Церковный календарь
Новости


2018-11-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 39-я (1922)
2018-11-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 38-я (1922)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (2-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (1-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Евангеліе въ церкви (1975)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Новый храмъ въ Бруклинѣ (1975)
2018-11-14 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 4-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-14 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 3-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отвѣтъ (1-й) архіеп. Іоанну Шаховскому (1996)
2018-11-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Неправильный отвѣтъ (1996)
2018-11-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 37-я (1922)
2018-11-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 36-я (1922)
2018-11-13 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово въ день Богоявленія (1883)
2018-11-13 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово въ навечеріе Новаго года (1883)
2018-11-13 / russportal
"Книга Правилъ". Правила св. Кирилла, архіеп. Александрійскаго (1974)
2018-11-13 / russportal
"Книга Правилъ". Правила Ѳеофила, архіеп. Александрійскаго (1974)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 15 ноября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 9.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Протопресвит. Михаилъ Польскій († 1960 г.).

Протопресвитеръ Михаилъ Польскій († 1960 г.) родился 24 октября (6 ноября) 1891 г. въ станицѣ Новотроицкой Кубанской области въ семьѣ псаломщика. Окончилъ Ставропольскую духовную семинарію (1914) и по ея окончаніи работалъ противосектантскимъ миссіонеромъ. Священникъ (1920). Въ 1921 г. поступилъ въ Московскую духовную академію, которая вскорѣ была закрыта. Въ 1923 г. арестованъ и послѣ тюремнаго заключенія былъ сосланъ въ Соловецкій лагерь, а въ 1929 г. — на 3 года въ Зырянскій край. Въ 1930 г. бѣжалъ изъ ссылки и покинулъ Россію, перейдя россійско-персидскую границу. Сначала попалъ въ Палестину, потомъ (съ 1938 по 1948 гг.) былъ настоятелемъ прихода въ Лондонѣ въ юрисдикціи Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ). Въ 1948 г. переѣхалъ въ США. Служилъ въ каѳедральномъ соборѣ «Всѣхъ скорбящихъ Радосте» въ г. Санъ-Франциско (шт. Калифорнія, США) (съ 1952 г. — старшимъ каѳедральнымъ протоіереемъ указаннаго собора). Послѣ побѣды въ 1949 г. на т. н. «Лосъ-Анжелосскомъ процессѣ», гдѣ о. Михаилъ защитилъ каноническую правоту РПЦЗ какъ экспертъ-канонистъ, онъ былъ возведенъ въ санъ протопресвитера. Въ 1955 г. упомянутъ какъ каѳедральный протопресвитеръ, замѣститель предсѣдателя епархіальнаго совѣта Западно-Американской епархіи Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ). Ушелъ на покой въ 1959 г. Скончался 8 (21) мая 1960 г. въ Санъ-Франциско. Похороненъ на Сербскомъ кладбищѣ подъ Санъ-Франциско.

Сочиненія протопресвит. Михаила Польскаго

Протопр. Михаилъ Польскій († 1960 г.).
НОВЫЕ МУЧЕНИКИ РОССІЙСКІЕ.
Второй томъ собранія матеріаловъ. Jordanville, 1957.

Глава XXVII.
Духовенство Кубанской Епархіи.

Протоіерей о. Александръ Маковъ.

Отецъ Александръ окончилъ Духовную Академію. Будучи настоятелемъ Ильинской церкви г. Краснодара, онъ въ дореволюціонное время былъ преподавателемъ Закона Божьяго въ гимназіяхъ и въ Маріинскомъ Институтѣ. Въ концѣ лѣта 1922 года, когда появилась «Живая Церковь» и протоіерей Ѳеодоръ Делавериди, пріѣхавъ изъ Москвы, сдѣлалъ докладъ на Епархіальномъ Съѣздѣ о необходимости признанія новаго теченія въ Церкви, именуемаго «обновленчествомъ», пригласивъ на закрытое засѣданіе духовенства секретаря городского исполнительнаго комитета и представителя мѣстной газеты «Красное знамя», — одинъ о. Александръ на весь городъ не явился на этотъ съѣздъ и не призналъ «Живой Церкви», переставъ возносить молитвы за правящаго Архіепископа Іоанна, замѣнивъ такового вновь признаннымъ имъ Епископомъ Евсевіемъ Ейскимъ. Маковъ подвергся травлѣ какъ со стороны духовныхъ властей города, такъ и гражданскихъ. Газеты писали, что у насъ въ городѣ имѣется «черный воронъ», оставшійся одинъ вѣрнымъ контръ-революціонному Патріарху Тихону, котораго онъ не переставалъ поминать вслухъ во время службы. Дошло до исключительнаго безобразія, когда подъ праздникъ Воздвиженія Креста Господня явились представители мѣстнаго Епархіальнаго Управленія — два священника, одного изъ которыхъ народъ просто не допустилъ въ храмъ, а другой, пробравшись на амвонъ, сталъ зачитывать рѣшеніе Епархіальнаго Управленія обратиться къ совѣтской власти съ просьбой выселить священника Макова за предѣлы Кубанскаго края, какъ сѣющаго церковную смуту.

О. Александръ стоялъ передъ закрытыми царскими вратами. Народъ шумѣлъ, а затѣмъ, не давъ закончить священнику Ѳоменко, просто стащилъ его съ амвона и силой удалилъ его изъ храма. О. Александръ открылъ Царскіе врата и уже облаченный вышелъ и сказалъ къ молящимся слово, поясняя, что онъ считаетъ своимъ долгомъ оставаться на своемъ посту, какъ часовой, ввѣряя свой дальнѣйшій путь волѣ Божіей.

/с. 204/ Вскорѣ, конечно, онъ былъ арестованъ и высланъ на нѣсколько лѣтъ.

Приблизительно въ началѣ 1926 года онъ вернулся изъ ссылки и сталъ служить уже въ Георгіевской церкви, по прежнему выступая въ своихъ проповѣдяхъ противъ «Живой Церкви». 1 марта 1927 года о. Александръ былъ арестованъ и опять высланъ и больше уже не имѣлъ права вернуться въ Краснодаръ. Онъ жилъ долгое время въ Черниговѣ со своей семьей, состоявшей изъ жены и трехъ дѣтей. Въ 1926 году Епископъ Иннокентій Бѣлгородскій управлялъ Кубанской Епархіей, котораго о. Маковъ поминалъ въ молитвахъ, какъ правящаго Епископа. Епископъ Иннокентій никогда въ Краснодаръ не пріѣзжалъ и Макову въ ЧК заявляли, что, хотя онъ и поминаетъ Епископа Иннокентія, но ЧК считаетъ его замѣняющимъ Епископа, тѣмъ болѣе, что онъ проявляетъ большую активность въ дѣлѣ организаціи приходовъ по станицамъ области. Отецъ Александръ, такъ никогда и не призналъ «Живой Церкви». Онъ не былъ судимъ въ показательныхъ процессахъ, хотя въ одно изъ своихъ заключеній сидѣлъ въ тюрьмѣ одновременно съ Епископомъ Евсевіемъ. Дальнѣйшая судьба отца Александра неизвѣстна.

Іеромонахъ о. Іоасафъ (Берсеневъ).

Онъ былъ священнослужителемъ въ маленькой домовой церкви г. Краснодара, находившейся на самомъ углу Гоголевской и Пластуновской улицъ, въ честь чудотворной Грузинской Иконы Божіей Матери. Возвращаясь однажды (въ 1921 году) въ 3 часа дня домой, а жилъ онъ при молитвенномъ домѣ, онъ увидѣлъ множество народа, столпившагося на углу и смотрѣвшаго на наружную Икону Божіей Матери. Въ народѣ было волненіе. На глазахъ у всѣхъ происходило обновленіе иконы. Съ трудомъ о. Іоасафъ пробрался къ себѣ въ келью. Сейчасъ же къ нему явились агенты ЧК, требуя, чтобы онъ вышелъ и успокоилъ толпу, чтобы народъ разошелся. О. Іосафъ отказался выйти къ народу, несмотря на угрозы агентовъ, что иначе онъ будетъ немедленно арестованъ. Какъ онъ разсказывалъ потомъ, — его совѣсть не позволила ему выйти къ народу и отрицать то, свидѣтелемъ чего онъ былъ самъ. Онъ былъ немедленно арестованъ и затѣмъ вскорѣ судимъ. На судѣ былъ допущенъ упомянутый выше защитникъ г. Хинтибидзе, который заявилъ въ своей рѣчи, что такіе враги совѣтской власти, какъ Берсеневъ, не опасны, такъ какъ они никогда не станутъ стрѣлять изъ-за угла, что эти люди, которые открыто заявляютъ себя вѣрующими и не отступаютъ отъ своихъ убѣжденій, даже когда имъ угрожаетъ наказаніе, совершенно для совѣтской власти безвред/с. 205/ны и, въ заключеніи призывалъ судъ оправдать его потому, что наказавъ его, судъ тѣмъ самымъ сдѣлаетъ его мученикомъ въ глазахъ вѣрующихъ, чего не слѣдуетъ дѣлать. Однако, о. Іоасафъ былъ осужденъ, хотя и на короткій срокъ. Выйдя на свободу, онъ вернулся въ свой молитвенный домъ. Періодъ, когда судили Епископа Евсевія, онъ былъ на свободѣ и имѣлъ возможность посѣщать заключенныхъ въ городской тюрьмѣ. О. Іоасафъ зналъ, что скоро очередь дойдетъ до него, но считалъ своимъ долгомъ пока имѣетъ возможность разъяснять народу, что все заключенное духовенство преслѣдуется властью не за политику, а за исповѣданіе православной вѣры, и съ амвона открыто объ этомъ говорилъ. Въ то время о. Іоасафу было не болѣе 35 лѣтъ, онъ въ молодые годы принялъ монашество и подвизался въ Соловецкомъ монастырѣ. Вскорѣ послѣ высылки Епископа Евсевія и другихъ былъ арестованъ и о. Іоасафъ и высланъ въ неизвѣстномъ направленіи. Больше о немъ свѣдѣній не было.

Протоіерей о. Александръ Пурлевскій.

Въ моментъ возникновенія обновленческаго раскола онъ служилъ въ Екатерининскомъ Каѳедральномъ Соборѣ. Когда пріѣхалъ прот. Делавериди изъ Москвы съ дерективами отъ высшихъ обновленческихъ властей въ лицѣ Введенскаго, Красницкаго и проч. — провести «Живую Церковь» и на Кубани, былъ созванъ епархіальный съѣздъ, на которомъ при закрытыхъ дверяхъ присутствовали представители совѣтской власти, очевидно для большаго устрашенія и давленія на участниковъ съѣзда, исключительно духовныхъ лицъ. Прот. Ѳ. Делавериди прямо заявилъ: «Отцы, «Живая Церковь» должна быть нами принята, этого требуетъ время, этого требуютъ интересы Церкви, и когда я вижу колебаніе отдѣльныхъ лицъ, наблюдаемое въ ихъ выступленіяхъ и безпокойствѣ о каноничности такого шага, то въ этомъ я вижу причины, которымъ не должно быть мѣста, если мы стремимся къ церковному миру и единенію. Молчатъ такіе столпы, какъ о. Григорій Виноградовъ (настоятель собора), отецъ Петръ Руткевичъ (ключарь собора) и другіе, видимо, находясь подъ впечатлѣніемъ неудачныхъ выступленій нѣкоторыхъ священнослужителей. Владыка (онъ имѣлъ ввиду присутствовавшаго архіеп. Іоанна) ищетъ поддержку, но онъ не находитъ ее у этихъ столповъ». — При упоминаніи фамилій Виноградова и Руткевича оба были крайнѣ смущены и взволнованы, но уже потомъ вскорѣ видимо безповоротно рѣшили стать на путь раскола и первыми подписали въ концѣ засѣданія /с. 206/ лежавшую на столѣ декларацію о признаніи съѣздомъ безоговорочно «Живой Церкви» и ея новаго высшаго управленія въ Москвѣ, возникшаго съ вѣдома и желанія совѣтскаго правительства. Во время перерыва между засѣданіями съѣзда прот. Делавериди подошелъ къ отцу Александру Пурлевскому и прямо ему заявилъ: — «О. Александръ, я не понимаю къ чему всѣ ваши выступленія, выражающія сомнѣнія въ правильности нашего пути съ канонической стороны. Я уважаю васъ, знаю, что вы семейный человѣкъ и считаю, что ваше такое поведеніе ни къ чему хорошему не приведетъ. Мой вамъ совѣтъ безоговорочно присоединиться къ намъ и не оставаться въ меньшинствѣ, чтобы потомъ не пожалѣть». — О. Александръ въ числѣ послѣднихъ участниковъ этого съѣзда подписалъ признаніе имъ «Живой Церкви», но съ того момента, какъ онъ потомъ разсказывалъ, онъ потерялъ спокойствіе духа и три дня и три ночи провелъ въ разсужденіи и размышленіи. Черезъ три дня онъ подалъ заявленіе о снятіи имъ своей подписи подъ этимъ признаніемъ. Репрессіи не заставили себя долго ждать и черезъ немного дней о. Александру было предложено немедленно освободить квартиру въ церковномъ домѣ при Екатерининскомъ Соборѣ, гдѣ онъ жилъ съ семьей. Отца Александра Пурлевскаго принялъ съ радостнымъ чувствомъ о. Александръ Маковъ, съ которымъ въ дальнѣйшемъ и была частично связана его судьба. Все это произошло осенью 1922 года, а 16 декабря по нов. стилю оба они были арестованы и потомъ нѣсколько мѣсяцевъ сидѣли въ помѣшеніи ЧК и затѣмъ въ городской тюрьмѣ до своей высылки лѣтомъ 1923 года. О. Александръ Пурлевскій былъ съ высшимъ духовнымъ образованіемъ. Въ 1926 году онъ вернулся изъ ссылки и служилъ нѣкоторое время съ о. Александромъ Маковымъ, но затѣмъ былъ опять высланъ и больше не возвращался въ Краснодаръ. Слышно было о немъ, что онъ былъ потомъ, когда овдовѣлъ, хиротонисанъ во епископа, принявъ въ монашествѣ имя Фотія. Доходили также слухи, что онъ служилъ въ Европейской части СССР. По послѣднимъ даннымъ, епископъ Фотій (Пурлевскій), пребывавшій на каѳедрѣ въ Семипалатинскѣ, разстрѣлянъ въ 1933 году.

Священникъ о. Герасимъ Цвѣтковъ.

Старецъ, убѣленный сѣдиной, производящій впечатлѣніе исключительно привѣтливаго и кроткаго человѣка, о. Герасимъ большею частью служилъ въ станицѣ Калужской, Кубанской области, а пѣшкомъ приходилъ служить въ Краснодаръ. «Живой Церкви» онъ не признавалъ, и упорно отказывался признать совѣтскую власть. Его нѣсколько разъ арестовывали, привози/с. 207/ли въ городъ, потомъ отпускали, такъ какъ онъ объявлялъ голодовку, совершенно не принимая ни пищи, ни даже воды изъ рукъ чекистовъ, которымъ прямо въ лицо говорилъ, что руки ихъ осквернены невинной кровью, почему онъ, какъ священникъ, не можетъ принимать пищу изъ ихъ рукъ. Въ одно изъ его очередныхъ заключеній одновременно съ нимъ сидѣлъ въ сосѣдней камерѣ и Епископъ Евсевій, который предложилъ отцу Герасиму принять пищу (объявлявшіе голодовку содержались въ одиночныхъ камерахъ), но онъ и его не послушалъ. Желая ему помочь и облегчить его тяжелое положеніе, вѣрующіе нашли лѣтъ 12-ти мальчика, который былъ допускаемъ комендатурой ЧК къ о. Герасиму, и только изъ его рукъ о. Герасимъ принималъ пищу, благословлялъ мальчика каждый разъ и, такимъ образомъ, онъ былъ спасаемъ отъ голодной смерти. Когда перевели Епископа Евсевія въ тюрьму передъ судомъ, отецъ Герасимъ былъ тоже туда переведенъ и однажды, когда подошедшій къ нему прокуроръ Раусовъ спросилъ его: — «Какъ вы себя чувствуете?» Отецъ Герасимъ не пожелалъ съ нимъ разговаривать и прямо ему заявилъ: — «Ты, слуга діавола, мнѣ съ тобой не о чемъ говорить». Прокуроръ былъ смущенъ да еще въ присутствіи недалеко стоявшей стражи, и назвалъ о. Герасима безумцемъ, на что о. Герасимъ опять сказалъ, что то — все же лучше, чѣмъ быть слугой діавола. Отецъ Герасимъ былъ привлеченъ къ суду вмѣстѣ съ Епископомъ Евсевіемъ. Однако, чуть ли не въ первый день засѣданія суда, общественный обвинитель Бѣлоусовъ заявилъ суду, что ввиду того, что обвиняемый Цвѣтковъ привлекался къ судебной отвѣтственности царскимъ режимомъ и былъ заключенъ въ Шлиссельбургской крѣпости, онъ не возражалъ бы противъ освобожденія Цвѣткова изъ-подъ стражи. Судъ удовлетворилъ такое заявленіе обвинителя и о. Герасимъ былъ немедленно освобожденъ, но, конечно, не надолго. Вскорѣ онъ былъ опять арестованъ и посаженъ, по имѣвшимся свѣдѣніямъ, въ тюрьму въ г. Новороссійскѣ, гдѣ, объявивъ голодовку, онъ скончался на 9-й день.

Протоіерей Аполлоній Темномѣровъ.

Отецъ Аполлоній, академикъ, несомнѣнно крупная фигура въ средѣ бѣлаго духовенства тогдашней Россіи, былъ посланъ отъ Кубани делегатомъ на съѣздъ «Живой Церкви» въ Москвѣ. Прибывъ въ Москву, онъ уже на съѣздѣ рѣшилъ порвать съ обновленчествомъ и, вернувшись въ Краснодаръ, явился въ Георгіевскую церковь, гдѣ и принесъ всенародное покаяніе. Для обновленчества это былъ большой ударъ, для Правосла/с. 208/вія — торжество. Отецъ Аполлоній, уже преклонныхъ лѣтъ, плакалъ во время принесенія покаянія, какъ и многіе присутствовавшіе въ храмѣ. Совмѣстныя службы о. Аполлонія и обоихъ отцовъ Александровъ — Макова и Пурлевскаго привлекали массы молящихся. Отцу Аполлонію было назначеніе служить зъ молитвенномъ домѣ на Дубинкѣ — въ честь Св. Николая, гдѣ онъ и служилъ приблизительно до конца 1929 года, послѣ чего и его постигла общая участь остальныхъ его сослуживцевъ — ссылка въ неизвѣстное мѣсто, и, вообще, неизвѣстно, была ли это ссылка, или же полная расправа, державшаяся властью въ секретѣ. Объ о. Аполлоніи говорили, что онъ былъ начальникомъ Церковно-Приходскихъ школъ въ г. Петербургѣ, и будто бы законоучителемъ Наслѣдника Цесаревича. Имъ былъ изданъ учебникъ Закона Божія. Изъ всѣхъ извѣстныхъ по Краснодару проповѣдниковъ онъ выдѣлялся, какъ самый сильный, говорившій съ предѣльной убѣдительностью и блестящимъ краснорѣчіемъ. Послѣ ареста о. Аполлонія вскорѣ прекращенъ былъ пріемъ передачъ для него.



Священникъ о. Тихонъ Чубовъ, станицы Тимашевской, Кубанской области, сначала служилъ въ одномъ изъ селъ Ставропольской Епархіи, откуда былъ во время первой войны назначенъ полковымъ священникомъ въ одинъ изъ казачьихъ полковъ. Казаки сохранили своихъ офицеровъ и священника отъ расправы революціонныхъ бандъ и на Кубани расформировались. Однако, здѣсь онъ былъ вмѣстѣ съ другими арестованъ отрядомъ Сорокина и спасся отъ разстрѣла только тѣмъ, что начальникъ отряда и мѣстный комендантъ станицы Кавказской поссорились и комендантъ выпустилъ всѣхъ арестованныхъ. О. Тихонъ священствовалъ въ ст. Тимашевской сравнительно спокойно до осени 1933 г. Онъ никогда ни въ общественныя, ни тѣмъ болѣе въ политическія дѣла не вмѣшивался и всего сторонился. И все же эта его осторожность не спасла его. Единственная его вина — самое служеніе Богу и проповѣдь Божіей правды. Въ одинъ вечеръ явился къ нему посыльный изъ мѣстнаго станичнаго совѣта и вѣжливо попросилъ его пожаловать для дачи какой-то справки, завѣряя, что черезъ нѣсколько минутъ онъ вернется домой. Въ легкой ряскѣ онъ пошелъ въ совѣтъ и только черезъ два съ половиной года семья узнала, что онъ находится въ ссылкѣ на сѣверѣ. Оказывается, пріѣзжій изъ Екатеринодара чекистъ увезъ его и до полученія письма черезъ 2½ года семья не знала гдѣ онъ. Осужденъ онъ былъ сначала на пять лѣтъ, а затѣмъ добавили еще 2 или 3 года. Въ началѣ второй великой, войны въ 1940 г. о. Тихонъ вернулся къ семьѣ /с. 209/ и уже въ Воронежъ, и полутрупомъ. Черезъ два-три мѣсяца онъ скончался отъ тѣхъ мукъ, кои ему пришлось перенести за годы заключенія.

Священникъ о. Іоаннъ Пригоровскій. Въ великій четвергъ страстной седмицы 1918 г. въ станицу Незамаевскую прибыли съ отрядомъ Ген. Покровскій и полк. Науменко и были приняты въ домъ этого батюшки. Вечеромъ они стояли въ храмѣ на чтеніи евангелія, а въ концѣ богослуженія о. Іоаннъ выступилъ съ горячею проповѣдью противъ большевиковъ. На другой день отрядъ покинулъ станицу, а прибывшіе большевики въ пасхальную ночь, подъ святую заутреню, выкололи ему глаза, отрѣзали ему языкъ и уши, и за станціей, связавши, живого закопали его въ навозной ямѣ.

Протоіерей Михаилъ Лекторскій, станицы Ново-Титаровской, Кубанской обл. былъ взятъ большевиками въ качествѣ заложника вѣстѣ съ многими казаками во время десанта войскъ ген. Врангеля въ районѣ Приморско-Ахтарской и привезенъ въ станицу Брюховецкую въ особый отдѣлъ 9-й большевицкой арміи. Здѣсь полтора мѣсяца заключенные жили въ невѣроятныхъ условіяхъ, спали на соломѣ и были изъѣдены блохами и вшами, такъ что случайно увидѣвшіе о. Михаила, которому было 49 лѣтъ, нашли его скелетомъ, старикомъ, еле ходившимъ. Наконецъ, ихъ вызвали, раздѣли, оставивъ въ однихъ кальсонахъ. Казаки попросили — «батюшка, поисповѣдайте насъ», Батюшка исповѣдалъ и отпустилъ ихъ грѣхи, сказавъ; «а кровью вы пріобщитесь своею, и теперь простите меня, въ чемъ я повиненъ». Когда же онъ сталъ служить молебенъ, ихъ стали бить прикладами. Затѣмъ связали имъ руки и побросали въ арбы, и повезли на свалку, за станицу, гдѣ копали глину. Лежавшій сверху батюшки казакъ Мамонтовъ по дорогѣ съумѣлъ развязать себѣ руки и развязалъ ихъ о. Михаилу. «А теперь давай бѣжать» — шепнулъ казакъ. На это батюшка отвѣтилъ: «благословляю тебя бѣжать, а я уже не въ силахъ». Казакъ развязалъ руки нѣкоему Полякову и съ нимъ вмѣстѣ выпрыгнули изъ арбы. Поляковъ былъ тутъ-же застрѣлянъ, а Мамонтовъ бѣжалъ, пришелъ къ своимъ и разсказалъ о происшедшемъ, затѣмъ много боролся съ большевиками и погибъ отъ ихъ руки. Арбы же вернули назадъ и среди приговоренныхъ къ разстрѣлу нашли развязанными руки только у священника, котораго и подвергли страшнымъ истязаніямъ. 28 октября 1921 г. въ 10 ч. вечера всѣхъ заложниковъ застрѣлили въ сараѣ и среди горы труповъ выдѣлялся своимъ изуродованнымъ видомъ трупъ о. Михаила. Были люди которые видѣли эту картину.

Источникъ: Новые мученики Россійскіе. Второй томъ собранія матеріаловъ. Составилъ Протопресвитеръ М. Польскій. — Jordanville: Типографія преп. Іова Почаевскаго. Holy Trinity Monastery, 1957. — С. 203-209.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.