Василій, Епископъ Прилукскій, и Полтавская епархія.

Владыка Василій былъ уроженцемъ Рязанской губерніи, сынъ священника, окончилъ духовную академію, былъ преподавателемъ русскаго языка въ духовномъ училищѣ, прибылъ въ Полтаву при епископѣ Ѳеофанѣ (Быстровѣ), съ которымъ былъ въ большой дружбѣ. Состоялъ здѣсь епархіальнымъ миссіонеромъ въ свѣтскомъ званіи. Когда онъ пріѣхалъ въ Полтаву ему было уже лѣтъ 47-48. Онъ былъ не женатъ и здѣсь, въ 1919 году, въ безумные дни большевицкаго разгула и открывшагося гоненія на церковь, принялъ священство (целибатомъ) отъ Владыки Ѳеофана.

Сначала онъ былъ вторымъ священникомъ, а затѣмъ настоятелемъ приходской Св. Троицкой церкви. Его проникновенныя, замѣчательныя проповѣди при каждомъ богослуженіи, его духовныя бесѣды, бывшія каждое воскресенье и въ праздники вечеромъ, а также его молитва привлекали не только людей прихода, но и со всей Полтавы, иновѣрцевъ, сектантовъ, а также и пріѣзжихъ, такъ какъ слава о немъ, какъ о проповѣдникѣ разнеслась далеко за предѣлы Полтавы. Всѣ тянулись къ нему. Чѣмъ же онъ такъ привлекалъ всѣхъ къ себѣ? Ораторскимъ талантомъ онъ не обладалъ, а между тѣмъ всѣ съ затаеннымъ дыханіемъ слушали, стараясь не пропустить и вникнуть въ смыслъ каждаго его слова. Причина такого необычайнаго вліянія батюшки на слушателей это — безграничная вѣра въ промыселъ Божій, преданность Богу и Его святой волѣ, преданность до того, что человѣкъ забывалъ земное, свои привычныя мысли, привычки, интересы, становился какъ бы не отъ міра сего. Это-то онъ доказалъ на себѣ впослѣдствіи, когда въ борьбѣ съ дьявольской властью за святое дѣло показалъ готовность пойти на любыя муки и на смерть.

Особенно нужно подчеркнуть здѣсь и его молитву. Когда молился Владыка во время богослуженія, — онъ отдавался весь /с. 35/ молитвѣ, никого и ничего не замѣчая, и такъ научилъ паству, что люди молились, не замѣчая времени, не замѣчая другихъ. Это была дѣйствительно одна общая церковная молитва всѣхъ, и всѣ въ ней были едино. Когда кончалось богослуженіе, всѣ просыпались какъ бы отъ блаженнаго сна и желали еще и еще его продолженія.

Весь народъ изучилъ такъ церковныя пѣснопѣнія и чтенія всѣхъ богослуженій, что зналъ почти все наизусть, такъ же, какъ и акаѳисты Спасителю, Божіей Матери и Св. Николаю. Каждое воскресеніе вечеромъ, когда бывали духовныя бесѣды, и въ малые церковные праздники, когда не было хора, пѣлъ весь народъ подъ управленіемъ діакона. Пѣли всѣ и дѣти, и молодежь.

Любовь къ ближнему у о. Василія была на первомъ планѣ его жизни. Онъ не уставалъ пѣшкомъ обходить далекія окраины города для помощи бѣднымъ, безъ различія національности и религіи. Знали многихъ бѣдныхъ баптистовъ, католиковъ, евреевъ и др., которымъ онъ помогалъ. Онъ отдавалъ все, что имѣлъ отъ горячо любившей его паствы, которая послѣднее отдавала ему, а онъ ближнимъ. Кромѣ постоянной помощи бѣднымъ, Владыка еще воспитывалъ, имѣя на своемъ иждивеніи четырехъ осиротѣвшихъ дѣтей священника.

Всѣхъ иновѣрцевъ Владыка вразумлялъ, увѣщевалъ, уча ихъ истинѣ Православной Церкви. Проводилъ и диспуты съ баптистами (которыхъ много пріѣхало въ то время, какъ бѣженцевъ изъ Россіи) и другими сектантами, и съ безбожниками и вскрывалъ ясно и четко предъ всѣми ложь и лукавство всѣхъ этихъ ученій. И многихъ и многихъ изъ паствы навсегда зажегъ своими словомъ и примѣромъ.

Онъ такъ нѣжно и кротко по-христіански умѣлъ подойти къ страдающему человѣку, такъ по матерински обласкать унывающую и страждущую душу, что невольно покорялъ заблуждшихъ, которые говорили: «вотъ это дѣйствительно христіанинъ».

Подъ руководствомъ другихъ священниковъ организовалось, въ противовѣсъ комсомольцамъ, Покровское Христіанское Общество Молодежи, при Св. Троицкой церкви.

Въ 1922 году началось изъятіе церковныхъ цѣнностей, будто бы въ пользу голодающихъ Поволжья. Голодающіе ничего не получили и умирали у себя дома и въ другихъ мѣстахъ, куда разбрелись, спасаясь отъ голода. А награбленное церковное имущество пошло въ центръ на нужды коммунизма, а частично разворовано было на мѣстѣ, что было достовѣрно извѣстно всѣмъ.

Противъ разграбленія церквей выступилъ о. Василій. Онъ /с. 36/ обратился къ населенію и своего и другихъ приходовъ жертвовать хлѣбъ на голодающихъ, а къ власти обратился съ просьбой сообщить, сколько нужно хлѣба для голодающихъ. — «Мы дадимъ вамъ вдвое, втрое больше, но не трогайте нашихъ храмовъ». Какъ и слѣдовало ожидать предложеніе о. Василія принято не было. Противъ него возбудили политическое дѣло. Его арестовали и до начала процесса держали въ тюрьмѣ предварительнаго заключенія.

И въ тюрьмѣ онъ проповѣдывалъ, и все, что ему передавали черезъ своихъ людей онъ отдавалъ другимъ заключеннымъ. Сначала о. Василій былъ въ общей камерѣ, а затѣмъ — въ одиночной, въ которую садили особо важныхъ, по ихъ даннымъ, преступниковъ. Дѣти узнали его одиночную камеру и, бывая на площади невдалекѣ отъ тюрьмы, дѣлали видъ, что играютъ, и черезъ узенькую рѣшетку получали благословеніе батюшки и его ласковый отеческій взглядъ.

Процессъ по поводу сокрытія церковныхъ цѣнностей или, какъ говорили тогда въ Полтавѣ «расправа», происходилъ лѣтомъ 1922 года. Продолжался онъ нѣсколько дней и происходилъ въ зданіи музыкальнаго училища на Пушкинской улицѣ. Обвинялся священникъ Троицкой церкви Василій Ивановичъ Зеленцовъ, 51 года, въ тяжеломъ преступленіи — въ противленіи изъятію церковныхъ цѣнностей и въ агитаціи другихъ приходовъ послѣдовать его примѣру. Это былъ первый судъ надъ духовнымъ лицомъ и былъ посему «показательнымъ».

Попасть на этотъ «процессъ» было очень трудно и нужно было войти въ залъ заблаговременно. Большой залъ былъ полонъ народа, многія сотни людей толпились на улицѣ. Публика явно раздѣлялась на два лагеря: свѣтская и духовная, «за» и «противъ». Увѣренная въ побѣдѣ и торжествующая, среди которой часто были слышны такія слова: «ну, патлатому покажутъ, какъ...» или «попа прикончатъ, скоро ему...» И безсильная и скорбная, надѣющаяся только на милость Божію, среди которой многіе, особенно женщины, открыто плакали.

На высокой эстрадѣ стоялъ посрединѣ большой столъ, за нимъ сидѣли «судьи», на столѣ кипы бумагъ. Слѣва за отдѣльнымъ столомъ помѣщался «прокуроръ». Справа въ сторонѣ маленькій столикъ, за нимъ на стулѣ сидѣлъ обвиняемый — о. Василій, въ скромной рясѣ съ крестомъ, на столикѣ горѣли двѣ свѣчи и лежалъ портфель съ бумагами о. Василія и книга, которую онъ во время перерыва внимательно читалъ. Вѣроятно это было Св. Евангеліе. Въ нѣсколькихъ шагахъ отъ о. Василія за отдѣльнымъ столомъ сидѣлъ его казенный защитникъ.

/с. 37/ Отецъ Василій: довольно высокій, худой, блѣдный, длиннолицый, длинная полусѣдая борода и такіе же волосы. Сколько запомнилась: грустная, кроткая, добрая и еще какая-то улыбка не сходила съ его лица во время всего «процесса»: въ ней что-то отражалось, — то ли страданіе, то ли жалость. Быть можетъ жалость ко всѣмъ этимъ судьямъ, къ толпѣ, ко всему этому земному.

/с. 38/ Печальная деталь: прокуроръ на этомъ процессѣ былъ сынъ священника-бѣженца изъ западнаго края во время великой войны, коммунистъ Бендеровскій, въ то время еще сравнительно молодой человѣкъ, съ высшимъ юридическимъ образованіемъ. Этотъ подхалимъ изъ кожи лѣзъ — прислуживался. Во время обвинительной рѣчи такія слова, какъ «черные вороны», «зубры контръ-революціи» и т. под. поминутно сходили съ его языка. Проклиналъ, грозилъ и требовалъ самаго жестокаго наказанія. Позже онъ былъ назначенъ директоромъ Полтавскаго музея, а еще позже, былъ, кажется, «изъятъ» и гдѣ то исчезъ въ подвалахъ ГПУ.

Казеннымъ защитникомъ у о. Василія былъ старый (т. е. дореволюціонный) полтавскій присяжный повѣренный г-нъ Оголѣвецъ, очень уважаемый всѣми юристъ, но роль его была, конечно, жалкая — лишь для проформы.

Въ качествѣ свидѣтеля на процессѣ выступалъ начальникъ тогдашняго ГПУ латышъ Линде. Красивый, выхоленый, хорошо одѣтый, съ военной выправкой, говорили, изъ царскихъ офицеровъ. Помнятся его слова, сказанныя обвиняемому приблизительно такого смысла: «какъ служителя культа и какъ врага совѣтской власти, я васъ съ удовольствіемъ разстрѣлялъ бы, но признаюсь, что я уважаю васъ, какъ человѣка убѣжденнаго и стойкаго»... Въ залѣ раздался шопотъ... Незабываемъ послѣдній день суда, послѣднее слово подсудимаго и вынесеніе приговора.

Все съ той же кроткой, грустной улыбкой и съ выраженіемъ все той же жалости на лицѣ, выступилъ о. Василій съ послѣднимъ словомъ. Сказалъ онъ свое слово очень коротко и далеко не использовалъ того времени, что полагалось ему по регламенту. Онъ осѣнилъ себя крестомъ и сказалъ приблизительно такъ: — «Много за эти дни говорили противъ меня, со многимъ я не согласенъ и многія обвиненія я могъ бы опровергнуть. Я приготовилъ большую рѣчь по пунктамъ — вотъ она, — и показалъ рукой на тетрадь, — но я сейчасъ передумалъ и скажу немного. Я уже заявлялъ вамъ и еще разъ заявляю, что я лояльный къ совѣтской власти, какъ къ таковой, ибо она, какъ и все, послана намъ свыше... Но, гдѣ дѣло касается Вѣры Христовой, касается храмовъ Божіихъ и человѣческихъ душъ, тамъ я боролся, борюсь и буду бороться до послѣдняго моего вздоха съ представителями этой власти; позорно грѣшно было бы мнѣ воину Христову, носящему этотъ святой крестъ на груди, защищать лично себя въ то время, какъ враги ополчились и объявили войну Самому Христу. Я понимаю, что вы дѣлаете мнѣ идейный вызовъ и я его принимаю...» въ толпѣ снова шо/с. 39/потъ, все громче и громче становится гудѣніе, и слышны возгласы: «попъ агитаціей занимается... попъ зазнается, чего съ нимъ возиться — пулю ему»... Въ то же время раздаются выкрики съ проклятіями по адресу суда, многіе плачутъ навзрыдъ, съ нѣкоторыми истерика. Что-то возражаетъ предсѣдатель, но о. Василій перебиваетъ его и говоритъ: — «дайте мнѣ докончить, это мое право» и продолжаетъ громко: «такъ я принимаю вашъ вызовъ, и, какое бы наказаніе вы ни вынесли мнѣ, я долженъ его перенесть твердо безъ страха, даже смерть готовъ принять, ибо нѣтъ награды выше, какъ награда на небесахъ», — и еще что то добавилъ, но уже не было слышно: шумъ въ залѣ увеличивался. А послѣ рѣчи, поклонившись залу, о. Василій сѣлъ на свое мѣсто. Судъ ушелъ на совѣщаніе. О. Василій углубился въ свою книгу, горѣли свѣчи, за спиной съ винтовками стояли часовые.

Въ залѣ было душно, часть публики вышла на воздухъ, толпа людей еще увеличивалась, всюду были дебаты, споры, атмосфера накалялась. Сколько-то продолжалось это совѣщаніе, но наконецъ судьи вышли и началось чтеніе приговора. Сѣдящимъ далеко отъ эстрады не все было слышно, что читалось въ этомъ приговорѣ. Отецъ Василій стоялъ за своимъ столикомъ, слегка опустивъ голову, спокойный, блѣдный, свѣчи отражали постарѣвшее за эти дни лицо, передъ нимъ лежала раскрытая книга и казалось, что онъ не слушалъ этого приговора и читалъ эту книгу. Такое впечатлѣніе осталось у многихъ. Чтеніе приговора продолжалось довольно долго; наконецъ, были такія слова: на основаніи статей... такихъ-то и такихъ-то, судъ постановилъ священника Зеленцова Василія Ивановича, 51 года, приговорить»... Дальше ничего нельзя было разслышать, ибо въ залѣ поднялось что-то невѣроятное: шумъ, крики — «убійцы проклятые», «будьте вы прокляты» и т. д. «Батюшка, дорогой, спаси васъ Христосъ», «отецъ Василій, благословите насъ»... Громкіе рыданія, истерики, многіе бросились къ эстрадѣ, протягивая руки, какъ на благословеніе. Кого-то схватили, кого-то арестовали... Отецъ Василій при послѣднемъ словѣ приговора — «къ разстрѣлу» — широко перекрестился и съ той же спокойной улыбкой обернулся къ толпѣ, благословляя маленькими крестами въ воздухѣ и утѣшая: — «Господь съ вами, успокойтесь, все въ Божіей волѣ, смотрите, вѣдь я спокоенъ, идите съ миромъ по домамъ»... Его окружили и куда-то увели. Появилось много чекистовъ и милиція, а на улицѣ въ это время конная милиція разогнала громадную толпу. Вывели о. Василія подъ сильнымъ конвоемъ и повели по улицѣ, часть людей устремилась за нимъ. Тюрьма была недалеко и /с. 40/ черезъ нѣсколько минутъ желѣзныя двери тюрьмы закончили эту тяжелую картину.

Сидѣлъ о. Василій въ смертной камерѣ. Одному изъ бывшихъ заключенныхъ въ Полтавской тюрьмѣ разсказывали объ отношеніи къ смертному приговору отца Василія. Онъ готовился къ смерти съ радостію, съ какимъ-то необычайнымъ, — на удивленіе окружавшимъ и даже администраціи — восторгомъ, и какъ былъ огорченъ, когда приговоръ былъ отмѣненъ.

Защитникъ подалъ о помилованіи. Въ тотъ же день делегаты отъ заводовъ и всѣхъ полтавчанъ выѣхали въ Москву къ Ленину. Поскольку безбожные совѣты только-только утвердились на Украинѣ (1920 годъ), они, видимо, посчитались и побоялись украинцевъ-рабочихъ (съ которыми въ послѣдующіе годы жестоко раздѣлались) и замѣнили разстрѣлъ 10 годами заключенія. О. Василія перевели въ общую камеру. Почитатели не оставляли о. Василія ни на одну минуту. Каждый день получалъ онъ въ тюрьму обильныя передачи, цвѣты и книги. Это и дало поводъ одному «писакѣ» по фамиліи Капельгородскому написать въ мѣстной газетѣ «Большевикъ Полтавщины» кощунственный «акаѳистъ».

Чтобъ какъ-нибудь уменьшить народную любовь къ о. Василію и какъ-нибудь унизить и опорочить его, безбожники подвергали его всяческимъ насмѣшкамъ и оплеванію въ Полтавской прессѣ. Но этотъ «акаѳистъ», состоящій изъ насмѣшекъ и оскорбленій, именно, какъ слугѣ Бога и Церкви, пророчески, наперекоръ себѣ, предрекалъ его прославленіе въ Церкви Божіей. «Блаженни есте, егда поносятъ вамъ и ижденутъ и рекутъ всякъ золъ глаголъ, на вы лжуще Мене ради».

Среди заключенныхъ, особенно среди уголовниковъ онъ пользовался любовью и уваженіемъ. Называли они его — «нашъ о. Василій», или «нашъ батюшка», «нашъ отецъ», не позволяли ему выполнять наряды — чистить помѣщеніе, выносить «парашу», не сквернословили при немъ и т. д., защищали отъ грубости тюремщиковъ и всякихъ негодяевъ. Это не нравилось властямъ и они перевели его въ Харьковскую тюрьму на Холодную гору, гдѣ и отбывалъ онъ срокъ своею заключенія, который по какой-то амнистіи былъ сокращенъ болѣе чѣмъ на половину.

Въ тѣ годы вошло въ обычай у большевиковъ устраивать антирелигіозные диспуты. Пріѣзжаетъ въ какой-нибудь городъ ораторъ изъ центра и читаетъ антирелигіозный докладъ въ многолюдномъ собраніи, обыкновенно въ театрѣ. А мѣстныя власти приглашаютъ изъ мѣстнаго духовенства оппонента. Могли выступать желающіе и изъ публики на той или другой сто/с. 41/ронѣ. Былъ такой диспутъ и въ Харьковѣ. Въ качествѣ оппонента доставили изъ тюрьмы о. Василія. Разсказывали потомъ, что о. Василій произнесъ такую рѣчь, о которой потомъ говорилъ весь Харьковъ и отголоски которой доходили и до Полтавы.

Въ 1925 году по волѣ Божіей, по горячимъ молитвамъ всей паствы, о. Василій вернулся изъ заключенія къ паствѣ (много и денежныхъ и другихъ цѣнныхъ подачекъ отъ полтавцевъ перепало при хлопотахъ въ Чека за это время), чтобы еще разъ блеснуть, какъ яркій свѣточъ вѣры праведности и исповѣданія правды Божіей, на фонѣ грустной Полтавской жизни.

Будучи въ Харьковѣ, въ тюрьмѣ, передъ возвращеніемъ, о. Василій и тутъ помогъ одной нищей, сидѣвшей у тюрьмы и просившей подаянія со своимъ мальчикомъ. Она умерла и о. Василій забралъ мальчика, привезъ въ Полтаву и сталъ заботиться о немъ вмѣстѣ съ осиротѣвшими 4-мя дѣтьми священника. Ко времени возвращенія о. Василія въ Полтаву, возникло теченіе, которому народная молва дала названіе самосвятщина № 2.

Существеннымъ различіемъ этихъ двухъ теченій есть отсутствіе благодатнаго епископата въ липковщинѣ и попытка каноническаго епископа Лубенскаго Ѳеофила (Булдовскаго), викарія Полтавской епархіи, ввести въ вызванное имъ теченіе благодатныхъ епископовъ. Общимъ же обоихъ теченій является отрывъ отъ Патріарха Всероссійскаго и объявленіе полной автокефаліи.

Дѣятельность о. Василія этого періода его жизни состояла главнымъ образомъ въ борьбѣ съ самосвятщиной обоихъ толковъ. Во всѣхъ своихъ бесѣдахъ съ присущей ему убѣдительностью о. Василій разъяснялъ сущность самосвятства не только какъ явленія, нарушающаго каноны Церкви и искажающаго сущность Православія, но и какъ явленія, представляющаго въ рукахъ большевиковъ одно изъ средствъ искорененія религіи вообще.

Благодаря энергичной дѣятельности главнымъ образомъ о. Василія, раньше и рѣшительнѣе, чѣмъ гдѣ-либо, въ Полтавѣ начался распадъ самосвятства. Лица, сохранившія искру вѣры и ушедшія въ самосвятство по недоразумѣнію, возвращались въ лоно православія, пребываніе въ самосвятствѣ безбожниковъ утратило смыслъ. Остались лишь тѣ немногіе украинскіе фанатики-самостійники, которые только въ узкой сферѣ самосвятства могли проявить свою самостійную сущность.

О. Василій неоднократно вызывалъ главарей самосвятства на публичный диспутъ. Ни одинъ вызовъ принятъ не былъ. Толь/с. 42/ко въ своихъ храмахъ они изливали всю злобу на наше духовенство и главнымъ образомъ на о. Василія.

Въ Лубенскомъ монастырѣ, какъ-то Владыка Архіепископъ Григорій совершалъ литургію. Служба сопровождалась хулиганскими безчинствами вокругъ храма и самосвятскимъ «богослуженіемъ» за порогомъ храма, да такъ громко, чтобы помѣшать служенію въ храмѣ. Проповѣдь о. Василія на этомъ богослуженіи сопровождалась все время злостными выкриками въ церкви. Служба Божія была спрофанирована.

Для внесенія большей ясности въ исторію этого времени и мѣста надо сообщить слѣдующее.

Уѣзжая изъ Россіи въ 19-20 году, добровольческая армія увезла съ собой и всѣхъ епископовъ юга Россіи. Уѣхалъ и Полтавскій Владыка Архіепископъ Ѳеофанъ. Чтобы епархія не осталась безъ возглавленія, Патріархъ поручилъ временно возглавленіе проживавшему въ то время въ Ахтырскомъ монастырѣ на покоѣ Архіеп. Парѳенію, б. архіеп. Тульскому, уроженцу Полтавской епархіи. Владыка Парфеній давно уже былъ извѣстенъ, какъ украинофилъ, но въ рамкахъ лояльности къ Св. Синоду и Патріарху. Въ Полтавѣ былъ открытъ еще до его пріѣзда первый украинскій приходъ и владыка совершалъ въ немъ иногда богослуженія на украинскомъ языкѣ. Сослужили ему старые священники. Всѣ считали это явленіе естественнымъ и законнымъ. Подчинялся онъ наравнѣ съ остальными приходами Патріарху Тихону. Посѣщали богослуженія украинофилы и неукраинофилы. Если бы о. Василій Зеленцовъ не былъ въ это время въ тюремномъ заключеніи, безусловно не осудилъ бы, а только можетъ быть указалъ на нѣкоторыя неточности въ переводѣ евангельскаго текста на украинскій языкъ, что онъ впослѣлствіи и дѣлалъ. Архіеп. Парфеній въ свое время по порученію Св. Синода возглавлялъ комиссію по переводу Священнаго Писанія на украинскій языкъ. За свой переводъ Владыка получилъ благодарственный рескриптъ отъ Велик. Князя Константина Константиновича, какъ Президента Академіи Наукъ. А Государь подарилъ икону въ сооруженный на родинѣ Владыки въ с. Плѣшивецъ, Гадяцкаго уъзда, на пожертвованія его почитателей Московскихъ купцовъ (Владыка раньше былъ Московскимъ викаріемъ) великолѣпный храмъ, строго выдержанный въ старинномъ казацкомъ стилѣ. Все это показываетъ, какъ благожелательно власть и свѣтская и духовная относилась къ украинству, какъ къ культурно-бытовому явленію безъ всякой примѣси политики.

Влад. Парѳеній скоро скончался, выдвинувъ на свое мѣсто изъ среды Полтавскаго духовенства наиболѣе уважаемаго и любимаго въ епархіи протоіерея Григорія Лисовскаго, пятьдесять лѣтъ состоявшаго смотрителемъ Полтавскаго духовнаго училища. Добрая половина всего духовенства епархіи была его воспитанниками, знала и любила его. И онъ прекрасно зналъ свою епархію. При немъ началось жуткое время для церкви, но онъ мудро велъ, порученное ему Богомъ дѣло. Въ тюрьмѣ онъ не былъ, но нѣсколько разъ находился подъ домашнимъ арестомъ. Скончался онъ въ возрастѣ около 90 лѣтъ, въ санѣ Митрополита, сохранивъ до послѣднихъ дней свѣтлый и здравый умъ.

При святительствѣ Владыки Григорія послѣдовалъ указъ Патріарха епархіальнымъ архіереямъ выдвинуть изъ мѣстнаго духовенства достойнѣйшихъ для посвященія въ епископскій санъ лицъ. Первому безусловно достойнѣй/с. 43/шему, эта честь была предложена протоіерею о. Гавріилу Коваленко. Но о. Гавріилъ счелъ себя недостойнымъ этой великой чести и отказался. Онъ былъ замученъ въ 1937 г., въ періодъ Ежовщины. Онъ оставилъ послѣ себя чрезвычайно интересныя записки, въ которыхъ между прочимъ сообщалъ очень важныя свѣдѣнія касательно Лубенскаго раскола. Въ это время, время упадка Липковщины, заурядный священникъ кладбищенской церкви Ѳеофилъ Булдовскій, съ начала революціи возымѣвшій симпатіи къ самостійной Украинѣ, и нѣсколько его приспѣшниковъ начали осаждать Владыку требованіемъ его хиротоніи во епископа. Владыка зналъ его, какъ человѣка недостойнаго, но самъ Булдовскій и его единомышленники не оставили Владыку въ покоѣ и онъ, въ концѣ концовъ согласился произвести его хиротонію и назначилъ ему мѣстопребываніе въ Лубнахъ. Лубенское духовенство сначала не приняло его, но потомъ съ помощью ГПУ дѣло было улажено. Для ГПУ онъ былъ свой человѣкъ и дѣлалъ ихъ дѣло. Черезъ три года онъ рѣшилъ отколоться отъ Россійской Церкви и отъ Патріарха и для этого созвалъ Лубенскій соборъ. Осужденіе, лишеніе сана, и отлученіе отъ Церкви на Булдовскаго не подѣйствовало, онъ продолжалъ архіерействовать и возвелъ самъ себя въ Митрополиты. Но полтавчане, благодаря поученіямъ своихъ батюшекъ, а главнымъ образомъ о. Василія, отлично знали сущность и самого «митрополита» и его сильно порѣдѣвшей паствы, порѣдѣвшей до того, что «митрополитъ» вынужденъ былъ для усиленія ея объединить оба самосвятскія теченія, найдя оправданіе для безблагодатнаго священства Липковскаго толка. Большинство его архіереевъ и священниковъ разбрелось во всѣ стороны. Паствы почти не осталось и лжемитрополитъ долженъ былъ оставить предѣлы полтавшины и перекочевалъ сначала въ Славянскъ, а потомъ въ Харьковъ, гдѣ большое населеніе посѣщало богослуженія всѣхъ теченій.

Такъ продолжалось, пока большевики не закрыли всѣ храмы, а духовенство православное было почти полностью уничтожено, особенно епископатъ. Затихли слухи и о Булдовскомъ. Отсидѣлся онъ тихо въ Харьковѣ, а съ приходомъ въ 1941 году нѣмцевъ, объявилъ себя «митрополитомъ всіеі Украины». Нѣмцы это признали. Такъ было, пока не появились ему конкуренты: Никаноры, Мстиславы, Иларіоны, Сильвестры и проч. Спора изъ-за власти у нихъ не было, т. к. и власти никакой ни у кого не было. Все дѣло ограничилось самолюбованіемъ. Но пришли въ 43 году красные и эти послѣдніе оказались въ Варшавѣ у Митрополита Діонисія. А «митрополитъ всіеі Украины» изъ Харькова былъ удаленъ въ Полтаву, гдѣ всѣми оставленный, всѣми забытый и никому ненужный вскорѣ умеръ.

Возвращаясь къ отцу Василію увидимъ, что вскорѣ послѣ освобожденія, въ 1925 году, по общему желанію духовенства, во главѣ съ правящимъ Архіепископомъ Григоріемъ, и мірянъ, онъ былъ хиротонисанъ во епископы. Хиротонію совершали въ Троицкой церкви Архіеп. Григорій и случайно задержанный гдѣ-то въ дорогѣ и нелегально прибывшій для сего въ Полтаву Епископъ Дамаскинъ: высокій, представительный, со свѣтлой бородой, ласковымъ лицомъ и чуднымъ голосомъ-теноромъ. Постриженіе въ монахи, возведеніе въ архимандриты и прочее все дѣлалось быстро т. к. боялись, чтобы не былъ схваченъ незаконно прибывшій ссыльный епископъ [1]. Сначала всѣ /с. 44/ въ Полтавѣ плакали, думая, что Владыка Василій уѣдетъ въ Прилуки (Полтавской губ.), но Архіепископъ Григорій оставилъ его въ Полтавѣ.

Потрясающую рѣчь сказалъ вновь нареченный Еп. Василій. Это была даже не рѣчь, какъ мы привыкли слышать съ амвона, а торжественная клятва на вѣрность служенія истинной Церкви Христовой и обѣщаніе бороться «до послѣдняго издыханія» со всѣми богоотступниками, богохульниками, живоцерковниками и еретиками — самосвятами и булдовцами.

Еп. Василій остался въ своей Троицкой церкви, гдѣ и совершалъ постоянно богослуженія, но охотно служилъ и въ другихъ церквахъ по приглашенію духовенства. Съ первыхъ же дней начались его громовыя рѣчи по адресу властей, буквально каждое богослуженіе неизмѣнно. Такія слова, какъ «богоотступники, насильники, хулители Вѣры Христовой, убійцы, сатанинская власть, кровопійцы, гасители свободы и правды, исчадія ада» и т. д. не сходили съ его устъ и постоянный призывъ — «никакихъ поблажекъ имъ, никакихъ компромиссовъ съ ними, бороться и бороться съ врагами Христа, не бояться пытокъ и смерти, ибо страданія за Него — высшее счастье, высшая радость» и т. п. Попасть въ церковь, гдѣ служилъ Еп. Василій было очень трудно: не только храмъ, но и вся церковная ограда были забиты молящимися, пришедшими помолиться и послушать «Отца Василія» — такъ называли его всѣ. Группа молодежи тѣснымъ кольцомъ окружала Владыку, и провожала отъ церкви домой, какъ бы охраняя его. Со всѣми онъ былъ ласковъ и привѣтливъ, всѣхъ зналъ по именамъ. Бывало, послѣ богослуженій остаются въ церкви и говорятъ ему: — «Владыка, ну, зачѣмъ все это вы говорите? Въ церкви постоянно шпіоны, слѣдятъ за вами, слушаютъ и доносятъ, мы ихъ знаемъ, и мы боимся за васъ». А онъ отвѣчаетъ съ улыбкой: «да, что же особеннаго такого я сказалъ, я право не знаю, они не такого заслуживаютъ. Ну, хорошо, больше не буду, успокойтесь, идите съ миромъ по домамъ». А на слѣдующемъ богослуженіи говорилъ еще рѣзче, еще безстрашнѣе. Какъ уже говорилось, онъ не былъ блестящимъ ораторомъ, не отличался даже краснорѣчіемъ, и въ то же время тысячи хотѣли его слушать. Безстрашіе, искренность, сила убѣжденія, эта постоянная и твердая готовность умереть за Христа и призывъ на эту жертву — плѣняли и покоряли слушателей.

Ровно годъ продолжалось его архипастырское служеніе въ Полтавѣ, ровно годъ трепетали вѣрующіе за его жизнь. Наконецъ совершилось... Въ 1926 году, наканунѣ праздника Успенія Божіей Матери его снова арестовали въ Харьковѣ, куда его /с. 45/ вызвали нарочно, такъ какъ не хотѣли сдѣлать это въ Полтавѣ, боясь народнаго волненія и возмущенія. Арестовали и сослали въ Соловки. Онъ писалъ оттуда письма своимъ единомысленникамъ.

Послѣ заключенія на Соловкахъ, его отправили куда-то далеко на сѣверъ (на Медвѣжью гору, на Мурманскъ или на Колыму?), но не на долго. Такъ прошло 4 года (до 1930 года). Въ 1927 году, когда вышла декларація Митрополита Сергія, къ Владыкѣ, какъ и къ другимъ ссыльнымъ епископамъ обращались, чтобы онъ принялъ декларацію, но Владыка Василій былъ твердъ и не принялъ, а наоборотъ изъ ссылки писалъ въ противовѣсъ этому, свое наставленіе россійской паствѣ, которое тайно передавалось изъ рукъ въ руки въ копіяхъ, а подлинникъ сохранялся у вѣрныхъ людей въ Москвѣ.

Въ Полтавѣ въ это время, съ 1930 года, управлялъ епархіей Еп. Сергій (Гришинъ), молодой епископъ, изъ круговъ близкихъ къ Митрополиту Сергію Московскому. Епископъ Сергій безпрекословно выполнялъ всѣ требованія большевиковъ и не протестовалъ противъ ихъ вмѣшательства въ церковныя дѣла. Полтавская епархія все время до ея ликвидаціи (во второй половинѣ 30-хъ годовъ, послѣдній Епископъ Митрофанъ былъ взятъ и ликвидированъ и съ этого времени Церковь въ Полтавѣ прекратила свою видимую жизнь до прихода нѣмцевъ въ 1941 г.) находилась въ подчиненіи Митрополиту Сергію Московскому. Дѣйствія епископа Сергія (Гришина), конечно, были извѣстны Владыкѣ Василію, и онъ въ письмахъ обличалъ еп. Сергія въ этомъ. Письма эти прежде, чѣмъ дойти до него, попадали въ другія руки. Было и личное письмо Владыки Василія къ митроп. Сергію, въ которомъ подчеркивался фактъ совершенно недопустимаго соглашательства съ безбожной сов. властью и вообще личнаго содружества его (м. Сергія) съ отступниками. Въ результатѣ всего этого Владыка Василій былъ доставленъ въ Москву на Лубянку.

Прихожане Троицкой церкви (въ 1927 году Св. Троицкая церковь была закрыта) все время собирали между собой деньги на которыя отправляли «лазутчиковъ», чтобы что-нибудь узнать объ узникѣ, чѣмъ-нибудь помочь ему, но ничего не удавалось.

Наконецъ кому-то, отъ кого-то удалось узнать, что страдалецъ за вѣру Епископъ Василій послѣ звѣрскихъ истязаній былъ разстрѣлянъ въ какомъ- то подвалѣ въ Страстной Четвергъ, приблизительно въ 1930-31 году.

По другой версіи, послѣ допроса на Лубянкѣ, Владыка Василій былъ живымъ брошенъ въ тюремную клоаку.

/с. 46/ Такъ пострадалъ за свидѣтельство правды Божіей Преосвященный Епископъ Прилукскій Василій, который черезъ годы непрерывныхъ преслѣдованій, помощью благодати Божіей, данной его благочестію, ни въ чемъ не уступилъ и не склонился предъ гонителемъ Церкви Божіей, и остался вѣренъ евангельской истинѣ и своему клятвенному обѣщанію даже до смерти.



То наставленіе россійской паствѣ, о которомъ говорилось, какъ о тайно распространяемомъ въ копіяхъ, извѣстно подъ названіемъ — «Необходимые каноническія поправки къ посланію м. Сергія и его священнаго Синода отъ 16/29 іюля 1927 г.» и представляетъ собою въ заграничной копіи 10 страницъ въ тѣсныхъ строкахъ напечатанныхъ на машинкѣ. Приводимъ текстъ этого документа изъ его конца, въ существенномъ извлеченіи его собственнаго резюмэ.

Подведемъ итоги сказанному:

1. Каноническая законность Всероссійскаго Православнаго Помѣстнаго, общецерковнаго Собора 17-18 г. признана всѣми православными церквами и не встрѣчаетъ возраженій даже со стороны отщепенцевъ отъ Всерос. Православной Церкви, отколовшихся отъ нея въ революціонное время.

2. Постановленіе этого Собора отъ 2/15 августа 18 г. содержитъ въ себѣ отказъ Всероссійской Православной Церкви вести впредь церковную политику въ нашей странѣ и, оставивъ политику частнымъ занятіемъ членовъ Церкви, дало каждому члену нашей Церкви свободу уклоняться отъ политической дѣятельности въ томъ направленіи, какое подсказываетъ ему его православная совѣсть; при чемъ никто не имѣетъ права принуждать церковными мѣрами (прямо или косвенно) другого члена Церкви примыкать къ чьей-либо политикѣ.

3. Т. к. это постановленіе Всероссійскаго Собора не о мелкихъ подробностяхъ церковной жизни, собранія постановленій которыхъ можетъ измѣнить и исполнительная власть церковная, если потребуется измѣненіе пользой для Церкви (какъ это всегда бывало во Вселенской Церкви согласно съ Филип. III, 16 — но установило самый принципъ (основное правило) отношенія Всероссійской Церкви къ политикѣ въ нашей странѣ на будущее время, — то отмѣнить или измѣнить это соборное постановленіе имѣетъ права только новый Всероссійскій Пом. Соборъ православный (епископскій или общецерковный); а пока Всероссійскій Помѣстный Соборъ его не отмѣнитъ всѣ члены и всѣ учрежденія Всероссійской Православной Церкви должны соблюдать это правило въ точности.

4. Поэтому во-первыхъ: ни Всероссійскій Патріархъ, ни его замѣстители и Мѣстоблюстители, и вообще никто во Всероссійской Православной Церкви не имѣетъ каноническаго права назвать свою или чужую политику церковной, т. е. политикой Всероссійской Церкви, какъ религіознаго учрежденія, а должны называть свою политику только своей личной или групповой политикой.

5. Во-вторыхъ, никто во Всероссійской Правосл. Церкви не можетъ принуждать (прямо или косвенно) церковными мѣрами другого члена церкви примыкать къ чьей-либо политикѣ, хотя бы и патріаршей.

/с. 47/

6. Политика же М. Сергія и его синода, какъ и политика почившаго Патріарха Тихона, какъ и политика Карловацкаго собора суть только ихъ личныя и групповыя политики, а не церковныя политики и ни для кого не обязательны, и никто не имѣетъ права каноническаго принуждать церковными мѣрами кого-либо примыкать къ какой-либо изъ этихъ политикъ.

7. Стараніемъ М. Сергія и его св. Синода добиться отъ гонящихъ Всерос. Православную Церковь большевиковъ мирнаго отношенія къ ней, Церковь не можетъ не сочувствовать, ибо христіанамъ заповѣдано отъ Бога: — «если возможно съ вашей стороны будьте въ мирѣ со всѣми» (Рим. XII, 18). Но Христосъ разрѣшаетъ Церкви принять отъ М. Сергія и его св. Синода только такое примиреніе съ гонителями ея, большевиками и ихъ совѣтской властью, которое дѣйствительно будетъ миромъ Христовымъ, т. е. миромъ такого содержанія и качества, какихъ требуетъ Христосъ, сказавшій: — «Ищите прежде всего царствія Божія и правды Его», а не земнаго благополучія и безопасности, ибо всякій иной миръ безусловно запрещенъ Церкви Христомъ на всѣ вѣки и вѣчность (Іоан. XIV, 27).

8. Къ сожалѣнію эта попытка м. Сергія и его св. Синода не только не дала намъ еще Христова мира съ большевиками, но пока не даетъ и надежды на такой миръ, и то не по одному лишь упорству большевиковъ во враждѣ къ Православной Церкви, но и потому, что попытка М. Сергія и его Синода начата ими и движется впередъ не по каноническимъ рельсамъ, слѣдовательно, не по пути церковной правды. Есть еще и другіе недочеты въ ней съ церковной точки зрѣнія, о которыхъ скажемъ въ другой разъ, если Богъ дастъ возможность сказать. Требуется немедленно ввести эту попытку м. Сергія и его св. Синода въ каноническое русло церковной правды, и прежде всего заявить большевикамъ, что только Всероссійскій Помѣстный Соборъ Православный епископовъ (однихъ или расширенный участіемъ клириковъ и мірянъ въ форму общецерковнаго Всероссійскаго Собора) въ правѣ говорить о политикѣ и совершать какую-либо политическую дѣятельность отъ имени нашей Церкви.

Простите нашу худость, отцы и братія, сестры и чада о Господѣ, и помолитесь о моихъ грѣхахъ. Милость Господня да радуетъ всѣхъ насъ непрестанно, возлюбленные. Господь Богъ говоритъ каждому имѣющему уши, чтобы слышать: — «Будь вѣренъ Мнѣ до смерти и дамъ тебѣ вѣнецъ жизни. Боязливыхъ же и невѣрныхъ Мнѣ участь въ озерѣ, горящемъ огнемъ и сѣрою». (Откр. II, 10; XXI, 8).

Худостный Епископъ Василій Прилукскій.       

1927 г.

Островъ Соловки.

Примѣчаніе:
[1] См. «Новые мученики Россійскіе». Первое собраніе матеріаловъ. Гл. 18. Дамаскинъ, Епископъ Глуховскій, стр. 157.

Источникъ: Новые мученики Россійскіе. Второй томъ собранія матеріаловъ. Составилъ Протопресвитеръ М. Польскій. — Jordanville: Типографія преп. Іова Почаевскаго. Holy Trinity Monastery, 1957. — С. 34-47.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.