Церковный календарь
Новости


2018-11-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ I-й, Ч. 2-я, Гл. 2-я (1922)
2018-11-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ I-й, Ч. 2-я, Гл. 1-я (1922)
2018-11-18 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 114-й (1899)
2018-11-18 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 113-й (1899)
2018-11-18 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Признаки Христовой Церкви (1976)
2018-11-18 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. О важности догмата о Церкви (1976)
2018-11-18 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 8-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-18 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 7-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-18 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Докладъ Архіерейскому Сѵноду РПЦЗ (1996)
2018-11-18 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Психіатрія и исповѣдь (1996)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 49-я (1922)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 48-я (1922)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 47-я (1922)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 46-я (1922)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 45-я (1922)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 44-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - понедѣльникъ, 19 ноября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Церковная письменность Русскаго Зарубежья

Протопресвит. Михаилъ Польскій († 1960 г.).

Протопресвитеръ Михаилъ Польскій († 1960 г.) родился 24 октября (6 ноября) 1891 г. въ станицѣ Новотроицкой Кубанской области въ семьѣ псаломщика. Окончилъ Ставропольскую духовную семинарію (1914) и по ея окончаніи работалъ противосектантскимъ миссіонеромъ. Священникъ (1920). Въ 1921 г. поступилъ въ Московскую духовную академію, которая вскорѣ была закрыта. Въ 1923 г. арестованъ и послѣ тюремнаго заключенія былъ сосланъ въ Соловецкій лагерь, а въ 1929 г. — на 3 года въ Зырянскій край. Въ 1930 г. бѣжалъ изъ ссылки и покинулъ Россію, перейдя россійско-персидскую границу. Сначала попалъ въ Палестину, потомъ (съ 1938 по 1948 гг.) былъ настоятелемъ прихода въ Лондонѣ въ юрисдикціи Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ). Въ 1948 г. переѣхалъ въ США. Служилъ въ каѳедральномъ соборѣ «Всѣхъ скорбящихъ Радосте» въ г. Санъ-Франциско (шт. Калифорнія, США) (съ 1952 г. — старшимъ каѳедральнымъ протоіереемъ указаннаго собора). Послѣ побѣды въ 1949 г. на т. н. «Лосъ-Анжелосскомъ процессѣ», гдѣ о. Михаилъ защитилъ каноническую правоту РПЦЗ какъ экспертъ-канонистъ, онъ былъ возведенъ въ санъ протопресвитера. Въ 1955 г. упомянутъ какъ каѳедральный протопресвитеръ, замѣститель предсѣдателя епархіальнаго совѣта Западно-Американской епархіи Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ). Ушелъ на покой въ 1959 г. Скончался 8 (21) мая 1960 г. въ Санъ-Франциско. Похороненъ на Сербскомъ кладбищѣ подъ Санъ-Франциско.

Сочиненія протопресвит. Михаила Польскаго

Протопр. Михаилъ Польскій († 1960 г.).
КАНОНИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНІЕ ВЫСШЕЙ ЦЕРКОВНОЙ ВЛАСТИ ВЪ СССР И ЗАГРАНИЦЕЙ.

ІІ. НЕКАНОНИЧЕСКІЙ ПЕРІОДЪ.
5. Принятіе условій легализаціи.

Митрополитъ Сергій, замѣститель находящагося въ заключеніи м. Петра, въ свою очередь былъ арестованъ 30 ноября / 13 дек. 1926 г. «Проэктъ обращенія» м. Сергія къ совѣтской власти не былъ принятъ агентомъ власти, и этотъ въ свою очередь продолжалъ настаивать на принятіи извѣстныхъ четырехъ условій, предложенныхъ годъ тому назадъ м. Петру. Для большей убѣдительности этихъ условій ГПУ настолько усилило репрессіи противъ епископата, что въ рѣдкой епархіи оставались еще епископы. Аресты и ссылки епископовъ достигли къ этому моменту своего кульминаціоннаго пункта. Послѣ безплодности своихъ попытокъ подмѣнить твердую церковную власть своими ставленниками и спровоцировать анархію въ Церкви, большевики, давя терроромъ, продолжали переговоры о легализаціи съ законной церковной властью. Обновленчество нанесло вредъ Церкви, но при отсутствіи всякаго авторитета у себя и заграницей и при наличіи законнаго церковнаго управленія, оно не могло сдѣлать всѣхъ тѣхъ услугъ власти, которыя нужны были для ея разрушительныхъ цѣлей. Ей оставалось овладѣть волей, склонить на свои условія только канони/с. 35/ческое возглавленіе Церкви, за которымъ стоялъ епископатъ, духовенство и вся масса народа. Наступилъ критическій періодъ борьбы совѣтской власти и Церкви, одинаково важный для обѣихъ сторонъ по своимъ послѣдствіямъ.

Послѣ короткихъ переговоровъ съ архіеп. Серафимомъ Углицкимъ «жертвой спеціальной обработки отъ недруговъ Православной Церкви, когда епископа изолируютъ отъ другихъ», сдѣлался снова м. Сергій.

17/30 марта 1927 г., послѣ трехъ съ половиною мѣсяцевъ заключенія, онъ былъ освобожденъ изъ тюрьмы.

Самый фактъ освобожденія въ тотъ моментъ, когда репрессіи противъ Церкви, по всей Россіи все возрастали, сразу же возбудилъ рядъ опасеній и тревогъ. Въ то время когда въ тюрьмы бросали послѣднихъ епископовъ, и аресты и ссылки рядового духовенства продолжались, м. Сергій получилъ право свободно жить въ Москвѣ, каковымъ правомъ онъ не пользовался даже до ареста, и жилъ, будучи замѣстителемъ первоіерарха, въ Нижнемъ Новгородѣ. Для большинства церковныхъ людей стало несомнѣнно, что м. Серій договорился съ ГПУ, между ними состоялось какое-то соглашеніе, которое дало ему и его близкимъ совершенно исключительное положеніе. (Вос. Чт. № 35, 1930).

Наконецъ, въ атмосферѣ все растущаго недовѣрія отъ 16/29 іюля 1927 г. вышла знаменитая декларація м. Серія, какъ новая программа дальнѣйшей жизни Церкви и дѣйствій московской патріархіи.

Поворотный моментъ.

На сколько этотъ моментъ церковной жизни былъ рѣзкимъ поворотнымъ рубежомъ, отдѣляющимъ одну эпоху отъ другой, обратимся въ двумъ-тремъ яркимъ свидѣтельствамъ — письмамъ на имя м. Сергія.

«Дорогой Владыка, — пишетъ еп. Викторъ Ижевскій (два письма окт.-дек. 1927), — вѣдь вы не такъ давно были доблестнымъ нашимъ кормчимъ, и для всѣхъ вожделѣннымъ нашимъ первопастыремъ, и одно воспоминаніе святѣйшаго имени вашего вливало въ сердца наши бодрость и радость. И вдругъ такая печальная для насъ перемѣна... Души наши изнемогаютъ отъ созерцанія того, что теперь происходитъ кругомъ въ Церкви. Тамъ далеко, задумалъ отложиться Ташкентъ, тутъ бурлитъ и возмущается Ленинградъ, здѣсь стенаетъ и вопіетъ къ небу Вотландія и опять бунтуетъ Ижевскъ, а тамъ, въ скорби и недоумѣніи приникли къ землѣ Вятка, Пермь и пр. пр. города... Таковое разрушеніе Церкви Божіей есть вполнѣ естественное и неизбѣжное слѣдствіе того пути, на который поставило Васъ Ваше воззваніе 16 іюля».

/с. 36/ «Обращеніе петроградскаго духовенства къ м. Сергію гласитъ:

«Вспомните, что вы приняли, когда становились блюстителемъ русскаго патріаршаго престола... Вы обѣщали бережно охранить то, единственно правильное положеніе, въ которое Господь поставилъ Русскую Церковь въ отношеніи къ нынѣшнимъ правителямъ Россіи. Это положеніе трудное, ибо общее имя ему — безправіе, но Церковь Вселенская уже знала его нѣкогда въ цѣломъ, въ отдѣльныхъ областяхъ своихъ знала всегда, а русская за десять лѣтъ своего существованія въ сосѣдствѣ совѣтской власти, также не видала и не искала возможности иныхъ отношеній. Православные люди понимали, что власть поставившая какъ одну изъ своихъ цѣлей распространеніе невѣрія, не можетъ не только покровительствовать Церкви, но даже и охранить внѣшній ея строй въ границахъ своихъ владѣній. Мы не надѣялись имѣть болѣе тѣсныхъ правовыхъ отношеній къ невѣрующей власти и не искали ихъ. Такъ продолжалось въ теченіе десяти лѣтъ, такъ должно было оставаться и въ будущемъ. Вы захотѣли какъ бы помочь Церкви и исходатайствовали для нея нѣкоторыя права. Но какой цѣной вы этого добились. Тою, которая для многихъ православныхъ людей станетъ и уже становится цѣной крови».

Послѣдній возглавитель Церкви въ каноническій періодъ ея управленія, архіеп. Серафимъ Углицкій писалъ м. Сергію (24 янв. / 8 февр. 1928):

«Вы такъ мудро и твердо держали знамя православія въ первый періодъ своего замѣстительства, теперь свернули съ прямого пути и пошли по дорогѣ компромиссовъ, противныхъ Истинѣ... что же случилось... неужели это роковое безповоротно... Неужели вы не найдете мужества сознаться въ своемъ заблужденіи, въ своей роковой ошибкѣ — изданіи вашей деклараціи 16/29 іюня 1927 г.».

Значеніе Деклараціи.

Во-первыхъ, она принимаетъ всѣ условія легализаціи, которыя Церковью, самимъ м. Сергіемъ и всѣмъ епископатомъ были передъ этимъ отвергнуты. Выступленіе м. Сергія теперь явилось его единоличнымъ шагомъ. Первый епископъ былъ въ началѣ въ согласіи со всѣмъ епископатомъ, но потомъ сталъ дѣйствовать «безъ разсужденія всѣхъ», «превысилъ» свою власть и нарушилъ «единомысліе» (Ап. 34). Такимъ образомъ, въ Россійской Церкви произошло событіе существеннаго значенія, и въ жизни Московской Патріархіи твердо опредѣлились два исторически раздѣленныхъ періода: церковно-законный, каноническій, и противозаконный, неканоническій.

Во-вторыхъ, декларація, а затѣмъ антиканоническія дѣйствія по ней, явились причиной образованія новаго раскола, который /с. 37/ возникъ въ широкомъ масштабѣ въ началѣ и, будучи внѣшне раздавленъ терроромъ или административнымъ содѣйствіемъ совѣтской власти м. Сергію, не изжитъ въ Церкви внутренно и глубоко до нынѣшняго дня. Раскольникъ, конечно, тотъ, кто откололся отъ единства съ Церковью.

Въ-третьихъ, на этой принципіальной, идейной основѣ деклараціи 1927 года Московская Патріархія стоитъ и поддерживается совѣтской властью до сего времени. Совѣтскій чиновникъ при патріархіи  Г. Карповъ подчеркиваетъ ея непреходящее значеніе, какъ устанавливающей нынѣшнія отношенія Церкви къ совѣтской власти (ЖМП, 12, 1944).

Декларація митр. Сергія.

«Едва ли нужно объяснять значеніе и всѣ послѣдствія перемѣны, совершающейся, такимъ образомъ, въ положеніи нашей Православной Церкви, ея духовенства, всѣхъ церковныхъ дѣятелей и учрежденій...» — говоритъ м. Сергій въ этой деклараціи, сообщая, что въ маѣ текущаго года «съ разрѣшенія властей организовался временный при замѣстителѣ патріаршій Священный Сѵнодъ». «Теперь наша Православная Церковь въ Союзѣ имѣетъ не только каноническое, но и по гражданскимъ законамъ вполнѣ легальное центральное управленіе; а мы надѣемся, что легализація постепенно распространится и на низшее наше церковное управленіе: епархіальное, уѣздное и т. д.». «Мѣшать намъ можетъ лишь то, что мѣшало и въ первые годы совѣтской власти устроенію церковной жизни на началахъ лойяльности. Это — люди, которымъ кажется, что «нельзя порвать съ прежнимъ режимомъ и даже съ монархіей, не порывая съ православіемъ; такое настроеніе извѣстныхъ церковныхъ круговъ, навлекавшее подозрѣніе совѣтской власти, тормозило и усилія святѣйшаго Патріарха установить мирныя отношенія Церкви съ совѣтскимъ правительствомъ; имъ придется или переломить себя и работать съ нами только во имя вѣры, или, по крайней мѣрѣ, не мѣшать намъ, устранившись временно отъ дѣлъ».

«Мы потребовали отъ заграничнаго духовенства дать письменное обязательство въ полной лойяльности къ совѣтскому правительству во всей своей общественной дѣятельности. Не пора ли и имъ пересмотрѣть вопросъ о своихъ отношеніяхъ къ совѣтской власти, чтобы не порывать со своей родной церковью и родиной».

Имѣя задачу «поставить нашу православную русскую Церковь въ правильныя отношенія къ совѣтскому правительству и тѣмъ дать Церкви возможность вполнѣ законнаго и мирнаго существова/с. 38/нія», м. Сергій заявляетъ, что «наша патріархія рѣшительно и безповоротно становится на путь лойяльности», радости и успѣхи совѣтскаго союза суть «наши радости и успѣхи, а неудачи — наши неудачи».

Наконецъ, сознавая значительность и отвѣтственность своего выступленія, м. Сергій объявляетъ своей задачей созывъ второго помѣстнаго собора, который изберетъ центральное управленіе, а также вынесетъ рѣшеніе о всѣхъ похитителяхъ власти церковной, раздирающихъ хитонъ Христовъ и въ то же время дастъ «окончательное одобреніе и предпринятому нами дѣлу установленія правильныхъ отношеній нашей Церкви къ совѣтскому правительству».

Объявляется радость, благодарственныя молитвы ко Господу, всенародная благодарность совѣтскому правительству за вниманіе къ духовнымъ нуждамъ православнаго населенія и завѣренія въ вѣрности ему.

Послѣ чтенія этой деклараціи кажется, что дѣйствительно произошло большое событіе въ жизни Церкви и съ этого момента прекращается гоненіе на нее, и она дѣлается свободно дѣйствующимъ учрежденіемъ въ государствѣ. Но неужели послѣднее вдругъ мѣняетъ свое отношеніе къ ней только потому, что м. Серій выпускаетъ такую декларацію? Произошло важное событіе, но не такое. Почти никто не раздѣлилъ объявленной радости и не повѣрилъ въ успѣхъ предпріятія м. Сергія. Вѣрилъ ли онъ самъ? Надо полагать, что надѣялся, можетъ быть, получить столько же, сколько получили обновленцы.

Большевицкій обманъ.

Декларація м. Сергія была крупнымъ авансомъ завѣдомому мошеннику и шантажисту, испытанному въ аферахъ, и притомъ безъ всякой расписки, маленькаго залога, на вѣру одному его слову. И, конечно, обманъ былъ полный. Поймавши «каноническую» церковную власть въ свои сѣти, большевики не дали ей ни капли того, что дали прежде обновленцамъ, но продолжали гоненія, систематически и неослабно ихъ усиливая еще двѣнадцать лѣтъ (съ 1927 по 1940), доведя Церковь до полнаго изнеможенія, когда она совершенно перестала быть опасной для совѣтскаго идеологическаго строя.

Единственнымъ препятствіемъ для большевиковъ въ дѣлѣ гоненій на Церковь было исповѣдничество всякой правды церковной властью, которое одушевляло своихъ вѣрующихъ и свидѣтельствовало истину передъ остальнымъ міромъ. Сломивъ именно это ея духовное сопротивленіе, большевики развязали себѣ руки. Склонивъ на свою сторону, низложивъ морально единственно авторитетную церковную /с. 39/ власть, большевики торжествовали свою побѣду и теперь безпощадно мстили за долгое упорное сопротивленіе, за былое исповѣдничество, и презирали, глумились, издѣвались, ненавидѣли, какъ можетъ ненавидѣть большевикъ со всею фанатической, классовой и антирелигіозной ненавистью. Легализировалось только одно высшее центральное церковное управленіе. Епископы на мѣстахъ, даже принявшіе позицію м. Сергія, не получили и малѣйшей гарантіи личнаго существованія и потеряли всякую связь съ центромъ. Децентрализація, предположенная высшимъ церковнымъ управленіемъ въ 1920 г. прошла въ жизнь фактически, но при существованіи новаго церковнаго управленія, которое навсегда оказалось дискредитированнымъ въ глазахъ широкихъ массъ вѣрующаго народа. Оно согласилось оффиціально возглавлять уничтожаемую церковь не только безъ протеста, но, во-первыхъ, поощряя и оправдывая гоненія, подтвердивъ политическія обвиненія большевиковъ на церковныхъ людей, во-вторыхъ, прямо участвуя въ нихъ, въ расправѣ съ тою частью епископата, которая не согласилась съ деклараціей митр. Сергія.

Расправа съ епископатомъ.

Первые мѣсяцы существованія легализированнаго церковнаго управленія протекали подъ знакомъ колоссальныхъ перемѣщеній личнаго состава іерархіи. Это была «проба пера»: подчиняющіеся принимаютъ новый курсъ, соглашаются съ деклараціей, легализируются вмѣстѣ съ его управленіемъ. Ссыльные епископы въ большинствѣ увольняются на покой, ихъ каѳедры замѣщаются новыми лицами, возвращающіеся изъ ссылокъ за отбытіемъ срока или вообще малонадежные для совѣтской власти назначаются на каѳедры въ далекія окраины. На центральныя каѳедры назначаются новые люди, во всеуслышаніе выразившее готовность слѣдовать принципамъ деклараціи м. Сергія.

Эти массовыя перемѣщенія епископовъ, увольненіе самыхъ лучшихъ и стойкихъ, назначеніе новыхъ, испытанныхъ въ своей нетвердости, запрещенія въ священнослуженіи поставили Церковь передъ фактомъ существованія новой іерархіи, недостойной своего положенія (Вос. Чт., 1930).

Въ связи съ отказомъ подчиниться м. Сергію запрещены имъ въ священнослуженіи многіе дополнительно репрессированы большевиками — м. Кириллъ Казанскій, м. Іосифъ Ленинградскій, арх. Серафимъ Углицкій, арх. Варлаамъ Псковскій; епископы — Викторъ Вотскій, Димитрій Гдовскій, Сергій Нарвскій, Іерофей Никольскій, Евгеній Ростовскій, Алексѣй Козловскій и др. Въ связи съ этимъ же /с. 40/ убиты епископы: Іерофей (Аѳоникъ) и Филиппъ (Гумилевскій). Репрессированы множество изъ духовенства и видныхъ мірянъ: М. А. Новоселовъ, о. В. Свенцицкій, о. Ѳ. Андреевъ, о. А. Сидоровъ и мн. др.

Группы епископовъ, духовенства и мірянъ изъ разныхъ епархій пробовали обращаться къ м. Сергію съ просьбами, мольбами, убѣжденіями, но когда стало очевиднымъ, что онъ не обращаетъ никакого вниманія и продолжаетъ укрѣплять свои позиціи — замолчали. Большинство епископовъ старались отойти въ сторону, устраняясь отъ сотрудничества съ м. Сергіемъ, уходя на покой и отказываясь отъ назначеній. Вся масса ссыльныхъ стала на эту точку зрѣнія бойкота и пассивнаго сопротивленія. Открыто и послѣдовательно объявившихъ м. Сергія предателемъ и порвавшихъ съ нимъ всякое общеніе сначала было немного, но постепенно ихъ число возрастало. Объявленные митр. Сергіемъ контр-революціонерами, они были арестованы. Сначала изъ 17 таковыхъ былъ на свободѣ одинъ, а потомъ ни одного. Часть епископовъ, лично связанныхъ съ нимъ, получившихъ каѳедры, повышенія, епископство, кровно заинтересованныхъ, составили ядро, активно поддерживающихъ его, но это все съ низкимъ удѣльнымъ вѣсомъ, съ опороченнымъ прошлымъ. Однако, легализація не оправдалась и рѣдкіе изъ нихъ сохранились (Вос. Чт., 1930).

За это чисто церковное преслѣдованіе и углубленіе тяжести безбожнаго гоненія на Церковь Богъ покаралъ м. Серія позорнымъ и беззаконнымъ избраніемъ въ 1943 г. въ патріарха. Это совершило съ нарушеніемъ церковныхъ правилъ и съ пренебреженіемъ постановленія послѣдняго Собора 1917 г. келейное собраніе 18 епископовъ, жалкаго остатка его сторонниковъ. Это все, что могла въ этотъ моментъ представить огромная Россійская Церковь, по меньшей мѣрѣ, изъ 100 еще живыхъ и лишенныхъ своихъ каѳедръ епископовъ.

Въ данный моментъ въ совѣтской Россіи существуетъ новый и третій составъ епископата въ отличіе отъ второго, который былъ подобранъ съ 1927 г., изъ принявшихъ такъ или иначе декларацію и легализацію и побывавшаго на свободѣ, и отъ перваго, который не принялъ легализаціи.

Первый составъ епископата, который пошелъ на разрывъ или ограничился протестомъ или вообще не былъ выпущенъ изъ тюремъ, частью вымеръ, какъ еп. Дамаскинъ Глуховскій и др., частью разстрѣлянъ, какъ Іосифъ Ленинградскій, Димитрій Гдовскій, Филиппъ (Гумилевскій) и др., частью пребываетъ въ лагеряхъ и ссылкахъ до нынѣшняго дня. Изъ послѣднихъ одни — сверстники патр. Алексія и его ближайшихъ сотрудниковъ митрополитовъ Григорія Ленинградскаго и Николая Крутицкаго, а также тѣхъ стариковъ священниковъ, которые сдѣланы сейчасъ епископами, другіе моложе.

/с. 41/ Второй составъ принявшихъ позицію м. Сергія и имѣвшихъ каѳедры, истребленъ въ порядкѣ общаго гоненія, не взирая на ихъ лойяльность къ главѣ Церкви. Одинъ, какъ м. Анатолій Одесскій (Грисюкъ) умерли въ тюрьмахъ и ссылкахъ, другіе, какъ. м. Серафимъ (Мещеряковъ), арх. Ювеналій (Масловскій), арх. Питиримъ (Крыловъ) и др. разстрѣляны, третьи, очень молодые епископы, какъ Іоаннъ (Широковъ), Серафимъ (Александровъ) Бакинскій, Рафаилъ и др. до сего времени въ тюрьмахъ и ссылкахъ. Среди заключенныхъ въ самое послѣднее время, въ дни «свободы» — еп. Дамаскинъ (Малица), Каменецъ-Подольскій, рукоп. 1940 г. еп. Веніаминъ (Новицкій) съ Волыни, рукоп. 1940 г., Симонъ (Ивановскій), Черниговскій, рукоп. 1924 г.

О положеніи въ 1945 г. есть свидѣтельство невозвращенца лейтенанта НКВД (Соц. В. 20 авг. 1946): «Въ Молотовѣ (Пермь) на распредѣлительномъ пунктѣ было много священниковъ; оказалось, что всѣ они собраны изъ лагерей и получаютъ свободу; среди нихъ былъ одинъ архіерей; въ тѣхъ лагеряхъ было еще девять архіереевъ, но они отказались подписать какую-то бумагу и остались въ лагеряхъ». Такимъ образомъ есть въ данный моментъ предпочетшіе умереть въ узахъ, но не принять свободу на условіяхъ сотрудничества съ современной московской патріархіей. И таковыхъ, какъ видимъ, не мало: изъ десяти свободу получить захотѣлъ только одинъ. Среди новаго епископата, изъ бывшихъ «на покоѣ» (такъ патріархъ называетъ заключенныхъ), мы находимъ изъ перваго состава твердыхъ и непримиримыхъ только еп. Мануила Лемишевскаго. Должно быть и такое паденіе.

Наконецъ третій современный составъ уже легальнаго епископата созданъ почти въ два года (1943-1944), въ большинствѣ изъ стариковъ вдовыхъ священниковъ со старымъ семинарскимъ образованіемъ, разысканныхъ по угламъ Россіи. Добавивъ ихъ къ тому, что оставалось изъ прежнихъ сторонниковъ патріархіи, число правящихъ епископовъ въ Россіи достигло сейчасъ 66. Не обо всѣхъ изъ нихъ мы имѣемъ данныя, но что имѣемъ показываетъ когда этотъ составъ возникъ. Онъ существуетъ параллельно съ епископатомъ, лишеннымъ своихъ каѳедръ.

Вотъ легальный епископатъ Русской Церкви къ 1947 г. Въ скобкахъ указаны годъ епископства, фамилія и годъ рожденія.

Легальный Епископатъ.

Патріархъ Алексій (1915, Симанскій, 1877).

Николай, митрополитъ Крутицкій (1922, Ярушевичъ, 1891).

Григорій, митроп. Ленинградскій и Новгородскій (1942, протоіерей Чуковъ, 1870).

/с. 42/

Іоаннъ, митроп. Кіевскій и Галицкій (1928, свящ. Соколовъ, 1877).

Лука, архіеп. Крымскій и Симферопольскій (1923, др. мд. Войно-Ясенецкій, 1877).

Никонъ, еп. Донецкій и Ворошиловград. (1944, свящ. Петинъ, 1902).

Сергій, еп. Херсонскій и Одес. (1944, б. обн. монахъ Ларинъ, 1908).

Серафимъ, еп. Ростовскій и Таганрог. (1946, прот. Шараповъ, 1878).

Панкратій, еп. Каменецподольскій и Проскуровскій (1946, архм. Кашпарукъ, 1890).

Елевферій, архіеп. Пражскій и Чешскій, экзархъ Чехословакіи (Воронцовъ).

Антоній, еп. Станиславскій и Коломыйскій (1946, б. уніат. іером. Пельвецкій, 1898).

Стефанъ, архіеп. Харьковскій и Богодуховскій (Проценко).

Максимъ, еп. Измаильскій и Болградскій (1944, свящ. Багинскій, 1897).

Макарій, еп. Можайскій, вик. Московскій (1944, прот. Даевъ, 1890).

Макарій, архіеп. Львовскій и Тернопольскій (1945, прот. Оксіюкъ, 1884).

Несторъ, еп. Ужгородскій и Мукачев. (1945, архм. Сидорукъ, 1904).

Варлаамъ, еп. Волынскій и Ровенскій (1945, прот. Борисевичъ, 1899).

Михаилъ, еп. Самборскій и Драгобычскій (1946, б. уніат. іером. Мельникъ, 1903).

Фотій, архіеп. Орловскій и Брянскій (1926, Топиро, 1884).

Антоній, архіеп. Тульскій и Белевскій (Марценко).

Іоасафъ, еп. Тамбовскій и Мичурин. (1944, архм. Журавлевъ, 1877).

Мануилъ, архіеп. Чкаловскій и Бузулукскій (1923, Лемешевскій).

Корнилій, архіеп. Виленскій и Литовскій.

Паисій, еп. Черниговскій и Нѣжинскій (1944, прот. Образцовъ).

Варсонофій, еп. Гродненскій и Лидскій (1946, прот. Гриневичъ, 1875).

Іоаннъ, архіеп. Молотовскій и Соликамскій (Лавриненко).

Даніилъ, архіеп. Пинскій и Лунинецкій (Юзвюкъ).

Венедиктъ, еп. Владивостокскій и Хабаров. (1946, игум. Пляскинъ).

Товія, еп. Свердловскій и Челябинскій (1944, прот. Остроумовъ, 1884).

Софроній, еп. Ульяновскій и Мелекесскій (1946, іером. Иванцовъ, 1880).

/с. 43/

Виталій, архіеп. Дмитровскій (б. обн. Введенскій).

Гермогенъ, еп. Казанскій и Татарскій (1946, архим. Кожинъ, 1880).

Антоній, еп. Костромской и Галичскій (1944, прот. Котевичъ, 1891).

Иларій, еп. Чебоксарскій и Чувашскій (прот. Ильинъ).

Николай, еп. Ижевскій и Удмуртскій (1944, прот. Чуфаровскій, 1884).

Зиновій, еп. Горьковскій и Арзамасскій (Красовскій).

Михаилъ, еп. Ивановскій и Шуйскій (Постниковъ).

Онисифоръ, еп. Калужскій и Боровскій (1945, прот. Пономаревъ, 1881).

Іосифъ, еп. Воронежскій и Острогорскій (1945, прот. Орѣховъ, 1871).

Филиппъ, архіеп. Астраханскій и Сталинградскій.

Николай архіеп. Алма-Атинскій и Казахстанскій (Могилевскій).

Илларіонъ, еп. Сумскій и Ахтырскій (1945, прот. Прохоровъ).

Питиримъ, архіеп. Минскій и Бѣлорусскій (Свиридовъ).

Алексій, архіеп. Куйбышевскій и Сызранскій (Палицынъ).

Флавіанъ, еп. Краснодарскій и Кубанскій (1944, б. обн. прот. Ивановъ, 1889).

Кириллъ, еп. Пензенскій и Саранскій (1944, прот. Поспѣловъ).

Борисъ, еп. Саратовскій и Вольскій (1944, архим. Викъ, 1906).

Арсеній, еп. Калининскій и Кашинскій (1945, свящ. Крыловъ, 1879).

Ѳеодосій, еп. Черновицкій и Буковинскій (1945, прот. Корневицкій, 1895).

Михаилъ, еп. Кировоградскій и Чигиринскій (1945, прот. Рубинскій, 1872).

Антоній, архіеп. Ставропольскій и Бакинскій (Романовскій).

Варѳоломей, архіеп. Новосибирскій и Барнаульскій.

Іовъ, еп. Лысовскій (Кресовичъ).

Гурій, еп. Ташкенскій и Средне-Азіатскій (1946, архим. Егоровъ, 1891).

Алексій, архіеп. Омскій и Тарскій.

Алексій, архіеп. Курскій и Бѣлгородскій.

Димитрій, архіеп. Ярославскій и Ростовскій.

Андрей, архіеп. Днѣпропетровскій и Запорожскій.

Іоаннъ, архіеп. Уфимскій и Башкирскій (Братолюбовъ).

Веніаминъ, архіеп. Кировскій и Слободской.

/с. 44/

Іеронимъ, еп. Рязанскій и Касимовскій (1944, іером. Захаровъ, 1897).

Іустинъ, еп. Вологодскій и Череповецкій (1944, прот. Мальцевъ, 1883).

Сергій, еп. Смоленскій и Дорогобужскій (1944, прот. Смирновъ, 1893).

Онисимъ, еп. Владимірскій и Суздальскій (1944, свящ. Фестинатовъ, 1890).

Леонтій, еп. Архангельскій и Холмогорскій (1944, прот. Смирновъ, 1876).

Венедиктъ, еп. Кишеневскій и Молдавскій (1947, прот. Поляковъ, 1884).

Послѣ изданія деклараціи опредѣленнаго содержанія, по условіямъ легализаціи слѣдуетъ исключить изъ числа управляющихъ неугодныхъ власти епископовъ, то есть устраненіе ихъ отъ церковной жизни. Теперь мы имѣемъ этихъ угодныхъ совѣтской власти епископовъ. Чѣмъ и какъ они угодили ей, мы не знаемъ. Это покажетъ слѣдствіе и судъ будущаго. Какъ выполнены другія условія легализаціи: достиженія московской патріархіи въ заграничной части русской Церкви и ея контактъ съ властью, — увидимъ на своемъ мѣстѣ.

Источникъ: Протоіерей М. Польскій. Каноническое положеніе Высшей церковной власти въ СССР и заграницей. — Jordanville: Типографія пр. Іова Почаевскаго въ Св.-Троицкомъ монастырѣ, 1948. — С. 34-44.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.