Церковный календарь
Новости


2018-09-23 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Римъ и Халкидонскій Соборъ (1970)
2018-09-23 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 65-е (9 декабря 1917 г.)
2018-09-22 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Святые Отцы на Вселенскихъ Соборахъ (1970)
2018-09-22 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 64-е (8 декабря 1917 г.)
2018-09-21 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Русская Зарубежная Церковь въ кривомъ зеркалѣ (1970)
2018-09-21 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 63-е (8 декабря 1917 г.)
2018-09-20 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Фантастическая исторія (1970)
2018-09-20 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 62-е (7 декабря 1917 г.)
2018-09-19 / russportal
Предсоборное Присутствіе 1906 г. Отдѣла I-го Журналъ №3 (18 марта 1906 г.)
2018-09-19 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 61-е (7 декабря 1917 г.)
2018-09-18 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Святая Русь въ исторіи Россіи (1970)
2018-09-18 / russportal
Предсоборное Присутствіе 1906 г. Отдѣла I-го Журналъ №2 (16 марта 1906 г.)
2018-09-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Кончина и погребеніе Блаж. Митр. Антонія (1970)
2018-09-17 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 60-е (5 декабря 1917 г.)
2018-09-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Какъ Митр. Антоній создалъ Зарубежную Церковь (1970)
2018-09-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Митрополитъ Антоній какъ учитель пастырства (1970)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - понедѣльникъ, 24 сентября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Протопресвит. Михаилъ Польскій († 1960 г.).

Протопресвитеръ Михаилъ Польскій († 1960 г.) родился 24 октября (6 ноября) 1891 г. въ станицѣ Новотроицкой Кубанской области въ семьѣ псаломщика. Окончилъ Ставропольскую духовную семинарію (1914) и по ея окончаніи работалъ противосектантскимъ миссіонеромъ. Священникъ (1920). Въ 1921 г. поступилъ въ Московскую духовную академію, которая вскорѣ была закрыта. Въ 1923 г. арестованъ и послѣ тюремнаго заключенія былъ сосланъ въ Соловецкій лагерь, а въ 1929 г. — на 3 года въ Зырянскій край. Въ 1930 г. бѣжалъ изъ ссылки и покинулъ Россію, перейдя россійско-персидскую границу. Сначала попалъ въ Палестину, потомъ (съ 1938 по 1948 гг.) былъ настоятелемъ прихода въ Лондонѣ въ юрисдикціи Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ). Въ 1948 г. переѣхалъ въ США. Служилъ въ каѳедральномъ соборѣ «Всѣхъ скорбящихъ Радосте» въ г. Санъ-Франциско (шт. Калифорнія, США) (съ 1952 г. — старшимъ каѳедральнымъ протоіереемъ указаннаго собора). Послѣ побѣды въ 1949 г. на т. н. «Лосъ-Анжелосскомъ процессѣ», гдѣ о. Михаилъ защитилъ каноническую правоту РПЦЗ какъ экспертъ-канонистъ, онъ былъ возведенъ въ санъ протопресвитера. Въ 1955 г. упомянутъ какъ каѳедральный протопресвитеръ, замѣститель предсѣдателя епархіальнаго совѣта Западно-Американской епархіи Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ). Ушелъ на покой въ 1959 г. Скончался 8 (21) мая 1960 г. въ Санъ-Франциско. Похороненъ на Сербскомъ кладбищѣ подъ Санъ-Франциско.

Сочиненія протопресвит. Михаила Польскаго

Протопр. Михаилъ Польскій († 1960 г.).
НОВЫЕ МУЧЕНИКИ РОССІЙСКІЕ.
Второй томъ собранія матеріаловъ. Jordanville, 1957.

Глава XI.
Антоній, архіепископъ Архангельскій.

Это было 5 января 1932 г. въ Архангельскѣ въ канунъ праздника Крещенія Господня. Несмотря на трескучій морозъ сравнительно много народу спѣшило ко всенощной. Всѣ направлялись въ единственную не закрытую еще въ Архангельскѣ кладбищенскую церковъ, расположенную на окраинѣ. Шелъ снѣгъ. Снѣгъ и темнота какъ бы старались скрыть отъ человѣческихъ глазъ кричащія, надоѣвшія до отвращенія совѣтскія вывѣски: ГПУ, Торгсинъ, Госкопъ и т. под.

Въ такой мглѣ по дорогѣ иногда забываешься и какъ бы думаешь: быть можетъ, наша теперешняя жизнь только лишь страшный сонъ. Вдругъ онъ кончится, и мы проснемся опять на старой святой Руси...

Въ церкви было много молящихся. Несмотря на безбожную пропаганду, усиливается стремленіе къ Богу; многіе даже изъ тѣхъ, кто нѣкоторое время считали себя безбожниками, теперь опять начали посѣщать храмъ. Душа ихъ жаждетъ мира.

На церковной паперти стоялъ длинный рядъ людей въ старыхъ потрепанныхъ скуфейкахъ, протягивавшихъ руки, просившихъ милостыни. Это все священники, монахи и даже архіереи, сосланные сюда со всѣхъ концовъ Россіи, а здѣсь просто выброшенные на улицу. Они не имѣютъ права поступить на какую-либо оплачиваемую должность, государственная власть о нихъ не заботится, и, такимъ образомъ, они обречены на нищенство. Немногочисленное духовенство, уцѣлѣвшее отъ арестовъ и казней, на сколько могло помогало своимъ братьямъ, принимая ихъ къ себѣ на ночлегъ, чтобы защитить ихъ отъ трескучаго мороза.

Богослуженіе совершалъ, въ сослуженіи нѣсколькихъ священниковъ, Архіепископъ Антоній — высокій, маститый человѣкъ съ длинными сѣдыми волосами и такой же бородой.

Ему удалось сохранить, несмотря на безчисленные обыски на его квартирѣ, прекрасное облаченіе. Въ великіе праздники онъ всегда служилъ въ немъ. Во время службы онъ долженъ былъ объявить молящимся, что завтра, въ виду того, что со/с. 101/вѣтская власть не разрѣшила крестнаго хода на рѣку, обычнаго водоосвященія на рѣкѣ не будетъ.

Въ основу своей проповѣди, сказанной при этомъ объявленіи, онъ положилъ слова: «Гласъ вопіющаго въ пустынѣ: приготовьте путь Господу!» Въ проповѣди Архіепископъ между прочемъ коснулся и вопроса объ ограниченіи свободы совершенія богослуженій.

Въ ту же ночь къ Владыкѣ — въ сопровожденіи 3-хъ солдатъ — явился завѣдующій «отдѣленіемъ по церковнымъ дѣламъ ГПУ», въ прошломъ студентъ богословъ. Начался обыскъ, длившійся съ 11 час. вечера и до 4 час. утра. Владыка никогда въ политику не вмѣшивался, и во время обыска ничего не было найдено. Подъ конецъ обыска слѣдователь, взявъ въ руки дароносицу со Св. Дарами, началъ съ нею играть, переворачивая ее туда и сюда.

«Гражданинъ слѣдователь, — сказалъ строго Владыка, — церковь запрещаетъ мірянамъ прикасаться къ Св. Дарамъ». Съ дерзкимъ смѣхомъ слѣдователь выбросилъ Св. Дары на полъ и сталъ ихъ топтать ногами.

Владыка бросился на полъ и старался прикрыть Св. Дары своимъ тѣломъ, чтобы защитить ихъ отъ оскверненія. При этомъ онъ потерялъ сознаніе. Лишь только онъ пришелъ въ себя, солдаты отвели его въ тюрьму. Единственное, что Владыка взялъ съ собой, былъ епископскій посохъ. Въ тюрьмѣ отъ него потребовали, чтобы онъ снялъ съ себя панагію и крестъ. Онъ отказался со словами: «Я служитель Божій и не смѣю снимать съ себя крестъ!»

«Если вы не смѣете, то это сдѣлаемъ мы» — отвѣтили ему и силою сорвали съ него крестъ.

Камера, въ которую заперли Владыку, была очень мала — около двухъ квадратныхъ метровъ. Тамъ сидѣло уже семь узниковъ, преимущественно воровъ. Заключеніе лицъ духовныхъ и вообще лицъ высокаго духовнаго уровня въ одну камеру съ преступниками является постояннымъ методомъ ГПУ: оно надѣется, что преступники особенно будутъ мучить такихъ заключенныхъ.

Но на этотъ разъ вышло наоборотъ. Преступники встрѣтили старца-епископа ласково. На 8 человѣкъ заключенныхъ въ камерѣ было всего 3 койки-рамы, обтянутыя простымъ холстомъ. Одинъ изъ воровъ, счастливый обладатель одной изъ коекъ, хотѣлъ было продать ее архіепископу. Но когда Владыка заявилъ, что денегъ у него нѣтъ, воръ уступилъ свою койку Владыкѣ даромъ.

Среди заключенныхъ однимъ изъ самыхъ противныхъ былъ /с. 102/ рабочій, попавшій въ тюрьму за то, что будучи пьянымъ ругалъ совѣтскую власть. Наиболѣе же злобнымъ былъ красноармеецъ, который говорилъ, что попалъ въ тюрьму за то, что отказался разстрѣливать людей. На самомъ же дѣлѣ это былъ воръ, впослѣдствіи онъ укралъ у Владыки бѣлье. Ему обѣщали свободу, если онъ сумѣетъ добыть обличительный матеріалъ противъ Владыки и другихъ духовныхъ лицъ. Въ каждой камерѣ совѣтской тюрьмы есть свой Іуда предатель; заключенные должны быть все время на сторожѣ.

Въ первые дни Владыку кормили селедками, не давая при этомъ воды. Чрезъ нѣсколько дней этой пытки повели на первый допросъ, продолжавшійся безъ перерыва 17 часовъ. Владыку обвиняли въ поддержкѣ контръ-революціоннаго духовенства. Власти имѣли въ виду милостыню на паперти. Какъ обвинитель, такъ и обвиняемый знали, что въ обвиненіи нѣтъ ни слова правды, такъ какъ священники получали милостыню совершенно открыто, у церковныхъ воротъ. Единственная помощь, которую оказалъ имъ Владыка, былъ ночлегъ, который онъ предоставилъ имъ у себя, чтобы спасти ихъ отъ 40° мороза. Въ виду того, что допросъ ни къ чему не привелъ, архіепископу Антонію предложили отвѣтить на 3 вопроса:

1. Каково его мнѣніе о положеніи церкви при совѣтской власти?

2. Каково его мнѣніе относительно будущаго церкви въ Россіи?

3. Желаетъ ли онъ сверженія совѣтской власти?

Владыка на эти вопросы письменно отвѣтилъ слѣдующимъ образомъ:

1. Съ внѣшней стороны положеніе церкви въ Россіи очень тяжелое, но, несмотря на это, въ ней открывается благодать Божія.

2. Церковь черезъ страданія своихъ мучениковъ, какъ и въ первые вѣка христіанства, будетъ прославлена.

3. Онъ ежедневно проситъ Господа простить совѣтскому правительству его грѣхи и молится, чтобы оно не проливало больше крови.

Владыку опять отвели въ его камеру.

Три мѣсяца, слѣдовавшіе за допросомъ, прошли сносно. Заключеннымъ разрѣшалось получать отъ своихъ родственниковъ одежду и пищу. Заключенныхъ посѣщалъ врачъ, знанія котораго хотя и не были на высотѣ, но онъ все же добывалъ для заключенныхъ необходимыя лѣкарства. Владыка, котораго въ городѣ любили и чтили, получалъ большую «передачу», но онъ оставлялъ себѣ лишь сухари, бѣлье и мыло. Все остальное /с. 103/ онъ отдавалъ заключеннымъ съ нимъ. Дѣлился онъ съ ними и тюремною пищею, которая состояла изъ 300 гр. чернаго хлѣба, супа изъ рыбныхъ костей и пшенной каши безъ всякаго масла или же сала.

Самымъ тяжкимъ для Владыки было отсутствіе свѣжаго воздуха и книгъ. Сильно раздражалъ и упомянутый уже выше рабочій, который то ругалъ совѣтскую власть, то плакалъ, какъ баба. Во время сна Владыки остальные заключенные часто избивали этого рабочаго.

Узникамъ, которые стали преступниками лишь потому, что выросли безъ всякаго религіознаго воспитанія, Владыка читалъ и объяснялъ Евангеліе. Многіе изъ нихъ впервые ознакомились съ Евангеліемъ. Но онъ не только проповѣдывалъ. Своею кротостью, добротой Владыка показывалъ имъ примѣръ высокой христіанской жизни. Молодые узники съ удивленіемъ наблюдали то, какъ почтенный Владыка вставалъ ночью и долго, стоя на колѣняхъ, молился.

Наступила Страстная седмица. Архіепископъ строго соблюдалъ постъ.

Въ это время его пригласили къ слѣдователю во второй разъ. Послѣдній, угрожая револьверомъ, требовалъ, чтобы Владыка призналъ себя виновнымъ. Съ ѣдкой насмѣшкой онъ сказалъ ему: «Ваше Высокопреосвященство будетъ сидѣть здѣсь до тѣхъ поръ, пока не признаетъ себя виновнымъ.

Въ то же время Владыкѣ обѣщали полную свободу и возстановленіе въ должности, при условіи, что онъ согласится стать агентомъ ГПУ. Владыка съ возмущеніемъ отклонилъ это предложеніе. Когда слѣдователь увидѣлъ, что ни соблазны, ни угрозы на Владыку не дѣйствуютъ, онъ велѣлъ перевести Владыку въ камеру въ только что остроенномъ каменномъ зданіи. Стѣны были еще настолько сыры, что съ нихъ текла вода. Доставку заключеннымъ одежды и питанія прекратили; врачъ больше не появлялся. Въ маленькую камеру вмѣстѣ съ Владыкой посадили еще 5 крестьянъ съ Украины, бѣжавшихъ изъ лагеря ссыльныхъ. Въ сыромъ помѣщеніи стояла страшная духота; къ ней присоединялся еще запахъ шести давно немытыхъ человѣческихъ тѣлъ; нельзя было ни достать мыла, ни смѣнить бѣлья. Къ тому же въ углу камеры стояло вонючее ведро съ помоями и т. п. Два раза въ день заключеннымъ давали по стакану воды.

Къ лѣту въ иные дни заключенные такъ ослабѣвали, что не имѣли даже силъ разговаривать. Въ теченіе многихъ часовъ сидѣли они, прислонившись къ стѣнѣ, глотая, какъ вытащенныя изъ воды рыбы, воздухъ. Одежда давно превратилась въ лохмотья. Количество блохъ и вшей увеличивалось не по днямъ, /с. 104/ а по часамъ. Началась цынга, выпадали зубы, опухшіе члены покрывались синяками. У украинцевъ открылись давно зарубцовавшіяся раны, полученныя во время великой войны. Одинъ изъ нихъ умеръ, не дождавшись врача. Мертвецъ лежалъ въ камерѣ цѣлыхъ 24 часа. Потомъ убравъ трупъ, на мѣсто умершаго въ камеру перевели его сына.

Владыка лежалъ на полу, такъ какъ тамъ меньше чѣмъ на койкѣ донимали насѣкомыя. Его страшно мучила жажда. Владыка настолько ослабѣлъ, что самъ не могъ даже удалить насѣкомыхъ изъ бороды, и они заползали ему въ ротъ, носъ и уши. Другіе узники помогали ему.

По временамъ онъ терялъ сознаніе. Однажды въ камеру посадили еще одного епископа. У него умирающій поисповѣдывался. Вскорѣ Архіепископъ захворалъ дезинтеріей; потеря крови все увеличивалась. Въ концѣ концовъ, его — уже въ безсознательномъ состояніи — перенесли въ тюремную больницу. Тамъ Владыка прожилъ всего нѣсколько часовъ. Когда къ нему вернулось сознаніе, онъ, собравъ послѣднія силы, самъ прочелъ отходныя молитвы. Когда епископъ, исповѣдывавшій его, узналъ о смерти владыки Антонія, онъ произнесъ: «Агнца Божія проповѣдавше и заклани бывше, яко же агнцы».

Извѣстіе о смерти любимаго Владыки скоро распространилось по всему городу. Въ выдачѣ тѣла для погребенія было отказано. Двѣ женщины, наблюдавшія за тюремными воротами, видѣли, какъ свѣтлою ночью, вынесли голое тѣло Архіепископа. Чекисты закопали его безъ гроба.

Въ кладбищенской церкви, въ которой покойный Владыка совершилъ свою послѣднюю службу, собрался народъ къ отпѣванію. Вмѣсто гроба, на срединѣ церкви стоялъ панихидный столикъ, а на немъ митра и по сторонамъ ея возженные дикирій и трикирій, которыми покойный когда-то благословлялъ народъ.

Чинъ отпѣванія совершали бывшіе въ это время въ Архангельскѣ ссыльные священники. Когда запѣли: «Пріидите, послѣднее цѣлованіе дадимъ, братіе, умершему», всѣ молящіеся хлынули къ столику и, всхлипывая, прикладывались къ тому немногому, что осталось отъ любимаго архипастыря, здѣсь на землѣ.

Прочитывая описаніе этихъ страданій въ совѣтской тюрьмѣ, можетъ быть кто отъ ужаса не повѣритъ въ ихъ дѣйствительность? — Но да будетъ вѣдомо: что это не исключеніе и не крайность, а нѣкая капля изъ всего происходившаго въ мѣстахъ заключенія.

Источникъ: Новые мученики Россійскіе. Второй томъ собранія матеріаловъ. Составилъ Протопресвитеръ М. Польскій. — Jordanville: Типографія преп. Іова Почаевскаго. Holy Trinity Monastery, 1957. — С. 100-104.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.