Церковный календарь
Новости


2018-12-16 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Соборность и церковное сотрудничество (1976)
2018-12-16 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Существуетъ ли невидимая Церковь? (1976)
2018-12-15 / russportal
Первое посланіе къ Коринѳянамъ св. Климента Римскаго (1860)
2018-12-15 / russportal
О святомъ Климентѣ Римскомъ и его первомъ посланіи (1860)
2018-12-14 / russportal
Свт. Зинонъ Веронскій. На слова: "егда предастъ (Христосъ) царство Богу и Отцу" (1838)
2018-12-14 / russportal
Краткое свѣдѣніе о жизни св. священномуч. Зинона, еп. Веронскаго (1838)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 2-я (1849)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 1-я (1849)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 126-й (1899)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 125-й (1899)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Православное Догмат. Богословіе митр. Макарія (1976)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Свт. Тихонъ Задонскій, еп. Воронежскій (1976)
2018-12-10 / russportal
Лактанцій. Книга о смерти гонителей Христовой Церкви (1833)
2018-12-10 / russportal
Евсевій, еп. Кесарійскій. Книга о палестинскихъ мученикахъ (1849)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Истинное христіанство есть несеніе креста (1975)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Сознаемъ ли мы себя православными? (1975)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - воскресенiе, 16 декабря 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 35.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Протопресвит. Михаилъ Польскій († 1960 г.).

Протопресвитеръ Михаилъ Польскій († 1960 г.) родился 24 октября (6 ноября) 1891 г. въ станицѣ Новотроицкой Кубанской области въ семьѣ псаломщика. Окончилъ Ставропольскую духовную семинарію (1914) и по ея окончаніи работалъ противосектантскимъ миссіонеромъ. Священникъ (1920). Въ 1921 г. поступилъ въ Московскую духовную академію, которая вскорѣ была закрыта. Въ 1923 г. арестованъ и послѣ тюремнаго заключенія былъ сосланъ въ Соловецкій лагерь, а въ 1929 г. — на 3 года въ Зырянскій край. Въ 1930 г. бѣжалъ изъ ссылки и покинулъ Россію, перейдя россійско-персидскую границу. Сначала попалъ въ Палестину, потомъ (съ 1938 по 1948 гг.) былъ настоятелемъ прихода въ Лондонѣ въ юрисдикціи Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ). Въ 1948 г. переѣхалъ въ США. Служилъ въ каѳедральномъ соборѣ «Всѣхъ скорбящихъ Радосте» въ г. Санъ-Франциско (шт. Калифорнія, США) (съ 1952 г. — старшимъ каѳедральнымъ протоіереемъ указаннаго собора). Послѣ побѣды въ 1949 г. на т. н. «Лосъ-Анжелосскомъ процессѣ», гдѣ о. Михаилъ защитилъ каноническую правоту РПЦЗ какъ экспертъ-канонистъ, онъ былъ возведенъ въ санъ протопресвитера. Въ 1955 г. упомянутъ какъ каѳедральный протопресвитеръ, замѣститель предсѣдателя епархіальнаго совѣта Западно-Американской епархіи Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ). Ушелъ на покой въ 1959 г. Скончался 8 (21) мая 1960 г. въ Санъ-Франциско. Похороненъ на Сербскомъ кладбищѣ подъ Санъ-Франциско.

Сочиненія протопресвит. Михаила Польскаго

Протопр. Михаилъ Польскій († 1960 г.).
НОВЫЕ МУЧЕНИКИ РОССІЙСКІЕ.
Второй томъ собранія матеріаловъ. Jordanville, 1957.

Глава XIX.
Протоіерей Сергій Тихомировъ и іерей Николай Прозоровъ
[1].

Послѣ пресловутой деклараціи митроп. Сергія 1927 г., непризнанной Митрополитомъ Петроградскимъ Іосифомъ, митр. Сергій назначилъ на его каѳедру митрополита Серафима (Чичагова), но его отказалась признать группа духовенства, возглавляемая викарнымъ епископомъ Гдовскимъ Димитріемъ (Любимовымъ), получившая въ народѣ и на жаргонѣ чекистовъ за преданность митр. Іосифу названіе — «Іосифляне».

Сначала ГПУ имъ не препятствовало, чтобы усилить церковный расколъ. Ихъ каѳедральнымъ соборомъ сталъ Храмъ Воскресенія на Крови (мѣсто убіенія Царя Освободителя). За ними остались нѣсколько храмовъ на окраинахъ: храмъ во имя Тихвинской Б. М. въ Лѣсномъ, на Охтѣ, на Обводномъ каналѣ и крошечная церковь въ лѣсу на Пискаревкѣ за полотномъ Ириновской жел. дороги, вблизи больницы имени Мечникова (бывш. Императора Петра Великаго). Въ этомъ храмѣ Св. Александра Ошевенскаго служилъ скромный пастырь о. Николай Прозоровъ.

Первый ударъ былъ нанесенъ «іосифлянамъ» арестомъ зимой 1929 г. о. Ѳеодора Константиновича Андреева, которому посвященъ былъ предъидущій очеркъ.

Въ ноябрѣ 1929 г. были арестованы всѣ видные пастыри — «іосифляне»: еп. Димитрій, еп. Сергій Нарвскій, прот. Василій Верюжскій, павшій послѣ многихъ лѣтъ заключенія и потомъ сподвижникъ Московской большевицкой патріархіи, б. ключарь храма Воскресенія на Крови, прот. Іоаннъ Никитинъ, прот. о. Сергій Тихомировъ, священникъ о. Петръ Б., молодой священникъ о. Николай Прозоровъ, свящ. о. Никифоръ Стрѣльниковъ, монахиня мать Кира, и еще нѣсколько скромныхъ мірянъ.

Въ февралѣ 1930 г. въ камерѣ № 9 Дома Предварительнаго Заключенія на улицѣ Воинова (б. Шпалерная) № 25 встрѣтилъ я, — пишетъ свидѣтель, — одного инженера судостроителя съ /с. 139/ Балтійскаго завода. Удрученный арестомъ, я получилъ въ первые же дни заключенія отъ него и духовную поддержку и совмѣстную молитву.

Въ концѣ февраля привели къ намъ въ камеру странника. Этотъ малограмотный инвалидъ, претерпѣвшій раненія 25 лѣтъ назадъ во время осады Портъ Артура, будучи рядовымъ солдатомъ, являлъ рѣдкую стойкость и рѣзко осуждалъ дѣйствія митр. Сергія. Затѣмъ перевели изъ «одиночки» о. Петра Б. Примкнувъ къ нимъ обоимъ всей душой, я навсегда порвалъ съ іерархіей м. Сергія и примкнулъ къ маленькой церкви, получившей своего пастыря въ лицѣ о. Петра.

10 апрѣля 1930 г. нашу камеру отдали подъ «рабочихъ» (арестанты, работавшіе на лѣсопилкѣ во дворѣ тюрьмы) и мы всѣ четверо были переведены въ камеру № 21, гдѣ на 20 коекъ было 80-100 человѣкъ (въ предыдущей на 14 коекъ — 35-45 человѣкъ), гдѣ встрѣтилъ отцовъ Іоанна и Николая, еще одного старенькаго 75-ти лѣтъ протоіерея о. Николая Загоровскаго, привезеннаго изъ Харькова по дѣлу митр. Сергія, и бывшаго сѵнодальнаго чиновника Шенецъ. Съ ними недѣлю спустя 4/17 апрѣля справили мы Пасхальную Заутреню и провели лѣто.

Съ нами гулялъ и находившійся въ камерѣ № 22 о. Александръ Тихомировъ, братъ о. Сергія, сильно страдавшій отъ сердечныхъ припадковъ, и двое командировъ, изъ кадровыхъ офицеровъ, примыкавшихъ къ той же группѣ.

Въ это время въ одиночкѣ томился возглавлявшій вѣрную паству въ Петроградѣ викарный епископъ Димитрій Гдовскій, котораго я разъ встрѣтилъ, вынося съ другими заключенными, въ сопровожденіи надзирателя, тяжелый ящикъ съ мусоромъ; Владыка возвращался съ 10-минутной прогулки. Въ одиночкахъ пребывали протоіереи Верюжскій и Сергій Тихомировъ. Участь послѣдняго была особенно опасной; другимъ пастырямъ говорили при допросахъ, что у о. Сергія нашли при обыскѣ «дѣянія Собора въ Сремскихъ Карловцахъ», и онъ безстрашно исповѣдалъ передъ чекистами свое полное съ нимъ единодушіе.

Отцы, старѣйшіе по времени пребыванія въ этой камерѣ, занимали уголокъ, гдѣ спали рядомъ, а утромъ служили обѣдницу, вечеромъ вечерню, подъ праздникъ — всенощную. Они сидѣли въ рядъ на табуреткахъ, къ нимъ подсаживались 2-3 мирянъ и мы слушали произносимую наизусть вполголоса всю службу. Прочіе заключенные дѣлали видъ, что этого не замѣчаютъ. Въ іюлѣ попали въ камеру два видныхъ священника «сергіанина»: — о. Николай Чуховъ (потомъ митрополитъ Григорій Ленинградскій, недавно умершій) и о. Николай Чепуринъ /с. 140/ (умеръ въ Москвѣ 1949 г. проректоромъ совѣтской Духовной Академіи). Хотя они были мои однодѣльцы по дѣлу «Академика Платонова», я не поддерживалъ съ ними молитвеннаго общенія и они съ нами не молились. Чукова выпустили по просьбѣ митр. Сергія Ягодѣ, а Чепуринъ получилъ 8 лѣтъ заключенія, но выпущенъ съ Бѣломорканала въ 1932 г.

Въ камерѣ я узналъ все «житіе» моихъ соузниковъ. 33-лѣтній отецъ Николай Прозоровъ, бросилъ Семинарію въ 1915 г. и 18-ти лѣтъ пошелъ добровольцемъ на фронтъ. Революція застала его, недоучившагося семинариста, подпоручикомъ. По возвращеніи съ фронта въ родной Воронежъ онъ былъ обвиненъ съ другими въ «заговорѣ» и приговоренъ къ разстрѣлу. Это было въ страшные годы гражданской войны. Горячо молясь въ ожиданіи казни, молодой, полный жизни и мужества офицеръ далъ обѣтъ — пойти въ священники, если Господь сохранитъ ему жизнь. На утро ему объявили о замѣнѣ разстрѣла многолѣтнимъ заключеніемъ. Потомъ нѣсколько амнистій и онъ, оказавшись на свободѣ, принялъ священство. Рукополагалъ его архіепископъ Іоаннъ (Поммеръ), впослѣдствіи звѣрски убитый подъ Ригой большевиками террористами 12 октября 1934 года.

Но ГПУ запретило ему пребываніе въ Воронежѣ, и онъ пріѣхалъ въ Петроградъ, гдѣ служилъ въ небольшой деревенской церкви св. Александра Ошевенскаго около платформы «Пискаревка», Ириновской жел. дороги.

Разъ съ нимъ произошелъ замѣчательный случай. «Пріѣхалъ къ нему одинъ изъ крупнѣйшихъ въ Ленинградѣ коммунистовъ. — «Слушай, попъ, я влюбился въ эту красавицу»! Онъ показалъ на пріѣхавшую съ нимъ дѣвушку, дѣйствительно, заслуживіавшую это названіе. — «Она поладить не хочетъ, пока попъ не обкрутитъ. Твоя церковь въ лѣсу, никто не узнаетъ». (Коммунисты за церковный бракъ исключаются изъ партіи). О. Николай согласился и предложилъ имъ у него предварительно поговѣть, хотя бы наканунѣ вѣнчанія. — «Шутишь, попъ, — возмутился всесильный коммунистъ, — я потакаю капризу любимой дѣвушки, но никакой исповѣди не признаю. Вѣнчай сразу. Заплачу, сколько захочешь, больше чѣмъ ты за годъ зарабатываешь. У тебя, чай, своя баба, да дѣти (у него было 3 дѣтей). Пока я живъ, тебя никто не арестуетъ. А невзначай посадятъ, пусть попадья къ женѣ прибѣжитъ, мигомъ выпустятъ. Вѣдь я — членъ Ц. К. Партіи». Но о. Николай отказался вѣнчать безъ исповѣди, несмотря на просьбы и угрозы грознаго гостя и слезы его прекрасной спутницы, и остался въ нуждѣ съ семьей, лишившись возможности пріобрѣсти всесильнаго за/с. 141/ступника съ вѣсомъ въ Кремлѣ. Имя его онъ мнѣ не открылъ, но сказалъ, что это имя извѣстно по всей Россіи.

Утромъ 4/17 августа вызвали, какъ всегда, въ корридоръ, и «кукушка» (брюнетка-канцеляристка ДПЗ, приносившая арестантамъ для объявленія приговоры тройки ОГПУ при Ленинградскомъ Военномъ Округѣ и прозванная нами такъ, ибо «кукувала» каждому число годовъ заключенія) — дала расписаться въ прочтеніи приговоровъ: о. Іоаннъ Никитинъ, инженеръ К. и Божій странникъ — по 10 лѣтъ концлагеря, о. Петръ Б. — 5 лѣтъ, о. Николай Загоровскій — 3 года, Чиновникъ Шенецъ — три года ссылки въ Казахстанъ.

На другое утро мы узнали на прогулкѣ путемъ мудреной сигнализаціи, что епископъ Димитрій въ возрастѣ 75 лѣтъ получилъ 10 лѣтъ изолятора (черезъ 8 лѣтъ онъ былъ разстрѣлянъ — въ 1938 г.). Отецъ Василій Верюжскій и мать Кира — по 10 лѣтъ концлагеря, о. Александръ Тихомировъ — 5 лѣтъ; другихъ не помню.

Отмѣчу, что 10 лѣтъ получилъ малограмотный старикъ-слесарь 70 лѣтъ, рабочій крупнаго завода, заявившій себя на допросѣ монархистомъ.

Только заключенный въ одиночкѣ о. Сергій Тихомировъ и нашъ соузникъ о. Николай Прозоровъ не были вызваны для объявленія днемъ 4/17 августа приговора.

На другой день всѣ приговоренные были вызваны на этапъ и простились съ нами. Отецъ Николай недоумѣвалъ — радоваться или печалиться? Если бы его оправдали, то, вѣроятно, выпустили бы. Но все понятнѣе дѣлалась — другая причина, почему до отправки его однодѣльцевъ о немъ какъ будто забыли. Я старался весь день 5/18 въ канунъ Преображенія не отходить отъ о. Николая, который сразу почувствовалъ себя одинокимъ съ отправкой всѣхъ однодѣльцевъ.

Изъ сотни заключенныхъ большинство не понимало, въ чемъ дѣло, другіе думали, что это признакъ освобожденія. Одинъ онъ прочиталъ подъ Преображеніе по памяти всенощную, прослушанную мной; другіе міряне, слушавшіе ихъ обычно, были уже разосланы по концлагерямъ. Вѣдь составъ камеры мѣняется. Онъ вынулъ изъ кармана подрясника снимокъ своихъ трехъ дочекъ 6, 4, и 2 лѣтъ и, нѣжно глядя на нихъ, сказалъ мнѣ: — «Вѣрю, что Господь не покинетъ этихъ сиротокъ въ страшномъ большевицкомъ мірѣ».

Началась обычная укладка около 9 час. вечера. Старшіе по времени пребыванія въ камерѣ ложились на койки, прочіе на столахъ и скамьяхъ, составленныхъ табуреткахъ, новички подъ столами и койками. Моя койка была у окна, о. Николая — у /с. 142/ рѣшетки, отдѣлявшей отъ насъ корридоръ. Когда всѣ легли, появился дежурный комендантъ и сталъ въ корридорѣ у двери рѣшетки:

— «Прозоровъ, есть такой?»

— «Есть, это — я», — вскочилъ съ койки о. Николай.

— «Имя — отчество?» — спросилъ комендантъ, свѣряясь по запискѣ.

— «Николай Киріаковичъ», — отвѣтилъ, одѣваясь Батюшка.

— «Собирайся съ вещами».

Отецъ Николай все понялъ. Мы съ нимъ не разъ наблюдали, какъ дежурный комендантъ, вызывалъ такъ на разстрѣлъ.

Отецъ Николай сталъ быстро одѣваться и укладывать соломенную картонку съ его тюремнымъ «имуществомъ». Я лежалъ на другомъ концѣ камеры и не могъ добраться до него черезъ камеру, заставленную столами, скамейками, спущенными койками съ лежащими повсюду тѣлами. Но изъ освѣщеннаго угла, гдѣ онъ укладывался, мнѣ ясно было видно его просіявшее какой-то неземной радостью мужественное, окаймленное черной бородой лицо (ему было 33 года, какъ Спасителю, когда онъ поднимался на Голгоѳу). Вся камера притихла и слѣдила за о. Николаемъ. За рѣшеткой не спускалъ съ него глазъ комендантъ. Отецъ Николай со счастливой улыбкой оглядѣлъ всѣхъ насъ и быстро пошелъ къ рѣшеткѣ, которую отворилъ ему комендантъ. На порогѣ онъ обернулся къ намъ и громко сказалъ: «Господь зоветъ меня къ Себѣ и я сейчасъ буду съ Нимъ!»

Молча, потрясенные величіемъ души этого скромнаго пастыря, всѣ мы глядѣли, какъ захлопнулась за нимъ рѣшетка, и быстрой походкой онъ пошелъ передъ слѣдовавшимъ за нимъ комендантомъ. Шопотомъ съ умиленіемъ стали говорить объ отцѣ Николаѣ всѣ мы. Не только вѣрующимъ, но и безбожникамъ: троцкистамъ, меньшевикамъ, бандитамъ и просто совѣтскимъ мошенникамъ внушала уваженіе и умиленіе его твердая вѣра.

Въ очередной день свиданія съ родиыми, вернувшіеся со свиданій заключенные передали намъ, что матушкамъ объявлены приговоры мужей. Такимъ образомъ мы узнали, что одновременно съ о. Прозоровымъ въ ночь подъ Преображеніе разстрѣлянъ проведшій 9 мѣсяцевъ своего заключенія зъ одиночкѣ о. Сергій Тихомировъ.

Дополнительныя свѣдѣнія о протоіереѣ о. Сергіѣ Тихомировѣ сообщилъ его духовный сынъ проф. И. М. Андреевъ.

Протоіерей о. Сергій Тихомировъ сначала былъ настоятелемъ церкви «Введенія во храмъ Пресв. Богородицы», въ Петроградѣ, на Введенской ул. Послѣ разрушенія этой церкви о. Сер/с. 143/гій былъ настоятелемъ церкви во имя «Іоанна Милостиваго, патріарха Александрійскаго» при убѣжищѣ слѣпыхъ на углу Большой Зелениной ул. и Геслеровскаго проспекта, Петроградской стороны. Послѣ захвата этой церкви живоцерковникомъ Красницкимъ, состоялъ вторымъ священникомъ въ церкви во имя «Алексія, человѣка Божія» на Геслеровскомъ проспектѣ. (Настоятелемъ тамъ былъ протоіерей о. Павелъ Виноградовъ). Отецъ Сергій Тихомировъ былъ глубокочтимымъ священникомъ. Многіе профессора Петроградскаго Университета и другихъ высшихъ учебныхъ заведеній были его духовными чадами. Среди нихъ былъ и знаменитый русскій философъ и религіозный мыслитель, проф. Петроградскаго Университета и Политехническаго Института С. А. Аскольдовъ. Аскетъ, замѣчательный проповѣдникъ, большой почитатель митроп. Антонія (Храповицкаго), часто посѣщавшій Оптину Пустынь и находившійся въ духовномъ общеніи съ Оптинскими старцами: Іосифомъ, Анатоліемъ, Нектаріемъ и Досиѳеемъ (духовникомъ старца Нектарія), о. Сергій Тихомировъ, въ свою очередь, могъ быть названъ старцемъ, подобно протоіерею о. Михаилу Прудникову, съ которымъ былъ въ духовной дружбѣ. Строгій къ своимъ духовнымъ чадамъ, когда замѣчалъ въ нихъ хотя бы слабыя признаки самооправданія, онъ былъ необычайно нѣженъ, чутокъ, внимателенъ и любвеобиленъ, если замѣчалъ хотя бы намекъ на уныніе или отчаяніе. Былъ онъ средняго роста, очень худощавый, съ иконописнымъ «византійскимъ лицомъ, съ глазами — одновременно строгими и ласковыми.

Послѣ «Деклараціи» митрополита Сергія (въ 1927 г.) отецъ Сергій тотчасъ присоединился къ группѣ протестующихъ, обличая предательство митрополита Сергія и иже съ нимъ. Послѣднее время, вплоть до своего ареста, онъ служилъ въ Каѳедральномъ Соборѣ «іосифлянъ» (какъ называли, по имени митрополита Іосифа всѣхъ не признававшихъ «Деклараціи» и отошедшихъ отъ митр. Сергія, «сергіанъ») — въ Храмѣ Воскресенія на крови. Арестованный сначала въ 1928 г., онъ былъ черезъ нѣсколько мѣсяцевъ почему-то выпущенъ, но затѣмъ, въ ноябрѣ 1929 г. снова арестованъ. Въ тюрьмѣ (онъ находился въ Петроградскомъ Домѣ Предварительнаго Заключенія на Шпалерной ул.) о. Сергій велъ себя чрезвычайно мужественно и безстрашно, обличая безбожіе, несмотря на угрозы и побои. Незадолго до разстрѣла онъ попросилъ свою жену принести ему чистое бѣлье и новую рясу и на послѣднемъ свиданіи съ женой, весь просіявшій и радостный, заразилъ и ее духовнымъ подъемомъ, спокойствіемъ и радостію. Сидѣлъ онъ въ одиноч/с. 144/номъ заключеніи. Разстрѣлянъ былъ подъ праздникъ Преображенія 6 августа 1930 г.

Относительно священника о. Николая Прозорова имѣются еще слѣдующія свѣдѣнія. Еще будучи, до священства, подпоручикомъ, Прозоровъ былъ обвиненъ въ «заговорѣ» и приговоренъ къ разстрѣлу. Находясь съ группой «смертниковъ» офицеровъ въ общей камерѣ, онъ предложилъ вѣрующимъ прочитать вслухъ акаѳистъ св. Николаю Чудотворцу — защитнику невинно-осужденныхъ. Акаѳистъ у него случайно оказался съ собой. Часть офицеровъ согласилась, отошла въ сторону и тихонько пропѣла этотъ акаѳистъ. Другая же группа, вѣроятно, невѣрующихъ или маловѣрующихъ и нецерковныхъ офицеровъ не приняла въ этой молитвѣ никакого участія. И вотъ случилось чрезвычайное чудо, глубоко перевернувшее всю душу молодого офицера Прозорова: на утро, всѣ читавшіе акаѳистъ были избавлены отъ казни и получили разные сроки заключенія въ тюрьмы. Прозоровъ далъ обѣтъ принять священство, какъ только онъ выйдетъ изъ тюрьмы. Оказавшись черезъ нѣсколько времени на свободѣ онъ выполнилъ свой обѣтъ. Я лично не зналъ о. Николая, но слышалъ объ этомъ фактѣ чуда отъ своего друга проф. о. Ѳеодора Андреева. Необычайное духовно просвѣтленное и радостное состояніе о. Николая Прозорова передъ казнью, описанное очевидцемъ выше, объясняется его предыдущимъ глубокимъ религіознымъ опытомъ въ связи съ указаннымъ воистину чудеснымъ избавленіемъ отъ смерти послѣ чтенія акаѳиста св. Николаю Чудотворцу.

Примѣчаніе:
[1] Въ томѣ I на стр. 215 даны не совсѣмъ точныя свѣдѣнія о мученичествѣ этихъ пастырей. Соузникъ второго изъ нихъ и очевидецъ его предсмертнаго часа разсказываетъ, чему «свидѣтелемъ Господь его поставилъ».

Источникъ: Новые мученики Россійскіе. Второй томъ собранія матеріаловъ. Составилъ Протопресвитеръ М. Польскій. — Jordanville: Типографія преп. Іова Почаевскаго. Holy Trinity Monastery, 1957. — С. 138-144.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.