Церковный календарь
Новости


2018-11-12 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 35-я (1922)
2018-11-12 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 34-я (1922)
2018-11-12 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово (3-е) на Новый годъ (1883)
2018-11-12 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово (2-е) на Новый годъ (1883)
2018-11-12 / russportal
И. М. Андреевъ. "Ѳ. М. Достоевскій". (Особенности личн. и творчества) (1967)
2018-11-12 / russportal
З. А. Крахмальникова. Горькіе плоды сладкаго плѣна (1989)
2018-11-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 33-я (1922)
2018-11-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 32-я (1922)
2018-11-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 31-я (1922)
2018-11-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 30-я (1922)
2018-11-11 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово (1-е) на Новый годъ (1883)
2018-11-11 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово (3-е) на Рождество Христово (1883)
2018-11-11 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово (2-е) на Рождество Христово (1883)
2018-11-11 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово (1-е) на Рождество Христово (1883)
2018-11-11 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Къ исторіи церк. раздѣленій заграницей (1996)
2018-11-11 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). МП отшатнулась отъ Православія (1996)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - понедѣльникъ, 12 ноября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 9.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Протопресвит. Михаилъ Польскій († 1960 г.).

Протопресвитеръ Михаилъ Польскій († 1960 г.) родился 24 октября (6 ноября) 1891 г. въ станицѣ Новотроицкой Кубанской области въ семьѣ псаломщика. Окончилъ Ставропольскую духовную семинарію (1914) и по ея окончаніи работалъ противосектантскимъ миссіонеромъ. Священникъ (1920). Въ 1921 г. поступилъ въ Московскую духовную академію, которая вскорѣ была закрыта. Въ 1923 г. арестованъ и послѣ тюремнаго заключенія былъ сосланъ въ Соловецкій лагерь, а въ 1929 г. — на 3 года въ Зырянскій край. Въ 1930 г. бѣжалъ изъ ссылки и покинулъ Россію, перейдя россійско-персидскую границу. Сначала попалъ въ Палестину, потомъ (съ 1938 по 1948 гг.) былъ настоятелемъ прихода въ Лондонѣ въ юрисдикціи Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ). Въ 1948 г. переѣхалъ въ США. Служилъ въ каѳедральномъ соборѣ «Всѣхъ скорбящихъ Радосте» въ г. Санъ-Франциско (шт. Калифорнія, США) (съ 1952 г. — старшимъ каѳедральнымъ протоіереемъ указаннаго собора). Послѣ побѣды въ 1949 г. на т. н. «Лосъ-Анжелосскомъ процессѣ», гдѣ о. Михаилъ защитилъ каноническую правоту РПЦЗ какъ экспертъ-канонистъ, онъ былъ возведенъ въ санъ протопресвитера. Въ 1955 г. упомянутъ какъ каѳедральный протопресвитеръ, замѣститель предсѣдателя епархіальнаго совѣта Западно-Американской епархіи Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ). Ушелъ на покой въ 1959 г. Скончался 8 (21) мая 1960 г. въ Санъ-Франциско. Похороненъ на Сербскомъ кладбищѣ подъ Санъ-Франциско.

Сочиненія протопресвит. Михаила Польскаго

Протопр. Михаилъ Польскій († 1960 г.).
НОВЫЕ МУЧЕНИКИ РОССІЙСКІЕ.
Второй томъ собранія матеріаловъ. Jordanville, 1957.

Глава XXXIII.
Міряне.

Иванъ Ефимовичъ Татаринцевъ.

Членъ и юрисконсультъ Литовскаго Православнаго Епархіальнаго Совѣта. Въ двадцатыхъ годахъ онъ окончилъ юридическій факультетъ Ковенскаго университета и вступилъ въ сословіе присяжныхъ повѣренныхъ. Состоялъ Секретаремъ Союза гражданъ Литвы русской національности, а въ послѣдніе годы Предсѣдателемъ Русскаго Національнаго Объединенія въ Литвѣ. Почти съ 1920 г. состоялъ безсмѣннымъ членомъ Литовскаго Епархіальнаго Совѣта по выборамъ, исполняя обязанности секретаря, а въ послѣднее время — юрисконсульта. Отличался глубокой религіозностью, не пропускалъ ни одного воскреснаго или праздничнаго богослуженія.

15 іюня 1940 г. Литва была оккупирована большевиками. Не прошло и мѣсяца, какъ въ странѣ сталъ свирѣпствовать страшный терроръ. Уже 12 іюля по всей странѣ были произведены массовые аресты политическихъ и общественныхъ дѣятелей. Было много арестовъ среди русскихъ. Почти всѣ бывш. русскіе офицеры и эмигранты были арестованы. Во время этихъ арестовъ Иванъ Ефимовичъ еще уцѣлѣлъ, но слѣдующая волна захватила и его. Въ августѣ 1940 г. онъ былъ водворенъ въ одну изъ многочисленныхъ ковенскихъ тюремъ. Арестованныхъ держали на хлѣбѣ и водѣ. Во время допросовъ чекисты издѣвались надъ своими жертвами и часто избивали до потери сознанія. Иногда ставили людей къ стѣнѣ и дѣлали видъ, что ихъ разстрѣливаютъ: пули попадали справа или слѣва въ стѣну, наводя смертельный страхъ на допрашиваемыхъ. Случалось, допрашиваемымъ предлагали папиросу. Но папиросы были спеціальнаго назначенія: закурившій переставалъ быть самимъ собой, онъ начиналъ видѣть проходившихъ мимо него знакомыхъ, громко съ ними разговаривать или здороваться... День и ночь горѣлъ свѣтъ и люди не знали, что теперь, день или ночь. Арестованные исхудали и походили на движущіяся тѣни.

/с. 265/ Въ день объявленія нѣмцами войны большевикамъ, 22 іюня 1941 г., большевики въ первую очередь стали эвакуировать населеніе тюремъ. Однако, всѣхъ тюремъ эвакуировать не успѣли, т. к. литовцы, въ первый же день войны, подняли возстаніе и освободили Каунасъ, временную свою столицу, изъ рукъ большевиковъ, еще до прихода нѣмцевъ. Къ несчастью, тюрьма, въ которой находился И. Е. Татаринцевъ, была эвакуирована. Арестованныхъ, въ числѣ болѣе 800 человѣкъ, увезли на грузовикахъ въ сторону Минска. Въ раіонѣ гор. Борисова арестованныхъ уже пѣшкомъ погнали по Смоленской дорогѣ. Ихъ сопровождалъ сильный отрядъ чекистовъ и красноармейцевъ съ танками.

26 іюня, около мѣстечка Червень, арестованныхъ, въ числѣ которыхъ были русскіе, бѣлоруссы, литовцы и поляки, разставили въ 8 рядовъ и красноармейцы стали разстрѣливать ихъ изъ пулеметовъ перекрестнымъ огнемъ... Поднялся страшный крикъ. Люди падали, проклиная Сталина и коммунистовъ, другіе просили у находившихся тутъ же католическихъ священниковъ отпущенія грѣховъ, какъ на исповѣди. Когда всѣ попадали, чекисты стали зычнымъ голосомъ кричать, чтобы еще живые поднялись, ничего не опасаясь, т. к. Сталинъ даруетъ имъ жизнь. Раненые стали стягиваться въ сторону отъ мѣста экзекуціи. Имъ велѣли лечь на землю для оказанія медицинской помощи. Раненые улеглись, а большевики пустили на нихъ танки, разсчитывая всѣхъ ихъ передавить, чтобы никто не остался въ живыхъ. Нѣкоторые изъ раненыхъ бросились бѣжать въ сторону, ихъ догоняли и убивали... Наступила ночь. Воспользовавшись темнотой, литовскій священникъ Антоній Петрайтись, освободившись изъ кучи мертвыхъ тѣлъ, поползъ къ ближайшимъ кустамъ. Онъ видѣлъ, какъ ползли и другіе. Красноармейцы почувствовали, что среди труповъ еще находятся живые люди. Они съ электрическими фонарями ходили по трупамъ и штыками прикалывали подававшихъ признаки жизни. Священнику Петрайтису удалось доползти до кустовъ и забраться въ болото. Спасся и еще одинъ литовскій офицеръ. Они и повѣствовали объ этой кровавой расправѣ, въ которой былъ умученъ Иванъ Ефимовичъ Татаринцевъ, глубоковѣрующій и видный церковный дѣятель.

Одесская молодежь.

Митрополитъ Анатолій съ первыхъ же дней прибытія въ г. Одессу въ маѣ 1928 года началъ оказывать особую ласку и вниманіе религіозно настроенной молодежи. Это привязало къ /с. 266/ Владыкѣ сердца этихъ юношей въ возрастѣ отъ 18 до 22 лѣтъ исключительной лобовью.

Среди этой группы человѣкъ въ 8-10 былъ студентъ Института Востоковѣдѣнія — Михаилъ Уманскій 18 лѣтъ, внукъ протоіерея Вѣтвицкаго, настоятеля Одесскаго Каѳедральнаго Преображенскаго Собора. Съ отрочества не пропускалъ онъ богослуженій и по мѣрѣ силъ служилъ храму чтеніемъ и прислуживаніемъ въ св. алтарѣ. Заслужилъ онъ вниманіе Владыки своими выдающимися способностями. Онъ зналъ свыше 12 языковъ, и прекрасно изучилъ творенія Св. Отцовъ Церкви. Желаніе Митрополита было своихъ любимцевъ подготовить къ іерейскому сану. Но событія надвинулись трагически стихійно. Много любви и трудовъ отдавалъ Владыка, отрывая для этого минуты у своего краткаго отдыха.

Въ ночь съ 27-го на 28-ое іюля 1936 года Митрополитъ Анатолій былъ внезапно арестованъ и почти немедленно вывезенъ изъ Одессы. Скорбь молодыхъ людей доходила до отчаянія: они потеряли такъ много. Они, хотя собирались часто для бесѣды и молитвы, но уже не имѣли заботливаго и любящаго руководителя.

Въ началѣ 1938 года узнали, о мученической кончинѣ на далекомъ сѣверѣ Владыки.

Аресты участились, не было почти ни одной семьи уцѣлѣвшей отъ террора. Въ семьѣ М. Уманскаго сначала арестовали отца и дядю, а затѣмъ и мать. Всѣ трое были педагогами.

Наконецъ, въ ночь съ 3-го на 4-ое іюля былъ арестованъ и Михаилъ Уманскій, въ тѣ поры уже молодой человѣкъ 28 лѣтъ. Вскорѣ послѣ ареста Уманскаго были арестованы и другіе его пріятели человѣкъ 5-6, особые почитатели покойнаго Святителя. Всѣмъ было вмѣнено въ обвиненіе нахожденіе въ группѣ заговорщиковъ, возглавляемой Уманскимъ и Васильковымъ, всѣ были приговорены по одной и той же статьѣ (50,10) къ разстрѣлу. Но владычество Ежова окончилось, и началось нѣкоторое временное смягченіе въ политическомъ отношеніи. Имъ вмѣнялось уже лишь настойчиво вызывающее поведеніе, религіозная пропаганда и близость къ государственному преступнику покойному Митрополиту Анатолію.

Прокуроръ нашелъ смягчающія вину обстоятельства и всѣ судимые были освобождены.

Судъ надъ Михаиломъ Уманскимъ былъ обставленъ болѣе строго, но была тенденція освободить и его. Но когда прокуроръ заявилъ ему, что онъ долженъ подтвердить клятвенно, что не былъ настроенъ враждебно къ властямъ предержащимъ, Михаилъ отвѣтилъ сурово: — «Нѣтъ! Терроромъ мнѣ, конеч/с. 267/но, заниматься не позволяетъ моя религія, но гонителей нашей Святой Православной Церкви, убійцъ нашего Митрополита я считалъ и буду до послѣдняго издыханія считать моими врагами, примиреніе съ которыми невозможно».

Юношу-героя увезли изъ суда снова въ тюрьму. Онъ былъ присужденъ къ высылкѣ въ дальніе лагеря на 5 лѣтъ и пропалъ безслѣдно.

Юрій Мейендорфъ.

Баронъ Юрій Мейендорфъ со своимъ братомъ Львомъ вслѣдствіе тревожныхъ свѣдѣній стремились къ своимъ семействамъ изъ Умани пѣшкомъ, такъ какъ ни одинъ крестьянинъ не рисковалъ ѣхать на лошадяхъ везти ихъ. Придя къ дому, нашли банду коммунистовъ. Ихъ тутъ же предали жестокимъ мукамъ.

Вина ихъ состояла въ томъ, что при нихъ были найдены карты мѣстности, т. к. они совершали свой путь пѣшкомъ. Ихъ признали за шпіоновъ и мучительски расправились съ ними. По оголеннымъ спинамъ ихъ били бичами, и послѣ истязаній предали смерти.

Одинъ человѣкъ привезъ письма, написанныя карандашемъ. Этотъ человѣкъ попросилъ, чтобы ему сообщили ихъ содержаніе. Бабушка собрала всѣхъ своихъ внуковъ и прочла эти письма вслухъ. По щекѣ этого человѣка потекла крупная слеза и онъ сказалъ: «раньше мы были люди, а теперь стали звѣри» и вышелъ.

Впослѣдствіи коммунисты пришли забрать всѣхъ дѣтей, но мѣстные крестьяне взяли по одному ребенку и спрятали на нѣкоторое время у себя въ хатахъ.

Письмо Юрія Мейендорфа къ матери:

«Милая мама, родная моя — прости. Я хотѣлъ своимъ пріѣздомъ порадовать тебя, а вышло, что нанесъ тебѣ большое горе. Но что дѣлать? На то видно, воля Божія. Говорятъ, наше дѣло плохо и насъ могутъ разстрѣлять. Я не жалѣю своей жизни, видно такъ надо; возможно, что моя смерть дѣлу добра сдѣлаетъ больше, чѣмъ дальнѣйшая жизнь. Если меня не станетъ, прошу тебя не бросать моихъ дѣтей и взять ихъ подъ твое покровительство. Они навѣрное тебѣ не будутъ въ тягость, а станутъ твоимъ утѣшеніемъ. Прости мнѣ, если въ чемъ еще передъ тобой виноватъ. Прошу прощенія и у всѣхъ родныхъ и знакомыхъ. Христосъ съ Вами, да хранитъ Васъ Богъ. — Юрій».

/с. 268/ Письмо Юрія Мейенордфа къ дѣтямъ:

«Милыя мои родныя дѣтки. Возможно мы больше не увидимся съ вами на этомъ свѣтѣ. Простите меня мои родненькія: я хотѣлъ скорѣе доставить вамъ радость свиданія, а оказалось принесъ вѣчную разлуку. Но видно такъ Богу угодно. Не горюйте обо мнѣ, а терпѣливо перенесите свое горе и своею жизнью умножьте больше добра и правды на землѣ. Не мстите никому за мою смерть ни дѣломъ, ни даже помысломъ. Такъ попустилъ Господь. Молите только, чтобы Онъ простилъ мнѣ всѣ мои прегрѣшенія. Я не боюсь смерти и иду къ Господу дать отвѣтъ въ своей жизни съ теплой надеждой, что Онъ приметъ мою жизнь. Я прошу бабушку взять васъ подъ свое покровительство. Будьте ей хорошими, добрыми внуками, утѣшьте ее въ ея горѣ. Благословляю васъ. Да хранитъ васъ Господь и да направитъ вашу жизнь на все доброе. — Вашъ отецъ».

Эти новые мученики жили спокойной христіанской жизнью, никому не причиняя зла и не становясь никому поперекъ дороги. Ихъ любовь и заботы были сосредоточены на своихъ семьяхъ, но Богъ имъ судилъ принять мученческіе вѣнцы. Согрѣшали многіе другіе, а искупительной жертвой должны были быть люди, никакого прикосновенія къ народному мятежу не имѣвшіе. «Они упокоились отъ трудовъ своихъ, а дѣла ихъ идутъ вслѣдъ за ними» (Откр. 14, 13).

Бѣлгородскіе заложники-міряне.

При отступленіи отъ Бѣлой Арміи весной 1919 г., большевики взяли заложниками, кромѣ духовенства, также мірянъ изъ тѣхъ, кого они считали особенно «опасными».

Владиміръ Ивановичъ Никулинъ — торговецъ. Владѣлецъ бакалейно-гастрономическаго магазина въ г. Бѣлгородѣ. Много лѣтъ былъ церковнымъ старостой Кладбищенской церкви въ Бѣлгородѣ. Владиміръ Ивановичъ являлся человѣкомъ необыкновенной, истинно-христіанской души. Всегда онъ былъ ласковъ, привѣтливъ. Никто никогда не видѣлъ его во гнѣвѣ. Не стремился онъ къ обогащенію. Во время войны 1914-18 гг. передалъ принадлежавшій ему магазинъ своимъ служащимъ. Принялъ мученическую кончину вмѣстѣ со своимъ настоятелемъ о. Василіемъ Солодовниковымъ.

Маркъ Спиридоновъ, Василій Безгинъ, Гавріилъ Болдыревъ — Бѣлгородскіе жители (торговцы), люди религіозные, преданные церкви. Взяты заложниками въ томъ же 1919 году и замучены въ г. Курскѣ большевиками передъ сдачей города Бѣлой Арміи. Тѣла ихъ найдены были въ г. Курскѣ и погребены въ родномъ Бѣлгородѣ.

/с. 269/

Павелъ Николаевичъ Поповъ.

Сынъ священника с. Журавлевки, Курской губ. Послѣ смерти своего отца жилъ въ названномъ селѣ, имѣя землю, лѣсъ и хозяйство. Учился въ Харьковскомъ Университетѣ. Въ годы войны 1914-18 гг. работалъ въ Красномъ Крестѣ, оказывалъ мѣстнымъ крестьянамъ большую помощь, основаннымъ имъ сельско-хозяйственнымъ обществомъ Взаимной помощи. Былъ попечителемъ школы и также помогалъ медицинской помощію больнымъ крестьянамъ. Будучи религіознымъ человѣкомъ и знатокомъ и любителемъ церковьаго пѣнія при хорошемъ голосѣ,всегда принималъ участіе въ церковномъ пѣніи. Въ первые мѣсяцы революціи подвергся аресту и былъ увезенъ изъ села, но получилъ освобожденіе. Послѣ чего еще съ большимъ подъемомъ сталъ принимать участіе въ церковныхъ дѣлахъ въ своемъ селѣ, гдѣ былъ избранъ въ церковный совѣтъ.

Въ періодъ раскулачиванія и строительства колхозовъ былъ окончательно признанъ врагомъ сов. власти — активнымъ противникомъ ея.

Въ дѣйствительности же причиной ареста было: происхожденіе изъ духовной среды и стойкая приверженность церкви. Послѣ ареста былъ отправленъ въ одинъ изъ лагерей сѣвера, гдѣ и скончался въ условіяхъ непосильнаго труда, издѣвательствъ и физическаго истощенія.

Михаилъ Ивановичъ Чернобыль.

Былъ глубоко-религіознымъ, церковнымъ человѣкомъ. Это особенно ярко выразилось при возникновеніи большевицкой власти, въ которой онъ усматривалъ проявленіе антихристовыхъ началъ.

Въ семьѣ его любили изучать Священное Писаніе. Библія читалась отъ начала до конца, а ежедневно, также по порядку, Новый Завѣтъ. Исполнялись молитвы, положенныя для дома, а также церковныя, доступныя мірянамъ.

Самъ М. И., несмотря на тяжелыя работы, регулярно вставалъ на молитву въ полуночи, исполняя молитвенное правило со многими поклонами, иногда подвергаясь бѣсовскимъ страхованіямъ. Посты выполнялись строго по церковнымъ правиламъ и круглый годъ по средамъ и пятницамъ пища не принималась ранѣе вечера или 3-го часа по полудни, не взирая ни на какія тяжелыя работы. Церковныя богослуженія по праздникамъ посѣщались неопустительно. Обращеніе съ подчиненными было кроткое, простое и братское. Домъ всегда былъ открытъ для пріюта странныхъ, бѣдныхъ, монашествуюшихъ и т. п. Кромѣ /с. 270/ того оказывалась помощь въ домахъ престарѣлыхъ и сиротъ, а также отдѣльнымъ бѣднымъ и больнымъ.

Былъ завѣдующимъ Учебно-показательнымъ полемъ, при У. Семинаріи, при большевикахъ — государственнымъ питомникомъ, въ Херсонск. губ. Несмотря на усилившееся гоненіе на религію, занимая видное положеніе М. И. неуклонно велъ прежній образъ жизни: продолжалъ ходить въ церковь и принималъ дѣятельное участіе въ церковной жизни; причемъ и на службѣ, не взирая на распоряженія власти о введеніи шестидневки, сохранялись порядки согласно церковнаго календаря — въ воскресенія и праздники не производились никакія работы.

Подобнаго рода дѣятельность М. И. не могла укрыться отъ властей. Отъ него нѣсколько разъ требовали съ угрозами — измѣнить свое поведеніе, но въ силу образцоваго веденія ввѣреннаго ему дѣла терпѣли. Наконецъ, безъ малѣйшей политической или уголовной причины М. И. арестовали, причемъ въ ГПУ такъ и сказали — «хотя вы для насъ и незамѣнимы по работѣ, но въ силу вашего религіознаго поведенія мы вынуждены убрать васъ». Послѣ нѣсколькихъ мѣсяцевъ тюремнаго заключенія М. И. былъ сосланъ въ Сибирь на р. Ангару, въ сѣверо-восточномъ ея изгибѣ въ самое холодное мѣсто на островокъ Кежма, причемъ болѣе 1000 километровъ гнали пѣшкомъ при 60° мороза съ ночевками въ холодныхъ юртахъ. Еще дома онъ ежедневно молился: «Господи сподоби мя пострадать за Твое имя!» Но здѣсь страданія доходили до такой степени, что онъ просилъ у Бога смерти (изъ писемъ).

На о. Кежма въ трудныхъ условіяхъ, безъ какого бы то ни было снабженія, на собственномъ изждивеніи, подъ надзоромъ ГПУ М. И. прожилъ около 3-хъ лѣтъ. Среди мѣстнаго населенія онъ пріобрѣлъ любовь и уваженіе, такъ что иногда кое-кто навѣщалъ его, что-нибудь и приносилъ, а онъ что-то прочтетъ изъ Св. Писанія или что-либо церковное. Это было использовано ГПУ какъ предлогъ для ареста. И почти наканунѣ окончанія срока своей ссылки онъ былъ арестованъ. Въ процессѣ слѣдствія, кромѣ упоминаемыхъ бесѣдъ съ мѣстнымъ населеніемъ — изъ нихъ особенно характерно обвиненіе въ томъ, что онъ похвалилъ мальчика, съ матерью посѣтившаго его въ праздникъ и привѣтствовавшаго по христіански — М. И. обвиняли также въ томъ, чего онъ совершенно не слыхалъ и не зналъ. Какая-то совѣтская комиссія, проходя по улицѣ, обратила вниманіе на валявшуюся дощечку съ надписями изъ Библіи, повидимому дѣтьми занесенную на улицу. Эта дощечка оказалась въ ГПУ на допросѣ. И не взирая на рѣшительный отказъ М. И. отъ этого /с. 271/ дѣла ему поставили это въ преступленіе, обвинивъ въ агитаціи среди мѣстнаго населенія путемъ разбрасыванія подобнаго рода дощечекъ. Потомъ было выяснено, что надпись изъ библіи на дощечкѣ была сдѣлана евангелистомъ и попала на улицу случайно, однако М. И. получилъ жестокій приговоръ 10 лѣтъ Красноярскаго изолятора, куда и былъ конвоированъ. Здѣсь, находясь въ условіяхъ полной отстраненности отъ міра, онъ еще въ большей степени отдался молитвѣ. Не взирая на обстановку велъ себя достойно христіанскаго званія. Кромѣ обычныхъ молитвъ онъ становился и читалъ службы по часослову и все, что можно было дѣлать въ этихъ условіяхъ, не стыдясь окружающихъ. По свидѣтельству соузниковъ, пребываніе съ М. И. въ тюрьмѣ было для нихъ большимъ утѣшеніемъ — съ такимъ человѣкомъ, какъ говорилъ одинъ изъ таковыхъ, можно всю жизнь сидѣть. (Передаетъ самъ слыхавшій это свидѣтельство). Такое истинно христіанское поведеніе М. И. даже въ условіяхъ тюремныхъ привело въ бѣшенство ГПУ и М. И., отбывъ десятилѣтній срокъ въ изоляторѣ, получаетъ тамъ же еще 10 лѣтъ. Началась война съ нѣмцами и какія бы то ни было дальнѣйшія свѣдѣнія отсутствуютъ. Арестованъ въ 1928 году. При арестахъ, на допросахъ и во всѣхъ прещеніяхъ отличался безбоязненностью, хотя вообще въ обращеніи былъ очень кротокъ. Судьба его неизвѣстна.

Яковъ Романовичъ Коробка.

Въ селеніи Бельведеры Ново-Архангельскаго района Херсоно-Одесской епархіи проживалъ Яковъ Романовичъ Коробка. Сынъ бѣднаго крестьянина, онъ родился въ 1893 г., окончилъ трехклассную церковно-приходскую школу въ селѣ Скальевое. Съ дѣтства паломничалъ по монастырямъ, свободно читалъ, писалъ, хорошо былъ знакомъ со Священнымъ Писаніемъ, ревностно защищалъ Православіе. Отказавшись поступить въ колхозъ, онъ въ періодъ гоненія на церковь, у себя въ огородѣ подъ сараемъ выкопалъ пещеру глубиной въ пять метровъ, налѣво — 7 метровъ и направо — 3 метра. Сарай же наверху пещеры былъ шириной — 8 метровъ и длиной — 12 метровъ.

Арестованъ былъ Яковъ Романовичъ въ 1931 году, когда большевики узнали о тайной церкви, гдѣ регулярно совершались церковныя службы на протяженіи трехъ лѣтъ, съ 1927 года по день ареста Якова Романовича, въ періодъ, когда церкви были въ окружности закрыты. Онъ открыто исповѣдывалъ свою вѣру и заявилъ: «въ сатанинскій колхозъ не пойду /с. 272/ и васъ не боюсь, можете меня убивать, рѣзать, но духа не убьете». На судъ послѣ ареста шелъ съ поднятой головой и восхвалялъ Бога съ пѣніемъ: «слава въ вышнихъ Богу». Послѣ суда, при людяхъ, ни мало не дрогнувъ духомъ, запѣлъ то же. Онъ былъ сосланъ и участь его неизвѣстна.

Церковные дѣятели.

Михаилъ Александровичъ Новоселовъ былъ профессоромъ Московскаго Университета (классическ. филологіи). Въ молодыхъ годахъ былъ близокъ къ Л. Н. Толстому. Затѣмъ рѣзко разошелся съ Толстымъ и всю послѣдующую жизнь обличалъ его.

Послѣ разрыва съ Толстымъ очень сблизился съ о. Іоанномъ Кронштадтскимъ и былъ любимъ послѣднимъ.

М. А. извѣстенъ широко въ Россіи какъ издатель и редакторъ такъ называемой «Религіозно-нравственной Библіотеки» (небольшія книжки въ розовой обложкѣ религіозно-нравственнаго содержанія. Вышло около сотни такихъ книжекъ).

Жилъ М. А. въ СССР нелегально, скрываясь у своихъ многочисленныхъ друзей, главнымъ образомъ въ Москвѣ и Петербургѣ.

Послѣ «Деклараціи» митрополита Сергія въ 1927 г. онъ принялъ горячее участіе въ протестѣ противъ м. Сергія, давая совѣты и указанія многимъ епископамъ и священникамъ, которые его чтили.

Арестованный въ 1928 г., онъ, какъ и архіепископъ (Гдовскій) Димитрій Любимовъ, былъ посаженъ въ Ярославскій политическій изоляторъ, въ одиночку, на 10 лѣтъ.

Послѣ отбытія срока въ 1938 г. былъ отправленъ въ сылку въ Сибирь.

Ему разрѣшили посѣтить и попрощаться съ родственниками (въ Москвѣ), но въ присутствіи чекиста, его сопровождавшаго.

Подъ видомъ старой родственницы онъ посѣтилъ одну скромную научную работницу рабу Божію Марію, которая и сообщила многимъ знакомымъ и друзьямъ М. А-ча объ этомъ фактѣ. Я лично слышалъ это сообщеніе отъ нея.

Послѣ 1938 г. никакихъ свѣдѣній о М. А. Новоселовѣ не получено. Повидимому, будучи уже въ очень преклоннымъ возрастѣ, М. А. тамъ и скончался.

Николай Дмитріевичъ Кузнецовъ умеръ въ Алма-Ата, въ ссылкѣ въ 1929 году.

/с. 273/

Александрь Дмитріевичъ Самаринъ послѣ ссылки умеръ на свободѣ въ Костромѣ около 1936 г.



Николай Александровичъ Ребиндеръ (и съ нимъ его братъ Александръ, кн. Мансуровъ Николай Александровичъ, и гр. Кутайсовъ Константинъ Павловичъ) убитъ 22 марта 1918 г. въ его имѣніи, на границѣ Харьковской и Курской губ., въ Волчанскомъ уѣздѣ. Николай Алекс. найденъ послѣ разстрѣла съ рукой, сложенной для крестнаго знаменія. Будучи человѣкомъ весьма благочестивымъ, онъ имѣлъ ввиду принять санъ священника и говорилъ, что свой придворный шитый золотомъ мундиръ онъ передѣлаетъ для себя въ священническую ризу.

Георгій и Акилина. Зимой 1918 г. большевики дѣйствовали въ Донской области, какъ хотѣли, убивали неугодныхъ имъ казаковъ, кощунствуя въ церквахъ. На хуторѣ Ребричка, вблизи станицы Великокняжеской, жили юродивый Егоръ, какъ его звали, и припадочная дѣвушка Акилина. Оба они были преданными церкви вѣрующими. Каждое воскресеніе приходили въ церковь, въ Великокняжескую. Когда они увидѣли, однажды, что большевики заводятъ лошадь въ церковь, то горячо возмутились и стали протестовать. Большевики ихъ связали, кощунственно «повѣнчали» и отвели связанными въ тюрьму. Тамъ была камера съ разбитыми окнами. Ее набили снѣгомъ, и такъ связанными ихъ бросили въ нее. До двухъ часовъ ночи, стоя на колѣняхъ, мученики пѣли, что знали, — «Святый Боже», къ скорби и ужасу жителей станицы. А утромъ извлекли ихъ оттуда мертвыми. Замерзли.

Въ г. Каркаралинскѣ, Семипалатинской области, двѣ двадцатки [1] въ мѣстныхъ храмахъ были разстрѣляны.

Примѣчаніе:
[1] Группа въ 20 человѣкъ, имѣвшая оффиціальное «право» на открытіе церкви и содержаніе ея.

Источникъ: Новые мученики Россійскіе. Второй томъ собранія матеріаловъ. Составилъ Протопресвитеръ М. Польскій. — Jordanville: Типографія преп. Іова Почаевскаго. Holy Trinity Monastery, 1957. — С. 264-273.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.